[3.11.2018] British Invasion

Ответить
Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#1

Сообщение Lucifer » 04 авг 2019, 19:29

ВРЕМЯ И ДАТА:
ранний вечер
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Франция, Париж, отель
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Lucifer, Lilith


СИНОПСИС:
Громкое прослушивание британской музыки в одном из отелей в самом шикарном районе Парижа можно само по себе считать таким изящным культурным терроризмом, не говоря о прочем асоциальном поведении. Но поди запрети дьяволу ужраться и играть на воображаемой гитаре, даже если он человек.

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#2

Сообщение Lucifer » 04 авг 2019, 20:15

Последние два дня Люцифер сидел в номере отеля над записями Тюра, газетами с репортажами о пожаре и дальнейшем расследовании событий ночи Самайна и собственными формулами и пытался привести разбегающиеся мысли в порядок. К вечеру второго дня он сломался, закинулся, и врубил музыку так, что его тело трясло, стоило лишь ему выдохнуться и присесть после пляски на кровать.
Бег мыслей по кругу не имел никакого смысла. В лучшем случае — она не придёт, завтра он снимется с места и пустится дальше прожигать жизнь, с закончившимся деньгами — за счёт тяжёлого вооружения из невзысканных долгов и своей харизмы. В худшем — она придёт, и тогда возможны варианты. Она убьёт его, и будет права, она простит его или просто уйдёт, и тогда ему будет много хуже. Дискомфорт от нахождения нос к носу со своими ошибками и переживание мук совести за то, о чём действительно жалел, для падшего был хуже неведения и подсохших обидных расставаний. Лилит Самаил неспроста избегал. Он пытался избавиться от этих чувств долгое, долгое время, но как избавиться от всего, что составляет тебя? Поэтому он их заглушал и искажал истерическим весельем, без аппетита закусывая подсохшим карпаччо и сыром бри, которые ему принёс должник, раньше шпионивший за ведьмой для него, а теперь нехотя, но вписавший его в этот отель.
Последний раз, когда он касался её, не считая пары встреч в новую эру, когда он был в сутане и предпочитал соответствовать статусу, хотя не чурался других женщин, был полон злобы и тех чувств, которых он не хотел бы растить в себе больше по отношению к женщине, с которой делил ложе и судьбу. Было что-то ощутимо неправильное в том, куда они оба зашли. Можно перейти от соперничества к обожанию, и тогда никакая страсть не нарвётся на преграду, но перейдя от мечтательной и полной надежд любви к эмоции куда мрачной и разрушительной? Если это не жажда поиметь напоследок и только после убить, навсегда, расстаться уже навечно — с бывшими милыми просто не хочется иметь никаких дел. Тоска по тому, как было, не даст прорасти ничему здоровому там, где пылало такое чистое чувство.
И так было лучше, правда. Ссора между ними была в Аду её главной разменной картой и щитом. Даже прежде, чем статус матери целого плодовитого рода человекоподобных и охотно сбивающихся в банды демонов, потому что дети бывают неблагодарны, а вот личные счёты — это личные счёты. Никто из тех, кто был в курсе, почему именно Люцифер отправил Лилит в Преисподнюю, не стал бы ей вредить, чтобы добраться до него — мелко, и редкий умник из всех остальных стал бы захватывать и мучить дьяволицу, зная, как на неё смотреть не хочет, презирает и избегает насоливший столь многим Сатана. Он ожидал, что она будет скорее плести интриги и заключать союзы, чем так же игнорировать его, как он её. Ведь это так унизительно, когда делают вид, что тебя уже просто нет в игре. Верно?
На большом круглом журнальном столике, помимо скопища полупустых и порожних бутылок с самыми разными напитками, в основном крепкими, лежала коробочка с леденцами, бумажный свёрток, и развал из переплетённых плотными толстыми обложками записных книжек и альбомов для рисования. Готовальня с чертёжными инструментами и востро заточенные карандаши разной твёрдости были на них. Телефон на зарядке, с которым была сопряжена по Bluetooth аудиосистема сданного ему с барского плеча пустого люкс-номера — у танцующей цветомузыкой в режиме ожидания плазмой. Спроси кто у Люцифера с таким раскладом вещей, чем он тут занимался — он бы ответил, что как всегда, бессовестно нажирался. И говорил бы чистую правду, и был искренен ровно на треть, потому что, как правильная упоротая интеллигенция, он ещё при этом много думал и пытался что-то творить. Не выходило ничего толкового, поэтому он всё больше прокрастинировал, курил, танцевал, и усиленно морально разлагался. Для Самаила саморазрушительное поведение в принципе всегда росло из нехватки креативных мощностей и идей, невозможности приложить себя к тому, к чему его природа всегда тяготела, отчего он задумывал себя до смерти впустую и искал выход в бездумие. И сейчас ему, несмотря на то, какой огромный груз с него сняла страшная ночка, как-то не хватало силы воли, чтобы бросить, и он уже предавался вредным привычкам по инерции. Ему просто нечем было больше заняться и он скучал в одиночестве, хотя сам же потребовал, чтобы мир оставил его в покое. Даже поход в город, разнюхать, какие следы оставила Охота в Париже, не развеял этой тоски.
У него было несколько знакомых здесь. Даже парочка тех, к кому он бы завалился смертным без опасения схлопотать расплату за все долги. Можно было досадить собой Эхо, она всё равно бы не озаботилась тем, чтобы ему отомстить. У них были ещё очень даже хорошие счёты. Но, возвращаясь мыслями к вопросу, почему он действительно пошёл и лёг на самое видное место в ожидании исполнения пророчеств, помимо банального назло, Самаил останавливался на ответе, что он просто безбрежно устал прятаться. От долгов, от пнутых им когда-то, может, случайно, может, на эмоциях, и выросших в злющих волков щенков, от женщины, от которой бежал скорее из-за непреодолимого чувства вины и стыда. От прошлого. Оно всё равно догоняло и навешивало ему тем больше, чем яростнее он от него открещивался и врал, что со всем завязал. Как наркомания и алкоголизм и ребячество, например.
Поэтому он вытанцовывал на ногах, которые едва чувствовал, как водится, в одном отельном халате, жевательная резинка на левые коренные зубы, сигарета — вложена между правыми клыками в губы, и руки никак не находили зажигалку, поэтому, наверное, он закурит её так. Звонки в номер по местному телефону Люцифер героически игнорировал, выходя, впрочем, подышать на балкон, выходящий ровно на границу шестого и седьмого округов Парижа и туристические улочки на пути к Марсову полю, чтобы уловить, не ругаются ли соседи сверху, снизу и с боков на него там.
Но стук в дверь он расслышал, и, возвращаясь через номер к двери, специально прихватил почти допитую бутылку двенадцатилетнего виски, чтобы если уж шокировать французских портье, то шокировать полностью, хотя портье-то его тревожить были не должны, ведь всё схвачено и за всё уплачено жизнью одного местного мерзавчика, который трижды, наверное, за годы пожалел, шпионить за своей хозяйкой и теперь давать бесплатное проживание Сатане, даже если тот не мог ничего сделать. Сила чувства собственного достоинства и остатки совести — вот на чём дьявол истинно процветал. С нелюдью полной ему делать было нечего, нелюдь не имела никакого кодекса чести, кроме животного страха перед сильнейшим, чтобы её на этом кодексе даже в самом беспомощном состоянии прожимать и всячески иметь.
Люцифер рванул дверь настижь, толком не вспомнив, как разбираться с современным замком, он уже лет десять не останавливался в отелях и был домоседом. Рот у него открылся, чтобы сказать что-нибудь остроумное, но слова в голову так и не пришли, и сигарета вылетела с пересохших губ вниз, вызывая неловкое «йоп, стой» бормотание, и всё равно приземлившись перед порогом. Вот ровно как он её помнил, с поправкой на современную одежду, там стояла Лилит. Но, преодолев первоначальное осознание, и прекрасно зная, что сам выглядит и ощущается точно иначе, даже если и лицо, и даже примерный рост эти он носил почти без изменений всю историю Земли, Люцифер вздёрнул бровь и спросил с ровно тем же характерным британским прононсом, который гремел в номере позади.
— Чем обязан, мадам?
Улыбался он совершенно так же, просто выглядел не прекрасным юношей и не красивым молодым мужчиной, а старше, потасканней и лихорадочней в своём веселье. Его руки никогда не носили оккультных марок, увивавших их как перчатки далеко вглубь рукавов. И даже наклонился за сигаретой, чувствуя, как его зрение резко расфокусируется из-за смены плоскостей, он не так легко, как ему пристало. Счёт «Судьба : Буйнопомешанный падший» выглядел примерно как «∞ : 0,5», где половина — за выживание в невыживабельных кондициях, когда вроде как и сам не прочь уже того, но это не мешало ему делать хорошую мину при плохой игре и следовать правилу «play it cool», которым заглаживал столь многие свои косяки, как минимум, в глазах внешнего мира. Как будто всё так и надо, как будто он сам не сидит в нетерпении в ожидании, когда его жизнь выйдет с очередного крутого виража, чтобы понять, что произошло и как это получилось.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Lilith
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 130
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Лилит
30 y.o. | 150 000; первая женщина, ведьма, в миру известна как Констанс Лаберж
Сообщения: 319
Зарегистрирован: 27 мар 2019, 18:57
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#3

Сообщение Lilith » 11 авг 2019, 15:04

Мадам Лаберж была зла - мало ей было видеть сны, напоминающие о той части прошлого, которую вспоминать она не хотела, так ещё и в отеле творилось черт знает что. Жалобы сыпались непрестанно, но персонал лишь разводил руками - мол, звоним, трезвоним, месье изволит игнорировать.
С последним разговором с управляющим раздражение достигло своего пика. Мужчина мямлил что-то неясное себе под нос, отводил взгляд, а ещё, что почти чувствовалось кожей, лгал. Добиться ничего кроме заявления на увольнение, оставленного на столе в кабинете бывшего теперь управляющего, Констанс, несмотря на всё оказанное давление, не смогла. Как итог, шла теперь по тускло освещённым в ночном режиме коридорам сама, думая о том, что сон тот, в котором впервые за многие годы привиделся ей Самаил, не мог ознаменовать хоть сколь нибудь хороший день.
- Проклятие, - выругалась женщина в экран смартфона, обнаруживая, что отчего-то ни паспортных данных, ни даже имени жильца из номера 656 нет в базе данных. Всё более любопытной виделась подобная таинственность на фоне того, как субъект этот привлекал к себе внимание своими действиями.
Уже на этаже Констанс поняла, что нашла бы проблемного жильца даже не зная номера аппартаментов, в которых тот остановился - музыка была слышна даже в просторном холле, украшенном колоннами и бюстами на манер римских.
Констанс коротко постучалась, сжимая универсальную карту-ключ в руке, готовая его использовать в том случае, если жилец не соизволит открыть двери, как прежде он игнорировал многочисленные звонки. Постучалась ещё, на сей раз громче. Боковая часть ладони порозовела. Констанс прислушалась, но за громкой музыкой не было слышно ни шагов, ни происходящего в номере.
Дверь распахнулась в тот самый момент, как женщина подносила карту-ключ к считывающему устройству. Из комнаты пахнуло табаком, алкоголем. Женщина остановилась на пороге, окинула брезгливым взглядом помещение, затем обратилась к постояльцу, не скрывая насмешки.
- Вы не отвечали на звонки. Судя по всему, уборщиц в комнату вы тоже не пускали, месье? - Констанс посмотрела прямо в глаза постояльцу, имени которого она не знала, и улыбка тут же исчезла с лица. Глаза мужчины были разными. Совсем как у Самаила. Но нет, архангелом стоящий перед ней обладатель разных глаз и характерного английского прононса, не был.
- В нашем отеле есть правила, месье, - продолжала она, приходя в себя, перевела взгляд на переносицу, думая о том, не сталкивалась ли она с этим господином вчера и не он ли виной тому, что видела она такой сон, - Мне абсолютно безразлично, каким образом вы развлекаетесь в собственных комнатах, пока это не нарушает общего спокойствия, не мешает другим постояльцам и не несёт угрозы. К тому же, - Констанс наклонилась и подняла оброненную сигарету, - Курение в комнатах отеля запрещено в целях пожарной безопасности. Не знаю, почему не сработала сигнализация, но в ближайшее время это будет исправлено. И сделайте музыку, наконец, тише.
Говорить приходилось громко, чтобы перекрикивать играющую музыку, что лишь усиливало раздражение.
- Если вы, месье, не станете подчиняться правилам, то мне придется вас выселить из отеля, - добавила она, вкладывая поднятую сигарету в ладонь постояльца.

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#4

Сообщение Lucifer » 11 авг 2019, 18:39

Не опознала. Ай, как хорошо. Но немного обидно. Но хорошо. То, что он запаршивел, особенно со своим скверным отношением к собственному телу, Люцифер, конечно, знал, хотя большая часть женщин всё равно сдавалась под артиллерийским обстрелом его больной на голову харизмы.
— А у меня разве очень грязно? По-моему, творческий бардак в самый раз, — глупо хихикнул постоялец и прочесал зататуированными оккультными рисунками контроля демонов пальцами длинные, по подбородок, лоснящиеся тёмно-русые волосы. Для его пальцев они ощущались как будто жирными. Либо это у него руки потные и липкие, потому что, по-хорошему, ему и было жарко от всего количества дряни, которую он в себя залил.
Блеск и нищета экстази — этот стимулятор плавит застрявший где-то в креативной пустоте и неповоротливости мозг, помогает снова не ползать по бренной земле, а летать, но делает ужасно голодным до тактильного и вербального контакта. Каждый встречный, за исключением конкретно таких агрессивных гангстеров с пушками (да и те, если их разболтать, тоже) внезапно кажется тебе потенциальным братюней и классным челом, с которым можно затусить. И это очень опасное впечатление, и немало девочек-рэйверов умирало так, пойдя не с тем в соседнюю подворотню мимо клуба, где проходила вечеринка. Сам Люцифер, будучи пуганым и параноиком, с трудом ловил в себе эту ненормальную любовь к каждому встречному-поперечному, ближний ли, дальний ли, бывший ли. Но амфетамины, как психостимуляторы, ему, экспериментатору, также помогали понять, что с ним так не так, что он обычно не замечает.
— Я не курю в номере, мадам, — на месте вечно остающейся в самом соку Лилит он бы, наверное, обиделся. И, не зная её, называл бы мадмуазель, потому что нет лучшего комплимента прекрасной женщине, чем ошибочное предположение её гораздо более юного возраста и семейного статуса. Но Самаил её знал, хотя и подыгрывал её неузнаванию. Он оставлял такие жирные-жирные намёки во всём, кроме слов напрямую, — может, с балкона тянет. Я там время провожу, оттуда ничего не слышно, — объяснил он, моргая и всё так же немного глупо, но очень приветливо улыбаясь. Превращённая с пепельницу банка из-под выеденного ложкой в прикуску с сыром и томатами черри соуса «песто» на журнальном столике, конечно, рассказывала немного иную историю, но он уже не помнил, что было там вчера или позавчера.
— В любом случае, я, кажется, чертовски везуч, — он принял сигарету, попытался заложить её за ухо, натолкнулся на откуда-то оставшийся там отточенный до смертоносности мизерикорда 2H карандаш, чертыхнулся, и положил в карман халата, извлекая назад, как фокусник, пульт. Маленькая пластиковая пластина задержалась на несколько секунд во всё тех же пальцах, забитых татуировками, которые дьяволица не могла не признать: из всего ближневосточного и западного оккультизма и сатанинских течений в нью-эйдж культуре, что были, такие рисунки были единственно надёжными и верными поводками и намордниками у смертных призывателей. Чтобы демон не тронул тебя и уважал заключенный пакт, сколь бы примитивным он ни был, нужно было обменяться кровью и всегда носить при себе свидетельство этой сделки. Замешанные на мистических металлах, нередко токсичных, и крови обоих чернила, загнанные под кожу — были самым безопасным и временным из средств. В конце концов, кожу можно было содрать и отрастить заново, чистую. А вот те чокнутые, что с духом из Преисподней менялись внутренними органами, глазами, жизненной энергией — нередко переставали быть человечными сами, и люди вокруг чувствовали это. Слава пасте с тем же песто, что в прогрессивный 21 век на татуировки как на оружие дьявола считалось уже глупо смотреть. Ему руки в перчатках не нужно было прятать ни от кого, кроме тех, кто в оккультной теме сведущ, и то, если только он не хотел быть признанным за своего.
Громкость музыки была убавлена ровно на пару делений, но слышать друг друга стало мгновенно легче. Хотя для Люцифера теперь всё перебивал стук сердца в голове.
— Клянусь, ничем особо криминальным я тут не занимаюсь и гойских детей в жертвы не приношу. Раз уж вы пришли и потратили время — зайдёте?
Самаил любил играть в загадки. Самаил был одинок, сейчас ему было скучно, разговор на равных у них откладывался примерно с самого начала знакомства, и, наконец, ему хотелось с кем-то потанцевать.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Lilith
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 130
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Лилит
30 y.o. | 150 000; первая женщина, ведьма, в миру известна как Констанс Лаберж
Сообщения: 319
Зарегистрирован: 27 мар 2019, 18:57
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#5

Сообщение Lilith » 11 авг 2019, 23:36

Констанс бросила взгляд на татуированные пальцы. Совпадений, тонких и не слишком намёков - всего этого было слишком много, чтобы не оказаться во власти подозрений. В совпадения подобного рода, перво-наперво, мадам Лаберж не верила. Варианта видела в этом лишь два - либо кто-то выдавал сего представителя рода человеческого за того, встречи с кем она не искала, либо перед ней стоял дьявол собственной персоной. Первое было маловероятно, поскольку предположение это не отвечало на один простой вопрос “зачем?”. Это могло иметь место несколько тысячелетий назад, но теперь казалось притянутым за уши. Второй тезис выглядел куда более жизнеспособным - явиться сюда инкогнито, скрывая свои силы, изменив внешнюю оболочку, привлечь к себе максимальное количество внимания и теперь стоять вот так перед ней, щеголяя британским прононсом и толстыми подчас отсылками, как в случае с гойскими детьми - вполне в духе Самаила. Если бы не одно “но” - их расставание, которое дружелюбным назвать не повернулся бы язык.
Констанс на попытки придать происходящему вид приличный прохладно улыбнулась, складывая ладони в замке за спиной, думая о том, что этот творческий беспорядок под стать разве что величайшему символу готического искусства, ныне утратившему прежние черты.
- Ваша пепельница говорит об обратном, - заметила женщина, вновь возвращаясь к привычной вежливой улыбке, не выражающей никаких эмоций. Глаза её, вмиг ставшие из болотисто-зеленых почти изумрудными, хоть в тусклом освещении это заметно почти не было, говорили об ином. Ведьма осторожно, всё так же улыбаясь, “прощупывала” стоящего перед ней мужчину, пытаясь определить, из какого же теста всё же тот сделан.
- Это ещё не доказано, - так и не найдя искомого, но и не имея возможности опровергнуть, зная, как ловко умеет скрывать собственные возможности павший, Констанс решила ухватиться предложение, - Я не имею привычки входить в номера к незнакомцам.
Она взяла паузу, наблюдая за нарушителем спокойствия, который, казалось бы, сделал то, о чём его попросили, но так, как это было удобно ему.
Если это и в самом деле Самаил, то должно быть, зваться “незнакомцем” несмотря на многочисленные намеки было весьма неприятно. Думая о том, мадам Лаберж улыбнулась шире.
- Но не в том случае, когда мой отель становится филиалом ада для других отдыхающих, - ей, конечно, следовало проверить и доказать или опровергнуть свои предположения, а потому она прошла к терзающему вот уже вторые сутки уши соседних номеров центру и повернула регулятор громкости так, чтобы музыка была слышна лишь здесь. Сквозняком от открытого окна захлопнулась входная дверь.
- Видимо, мне следует проверить и наличие убиенных в ванной? - женщина изогнула правую бровь и на губы её легла насмешливая улыбка. Несмотря на сказанное ранее, Констанс, находясь в обществе “незнакомца”, вела себя достаточно вальяжно.

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#6

Сообщение Lucifer » 12 авг 2019, 02:08

Это была, с поправкой на нюансы, его излюбленная поза, руки, сцепленные на поясе за спиной. Он так их закладывал ещё задолго до падения. Офицерская стойка номер ноль: поскольку с приложенным прямо к твоей душе и податливым в форме оружием ножен не нужно, всегда можно оставлять противникам и подчинённым простор для фантазии, до последнего не выдавая, с какой руки предпочтёшь биться в следующий раз.
Она знает все его фокусы и платит ему той же монетой, и только угадывай, где — намеренно, а где уже твоей паранойе показалось.
— Это мусор, а на балконе есть нормальная, — повёл плечом мужчина.
Люцифер знал, что она будет колдовать, но не мог разобрать, ни куда именно она смотрит, ни что видит. Его опыт, контроль и острота восприятия в человеческом теле были минимальны. Он только знал, что, за исключением контракта с отозванным нынче ифритом, который у него оттягивал треть жизненных сил взамен на защиту, абсолютно уязвим и прозрачен, в отличие от обычно хорошо замаскированной сущности, которая непроницаема, но всё равно ощущается, под какой бы внешне слабой оболочкой ни скрывалась. Нет, он был банальностью, мешком из костей и мяса, с драгоценной кровью универсального донора, первой отрицательной, безнадёжно отравленной этанолом и производными амфетамина. Ещё пара незаживших ран на предплечье под рукавом и бинтом, который забыл поменять. У него даже души не было, не то что крыльев и гудящего силой скрытого сияния ауры. Предлагай сейчас в залог что-то от себя — на бессмертное — не сторгуется, нечего дать.
— Прошу-прошу, проверяйте. Я просто слушаю музыку.
И пьёт. И наркотики жрёт от безделья. И раскидал прямо на видном месте кучу сложных чар в черновиках, которые не осилит исполнить один, тем более в таком состоянии. И заготавливал материалы, включая пепел, металлы и благовония, для призыва демонических тварей, в тех же самых баночках из-под пудингов и прочей дряни, которой питался. Он положил свою голову в пасть льву, но продолжал себя вести ровно так, словно оставался бессмертным всё это время и всегда, закрыв дверь на балкон и переставив вторую пепельницу, ещё не так, как банка, под завязку, забитую, с хорошим ровным слоем золы, который можно было использовать, на журнальный столик. В ванной тоже ничего не было, только небрежно и не полностью смытые ржавые брызги крови и неубранный медицинский бинт и вата, да чёрные мыльные разводы на одноразовом кусочке, как будто он чернозём и сажу с рук отмывал.
Прислонившись к косяку, раздражаясь, что всё пространство недостаточно заполняет музыка, отчего ему даже думать как-то удаётся громче и тишина между ними ощущается больше, Люцифер поморщился, думая, что делать дальше. Ну вот его выкинули после Дикой Охоты туда, куда он бы и сам с радостью пошёл, он вёл себя так, как привык вести, с поправкой на то, что последствия своего хулиганства мог заметать в разы хуже, и Лилит пришла разбираться так, как и должна была прийти, если она была в Париже, а она жила в Париже, и он это знал. Дальше — что? Стечение обстоятельств раскладывает карты на стол, но если кто-то не совершит поступок, не произойдёт ничего, Самаил не просто это знал, он это проповедовал, это был один из фундаментальных принципов свободы. Судьба или не судьба. Последний раз шанс извиниться у него был девяносто с чем-то лет назад на гэтсбиански пышной вечеринке, но там были почти все Владыки Ада, от баронов до королей, были их дочери, другие любовники и всё прочее воплощённое дерьмище из прошлого, поэтому он сделал ровно то, что хорошо делал всегда, даже если ему это не нравилось, но из соображений каких-то лучших побуждений и обоюдной безопасности: отыграл роль полнейшего мудака. Явился, как всегда, без приглашения (а какой смысл звать того, кто всегда является, даже если его не звали, если дела касаются его эго?) на час раньше собрания, показал всем своим видом падшим и ужаснейшим, как он их с трудом терпит и люто ненавидит и в Аду всех видел, устроил перепалку на танцполе просто из-за косого взгляда и от повышенной в такие сходки вредности, проигнорировал присутствие Лилит, глядя ровно насквозь, точно она — ничто и пустое место и её там не стояло, сообщил всем, что их план действий — полное бездействие, отчего все продолжили делать что хотели под личинами, держа всё более атеистичное, но не менее грешащее человечество в карусели безудержного веселья и подпитываясь с них. Да, и вишенкой на торте, под конец он свалил пьянствовать дальше с душной вечеринки с чёрной джазовой дивой, оставив всех без её роскошного вокала, а себя — без сомнительного удовольствия и дальше кошмарить адскую знать. То всё было не впервые, с поправкой на декорации, Люцифер делал всё, что в его силах, чтобы напомнить, как хорошо, когда его поблизости нет. Чтобы вся его нестройная рать протухших друзей и переродившихся в сплошную горечь и тревогу отношений с бывшими любимыми и семьёй и не думала ни о чём сожалеть, оглядываться, думать, что ему не всё равно и хочется сожалеть и оглядываться, и молилась на его отсутствие как можно сильнее, потому что он с ними хотел разбираться и того меньше. Это было до отвращения неприятно, как отдирать с ран прилипшие пропитанные сукровицей бинты. Показывать, что не просто способен на слабость, а состоишь из них и сентиментален под всем цинизмом как поклонница мыльных опер. Это же какая была бы сенсация, брать на прицел жертв его самых безобразных выходок и пользоваться их уязвимостями, как его Ахиллесовой пятой, потому что неубиваемую сволочь, пережившую даже падение и только больше хохочущую, чем больше его бьёшь, никакой другой пыткой не проймёшь, а хочется.
С глазу на глаз объясниться, особенно когда он стал так удачно проницаем для любой мести напрямую, представлялось бы легче. На деле — в разы сложнее, потому что ни из чьих горящих глаз не черпнуть храбрости для разговора с человеком, у которого не вызываешь никакого доверия, и уже очень давно. Не подойдёшь, не обнимешь, не спровоцировав как минимум ощетинивания этим же холодным недоверием, даже если руки по-настоящему колет. Ещё и зубы стучат о жвачку и грозят язык прикусить.
— Послушай, я должен перед тобой извиниться, — наконец выдохнул Самаил и снял с глаз очки, которые в слабом освещении, которое он держал в комнате, и бликов из других помещений скорее мешали смотреть и только отгораживали визуально прямой контакт. Прежде, чем опять поднять не фокусирующиеся глаза на Лилит, он потёр веки, дыша глубоко и спокойно. Раздражённая и сухая слизистая была ему отличным самопричинённым наказанием за излишнее усердие в попытках исчезнуть из реальности. Не важно, с какой устойчивостью и на каких скоростях он от неё бежал, всегда догоняла только быстрее.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Lilith
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 130
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Лилит
30 y.o. | 150 000; первая женщина, ведьма, в миру известна как Констанс Лаберж
Сообщения: 319
Зарегистрирован: 27 мар 2019, 18:57
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#7

Сообщение Lilith » 12 авг 2019, 09:59

Это становилось всё интереснее. Лилит, конечно, могла бы продолжить дальше делать вид, что ничего не понимает, спросить отстраненно-вежливо, за что именно месье хочет извиниться - за курение или громкую музыку, которая привела её сюда? И тогда бы всё вскоре закончилось, но это бы не принесло ей и капли удовлетворения.
Вся эта кажущаяся прозрачность его сути, архангелу не принадлежащей, все эти уловки попервости казались ей, знающей, какова она в действительности, сбитой с толку недавним сном и этими глазами, казалась лишь пылью, что так любил пускать в глаза Люцифер. С извинениями все эти представления лопнули, будто мыльный пузырь.
- Кто ты? - вся притворная вежливость исчезла вместе с безвкусными улыбками. Ведьма сократила расстояние за несколько быстрых шагов, оказываясь рядом с мужчиной, который всё же, как ей ни хотелось видеть иное, хоть в том она не сознавалась даже себе, был смертным.
- Кто ты? - прошипела она, уже не скрывая эмоций. Самаил не удосужился извиниться за тысячелетия, делал вид, что её не существует последние столетия, она бы скорее поверила в то, что Венера вновь наполнилась красками и водами, чем в то, что ей хотели показать теперь.
- Что это? Линзы? - спросила она, наблюдая за гостем отеля напряжённо, думая, какой фортель тот может выкинуть и какой будет кульминация этого представления, - Кто тебя послал?
Наконец, задала она главенствующий вопрос. Кто? Зачем? Это было важно. Не глаза эти, как будто знакомые, не верхушка знаний, имеющаяся у смертного, чтобы изображать всё так, что она едва не поверила, несмотря даже на то, что видела ведьминским взглядом. Первостепенным был ответ на вопрос этот, покуда Лилит не имела даже мало мальски годных предположений, не разваливающихся при первом же более глубоком размышлении. Она слышала о том, Сатана вернулся и сталкивает рогатыми лбами меньших Владык Ада меж собой, но даже с этим весь этот фарс виделся бессмысленным. И это непонимание лишь больше ярило.
Лилит была настолько зла, что готова была убить наглеца прямо сейчас, но делать этого было нельзя - мертвецы не говорят, а потому она, полыхая гневом с лёгкой примесью магии почти ощутимо, отступила. Отошла к столу, увидев на котором лишь пустые бутылки, почувствовала даже лёгкий укол разочарования. Обжигающий горло виски сейчас был бы кстати. Лилит села на подлокотник небольшого дивана, заваленного обрывками листов с магическими формулами, с сероватыми следами от пепла, стряхнутого явно небрежно на пол. Складывая руки на груди, делая хорошую мину при плохой игре, чему научил её, быть может, сам того не желая, именно Самаил.

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#8

Сообщение Lucifer » 12 авг 2019, 12:43

Правда, как водится, полная и неприкрытая — лучший анекдот и самая не вызывающая доверия версия событий.
— Ты знаешь. Поняла это на первой же минуте, потому что я дал тебе все подсказки, но ответ тебе не нравится. А ещё у меня есть особый дар говорить чистую правду так, что никто не верит.
И любую частичную — превращать в талантливый обман. Поэтому он не называл имён, поэтому он всегда недоговаривал, попросту дыхания не тратил на то, чему всё равно не поверят, оставлял людям право обманываться и видеть так, как они хотели сами. У его отражения, говорят, и вовсе нет лица, по которому его запоминают те, кто не знал близко Люцифера и не признают эту божественную силу как его, и путают то со Стивом Джобсом, то с Круэллой де Виль. Последнее разбирало Самаила на смех даже сейчас, особенно из-за того, что его рассеянное сознание блуждало всё куда-то прочь от факта, что он щекочет не готовое простить ему его придури чудовище.
— Какой кретин будет носить и очки, и линзы? — ответил вопросом на вопрос Самаил.
Ну, кто-то мог поспорить, что он — именно что кретин, который мастерски придумывает себе самые идиотские развлечения, потому что у него вечные муки скуки.
С его -3 на правый и -6 плюс астигматизмом на левый глаз Лилит даже вблизи была похожа на плывущее незримым пламенем по очертанию рыжих кудрей дребезжащее угрозой и раздражением рязъярённое пятно. Он не видел, ни куда она смотрит, ни выражения её лица, и поспешил вернуть очки на немного надавленную ими переносицу. Они тоже были не идеальны, но так мир хотя бы был чуть чётче, хотя от него и болела только больше голова.
— Сюда меня кинула Астарта, — залепив оплеуху и послав к чёрту за выводящее из себя поведение, но он опустил эти очаровательные подробности, чтобы потом превратить в весёлый анекдот в куда более располагающей ситуации. Пока же он двинулся по комнате, слегка пританцовывая после того, как остыл с прошлого захода. Тем более песня была такая прекрасная, хоть и не самая зажигательная из репертуара и плейлиста. Он намурлыкивал текст Outsiders наизусть, проделав путь к холодильнику, где внутри осталась только вода. Потом продолжил.
— Давай тогда так: в Самайн меня гоняла по всей Европе Дикая Охота Нуады, я был «зайцем», вместе с Уриэлем наводил их на дезертиров и пытался быть не сожранным сам. Нотр-Дам и восставшие мертвецы в оссуарии под Данфер-Рошеро — это мы так проскакали. Зафиксированная посреди ночи магнитная буря, затмение и пожар в замке в Восточной Европе — последняя наша остановка.
Она смотрела на его бутылки. Там было немного алкоголя, в основном в непрозрачных, но Лилит не стала проверять, поэтому, призвав в руку бурбон, как только она отвернулась от стола, Самаил перебросил его ей.
— Держи, этот хороший, горло не дерёт, — он мог бы быть барменом, с блестящей серебристой бабочкой и в жилете, потому что оставшиеся глотков пять напитка плеснулись в описавшей сальто бутылке очень красиво. Фокусы и стиль вообще были визитной карточкой дьявола. Он даже в состоянии бомжа был модным как Лагерфельд, и не менее хлёстким на язык и сенсационные заявления. И он спецально дожидался, чтобы Лилит попробовала, чтобы кинуть ещё одну бомбу.
— Я — настоящей некуда, кто ещё наяву влезет в столько невероятных историй, думаешь? Смертный потому, что в начале осени умер и вытаскивали из мёртвых меня как получалось, кусками. Под видом меня резвится объявившая себя Палестиной божественная суть, которая переродилась сразу и разнесла тем Аннуин. Думает, наверное, что я не знаю, чего он добивается. А я знаю.
Но сделать ничего не мог, а даже если бы мог — не хотел. И за это его отпинала Астарта.
Люцифер глупо захихикал, призвав в руки снова пульт и коробочку с таблетками. Громкость снова поднялась на пару делений, но не перебивала даже его смех. Он пользовался тем, что когда-то принятая им на себя опека больше не только не зудела ему где-то между крыльями, но он даже о своей безопасности позаботиться теперь мог с трудом, и потому только и делал, что от забот отдыхал. После Live Alone, которая только начиналась, он ставил одну из самых классных, поэтому ломать танцевальное настроение серьёзными разговорами, от которых он уже давно устал.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Lilith
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 130
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Лилит
30 y.o. | 150 000; первая женщина, ведьма, в миру известна как Констанс Лаберж
Сообщения: 319
Зарегистрирован: 27 мар 2019, 18:57
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#9

Сообщение Lilith » 12 авг 2019, 21:57

- Например, тот, который очень хочет сойти за того, кем не является, - пожав плечами небрежно, но с всё ещё плохо скрываемым раздражением проговорила ведьма, впиваясь взглядом в покрасневшие белки глаз постояльца. На первую фразу, явно провокационную, она не ответила, поскольку любые её слова - будь то подтверждение или отрицание, сказали бы мерзавцу слишком много.
Лилит поймала сосуд, обвела взором стол, нашла на нём лишь грязный, с явно видимыми отпечатками пальцев и губ стакан, обтерла горлышко бутылки рукавом темно-зеленого пиджака - чересчур строгого для подобных выходок - и сделала большой глоток прямо из бутылки. Виски приятно согревал, настраивал бы, пожалуй, на ностальгический лад, выпей она в три-четыре раза больше. Сейчас же он скорее пробуждал сознание.
- Да неужели? А быть может, корень этих приключений вовсе лежит на поверхности? - женщина пнула носочком туфель оброненную и раздавленную по всей видимости, случайно таблетку, а точнее, желтоватую пыль, бывшую некогда ею.
Она не желала, и он был прав, верить в то, что перед ней Самаил собственной персоной. И всё же слишком многое было в словах и жестах, мимике на незнакомом лице, чтобы отрицать такую возможность полностью.
После следующего откровения она молчала долго, задумчиво качая ногой, глядя куда-то сквозь мужчину. Сделала ещё глоток, наклонилась затем, чтобы поставить тару на журнальный столик. Стекло отозвалось звоном, требуя более трепетного к себе отношения. Лилит встала, выпрямляясь резко.
- И что же? - насмешливо проговорила она, шагая теперь, напротив, неспешно. Улыбаясь почти беспечно, - Хочешь, чтобы я поверила, будто друг мой бывший, потеряв божественную свою суть, в оболочке смертной. Хрупкой. Явился ко мне после всего произошедшего?
Удивительно, но чем больше она говорила, тем более в высказанный бред верила - кто в здравом уме мог такое выдумать? Впрочем, в здравом уме этот мужчина явно не был. И судя по всему, собирался уйти в миры ещё более иллюзорные.
Оставшееся расстояние Лилит сократила быстро.
- Мы ещё, кажется, не договорили, - пропела-попеняла она ему, пытаясь отобрать коробку с таблетками, - Итак, поправь меня, если я ошибаюсь, мой милый, ты явился сюда, устроил здесь целое представление, ожидая, что приду с этим разбираться именно я, говоришь теперь, что не имеешь и толики прежних сил… Чего ты ждёшь? Это такой способ суицида или ты обо мне столь хорошего мнения? Знаешь, я ведь могу легко свернуть тебе шею.
Ложь, конечно. Она не могла. Не ему, не здесь и не тогда, когда он в таком состоянии. Могла бы, пожалуй, попытаться, будь он в более хорошей форме, не произнеси он всего сказанного.

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#10

Сообщение Lucifer » 13 авг 2019, 03:32

Он поднял руки в жесте, признающем поражение и взывающем к перемирию. Touché-touché, она была права кругом, а он опять попадался на уже надоевших манипуляциях. И всё же, если оценивать Лилит в современности и его, она нашла себе место куда солиднее и выглядела в своей стихии, а не как он под любой своей личиной, ходячая пародия на все грехи живущих поколений, и всё больше опаздывающая за модой. На какие-то 10-20 лет, но это заметно. Даже смартфон свой он не менял пять лет, когда иные представители типажа, который он отыгрывал, гнались за каждой свежей звонилкой от Apple.
— Может, — дёрнул он плечами, поправляя распускающийся из недостаточно крепкого узла пояс на халате. — Что-то примерно такое я и прикидывал. Можешь просто продолжать говорить со мной, как с чужаком, можешь попытаться убить. Я всё равно окажусь, так или иначе, не в Раю и не в Аду, а в квартире Нуады Аргетлама, потому что ему свою душу на три года в службу отписал. Отличная идея, кстати!
Он игрался с коробком.
— Не знал наверняка, что эта штука у меня вообще есть отдельным пунктом, мы с вами иначе устроены. Так ещё проверим, что там с созданным телом и прочими кондициями существования.
Конечно, за безответственное отношение к временному сосуду его по голове не погладят, но если Тюр оставил ему все эти прогнозы с кучей рисковых ситуаций, в которых Люцифер как только он один умел мог найти себе на задницу приключений на ровном месте и свирепо жаждущих его крови «друзей», он рассчитывал, что как-то с грехом пополам созданное тело без пуповины и со знакомым лицом до пресловутого перерождения обратно продержится. И пока что дьяволу чертовски везло, даже если за счёт всех вокруг. Держал марку.
Коробок с таблетками скрылся в его левом рукаве, хорошо выше повязки, где он до кости себя проковырял, но одна всё-таки оказалась на языке. Никто, никогда, не мог помешать ему играть свою дуду и, в данном случае, с реальностью расстаться. Кроме собственного склонного задумывать себя вусмерть разума.
— Да-а, дорогая, — саркастично протянул Самаил. Он уже от неё вжался в стенку рядом с холодильником, достал водички, газированной и по пять евро за бутылку в этом элитном бардаке. — Как бы тебе объяснить? Смерть — это время платить по долгам. Я думал, что когда вот, больше никто не мешает мне сдохнуть как можно тише в одиночестве, моя война давно закончена, я привёл в порядок те счета, от которых бы миры могли посыпаться и раскидал всё по финансовым прачкам и оффшорам (тебе, надеюсь, дошло?), не дал драгоценным собратьям шанса меня достать на суд из-за грани и поставил в известность только самых на всё клавших, чтобы жалеть вдруг не вздумали, помогло мне это? Ни-хе-ра не помогло, потому что в действительности я по счетам платить только начал.
Он достал сигарету и положил в рот, как только горечь на языке стала чуть менее густой и гадкой.
— Судьба и случай — штука субъективная. Мы делаем то, что делаем, потому что не умеем иначе, а когда пытаемся поступать по-другому, по своей воле или наущению, выходит ещё смешнее и грустнее. Я, конечно, знал, кто ты, с кем ты, что у тебя этот бизнес и гражданство Франции, и держал пару должников поближе к тебе на случай, чтобы, если ты что-то учудишь, до тебя добраться первым. Никогда не прекращал за тобой наблюдать.
В чём различие хорошего ангела-хранитель и контролфрика-покровителя? Первому, как правило, рады. За годы он научился держать дистанцию и разыгрывать вид, что ему всё равно, даже если ему было не всё равно ни разу. Проникновение в её реальность вдали не через сны, а через след финансов и поддельных документов всё сделал ещё немного отдалённее и этичнее, насколько вообще могло быть этично такое любопытство.
— Знал ли, что застану тебя здесь? Нет. Надеялся? Да. Нет. Может быть. Я проигрывал в голове все варианты. Хорошо выглядишь, кстати, но платья женственней тебе бы шли больше.
Он сорил магией налево и направо и прикуривал с рук, подходя к балкону, подставляя спину, не боясь ударов или сигнализации немилосердно холодного душа. Возможно, ему стоило бы. Хорошо было бы хоть раз получить мгновенную карму, а не так, уклоняясь от свирепеющей женщины, отнимающей у него никотин и стимуляторы, растягиваться угловатой тенью в дверном проёме и стряхивать пепел наружу, предоставляя ей в игре тени и света вечереющего неба над Сеной любоваться своим профилем.
— Мой должок тебе — самый скверный. Даже если я могу найти сотню оправданий своему поведению — не буду, просто не буду. Ты никогда не могла мне полноценно отплатить, что бы я с тобой ни сделал, чтобы это был твой поступок и твоя рука. И, хотя я сейчас многого не могу, я могу тебе в таком состоянии дать самое сладкое, — самое опустошительное и бессмысленное, что не оставляет на месте сердца ничего, как он знал, но не отказывал остальным в выборе и получении такого ценного, пусть и жестокого, знания, — шанс на месть, такую, какой ты её только захочешь.
Самаила всегда обвиняли в какой-то кривой трактовке справедливости, и это было правдой, что часто всё преломлялось о его эго. Но он не отказывал другим в желании его уничтожить, а любимым бы даже вложил в руки оружие и предложил отвести душу, если таково их самое сокровенное желание.
— Или загадывай что угодно. Коварное, наивное, исполнимое, неисполнимое — с последним не обессудь, но я постараюсь, — потому что слово, которое он давал, если давал вообще, его за горло держало всегда. Люцифер мог выкручиваться в пределах формулировок и не-вранья-а-укрывания-фактов, но исполнение обещанного было делом его гордости, а гордость — это, примерно, почти всё, что составляло персону падшего, помимо авантюризма, эмоциональности и любознательности. — Ради твоего прощения, я готов вписаться в любую авантюру. Захочешь, чтобы я просто исчез из этой вселенной — уйду.
После более спокойной музыки, следующая песня резанула по ушам, ударив из колонок, и он сам чуть сбавил громкость, хотя не прекращал подтанцовывать и иногда намурлыкивать текст.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Lilith
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 130
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Лилит
30 y.o. | 150 000; первая женщина, ведьма, в миру известна как Констанс Лаберж
Сообщения: 319
Зарегистрирован: 27 мар 2019, 18:57
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#11

Сообщение Lilith » 15 авг 2019, 23:14

Она прищурилась зло, раздраженно, уже даже не пытаясь скрывать эмоции, которые в присутствии падшего таить никогда не удавалось хорошо, да и теперь эти попытки спрятать что-то перед тем, кто знал её лучше, чем кто бы то ни было, виделись провальными, казались смешны, а оттого были еще более унизительны.
- Как видишь, я сама неплохо справляюсь с финансовыми вопросами, и нет, я не стану тебя игнорировать. Боюсь не справиться с этим так же хорошо, как делал это ты, Самаил, - этим именем его уже давно не звал практически никто, но для Лилит оно было гораздо привычнее, чем Люцифер или Сатана, она никогда и не обращалась к нему иначе, разве что в тот пресловутый раз, когда дорожки их разошлись полностью, но тогда это было необходимостью, выстроенной стеной, которая не истончилась и со временем, но вот теперь треснула, - Для этого я, видишь ли, слишком зла.
И было отчего. Падший никогда не отличался излишней разумностью - существо-фейрверк, божественный свет был его сутью и даже с выпачканными в крови, грязи, а то и чем похуже, крыльями, он следовал своему предназначению. Как мог, как умел - его сложно было бы судить за это, нет, за то она его любила когда-то, желание разорвать связавшие их нити возникло совсем по иным причинам. Нет, Самаил никогда не был замечен в чрезмерной рассудительности, но теперь он переплюнул сам себя. Наркотики, алкоголь, всё это - было ясно как божий день, куда и отчего он, лишенный возможности летать, потерявший ориентиры уже давно, оставшийся теперь без своих сил, бежал. Он будто посыпал осколками несбывшегося, разрушенного, изничтоженного и уже неактуального свою дорогу, лишь бы чувствовать себя живым, не замечая, как убивает себя.
- Ты тоже не во фраке, без цветов, свечей и бутылки игристого, - парировала женщина, обводя взглядом фигуру бывшего - И выглядишь, правду говоря, скверно. Хотя всё же лучше, чем мой последний супруг.
Она сделалась насмешливо-саркастичной, хоть глядела всё одно недобро и не улыбалась уже совсем.
- В этом твоя проблема. Ты всегда делаешь то, о чём тебя не просили, - Лилит горько усмехнулась, разворачиваясь спиной, чтобы подойти и взять остатки Бурбона, оставленные на журнальном столике, - Ты хоть раз задумывался, как сильно унижаешь этим мои действия? Будто говоришь, что я не способна справиться сама, без твоей помощи. Взгляни, нет, посмотри на меня, - она раскинула руки в стороны, возвращаясь назад с бутылкой, зажатой в правой ладони, - У меня всё прекрасно и я, видишь ли, выжила вне тепличных комнат с мягкими стенами.
Что бы она ни говорила, а помимо злости внутри родились и эмоции иные. После сотен лет игнорирования, сосущего ощущения пустоты где-то в районе солнечного сплетения, слышать это было по-своему приятно.
- Убить тебя? - она так и замерла с горлышком бутылки у губ, не сделав и глотка, - Если бы я хотела, то не стала бы дожидаться разрешения.
Как будто вовсе и не она недавно в порыве злости грозилась именно этим. Сейчас ей хотелось пожелать ему провалиться куда-нибудь, хотя б и к черту на рога, но со словами такими следовало быть осторожнее, а в особенности, с проклятиями, а потому Лилит промолчала. Прикрыла глаза, глубоко вдыхая. Вовремя.
- Мне всегда нравилось неисполнимое, - ведьма поболтала жидкостью в бутыли, подставляя её под лампу, глядя на золотистые блики и янтарные переливы. Думая о том, что она будет, пожалуй, пьяна. Выдохнув, допила всё быстро, залпом, поставила пустой сосуд на подоконник и сама забралась следом, скинула надоевшие за день туфли на неизменных шпильках, - Я хочу избавиться от проклятия, Самаил. Всегда хотела. Но вряд ли ты сможешь мне с этим помочь.

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#12

Сообщение Lucifer » 16 авг 2019, 01:14

И если на все остроты про шампанское и сильную независимую бывшую ещё можно было натанцевать с глупой улыбкой, делая поворот вокруг себя, то следующее цепануло за живое. Переход между ангельски прекрасным, хоть и жутковатым из-за слишком широких улыбок и разных глаз, широко раскрытых и смотрящих прямо в душу, лицом и оскалом ядовитого мстительного чудовища у Самаила был скор. В текущих реалиях у него носогубные складки и неприятный из-за пренебрежения здоровым отдыхом и рационом вид уже были на месте. Он ощерился, сначала на одну сторону лица, потом так, что его недобрая улыбка стала похожа на серп мелких ровных зубов, и сказал:
— Но я ведь всегда, любое хорошее начинание превращаю в катастрофу одним своим участием, не так ли?
Когда он был при силах, его запросто считали и богом проклятой удачи, способным наделить даром перехитрить и пережить всех врагов, получить все желанные богатства и достижения, но и в конце пути понять пустоту всех побед и всепоглощающую ненависть мира к тому, кому всё даётся вот так, удачей, случайно и легко. А уж от перспективы расплатиться за исполненные желания заложенной душой, даже не зная толком, что это значит, его чемпионы удачи были готовы бежать на край мира и замаливать все возможные и надуманные грехи в обителях. Он несчастных и не трогал, только усмехаясь. Наказали себя сами, за что не должны. И он наказал себя за всё, что имел, вывернув мечты наизнанку своими кривыми суждениями, более не способными толком творить руками и разумом, всем.
— Рад за тебя, — процедил сквозь зубы, в самом деле наблюдая, хоть и с трудом, из-под осыпавшихся на лицо отросших волос мужчина. Нет, он правда был рад. Отчасти. А отчасти ему было ужасно и завидно, и ревниво, что свой лимит возвращений как ни в чём не бывало он давно исчерпал, и ему придётся разбираться с последствиями предыдущих решений, оспаривая место вместо любого богатого смертного рядом с ней. И ещё он понимал, что, если бы не его пренебрежение, Лилит, может, никогда бы не озаботилась построением своей маленькой империи. Это его неспособность дать ей всё и много больше, с самого начала, когда ему было тесно и скучно в быту и он улетал, толкнула её на этот путь, и теперь он был попросту не нужен, за исключением крайних случаев. Скажем, начали бы на неё охотиться Туата Де Дананн, по старым счетам или за какие-то новые. Он бы тотчас примчался и даже бы на Нуаду полез, если надо, в любом состоянии. Нуаду, которому теперь принадлежала и его сила, и целая жизнь, на три года службы, потому что он не нашёл ничего лучше, чем выкосить часть совсем прытких и готовых на новый бунт, в случае чего, или другие глупости ангелов, и умереть самому в одиночестве и тихом сумасшествии. К кем-то любимым и ценимым так конец не приходит.
— Действительно, — пробормотал Люцифер. Его руки были опущены, кисти спрятаны вглубь рукавов и уголки локтей, хотя вскоре одна резко рванулась и выкинула недокуренную и до половины сигарету. Вкуса не было.
— Значит, дети, твоего рода, живые и способные дожить до зрелости и его продолжить. И ласковый приём в Садах, буде ты решишь туда вернуться, до или после смерти, — он проговаривал условия с педантичностью, не веря старым поэтическим клятвам и собственному укрывающему подробности языку. Это было возможно и без возвращения силы, в принципе. Отчасти. Какой ценой и какими ещё сделками. Но он считал риски и говорил сразу:
— Я могу. Но получить желаемое есть путь быстрый, а есть путь надёжный. Одним если пойти, расплата за жульничество догонит, даже если через семь колен, другой — хрен знает когда и смогу ли я. Простить тебя может Михаил, я могу попросить Михаила, когда меня там примут на пороге небесной канцелярии, — может быть, во время суда над ним. То, с какими, пусть и хорошо сдержанными, эмоциями он это говорил — это ему какие-то перспективы не нравились в первую очередь. У любого колдовства была цена. И магия, которой Лилит держалась за жизнь, например, была противоположна материнскому самопожертвованию и дарению. Поэтому вампиры не могли иметь детей, пройти назад по пути полного поглощения и самовосполнения могло быть смертельней, чем подставить неприемлющему такую мерзость свету дня своё лицо.
Нет, без способности вырывать нити судеб и жизней и удерживать их сколько угодно, он бы ни за что на это не подписался. Но тогда ему нужно было срочно возвращать силы, чтобы не нарушать слово.
Какой хитрый выходил в этих чёртовых пророчествах на каждый день узор, и как резонировали слова Астарты в ушах.
Люцифер прислонился спиной о пластиковый с древесной текстурой костяк с внутренней стороны, выгоняя сигаретный дух руками на не очень свежий парижский воздух. Горькое пьянство на подоконнике с лицом «на всё плевать, делаю что хочу» очень резонировало с его настроением в последние… да как-то слишком много лет. Одна зажигательно-танцевальная песня заканчивалась и заменялась другой, а они мялись, как аутсайдеры на дискотеке.
Oh, kiss me, — начался мерный, слегка небрежный текст буквально на конце какого, четвёртого такта? Даже пьяный и упоротый, двигался дьявол стремительно. Разве что не очень ловко и спотыкаясь о всё на свете (блядские каблуки!), но со скоростью света и решительно.
Flick your cigarette, then kiss me
Kiss me where your eye won’t meet me

— Хватит бухать, пошли танцевать, — не зная, куда на Лилит цепляться, но по себе точно зная, как опасно отбирать у человека, который решительно решил (масло масляное) нажраться бутылку, он обнял её за талию и снял с подоконника широкого окна на себя. Их разница в росте вернулась к той, которая всегда была: он мог ей на макушку положить подбородок, когда мешало целовать губами лоб, хотя теперь не делал ни того, ни другого, опустив лицо взглядом куда-то за спину и касаясь мягких душистых волос скулой.
Meet me where your mind won’t kiss me
Flick your eyes and mine and then hit me
Hit me with your eyes so sweetly

Современная музыка, может, была не самой изысканной за последние столетия, но возможность повальсировать на балах он совершенно осознанно для себя запорол с ней, поэтому оставался только танцевальный поп-рок, такой зажигательный и заразительный, под который покачиваешь ножкой, как под самые ранние пещерные ритмы, взывавшие к не знающему сложной гармонии нутру человека.
Он даже толком не помнил, как под него танцевать. Как под джаз-фанк? Просто дрыгаться с акцентом на руки и бёдра и короткие шаги, влево-вправо, вперёд-назад, ни в коем случае не теряя устойчивости на ногах, которые ощущались как желе? Вообще, обняв Лилит даже слишком крепко, Самаил как-то тихо судорожно выдохнул. Ему не хватало этого. Контакта, даже толком не спрошенного и непрошенного, немного тепла и хотя бы мнимой любви.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Lilith
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 130
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Лилит
30 y.o. | 150 000; первая женщина, ведьма, в миру известна как Констанс Лаберж
Сообщения: 319
Зарегистрирован: 27 мар 2019, 18:57
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#13

Сообщение Lilith » 22 авг 2019, 01:46

Самаил злился и какое-то нездоровое удовлетворение поднималось в глубине ведьминской души, рисовалось широкой улыбкой в ответ на оскал падшего. Было в том что-то от темной её стороны - Лилит проклятой, не той юной девы рода человеческого, что покидала Эдем, не той даже, которая с восхищением смотрела на чудеса, что так щедро некогда рассыпал перед ней архангел. Но кто знал - и в этом не готова была признаться она себе, что во многом причиной тому было осознание, что мужчине, столько времени полностью игнорирующему её существование расставание это далось ничуть не легче, чем ей самой.
- И чего же ждать сегодня? Пожара? Полиции? Скорой помощи и последующих заголовков жёлтой прессы? - она прекрасно понимала, о чем он говорит, и всё же игралась с его словами так, как ей было удобно. Лилит закинула ногу на ногу, покачивая ещё не опустошенной на тот момент бутылкой. Злилась, конечно, что было заметно несмотря на вернувшуюся на лицо улыбку. Но остановиться не могла. До тех пор, пока не почувствовала, что перегнула палку и та в любой момент с хрустом сломается. От осознания этого даже после многих столетий становилось не по себе. И хуже всего было то, как досконально, до мельчайших деталей он проговаривал условия.
Улыбка её недобрая потускнела, померкла. Не принять условия эти она не могла - не только ради себя и будущих поколений, не потому, что нужны были доказательства или рычаги давления. Совсем по иным причинам.
Лилит слушала Самаила, задумчиво кивая, не произнося ни слова. Не заговорила и сразу после неожиданно откровенных размышлений о способах достижения желаемого. Вместо того глотала, почти не чувствуя вкуса, дорогой напиток, желая заглушить исключительно женскую способность верить в то, во что верить не до́лжно, помня прошлые манипуляции. В отличие от Самаила, не слышала почти и музыки - лишь протяжное бренчание от отставленной небрежно в сторону пустой стеклянной ёмкости.
Произошедшее дальше стало неожиданностью, внезапным откровением - непрошенные объятия, разорвать которые она поспешила отнюдь не сразу. По первости замерла, понимая достаточно ясно, что планы мести её провалились бы с первым подобным касанием. Сердце гулко билось в ушах.
- Ты изменился, - пробормотала она куда-то в плечо, вдыхая аромат табака.
- Ты хотел танцевать, - добавила тут же следом, выворачиваясь из объятий, оставляя Самаилу лишь ладонь, решая мгновенно, что подумает обо всем завтра или по крайней мере, после этой мелодии. Как танцевать она помнила хорошо - не отказывала себе в таком удовольствии даже после смены статуса, хоть образ приходилось менять. После первых же движений почувствовала некоторую скованность и на одном из поворотов расстегнула пиджак. Будто сломав последние рамки этим, начала и подпевать.

Flick your mind and mine so briefly
Oh you know, you know you're so sweetly
Oh you know, you know that I know that I…


На последней фразе запнулась, поднимая чужую ладонь вверх и оборачиваясь совсем не в музыкальный рисунок вокруг своей оси. Серьезные разговоры о проклятии и способах противодействия не шли на язык.

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#14

Сообщение Lucifer » 22 авг 2019, 12:39

— Меня тебе мало?
Хотя, наверное, Лилит для себя давно решила вопрос гордости, настолько, что даже сальные шутки сейчас бы не изменили её ответ. Это Люцифер бы трижды подумал, принимать ли извинения и предложение исполнить любое желание от такого, как он. Было бы ему невероятно противно и не хотелось иметь дел никогда в принципе, или же хотелось, даже страстно желалось, но поступил бы он всё равно назло, думая, что не себя этим больше ранит, а обидчика. Он никаких объяснений от Творца так никогда и не дождался. Даже зная все возможные ответы, он просто хотел бы услышать сам их из чужих уст. Хоть ложь, хоть что-то. Только знал, что сам такой же, и практически не способен не только прощать, но и извиняться сам.
— Глупости, — не то шутя, не то всерьёз пробормотал, ни капли даже не восприняв на свой счёт ни недоверия, ни весьма мягкой язвительности Лилит на свой счёт, мужчина. Можно сменить амплуа, стратегию, цели, но, в конце концов, проснуться другим существом без бремени себя и действительно начать новую жизнь? Ему это не удалось, нынче — аж несколько провалов разом. Становиться лучше, оставаясь верным себе, предлагать свободу, при этом контролируя любой выбор и сводя всё к одному итогу в конце, быть безусловно любимым и принятым всеми (или, если идти от противного — люто презираемым, когда всё равно оставались сочувствующие и равнодушно наблюдающие) и при этом иметь какой-то заставляющий мир вращаться конфликт — противоречивые желания, которым никогда не исполниться по простым законам природы. И любить, нормально, не вешая эгоистично на несчастный объект обожания весь груз своего эго, тревог и потребностей, при этом жертвуя от себя без помноженного несчастья очень мало взамен, Самаил тоже не умел. Невозможно, знаете ли, построить здоровые отношения с кем-то, не будучи самодостаточным внутри и ненавидя себя. Тем, кто недоволен своей жизнью постоянно, в самом её сердечнике, всегда мало будет всего, эта чёрная дыра просто поглотит всё. Но, по крайней мере, он теперь знал и умел нейтрализовать свои самые ужасные недостатки, а обида и боль, отгорев и отравив столько лет жизни, сводилась к чёрному юмору и насмешливой иронии.
Люцифер стянул с Лилит пиджак с его узкими рукавами, перехватив женщину в повороте, и кинул его на кровать через комнату. Он даже попал. Из поворота Лилит прилетела ему с вновь прямо в объятья закрученными руками, спиной с тёплым воротом рубашки, пахнущей её духами поверх естественного запаха тела, на грудь, и его проняло таким тёплым кайфом, которого не было неделю. Мигом в голове пронеслась тысяча идей, как спустить руки с её локтей и ладоней ниже: на талию, на бёдра, на ягодицы, скользнуть под одежду, сжать, прижать к себе. Они танцевали под песни о его любимой дисциплине — совокуплении с мозгами, когда в кои-то веки ему не хватало тактильного контакта, без сложностей, и не хватало дыхания, чтобы в повторяющиеся
«No, you girls never know» пропустить хоть каплю звука. Может, что-то действительно менялось.
Ещё Люцифер точно знал, что если она сейчас осчастливит даже шлепком по рукам, пока он их целомудренно сцепил в замок на её животе, под её руками и локтями, покачивая и её, и себя бёдрами в стороны, его сердце будет совершенно точно разбито, спасибо смеси похоти, и без того страдающей от всех сегодняшних признаний гордости и пойманной волны чего-то ностальгического и при том нового, которая затопила его и требовала ещё, ещё, больше, до исступления.
Поэтому, забыв считать, на какой строчке ему мурлыкать в волосы Лилит «How you make a boy feel», он сделал свой любимый трюк с отвлечением внимания:
— Не думал, что ты ценительница британской музыки, — и развернул к себе, при этом отпуская из объятий. Его руки переместились на пояс халата, чтобы подтянуть кое-как наспех завязанный узел, глаза опустились. И ещё один прыжок:
— Ты не виновата, и никогда не была. Не в том смысле, в котором вину определяет беспристрастный суд, — он не прекращал улыбаться, широко, так, что его натянутое ямочками и складочками с неровным тёмным румянцем поперёк переносицы и на скулах лицо казалось экспрессивной театральной маской, только ещё и двигалось. — Твоя вина лишь в том, что смела не потакать и переходить дорогу слишком могущественным врагам.
Даже сумасшествие Каина, уничтожившее в итоге тысячи судеб и целый чужой мир — стечение множества обстоятельств. Лилит только подлила масла в огонь, дав молодому чудовищу знания и путь к могуществу, не предназначенному для смертных. А до этого Самаил мог перестать путаться с женщинами, зная, что всегда порождает чудовищ, а, когда они рождаются в семьях смертных матерей, никто их не видит и счёту им не ведёт, пока не начинается бойня, как Троя или Битва при Маг-Туиред. А до этого людей могло не быть в их глубоко прискорбном виде, и из него его Творец — не делать монстра.
Но справедливость и мораль во вселенной появились сильно позже, чем даже родилась Лилит. Её выстрадали на волнах океана крови и боли люди и чудовища, которые придумали этих людей.
В комнате как будто посветлело — не то по улице или Сене прокатился подвижный остров подсветки, и её отразило во всех окнах и стенах, в итоге попав и в сумрачный прокуренный номер, то ли ему не хватало дыхания одновременно говорить и продолжать танцевать даже без резких движений. Голову у него и вовсе кружить могло от пяти разных причин, но это было приятное чувство. В руках опять возникли очки. Надо их было куда-то отложить, пока не разбил, и Люцифер прошатался к подоконнику, заменив очки в кармане халата на пол-литра зелёной бутылки какой-то французской минералки.
— И вообще, это я должен тебя просить, — подозрительно перекликаясь с концом отзвучавшей песни, с уже совсем перевернувшимися смыслами, сказал Самаил, сделав глоток и снова беря женщину за руку. Но первое желание можно было оставить на попозже, потому что у следующей песни был ещё более башенный и зажигательный ритм.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Lilith
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 130
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Лилит
30 y.o. | 150 000; первая женщина, ведьма, в миру известна как Констанс Лаберж
Сообщения: 319
Зарегистрирован: 27 мар 2019, 18:57
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#15

Сообщение Lilith » 22 авг 2019, 21:20

- Именно, - с серьезным видом заявила Лилит, - Если бы я искала рая в шалаше, то лучшим вариантом было бы остаться в Эдеме.
Отвечая откровением на откровение, она и не думала лгать, даже заботиться о чужих чувствах, которые неожиданно оказались не такими уж и безразличными ей, хоть и было в том много злорадства, оно сломалось об осознание того, что должно быть, Самаилу её готовность принять его желание извинений было гораздо важнее, чем ей, выйдет ли из этого что-либо.
Он был будто на шаг впереди, снова. А быть может, догадывался, что злость её не утихнет одними лишь широкими жестами и желанием прощения - ещё не ясно, искренним ли. В одно мгновение ей казалось, что да, в другое - что походит это на желание старца иметь того, кто подаст ему стакан воды и проводит в последний путь, держа за холодеющую ладошку. Чувствовал ли он себя уязвленным, потеряв крылья? На первый взгляд не казался таковым, даже брёл от реальности будто на костылях, неспешно, размахивал ими широко, да вот только двигался не так скоро.
Он был на шаг впереди, когда отпустил её от себя прежде, чем она успела разорвать ставшие слишком тесными и жаркими, ввиду непрошенных воспоминаний, объятия, хоть это не спасло его от предупреждающего взгляда. Но был он недолог.
- В самом деле? - Лилит звонко рассмеялась, изгибая тонкую бровь, - Ещё скажи, что у меня не было другого выбора.
После очередного поворота она сделалась притворно-задумчива.
- И что же, кому запишем это в вину? Быть может, тому первому оленю, чьё бьющееся сердце толкнуло меня на скользкую дорожку?
Лилит фыркнула, продолжая замершее, будто завязшее в смоле, движение. В своё время она сделала выбор, быть может, он не был вполне верным, но совершенно точно был осознанным, её собственным и ведьма была слишком горда, чтобы позволить сейчас отнять у нее это подобными заверениями, сколь бы ни были они льстивыми и ласковыми.
Лилит внимательно обвела взглядом мужчину, вскользь отмечая, как отвис от бутылки карман халата и сколь ненадежным кажется узел теперь, но первый порыв затянуть его туже подавила, под последние аккорды мелодии скрестила руки на груди, переводя взгляд на лицо Самаила.
- И о чём же месье должен просить? - спросила Лилит с дежурной улыбкой, вновь становясь подозрительной, не реагируя на изменения мелодии ни жестом.

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#16

Сообщение Lucifer » 22 авг 2019, 22:49

— Я спрашивал, не хватает ли меня в твоей благополучной жизни как бедствия, — фыркнул Самаил. Самонадеянно, но точно, ему самому быть бурей снаружи привычнее и проще, чем удобным тёплым телом под боком. Сейчас большая часть той силы, которая питала его задорную бесноватость, правда, ушла, и каждый день ему до полудня хотелось после ночи бдений только лежать, а с полудня до часов трёх дня — лежать, закидывая в себя какой-то джанк-фуд и тыкая пальцем в смартфон. Поначалу раздражавшая неспособность контролировать нужды смертного тела приложением силы воли, каплей магии и больше — ничем, сначала сменилась апатией и стремлением забыться, а теперь сменилась простым непониманием, в котором он болтался, по привычке закидывая странное полубесчуственное состояние депрессантом и стимулятором одновременно, что с этим вообще можно сделать, кроме бессмысленного удовлетворения базовых потребностей и ползанья между городами в поисках чего-то, чего не знал сам. Находил, обычно, собутыльников, чертовщину и угрожающие его жизни неприятности.
— Выбор, Лилит, странный предмет: он вроде бы есть, а вроде и нет, — дёрнул плечами Люцифер, продолжая танцевать.
— С детьми от нескольких кровей воля случая и выбор больше, но с нами с тобой, сотворёнными? Мы делаем то, что позволили нам делать, мастеря нашу суть и отпуская нас в полёт. Но и тут тоже всё сложно.
Отпуская пояс из руки, Самаил даже подумал мельком, а не похвастаться ли отсутствием пупка, а потом вспомнил, что там, откуда они происходили, это было не таким дивом, как на Земле, покорённой детьми чьих-то детей, почти исключительно рождёнными матерями легко или в муках, но без великой идеи и образа в уме.
— Кому хочешь. Можем прибить к уже не столь всемогущему, могу, как наследник, принять на свой счёт, я тут пока ещё отвечаю на вопросы. Но что тебе даст это осознание? Спросишь за все свои беды? Вернёшь за них сторицей?
Оставалось гадать, когда же она на него бросится. Люциферу, нездорово возбуждённому искателю острых ощущений, жаждалось любой реакции, на самом деле. Он остался именно в этом отеле, прекрасно сознавая все риски, и теперь придуривался, как чувствующий себя не то всесильным, не то уже всё равно обречённым сорваться канатоходец.
— Для начала — ещё одну песню. Текст дурацкий, а мелодия — самое то.
Разговаривать было сложно, беситься от души, начиная задыхаться, ещё пару раз дёргая узел халата и подкидывая минералку под потолок, совершенно не проверяя, надёжно ли закрутил крышку — просто. Но на все почти четыре минуты его не хватило, он, держа дистанцию и не трогая Лилит больше, чем касаниями на вытянутых руках, сначала отступил через комнату к кровати, а потом просто с размаху упал, прислоняя ко лбу всё ещё холодную бутылку. Он вспотел, его тело плыло, его зрение плыло, сердце билось бешено, мускулы сводило, и хотелось только лежать. Великими трудами и долгими упражнениями в дисциплинах алкоголизма и идиотизма, Люцифер решил, что он на сегодня, как танцор, морально и физически закончился. Отдышавшись через рот, с закрытыми налипшими на влажный лоб волосами глазами, он, сначала, сухо рассмеялся, потом сделал глоток воды, больше обливаясь, а потом произнёс севшим голосом, касаясь пальцем рассохшейся и саднящей губы.
— Вообще я хотел попросить у тебя поцелуй, но момент прогадал. Поменяю на твой пиджак. Он у меня в плену.
На самом деле, в шёлковой подложке зарывалась его откинутая за голову выше рука, и вытянуть одежду из-под него Лилит не составило бы никакой сложности, но Самаил уже достаточно весёлого безумия сегодня произвёл, и ещё немного под конец танцев, до того, как усталость вместе с безделием и злоупотреблением свалят его спать, себе можно было позволить.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Lilith
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 130
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Лилит
30 y.o. | 150 000; первая женщина, ведьма, в миру известна как Констанс Лаберж
Сообщения: 319
Зарегистрирован: 27 мар 2019, 18:57
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#17

Сообщение Lilith » 24 авг 2019, 23:50

- Я знаю множество других способов побороть скуку, - сказала Лилит, вывернувшись из неудобного вопроса, как совсем недавно из усложняющих всё объятий. С тех пор, как решила она отбросить в сторону лишнее, пустое и наслаждаться музыкой так, будто не пролегла меж танцорами пропасть, сложностей Лилит не желала. Поняла теперь, что не хочет она и поднимать тему, как одному жилось без другого, пожалуй, даже не стремится узнать, кого расставание припечатало больнее. Было это бессмысленно и ничего не меняло.
- Ты же знаешь, я не верю в судьбу, которую нельзя было бы изменить, в противном случае принимаемые нами решения не стоили бы и гроша, - возразила Лилит, тоже не останавливаясь и на мгновение. Творец создавал её вовсе не для тех дел, что успела она натворить, начиная с того момента, как повстречала в райском саду змея, и даже не для сегодняшних танцев, которые с каждым аккордом становились всё более дикими.
- Потому ответственность за это не отдам никому, а за что спросить могла бы найти и без этого, но сегодня танцы мне больше по душе, - продолжала Лилит, делая очередной быстрый поворот вокруг своей оси.
На просьбу Лилит ответила не словом, но действием, двигаясь под зажигательную мелодию. Подозрения чуть утихли, а вместе с ними угасала и злость, неистраченная её энергия же находила выражение в танце.
Самаил, явно не привыкший ещё к смертному телу, не научившийся сохранять его резервы, а в последние дни и вовсе истрепавший его сильно алкоголем, наркотиками и плохим сном, выдохся достаточно скоро. Лилит же останавливаться сразу не посчитала нужным, хоть подушечки босых ступней уже и горели от частых поворотов и некоторых элементов танца. Закончила танцевать лишь тогда, когда отзвучали последние аккорды музыкального произведения.
Подошла к кровати, по пути повернув регулятор громкости на центре так, чтобы мелодия играла фоном.
- Так не пойдёт, - сказала женщина, склоняясь над Самаилом, улыбаясь. Взялась за ткань пиджака одной рукой, второй оперлась на кровать по правую сторону от мужчины, поцеловала в колючую от пробивающейся щетины щеку, вытаскивая вместе с тем из-под него одежду, - Я забираю заложника и ухожу.

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#18

Сообщение Lucifer » 25 авг 2019, 11:25

Самаил вот тоже активно не верил в Судьбу. Пожалуй, даже слишком активно, так, что любые его упорные действия, чтобы всё сделать по-своему, оказывались частью исполненных пророчеств. В большом полотне событий другие кукловоды его играли как первую скрипку. Бесило неимоверно всякий раз.
Но это он такой, обречённый, потому что созданный, наверное. Какое-то время назад, когда он перестал делать что-либо в принципе, сводя шанс очередной ошибки и разочарования в ноль и стал просто наблюдать за людьми, он заметил, что, действительно, судьбу свою многие выбирают сами. Есть момент для появления героя, и есть возможный герой, который может взяться за тяжёлое путешествие. Не избранный, как любили сказочники, а удачно подвернувшийся. И этот несчастный мог убедить себя, что у него же хозяйство, работа, жена и дети, и на зов не откликнуться. Зов найдёт другого героя, рано или поздно. Был в этом какой-то здравый смысл. Одиссей свою семью своим отсутствием не осчастливил. Самаил был из такой породы героев. Уж слишком узнаваемый архетип.
— Вот за такой дух я и люблю тебя, дорогая! — подытожил, оставляя в покое мысли Лилит, и давая себе дышать нормально.
Когда тебя очень долго обвиняют во всём подряд, гордость за собственные поступки и проступки тоже становится оплотом самосознания, в круговороте слухов, несправедливого отношения и лжи. И, хотя, оглядываясь назад, очень многими своими поступками Люцифер был не горд, о некоторых откровенно сожалел, хотя многие ситуации не сообразил бы, как вывернуть иначе, он был готов за них отвечать. За них и только за них, но не за весь багаж приписанной ему мерзости человечества. Человечество само успешно плодило в себе пороки, о которых он, падший, но всё ещё ангел, обычно развлекался говорить и фантазировать, смакуя декадентский купаж, но в приложении к себе мог помыслить с трудом. Так, знаете, разве что разок попробовать, как каких-нибудь мадагаскарских тараканов или амазонских личинок в медовой глазури. Какую угодно мерзость и яд, что ещё остались неизвестными ему на вкус и запах в этой вселенной, лишь бы заставить кровь в жилах гудеть и сердце чаще биться.
Ещё разок попробовать можно было, например, устроить постельные тисканья с Лилит, когда она могла неиллюзорно дать сдачи. Она знала, что он поступит именно так, — был уверен Люцифер, делая ей ногой подножку и ловя в капкан из ног и рук.
— Это не поцелуй, а халтура! — рассмеялся, сам себя лишив дыхания, мужчина, прижимая Лилит к себе. Лицом к лицу, он быстро нашёл её губы и ухватил своими нижнюю, игриво засасывая и прикусывая. Минеральная вода смыла с его языка мучнистую и горькую сухость и алкоголь, поэтому ему остались целиком только вкусы и запахи от неё. Вот тонкий слой бурбона поверх слюны и кожи, а это совсем малая капля стёршейся косметики, наверное, гигиенической или чисто символически полагающейся бизнес-леди, потому что рыжая ведьма издревле берегла свою красоту лучше любых кремов Estée Lauder и ресницы и глаза у неё были ярче без всяких подводок и туши.
Откуда-то в горле у Самаила в момент абсолютной радости взялся ком. Его тело покалывало от жара, а сознание, ничем не защищённое, выло от мыслей, которые только можно было извлечь из клубка смешанных чувств.
Многие проклятия и чары спадают со смертью. Он мог бы догадаться, что вышедший ему боком испрошенный некогда с Венеры дар был одним из таких. Она не отобрала у него способность любить, похотливая тщеславная сука, своей просьбой он её оскорбил и она желала его проучить и заставить пожалеть о своей просьбе. Но теперь, вместо поиска простых и бессмысленных удовольствий, как и стоит самодостаточному и скучающему в своей одинокой вечности существу, неспособному ни к чему привязаться, ничему остаться верным и ни с кем быть абсолютно искренним, он будет вновь метаться между удушающим бременем неразделённой любви и всепоглощающей вины, как дерьмовый хранитель, ни на что не годный супруг (во всём, кроме имени, он был таковым ведь) и попросту пойманный в опасном мезальянсе бессмертный. Сейчас смертный.
Какое ужасное, страшное, тошнотворное чувство!
«Я люблю тебя, хочу тебя, всегда и вечно, особенно сейчас, но я опять обижу тебя, беги от меня, только будь счастлива, и я как-нибудь переживу», — он думал что-то такое и в прошлом, и сейчас. А уроков никаких всё усвоить не мог, потому что понимать можно многое, а с чувствами своими (и тут дискомфорт в складках халата был самой меньшей из проблем) не вынужден справляться разве что мёртвый кусок скалы, которому Самаил был абсолютной противоположностью. Никакое рациональное измышление, что любовь — это психическое расстройство, которое превращает свободных разумных существ в полуслепых алчущих рабов и хозяев друг другу, но к которому всё стремятся, веря, что будут в этом разделённом безумии счастливы, была бы степень одержимости взаимна — не помогало. Любовь гораздо коварнее, чем тот круговорот насилия, взаимополгощения и эгоистичного пользования и удовольствия, который олицетворяла похоть, а превозносится как высшая благодетель. В чём радость желать кого-то недоступного, или разочаровываться в союзе, который, казалось, навсегда, и оставаться в одиночестве и горечи или в поисках новой дозы подобных чувств, раз их испытав и подсев?
Самаил ослабил хватку, перевернулся набок, немного нависнув над коварно захваченной им женщиной, после чего отстранился, приподнявшись на руках.
— Уходишь? — голос у Самаила был низкий, тон неопознаваемый, неоднозначный: не то насмешка, не то разочарование, не то деловой интерес — выбери любой, как в игре в напёрстки. Англичане были известны хлёстким юмором сквозь сжатые челюсти и злобной иронией при лучезарных улыбках, а где в них что было первым — поди угадай. И на нём отпечаталась эта, одна из последних величайших империй, её меланхоличный, но ироничный дух. Может, и он на ней отпечатался, даром, что ли, они воевали за независимость от папской власти?
Расплетя узел из ног, ничего больше не сказав, он с трудом сполз с края кровати. Хрустнула где-то пластиковая бутылка. Ему надо было умыться, а Лилит надо было бежать, раз уж она изъявила желание. Он отбегал за двоих столько, что на целую вечность хватит, и теперь не хотел ни сам никуда уходить, ни отпускать. В зеркале в туалете, которое он завешивал полотенцем и вот теперь, умываясь, открыл, на него, расплываясь до неразличимости, смотрели покрасневшие глаза на лице кого угодно, только не мужчины мечты. Потом они опять промелькнули чёрным, как и все последние дни. Что бы ни сделала Астарта после того, как выкинула его отдыхать от забега с Дикой Охотой, его тьма его всегда теперь ждала, прикованная к его отражению, навевая дежавю от странных моментов из самых давних дней.
Осталось решить, что уйдёт, а что останется.
Он одёрнул полы халата, морщась. Пожалуй, ему нужно было отпустить Лилит.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Lilith
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 130
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Лилит
30 y.o. | 150 000; первая женщина, ведьма, в миру известна как Констанс Лаберж
Сообщения: 319
Зарегистрирован: 27 мар 2019, 18:57
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#19

Сообщение Lilith » 26 авг 2019, 12:16

В отличие от Самаила, Лилит не выставляла напоказ свои мысли, хранила их глубоко, как завещал он сам когда-то. Не приоткрыла их и в момент близости, как не ответила на поцелуй, хоть губы её в этот момент дрогнули. Не ответила, потому что знала, что этого ей будет мало, как и этих касаний через слои одежды.
Она любила его и ненавидела одновременно. Хотела сжать в объятиях и вместе с тем раздавить, стереть с лица вечную его ухмылку, заставить чувствовать всё то, что ощущала когда-то она. И едва сдерживалась, отказывая себе в касании, тогда как пальцы жгло от необходимости ощутить тепло кожи, дотронуться до колючей щетины, зарыться в волосы, но всего касался лишь взгляд, да быстро колотилось сердце.
Поцелуй этот был слишком недолог, мимолетен и Лилит ощутила лёгкий укол разочарования, но всё же не потянулась следом за ускользающими ощущениями.
В ответ на вопрос, не доверяя своему голосу, Лилит кивнула. Уйдет.
Она встала с кровати сразу следом, повесила пиджак на сгиб локтя, прошла в ванную, облокотилась на косяк.
- Я вернусь, - в уходе её не было большой необходимости - никаких срочных дел, которые нужно было бы решать немедля у неё не было, она могла бы остаться прямо сейчас, хотела этого, но куда больше ей хотелось заставить Самаила ждать. Так, как множество раз ждала она.
Она не сказала, когда - через час или, быть может, через два, могла бы уйти вовсе не давая таких обещаний - закрыть за собой дверь и сделать вид, что мужчина за нею ей безразличен. Нет, и тут он был прав, ей его не хватало. Он не был красив - теперь в особенности, но все прочие отношения были пресны и скучны, не давали и доли тех эмоций, какие, и это помнилось слишком хорошо, сопровождали её отношения с падшим. Скука - вот то, что толкало её на изломе двенадцатого и тринадцатого веков дразнить инквизицию, а занятие это было куда более опасным.
За этот немалый период с их разрыва, у Лилит было множество любовников - молодых и опытных, дерзких и тех, кто был готов исполнить любое её желание, но все эти отношения были интересны очень непродолжительное время, до тех пор, пока не теряли своей новизны. Самаил был иным и ещё только лишь отталкиваясь от дверного косяка, она точно знала, что вернётся. Знала и то, что в тот момент комната эта может быть пуста, но гордость не давала остаться теперь.

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[3.11.2018] British Invasion

#20

Сообщение Lucifer » 26 авг 2019, 13:16

— Угу, — промычал, держа лицо в полотенце, Люцифер. — Удачи.
На этом разговор был закончен.
Пусть бежит. Он найдёт, чем заняться, вместо давних своих пиздостраданий, успокоится, подойдёт к этому снаряду ещё раз. Хотя не, кого он обманывает (себя) — он будет лежать обиженным и злым, в первую очередь на себя, сбежит через окно в пять утра, спустившись без страховки по балконам и спрыгнув в фигурно выстриженный куст, и исчезнет, зализывая раны на своём эго. Конечно, попробует заняться чем-то помимо, потому что он закисает от скуки и никчёмности как непастеризованное молоко вне холодильника — в течение часов.
На Лилит в поиске смысла жизни рассчитывать было нельзя. И это было правильно. Нельзя ни на кого вешать такую ответственность, тем более на женщину, пусть и не такую хрупкую и беспомощную, как ему нравилось думать.
Когда дверь закрылась, он даже не проверил, встал ли магнитный замок, просто вышел, наконец, из туалета, в котором прятался от повисшего вновь, с приглушённой музыкой и тающим следом женских духов, одиночества, нашёл пульт, нашёл помятую минералку, и упал в постель, думая, где оставил сигареты, но жадничая на магические трюки в этой странной пустоте. Да и курить в постели опасно: он уснёт, забыв прижимать к полу дым, и сработает сигнализация, или не сработает, просто начнётся пожар.
Он никогда не сгорал так, как люди, обугливался снаружи, а не разрывался от нестабильности в первую очередь собственного разума, управляющего силами, изнутри. Возможно, стоило попробовать. Но не сегодня.
Он выкрутил громкость, но последняя песня в плейлисте была нежной, тихой и баюкающей.
I live to dream again
I live to dream, again…

Самаил прикрыл глаза, щупая занемевшей от объятий с Лилит, а теперь всё ещё покалывающей правой рукой кожу под халатом, где-то по рёбрам над постепенно успокаивающимся сердцем, представил, что бы могли делать с ним её руки, не выбеси он её своим идиотским поведением, столетиями и тысячелетиями его, прикусил губу. Нет, хватит. Он достал коробок леденцов и закинул себе в рот один, чуть не подавившись, запил, чтобы пузырьки взорвали в его желудке эту бомбу поскорее. Призвал телефон. Сменил плейлист, и ещё, и ещё раз, пока британское музыкальное завоевание, полное декадентных, меланхоличных и романтичных мелодий не закончилось и на экране не высветилось название Gogol Bordello. Вот это ему нравилось больше. Музыка контрастно бахнула, резкий восточно-европейский акцент царапнул ухо. Теперь он мог спать и не думать о том, о чём не хотел.
Наутро в номере был срач и записка, которую он даже не подписал на имя Констанс Лабердж, с телефоном и припиской: «а если буду не отвечать или не позвонишь — я сам тебя найду». Запах дыма и железа остывал над полом, полотенце на полу ванной истоптали какие-то лапы крупного кота, но по записям номер никому не сдавался неделю и горничная была озадачена, откуда сигаретный дух, грязные простыни, грязная душевая, и вообще весь бардак.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей