[30.05.2018] Endspiel

Ответить
Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 05 май 2018, 23:36

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
30 мая 2018, поздний вечер.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Мидгард, Норвегия & Хельхейм.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Thrud, Thor & Hel, Baldr (NPC).

СИНОПСИС: - Что я там делать буду?
- А здесь ты что делаешь? ©


Благодаря вмешательству Тюра с попустительства Всеотца был нарушен ход вещей, предсказанный некогда - Локи более не в цепях, однако светлейший из асов, убитый его рукой, всё ещё заперт в Хельхейме. Таково было пророчество о Рагнарёке, но всё больше событий говорит о том, что оно не сбудется.
Так не повод ли это вернуть Бальдра домой?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#2

Сообщение Thrud Thorsdottir » 07 май 2018, 00:34

Вернувшись домой из крайне увлекательной поездки в Турцию бок-о-бок с Нуадой, который попеременно вызывал в валькирии то желание утешить его усталость, то примерно столь же яркое - огреть лопатой по хребту, Труд объявила, что ей нужен отдых от происходящего безумия, свистнула заметно оживившегося коня, на которого сгрузила три ящика алкоголя из отцовских запасов, и испарилась куда-то в сторону ванахеймских лесов. Вернулась она к следующему вечеру слегка помятой, - как, впрочем, и Руни, сожравший в одну морду как минимум половину запасов вместе со стеклом, не сильно разбираясь, где спирт, а где тара, - но с восстановленным душевным равновесием.
Однако было и то, что асинью заметно беспокоило. Изначально проблемы с тканью мироздания, ощутимо натянувшейся на ткацком станке, она подумывала списать на ударную дозу вина в собственной крови, но вскоре признала, что тревога никуда не исчезла. Это несколько расстраивало, потому что в планы девы щита не входило как вмешиваться в ход вещей, ибо её функция была исключительно безмолвного наблюдателя, лишённого права изменять судьбы, так и оставить всё на самотёк, потому что туго завязавшиеся вероятности сами собой распутываться не собирались, а во что вылиться могли - о том было приятнее даже не думать.
Вотан, как то бывало обыкновенно, ответил загадкой. Порой у валькирии складывалось дивное ощущение, что дед просто забавляется непониманием окружающих.

Впрочем, не сказать, чтобы она была слишком далеко от истины.

Но, как бы то ни было, историю нужно было направить вновь в верное русло, не давая миру развалиться более необходимого: с этой задачей неплохо справлялись и Хаос с Порядком на пару, явно намеревавшиеся доломать даже те небольшие осколки стабильности, что ещё существовали в мире смертных.
Убедившись, что ей так или иначе всё равно придётся нарушить собственные правила, ибо правильных действий попросту не существовало, и даже "не делать ничего" на этот раз нужного эффекта не давало, дочь Тора поступила наиболее разумным образом: перечитала в Википедии страницу про цугцванг и попросту смирилась, что ничто не стремится соответствовать возложенным на него ожиданиям.
А после - отправилась искать отца.

Тот нашёлся в кузнице по характерным звукам ударов по наковальне.
- Ты обещал мне диадему с крыльями, - сообщила валькирия, с кошачьей грацией вскользнув внутрь и пробираясь теперь к верстаку, на котором были разложены какие-то заготовки, и при том ничего умудрившись не уронить.
Осмотрев насест, она пришла к выводу, что при отсутствии вариантов пойдёт и это, переложила несколько железок друг на друга и грациозным прыжком забралась наверх. Ворон, лениво покачивавшийся на женском плече, хрипло каркнул и перепорхнул вниз, привлечённый каким-то тусклым отсветом; Труд, впрочем, на него внимание обращала не слишком. Это, как правило, окружающая обстановка страдала от птичьего любопытства, потому что навредить его перьям не мог даже баллистический снаряд.
Лейкни царапал что-то когтистой лапой.

Дева щита перевела небесно-голубой взгляд на отца, с лёгким намёком на интерес наблюдая за его движениями. Когда она была маленькая, а человечество даже не задумывалось, как проект, она любила сидеть в кузнице, глядя на то, как работает громовержец, и с тех пор, несмотря на ушедшие миллиарды лет, изменилось немного. Боги находись где-то вне течения бессердечного времени, что почти всё могла перемолоть в пыль и воспоминания.
- Ты ведь знаешь, что Тюр отпустил Локи с цепей? Конечно, ты знаешь, ты ведь сам потом руку приложил к тому, чтобы бедствие всех богов можно было коль не поймать, то хотя бы найти. - Труд подняла руку, показывая, что не закончила. - Не в том дело, что, быть может, этого допускать не следовало, знамо мне, зачем Тюр то сделал, и судить, насколько он прав или нет, не мне; мироздание само всё расставит по местам. Речь о другом. Он нарушил тем ход истории, ибо Хведрунг должен был сидеть в цепях до Рагнарёка, но я лично не вижу на горизонте Нагльфара, а из всех мертвецов здесь - парочка драугров, настолько замаявшихся от скуки, что они уже сами ко мне на конюшню ходят, лишь бы чем заняться. Пророчество завернулось в петлю, которую надобно распустить, если мы не хотим своими глазами увидеть, как рвутся линии того-что-не-смогло-случиться.
Валькирия задумчиво качнула ногой. Бесцельно ошивавшийся у верстака вальравн, который, видно, надеялся найти что-нибудь достаточно блестящее для удовлетворения своих вороньих потребностей, прицелился и крепко клюнул хозяйскую лодыжку, за что едва не получил доброго пинка, но успел ловко отскочить в сторону и победно выпятить грудь. Покосившись на ворона, который был старше её возрастом, а вёл себя что птенец, только вставший на крыло, женщина закатила глаза.
Прокатив пальцами какую-то металлическую штуковину по поверхности, дева битв подкинула её в воздух, поймала другой рукой и, чуть помедлив, продолжила, старательно проговаривая слова:
- Бальдру более не место в Хельхейме. Если убийца его вновь свободен, то каков смысл жертве оставаться среди мертвецов? Нити судеб нужно распутать, чтобы всё вновь пошло так, как должно.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#3

Сообщение Thor Odinson » 07 май 2018, 23:53

С тех пор, как дочурка переехала к Тору, ему стало жить куда легче. И счастливее. И причин тому было великое множество.
Во-первых - дома всегда, ну от ВСЕГДА была еда. Притом непонятно как появлявшаяся даже тогда, когда Труд была на работе. Во-вторых - дома всегда кто-то был, или даже возле дома. Вся живность, что жила неподалёку от фермы валькирии, или даже на самой ферме, переехала ко владениям Бога Грома, и теперь Тангриостр с Тангрисниром могли иметь компанию, приходя из Асгарда в Срединный Мир. В-третьих, он теперь точно был уверен, что его схрон с оружием разных десятилетий - или даже столетий - нажитый как законным, так и не очень способом, размещавшийся в пещере в горе неподалёку от дома будет в полной безопасности. Драугры, которые мертвенной тенью последовали за валькирией, облюбовали себе место рядом со "складом" Тараниса, и после краткого, но очень даже внятного инструктажа, как этим пользоваться, и что использовать можно, а к чему лучше вообще не прикасаться во избежание очень даже масштабного умножения на ноль всего в радиусе многих десятков километров. Поначалу мертвецы, конечно, оживились - ведь они смогут наконец умереть, пусть и таким нетривиальным способом. Но тут Одинсон тихо и проникновенно напомнил им, что их даже в посмертии найдёт его дочь, и от моральных лекций в лучшем духе Сиф им нигде не скрыться. Драугры сразу как-то приуныли, а когда Веор добавил еще, что явится следом он, а после может явиться сам Всеотец - шутка ли, по вине парочки немёртвых вояк добрая половина Норвегии непригодна для жизни ближайшие десятки лет как минимум! - то парни сразу же клятвенно заверили, что будут охранять сие добро как зеницу мертвенно-бледных очей своих, и лишнего трогать не будут.
Впрочем, из пещеры то и дело можно было при желании услышать выстрелы и хриплый смех. Видимо, давать им книги писателей прошлых веков, многие из которых либо писали, либо лично загнулись на дуэлях, было не самой лучшей затеей. Но парни хотя бы нашли новую забаву в своей нежизни, что уже было отрадно.
Менее отрадно было, правда, дриадам, хульдрам да им подобным существам с тонкой женскою натурой, которые поначалу жаловались что отцу, что дочке на выстрелы в ночи в чащобе леса, но после и они привыкли. Некоторые даже сами пробовали брать участие.
Да, ознакомление сказочных существ с относительно современной человеческой историей и совсем уж последними деяниями рода людского могли пройти и получше. Но лично Ас не видел в том ничего такого. Поиграются немного, а после их отпустит. В конце концов, забавы - это всегда хорошо.

Хотелось бы сказать, что были и другие моменты, не столь красочные, но увы - таковых лично Одинсон не наблюдал. Вон даже сейчас. когда он доделывал некое изделие, и его маленькая валькирия вторглась в его кузницу, он не мог сказать, что она ему помешала. Молча выслушав первые ее слова, Тунараз продолжал постукивать молотом, покуда наконец не соизволил высказаться:
- Закрой глаза.
Тон у Громовержца был из разряда "обсуждению не подлежит", и вот из входа в кузницу прямо к наковальне прилетела молния, с грохотом озарившая всё помещение ослепительным светом. Еще несколько секунд сияния, после был ледяной ветер, и вот на голову Труд что-то надели. И даже за ушком почесали разок.
- Сходи к бочонку с водой, да посмотри хоть на себя, вреднюля.
Вытерев пот с лица, Рюмр потянулся, и выйдя на улицу, взял другую бадью да вылил оную на себя, остужаясь. От полуголого тела сразу же с шипением пошёл пар, словно от раскалённого металла, но то и неудивительно: огонь, полыхавший в святая святых Донара, был далеко не обычным. Отряхнувшись, словно дикий зверь, Ас полюбовался дочуркой в новом головном уборе, одобрительно кивнул, и почесал волка за ухом. Волчок, ясно дело, прибежал к богам с надеждой поживиться чем-то вкусненьким, и конечно же, пожаловаться на что-то там в очередной раз валькирии. Тор хмыкнул, свистнул сестре Труд, дабы бросила из окна дома ему кусок мяса, и едва уклонился от ножа, влетевшего в стену кузницы. На лезвии болтался сочненький такой стейк, на который покусилось сразу два представителя магического животного мира, но вот решать, кому достанется полный кусок, Веор не стал: рыкнул птице да волку, пусть поделятся, и положил мясо между обоими, сумрачно сверкая глазами. И лишь когда кивнул, стейк очень даже быстро исчез в желудках вечно голодных, но, в общем-то, не особо нуждающихся в пище созданий.
- Я сразу Тюру молвил, что идея его не лучшая, дочурка - посмотрев в сторону особняка и принюхавшись, Донар хмыкнул, и кивнул Труд, как бы намекая, что жрать уже вновь магическим образом готово. Нет, он часто и впрямь не понимал, откуда берётся еда, хотя, честь по чести, бог не особо и задумывался насчёт этого вопроса. - Но что случилось, то случилось. Он считал, что Лофт сполна отсидел своё, и ему даже отсутствие равновесия пророчества не стало поперёк. Но что же, раз я помог одну его часть поломать, могу поломать я и вторую помочь, Труд. - Войдя в дом, Веор сразу же цапнул бутыль мёда из холодильника, и влив оную в себя залпом, отставил пустую тару в сторонку, после чего вытащил еще четыре, да водрузил оные на стол. Мол, как же еда - и без выпивки? - Здесь есть, правда, осложнений парочка.
Уважительно кивнув напарнице доченьки, он каким-то ободряющим жестом похлопал ее по плечу, и уселся за стол, полагая. что раньше него и так никто не сядет, а заставлять девчат ждать - это некрасиво. Под большим столом уже раздавалось ворчание. понюхивание и пошкрябывание, принадлежавшее как минимум трём видам, активно требующим угощения, но Одинсон не обращал на это внимания. Вон раз валькирии такие сердобольные - пускай и кормят этих всех прожорливых мохнатиков.
- Во-первых, Хведрунг не был мёртв. Он был просто скован. Во-вторых, даже коль мы вновь весь мир обойдём с просьбой, что когда-то была, он вряд ли слезу пустит, а иного способа отпустить младшенького Хель не знает - да и вряд ли примет. В-третьих, я лично не ведаю, что будет, если силой душу из мира мёртвых вывести, супротив правил владычицы Хельгарда. Может, повезёт, а может, только хуже станет. Посему для начала план годный ты озвучь, дочурка, и лишь тогда - лишь тогда! - мы думать будем, стоит ли оное творить. Ибо уже пророчество нарушено было, а так мы можем дать оному второй шанс. И мне неведомо, что хуже.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#4

Сообщение Thrud Thorsdottir » 08 май 2018, 23:40

Сняв венец, валькирия катала его в руках, рассматривая тончайшую поверхность крыльев, выглядевших столь живыми и настоящими, что, казалось, одно мгновение - и они вздрогнут, как живые, и на губах её играла странная, очень детская в своей искренности улыбка. Лёгкое движение, венец вновь вплёлся в волосы - иней на живом огне её сияющих кос, а асинья подошла к отцу и, приподнявшись на носочки, поцеловала в щёку.
Рядом с огромным Тором даже статная, сильная женщина, что на голову была выше доброй половины смертных мужей, казалась хрупкой, как игрушка.

В доме их ждал обед, тянуло ароматом мясом и специй; пока сестра бормотала ругательства на тему совершенно неправильной духовки, Труд деловито выпотрошила холодильник, обнаружила в нём овощи и живо начала строгать салат. Еда здесь действительно появлялась из ниоткуда, но и исчезала так же в неизвестном направлении. Мимоходом скинув с плеча нагло забравшегося по одежде кота, сунувшегося любопытной рыжей мордой в миску, дева битв водрузила пару глубоких тарелок с закусками на стол, полезла в навесной шкаф за чашками.
Довольный Веор, развалившийся во главе стола, явно чувствовал себя великолепно в маленьком филиале Вальхаллы с двумя личными валькириями. Пробегая мимо громовержца, дочь чмокнула его в макушку, но ещё минут через десять, убедившись, что из готового больше ничего не найдётся, плюхнулась на соседний стул.
Великие тайны божественных созданий заключались в том, что они могли обходиться и без еды, но никогда - никогда! - не отказывали себе в этом прекраснейшем из земных удовольствий.
На колени к богине немедленно пристроилась волчья морда с большими, грустными и крайне просительными глазами. Вздохнув, женщина пошевелила блюдо со стейками вилкой и, выбрав кусок пожирнее, сунула в открывшуюся пасть: волк испарился мгновенно, зато из-под стола донеслось довольное чавканье.
По мнению Вилкмерге, примерно с такими животрепещущими звуками прожорливые гули должны были раздирать трупы.

- Подарим ей айфон, заведём аккаунт в инстаграмме и научим делать селфи с голой задницей. Из Хель получится отличная секси-фрау, не находишь? Будет пользоваться успехом за счёт своего редкого… Эээ… Смертельного очарования, а лайки пойдут на пользу лечения её социопатии и попыток построить коммунизм в отдельно взятом мире, - буркнула она. - В конце концов, если Бальдр с Хёдом могут смотреть "Игру Престолов", то почему бы владелице всего этого вертепа не осознать себя как интернет-модель и блоггера? Время не стоит на месте.
Женщина вздохнула, поправила кончиками пальцев медную прядь волос, вылетевшую из-под венца, и продолжила. Её тихий размеренный голос обволакивал спокойствием, но в нём то и дело слышались ноты тревоги, прорывавшейся сквозь обыденную невозмутимость:
- Я не хочу уводить Бальдра без её ведома. Но с тех пор, как мы пытались сделать это в первый раз, прошло много лет. Хель, конечно, тот ещё хомяк-затворник, но даже у неё могли появиться какие-то другие желания. Отпуск там на берегу Тихого Океана, туфли от Manolo Blahnic, десяток чёрных котов, в конце концов, мало ли у одинокой женщины интересов.
Лейкни, восседавший в оконном проёме, глухо каркнул, и в этом звуке отчётливо угадывался смех.
- Нет, боюсь, что найти ей мужа - задача, неподвластная даже Фрейе, - фыркнула Труд, - а уж мне и подавно. Хотя мысль хорошая, ты прав, будет занята мужиком - не будет ставить бессмысленные условия, которые всё равно невозможно выполнить просто по той причине, что Локи способен плакать только о себе, любимом, и уж доченьке ли его об этом не знать.
Она задумалась, примолкнув. Не так редко по долгу службы деве щита приходилось бывать в мёртвых мирах, но именно это упреждало её от того, чтобы делать хоть какие-то предположения о поведении Хель: существо природы хтонической и непознаваемой, как её мать, владычица мёртвых предсказаниям не поддавалась, и могла с лёгкостью возжелать себе как сердце мёртвой звезды, так и букет роз, потому что они удачно станут именно в ту тринадцатую с краю вазочку на её комоде.
Мимолётом у Труд даже возникло искушение попробовать найти, собственно, саму госпожу Ангрбоду и предложить ей как-нибудь поспособствовать решению этого морального конфликта, но идея была нежизнеспособной. Колдунья в дела пантеонов вмешиваться не торопилась и вообще советовала детям, своим и чужим, быть самостоятельными, уж настолько-то свою тётушку асинья знала.
- На самом деле, я тоже не ведаю, что из этого может получиться, - помедлив чуть, признала сейдкона, наливая себе в чашку мёда: алкоголем она никогда не брезговала, ибо, учитывая бредовость всей божественной жизни, наблюдать за ней из-под лёгкого хмеля было значительно приятнее. - Не знаю, как поведёт себя мироздание, если распутать пророчество, и не будет ли это хуже, чем просто оставить всё, как есть, но надо хотя бы попробовать, потому что то, что имеется сейчас, опасно для временной линии совершенно точно. Я хочу рассказать ей об этом и показать вероятности, воззвав к здравому смыслу. Хель всегда была стервозной, но никогда - дурой, и она может согласиться, что эта петля имеет дурные последствия. Да и мы ничего не потеряем от того такого разговора, я полагаю. Ещё ей можно подарить какую-нибудь невероятно красивую цацку: кто из наших баб не завидовал Брисингамену?
Вторая дева битв подняла руку, но Вилкмерге отмахнулась:
- Из нас с тобой выборка - как из нас же балетная массовка. Валькириору ожерелья по определению не светят, что нам на них завидовать, но Хель-то себя чтит не менее уникальной, чем Ванадис.

Подумав ещё секунду, Труд добавила, спрятав усмешку в касании губ к стакану:
- В конце концов, я не думаю, что Бальдр ей вообще ещё нужен, от его сдержанного оптимизма не уставать способна только Нанна, да и то лишь по той причине, что сама она недалеко от супруга ушла.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#5

Сообщение Thor Odinson » 16 май 2018, 21:42

Как только дочурка начала продвигать возможные методы задабривания Хель, лицо Одинсона начало вытягиваться, и после приняло форму нордического Вечного Сияния Чистого Аху... Удивления. Нет, правда. Он, конечно, и сам грешил тем, что увлекался совеременными челвоеческими хобби да модой на определённые вещи, как то бишь оружие, одежда, музыка и тому подобное, но вот Труд его сейчас очень даже удивила. Туфли от... от кого? Айфон? Инстаграм? Она бы еще снэпчат предложила ей завести. И котики - ну, здесь он хотя бы понимал дочу: Ванадис всячески прививала ей в детстве любовь к своим кошакам, и любовь привилась так же крепко, как желание Громовержца заливать кабину. И ладно бы ее сестра вела себя так же удивлённо, так нет - она, судя по всему, поддерживала рыжулю, всячески да с немалым рвением. Решив поискать поддержки хотя бы у волка, Донар наклонился было с намерением заглянуть под стол, но оказалось, что животные отдавали предпочтение кормящим, а не здравомыслящим.
- Предатели блохастые - только и пробормотал Вингнир, после чего залпом влил в себя литр мёда. И после еще один. А затем - еще. Ему явно надо было переварить это все, и на сухую он явно не собирался это делать. Наконец более-менее оклемавшись, Тор соизволил выдать несколько слов:
- А... ээ.... Труд, чем плохо попросту ее пред фактом нам поставить? Либо так, либо никак, ибо второй раз Лодур на цепь ну никак не сядет, и его убить придётся. - другая валькирия только скептически фыркнула, почему-то не одобрив мышление Одинсона, но Веор решил это начисто проигнорировать, или даже воспринять наоборот. Мол, это такой своеобразный знак одобрения. Однако подобный ход что-то не выехал, и Рюмру оставалось только смириться с тем, что глупенькие девоньки не понимают всю мудрость древнего божества, особенно простоту и надёжность его методов решения проблемы. Вздохнув, он допил свою порцию выпивки, нагло спёр у сестры доченьки ее тару, вылакал оную, затем быстро доел своё мясо, остатки дав подстольным прихлебателям (под столом немедленно зачавкало, захрустело, и одобрительно заурчало), встал из-за стола, потянулся, и вздохнул:
- Да не такая она уж стервозная... Вы не сходитесь попросту во взглядах, но не более. Но так али иначе, как я понял, выбора мне вы не оставляете. - хмыкнув, Одинсон взял ключи с комода, и направился к выходу - Одевайтесь тогда, кто ехать желает. У вас минут пять на сборы. Поедем выбирать взятку Хведрунга дочурке мы. - и уже с улицы крикнул вдогонку - А если справимся мы быстро, то и вам подарок я куплю, так уж и быть! Ну а коли очень быстро справимся - то даже не один!
За отведённые пять минут Рюмр успел: снарядиться пистолетом с парой запасных магазинов и ножом, более-менее почистить (ну, как более-менее... ну, как почистить...) любимую, но ужасно потрёпанную кожаную куртку и напялить оную на себя, снять с крыши бронированного внедорожника "Ма-Дьюс" и гордо поставить оный на крыльце, и даже вытянуть завалявшуюся в "краевских" брюках аммуницию. И как только он завёл мотор, доча уже с каким-то гордым (как казалось Вингниру) видом восседала рядом. Сестрица ее почему-то не захотела отправляться. Ну или решила, что Труд сама разберётся, чего им нужно будет купить. Ни словом не заикнувшись о том, дабы доча пристёгивалась или не вздумала вываливать ноги на бардачок, Одинсон только усмехнулся и покачал головой:
- Да, выбора особого и не было у меня. Ну ладно, лишь бы вам то всё впрок пошло, дочурка. Список нужный вам, надеюсь вы уже составили. Лейкни, брысь с панели колодцев, не то вновь станешь снарядом.
Звуки рёва мотора вместе с грохотом металла из салона еще долго были слышны в округе - даже когда пыль на дороге окончательно улеглась.

Вечерний Трондхейм встретил их оживлёнными улицами, разного цвета и яркости огнями, приятным ароматом выпивки да еды из общественных заведений, а также успокаивающим шумом вод фьорда. Совершенно не зная, куда ему ехать и где останавливаться, но также отнюдь не собираясь спрашивать, Тор остановился возле гипермаркета, припарковал машину внаглую перед каким-то туристом, мрачно на него зыркнул - других замечаний туристу не потребовалось, и попёр внутрь, совершенно игнорируя глазевших на армейский "Ошкош" и машинально предъявив нужные документы заинтересовавшимся офицерам полиции. Служители закона сразу же успокоились да отстали, но зевак не убавлялось - не каждый день подобная техника, которой место на поле боя, появляется в городе. Впрочем, Рюмра это даже устраивало: уж лучше пусть глазеют на его тачку, чем на единственную, ненаглядную доченьку. Несколько мужчин, конечно, попробовали, но повстречавшись взглядом с угрюмым бородатым великаном, сразу как-то погрустнели, и начали усиленно делать вид, что их здесь нет, и вообще - они предметы декора окрестностей, а не живые существа. Наконец оказавшись внутри гипермаркета, Таранис поначалу взял было ручную корзинку, но поймав взгляд Труд, вздохнул, поставил оную на место и цапнул две большие тележки. Деваться ему и впрямь было некуда.
- Ладно, доча. Давай, веди, куда нужным посчитаешь. Но только не бери здесь сразу все из списка своего, после еще вполне можем съездить мы на рынок альвов, благо, он недалеко. Али еще куда.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#6

Сообщение Thrud Thorsdottir » 27 май 2018, 00:22

Сгребя вальравна с панели и крепко зажав ему клюв ладонью, чтобы он не вздумал рассказать Тору, как тот не прав - ибо это всё обязательно выливалось в лучшую норманнскую трагикомедию, на которую сегодня у валькирии не было настроения, - женщина, помедлив кивнула. Губы её слегка улыбались, но глаза, два ледяных осколка, были холодны.
- Бальдру не место в Хельхейме. То, что Хель не отпустила его из мёртвого мира тогда, когда мир оплакивал гибель светлейшего из асов, можно было оправдать пророчеством, но теперь у неё этой причины нет. Всё меняется, и будущее тоже, как оказалось, вовсе не статично… Мёртвая вёльва не увидела то, что происходит ныне, она не знала про Порядок, не вспомнила про Хаос; и теперь всё то, что должно было случиться, не имеет никакого значения. Предопределённость не рассчитана на то, что в ней появляются переменные, способные сломать любой уклад.

Они вскоре въехали в город, а ещё через пару минут Тор лихо припарковался.
На странную парочку, украшенную в качестве дополнительного штриха вороном на рыжей голове целеустремлённой девицы, оглядывались, но как-то без особого надрыва. Старая Европа, конечно, не была так пронизана духом моды, как весёлая Америка, в которой никого не удивил бы даже упавший на ступеньки Белого Дома Ктулху, обучилась реагировать на странности спокойнее, чем полвека назад. В конце концов, у каждого свои методы самовыражения.
- Вообще, если Хель что-то и понравится, купленное на рынке альвов, то это только какой-нибудь хороший крепкий альв. Но поскольку с хорошими и крепкими у сокрытого народца хронические проблемы, шансы на это невелики, - рассудительно заметила Труд, целеустремлённо волоча отца за собой.
Мужские взгляды, направленные на выступавшие части собственной атлетической тушки, Вилкмерге благополучно игнорировала. Она настолько ловко приспособилась жить в собственном уютном мирке, в котором существовало ровно два типа мужчин: семья и мёртвые, что остальные просто выпадали из её мировосприятия. Да и было сейдконе, в общем-то, не до этого - она попутно напряжённо листала записки в собственном телефоне, собирая воедино весь тот километровый список подношений, что способны были растопить даже хладное сердце мёртвой королевы.
(Хотя, положив руку на сердце, Труд могла сказать, что лучшим способом это сделать было вытащить Хель за шкирку в Мидгард и свозить на курорт.)

Повертев в руках коробку шоколадных конфет, дева битв вздохнула. Большую часть придуманного с сестрою на пару списка она уже закинула в тележку, включая смартфон и ноутбук (и да, она, разумеется, знала, как заставить технику работать в магических мирах), но оставались расплывчатые определения вроде "что-нибудь красивое".
- Кстати, что вообще мешает Локисдоттир найти себе мужика? Меньше бы страдала, ну явно же баба бесится от недостатка внимания к своей персоне. Не, конечно, я понимаю, что Хельхейм - не тот мир, где это просто, но она могла бы иногда вылезать наружу. Может, ей эйнхерия какого из Вальхаллы приволочь, попросив у деда в аренду… О, или у Фрейи. Фрейя всегда исполняется чувства собственной важности, когда просишь её поспособствовать чьему-нибудь сексуальному благополучию.

На самом деле, отношения Труд с Хель были неплохие, а при учёте странностей в восприятии владычицы мёртвого мира их можно было вовсе назвать хорошими. Сложные родственные связи, в которых отец богини приходился побратимом деду, а мать - сестрой отцу, осложняло определение их взаимного статуса, и для простоты дамы именовали друг друга сёстрами. Хель закрывала глаза на те мелкие шалости, что откидывала младшая, периодически забегая в страну покоя, Труд в ответ поставляла ей разнообразные приятные мелочи для обустройства дворца. В последние две сотни лет у дочери Ангрбоды обострилась любовь к фарфоровым статуэткам, до этого она собирала карнавальные маски, а ещё до этого - бутылочки для ароматических масел.
Дева битв смотрела на это сквозь призму здорового нордического наплевательства: чем бы дитё не тешилось.
Хель действительно была довольно стервозной дамочкой, но это, как подозревала асинья, досталось ей от матушки и исправлению не подлежало, в основном же она отличалась вполне терпимым характером. А то, что частью мёртвая, ну так кто не без изъяна. Торсдоттир тоже была котом Шрёдингера, её единственным отличием было отсутствие внешних проявлений.
Кроме умения выслушивать братские бредовые рассказы за кружкой эля без того, чтобы закатывать глаза, конечно.

Но Хель была консервативной. Для того, чтобы переубедить её соблюдать рухнувшие правила несостоявшегося Рагнарёка наверняка мало будет вылезти из шкуры и залезть в неё обратно, понадобится что-то более серьёзное. Наблюдая за тем, как покупки уползают по чёрной ленте транспортёра, дева щита целеустремлённо собирала в кулак всё своё красноречие и убедительные доводы, включая даже такие беспроигрышные, как "тебе Бальдр всё равно даром не сдался", но пока внятного плана действий не изобреталось.
Больше напоминало сакраментальное "пренебречь, вальсируем".
Или "импровизируем".
Впрочем, как раз-таки в этой сфере северные боги всегда отличались восхитительным талантом.

А ещё у Труд был небольшой козырь, который она сунула в свой рюкзак перед уходом из дома. Походный шахматный набор великолепной работы был отыгран, собственно, в шахматы же у князя Михаила пару месяцев назад. Тот зеленел лицом и явно боролся с недостойной архангела жадностью, но набор всё же отдал, хотя долго и витиевато обещал, что никогда больше не сыграет с ней ни одной партии. После чего проиграл вчистую в покер свой нагрудник, ибо странно было состязаться в азартных играх с сестрой бога удачи, что с малолетства сиживала у Улля на коленках и обучилась коль не всему, то очень многому, едва не разбил лбом стол и весь последующий вечер просто пил. Это было безопаснее. (Посмеивавшаяся валькирия доспех, впрочем, вернула на следующий день, ибо применения ему придумать не смогла.)
Скучавшая от безделья Хель страшно любила игры, и такой подарок, сейдкона точно знала, придётся ей по вкусу.

Несколько воодушевившись подобными размышлениями, женщина отвоевала в небольшой стычке с отцом бумажный свёрток, в который была завёрнута косметика, и удалилась на стоянку с видом неприступным и прекрасным. Лейкни лениво чистил себе левое перо, периодически прикладывая им хозяйку по затылку.
- Пойдёт, - резюмировала Труд, закидывая пакеты в радостно раззявившуюся пасть багажника, - знаешь, что. Давай купим ей корону. Ну у неё есть, конечно, да не одна, но гордыня среди нашего славного рода - не порок, а способ подчеркнуть собственную значимость.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#7

Сообщение Thor Odinson » 29 май 2018, 11:54

Покуда доча деловито собирала покупки да сбрасывала их в тележки, Вингнир мысленно прощался со своей месячной нормой зарплаты, и местом для выпивки. Умудрился он урвать место только для двух бутылок датской медовухи, и после задумчиво проводил взглядом гору всего, что было нужно для взятки, и того, что было нужно для души двум валькириям. И он дажене знал, какая из двух горок больше. Кассирша - точне, кассирши, отец с дочкой заняли сразу две кассы, чтоб быстрее было - только хлопали глазами, быстро сканируя вереницы покупок, А Одинсон в то время как ни в чём не бывало рассуждал:
- Да на кой ей мужик сразу. Она ж в себе не до конца уверена, а тётю коли ты попросишь тебе помочь, доча - так и все. совсем засмущается девица. Для начала ее надо действительно вывести в народ. И тут надобно, дабы кто-то ее работу исполнял на время, покуда она будет отсутствовать. И вот здесь родился у меня план коварный - злободневно ухмыльнувшись, Громовержец послушно потащил все добро (к его огромному стыду, не награбленное, однако он искренне надеялся, что дочь его не спалит перед остальными, иначе стыда не оберёшься!) к машине, и спустя минут пять даже оное загрузил. Хотя, сверток с бабьими красками все же выбросить не смог - дочь заметила и не позволила такому кощунству свершиться. Тележки, правда, прилось выкупить, ибо одну Одинсон поломал при транспортировке груза, а вторую случайно выпустил из рук, и она попала под колёса фуры. Однако с этим Ас смирился, философски рассудив, что на фоне его сегодняшних затрат это даже нельзя заметить. Затем он засунул тело наполовину в кабину, влил в себя одну бутыль медовухи, из второй наполнил флягу, и сев на водительское место, принялся ожидать, покуда Труд с денвичьим хозяйственным подходом поправит покупки в багажнике и позакидывает свою порцию.
- Корона так корона, мне лично всё равно - весело пожал плечами Громовержец, после чего завёл мотор, и с рёвом сорвался с места, устремившись к рынку альвов. Вьезд на него был неподалёку от стоянки да, как ни странно, Макдональдса - видимо? чтобы не смущать народ странным скоплением транспорта. Однако Тунараз, не церемонясь. въехал сразу на броневике на территорию рынка, и едва не снёс ближайшую лавочку с какими-то ювелирными украшениями.
- Да ты чего о себе возомнил, окаянный тролль! Да я сейчас тебе покажу! Да я сейчас!...
Видимо, альв не сразу понял, кто прибыл таким наглым образом на рынок, а посему не сразу успел заткнуться. Правда, когда Сокрытый народец увидел, кто, собственно, прибыл - они сразу же как-то поскучнели все разом: что продавцы, что покупатели. Самые сообразительные сразу же начали жаться к Труд, надеясь на ее спокойствие и благоразумие.
А также на то, что она может повлиять как-то на своего отца. Благо, у нее почему-то это довольно часто получалось, вопреки логике и вселенским законам.
Тор мрачно посопел на альва, чей ларёк он едва не снёс, после чего как-то подобрел лицом, ухмыльнулся в бороду, хлопнул ободряюще его по плечу (тот аж сел от инерции хлопка), и затем на весь рынок гаркнул:
- Мне нужна девичья корона! Такая, чтоб покраше, побогаче, поярче, помагичней! Цена значенья не имеет! Желающие избавить свои тюки от данного товара за годную плату - предъявляйте оный моей дочке! Как она решит - подходите ко мне за оплатой! - и покуда Труд сразу же окружила куча продавцов, сующих свои товары ей под носик да всячески расхваливающих Одинсон попёр куда-то вглубь рынка, ведомый неизменным чутьём на выпивку и жратву. Пусть доченька покуда выбирает, она ж девушка, ей виднее, какие брюлики да цацки нужны женщине, а он покуда пойдёт, поменяет парочку кристаллов на золото, и выпьет.

Когда к нему, сидящему за столиком на улице и поглощающим уже девятый по счёту кувшин с мёдом (Ас нагло выкупил все запасы продавца, к вящему неудовольствию других, и откровенной радости хозяина), к нему подошли два продавца, и выставили счёт за выбранные Труд изделия. Рюмр посопел. посопел. посчитал свои запасы злата, и понял, что ему существенно не хватает. Однако тут он решил не унывать, и попросил у трактирщика все карандаши, что у него есть. Заплатив за оные звонкой монетой, он сгрёб их в кучу, поломал, и после с чудовищной силой сжал все останки оных в кулаке, придавив его другой ладонью. Из мёртвой хватки Одинсона издавались искры молний, доносилось свечение, проскальзывавшее между его пальцев, и даже слышался отдалённый звук дрожи самой земли, столь сильно сжимал сосредоточенный Бог Грома руки. И наконец, когда он их расжал, то миру был явлен средних размеров алмаз, лежащий среди ошмётков да угольков древесины, все еще дымящийся да слегка искрящийся, без надлежащей огранки, но - идеальной чистоты. Благо, в графите было достаточно потенциала, чтобы сжатием да нагреванием (в титанических масштабах, конечно) превратить его в нужный материал.
- Этого должно с лихвой хватить. - Добавив алмаз к золоту, он расплатился с торговцами, смутно размышляя, какие две вещи вместо одной купила доченька. Но сама Труд почему-то то ли не признавалась, то ли делала вид, что так и надо, и она вообще ни при чём, в общем, вела себя максимально обыденно. Мысль о том, что его попросту нагрели, даже не закрадывалась в голову Тараниса - он знал, что альвы не посмеют так сильно рисковать своим благополучием. Корону он, впрочем, отчётливо видел в лапках доченьки, а значит, их задача была исполнена.
- Ну, коль не желаешь ты ничего еще здесь, то можем отправляться, доча. - подперев плечом свою машину, Рюмр философски допил кувшин, приватизированный у трактирщика (тот, впрочем, учитывая сумму, которую Ас потратил на бухло, совсем не возражал), одобрительным жестом разбил оный, и сложив руки на груди, принялся ожидать, покуда Труд решится: надо ли ей еще чего или уже нет. Сегодня Гримнирссон был добрый, сегодня он дочке вообще много чего прощал и много чему потакал.

По дороге домой Хлорриди как раз изложил валькирии свой план: они - точнее, она - убалтывает Хель на предмет пойти погулять по миру живых, отказавшись от своей консервативной и давно пережившей своё время полумёртвой личины, а вместо нее они тем временем поставят балдура на престол хельгарда. Аки регента-заместителя, ибо больше некому. И вот когда они вернутся, она сама будет пихать его им в лапы, ибо тот Хельхейм превратит в некое подобие благоухающего мирка с цветущими пандами, любовно мурлыкающим Гармом, танцующей Модгуд, и так далее. Рюмр считал, что этот план сработает наверняка, и посему после приезда и разгрузки товаров успешно оным поделился с сестрой дочки, после чего с довольным видом принялся ожидать их решения да похвалы - мол, вон какой он гениальный, цените, любите, и налейте выпить за такую титаническую работу мысли мне немедля.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#8

Сообщение Thrud Thorsdottir » 31 май 2018, 22:49

Решения Тора обыденно могли выглядеть двумя путями: либо громовержец брал в руку Мьёлльнир, и тогда всё, что ему не нравилось, спешно заканчивалось, либо Веор вспоминал о том, что голова нужна не только для того, чтобы в неё пить (и есть, но значительно реже, чем пить), после чего выдавал в пространство какой-нибудь особенно гениальный план. Тут обычно наступала логическая пауза, в которую Фрейя осмысливала предложение не выёживаться и сходить к ётунам ради ненаглядного молота, Сиф постигала медитативный покой от принесённого в дом пасынка, Локи прикидывал, что кулак у сильнейшего из асов тяжёлый и очень неудобный, когда его прикладывают к голове; в общем, спешная ментальная эволюция окружающих зависела только от заданных условий.
И решимости Донара что-нибудь изобрести. Сегодня он был благостен, а потому изобретал охотно.
Оставшуюся дорогу асинья, подперев голову одной рукой и уперев локоть в колено, осмысливала подобный поворот событий. Она была не то, чтобы консервативна, но очень осторожна, а посему старалась действовать аккуратно, не нарушая ткань мироздания больше необходимого. Отец не замечал подобных мелочей по определению - и он, в принципе, мог себе позволить.

В конце концов, она всё же сдалась. Объяснений, почему нет, подобрать было невозможно, и вёльва решила себя ими не насиловать. Это могло выйти даже забавно, ибо представить, как ме-едленно вытягивается лицо Хель, увидевшей своей дом после недолгого, но эпического царствования Бальдра, она могла хорошо. Вилкмерге любила светлейшего из асов, но масштаб приносимого им счастья всех и вся представляла хорошо: с ним даже Ёрмунганд был мил и добр, чего не случалось ни в каких иных условиях.
- Этот план настолько идиотский, что может сработать, - после долгих размышлений резюмировала Труд. - В нашей суровой жизни больше всего шансов у того, что максимально не дружит с логикой и вообще выглядит глубоко безумным. Примерно как идея поставить дядюшку на престол Хельхейма.
- Признай, что на самом деле ты хочешь посмотреть, как в мёртвом мире будут цвести ромашковые луга, а Модгуд - танцевать, - фыркнула вторая валькирия, одной ногой отпихивавшая любопытную волчью морду, пытавшуюся просочиться в багажник.
Звери на конеферме были непуганые, наглостью могли посоперничать разве что с котами Фрейи, а потому всё, что появлялось в поле их зрения, согласно идеологии правильных сакральных тварей должно было служить только одной цели: осчастливить разномастную живность, обитающую в этих гостеприимных стенах. Вздохнув и смирившись с тем, что волк не угомонится, женщина крепко взяла его за шкирку и отволокла в сторону, где уронила не землю.
Волк обиделся и гордо отвернулся, правда, продолжая подозрительно косить взглядом в сторону покупок. Надежда, как известно, умирала последней, обычно - от удара лопатой.
Воронье карканье Лейкни, примостившегося на крыше автомобиля, было исполнено ехидства. Труд отпираться особо не стала:
- Не без этого. Но кроме того я действительно полагаю, что такая дурь может нам помочь. Хель не ждёт такого… Индивидуального подхода. Пап, я запрягу твоих козлов? Руни может умереть от возмущения, если предложить ему покатать колесницу, он гордый и свободолюбивый герой нашей скорбной реальности, а тащить всё это на себе я отказываюсь, я совершенно точно не вьючный мул.

Тангниостр и Тангриснир традиционно были не против. Закусив вяленым мясом корыто мёда, они заметно оживились; в мир мёртвых - так в мир мёртвых, в самом-то деле. Многофункциональные козлы многоразового использования вообще со смертью были на коротком копыте - их периодически сжирал любимый хозяин, после чего оживлял, и вся процессия невозмутимо скакала дальше. Концепция адекватности и постоянства состояний в Асгарде должной поддержки по определению никогда не находила.

В Хельхейме было традиционно прохладно, спокойно и довольно мирно. Мертвецы занимались своими делами, Гарм спал, лениво откинувшись на спину, мрачная ётунша посреди моста посмотрела на не менее мрачного Тора и махнула рукой, мол, что с этих взять. Труд тем временем, хорошенько встряхнув Лейкни за основание крыльев, чтобы перестал маяться дурью, отправила того в сторону палат, предупредить Хель про гостей. Девица была со странностями, поэтому гостей не то, чтобы не любила, но как-то старалась избегать, особенно когда один из гостей носил весьма говорящее имя Хлорриди.
Богиня смерти любила тишину, которая рядом с Тором не держалась по определению.
Укутанная в чёрные одеяния, она встретила их на пороге своего дворца, исполненная по обыкновению возвышенных мыслей и чуть менее возвышенных подозрений. Козлы радостно бросились навстречу ещё одному двуногому существу, мало смущаясь тем, что по зову логики должны были оное сильно бояться, но после обнюхивания заметно охладели. Труд, бормочущая что-то про концептуальные проблемы конструкций у колесниц, спрыгнула на землю и решительно направилась навстречу сестрице, странно выражавшей теперь одновременно недоумение и панику интроверта, которого выволокли из его уютной норки.
- Привет! - Возвестила валькирия сходу, не дав богине даже рта открыть. - Мы приехали по делу, но сперва я вручу тебе всё то, что я непосильным трудом выбирала в торговом центре, потому что тебе пора вылезти из кокона и посмотреть на оставшиеся Девять миров. Мидгард значительно веселее, чем вот это всё.
- Да мне в общем-то и так неплохо, - попыталась воспротивиться Хель, но шансов у неё не было заранее.
Если дочь Веора хотела чего-то добиться, препятствиям гораздо разумнее было просто убраться с её пути, потому что она их всё равно не замечала. Сила крови - сильнейшая вещь.
Прихватив женщину под локоть, асинья уволокла её внутрь палат, воодушевлённо рассказывая о перспективах интернета в этом унылом царстве.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#9

Сообщение Thor Odinson » 05 июн 2018, 22:42

- Можно подумать, хоть к то-то бы на такой Хельгард отказался бы взглянуть - хмыкнул Рюмр, как-то подозрительно посмеиваясь в жбаняру с элем. А поскольку фантазией, в отличие от здравого смысла, Одинсон обделён не был, то картинка благоухающего царства мёртвых очень даже живописненько нарисовалась в его нордическом сиянии чистого алкогольного разума. И начхать, что подумают другие - Веору было смешно, и это было хорошо. Прямо как с тем цвергом на похоронах Бальдра, которого Таранис пнул в горящий погребальный корабль. Ну, ибо чё он, этот цверг, в самом деле.
Затем была сцена сражения Асиньи да волка. Понимая, что валькирия победит чисто по очкам за счёт большей силы, но не по факту, Громовержец посмеиваясь допил свою выпивку, с благодарным видом вручил пустой жбан соратнице дочки - а как иначе-то, в конце концов! - и только молча кивнул, отвечая на просьбу-вопрос-утверждение Труд касательно запрягания его козлов. В конце концов, его маленькая рыжуля давно знала их характер, и вполне себе имела представление, чем и как задабривать эти два эталоны упрямства да поистине козлиного характера. И не то, чтобы Тангриостр с Тангрисниром не могли сами себе добывать пропитание: с их всеядностью в буквальном смысле слова это вообще никогда не было проблемой.
Просто любому мужику ведь приятно, когда тебе тут девушка-красавица мясо с выпивкой подносит. Даже если этот мужик - самый настоящий козёл.

Покуда Труд впихала невпихуемое на колесницу (поначалу Вингнир было озаботился прочностью сего родоначальника всяческих ваших шведских "Вольво", но как только вспомнил, что сие чудо творения выдерживает его, пьяного, то как-то сразу расслабился), Ас побежал быстренько в свою мастерскую и оружейную по совместительству, и вышел оттуда с истинно "девичьим" девятнадцать-одиннадцатым: весь в гравировках, сияющий мертвенной красотой серебряных бликов, с аккуратной рукояткой, десятью магазинами да ящиком патронов. Большим таким. На кой ему было это, догадаться было нетрудно. Впрочем, судя по всему, подобные вещи Рюмр действительно воспринимал порой больше как игрушки. Даже несмотря на то, что они были созданы отнюдь не для игровых целей. Нагрузив то поверх добра, втиснутого в колесницу, Веор задумчиво поскрёб затылок, да изъявил, что теперь вот места действительно хватит только для одного. Однако и это было не проблемой для бравого сына Одина: с невозмутимым видом он водрузил себе дочурку на плечи, ногами заставив ее крепко сжать свою шею да держа самую сокровенную ношу одной рукой крепко-накрепко, второй бросил ей вожжи да ухватился за борт транспорта.
- Давай, доча. Трогаем уже. И смотри за хозяйством, мы вскоре вернёмся! - добавил он на прощание сестрице Вилкмерге, уже уносясь с диким скандинавским гиканьем да походными песнями в сторону северного горизонта.

Первым делом, когда они проезжали привратников Хельхейма, он бросил Модгуд бочонок пива, который, в общем-то, думал принести дочке Лофта, но понял - привратникам нужнее. Заодно и в колеснице больше места стало. Правда, если Тюров сынулька не удосужится проснуться, то делиться взяткой уже не будет представляться возможным. Хотя, это были не его, Донара, проблемы. У него был план, и он твёрдо намеревался воплотить его в жизнь.
Паниически-беспокойный взгляд Хель его только больше раззадоривал. Ну да, если Ас и был на что-то крайне щедр, так это на звиздюли - бесплатные, в троекратном размере, всем и каждому! - и приобретение такой вот реакции чисто ради любопытства истинного северного бородатого натуралиста. От таких изысканий Асов выло всё мироздание, но было вынуждено мириться. Ибо пусть они и не отличались таким масштабным войском, как та же Геенна, к примеру, но в искусстве набежать, вломить, грабануть да испариться им не было равных. А если они еще вклинивались в долгую и затяжную войну....
Ведь не зря именно в скандинавском пантеоне богов и богиней Войны на квадратный ярд было больше, чем чем у Вотана - любимых (ну, как любимых...) потомков среди рода людского. Ну ибо любил Ганглери это дело. А вот Асы любили войну. Посему, чисто теоретически - чисто теоретически! - даже тот же скальд-пропойца Браги, которому невесть как привалило шикарное счастье в виде красавицы Идунн, вполне мог бы быть богом войны куда более качественным, чем какой-то хрыч с горы со слоновьей или птичьей головой. Ибо чё они, неженки, вообще в войне понимают. Так что да - Хель явно предстояло проститься с ее пониманием нирваны да внутреннего покоя, и принять версию сего катарсиса в форме исполнения Труд и ее отца. В независимости от того, желает она этого или не желает. Ибо когда подобное вообще волновало семейство Громовержца?

Догнав девушек уже внутри Мокрой Мороси (нет, ну что за название - как будто не дворец, а канализация с плесенью какая-то), Донар бесцеремонно бухнул пистолет с заряженными магазинами да ящиком патронов на стол вместе с остальными предметами взятк... дарами.
- То будет в новинку тебе. Игрушка знатная да новая совсем, всего немногим больше сотни зим как оную придумали! Принцип действия простой, примитивный, но удовольствия - навалом! - дабы продемонстрировать это удовольствие, Таранис сразу же снарядил кольт магазином, и браво выпустил оный в драугров, что стояли на страже. Прицельно так. в голову. Пули, конечно, прошили мёртвую плоть, посбивав воинов с ног, да те только лежали и тихо сопели что-то под нос. Им-то с этого ни жарко, ни холодно, а злиться они давным-давно разучились. Вот сейчас они попросту не понимали, что это было, и главное - зачем. Хотя, какой бы ты мёртвый ни был, если ты хотя бы одно сказанье слышал о Боге Грома, то вопрос "зачем" в плане его мотивации либо сводится всего к трём вариантам ответа, либо упраздняется на месте как нечто, совершенно ненужное да не вписывающееся в общую картину. Затем всучив пистолет да инструкцию к оному на древнескандинавском Хель в лапки, он с гордым видом посунул к дочурке, и обняв ее за плечо, широким жестом обвёл всё сваленное на стол добро:
- Однако уверяю, дары дочи моей в разы краше будут! Сама искала, сама выбирала - а она у меня умница-разумница, каких поискать! Любому нужную вещь выберет, даже Раттатоскру! - Наконец чмокнув Труд в макушку да быстренько почесав ее спинку, Таранис бесцеремонно обнял после и саму Хель, взъерошив ей волосы каким-то смутно улавливаемым отеческим жестом, и посунул прочь из дворца, объявив, что желает прогуляться к Нидхёггу, благо, тут, дескать, недалеко, а ему надо, а дочка его покуда полностью разъяснит план круиза, который ради самой Хель, маленькой да несчастненькой, разработали. Отговаривать его было поздно - и в высшей степени бесполезно - посему вскоре Вингнир исчез из виду.
И только спустя час откуда-то из-за горизонта начали доноситься рассерженные басистые окрики Рюмра, и протестующий сонный вой Чёрного Змия. Что именно он там делал, было непонятно, зато было вполне ясно, кто одержит победу в этом противостоянии.

Вернулся Хлорриди довольный донельзя, с большой, чёрной, иссохшейся снаружи, но живой изнутри веткой (судя по всему, отобранной среди корней Мирового Древа), на которой застряло парочка клыков. Судя по всему, то был очень даже лакомый кусок для Нидхёгга, но на его несчастье, именно этот дрын почему-то приглянулся Громовержцу. Судя по внешнему виду Аса, змий честно пытался сопротивляться и отстаивал свою трапезу. Как было видно - очень даже зря. Хотя, чудо было в том, что там было лишь несколько клыков, и ни капли крови дракона. Со стороны Тараниса это было - не поверите! - одним из высших форм проявления понимания да гуманизма.
- Что вы смотрите на меня так? - абсолютно непонимающим взглядом уставился великан на двух девушек, пожимая плечами. - Мне нужна была та ветка. А клыки у него отрастут. И вообще, он сам виновен. Я тут ни при чём. Я его честно предупредил.
Судя по свёртку в другой руке Вингнира, приватизировал он не только ветку, но и еще что-то увесистое, и звенящее осколками металла. Да, по пути, конечно, было поле павших воинов, которых валькирии не успели, не смогли али не стали забирать в Чертоги Павших. То была еще один фуршет Нидхёгга, который, пожирая их трупы, отправлял их души на перерождение среди ветвей Иггдрасиля, или же на стройматериал Мирового Древа. И судя по всему, до ужаса скандинавски-прагматичный Донар решил, что им все равно железки без надобности, да набрал себе сверток. Отдавать или объяснять, на кой ему это, он отказался начисто, отвечая лишь сумрачным молчанием да звериным порыкиванием. Наконец он порылся в своей сумке на колеснице, достал оттуда еще какие-то кожаные обмотки да куски металла, сияющего, словно Мани, и деловито справился у Хель, а где здесь мало-мальски пригодная кузница. Получив не совсем внятный ответ, он даже тихо и медленно - дескать, дабы дошло лучше, ага - переспросил, и получив от обеих девушек уже точный, но не совсем цензурно озвученный адрес, с радостным видом отправился, напоследок крикнув, что будет рано утром. А они пока пускай сильно не шалят, и ведут себя как прилежные Асиньи. В конце концов, раз дочурке предстояла кампания по убалтыванию Хель на предмет турне в мир живых, значит. у него было время. И возможность. Так что грех было ее упускать.
И глубокой ночью Гарм да Модгуд могли поклясться, что слышат стуки молота о наковальню.

Вернулся Донар ранним утром, которое в Хельгарде было совершенно незаметным и неотличимым от дня да вечера. Иногда - и от ночи. Но вот по поведению Гарма, если знать ,на что смотреть, можно было угадывать время до секунды, на что, собственно, Одинсон и ориентировался. Он был весь в гари, копоти, тяжело дышал, руки его были по локоть покрыты мертвенно-чёрными прожилками, все пытавшихся въесться в его кожу, однако организм Аса все же боролся с субстанцией смерти, хотя ему это и давалось с трудом. И в руках у него был топор с острой "бородкой" да изогнутым клыком на другом конце обуха. Вроде бы на вид - обычное оружие. Да только разило от него таким спектром энергии, что даже самому Веору, выковавшему его, было слегка не по себе.
Рукоять его, сделанная из вечно полуживой-полумёртвой ветки Иггдрасиля, была обмотана полосками кожи, которую Рюмр, судя по всему, когда-то добыл с инеистого великана, под которой покоились несколько волос Труд, намертво слитые с деревом, которые Тунараз аккуратно и как можно более незаметно "позаимствовал" у дочурки, когда почёсывал ее за ушком. Топорище не было длинным, как раз впору девичьей сильной руке, удобно изогнутым да покрытым рунической вязью с пустыми местами под руны, которые должен будет наносить уже сам владелец. Клык Нидхёгга аккуратно выпирал из конца рукояти, равно, как и другой был своеобразным "шипом" в навершии обуха, а остальные, вытертые в порошок, навечно упокоились в бороздках вдоль острых кромок оружия. А сам обух своими бликами да едва уловимой вибрацией, резонировавшей, казалось бы, с самим воздухом, был выкован из мёртвого металла, который тесно переплетался со сталью, из которой цверги делали легендарные оружия Асгарда. Пропитанный молниями Громовержца и водами Хвельгермира, он не был полностью мёртвым, этот металл, но не был и живым до конца, и лишь единицы могли бы совладать с подобным оружием, которое было выковано в стране мёртвых, да закалённое живым небесным огнём. Даже просто держать его Асу было довольно-таки сложно. Посему он хотел как можно быстрее отдать его Труд, но как только подошёл на расстояние нескольких ярдов, топор сам метнулся в лапки валькирии - и там как-то успокаивающе да одновременно предостерегающе зазвенел, после чего затих.
- Фух, вестимо, правильно помню я заклятье собственности кузнеческое еще, да - с облегчением выдохнул Рюмр, устало бухнувшись на пол да подперев спиной колонну. - Признаться, думал я назвать его как-то вроде Eldurseiðr, или же Seiðrblót... Но мне и само оружие едва удалось, на имя годное меня точно уж не хватит. Однако не уверен я, что топор в целом мне удался... Да попытаться все же стоило. - С чувством выполненного долга довольный собой Веор начал понемногу отключаться, уже не чувствуя рук. - Я тут это... Я полежу немного, вздремну, а после мы обязательно поедем в Мидгард.
И выдав такую нехитрую речь, Вингнир все же отключился, да громко так захрапел, что было явным признаком того, что ничего катастрофически плохого ему не грозит. В целом, он давно вынашивал этот план, да только их текущая афера по освобождению Балдура дала ему возможность провести достаточное время в Хельгарде, и получить нужные материалы, которыми при иных обстоятельствах Хель могла и не захотеть делиться от слова совсем. А так - считай, двух хульдр, да одним бочонком мёда завоевал.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#10

Сообщение Thrud Thorsdottir » 09 июн 2018, 13:20

Ввалившийся во дворец Тор застал асиний за поеданием коробки шоколада и перемыванием костей любимой семейке. Валькирия язвила о Тюре с той непередаваемой бездной яда, на которую способна только крайне неравнодушная женщина, не принимавшая собственную заинтересованность, Хель примерно с теми же интонациями отзывалась о любимой матушке, которая периодически заходила в гости и заставляла весьма скромную и даже несколько зажатую дочь краснеть обеими половинами тела, включая и мёртвую. Это было древним, как мир, девичьим ритуалом, ибо что может сблизить сильнее, чем глубочайшая любовь к собственной семье.
Не терпящим возражения тоном их прервал звон топора, почуявшего родственную себе природу. Как и всякий артефакт, вышедший из-под Мьёлльнира, этот обладал собственным нравом и немалой волей, и хозяина намеревался выбрать сам - и выбрал, едва почуяв переплетение жизни со смертью, запертое в стройном женском теле. Вилкмерге протянула руку, и рукоять легла в неё, точно влитая, торжествующе запела на одной низкой и тревожной ноте, и заструился меж сильных пальцев туман. Оружие и дева битв познавали друг друга, в короткий миг обменявшись своими мыслями, и тревожная могильная зелень расцвела во взоре сейдконы, коей отозвался тот же жуткий блеск волшбы по кромке лезвия.
А потом всё пропало, зато решил прилечь отдохнуть сам творец. Воительница отточенным жестом сунула топор за пояс.

Женщины переглянулись. Судя по богатырскому храпу, помереть Одинсону в ближайшую вечность не грозило (а учитывая тот увлекательный факт, что Рагнарёк тоже решил отмениться, возможно, не грозило вообще никогда), но оставлять его на полу было как-то нехорошо с точки зрения скандинавского гостеприимства. Обменявшись ещё парочкой ироничных комментариев, асиньи решили, что бросать его так не должно; хозяйка покоев на миг задумалась, а потом решительно поднялась и велела следовать за нею.
Дева щита, порыкивая совершенно по-волчьи, двинулась по тёмным коридорам, волоча бренную тушку родителя на себе.
Сгрузив отца на убранную шкурами огромную кровать, которая даже сильнейшему из асов пришлась по размеру, валькирия деловито стянула с него сапоги, омыла руки, лицо да торс водой из глубокого таза, что откуда-то принесла Хель, смывая гарь и копоть, а после, оставив на столе несколько крупных бутылей с мёдом из тёмного стекла, удалилась, прихватив сестру с собой. О правилах приличия, которые в целом не рекомендовали укладываться опочивать посреди тронного зала владычицы мёртвых, Тор как бы и не слышал, пытаться его оным обучить делом было заранее бессмысленным и неблагодарным, так что обе богини благоразумно пришли к выводу, что не буянит - и ладно, а со спальни оттого, что громовержец в ней отдохнёт, не убудет.
В конце концов, увлекательный экскурс в современную культуру Мидгарда, включавшую в себя фильтры для инстаграмма и фейсбук со множеством групп про котиков, Локисдоттир оценила по достоинству.

Где-то в середине дня, когда Хель уже довольно бодро стучала по клавишам, осмыслила концепцию фотографии и теперь с интересом изучала творчество современных black-death-metal коллективов из Норвегии (дева битв, положив руку на сердце, её вполне понимала - мужчины среди музыкантов расово верной направленности водились что надо), Труд, распивая вино прямо из горла, закинула первую удочку касательно основной цели визита. Конечно, богиня мёртвых дурой не была и давно уже поняла, что отец с дочерью сюда заявились не только ради того, чтобы кузнец мог поработать молотом среди унылых серых пейзажей Хельгарда, но амбициозность представляла всё же не в полном объёме.
Однако умение задурить собеседнику голову досталось сейдконе от горячо любимого дедушки, не иначе, потому что ни одной другой такой же хитрой твари во всём граде богов не водилось. Поведав сестре про то, что мёртвая Вала, рассказывая Высокому о том, что узрела где-то там тёмное будущее перед грядущим золотым веком, то ли перепутала ветки вероятности, то ли увидела прошлое, то ли просто была изрядно обижена на то, что её разбудили и напророчествовала непонятно чего, дева щита полу-намёком сообщила о том, что предсказание это скоро совершенно закончится. Упомянула она и про Хведрунга, который больше не в цепях, а шарился где-то на пару с Тюром по Мидгарду, занимаясь бессмысленными и увлекательными вещами, но, как и следовало ожидать, богиня сим фактом не заинтересовалась - у неё с родителем отношения были на уровне "и глаза мои тебя бы не видели". Впрочем, учитывая паскудность Лофта как явления, судить её за это было сложно.
А затем Вилкмерге благоразумно перескочила на желание Веора развлечь двух девиц чем-нибудь полезным и приятным.
Отобрав у старшей сестры компьютер, она пристроила полу-пустую бутыль в ногах и, недолго покопавшись в Googl'е, продемонстрировала той подборку фотографий с хороших курортов. Помимо Скандинавии, мало чем отличавшейся от оставшихся миров под протекторатом Асгарда, в Мидгарде было много всего интересного, и необязательно было выбирать перспективы с вечной мерзлотой. Хель, просматривая кадры золотых пляжей и античных развалин где-то на побережье Греции, заметно загрустила, поскольку вылезать из своей норки считала дурным тоном (на кого же мёртвых было бросить), но и за всю предыдущую свою жизнь насладилась романтикой танатофилии на полную катушку.
- Афина будет счастлива, если её посетит кто-нибудь вменяемый, - подумав, добавила сейдкона, вытягивая длинные ноги, - судя по её письмам, Олимп как был сплошным унынием и борделем, так и остался, а это не может не печалить умную женщину. Даже поговорить не с кем. Не говоря о том, чтобы во что-нибудь сыграть.
У них были очень нежные отношения с Палладой: они были слишком похожи в своих пристрастиях к войнам и знаниям, а ещё одинаково не чествовали мужчин, чем доводили шовинистическое общество божественных семей до глубочайшего негодования. Впрочем, нарываться на дев войны было опасно, поэтому что асы, что олимпийцы занудствовали о бабах, потерявших всякий стыд, на безопасном расстоянии.
- О, кстати, - оживилась Труд, - я же привезла тебе шахматы. Честно отыгранные к архистратига.
Хель только вздохнула, подперев подбородок ладонью и с печалью прокручивая колёсико мыши.

Тогда валькирия выдала вторую часть плана, осторожно подсунув его богине в максимально расплывчатой форме; что-то вроде "а что было бы, если бы да кабы, ты бы со мной да поехала в отпуск хотя бы на неделю, потому что братьев хочется убить, а тебе бы тоже не мешало развеяться".
Мёртвая владычица слегка задумалась.
- И на кого это всё бросить? Это вам хорошо, Ганглери-то в Асгарде, а вы шляетесь, где хотите…
Труд, не сдержавшись, расхохоталась и, лишь отсмеявшись, смогла пояснить причину своего веселья:
- Я видела деда на троне последний раз триста лет назад примерно, остальное время его приходится ловить по всей необъятной мультивселенной, потому что он же, мать его, вечный странник и первооткрыватель. Не, никого не беспокоит тот факт, что трон в Валяскьяльве пустует, если надо будет, Высокий всё равно заявится. Просто обычно не надо. Но у меня есть идея.
И она предложила оставить Бальдра регентом. Потому что он ответственный, терпеливый и мудрый, а то, что слегка с придурью - так кто там среди богов без неё. Зато, по крайней мере, у Хель будет возможность посмотреть по сторонам и понять, что мир не так уж плох, как кажется из мёртвых угодий.

И, о чудо, это всё-таки сработало.

Ближе к ночи, что в Хельхейме не слишком отличалась от любой другой части суток, женщины опять заявились к мирно спящему кузнецу. Присев на край кровати, Труд легко потормошила отца за плечо, поправила длинные волосы, что отливали густым пламенем, потеряв свой налёт из позолоты, коей он огонь прятал в мире смертных.
- Па-ап. С тебя требуется две вещи: увольнительная на неделю мне, потому что мы с Хель уедем в Грецию, и попытка втолковать Бальдру, что ему надо эту же неделю поукрашать собой трон, чтобы Хель не бегать сюда по каждому чиху, на ходу натягивая платье на купальник.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#11

Сообщение Thor Odinson » 21 июн 2018, 18:52

Очнувшись, Громовержец первым делом потряс головой, словно медведь, вышедший из спячки, да с облегчением крепко обнял свою дочурку:
- Труд! Как я тебе благодарен! Ты не ведаешь даже, что мне снилось! Это ж ужас истинный! То ты на работу в колл-центр какой устраиваешься в настоящем обличии своем, то потом убираешь тряпкой Бильскирнир весь, то вообще в маркете людей громадном сидишь за кассой... Да мне спьяну такая ересь не чудилась!
Справедливости ради - с очередной попытки Вингнир всё-таки услышал свою маленькую валькирию, и сразу же подорвался на ноги, на ходу натягивая сапоги. Затем он чисто по запаху обнаружил ёмкости с мёдом, и поскольку мед - это хорошо, то сразу же оный вылакал. Так сказать, аперитив, что ли. Уведомив дочку, что он все сделает, а та пусть пока идёт да грабит с Хель этих эллинцев, Тунараз брови шагом направился искать Светлейшего из Асов. Если честно, вряд ли Болдер сразу да по доброй воле согласился бы на такой финт ушами, но Одинсон очень хорошо умел убеждать.
А тот факт, что между "избивать молотом, кулаками да ногами" и, собственно, "убеждать" Рюмр разницы не делал - так это были проблемы других.

Глаз Игга сидел в полном умиротворении, наигрывая на арфе незамысловатую, но поистине завораживающую мелодию Модгуд и Гарму. Сегодня был такой же прекрасный день, как и многие остальные - и завтра день будет ещё краше. Как умерший любимец Асов умудрялся различать в Хельгарде время суток, дни, недели, месяцы и даже годы - пожалуй, одному Всеотцу было известно. Равно как и ответ на элементарный вопрос "а зачем ему то вообще". Но Балдур всегда был немного "не от мира сего", тем более по меркам северного пантеона... Да и многих других, в общем, тоже. Казалось, он был вечно наивным, вечно витал в облаках, вечно помыслами устремлялся в лишь ему ведомые дали - но вместе с этим он всегда слушал, слышал, мог поделать беседу, дать мудрый, но часто малопонятный многим совет - и Норны, каким он был манипулятором! Это был совершенно другой уровень, нежели у трикстеров, или подобных им по мышлению небожителей, демонов и сверхъестественных существ. Добавьте к этому ещё и спонтанные проявления способностей провидца - и тогда вы поймёте, посему Балдур постоянно был слегка отрешенным. Разве можно быть удивлённым, когда заведомо известно, что тебе скажут или что произойдет? Разве можно с заинтересованным, интересным темпом поддерживать беседу, когда тебе и так уже известно большинство речей коллеги по словоблудию? Из вежливости Одинсон как мог, так пытался это скрывать даже перед теми, кому было известно о такой его особенности, но и у него это не всегда выходило - и в результате ему проще было жить в перманентном состоянии "не от мира сего". Вот и сейчас затея родственников не была для него тайной: он знал, зачем Донар с Труд прибыли в Хельгард, знал даже большинство из того, что собирался сказать ему Громовержец. Посему когда тот его всё-таки нашел, Светлейший из Асов только сидел да молчал с весной полуулыбкой на лице, изредка только покачивая головой и продолжая наигрывать незатейливую мелодию на арфе. Да, он знал все, что собирался сказать ему Вингнир.
Но он также прекрасно знал, что ему не удастся донести до Рюмра тот факт, что ему самому не очень-то и хочется возвращаться в мир живых и брат временным регентом Хеля - и для этого не нужна была никакая прекогниция. Посему даже Глаз Игга, отличавшийся своим крайне своеобразным взглядом на положение вещей, был вынужден сдаться и согласиться на условия - нет, требования - первенца Всеотца, даже не начав словесную битву. Ок и так знал, какими возможными вариациями она могла бы происходить - и каков был ее единственный исход.
- Подозреваю, что всяко выбора нету у меня, не так ли, брат? - усмехнувшись, Бальдр закончил свою мелодию и с какой-то нерешительной задумчивостью перебирал пальцами в воздухе, словно выбирая, что сыграть дальше. Донар же в это время как-то поскучнел: ему не дали возможности проявить себя как мастеру дискуссий да убеждения, словно бы назло не дав Асу помахать своим весомым аргументом. Хотя, с другой стороны - он вообще практически ничего не делал: просто пришел, да одним своим видом сразу убедил этого светлого упрямца. Видимо, его дар убеждения растёт да прогрессирует. А это хорошо.
- Да, братец. Выбора совсем у тебя нету. Посему я пошел, а ты принимайся за работу. Чтобы Хель был в лучшем виде!
С этими словами Тор отправился восвояси, оставив Модгуд с Гармом в лёгком флёре непонимания происходящего, и как-то странно смеющегося Болдера. И в то время как у Громовержца была работа в Срединном Мире, у Светлейшего из Асов работы было в разы больше. Правда, от нее он собирался получить удовольствие, так можно ли это назвать работой как таковой?
*** Время пролетело быстро, пожалуй, даже немного быстрее, чем это обычно происходит у небожителей. И хотя лично Балдур знал, какова будет реакция дочери Хведрунга, все же не мог себе отказать в удовольствии насладиться оной сполна.
- Это. Что. Такое?! - девичий вопль, полный отчаяния, шока и возмущения, пронесся над равнинами ее царства, огласив весь Хель о прибытии его королевы. Даже солнце вроде немного померк...
Солнце? О да, в Хельгарде сейчас было солнце. А ещё в небосводе над бывшими ранее мертвенными равнинами виделись далёкие звёзды: чувство прекрасного порой у Светлейшего было весьма своеобразным. Цвели луга, пусть и заполненные весьма неординарными растениями, доносилось пение вальравнов (что такое с ними сделал Одинсон, угадать было нельзя, но отчётливо складывалось впечатление, что они по доброй воле такое творят, и это пугало ещё больше) из могильных курганов, которые были окружены праздничными огнями. Драугар что-то праздновали - как бы это дико не звучало. Откуда в них могло появиться желание вообще вести себя подобным образом? Другим усопших пели, танцевали, и наслаждались посмертием, которое хоть и напоминало им о жизни, но не заставляло хотеть вновь ощутить воздух в своих живых лёгких. Модгуд, нарекая себе веселую песенку под нос, вычёсывала Гарма, которой в это время увлеченно предал мороженку исполинских размеров. Увидев хозяйку, они оба приветливо ей улыбнулись, помахали рукой и лапой, да вернулись к своим занятиям, которые они совершенно непонятным образом совмещали со своими прямыми обязанностями. Вдалеке виднелись драугры, которые пустились в круговой пляс, и мужчина с женщиной в центре, кажется, благодаря чьему-то (ну да, чьему же, интересно) совету решили вновь попытаться ощутить, попытаться вспомнить, как воин должен в танце подавать знаки внимания красивой девушке, и как она должна ему отвечать, если заинтересована - а интереса в мертвенно светящихся глазах ее было хоть отбавляй. И это все было лишь малой, совершенно ничтожной частью всего, во что превратил Светлейший из Асов Хельгард. За одну неделю. Кстати, о виновниках...
Совершенно внезапно подле двух девушек материализовался сам Бальдр, вежливо да с искренним теплом их поприветствовал, после чего обнял родственниц, каждую поцеловав в щёчку. Рассыпавшись в абсолютно искренних и на диво не заезженных комплиментах по поводу их красоты да отдохнувшего, сиятельного вида, он смиренно отошёл в сторону, незатейливо проигрывая на маленькой арфе да улыбаясь, привнося в этот мир и прибывшим в частности немного больше тепла, света, надежды и счастья:
- Владычица Хельгарда, Небесная Дева Щита - я имею честь приветствовать столь прекрасных, великих да мудрых дев. От всего Хеля могу молвить: вас истинно всем нам недоставало.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#12

Сообщение Thrud Thorsdottir » 21 июл 2018, 14:23

Отдых удался на славу. За последние сорок лет это был первый нормальный отпуск у Труд, которая обычно не выбиралась дальше Дании не по вопросам службы, Хель же в силу своих своеобразных предпочтений и взглядов на жизнь вообще никогда не видела ничего, не похожего на безмерное уныние мёртвых земель. Откровенно маявшаяся скукой от идиотизма основной массы родственников Афина была счастлива приезду сестёр, после чего, живенько выхлопотав своей смертной ипостаси отгул и бросив все телефоны, уволокла их в увлекательное путешествие по наследию древней Эллады. Морской климат, чудесные морские пейзажи, которые можно было выкладывать в Инстаграмм, а так же тонны свежих фруктов, стоивших буквально гроши, заметно поправили характер владычицы Хельгарда, оказавшейся, в общем-то, девицей совершенно не злобной, просто довольно мрачной в силу паршивого климата.
Ну оно и понятно, когда живёшь в болоте - квакать начнёшь неминуемо.

Неделя, однако, подошла к концу, асиньи засобирались домой, и вот тут-то началось самое интересное. Добрались они, как это не странно, без приключений, зато приключения начались с самого порога входа в нижний мир. Уронив из рук спортивную сумку с багажом, на которой до сих пор была наклейка багажа, Хель просто стояла, открыв рот, и не знала, куда бежать.
И бежать ли.
Хлопали крыльями бабочки тёмные ресницы, подкрашенные тушью.

- Здравствуй, Бальдр, - дева битв улыбнулась и тепло обняла дядю, уткнувшись лицом ему в шею. - Рада видеть тебя.
Хель металась по собственному миру и была где-то на границе истерики и обморока одновременно, потому что весь её философский флегматизм слетел от этого чудовищного зрелища. Модгуд и Гарм! Мертвецы! Цветущие луга! Поющие вороны! Зеленеющие сады! Звёзды, мать его Фригг, звёзды на небосклоне норманнской преисподней! Хель определённо чувствовала, что кто-то сошёл с ума.
Возможно, все сошли с ума, но катализатором этого явно выступал светлейший из асов, мирно и невозмутимо улыбавшийся в стороне. Несмотря на свой отрешённый вид и лёгкий оттенок "нездешности", Бальдр оставался непрошибаем для любых скандалов и драм. Или, возможно, благодаря этому.
Он точно знал, что хотел как лучше, и то, что богиня мёртвых с ним была не согласна, значило только то, что её следовало убедить в том, что она всё поняла не совсем правильно. Или, быть может, совсем неправильно, но… Царица тем временем, сдерживаясь в желании лечь на землю и плакать, пинала какой-то крупный булыжник. Тёмные глаза её пылали гневом, скорбью и смутным ощущением обмана, который она чувствовала нутром, но никак не могла познать.

Танцевавшие мертвецы, приметив свою хозяйку… Нет, не разбежались по сторонам и не решили упасть на землю, чтобы стать незаметными, напротив, подхватили её под руки и втянули в свой танец, наперебой рассказывая ей о том, как она прекрасна и как Хельхейм был без неё одинок. И судя по всему, речи те были совершенно искренними: при всех своих сложностях характера, правительницей дочь Ангрбоды была хорошей. Мрачноватой только, но теперь у неё решительно была возможность пересмотреть свои жизненные ценности.
Едва выпутавшись из цепких рук, дрожащая от возмущения асинья бросилась к Светлому, намереваясь сделать из него грелку, порванную сакраментальным Тузиком, но притормозила, наткнувшись на невозмутимый и исполненный любви взор мёртвого бога. Ему и живому-то навредить смог только очень старательно напрягавшийся Локи, а уж теперь - что сделается тому, кто больше не ощущает ни крови в венах, ни дыхания в лёгких?
В ярости королева только и смогла погрозить ему кулаком. Это было чересчур для её нежной душевной организации.

- Пошёл вон! Вон отсюда! Глаза бы мои тебя не видели! - Гневно прокричала Хель. - Извращенец! Все вы, Одинсоны, с придурью!
- Ой, да кто бы говорил, - пробормотала Труд, - можно подумать, дети Локи - светоч адекватности и разума, особенно вот Слейпнир хорошим вышел…
Хель в бессилии запустила в сестру сорванным цветком, от которого валькирия невозмутимо увернулась, после чего продолжила уже куда отчётливее:
- Посмотри на это с другой стороны: у тебя есть собственное царство, которое больше не напоминает концентрированное уныние. Да и звёзды ему идут. Ждать следующего отпуска в этих декорациях намного приятнее…
- И ты вон отсюда! - Взревела богиня мёртвых бешеным драконом. - Чтобы через пять минут обоих вас в моём царстве не было! Вон!
Бальдр тихо рассмеялся, но смолчал. Он, конечно, знал, что всё так и будет, однако знать и видеть самому - не совсем одно и тоже. Дева битв, тряхнув рыжею гривой, обернулась к нему, посмотрела задумчиво - и в глазах её отражался мягкий блеск сейда, а потом, сняв с шеи цепочку, на которое было надето золотое кольцо, протянула асу. Полированная поверхность Драупнира, ничуть не померкшая за прошедшие тысячелетия, матово поблёскивала в мягком солнечном свете, что разгонял туман страны мёртвых теперь.
- Это твоё. Всеотец отправил нас с Тюром найти артефакт, который ему срочно вдруг понадобился, и вот… Вот тот, который мы нашли. Тебе пора возвращаться домой, светлейший из богов.

Тем временем, смирившись с тем, что Хельхейм более походит на агитационные плакаты Эдема, чем на самого себя, богиня смерти решила, что надо разбираться по ходу пьесы, взяла свой багаж и, для острастки ещё раз пообещав своих гостей задушить, ежели они не уберутся немедленно, двинулась прочь. Под её лёгкими стопами, обутыми в изящные чёрные лодочки от Jimmy Choo, невозмутимо зеленевшая трава почти не приминалась.
- Остыну - заходи, - добавила Локисдоттир, удаляясь в сторону тёмной громады дворца, увитого теперь какими-то цветущими растениями. - И не забывай лайкать мой Инстаграмм!
Труд закатила глаза, но промолчала, крепко стиснув плечо аса.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[30.05.2018] Endspiel

#13

Сообщение Thor Odinson » 03 сен 2018, 19:12

[AVA]http://s0.uploads.ru/lwMVE.jpg[/AVA] [NIC]Baldur Odinson[/NIC]
В общем, план Светлейшего удался. Да, он, может, и слегка переборщил с методами убеждения Хель, однако нельзя было отрицать тот факт, что они сработали. Примерно семьдесят четыре процента вариаций будущего показывали положительной результат, и к счастливому неведению девушек Одинсон выбрал один из тех, что был помягче. В конце концов, даже дочери Лодура и Ангрбоды в жизни нужно было что-то светлое - хотя бы для гармонии. Хотя бы ненадолго.
Ведь без осознания контраста, без ощущения противоположности ты начинаешь терять суть выбранного тобой пути да образа жизни. Для любого движения нужна сила противодействия, и Хельгард в данном случае не стал исключением.
Тепло и радостно поприветствовав двух богинь, Балдур сначала обнял Вилкмерге, нежно погладив ее по плечу, а после - кипящую Хель, которая при всем своем желании слабо могла противиться его чарам. Свет, истинный свет, не окрашенный ни в белое, ни в черное, ни в какие-либо другие цвета аль сути - он безлик, и ему ровным счётом все равно кому делать лучше. Ведь даже самая кромешная тьма без него теряет свою суть и предназначение. Так что чем больше дочь Лофта цеплялась за тьму, тем больше она подавалась сиянию Болдера. Вот он ее нежно чмокнул в щеку, после галантно поклонился, да со слегка виноватым видом откланялся, зная, что лучше не перегибать.
- Благодарю тебя я, огнегривая сейдкона - приняв ее дар, Бальдр склонил голову и тепло улыбнулся - Я ни разу не сомневался, что ты с избранником своим сумеете вернуть эту вещицу.
Забывшись в линиях времени, Одинсон слегка ляпнул лишнего, однако даже не соизволил обратить на это внимания. В конце концов, вскоре ей самой придется все это пережить, и пусть в трёх деяниях будет горечь и боль, впоследствии счастье для нее будет более важным и существенным, чем то, что было и прошло... Точнее, будет и пройдёт... Возможно, будет и наверное, пройдёт?
Да, такая жизнь порой была той ещё занозой, от которой избавиться невозможно.
Однако были и плюсы: он мог радоваться за своих близких больше, чем при обычной жизни. А что может быть лучше счастья тех, кто тебе дорог?
Уже по пути обратно Одинсон, насвистывая незатейливую, однако заразно прилипшую мелодию, внезапно прервался, и не сбавляя шага, усмехнулся:
- Самое смешное, Труд, что выйти мог я очень, очень давно. Стоило лишь правильно попросить. Однако это было бы невежливо. А так ты постаралась, дабы соблюсти все правила, как и полагается истинной дочери Асгарда. Уверен я, тобой твои мужи гордятся - ибо я горжусь. - легонько и едва уловимым движением почесав девушку за ушком, Балдур улыбнулся вновь, и после не начинал разговор, только поддерживая его, если собеседнице это впрямь было нужно.

Когда они оказались в мире живых, казалось, само солнце засияло ярче, ощутив возвращение Светлейшего из Асов. И отныне оно светить более тускло совсем не собиралось, ослепляя Сколля больше, чем следовало бы - однако кому было какое дело? Прежней силы древнее пророчество и так уже не имело. Так посему бы попросту не радоваться жизни, покуда у них всех ещё есть на это время? Отпущенное им нужно было ценить, ибо Бальдр видел то, что будет. Что грядёт. И дальше не было того, что могло принести любую радость.
Однако видел он и то, что некоторые из них, из небожителей, смертных, духов - они будут способны сотворить то, что считалось невозможным. Светлое лицо прекраснейшего бога Асгарда озарила радостная, и вместе с левым хитрая улыбка.
Он был в предвкушении того, как разыграется эта партия хнефатафла.
И в ещё большем предвкушении той, что за ней последует.
Ведь что это за игра, которую не хотят продолжать?

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость