[21-....05.2018] New horizons

Ответить
Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#1

Сообщение Týr Hymirson » 01 май 2018, 23:51

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
21-... .05.2018
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Сперва - Турция, после - куда зансёт.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Nuada Airgetlám, Thrud Thorsdottir

СИНОПСИС:
Всеотец любит загадки, но иногда его загадки ставят в тупик даже тех, кто привык к ним гораздо больше остальных. Труд и Тюр получают невинную просьбу: найти артефакт и отдать его владыке Асгарда. Сложность заключается в том, что артефакт находится на территории военной базы ввс Турции, а суть этого артефакта неочевидно, как всё, что делает Всеотец.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#2

Сообщение Týr Hymirson » 02 май 2018, 01:41

Кровь пульсировала в висках, сердце колотилось как бешенное, дыхание срывалось. Он бежал по лесу, тщательно контролируя окружение, стволы мелькали перед глазами, а время безжалостно утекало сквозь пальцы. По нему стреляли, но пока безуспешно. Цель была близко и Уайт выложился почти полностью, стремясь достичь её как можно скорее.
- Стой! - Окрик заставил его замереть и опустить оружие. Невысокий человек в форме без различий подошёл к долговязой фигуре. - На две секунды позже, Уайт, стареешь.
- Дошли? - Спросил полковник.
- Нет, ковыряются в середине полосы, - хмыкнул невысокий. - Подожди там.
Он кивнул на складной стул, рядом с которым стояла канистра воды. Уайт приложился к канистре и сел, ожидая своих людей. Выстрелы, звучащие где-то вдалеке, несколько разбавляли пастораль. Полковник, тем не менее замер, склонив голову и слушая звук ветра. Что-то тревожное было в его песне, что заставило его подобраться. Но то был лишь ворон, что заставил мир вокруг замереть. Вестник Одина был молчалив, но Уайту не требовалось слов, чтобы понять, что от него хочет птица.
Порывисто поднявшись, он подошёл к человеку, что встречал его, и коротко известил о том, вынужден уехать.

Самолёт опустился в аэропорте Стамбула, сошедший с него мужчина с армейской сумкой, быстро затерялся в толпе. Никто не видел его ни на паспортном ни на таможенном контроле - он словно испарился.
За пределами аэропорта его ждал старый джип, тент от которого сейчас был опущен. Забрав ключи, Уайт бросил сумку на заднее сидение и тронул машину в сторону от города. Ему предстояло проехать почти сотню миль прежде, чем он встретится с племянницей.
В центре Стамбула было людно, туристы сновали, разглядывая достопримечательности, а усталый водитель армейского джипа с гражданскими номерами выглядывал рыжеволосую голову и ледяной взгляд. Он чувствовал её где-то в толпе; значит, она была рядом - ощущать её на дальних расстояниях он ещё не умел, да и не стремился научиться. У неё была своя жизнь, в которой место старому колдуну найти было очень непросто. Но в этот раз за них всё решил Один.
На территории Османской Империи находился магический артефакт, что понадобился Всеотцу, но находился он под защитой турецкой армии. Что древний артефакт делает на территории военной части, бывший бог благоразумно спрашивать не стал; что за артефакт, ему тоже было не особенно интересно. Приказы и просьбы Одина он обсуждал только тогда, когда его просил высказаться сам Игг. Сейчас, когда Тор узнал, что Тюр бывает в Асгарде и тесно общается с дядей, Хюмирсон вообще старался вести себя тише воды. Только от Труд скрывать что-то не получалось; впрочем, надёжнее, чем она, хранителя тайн ещё нужно было поискать.
Пока всё шло гладко, местным было плевать на туриста, турист кого-то мирно ждал, смоля сигареты одну за другой, а карта города, купленная за наличные, болталась на приборной доске. Наконец, он увидел. Она была хороша: с суетой из-за Локи и колеса Сансары, Хюмирсон забыл, как она выглядит. Более настоящая, чем все смертные вокруг, - мужчина внезапно для себя понял, что рад её видеть.
И сердце пропустило удар.
- Привет, - улыбнулся он, втыкая окурок в пепельницу. На обычно бесстрастном или искажённом злой гримасой лице, мягкая улыбка смотрелась непривычно, но ему она очень подходила. Говорить что-то ещё не было смысла - она чуяла его так же, как он её. Молча он завёл мотор и, дождавшись, пока она сядет, развернул машину, чтобы выбраться из центра.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#3

Сообщение Thrud Thorsdottir » 03 май 2018, 01:28

Огромная чёрная птица опустилась на изголовье кровати, мало заботясь тем, что окно было открыто лишь наполовину; Труд подняла глаза и отложила книгу в помятой обложке, с бесконечным терпением моря, что перекатывает камни, глядя на вестника Одина. Всеотец редко опускался до того, чтобы говорить самому, и всё чаще за него говорили те, кому вечно было реять над мирами, выглядывая то, что жаждет видеть хозяин.
- Одна книжка говорит, что чёрные крылья - чёрные вести, - поделилась с Хугином валькирия. - И что-то в этом есть.
Ворон, склонив голову набок, смотрел на неё глазами из антрацита, и они были чернее чёрного, жуткие, бесконечно мудрые; вздохнув, женщина о волосах из калёной меди спустила длинные ноги на пол, упёрлась ладонями в матрас и кивнула. Её собственный взгляд был полной противоположностью тому, коим смотрел на неё нежданный, но предвиденный гость: чистый, прозрачный, почти белёсый теперь, тонкие льдинки на реке весной.
- Говори, - велела она, и голос теперь звучал хрипло и низко, став грубее; в нём слышался хруст ветвей и треск костра.
И он коснулся её мыслей, вкладывая в них те, что нёс на своих маховых перьях. Дева щита выдохнула, как-то словно с трудом, а затем давящее ощущение ушло, и несколько секунд в спальне было просто очень тихо и почти спокойно.
И наконец она кивнула:
- Я исполню.
Ворон вспорхнул вверх и исчез, словно его и не было здесь никогда.

Дочь Тора не задавала ненужных вопросов. Ей не было никакого дела до того, что именно понадобилось старому Иггу от турок, почему выбор пал именно на неё, зачем в компании ей Тюр, что за артефакт мудрейшему из асов захотелось вернуть в сокровищницу и как он вообще оказался на военной базе. Ей бы всё равно никто не ответил, так какой смысл было сотрясать воздух.

С тех пор, как она переехала к отцу и перевелась с помощью каких-то его невнятных махинаций в Телемарк, с увольнительными стало проще, и богиня в скором времени улетела сначала в Вену, оттуда - в Стамбул, который ей в очередной раз не понравился. Впрочем, с этим приходилось только мириться, потому что никакого иного влияния на данную действительность сейдкона оказать не могла.
Примерно определив по всемогущим GoogleMaps координаты места, где они условились встретиться с Тюром, воительница немного побродила по желтоватым улицам, слушая бодрые трели турчанок, потом нашла автобусную остановку и, сверившись с картами ещё раз, забралась в подходящий номер. На неё косились: статная светлокожая женщина с непокрытой головой, в татуировках и в песочной военной форме войск НАТО без всяких знаков различия обречена была на успех среди местных мужчин, но все их попытки привлечь внимание туристки разбивались о бесстрастность её резкого лица.
Игнорировать всё, что ей не нравилось, вёльва научилась у Высокого, и никто во всём Асгарде не умел делать того лучше.

Тюр, как всегда, курил. Если было что-то столь же неизменное, как Тор и кружка с элем, так это его младший брат с портсигаром.
Труд, впрочем, принимала это как должное - она всё принимала как должное. В конце концов, в её кителях чаще всего находилась фляжка с вином, способным убить лошадь с одного глотка, так что фрау знавала толк в самоуничтожении и весёлом времяпровождении.
Пухлые женские губы на миг тронула улыбка, но она была столь легка и неуловима, что заметить её едва ли удалось. Дева битв всё своё держала при себе - мысли ли, чувства; так было спокойнее.
- Привет, - кивнула она, забрасывая рюкзак на заднее сиденье и гибкой кошкой забираясь в салон.
Джип, слегка подпрыгивая на кочках, стремительно оставил город за собой; сейдкона ударила кончиками ногтей по своему колену.
- У меня есть фотографии со спутника и разведданные на дату прошлых совместных учений, - произнесла она совершенно буднично: таким тоном обычно спрашивают о погоде, - мне многие многое должны. Вряд ли за год там что-то слишком поменяли.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#4

Сообщение Týr Hymirson » 03 май 2018, 13:43

Он не заметил бы её мимолётной улыбки, если бы не связь, и ещё долго гадал, не примерещилась ли ему она, но уточнять не стал. Разговаривать не хотелось: не смотря на возможно последнюю жизнь в смертном теле и очевидное облегчение от того, что он, наконец, сможет отдохнуть, легче не стало. Он видел дурные сны - и если раньше всё ограничивалось погребальным обрядом да пещерой, то теперь сны приобрели отвратительную определённость и сбывались с завидным постоянством. Был ли это результат связи с валькирией, или это был результат исключения его самого из колеса перерождений, или виноваты оба фактора - он не знал, но зелья и энергетики стали неотъемлемой частью его жизни.
Молча кивнув Труд, Аргетлам стал выискивать место для стоянки. Съехав на обочину, он воткнул аварийки и, прежде чем забрать у Труд планшет и распечатки, сунулся в сумку на заднем сидении. Запах кофе из термоса не мог унести даже местный суховей, зато кофе смог унести усталость с лица Нуаду, вручив валькирии второй стакан и забрав всё, что у неё было, он принялся изучать материалы, сравнивая с теми, что были у него.
- Почти не поменяли, - задумчиво ответил он на фразу, брошенную минут двадцать назад. - Данные со спутника АМБ в реальном времени говорят, что внешний периметр такой же, как на твоих картах, но глубже у меня данных нет, твои подробнее.
Он открыл бардачок и, покопавшись, выудил папку с печатью его подразлеления. В папке были сводки об аномальной активности в этом регионе. Ифриты были вполне ожидаемы, поговаривали о ламиях, но в целом территория была одной из самых магически-стабильных для стран Османской Империи. Как и почти везде, государство использовало на службе и магических тварей и самих магов, причём, здесь этот термин не звучал обобщением. Если верить заключению аналитиков АМБ, авиабаза Корлу охранялась только магами и ифритами, потому что ничего особенно ценного или секретного на ней не хранилось, однако, на туристических или гражданских картах она не значилась даже в виде закрытой области. Пожав плечами, Аргетлам занялся сверкой информации, перебросив карту на свой планшет и наложив её на карту Агентства. Находилась база очень неудобно - посреди открытой местности, окружённая полями.
- Смотри, - он быстро пробежал пальцами по экрану, где возникли три красных крестика по периметру. - Вот здесь замечены источники аномального жара, полагаю, что это ифриты. Проникнуть тихо можно вот тут и тут, - вновь лёгкое касание экрана. - Я бы предложил, - он прервался и закопался в распечатки, отданные валькирией, - ага, вот он. - Договор поставки он просмотрел бегло и продолжил. - У них раз в три дня завоз еды, а питьевую воду привозят каждый день в интервал с восемнадцати до двадцати часов местного времени. Предлагаю воспользоваться, так у нас будет больше времени, пока большая часть систем будет сосредоточена на поставщиках. Ты знаешь, где искать?

Вопрос был не праздный, информации о том, где может быть артефакт, Тюру Один не оставил и Тюр очень надеялся, что такая информация есть у Труд. Учитывая наличие на базе магических существ, обнаружить игрушку Всеотца по общему магическому фону будет почти невозможно, значит, придётся искать самим, а это означало потерю времени и вероятность раскрытия. Что будет, если их поймают, Аргетлам предпочитал не думать.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#5

Сообщение Thrud Thorsdottir » 05 май 2018, 23:19

Поставив руку на подлокотник двери, вёльва смотрела на то, как мимо проносятся турецкие пейзажи. Повсюду был жёлтый цвет, иногда к нему примешивался сероватый, пыльный; однако женщина больше вспоминала, чем наблюдала за реальностью, и перед её мысленным взором мчались сверкавшие годы Византии, павшей так же, как пали сотни иных империй. Не вызвало у неё особого интереса и то, что Нуаду свернул на обочину, припарковавшись в довольно тихом участке трассы. Изредка мимо проносились спешащие куда-то люди на характерно побитых арендованных автомобилях.
Труд кивнула, благодаря за налитый напиток, но так ничего и не произнесла вслух. Большая часть её знакомых сходилась ко мнению, что сложнее всего с этой женщиной определить, жива ли она вообще; даже дыхание её обычно бывало тихим, почти неразличимым - как и сейчас. Пристроив стакан на колено, валькирия слушала бархатистый голос мужчины, размышляя о том, зачем на самом деле дед решил отправить их в эту дыру. Как и всё, что делал Один, это наверняка имело двойное дно и, возможно, даже не одно; хотя порой его действия казались воительнице начисто лишёнными смысла.
Некоторые партии в воображаемом хнефатафле Высокий вёл тысячелетиями, и рано или поздно всё становилось так, как он того хотел.

Болтая медленными движениями кофе, к которому она почти не притронулась, женщина смотрела куда-то вдаль, и сложно было по её лицу сказать, разделяет ли она рассуждения бывшего бога или же по своему обыкновению изучает неведомые иным сущностям дали, сплетающиеся из настоящего и будущего, что должно случиться. Вероятности были унылы и малотрактуемы - слишком много развилок было на этом пути. Чуть поморщившись, отчего в её чертах вновь проявилось что-то звериное, Труд наконец отвлеклась на внешний мир.
Пригубила стакан; горький привкус на языке должен был, пожалуй, бодрить, но дева щита была далека от человека, и потому бодрила её только хорошая семейная драка.
- Это Игг, - пожала она сильными плечами, не поворачиваясь от окна, и в боковом зеркале можно было увидеть, как прозрачны ныне её глаза, - он не имеет привычки говорить ни с кем - со мной он лишь не говорит чуть реже, чем с остальными. Я не знаю, где искать, но догадываюсь, что где-то в хранилище под землёй. Большая часть наших артефактов не отличается хорошим нравом, и их лучше держать подальше от свежего воздуха и случайных гостей. Чем глубже они находятся, тем они тише. Должно быть, подземелья напоминают им могильные курганы. Покажи ещё раз, где, ты считаешь, можно? А… Да, пожалуй.

На опущенное окно опустилась некрупная, с полторы ладони размером, птица со слегка загнутым клювом, с белыми плечами и агатово-чёрной спинкой. Издав пару коротких мелодичных трелей, она перепорхнула на подставленную ладонь сейдконы, взъерошила перья, точно воробей, и склонила голову набок, с интересом приглядываясь к рыжим волосам. Женщина задумчиво почесала ей перья на грудке.
- Моя связь с природой миров более древняя, чем волшебство, - объяснила Труд спустя мгновение, - пока будем извне, лишняя пара глаз не помешает. Думаю, ты прав, стоит подождать обоза. Он создаст шум: даже когда все действуют по уставу, всё равно внимания к остальным углам базы будет меньше. Дальше нам, скорее всего, сюда.
Её палец легонько ударил по экрану планшета.
- Арсенал наиболее логичное место для размещения любых хранилищ, особенно тех, в которые нужно максимально ограничить доступ.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#6

Сообщение Týr Hymirson » 06 май 2018, 22:46

В отличии от племянницы, Аргетлам даже не думал о целях Игга: он устал от его интриг, устал в них участвовать и плести свои сети тоже устал. Это задание нужно было выполнить. Он выполнит, не задавая лишних вопросов. Может быть, даже отвлечётся от своих снов и того бардака в мире, что заставлял его выкладываться не щадя себя.
- Значит, - спокойно кивнул он, - закладываем время на поиски. Это военный объект, подземных помещений - весь аэродром, включая ангары для ПВО и скрытой техники. - Он выждал, когда валькирия вынесет свой вердикт и продолжил, - да, имеет смысл зайти отсюда, здесь ближе до здания центра управления полётами.
И он замолчал, глядя на птицу.
- Ладно, - вздохнул он, собирая бумаги и отправляя их в бардачок. - Пусть будет арсенал. Тогда ждём вечера, от лишних глаз я прикрою.

Он действительно прикрыл: более эффективно, чем хамсин скрыть человека от посторонних глаз, камер и тепловизоров может только песчаная буря, но рядом с Грецией - и хамсин редкость. Его не ожидали ни персонал базы, ни метеорологи; воздух нагрелся ощутимо, стало трудно дышать. На невозмутимом лице Нуаду пролегли тени - ветер едва повиновался ему сейчас: чужая территория, чужие силы и скоро их усмирят. Замерев за какой-то кочкой, он ждал сигнала от племянницы, чья крылатая вестница следила за подъездной дорогой. Привычно Война фиксировал всё: от перемещения патрульных до ярких вспышек адской магии, исходящей от ифритов, - его сознание было рассеяно над потенциальным полем боя. Им обоим нужно быть очень осторожными, чтобы не попасться никому на глаза. Два бога-резидента других государств - повод для вооружённого конфликта, к которому мир ещё не очень готов.
Знак от валькирии он больше почувствовал, чем увидел - песок мешал смотреть и ему тоже. Короткими перебежками, выжидая, пока внимание часовых будет сосредоточено на грузовиках с водой, он добрался до сетки ограждения лишь мгновением позже, чем Труд. Ухватив девушку за руку, Нуаду дёрнул её куда-то вбок - и они оказались под прикрытием тени центра управления. Нуаду надеялся лишь, что племянница засунет куда-нибудь подальше свою гордыню: здесь и сейчас он был эффективнее и быстрее, - потом поведёт она.

Без лишнего шума они добрались до подсобки арсенала и оказались внутри - в отличие от окон, решётки вентиляции были открыты и снять их проблем не составило. Пробираться было неудобно - обманчиво худому Аргетламу короб был узок в плечах и приходилось прилагать массу усилий, чтобы не создавать лишнего шума. Запахи тоже доставляли массу удовольствия, пахло грязной одеждой, потными телми, дрянной кухней, раскалённым металлом и, почему-то тленом. Запах этот настолько не вязался с ароматами базы, что Нуаду рискнул заговорить:
- Запах, он не отсюда, - прошептал он. - Сможешь отследить направление?
Осторожно отодвинув решётку, Нуаду мягко спрыгнул внутрь какой-то подсобки и отступил, давая Труд место. Снаружи было тихо, но, на всякий случай, он достал нож. Ощущение чужого взгляда коснулось лопаток и исчезло, заставив мага насторожиться ещё больше. Из людей в арсенале ощущалась только охрана и она была далека от комнаты со швабрами, да и вряд ли это был кто-то из них: сила, что коснулась его, была родом из Асгарда.
Мучительно возвращались воспоминания. В расцвет Константинополя он был здесь и помнил лишь небольшое поселение; значит, что-то было тут до этого - что-то, что могло стать хранилищем для артефакта Одина. Вряд ли это были пещеры - базы, подобные этим, строят в тектонически-стабильных районах, но иного Аргетлам сообразить не мог.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#7

Сообщение Thrud Thorsdottir » 07 май 2018, 00:34

Севший на кабину машины с цистерной воды сорокопут никакого внимания не привлёк: обычная птичка, которая просто высматривает себе добычу. Около людей водилось много мелких грызунов, и сюда порой залетали даже некрупные орлы, уставшие от бесцельного кружения над пустошью; а женщина, в чьём взоре сейчас отражалось вовсе не то, что она могла бы видеть сквозь поднявшийся в воздух песок, напряжённо наблюдала.
И подала жест спустя несколько томительно долгих секунд, растянувшихся в целую вечность. Птица, перепорхнув на крышу здания, продолжала смотреть, пока две тени непрошенных гостей скользили от одного укрытия к другому, и лишь после того, нежно коснувшись сознания дочери лесов мелодичным свистом, улетела прочь. Никто ничего не заметил.

Отдёргивать руку Труд не стала, не стала и ничего говорить. Она не любила, когда её касались без спроса; что уж там, она вообще не любила, когда её касались, но выбирать особо не приходилось, и в полевых условиях проще было терпеть нарушение собственных границ, чем пытаться исправить потом множество проблем. Пропустив излучавшего лёгкий флёр неудовольствия и усталости Тюра вперёд, женщина ловко подтянулась на руках, вскользнула в вентиляцию и двинулась следом.
Ей перемещаться было легче: она была тоньше и меньше бывшего бога, хотя и казалась слишком высокой, сильной для женщины.
Вскоре по ногам ударил пол от бесшумного прыжка, и настало время ей выходить вперёд.

- Здесь есть кто-то ещё, - шёпотом произнесла женщина, замерев и почти слившись с тенью у стены. - Помимо людей и огненных духов… Здесь есть кто-то, подобный тебе, сила, находящаяся под замком, но ищущая выхода. Этот взгляд - я чувствую его тоже, и это не артефакт, не магия, это чьё-то присутствие, но я не вижу.

На миг ей показалось, что где-то рядом прозвучали шелестящие, едва различимые шаги, однако вскоре всё смолкло, будто и впрямь почудилось: Труд нахмурилась, но не стала ни говорить ничего, ни пытаться нащупать странного гостя, которого она упорно считала находящимся рядом с ними. Пользоваться силой настолько, насколько она умела на самом деле, было бы опасно; волшебство валькирии существенно отличалось от того фона, что производила база, и если лёгкие, почти неощутимые вспышки инея и морозного запаха севера тонули в жаре ифритов, то настоящий сейд, остро пахнувший для сакральных сущностей хвоей, выдал бы их с головою.
Приходилось полагаться лишь на своё тело да хищника, что жил внутри и был ею ровно настолько же, насколько дева битв была им; её звериные ипостаси ещё могли сыграть им на руку, но покуда дева щита не торопилась менять привычную божественную форму. Прислонившись к косяку не до конца прикрытой двери, она сосредоточенно слушала, что происходит снаружи; чувства её, волчьи по чистоте ощущений, обострились до невероятных пределов, теперь вёльва слышала даже то, как стучат сердца солдат, находившихся в караульной. Миг, другой; медленно выдохнув, она кивнула и повернулась к своему спутнику.
Пронзительно-голубые глаза сверкали двумя осколками весеннего неба.
- Дальше чисто, - шепнула она, - можем идти. Я тоже чую запах, да. Должно быть, мы не ошиблись с местом.

Её шаги были мягки, как рысьи лапы; безошибочно выбирая дорогу там, где никого нет, ибо ни стены, ни расстояние не были преградой для её слуха, Труд старательно пробиралась вперёд, сосредоточившись на том, чтобы ничего не упустить, и лицо её приобрело какое-то напряжённое выражение сосредоточенности.
Проблемы возникли перед лестницей вниз.
Сама она была открыта, но около двустворчатой двери стояло двое парней в форме, о чём-то негромко разговаривавших друг с другом. Дева щита быстрым, несколько змеиным жестом облизнула губы - они с Тюром притаились за углом, увидеть их было невозможно, да и солдаты явно были больше увлечены диалогом, к тому же едва ли ждали неприятностей на собственной базе.
Дева битв размышляла над тем, успеют ли они с Нуадой вскрыть караулу глотки быстрее, чем те поднимут тревогу. Она была много проворнее человека, но какую кровь в венах носили эти люди, тоже было неизвестно - и рисковать прямо с ходу не хотелось.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#8

Сообщение Týr Hymirson » 08 май 2018, 01:30

- Есть, - тихо ответил он, - я тоже слышу. Кто-то знакомый, не могу вспомнить.
И он замолчал, сочтя, что сказал больше, чем достаточно. Выскользнув следом за валькирией, он сосредоточился на камерах на пути их следования. Для того, чтобы обеспечить им слепоту на короткие мгновения, когда родственники оказывались в их зоне покрытия. Вслушиваясь в едва различимое дыхание племянницы, в её чувства, фиксирующие происходящее, он сам почти растворился в тусклом свете базы, сейчас больше напоминая призрак, чем себя самого.
Магия Туата не имела ничего общего с сейдом, она была стихийной, как вся магия, которая питала этот комплекс. Её было бы сложнее заметить, и потому воздушный король не сильно переживал за слабые обращения к ней. Пока Труд раздумывала о своём, о девичьем, Аргетлам растворился в очередной тени. Спустя несколько брошенных слов, один из парней захрипел, словно не смог сделать вдох. Его товарищ заметно позеленел и пробормотал что-то в рацию. Ему пролаяли ответ, он позеленел ещё больше и почти бегом отправился в сторону от Труд и Тюра. Нуаду проводил его взглядом, возникнув у отключившегося, проверил пульс на шее, пробежался пальцами по карманам, разблокировал дверь найденной картой, вернул её на место, а после равнодушно перешагнул через тело и толкнул створку. Дверь послушно открылась и зимний король пропустил валькирию вперёд, осторожно затворив дверь за ними. Только после этого он позволил себе устало привалиться к стене - камер здесь не было.
- Дай минуту, - тихо попросил он. Вид у него был нездоровый, но продолжить путь он смог гораздо раньше запрошенного времени. Охрана перед входом была сделана исключительно для безопасности базы: двери, что они проходили, были маркированы по степеням опасности и почти за каждой из них ощущалась враждебная воля. Нуаду не спешил, читая надписи, но понимания, кроме того, что за ними, так и не появилось - лишь номера и кодовые буквы.
Пол шёл под уклон, уводя их всё глубже внутрь, под землю и с каждым их шагом становилось холоднее. Ради разнообразия, зимний король не был тому причиной - холодом тянуло откуда-то снизу. Наконец, длинный корридор закончился ещё одной двустворчатой дверью, на которой значилось, что это - объект 2208NW. Замок был весьма условный; дверь открылась легко и облачком пара с тонких губ сорвалось восхищённое:
- Долбоёбы!
Причина была в месте, в которое вела дверь. Огромная пещера со старой каменной кладкой уходила на многие мили вниз. Древние катакомбы, стоящие, должно быть, со времён римской империи, были не самым лучшим местом для авиабазы: один точечный удар - и все наземные и подземные постройки сложатся внутрь как картрчный домик. Почему это место, постоянно становящееся спорной территорией, до сих пор не провалилось в недра земли - неясно. Обледенение стен намекало, что здесь действует сила их мира. Спуска вниз не было.
- Чудно. - Пробурчал Аргетлам, подходя к самому краю. - Ты умеешь летать без помощи своего коня?
Его мелодичный голос отразился от стен и заискрился на тонком, словно волос, мосте. Подняв бровь, зимний король обернулся к племяннице.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#9

Сообщение Thrud Thorsdottir » 08 май 2018, 23:40

Остановившись посреди крупного квадратного помещения, предварявшего спуск в глубины катакомб, Торсдоттир подняла голову и с лёгким намёк на интерес осмотрелась. Её резкое лицо на миг утратило жёсткие волчьи черты, проступавшие тенями на скулах да под глазами; жадная до нового, воительница вбирала в себя ощущения и знания всюду, куда дотягивалась, и встреча с наследием давно павшей великой империи на миг увлекла её. Дева щита подозревала, что на самом деле люди воспользовались плодами прошлого, однако размах всё равно впечатлял.
Рим любил величественные строения, восхваляя в них собственную силу.
- Однако. Щелчок пальцами - и тут всё ляжет. Безопасность у турецкой армии-то просто на высоте. Зато есть и хорошая новость - здесь наверняка будет второй выход на поверхность и, скорее всего, не один, так что ломиться через базу вновь не придётся. Воздух слишком свежий для того, чтобы здесь было наглухо закрыто.
Сделав рукой лёгкий, стремительный жест, асинья подхватила из воздуха сгусток света и подбросила его над своей головой. Прибалтийская Жворуна, лесная хозяйка и весенняя княжна, вспыхнула раскалённым золотом в глубине льдистых глаз, и дохнуло запахом свежескошенной травы, а над гостями вспыхнуло их собственное крошечное солнце, разгонявшее темноту. Не волшебство, но сила, что древностью соперничала с мирозданием самим: дева щита касалась струн природы, унаследовав жизненные силы от матери своей, с той же лёгкостью, с какой ступала по тропам сейда.

Путь не занял много времени, и вскоре широкий коридор вывел асов к внушительного вида пропасти. Повернувшись на пятках военных берцев, женщина всмотрелась в тёмную пасть прохода, из которого они только что вышли, размышляя, не стоило ли свернуть куда-то в одно из ответвлений поуже, но пришла к выводу, что нет, потому что наверняка они все натыкались сюда же, разве что спустя полчаса блуждания под землёй. Свет выхватил щель в земле, тянувшуюся не один, должно быть, километр.
Интереса ради Вилкмерге подтолкнула к краю мелкий камешек и вслушалась в то, как он летит вниз, пару раз стукнувшись о края обрыва, но так и не услышала, как он упал. Учитывая древность этого чудеснейшего места, женщина готова была поверить, что отсюда действительно есть прямой вход в Аид под доброжелательные очи Гадеса. Ну или в ад, в гости к очаровательному Светозарному - в данной концепции особой разницы это не имело.
- Я оборачиваюсь в любых животных, - пожала плечами валькирия, - мне нет разницы, стать волчицей или соколом. Могу и в виверну перекинуться, места для размаха крыл здесь в любом случае хватит: Римская Империя на монументальность своих построек никогда не скупилась. Подбросить или сам справишься?
Секунду спустя Труд протянула довольно задумчиво:
- На-а-адо же… "И мост хрустальный над пропастью той…" Хотя, говоря откровенно, доверия он мне не внушает, так что идти по нему я бы не стала - потом долго вылезать из этого очаровательного оврага.

Становилось всё холоднее: от женских губ при каждом новом вздохе поднималось облачко пара, тут же превращавшееся в иней. У Труд неприятно зачесалось между лопаток, словно она спиной почувствовала чужой взгляд; стремительно повернувшись, она успела увидеть лёгкий серебристый отблеск. Вёльва изящно приподняла бровь - провожают или следят, было непонятно, но присутствие ещё одной сущности родом откуда-то из божественных миров Иггдрасиля становилось всё более несомненным.
- Покажись, - предложила она.
Ответом ей послужил тоскливый вой ветра и всколыхнувшийся вдруг туман, что заструился по камням, точно воды в весенний паводок; и следом всё вновь исчезло. Асинья щёлкнула языком, ёмко выразив всё, что думает по этому поводу, и миг спустя оделась в вороний облик.
Тяжело ударив крыльями, птица взмыла под потолок и чёрным вихрем промчалась строго вдоль моста - чтобы встретиться с закрытой дверью, на этот раз вида значительно более старого, чем все человеческие постройки наверху. Потеряв блеск и позолоту, на мир всё ещё смотрел орёл одного из римских легионов, выгравированный рукой неизвестного мастера.
Рим, прячущий норманнские артефакты на территории Византии. Чудны дела вселенной.

Земля содрогнулась вдруг, точно слыша чью-то тяжёлую поступь - и всё замерло. Труд, вновь сбросившая оперение, подняла голову, прислушиваясь; а спустя миг уже её голос полетел над пропастью, мелодичный и звучный, как удар меча о щит:
- Для кого римляне строили этот чудесный лабиринт?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#10

Сообщение Týr Hymirson » 09 май 2018, 23:50

Аргетлам помотал головой. Сам факт того, что можно прокатиться верхом на племяннице, его слегка нервировал: к подобным отношениям с ней он готов не был.
- Насколько я знаю подобные места, - в равнодушном голосе мерещилась некоторая ирония, - кто-то должен пройти по мосту, чтобы доказать, что достоин и далее по тексту. Так что я попробую прогуляться. Заодно и посмотрим, угадал я, или нет.
Он оглянулся, пытаясь понять, есть здесь кто-то, или нет; обращение к воздуху изрядно его раздасадовало, поэтому он не успел заметить, как Труд обернулась в ворону. Пробормотав что-то о том, что в его жизни было слишком много ворон, Аргетлам поставил ногу на тонкую поверхность моста и тут же убрал её, потому что земля содрогнулась и он едва не полетел вниз. С шипением выдохнув воздух, он повторил попытку, на этот раз вполне успешно. Внимательно смотря вперёд и под ноги, Нуаду шагал над пропастью, моля Игга о том, чтобы сила не предала его на самой середине моста, где обязательно будет какая-нибудь гадость.
- Для идиотов вроде нас с тобой, - певуче разнеслось навстречу голосу валькирии. - Это же хранилище для норманского артефакта.
И он сосредоточился на переходе через мост. Как он и полагал, на самой середине моста его заставил остановиться истошный визг, а после из пропасти поднялся огромный червяк. Аргетлам стоял не двигаясь, выжидая, что предпримет тварь, но тварь взвизгнула вновь и упала обратно.
- Прекрасно, - мрачно произнёс он. - Морозостойкие шай хулуды.
И бывший бог продолжил путь. На площадке перед дверью он позволил себе выдохнуть и выругаться от души.
- Кто и для кого бы не строил этот лабиринт, у него были нелады с фантазией, - поделился своими соображениями Аргетлам. - Эта штука под мостом настолько предсказуема, что даже обидно. Ну вот я перешёл этот мост. Считаюсь ли я достойным идти дальше?
Он осмотрел дверь и даже зачем-то потрогал орла. Дверь отворилась.
- Ты смотри, опять угадал, - зло усмехнулся Нуада, привычно засовываясь в дверь первым и тут же отшатываясь назад. Куда-то в темноту улетела серебристым росчерком стрела. - Одна, - мрачно прокоментировал он. - Где остальные?
Ответом ему стал целый рой стрел, так и не долетевших до другого края пропасти. - Так эту тварь можно было убить, - несколько разочарованно пробормотал бывший бог. - А я, дурак, ждал, когда она решит, что ей померещилась вибрация.
Он замолчал, гадая, однозарядные были самострелы, или нет. Осторожно заглянув за створку, он убедился, что больше стрел не будет.
Пропускать вперёд Труд не хотелось, но пришлось: ему претила мысль прятаться за женскую спину, но его силы были на исходе и она с большей вероятностью сможет защитить их обоих.
Едва слышно ступая следом, он размышлял об извращённой фантазии устроителей хранилища.
Чужой взгляд буравил спину и Аргетлам был почти уверен, что знает, кто это. Он сам бы присматривал за своими посланниками в подобном случае, но отрешиться от мысли, что он - марионетка, бывший король не мог.
Его размышления были прерваны лязгом какого-то механизма. Ругнувшись, он попытался толкнуть идущую прямо перед ним валькирию. Вовремя: ещё мгновение - и огромный маятник с остро наточенным лезвием сделал бы из его племянницы сразу двух.
- Мать, - выругался он, глядя на ещё с десяток подобных маятников впереди. Это было очень некстати, а, главное - он представлял себе раздражение Труд. В её чувства он старался не лезть без надобности. - Прости.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#11

Сообщение Thrud Thorsdottir » 19 май 2018, 00:58

Несмотря на бытность свою валькирией, долг, что на плечи её опустился вместе с кольчугой в славном Валькириоре, поделившем жизнь на до и после, после принёсшем мёртвый хлад вечной зимы, Труд осталась одиночкой, коей была в юности. Откуда в её характере затесалась эта черта, сложно было понять; ни отец, ни мать её не стремились к тишине и уединению; быть может, так странно перетасовались карты случая, более родня асинью с Одином, чем с родителями, ибо из всех богов она была более всех - его зеркалом, со знаниями да тайнами, что никому иному не подвластны.
Может быть, потому она люто ненавидела чужие прикосновения, делая исключение лишь для Хлорриди и его сыновей, братьев своих - да для смертной ипостаси, стараясь не привлекать к себе внимание более необходимого. Но знавший деву щита достаточно хорошо мог видеть, как пробегает по её лицу тень, что чернее чёрного, когда приходится пожимать руки сослуживцам аль чувствовать одобрительный хлопок на собственном плече.

Толчок спутника едва не свалил её с ног, нарушив тонкую симметрию каждого нового шага; ни одна ловушка от рук смертных не могла бы нанести ей вред, ломаясь о белую кожу, что была крепче всякого железа, но касаться лезвия лишний раз сейдкона не желала. Взметнулись от резкого движения медные косы; она ускользнула в сторону, припадая на колено и чуть отклонившись назад: маятник прошёл в сантиметре от остроскулого лица, что сейчас потеряло маску бесстрастности, пропустив гнев.
Не способная по природе своей испытывать ярость, что толкала в бой Магни и Моди, дева битв злилась иначе, и была в своём гневе ничуть не приятней берсерков - лишь менее предсказуемой, ибо волшба текла в её крови, непознаваемая вовсе. Взбешённой кошкой она резко развернулась к бывшему богу, и на какой-то короткий миг казалось, что она сама швырнёт его под топор.
Торсдоттир выпрямилась, стремительная и плавная вместе с тем; оглянула Тюра почти с неприязнью.
- Ещё раз меня тронуть посмеешь - вторую руку по локоть отгрызу, - буднично предупредила она, и глаза её на миг стали жуткими, волчьими, с этою дикой, звериной желтизной по краю зрачка.
В словах тех не было угрозы или желания напугать - лишь констатация факта, и это резануло отзвуком лязга стали, что чудился в мелодичном голосе. Дети севера были суровы, как мир, что воспитал их, и своё защищали с ожесточением, достойным быть прославленным в сагах.

И миг спустя женщина превратилась лишь в воспоминание о самой себе, так быстры и ловки были её движения. Она не двигалась даже - танцевала, с грацией ласки, преследовавшей добычу, проскальзывая мимо заточенных лезвий, ибо они были слишком медленны для той, кто могла опередить смерть.

Налегая своим весом на рычаг, притаившийся на дальней стене, валькирия заставила давно уже заржавевшие - но всё ещё чудом работавшие - шестерёнки провернуться, и ловчая яма, должная оставить от гостей только трупы, нашинкованные в мелкую кровавую труху, замерла. Сразу стало как-то тихо, лишь где-то очень далеко капала, мерно и раздражающе, жидкость - быть может, усилия девы щита повредили что-то в тонкой системе балансировки, и без того уже мёртвой, и теперь из неё стекало масло.
Не обращая на зимнего короля никакого внимания, Труд пошла дальше, по-кошачьи бесшумная; её привлёк смутный блеск, что был виден впереди, потому как было в нём что-то тревожное.

И было, о чём тревожиться, ибо коридор из жёлтого песчаника, освещённый ручным солнцем, вывел в пещеру, наполненную золотыми кольцами.
- И каждую ночь девятую капает из того кольца по восемь о том же весе, - прошептала Вилкмерге, глядя на холодно поблёскивавшую гору зачарованного злата.
Никто не знал, куда исчез Драупнир после того, как Бальдр передал его Хермоду. Младший сын вернул дар этот Всеотцу, но после следов его не осталось в Асгарде; и какими путями кольцо оказалось здесь, в Турции, было известно лишь самому Одину, который, конечно же, никогда и никому не собирался о том рассказывать.
Однако хуже было одно небольшое - размером с пассажирский "Боинг" - обстоятельство, что возлежало сверху на горе, шкурой напоминая драгоценный металл, который охраняло. Увенчанная изогнутыми, точно слоновьи бивни, рогами глава виверны была хорошо видна, и глаза твари были закрыты, однако особенно на этот счёт обольщаться не стоило. Нет чудовищ страшнее, чем отпрыски драконов, у которых хотят отнять их игрушки.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#12

Сообщение Týr Hymirson » 19 май 2018, 21:12

О мрачной злости валькирии он мог только догадываться, но ему хватило собственной злости. Он помнил о том, что она не терпит прикосновений, понимал, почему, но сделать с собой не мог ничего - рефлексы смертного тела, следующие за сутью законника и защитника, действовали наперёд. Он даже не смог бы сказать, чья реакция на опасность коснулась его разума - его - или всё-таки её. Стыда не было - стыдился он только того, что было не присуще его природе; он злился лишь за то, что не смог остановить себя.
- Хоть по плечо, - негромко произнёс он, глядя вслед валькирии. - Может, следующий я научусь думать наперёд действия.
Её танец между лезвиями завораживал: в какой-то момент мужчина поймал себя на мысли о том, что пытается представить танец с нею. Он даже зажмурился от недостойности подобной мысли и помотал головй, надеясь, что племянница не услышит этого ощущения.
Секиры встали, перекрывая проход. Вздохнув, Аргетлам перебрался к Труд, мысленно костеря неизвестных ему механиков и архитекторов. А после замер, не зная, что его изумляет больше: найденный артефакт Одина, общее количество недобытого золота или тварь, что примостилась на груде золотых колец. Стало холодно, но Аргетлам был готов поклясться, что это не его сила.
- Король под горой, - прошептал он без тени сарказма. - Как думаешь, он - полноценная рептилия?
Может быть, удастся его заморозить, как огромную ящерицу? Какой силы должен быть мороз, чтобы проморозить виверну? И что нужно сделать, чтобы среди груды колец найти тот самый Драупнир, что послужил увеличению богатства.

Тварь, тем временем, открыла глаз, внимательно глядя на визитёров. Огромный и жёлтый, разделённый надвое вертикальным зрачком, он впечатлял гораздо больше самой виверны - внимание обстоятельства, что препятствовало поискам, было смертельно опасным даже для валькирии. В первый раз Нуаду пожалел, что не взял с собой Тюрфинг.
А после стало не до размышлений; расправив крылья, тварь прыгнула, осыпав за собой груду золота. Аргетлам почти машинально спустил с ладоней ледяные шипы, но они разбились о шкуру, не причинив ей вреда. Внимание твари сосредоточилось на дерзком смертном и она сделала рывок в сторону него. За миг до того, как огромная пасть должна была прервать жизнь Нуады, он исчез, чтобы объявиться позади неё.
Теперь объектом интереса виверны стала валькирия, но холод, что следовал за ними попятам, встретившись с силой зимнего короля, замедлил движение твари.
- Береги глаза, - рыкнул туата, заставив свод пещеры содрогнуться. И перед тварью встала сверкающая стена льда. Прозрачная, сделаная словно из серебра, она отражала мерцание золота - и искры, что посыпались из глаз виверны, когда она врезалась в глыбу.
Стало очень холодно, мороз продирал до костей, а глаза Аргетлама высеребрились: подобный выплеск энергии для смертного был чересчур, контроль над силой исчез совершенно, оставив жаждущую убивать суть. Суть эта зло смеялась, глядя на мучения виверны и валькирию. Стены пещеры покрылись инеем, а откуда-то из глубины донёсся утробный рык, намекающий, что тварь здесь не одна. Предвкушая веселье, Нуаду развернулся в сторону звука.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#13

Сообщение Thrud Thorsdottir » 20 май 2018, 13:41

Жёлтый внимательный глаз, перечёркнутый вертикальным зрачком, смотрел строго на непрошенных гостей. Приподняв голову, виверна открыла пасть и ощерилась, точно кошка, увидевшая опасность, и между острых, как у акулы, зубов метнулся длинный раздвоенный язык; тварь зашипела, поднимая широкий костяной гребень, образующий воротник на её загривке, и вдруг потекла вперёд, словно состояла из ртути, а не из плоти и крови. Гибкая и плавная, она двигалась изумительно легко для своих размеров, и в этой какой-то слишком расслабленной мягкости чудилась угроза.
Больше чем наполовину состоявшие из сакрального, отпрыски хтонических чудовищ, эти существа были опасны и для богов, и белая всадница чуть хмурилась, уже чувствуя, что без боя им отсюда не уйти - и это не та битва, которую стоит называть славной.
- Мне не знамо наверняка, однако скорее нет, - легко качнула головою валькирия. - Северные драконы и их младшие дети дышат огнём, а кровь их горяча. Быть может, холод замедлит её, но не убьёт. Они появились среди льдов и хлада, так что умеют в нём жить, хоть жар и приятнее для их шкуры.

Дожидаться, пока асы договорят, зверь не стал. Выгнув длинную шею, он застыл на миг, а потом бросился в атаку, выбрав того, кто казался ему более привлекательным; от близко проскользнувшей шкуры сейдкона, ловко отступившая в сторону, почувствовала тепло, а следом её обдало ледяным крошевом от врезавшейся в ледяную гору туши. Мелкие осколки неприятно ударили по лицу; богиня встряхнулась волчицей, попавшей под дождь, и миг спустя женские одежды высверкнули расплавленным металлом, превращаясь в доспехи.

Показавшаяся виверна была чуть меньше своего собрата, а рога, венчавшие голову, были короче и прямее; Труд решила, что она была самкой. Вполне возможно, что где-то в катакомбах, построенных умелыми руками римлян, лежит, дожидаясь своего часа, кладка яиц, из которых однажды вылупится новый выводок. Пока первая отряхивалась, пытаясь прийти в себя, оглушённая и ослеплённая морозом, вторая, хлестнув хвостом, подалась вперёд, однако нападать не спешила, опасно кружа рядом, точно кобра, выбиравшая удачный момент.
- Идиот, - почти неслышно прошептала дева битв себе под нос.
Она была невысокого мнения о доблестных мужах Асгарда и их умении думать тогда, когда это было необходимо; единственным известным ей исключением был Один, что с интригами своими попадал в уже другую крайность. Довести двух почти-драконов до ярости было глубоко неумным решением, однако сделать с этим всё равно ничего было нельзя: как громовержец всегда охотно слетал с катушек, впадая в боевую ярость и круша всё без разбору, так и его младший брат поддавался жажде крови, не слишком раздумывая о добром и вечном. Мгновенно прикинув свои шансы затормозить Войну, который не управляет сам собой, и смирившись, что сделать это будет куда сложнее, чем остановить древнего зверя, валькирия резко взмахнула рукой.

Сталью да звёздной пылью слепился из пустоты её собственный клинок: длинный прямой бастард с широкой гардой, меч совершенно не выглядел сделанным под женскую руку. Вилкмерге вскрикнула, привлекая к себе внимание, и это было последнее разумное слово, которое можно было услышать перед тем, как груда колец рассыпалась с оглушающим звоном от ударов могучих крыл разбуженного стражника:
- Лови!
Сильный взмах рукою; воительница бросила оружие Тюру. Возьмёт он его или нет, предпочтя доброй стали собственную магию, что добротно сводила его с ума - и с каждым разом всё надёжнее, валькирии дела не было, бывший бог уж как-нибудь в состоянии был разобраться с тем, что ему нужно. На крайний случай, дева битв уже обещала ему единожды оплакать да отпеть, и от слов своих она отказываться не привыкла - впрочем, тени смерти вестница её не видела над мужчиной и поныне. Хель не торопилась принимать его в свои объятия, равно как и златые врата Вальхаллы открываться пред ним не думали: должно быть, все смирились, что душа зимнего короля даже ему самому принадлежит не полностью, а потому и на новой встрече не настаивали.

И она скользнула к виверне, оставив Нуаде развлекаться с той, что на вкус попробовала льда - и была этому факту не слишком рада. Уходя от атакующих движений тупоносой морды и жадно щёлкающей пасти, валькирия терпеливо следила, выбирая нужный момент; сознание её размылось, растеклось каплею вина по поверхности воды, отбрасывая всё ненужное, и только звериные чувства охотника остались. Выбрав миг, женщина прыгнула вперёд, уцепилась за выступ щитка на шее, подтянулась на руках, ловко перебираясь к рогам; заметавшаяся ящерица зашипела и забилась боками о стены, выщербив из них крупные куски песчаника, а Труд рванула с шеи подвеску, призывая копьё.
Листовидный наконечник, для которого не была преградою ни сталь, ни плоть, остро блеснул, точно вновь вспомнил, как был когда-то сердцем умиравшей звезды, и глубоко вошёл в глазницу зверя, пробивая мозг. Время замерло, чтобы затем пуститься вскачь: вой, перешедший в хрип, ударившие крылья, что подняли ураган, когти, оставившие глубокие борозды на полу; нелепо повалившись набок, тварь дёрнулась пару раз и затихла.

Скатившаяся прочь дева щита движением ладони призвала копьё в руку и мгновенно оказалась на ногах, метнулась к Нуаде: призрак войны, вечная спутница битв, ткущая судьбы да предсказывающая исход боёв, она не была похожа на реальное существо, и холод, исходивший от её тела, был подобен его собственному. На доспехе виднелись красные капли звериной крови.
Тонко звенело артефактное злато под подошвами сапог.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#14

Сообщение Týr Hymirson » 20 май 2018, 22:45

Он всё ещё был здесь, его сознание не померкло, не вернулось в хрустальный грот, где вечным сном спал воин в белых одеждах. С тех пор, как Труд ворвалась в его сны, он перестал возвращаться туда ночь за ночью - и это приносило облегчение. До той поры, пока он не понял, что связь его со смертной оболочкой нарушена. Это пугало и радовало одновременно: конец близок, но принесёт ли он отдохновение, или забвение, он не знал. А с зимы, после того, как он едва не попал под руку Тору, который не помнил себя, да после путешествия в Гиннунгагап, когда братья обменялись кровью, его смертная оболочка стала истаивать, словно свеча. В первый раз он понял это в Тибете, а после - не единожды ловил себя на том, что готов сорваться и совершенно не может контролировать эти срывы. Его силы, силы смертного, таяли словно дым.
Было странно наблюдать битву со стороны, свои собственные движения и ошибки, сравнивать их с ошибками валькирии и радоваться, что суть его помнит то, что забыл он сам. Там, внизу, он был богом - безумным, неостановимым и неистовым, но богом. С затаённой болью он следил, как пальцы сомкнулись на клинке валькирии; как играючи смертное тело обошлось с мечом, слишком тяжёлым для него; как уходит от удара когтистой лапой, как сталь впивается в крыло твари; как лёд трещит, сковывая лапы чудовища, как пламя от удара мечом уходит вверх, сжигая одежду и оставляя ожоги на обнажённом теле.
Хюмирсон отвернулся, не желая смотреть на собственное тело, вытворяющее всё, что он сам делать бы не стал никогда, предпочтя разумное планирование боя яростному натиску. И взгляд его наткнулся на себя самого: та тварь, которой он был там внизу, не могла, не умела испытывать эмоций, это была прерогатива разума. И ему впервые стало страшно. Фетч, мара, допельгангер - эта тварь имела много имён и она находила его каждый раз накануне смерти. Так вот откуда схожая сила, вот откуда стужа и холод. Всё это делал он сам. Серые глаза встретились и он склонил голову. Скоро. Резкий рывок и боль рванули его вниз; последнее, что успел заметить угасающий разум - двойник махнул рукой куда-то вглубь пещеры.

Приходить в себя на груде золота было своеобразно. Саднила грудь, в висок словно вогнали ржавый гвоздь и проворачивали его до полного осознания собственной ущербности; от неимоверных, неестественных для смертного тела усилий болели мышцы. От осознания того, что о нём сейчас может думать единственное существо, которому он доверяет, и чьё мнение ему не безразлично, стало совсем противно. Подняв руки, он умыл лицо ладонями и открыл глаза, тут же отыскав племянницу взглядом. Говорить не хотелось - да и что он мог сказать? Что его жизнь летит в бездну, а он не в силах ничего сделать с этим? Или что ему стыдно за своё поведение? Лучше молчать - безопаснее, меньше риска сказать что-то такое же хорошее и извращающее всё с ног на голову. И бежать от неё со всех ног, как только вспадёт такая возможность, чтобы не испортить жизнь ещё и ей.
Недостойная мысль, а, главное, не его. Он нахмурился и ещё раз оглядел пещеру. Но двойника больше не было, ощущение чужого присутствия ушло. Что с ним происходит?!
Со свистом выдохнув он сел; головокружение и тошнота были безжалостно подавлены.
- Я... - Начал он, отводя взгляд и пропуская кольца сквозь пальцы. Вышло жалко. Он вздохнул и попытался ещё раз. - Я знаю, в какой стороне искать Драупнир. Дай мне минуту и я буду в норме.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#15

Сообщение Thrud Thorsdottir » 21 май 2018, 12:47

Если Тюра и нужно было от кого-то спасать, то только от самого себя, но дева щита вполне понимала, что едва ли подходит в качестве кандидатуры для этой возвышенной цели. Может быть, она действительно хорошо к нему относилась, - как умела, не позволяя чувствам занимать хоть сколько-то весомое место, - но врачевать душу Труд не умела, а Нуада едва ли в том нуждался.
И уж точно не от неё.
Так они и жили последний год, вроде бы связанные, но оставшиеся порознь.
- Настоящее кольцо помнит жар горна, - помедлив немного, произнесла валькирия, стукнула пяткой копья в пол, отпуская оружие прочь. - Остальные сотворены колдовством, но не руками. Я тоже знаю, как найти Драупнир, и могу указать путь, если хочешь. Зная суть вещей, легко находить их в изнанке, где всё выглядит не так, как может увидеть глаз.

Вёльва застегнула на шее длинную цепочку, спрятала подвеску за ворот, осмотрелась, отыскивая меч. Тот глубоко вошёл в нижнюю челюсть зверя, перебив, должно быть, позвоночник.
Тряхнув медными косами, Труд провела рукой по гладкой, вечно холодной поверхности крылатого шлема, и тот исчез, обернувшись в ничто, а следом пылью осыпались и доспехи: женщина вновь стала обычной, и только жуткие ледяные глаза были всё так же безмерно спокойны, сверкая отсветом Полярной звезды на ночном небе. Что-то странное было в этом всём, в этой груде злата, на которой, точно на ложе погребальном, лежал бывший бог, в двух вивернах, уснувших вечным сном; несколько бесконечно долгих секунд Труд смотрела на мужчину, точно змея, не моргая и не двигаясь, потом расстегнула свою толстовку, сняла и протянула её Нуаде. Высокий сильный голос, утративший своё гневное очарование звенящей стали, вновь звучал ровно и почти безразлично:
- Возьми. Твою одежду после драконьего пламени уже вряд ли спасёшь.

Отвернувшись от зимнего короля, который переживал очередной экзистенциальный кризис личности, дева битв подошла к мёртвой туше, склонилась, с некоторым интересом осмотрела чешую: крупные полированные щитки и рога хорошо ценились в качестве поделочных материалов, ибо по прочности превосходили самые толстые кости, но нести свою добычу отсюда не хотелось. Положив ладонь на рукоять, воительница мягко потянула клинок вверх, освобождая его из объятий остывающей плоти, и тот без труда выскользнул, ощутив хозяйское прикосновение.
Длинное прямое лезвие, перепачканное кровью, внезапно очистилось само собой - сталь охотно пожирала чужую жизнь, и по металлическому полотну прошла довольная рябь.
- Ступай прочь, - пробормотала дочь Тора.
Меч повторил участь копья, довольный своею жатвой, что утолила вечный голод, так хорошо знакомый северным артефактам.

Сейдкона похлопала себя по карманам плотных военных брюк, вытащила флягу, взболтнула её, прислушалась к успокаивающему плеску. Наверное, какой-нибудь умный мидгардский психолог уже давно нашёл бы в Труд минимум парочку проблем, которые она заливала спиртным, а нарколог, причём даже не обязательно умный, выявил прогрессирующий алкоголизм, но ей было плевать. Даже на бурчание матери, не слишком довольной тем, что вышло из некогда весьма милой дочери, ей было плевать.
Приложившись к горлышку, валькирия задумчиво посмотрела в потолок. Свода видно не было - размеры пещеры впечатляли, и на какой-то миг стало интересно, была ли она рукотворной, или же это к ней прокладывались катакомбы римлянами. Надеялись убить дракона и завладеть кладом? Что ж, судя по всему, в этом начинании легионеры не слишком преуспели: да оно и понятно, шкура среднестатистической виверны без проблем могла выдержать попадание ядерной боеголовки, копья смертных ей не годились даже на зубочистки.
Валькирия показала флягу мужчине:
- Будешь?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#16

Сообщение Týr Hymirson » 22 май 2018, 20:42

Вздохнув, Аргетлам поднял взгляд и стальные глаза встретились с синевой неба. Немного смущённая улыбка - он очень старался быть полезным для тех, кто был сильнее его самого во много раз - коснулась тонких губ и он кивнул. Печать смерти теперь была особенно заметна - сколько ему оставалось? Неделя? Месяц? Он не знал и не хотел, хотел лишь, чтобы всё закончилось быстрее. Но торопить смерть - плохая мысль.
- Значит, идём вместе, - резюмировал он. - Я слышу чужую магию и знаю направление.
Зачерпнув горсть колец, он высыпал их в карман останков штанов у колена. Сколько бы ему не осталось, как бы всё не закончилось, он хотел оставить о себе память, даже если ей она особенно не нужна. Недобытое золото было идеальным материалом для создания артефакта - и он постарается успеть сделать его. Поднявшись, он принял толстовку, с некоторым сомнением скользнув взглядом по девичьей фигуре. Толстовка налезла, обтянув его точно перчатка, застёгивать её он не стал.
- Спасибо, - теперь в голосе слышалась какая-то лёгкость, словно Аргетлам скинул тяжёлый груз, мешающий дышать и говорить. Совладав с головокружением и слабостью, он шагнул следом за девой, дожидаясь, пока она вытащит меч из убитого им трупа. Силы не было - никакой и это успокаивало гораздо больше, чем её наличие. Фляжка заставила его глаза лукаво сверкнуть - ас никогда не был против выпивки, а сейчас она очевидно требовалась обоим. Отказываться не стал, благодарно кивнув. Сделал пару глотков и, вздохнув, вернул; куда охотнее он бы надрался сейчас до потери сознания. Сгоревших сигарет было жаль, но в том кроме себя самого винить было некого.

Сквозь груды золота шли они, тусклый свет отливал на драгоценном металле, слишком мягком и чистом, чтобы долго держать форму. Сплавившиеся за тысячи лет в огромные глыбы, золото не впечатляло, пыль скрывала его блеск. Аргетлам удивлялся, почему артефакт находится не там, где кольца ещё сохраняли свою форму. Тем не менее, отзвуки магии цвергов привели их к очередной груде колец.
- Здесь, - произнёс бывший бог, садясь на корточки и разгребая кольца. - Которое из них?
Он замолчал, глядя на валькирию совершенно иначе, чем раньше. Он был свободен теперь, так почему не поговорить с ней о том, что беспокоит его давно? Умирающим не отказывают в подобных просьбах, она не станет отказывать. Тряхнув головой, он подумал о другом: зачем Одину сдалось кольцо, что вернулось к нему из Хельхейма? Значит ли это, что пророчество мёртвой вёльвы всё же сорвано и его работа здесь завершена? Никто не знает замыслов Всеотца, гадать больше, чем нужно, Нуаду не стал.
- Ты отнесёшь его Вотану? - Уточнил он у племянницы. Появляться в Асгарде ему было рано - ещё не все факты собраны воедино, ещё не стало его возвращение частью планов - чьих, он теперь затруднялся сказать сам. За девять миллиардов лет, что провёл он вне дома, он изменился - и изменился сильно. Он сомневался, что достоин носить звание законника теперь и он не знал, что суть его будет вытворять после его смерти. Но он знал точно: всё, что должно произойти, произойдёт своим чередом и спешка лишь помехой тому.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21-....05.2018] New horizons

#17

Сообщение Thrud Thorsdottir » 22 май 2018, 22:30

Всматриваясь в груду золота, она размышляла о том, как стремительно время - и как одновременно оно тяжело. Даже для тех, кто жил вне его, кто мог не беспокоится о старости и смерти, течение веков было испытанием; быть может, даже более тяжёлым, ибо они не могли надеяться на покой. Рассыпанные кольца под ногами были воплощением этих бесстрастных вод великой реки, что уносила всё и что всему была мерой.
Труд вздохнула чуть слышно, скрестив сильные руки на поясе. Пальцы её цеплялись за шлёвки ремня, пока дева битв рассеянно искала в собственных мыслях правильный ответ к вопросу, которого не знала. Чужие чувства беспокоили её, проникая под броню из вечной отрешённости и заполняя пустоту собственной души, беспокоила и та дымка, что, видимая взору белой всадницы, примешивалась к чужому дыханию.
Его смертное тело таяло под напором сил, но Тюр знал об этом и сам.
Однако было и ещё… Что-то. Нити его судьбы заплетались в узел, но она не могла рассказать о то, чтобы не нарушить хода вещей. Вечная доля тех, кто рука об руку ходит с гибелью - знать, что будет, но не быть в силах то знание разделить с тем, кому оно предназначено. Кончиками ногтей в чуть раздражённом жесте сейдкона оцарапала себе переносицу.
- Всё будет не так, как ты думаешь, - произнесла женщина вдруг, и, когда она повернулась к бывшему богу, чёрные тени залегли под её глазами, вновь превращая чеканное лицо в жуткий оскал черепа. - Я не многое могу сказать тебе, ибо мне не дано ныне вмешиваться в судьбы, но смерть, которая ходит за тобой по пятам, будет иной. Мне ведомо, что ты ничего не боишься, ты всегда был доблестью Асгарда всего, так что едва ли ты нуждаешься в том, что я сказать способна; и… Я могу поведать тебе только то, что всё будет правильно. Когда настанет время, я провожу тебя до той двери, что должно.

Мягко она двинулась вперёд, позволяя взору размыться, перестать видеть материальное, и вскоре стены пещеры, горы металла, туши мёртвый зверей утратили свою реальность, стали ничем. Одинокое кольцо, пересыпавшееся в ладонях зимнего короля, виднелось ей отчётливо.
Наклонившись, - и медная коса мягким кончиком пощекотала чужое лицо, пока асинья вновь не перебросила её на спину, - женщина взяла артефакт с чужой ладони. Всё такое же совершенное, ровное, без единого скола и потёртости; казалось, только миг назад оно покинуло руки цвергов, сотворивших его.

Усмехнувшись как-то странно, валькирия покачала головой, и чуткие пальцы её всё вертели Друапнир, блестевший боками в свете ручного солнышка.
Голос белой всадницы был тих, точно шелест оперения, и такой же режущий слух:
- Нет. Кольцу не нужно вновь в Асгард, из которого оно ушло, кольцу пришло время возвратиться к тому, кого оно покинуло в мире мёртвых. Вот для чего всё это было… Солнце восходит вновь. Верно ведь, мудрейший из асов?
Ответом ей стал лёгкий стук древка по каменному полу, но когда валькирия обернулась, стремительная и гибкая, точно змея, бросившаяся на добычу, ответом ей стала лишь пустота. Она долго смотрела на место, где чудилось чужое присутствие, сжимая в пальцах артефакт, холодный, как наконечник не знающего промаха копья, затем сняла с шеи цепочку и повесила Драупнир рядом с собственным оружием. Сталкиваясь с зачарованною сталью, злато издавало лёгкий звон, такой высокий и напевный, что его хотелось слушать и слушать вновь.
Кольцо тоже знало, что пора его забытья закончена, и теперь пело об этом.

- Пойдём, - позвала Труд, - выход будет в той стороне, я чую свежий воздух.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость