[26.06.2018] Winter is Coming

Ответить
Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[26.06.2018] Winter is Coming

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 19 июл 2018, 13:28

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
26 июня.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Нифльхейм, колодец Хвергельмир.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Thrud Thorsdottir, Thor Odinson aka Baldr Odinson, Tyr Humirson.

СИНОПСИС:
После того, как Тюр и Труд побывали в Фолькванге, где Фрейя со своим опытом познания речей Одина помогла разобраться в очередных загадках Всеотца, у бывшей валькирии было время на раздумья.
И даже она приняла необходимость изменений, для которых пришла пора.

Но отправляться к источнику сущего всего одной она не пожелала - и обратилась за помощью к тому, кто знает всё наперёд и кто был в мирах и живых, и мёртвых. И светлейший из асов, Бальдр, чей свет способен разогнать даже вечные туманы Нифльхейма, уже ждал её.

NB: по возможности, пожалуйста, ограничьтесь постами до трёх тысяч символов.
Спасибо!
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[26.07.2018] Winter is Coming

#2

Сообщение Thrud Thorsdottir » 19 июл 2018, 16:09

Последние несколько дней она думала о словах Фрейи всё то время, когда не думала об отце и его выходках.
Труд сложно было назвать примерной дочерью: она была упряма, как её отец, и хитра, как её дед, а потому обыденно прогибала свою линию ловко и незаметно, но в этот раз вышла изумительно отвратная история.
И Труд - Труд скучала по громовержцу. Ей не хватало ровного осознания, что он всегда у неё есть, угрюмый и немногословный, но всегда - родной отец, со всей его любовью и сумрачной решительностью. Головоломка, подброшенная Одином с барского плеча, была кстати - она отвлекала от этих дурных мыслей. Не помогая полностью избавиться, она позволяла хотя бы ненадолго переключить внимание.

Бывшая валькирия пошевелила пальцами, наблюдая, как вокруг узкой татуированной ладони скользят болотные огоньки. Пока Тюр пропадал в Совете, возвращаясь с каждым вечером всё злее (с точки зрения эксперимента было интересно, как скоро он начнёт состоять из ненависти целиком), сейдкона правдами и неправдами договорилась с командованием о максимально длительном увольнении и теперь пыталась решить личностные проблемы.
Получалось не слишком.
Отсутствие смысла в жизни тяготило. Там, где прежде был долг, осталась чёрная дыра, и никакая любовь не могла бы её заполнить, никакой сейд не смог бы вымыть эту печаль; ей нужно было к чему-то стремиться, но сейчас не было ничего.

Такой, какой она была теперь, здесь и сейчас, Валькириор бы не смог принять её, асинья понимала оное отчётливо.

И Вотан, конечно же, был прав - как всегда. Весь её выбор заключался не в том, что именно сделать, а в том, чтобы сделать что-нибудь или не делать ничего, потому что не было иного пути, кроме как найти самоё себя, никогда не рождавшееся.
Болотные огоньки продолжали плясать вокруг белой ладони, пока Вилкмерге смотрела на них, и зеленоватые блики отражались в льдистых глазах.
- Пусть так, - сказала она наконец.
Её путь лежал домой теперь, и тот, к кому она собиралась, наверняка уже ждал.
*** Лёгкие волчьи шаги отмеряли бесконечные мили зелени асгардийских лесов; бесшумная, как дикий зверь, дочь Тора скользила меж деревьев. Лёгкая мелодия, поднимавшаяся к облакам, служила ей проводником - и она не сомневалась, что только для того светлейший из асов и играл сейчас.
Он не был даже пророком, он просто жил между всеми временами, одинаково легко глядя и в будущее, и в прошлое, и потому всё, что случалось, было для Бальдра… Просто было. Он не способен был удивляться, впрочем, не способен был и расстраиваться, ибо всё знавал заранее, даже собственную смерть и возвращение из неё.
Чарующая музыка всё ласкала слух.

Выскользнув из-под ели, Труд подошла к асу. Вокруг него по обыкновению собралась целая толпа благодарных слушателей, даже пара волков позабыла о жаркой охоте. Мановением руки разогнав зверинец, что не смог противиться лесной хозяйке и недовольно разбрёлся по сторонам, бывшая валькирия упала рядом с дядей на траву, заложила руки за голову.
- Здравствуй. Я пришла просить тебя о помощи.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[26.06.2018] Winter is Coming

#3

Сообщение Thor Odinson » 20 июл 2018, 00:44

- Почему ты не могла подождать, покуда звери дослушают? Им нравилось ведь. И тебе бы понравился конец, коли оному дала бы ты случиться.
Отложив инструмент в сторону, Балдур потянулся, и скорбно улыбнувшись, проводил взглядом последних зверушек, удалявшихся вглубь леса. Растянувшись на траве, он уставился на кроны деревьев, заложив одну руку за голову и пальцами второй перебирая воздух, будто струны. Арфа, хоть и лежала неподалеку, вела себя так, будто бы ее хозяин все ещё играл на ней - только уже другую мелодию. И шелест ветвей вторил ей, так, как это может делать лишь природа, когда она сама желает творить такую музыку.
- Как твой муж? - правила приличия стоило соблюдать, даже если без них можно было и обойтись. - Мне показалось, что переживает за тебя он больше, чем показывает. Зачем ему ты то позволяешь, Труд? Ты ведь добрая, хорошая девица, не надо так с сердцем, которое неловко лишь сбросило оковы льда, которые само же на себя и наложило. - Все ещё смотря на листву, Светлейший внезапно резко, но неестественно грациозно встал, и протянув руку Асинье, утянул рыжеволосую за собой. - Идём, хочу тебе кое-что показать. А заодно спрошу несколько вещей.
Он знал, зачем у нему пришла дочь Тора и Сиф. Знал и то, почему пришла именно к нему, а не к мужу, или, упаси Норны, к отцу. Ведомо ему было и то, что она обретёт в конце этого пути - и знал бы кто, как это было до печали скучно. Однако для нее эта история должна быть совершенно иной: в ней должны быть переживания, страсть, эмоции, жизнь, смерть, перерождение, страх, доверие - все то, что сделает ее историю незабываемой. Что позволит запомнить этот путь, и не забыть, зачем валькирия - о да, это ей также ещё предстояло узнать - ступила на эту стезю. Однако это не было игрой, нет. Скорее... Крайне скрупулёзным редактированием саги, кропотливая работа, призванная только для того, дабы вручить пергамент со словами тому, о ком они были написаны, чтобы он вложился свой душой в начало и конец сказания. Ну и конечно же, посередине добавил ярких красок.
- Скажи мне, Труд - перемахнув через бревно, сваленное медведем как знак границы своей территории, Бальдр весело и радостно улыбнулся, шутливо покачиваясь одной ногой на кочке - как горный тролль называет человека?
Это было первым его вопросом. И он уже знал, как ответит на него Асинья. Проведя рукой по берёзе, он вовремя поставил ладонь, когда дерево в знак благодарности покоилось с ним своим соком, и предложил оный вёльве. - Ну или, быть может, ты скажешь мне, что делает оружие людей?
Ну а третий вопрос Балдур озвучил уже тогда, когда они вышли к озеру, от которого тянуло неестественно успокаивающей прохладой. Здесь было спокойно, тихо, и совершенно... Умиротворённо, что ли.
- И наконец: поведай мне, Труд: что сказал отец мой мне на ухо, когда на костре погребальном я лежал?
И это ее ответ ему был уже известен. Но в этой забаве была и поучительная сторона. Кивнув на теплый меховой плащ с одеждой ему под стать, аккуратно сложенный на камне неподалеку вместе с флягой с какой-то мерцающей водой, Одинсон тепло улыбнулся, и ободряюще погладил девушку по плечу:
- Иди, переодевайся. А заодно сними лишний груз с себя, который отпустить все ещё ты не решилась, Труд. Путь и так будет тяжел, незачем ношу лишнюю тебе с собою брать. И я тебе поведаю, как ты ошиблась, оказавшись правой. [AVA]http://s0.uploads.ru/lwMVE.jpg[/AVA] [NIC]Baldur Odinson[/NIC]

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[26.07.2018] Winter is Coming

#4

Сообщение Thrud Thorsdottir » 20 июл 2018, 15:07

Мелодия всё летела, хотя музыкант уже не касался своего инструмента, и она слушала переливы нот, прикрыв глаза. Острое, хищное лицо сейдконы на какой-то очень короткий миг показалось безмерно юным и совершенно беззащитным; Бальдр легко обнажал суть вещей и вытаскивал наружу истинное, о чём давно никто не помнил - а то и вовсе не знал.
- Потому что чем дольше мы все слушаем тебя, тем меньше остаётся возможностей уйти, - виновато улыбнулась женщина.
Переплетя свои пальцы и руки прижав к груди, бывшая валькирия на миг замерла, глядя на то, как на обоих запястьях проступают татуировки, вплетавшиеся в узоры других, обычных, что давно жили на её коже, потом глубоко вздохнула и расслабилась. Рисунки тут же исчезли; обычному взору они были невидимы.
- Боюсь, что у меня сейчас нет выбора, - призналась Труд наконец, - я бы рада была дать ему спокойствие, но его нет даже у меня самой, а потому и поделиться с ним мне нечем. Есть вещи, которые должны случиться.

Гибко поднявшись и поблагодарив дядю за поданную ладонь, женщина пошла за богом, бесшумная и лёгкая, как призрак, как дым; она, впрочем, сейчас и была дымом - от прежней себя, сгоревшей и до сих пор не восставшей. Холодные голубые глаза, такие яркие и чистые, что лёд фьордов мерк с ним рядом, смотрели куда-то сквозь суть вещей, ни на чём не задерживаясь.
Их прогулка по лесу была похожа на странный, завораживающий танец.
- Едой, - ответила Труд в первый раз.
Она любила Бальдра, ибо его невозможно было не любить; он весь состоял из света - и щедро делился светом с каждым, кто того желал. Дочь Тора скучала по нему, ибо Асгард без него холоден был и пуст; и теперь ей стало легче.
Женщина улыбнулась своим мыслям, подставила ладони под берёзовый сок, которым поделился с ней ас, и лёгкая, неуловимая почти сладость скатилась по языку, когда она коснулась влаги губами.
Шумел лес, и словно во всём златом граде осталось их только двое.
- Пахнет порохом, - ответила она во второй раз, - и убивает, чтобы место освободить для новых людей.

Плескались мерно и тихо волны озера. На миг воительница остановилась, подставив кожу хладному воздуху, тянувшему с воды, глубоко вдохнула; пахло свежестью и немного - водорослями; плескалась рыба. Крупный белый лебедь, красовавшийся в лакуне чуть поодаль, выгнул шею, глядя на гостей.
- Того не знает никто, светлейший из асов, - ответила она в третий раз, изящно склонилась перед богом, - тайного слова, что он поведал тебе на костре, никому иному Всеотец не открыл, а я - не Вафтруднир, дабы мудрейшей себя считать. Моё невежество всегда будет велико, как бы я не старалась его исправить.
Взяв одежду, асинья, ловко пробираясь по крупным камням, ушла облачаться в новое платье, оставленное Светлым, но вскоре вернулась: высокая, стройная женщина в чёрных одеждах, вновь бесстрастная, как хорошо отточенный клинок. Ни оружия, ни украшений, ничего; только волосы алые, как пламя Сурта, были ярки.
- Ведь каждый путь тяжёл, - помолчав, произнесла она, - без этого не выйдет куда-то прийти.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[26.07.2018] Winter is Coming

#5

Сообщение Thor Odinson » 20 июл 2018, 15:44

Задумчиво оглядев Асинью, Балдур только усмехнулся, и бросил ей свой нож: не массивный, не устрашающий, но с резной рукоятью и весьма функциональный.
- Дочь битвы не должна без оружия ходить. К тому же, то тебе понадобится. Ну и теперь, покуда буду руны я чертить, ты будь добра, Труд - внеси поправки, путь яснее нанеси, ибо твоя связь с реальностью сильнее будет, нежели моя.
взяв какую-то палочку, Одинсон принясля чертить неполный круг, часть которого уходила в воду. Следом он начал наносить руны по его краям, и узорами выводить путь, который знающие могли бы назвать как путь в другой мир. Не всем нужен был бифрёст или артефакты для путешествия - но подобные методы требовали как знаний, так и силы, которую получить можно либо с кровью предков, либо за долгие годы обучения. А чаще - только при наличии обеих факторов.
- Так вот... Тролль человека и величает человеком, Труд. Нет, наречия могут по-разному звучать - но перевод один. И ты ведала ответ на сей вопрос, но поскольку лежал он на поверхности, вряд ли посмотрела в сторону его, углубившись в хитросплетенья отношений этих видов двух. Это не есть плохо, это... это просто есть.
Еще несоклько витков, и что-то Бальдр увлёкся в вырисовывании вязи - так, по крайней мере, казалось со стороны. на самом деле же он оставлял здесь след для того, кто неминуемо вскоре за ними последует, дабы он успел вовремя. Но внешне это выглядело всего лишь как рисунок, укрепляющий мост.
- Оружие человека - оно ничего не делает. Совсем. Это всего лишь вещь, как она способна делать что-то? То не наши артефакты. Но и здесь ты была права, в руках смертного оно как бы творит самые различные вещи, и все же само по себе не творит ровным счётом ничего. Это также тебе было ведомо прекрасно, вёльва юная. Ведь не копьё судили, а того, кто его бросил, коли помнишь ты. Нельзя винить в любых поступках кого-либо, кроме тех, кто их замыслил: все остальное только следствие, которое в какой-то мере оружию подобно.
Ободряюще улыбнувшись валькирии, Балдур наконец закончил рисовать, и усевшись на песок, наблюдал за штрихами Девы Щита. Ему нравилось смотреть, как она творит искусство с лёгкостью обычной рутинной работы, ибо это было прекрасно. А разве мог себе Болдер отказать в созерцании прекрасного?
- Ну и на третий вопрос ведала ответ не только ты, но и все, кто были там. Слова, Труд. Слова мне молвил Один, и то знали все, но не видели в том смысла, посему считали, что неизвестно им сие. Не каждый ответ имеет смысл, равно, как и не каждый вопрос должен быть задан, ибо будет лишь воздуха сотрясеньем, да будет принесён в беседу без цели какой-либо - просто поиск ради поиска, аки Райдо, что зеркально перевёрнутое.
Следом Светлейший встал на ноги, бережно взял Асинью за тонкую, изящную кисть, да вместе с ней вступил в круг, вытянув свободную руку в сторону озера. Свет заполнил воды озера, казалось, даже дно порой было видно - но было ли это взаправду так? Что же, если верить, тогда для верующего оно и было. А следом Бальдр решительно направился прямо в воду, в то место, где круг не был замкнут. Вскоре они оба были полностью уже под водой, и свет, окутывавший их, ощущался даже физически. Еще немного, и они не видели перед собой ничего, кроме светлой дымки, созданной сиянием Аса.
Пока тот не повелел ей развеяться.
И не было на их одежде уже влаги, равно, как и не было воды вокруг - только мгла, которая вновь растянулась по пустынной, мёрзлой равнине, как только свет ушёл из этих земель. А перед их ногами находился недостающий орнамент круга, которого не было на пляже Асгарда.
- Может то быть и путём назад, и уроком для тебя, который примешь ты, коли пожелаешь - он не так уж важен, Труд - успокаивающе провёл тыльной стороной ладони Бальдр по щеке валькирии, убирая непослушные пряди прочь с ее личика. - Но понять его предстоит лишь тебе самой, не мне дано его тебе поведать.
Взяв ее за руку, Светлейший средь Асов направился куда-то вглубь тумана, позволив ему их запомнить, после чего вздохнул, закрыл глаза, остановился - и яркий, почти что ослепительный свет разлился по равнинам Нифльхейма, являя дочери Тора путь, в котором неуловимо угадывались узоры, которые она недавно сама чертила на песке мира Асов.
- Теперь вести тебя я не могу. Но могу следовать - али идти рядом с тобой. Тебе решать, Вилкмерге, зачем я здесь. [AVA]http://s0.uploads.ru/lwMVE.jpg[/AVA] [NIC]Baldur Odinson[/NIC]

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[26.07.2018] Winter is Coming

#6

Сообщение Thrud Thorsdottir » 20 июл 2018, 23:41

Пожалуй, из всех известных ей богов только светлейший из асов мог любой урок преподнести так, чтобы не обидеть и не блеснуть собственной непогрешимостью, чем временами заметно увлекался Всеотец. Присев на корточки перед начертанным дядей кругом, бывшая валькирия взяла другой прут, немного подумала, покусала губы и стала дорисовывать рунные узоры, но с лица её не сходила лёгкая, чистая улыбка.
Женское лицо от этого казалось моложе.
- Спасибо, - произнесла она совершенно искренне, глянула на Бальдра безбрежностью весеннего неба, навсегда отпечатавшегося в глазах, - я поняла то, что ты хотел сказать. Это правда. Я смотрю глубоко, когда надо бы смотреть просто и не искать скрытого смысла, но я часто… Забываю об этом.

И Труд, крепко сжав тёплую руку бога, бесстрашно шагнула в круг перехода. Над ними сомкнулись волны, но вскоре волны обернулись в туман - и дым, и только лёгкое золото Одинсона, стоявшего рядом, казалось неоспоримым здесь. Он был подобен летнему солнцу, которого никогда не было в Нифльхейме; и женщина о волосах из пламени шла с ним рядом, пока Светлый не остановился.
Остановилась тогда и она, вновь сунув руки в карманы. Здесь было очень холодно - даже для неё, выросшей средь весьма и весьма сурового климата Асгарда, и тёплая одежда не слишком спасала, ибо холод этот касался и души.

Торсдоттир набросила на голову капюшон плаща, и мягкий мех оторочки щекотал кожу, которую кусал ледяной ветер.
- На самом деле, - сказала она очень тихо, и непонятно было, обращается ли асинья сейчас к своему собеседнику или говорит сама с собою, - на самом деле, я не знаю дороги. Но могу видеть её - если это правда тот путь, который нужен мне. Впрочем, не похоже, чтобы у меня были варианты.
Тряхнув головой, дева щита посмотрела на Бальдра.
- Потому что без твоего света мне не выйти назад. Ты видишь всё, и это, наверное, ужасно утомляет, я же вижу лишь отрывки… Мелкие видения, пророчества, не имеющие силы, но порой складываю их воедино. Дойти туда, - она кивнула куда-то, - я могу, но на том моя дорога оборвётся. Пойдём.

Это был очень странный путь - посреди туманов, изменчивых, как водная рябь в короткие минуты до начала шторма, по символам, по едва заметному дыму костров, которые некому было зажечь, по теням, которые некому было отбросить. Вилкмерге, лёгкая и стремительная, покрывала расстояние шаг за шагом, увлекая дядю за собой.
Весь путь она молчала.

"А в середине его есть источник, что зовётся Хвергельмир…"
"И берут из него начало все воды сущего."

Он и впрямь был, и тяжёлые струи воды, исходящие паром, поднимались вверх, точно в колодце бурлил кипяток. Сбросив с плеч верхнюю одежду, что стесняла движения, Труд подошла к самому краю, не заботясь законами физики и здравого смысла - по водам подземных рек да по воздуху она ходила так же просто, как по твёрдой земле.
Однако, как она не пыталась, коснуться вод пальцами у неё не выходило - струи ловко ускользали от сильных пальцев, и даже капли будто бы проходили сквозь неё, не оседая на одежде.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[26.07.2018] Winter is Coming

#7

Сообщение Thor Odinson » 23 июл 2018, 17:44

Весь путь Балдур шёл, тихонько напевая какую-то успокаивающую мелодию, разгонявшую холод и мглу Нифльхейма, неумолимо подкрадывающуюся даже без тумана в самую душу сейдконы. Он не разговаривал, сосредоточившись на свете, и душевном спокойствии Труд - да и положа руку на сердце, не была валькирия такой уж любительницей поболтать, тем более при подобных обстоятельствах. Несколько раз во мгле он чуял местных жителей: вечно неупокоенные души, древние твари, которые были заперты здесь и жаждали малейшего шанса выбраться на волю, однако чистый свет Одинсона не давал им шанса подойти достаточно близко к непрошенным гостям. И в одночасье ему было жаль Тюра, которому придётся продираться с боем сквозь этот туман, когда они будут уже у источника - но тут Глаз Игга не видел ни одной вероятности, в которой у Войны это бы не получилось. В конце концов, даже то, что уже мертво, то, что не живо и то, что никогда не рождалось даже, одинаково падёт от Тюрфинга. Их путь светился, виляя всё больше, и мгла с каждым разом рисовала новые ветви, всячески пытаясь сбить Асинью со следа, увести в недра земли вечного холода и туманов, однако Труд безошибочно следовала вперёд, верная своему чутью, сердцу и стремлению. И Балдур ею гордился, наблюдая, как его вера в нее оправдывается с каждым ее шагом. Конечно, как может некто, который живёт, зная то, что было и будет, верить во что-либо, спросите вы? И ответ был прост - просто пожелайте верить. Все, что вы хотите сделать, все и сбудется, от вас лишь зависит успех или поражение. И Бальдр верил в дочь Тора, верил так, как может верить бог, всем сердцем любящий юное дитя, которое внезапно и неожиданно для самой себя становилось взрослым куда раньше ожидаемого.
Источник не принимал валькирию - не хотел. Ему нужна была жертва, и без жертвы его путь, его воды и знания были закрыты для любого. Однако не стоило даже и просить Труд отдавать часть себя - нужно было только правильно понять правила этого места. И Болдер понимал их, пожалуй, едва ли не лучше практически любого из богов. Медленно подойдя к девушке, он мягко коснулся ладонью ее спины, успокаивая, принося надежду да убирая всяческие страхи и сомнения. Ей, сейдконе, было не зазорно чувствовать на себе влияние сейда, и будь то в ее власти, наверное, она бы и сама подобное сотворила, да только не было сейчас у них столько времени. Хвельгермиру была нужна жерта, и была нужна немедля. Слишком долго они уже стояли, попирающие законы этого мира, и Балдур чуял, как стражи колодца прорываются сквозь завесу его света.
Но кто сказал, что жертву должна приносить именно Труд? И кто сказал, что жертвой должен быть глаз, или еще какая часть тела?
Эмоции, чувства, душевная боль - это всё ценилось жестоким северным миром куда больше, чем какой-то глаз.
- Ты возродишься вновь, Вилкмерге. Но не ты заплатишь за сие. Вернее... Не только ты.
И даже зная, что обязан он поступить так, и зная, чем оно закончится, Одинсон всё равно с тяжёлым сердцем, преисполненным боли да переживания за Асинью, резко и на удивление мягко толкнул ее вперёд. И следом сейдкона принялась падать прямо внутрь Хвельгермира, несясь как навстречу течению, так и настречу своей судьбе. Для нее сейчас не существовало пространства, не было ни глубины, ни удушья от нехватки воздуха - была лишь она, смерть и жизнь: две вещи, которым она принадлежала, но от которых взяла не все, что ей причиталось. И сейчас ей предстояло взять в Хвельгермире то, что было ее по праву. Взять так, как может сделать настоящий северянин: в битве за своё существование.
Теперь уже не было смысла удерживать стражей: часть цены Балдур заплатил, пойдя на шаг, который был противен ему до глубины души. Ведь каждый, кто идёт к первозданному источнику, даже коли не желает от него что-то получить, должен отдать что-то, или пойти на серьёзное испытание. Вторую часть заплатит Труд, сразившись за желаемое. Ну а третью...
О да, третий "покупатель" уже был слышен: Одинсон ощущал, как исчезают те, кто пытался задержать любого на пути к Хвельгермиру. И он прибыл вовремя. Теперь от Светлейшего среди Асов зависело лишь одно: объяснить Тюру, что он должен подождать, прежде чем выдернуть Труд из первозданных вод.
И скорее всего, сдерживать ему его придётся силой.
- Тюр, сын Хюмира, каково ни было бы твоё желанье вновь ощутить в руках своих свою жену, ты должен подождать, иначе ей сделаешь лишь хуже.
Он не желал битвы, не желал сражаться с братом, но понимал: вероятности того, что повелитель Зимы его не послушает, были крайне велики. В руке Одинсона из сияния ослепляющего света соткался каролинг, который, однако, тот не спешил поднимать как оружие.
Меч был всего лишь пером для истории, которую может пожелать начертить сдесь Среброрукий. Но решение, как писать ее, оставалось не за Бальдром. [AVA]http://s0.uploads.ru/lwMVE.jpg[/AVA] [NIC]Baldur Odinson[/NIC]

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[26.07.2018] Winter is Coming

#8

Сообщение Thrud Thorsdottir » 24 июл 2018, 00:56

В широко распахнутых глазах женщины отражались блики, что танцевали на струях источника всего сущего от света Бальдра, но сложно было сказать, видит ли она хоть что-нибудь, кроме собственных мыслей. В глубине души Труд знала, что прийти сюда и уйти невредимым невозможно, и что для того, чтобы взять что-то, для начала необходимо отдать нечто равноценное - ибо всякий дар требует ответного; но она продолжала стоять на краю и ждать.
Они оба знали будущее, и младшая из асов, и светлейший из богов; они оба знали, что последует за этим в вечность растянувшимся ожиданием у пропасти, и бывшая валькирия улыбнулась, когда сильная ладонь дяди легла ей меж лопаток. Тепло его руки проникало даже сквозь одежду; было спокойно.
И было известно, что следующее.

Она могла бы уклониться или ускользнуть, могла бы шагнуть вперёд сама, но не сделала ничего, потому что так было нужно. Всё случившееся было нужно - и всё было вовремя.

В миг, когда Светлый толкнул её вниз, сейдкона успела коснуться его разума лёгкой тенью благодарности, а следом ревущие воды источника, что не зря был прозван Кипящим, сомкнулись над её головой. Ибо нет в мире жизни без жертвы, и главное, чтобы жертва была добровольной, и всем им, пришедшим сегодня к водам сущего в поисках истины и себя, предстояло платить по счетам.

Всё исчезло. Не было ничего.
Не было темноты и света, не было воды и воздуха, не было даже, наверное, её самой, ибо разве что-то может быть в пустоте, что абсолютна? Мыслей, чувств, разума не было тоже; Вилкмерге просто перестала существовать, став частью вселенной, одновременно невероятно маленькой и невыносимо огромной. Она была в каждой звезде и каждой травинке, она была трещинками на звёздной древесине Иггдрасиля и белыми облаками в небесах каждого из миров.
По краям источника пробежала изморозь, и Хвергельмир начал неторопливо, но вместе с тем неотвратимо затягиваться льдом.
Стало ещё холоднее.

"Кто я?"
Это был неправильный вопрос, но он почему-то был важен, и женская фигура, бессильно распростёртая в колодце, сильно вздрогнула, отчего источник будто бы вспыхнул, осыпаясь мелкими брызгами.

Она по-прежнему не видела, но ощущала волчьим своим нутром дорогу, что вилась в пустоте и сквозь пустоту, и пошла по ней, и всё отчётливее становился свет где-то впереди. Она продолжала идти, слыша, что кто-то идёт за ней, а кто-то крадётся с боков, но ей на самом деле было всё равно, ибо она просто знала, что нельзя иначе, что так нужно - и никто не смог бы её остановить.
Никто, кроме неё самой.
В её венах вновь тёк дым, но он был иным; то не сейд был, то была вечность, кристалликами льда растворившаяся в этих водах, а она всё шла и шла, зная, что повернуть назад - потерять всё.

И тогда пустота, обнажив ночь с россыпью белых, невыносимо далёких и холодных звёзд на небе, что не ведало северного сияния, показала ей того, к кому она шла: безликий силуэт, стоявший на её пути, фигурка, вылепленная из воска и ночного тумана.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[26.07.2018] Winter is Coming

#9

Сообщение Týr Hymirson » 24 июл 2018, 01:55

Он был терпелив, возможно, даже слишком. Лишь пепельница, полная окурков говорила о том, что Аргетлам нервничает. Он знал всё, что должно произойти, знал, что это произойдёт сегодня и у него едва хватило выдержки довести заседание совета до конца; если бы Труд всё-таки поставила свой мысленный эксперимент, к концу сегодняшнего дня она уже имела бы результаты. Стакан, стоящий перед Хюмирсоном наполнялся почти сразу, как только опустеет; виски без льда исчезал моментально; едва ли погружённый в полумедитативное состояние Тюр мог заметить, как пьёт его. Рядом на стуле валялся белоснежный плащ, близнец того, что попросила себе Труд, а к стойке был прислонен Тюрфинг в ножнах.
Хюмирсон не страшился Нифльхейма, он страшился того, что будет после, хотя и знал исход. Сигареты и виски закончились как-то одномоментно и бог встал.
- Не могу ждать, - непонятно поделился он с барменом. - Пойду. Запиши на мой счёт.

Он набросил плащ, подхватил ножны и рассыпался мириадом снежинок, чтобы оказаться на песке, едва не вступив в символы чужого пути. Само мироздание ответило его появлению едва заметной музыкой. Вглядевшись в руны, Хюмирсон кивнул: Бальдр остался верен себе, прокладывая путь на троих, но часть своего пути колдун должен был нарисовать сам. Время поджимало, потому Нуада достал нож, полоснул по ладони и твёрдой рукой вычертил свои руны рядом с теми, что рисовала Труд, допьяна поя их собственной кровью. Нож вернулся на пояс, а ножны от меча отправились за плечи. В его руке ослепительным пламенем разгорался Меч Света, а сам бог всё больше походил на духа, сродни тем, что живут в Нифльхейме. Аргетлам постоял, вслушиваясь в музыку мира, которой вторила откуда-то издалека арфа светлейшего. Поймав мелодию, он шагнул в воду и темнота обступила его, лишь отствет от меча рисовал на совершенном лице злые тени. Он мог пройти здесь незамеченным, словно один из обитателей, но он не хотел. Звал убивать верный Тюрфинг; сердце Тюра жаждало того же и искало в том успокоения. Мелодия боя, слышимая лишь ему одному, вела его вперёд и многие души никогда более не обретут возможности вернуться в один из миров.
Мерный плеск волн источника немного успокоил. Меч не насытился, но что за печаль? Хозяин подарит ему пир, когда они вернутся в Мидгард, а покуда хватит и жертвенной крови. С щелчком Тюрфинг вошёл в ножны. Задумчиво глядя на израненную ладонь, Хюмирсон вышел к Бальдру. Братья выглядели полными противоположностями друг друга: светлейший из асов и воплотившаяся тьма Туата, но, пожалуй, были более похожи, чем все остальные родичи.
- Я пришёл ждать, - в совершенном голосе духа слышалось сожаление. - Вдвоём время идёт незаметнее.
Тюр подставил ладонь под струи источника и тот обласкал его своими остывающими водами, смыв кровь. Он не смотрел дальше, зная, что Труд должна пройти через всё сама. Лишь лёгким ветерком коснулся разума жены, выполняя обещание быть рядом. Умыл лицо, сбросил плащ и сел. Седина, одежлы и глаза бога серебрились, отражая свет Бальдра.
- Чудесная арфа, - Тюр предпочёл говорить и не давать себе думать. Лишь слушать чужой голос, сливающийся с мелодией мироздания и заглушающий растущее беспокойство и треск льда замерзающего источника.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[26.07.2018] Winter is Coming

#10

Сообщение Thor Odinson » 25 июл 2018, 09:54

Что же, этот вариант выбрал Тиу - и на сердце у него стало слегка легче. Меч, как явился, так и ушел, растаяв светящейся дымкой, явив вместо себя арфуи Одинсон, кивнув Тюру поспел возле края источника да заиграл мелодию разлившейся как музыкой, так и сейдом по мглистым равнинам Нифльхейма. Ведомо ему было о тяжести на сердце Среброрукого, ведомо было, и чем ему придётся заплатить - и знал он, что выдержит Зимний Король. Знал, что и сам что-то обретёт - но что именно, узнает он немногим позже. Хотя, вроде бы Светлейший в своём музицировании, призванном успокаивать, слегка перестарался: можно было услышать, а если приглядеться, то и увидеть, как несколько нифльхеймских тварей, слишком близко подобравшихся к источнику и нарушителям его спокойствия, вместо желания схарчить их отчего-то принялись... Ну, вроде как танцевать. Как могли. Хотя, лично Бальдр не видно в том ничего зазорного.
Он в Хельгарде Нидхёгга вообще долгое время заставлял не грызть корни бедного Ясеня, так что здесь были ещё даже не цветочки.
- Приготовься, Тюр - эти слова даже не выбились из общего ритма и слов, но Ас был уверен: Хюмирсон их услышит. - И оставь свой меч: проклятому не место в Хвельгермире, хуже будет только вам обоим. Да и к тому же, должен ты чей-то зов услышать, которому противиться не сможешь. Не волнуйся: Тюрфинг сберегу я.
Спустя ещё полминуты Балдур резко кивнул, ударив по струнам, и вот уже сидел подле Хвельгермира один - и в то же время окружаемый столькими смерти да жизнями, что иного это свело бы с ума. Но недолго продлилось его песнопение для мглы этого мира: почувствовав, что они рядом, после очередного аккорда он резко сунул руку в источник, и рывком выдернул оттуда двух Асов, вцепившихся друг в друга так, словно они были одним целым.
Хотя, почему "словно". Улыбнувшись самому себе, он уже видел в будущем шутки касательно того, что эти двое так очарованы смертью, что способны утопиться, принимая ванну - и при этом даже толком не намокнуть. Были они сейчас ведь сухими. Более того - Балдур даже знал, кто шутки этим будет распространять.
- С возвращением вас обоих - протянув Хюмирсону его меч, Бальдр виновато склонил голову перед Труд: - Надеюсь, что поймёшь меня ты, Вилкмерге. И не будешь в сердце своем таить обиду с недоверием. Ну а сейчас нам срочно, немедля просто надо уходить. Все остальное подождёт.

Но вскоре они уже выходили в густых лесах Ванахейма, утягиваемые за руки неугомонным богом Света. И почему-то их встречали несколько радостно вилявших хвостами волков, два улыбающихся барсука и один валявшийся на спине медведь. [AVA]http://s0.uploads.ru/lwMVE.jpg[/AVA] [NIC]Baldur Odinson[/NIC]

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[26.07.2018] Winter is Coming

#11

Сообщение Thrud Thorsdottir » 25 июл 2018, 18:22

В её руке, соткавшись из мысли и дыма, появилось копьё с широким листовидным наконечником, и на его кончике мерцал серебристый свет. Такое же, но чёрное, как смоль, появилось в руке фигуры без лица; она ушла от чужого укола с грацией танцовщицы, и взметнулось, затягивая песнь смерти, её собственное оружие.

"Кто я"?
Вопрос всё ещё был неправильным, но она волчьим чутьём и чувством, что птиц ведёт на юг по осени, ощущала, как он важен - и не знала правильного ответа.
Она выбила копьё из рук противника, о котором ничего не знала, кроме того, что нельзя было ему проиграть, и наконечник легко, точно не было там живой плоти - да и откуда она могла быть здесь, на грани смерти и полусна, - пробил чужое тело насквозь. По копейному древку, опутывая его, точно змеи, потекли тени, коснулись сильных пальцев, впитываясь в кожу, будто чернила.
Силуэт, покачнувшись, осыпался вдруг сотней искр, и металлически звякнуло о дорогу, которой не было. Под ноги ей упал крылатый шлем.

"Я - Труд из Асгарда, дочь Тора."

Последнее, что она помнила, это тот шлем, что держала в руках, и его перья были сделаны так искусно, что почти трепетали на несуществующем ветру, словно настоящие. Асинья улыбнулась, надевая шлем на рыжие волосы - и следом нахлынула темнота, столь чёрная и столь древняя, что вымыла собою всё разумное; последний, едва ускользающий блик сознания вёльвы лунным отсветом задел мысли Тюра, сидевшего на краю колодца, а после - исчез.
Отдав всё, что ей причиталось, мрак забирал свою гостью себе.

Ибо нет жизни без жертвы…

Вернувшийся воздух жёг лёгкие; задыхавшаяся Вилкмерге выгнулась в сильных руках аса, и звук, что вырвался из её горла, не имел ничего общего с человеческим. Так ревёт от боли крупный зверь, попавший в капкан.
В широко распахнутых глазах сияло раскалённое золото.
А затем - затем всё ушло, оставив только настоящее, в котором у них опять были большие проблемы. Проблемы эти имели неопределённое число зубов и конечностей, зато совершенно точно - отвратительный нрав; стражи источника поняли, что гости оказались у Кипящего Котла не просто полюбоваться местными красотами, и были оным не довольны.
Решение светлейшего из асов убраться как можно дальше было не просто мудрым, оно было близко к гениальному.

Ванахейм встретил их лёгким ветерком, что пах свежестью дождя, и стаей подозрительно довольного зверья, которое, как обычно, стекалось к Бальдру, чувствуя его не то, что сквозь расстояние - сквозь миры. Сбросив с плеч плащ, женщина несколько бесконечно долгих мгновений стояла, глядя куда-то в сторону горизонта, а потом молча повалилась наземь, после чего была мгновенно облеплена волками, пытавшимися получить от лесной хозяйки любви и нежности. Много любви и нежности.
Всю.
Сильное тело Труд совершенно пропало под серыми спинами. Одна особо бойкая волчица, заняв стратегически важное место и пристроив морду на грудь девы щита, теперь недовольным рыком отгоняла менее решительных собратьев.
- Вы как хотите, - голос асиньи звучал глухо, потому что говорить приходилось в основном в тёплые волчьи бока, - но я дальше никуда не пойду. Если вам обоим куда-то сильно надо, можете меня потом тут подобрать.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[26.07.2018] Winter is Coming

#12

Сообщение Týr Hymirson » 27 июл 2018, 00:12

Время со светлейшим текло незаметно, музыка лилась над источником и всё было подчинено ей. Плеск волн, движение пара, срывающегося с губ, биение сердца и мыслей. Среброрукий застыл на краю источника, завороженный колдовской мелодией, его разум уплывал в подобие транса. Ритм звучал в голове, подчинял, поднимал всё самое светлое, что было в тёмной душе аса. Должно быть, только сейчас он окончательно примирился с тем, кем стал. В музыку вплёлся мелодичный звон зова и Тюр, отстегнув ножны, без всплеска скользнул в ледяную воду. Слов Бальдра он не услышал.
Источник вопрошал, ждал, что новый визитёр задаст свой вопрос или озвучит просьбу, но Хюмирсон не задавал никаких вопросов, он не хотел знать ничего. Ему нужна была лишь Труд и только её он хотел получить. Остановить Тюра сейчас было невозможно. Мелькающие перед ним тени соблазнительных картин будущего были проигнорированы: некогда хранитель притока, Аргетлам был готов к вывертам источника творения. Его цель была там, впереди, застывшая без движения. Коснувшись безвольной руки, он притянул валькирию к себе. Только теперь он обратился к источнику.
"Она - моя!"
Запястья, перечёркнутые брачными татуировками, стянуло до боли, но он держал жену крепко, лишь упрямо стиснул зубы. Он не хотел иного от источника творения - лишь Труд. Капля по капле свет, разбуженный Бальдром исчезал, оставляя душу великана во тьме.
"Она - моя!"
Тяжесть ответственности за все миры, которые жили благодаря ему, давила на плечи. Вновь и вновь перед мысленным взором погибал Альвхейм, а следом за ним гибла Земля, Асгард и остальные миры. Хюмирсон лишь выщерился в ответ, не потрудившись повторить уже озвученное.
Тело в его руках вздрогнуло, застучало сердце. И в едва возвращающемся сознании вёльвы серебрянными искрами рассыпался его голос.
- "Ты в праве просить, что хочешь", - мелодия Бальдра всё ещё звучала в его голове и слова вторили музыке. - Останься со мной! Пожалуйста!
И Труд закричала.
- Beam us up, Scotty*, - пробормотал Аргетлам, прижимая Вилкмерге к себе покрепче.

Плащ и ножны с Тюрфингом Бальдр ухватил сам, перед тем, как унести их из Нифльхейма, руки Хюмирсона были заняты драгоценной ношей, которая, впрочем, довольно быстро сменила способ передвижения на более традиционный, а после и вовсе исчезла под кучей любвеобильно настроенных зверей. Меч бог закона забрал, вернув за плечи, но вызывающе-белый плащ он держал в руках.
- Завтра я должен буду вернуться на совет и закрыть его, - ответил он жене. - Но до утра я здесь. Брат?
Тюр вопросительно посмотрел на Бальдра. Он знал, что эта ночь будет для троих: слишком долго и слишком сложно они шли сюда - все трое. Так было должно, это он видел в Фолькванге и он хотел, чтобы стало так. Им было, что обсудить. Плащ он всё ещё держал в руках.
- Мне кажется, - в голосе Хюмирсона слышалась ирония, когда он протягивал одеяние Труд, - что интерес к жизни теперь придётся искать иными путями. Знать всё очень скучно. Что ты говорил про арфу, брат? Позволишь мне?
Музыка туата была иной, она завораживала и пьянила, как добрый мёд. Зверьё, собравшееся вокруг Бальдра и Труд, угомонилось, внимая. Скоро на поляне заплясал костёр, а разговоры не смолкали до самого утра.

* Аргетлам вспоминает коронную фразу Капитана Кирка которую он никогда не говорил из Звёздного Пути: "Поднимай нас, Скотти".
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей