[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

Ответить
Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 01 авг 2019, 22:56

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
уже почти зима.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Финляндия.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Lucifer, Thrud Thorsdottir.

СИНОПСИС:
Никто не обращает внимания на то, что происходит с подростками: у взрослых, как правило, своих проблем хватает, и когда парочка норвежских ещё-почти-детей, уже примерно четыре месяца числящихся в розыске, обнаруживается мёртвыми в финском отеле, никто особо не старается ничего расследовать. Подумаешь, они оба были в наушниках в момент смерти - "чего только этим идиотам не взбредёт в голову".
КРИПОС и NCB Interpol приезжают просто потому, что так положено, и не намерены особо вдаваться в подробности.
Но надо же так случиться, что мир тесен, а люди и нелюди везде встречаются одинаковые.
Правда, последняя встреча Люцифера и Труд была не совсем дружелюбной, и насчёт последующей у них, возможно, обоюдные опасения.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#2

Сообщение Lucifer » 02 авг 2019, 02:19

Когда на Люцифера нападали приступы мизантропии (а у него добрая часть существования после падения проходила под этой счастливой звездой), он не находил ничего лучше, чем свалить с чем был в закат, не оставив никакой весточки, где он, потому что сам не знал, куда отправится. Побег всегда совершался ведь «от», и не важно, куда, верно?
В бытность человеком это значило, увы, не путешествие сквозь иные, тонкие и живые, миры. А жаль, он хотел бы куда-нибудь улететь. Пришлось же всего-то обрубить все возможные варианты дозвона; на перекладных, чтобы не использовать документы там, где их могли зафиксировать и проверить, сменить страну на нетипичную, и от заката до зари, и вновь до глубокой ночи, как отоспится днём, пить, курить, д… ка-ачественно проводить наедине с собой время, много пялясь сквозь пустынный пейзаж за окном. Думая, или, скорее, витая в пространстве где-то между осознанными и структурированными идеями в своей голове. Пытаясь снова почувствовать лётные ветры. В мироощущении человека, умирающего каждый миг со дня своего рождения, неизбежно, скоротечно, эти паузы, простои между озарениями, были особенно ощутимы. Иногда в них закрадывались отвлекающие события, вроде этого. Он научился им не раздражаться сильно, потому что пустота в голове всё равно длилась бессовестно долго.

Счастливое утро находок началось для Самаила задолго до момента, когда по номерам начали ходить горничные. Он встречал позднюю на севере зарю так же, как и всегда: не с пробуждения, а с ночного бдения, потому что ночами предвестник зари, даже потеряв свои силы, редко находил покой. Несколько часов спустя, когда приехали скорые ищейки, он вновь торчал на балконе здания более-менее типовой восточно-европейской панельной застройки с длинными узкими незастеклёнными лоджиями с тонкой перегородкой посередине, и вновь курил в глубокой задумчивости.
Персонал ходил мимо его двери на цыпочках и возбуждённо шептался, надеясь не тревожить постояльца через стенку от места таинственной смерти, не зная, что он не спит и уже очень даже в курсе событий. Первый среди других, как это часто и бывало.
Люцифер был не очень хорош по части эмпатии, но ментальный и эмоциональный фон улавливал чутко. Его как раз таки в районе полуночи оный фон, его резкий взрыв и перемена, пробудил, и теперь, вынюхав кокс, сосед места самоубийства изо всех сил дребезжал жизнью и остервенелым весельем, сопротивляясь чёрному узлу в номере рядом. Самаил оценивал иронию ситуации, не торопясь валить, только подчистив свои следы контакта с малолетками накануне. Теперь, ныкая в рукаве последний уцелевший пакетик радости в узелки с пакетами, в которых проводил ревизию, и протираясь спиртовыми салфетками для чистки электроники каждые полчаса, он выжидал, что же будет.
Одетый в толстенный тёмно-зелёный махровый халат с капюшоном, куда теплее, чем стандартный, но и больше ничего, мужчина кривил гримасу, зябко перетаптывался на тонких ногах, потирая голени друг о друга, и стоически сносил утренний мороз, пока тлела сигарета. Он вытягивал руки, костяшки пальцев на которых были покрыты бахромой яростно красных цыпок поверх вязи бледных татуировок для контроля ныне отозванных тварей, чтобы рукава спадали на них, и всё равно не приобретал ощущения тепла. И всё же, курил до конца, напевая с тяжёлым русским акцентом ранние демки ещё не вышедшего сингла финской группы, которыми с ним заделились ребята.
Лэтс олл дай янг
Итс соу изи энд фан
Твенти севен энд ю дан
Лэтс олл дай янг

И ещё кое-чем заделились.
Люцифер выглядел куда лучше, чем приехал двое суток назад, на хороший, сытый сорокет, и был бы ещё бодрее к вечеру, если бы не такой нож в спину, ни с того ни с сего. Нормально ж общались, про свободу и музыку. Продуктивно. Часть перекаченных аудиосокровищ уже отгудела у него в наушнике по второму кругу, а свежак он оставлял на сладкое.
Его отстриженные длинными прядями под укладку с гелем наверху и подкороченные триммером ниже ушей волосы имели спорынно-пшеничный окрас, лицо, хоть и бледное, играло румянцем уже не алкоголическим, и вообще маг был похож на попугайчика с картинки, где попугайчик вырывал клювом чеку. Его веселье выглядело мило, упорото и жутко.
Возможно, ему действительно стоило свалить, но в таком захолустье он пребывал в ощущении полной безнаказанности, и мог бы заболтать запросто любого слугу закона своим поистине президентским очарованием.
Ну, кроме того, который приехал.
Как только за углом здания на парковке лишь мельком его косой глаз выхватил гигантскую женщину с кроваво-огненными волосами, бежать было не только поздно, но и провокацией, поэтому он сначала зашёл в номер, правда, и не думая одеваться — в её же кеды и джинсы? Отличная идея! — попытался быть менее счастливым на фоне эмоциональной воронки, на краю которой сидел, и заказал кофе в номер. Целый кофейник, а чашки-непроливашки, как он полагал, у гостей были при себе.
Самаил знал, что оставил на балконе палево, и даже если бы подморозил растопленное его ладонями и ступнями следы того, как перелезал, это будет замечено. Поэтому он вышел курить незадолго до неизбежного, сам. Вместо приветствия от необычно негромкого сегодня соседа, которому, как мы помним, не сообщили о происшествии (а вдруг и правда родственник карлика-диктатора, красивый и повыше только, и моложе, и деньги платит за сервис), в асинью через желобки перегородки прилетела целая очередь слов:
— Труд, не прошло и года, рад тебя видеть, я просто отдыхаю, да, вот прям здесь. Чудесный день, не правда ли?
Всё ещё кривя свою физиономию «ох ты ж холодно, но курить тоже хочется, блять», дьявол косил на неё двумя разными глазами.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#3

Сообщение Thrud Thorsdottir » 03 авг 2019, 20:34

Утро начинается, как правило, не с кофе.
Утро, как правило, начинается с больших проблем.

Сегодняшнее особым исключением из этого до крайности печального правила не стало. С глубочайшим отвращением посмотрев на светящийся экран смартфона, который в три часа утра не был способен радовать ни одно вменяемое существо, даже такое крайне альтернативно мыслившее, как Труд, валькирия наконец подняла трубку. Она уже знала, что не услышит на том конце отсутствующего провода ничего хорошего: хорошее всегда неукоснительно и стойко ждёт до утра, а то и до следующего года, потому что обладает куда большей выдержкой, чем проблемы, которым жизненно важно рухнуть кому-нибудь на голову прямо сейчас.
Интуиция её ожидаемо не подвела.

Так и вышло, что Труд с ещё несколькими такими же крайне счастливыми детективами, только из КРИПОСа, стояла посреди чёртового гостиничного холла не менее чёртовой Финляндии и размышляла о том, в какой же момент её карьера превратилась в то, что имелось теперь на руках: бесконечные командировки и скорбные выражения лиц служащих, которые на самом деле хотят только того, чтобы полиция побыстрее испарилась, а они смогли заняться своими обыденными делами. Вернее даже, как и от чего могло так выйти, что её карьера просто откуда-то началась - жила бы, как и прежде, в Ванахейме, горя бы не знала.
Впрочем, наверное, было ещё не поздно.
Об этом стоило поразмышлять на досуге.

Криминалисты лениво копошились в номере, где горничная, миловидная польская девица, сейчас активно хлопавшая ресницами одному из местных полицейских, обнаружила два мёртвых тела. Ничего необычного в этом явлении, в принципе, не было, потому что люди только и делали, что умирали или хотя бы искали для этого удобную возможность, но потом выяснилась скорбная подробность, что эти двое навсегда юных идиотов находятся в розыске уже почти три месяца после очередного выступления "Фронта защиты животных" со всеми атрибутами, включая самопальные коктейли Молотова, потому как сбежали, да и вообще гражданство у них было норвежское.
(Вилкмерге практически слышала, как издевательски хохочут финны, понимая, что им наконец есть, на кого столкнуть часть работы, и у несчастных не будет способа увильнуть.)
Фронт защиты животных организацией был туповатой, но очень громкой, поэтому считался экстремистской. Сама валькирия считала, что дети просто маются дурью, изнывая в процветающей стране от безделья и сил, которые некуда девать, но её никто не слушал. Впрочем, ничего сверх-ужасного и важного не планировалось: требовалось всего-то слегка покопаться в личных вещах, заполнить пару сотен бумажек и убираться назад домой, потому что очевидность самоубийства не вызывала сомнений.

Никто не мог запретить людям прощаться с жизнью, вестница смерти - так и подавно.

Тела, запаковав в чёрные мешки, довольно быстро унесли, осталась только кучка экспертов, по привычке изучавших все горизонтальные поверхности с таким интересом, как будто там мог скрываться ответ о смысле жизни, вселенной и всего остального, а детективы остались предоставлены сами себе. Перекинувшись с коллегами парой слов и примерно разделив обязанности, они разбрелись по разным углам.
Труд поднялась в любезно предоставленный номер, чтобы прихватить свой ноутбук: её, как всегда, интересовали камеры.
В мыслях что-то шуршало, ворочалось, беспокоило, она никак не могла понять, что; и только писк магнитного замочка двери вывел богиню из состояния некоторого ступора. Вот это, звук - на фотографиях, сделанных криминалистами, которые можно было посмотреть на маленьком и неудобном экранчике фотоаппарата, оба трупа были в наушниках.
Чёрт возьми, самоубийство под музыку! Звучит, как начало для нового романа Паланика.
Ну или конец, тут как посмотреть.

Впрочем, мгновение спустя это всё отошло на задний план.
- Блядь, - сказала Труд, глядя на Люцифера, который был не так сильно потрёпан жизнью, как ещё месяц назад, но быть от этого собой, прекрасным и великолепным, не переставал.
Это было очень ёмкое и доброжелательное приветствие, максимум, так сказать, на что вообще можно было рассчитывать.
Потом валькирия уселась на перила балкона и посмотрела вниз, словно прикидывая, далеко ли лететь. Ей-то ничего не грозило (хотя плитку внизу было, конечно, жалко), но она хотела понять, почему дети выбрали именно повешение, когда можно было просто сброситься с крыши. Никаких лишних материалов, покупок, сложного поиска подходящего крюка.
- Отличный, прямо с самого утра, а твоё появление делает его ещё краше, даже два трупа обогнало. Скажи, Люцифер, это ты приносишь херню в мир, или тебя просто тянет туда, где она происходит? Ты был последним... Существом... Которое я рассчитывала здесь увидеть. Будь тут мой отец, он бы обязательно возопил, что это ты во всём виноват, причём неважно, в чём, но я просто для начала уточню: ты знаешь что-нибудь о парочке мёртвых Бонни и Клайд из соседнего номера?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#4

Сообщение Lucifer » 03 авг 2019, 22:34

— Спасибо, не сейчас, — в ответ на ругательство хмыкнул дьявол и сплёл руки со спрятанным в рукав телефоном под грудью, держа раскуренную опять от руки (он всегда забывал зажигалку) сигарету в зубах. Он шипел, и вот вроде весело, но при этом с таким ядовитым сарказмом, что было что-то в нём искренне недружелюбное.
— Будь это не так далеко, холодно и трудно с поддельным паспортом, я бы в Якутск на замёрзшую Лену и высотки на сваях в вечной мерзлоте смотреть бы свалил, лишь бы ни твоего отца, ни свою распиздатейшую братву, ни вообще кого-то из клуба страдающих Активной Боговской Позицией не видеть. Твой муж вот очень правильно съебал в зону недоступа, я тоже б так хотел. Не советую, кстати, — он кивнул на перила, которые у себя в уме ещё вчера, лазая к деткам по ним через перегородку как к барышням в альков, обозвал не иначе «перекрашенные говнометаллоконструкции». Тут всё могло быть в сверкающем белизной пластике и стеклопакетах, но хлипкое и на соплях. Финляндия переживала близость бывшего СССР достаточно остро, и была не самой богатой страной, чтобы мещанские привычки социалистического лагеря уходили из неё так же быстро, как пришли.
Купив тем себе время, чтобы не объясняться, сначала он выкурил половину сигареты, морща лицо от кусающего его уж в который раз зимнего холода, молча. Было, о чём подумать. Сколько сказать, насколько искушать Труд его забрать. Люцифер не нарушал закон, который касался его как иномирную тварь в этом мире, пусть даже он почти неотлучно обитал в нём почти всю историю жизни на Земле, а до того ещё столько же вмерзал задницей в базальт вместе с выкинутыми из Эдема демонами где-то на удалении от Солнца примерно между Ураном и Сатурном. И всё-таки его нельзя было назвать непогрешимым.
— Всегда очень обидно было слушать обвинения в срани, в которой я ни участия, ни даже умысла не имел, — он вынул сигарету из губ и, комкая вместе с мотком использованных пакетов из рукава, замер, глядя прямо в холодные глаза асиньи. Ещё одним пальцем он пощёлкал кнопку на шнурке торчащего в его левом ухе наушника на резиновом крючке, только не крутя композиции до чего-то тихого, а поднимая громкость, потому что уже минуту он едва разбирал мелодию и никак не мог её понять. Задорно-упоротое настроение, не в силах держаться за последний снюханный кокс из-за привычки Сатаны на чём-нибудь торчать, куда-то падало, падало, а без бодрой музыки падало ещё стремительнее. И ведь наушник не был пуст, нет. И на экране между рукавом и синеющей венами рукой что-то мелькало, только не название и обложка, а одинокая строка с цифрами и поджопниками, как в палёной копии. — Как будто стоишь на премии и получаешь награду за чужие достижения. Мерзенько.
Хотя, может, кому-то, кто не имел гордости и собственных достижений, пусть даже такого неприглядного толка, это было бы скорее моментом счастья. Но Люцифер мерил по себе.
— Что же касается твоих висельников, — он даже не стал ёрничать, он же их уже видел, и был только рад, что не проснулся, как рассказчик из «Рукописи, найденной в Сарагосе», между парочкой, с которой прелюбодействовал накануне как с теми же близняшками, — кое-что в уме есть. Только лезь сюда и пошли внутрь, холодно. Почему я не Эльза, он махнул уже подплавленный в его пальцах свёрток из полиэтилена и бычка вниз, ничуть не заботясь о сохранности окружающей среды — тот горел зеленовато-голубым пламенем в полёте, таким образом прямо на глазах Труд не только приглашая её по своим следам, но и избавляясь от улик. — Отпусти-и-и и забу-у-удь!..
На конец пропетого сиплым и нерадостным фальцетом отчаянно напрашивалось ещё одно «блядь».
В номере теплолюбивого и особенно чувствительного теперь к температурам дьявола было не просто тепло, там активно дышало жаром по разные стороны от засранного пеплом из пепельницы, стружкой карандашей и бог ещё знает чем журнального столика, на котором сбоку, среди отодвинутых тетрадей, теперь наблюдался кофейник и одинокая чашка, горячие и парящие. Чудесный молчаливый финский сервис, даже не дёрнул его с балкона, раз уж жилец вышел покурить. Вот именно поэтому Люцифер здесь и остановился пожить.
Одежда, в которой безошибочно узнавалась одежда Труд из брюссельского жилья Тюра, висела на спинке одного из кресел, пока дьявол продолжал щеголять, в неё не одеваясь, второй день в одном халате и даже без трусов (если верить спинке кресла). Ещё одной, и куда более занимательной деталью в его номере, были полностью завешенные белыми простынями зеркала и заклеенные бумагой зеркальные поверхности. Если с одним круглым зеркалом в раме напротив санузла в коридоре это могло ещё быть случайностью, то с как минимум тремя наблюдающимися случаями — было закономерностью. Являясь магом, Самаэль чудесно знал, как удобно подглядывать за кем-то из отражений, и потому их у себя не держал, а журнальный стол — ну, он готовился к вызову демонов и не отсыпал ещё ровные линии из соображений той же конспирации и из-за того, что смерть в номере через стенку его переполошила и отвлекла.
Вытянув из-под капюшона со своего уха наушник и кинув телефон с гарнитурой на незаправленную, пропитанную отходняковым потом и запахом плохо смытой дешёвой любви, Люцифер повернулся снова к балкону. Его только-только начавшее смурнеть от каких-то раздумий лицо вернуло ровный бледный оттенок, и его собственные глаза как будто увидели мир чуть раньше, хотя солнце не выходило из-за белого савана облаков сегодня вообще, чтобы создать такой контраст. Он вынул из кармана халата очки и надел их. Мир стал ещё чуточку чётче, особенно с левой стороны, где глаз ему вечно размывал формы в дребезжащие маревом ауры и скрытой сущности, отчего Лилит делалась наполовину тусклой, как выцветший и пожелтевший на солнце мрамор с напоёнными кровью волосами, а дочь Тора из живой гигантской северянки — сухой и белёсоглазой смертью во плоти. На Бальдра вот было приятно смотреть, на Михаила, Уриэля, на многих тех, кто, пусть и не из сплошной добродетели состоял, был верен себе и сливался с ликом внешним и не оскорблял его косых очей. Но в мире было слишком мало Бальдров и слишком много прочего дерьма. Иногда Люцифер подумывал, что хотел бы он быть почаще слепым.
— Итак, с чего бы мне начать? — спросил, делая разворот на пятках в тапках, сдёрнув с кровати плед, чтобы с ним усесться, утеплившись, за столик, Сатана. От его расслабленной будничности веяло всё спадающей и спадающей в крови наркотой, но он ещё пытался быть весёлым. — Кофе, сливки? Ах, и чипсы?
Его пищевые привычки были не лучше, чем у умерших подростков, это точно.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#5

Сообщение Thrud Thorsdottir » 05 авг 2019, 22:15

Остроты и жуткая доброжелательность стекали с мировосприятия дочери Тора, как вода - с её лебединого оперения. Талантом игнорировать всё, что ей не нравилось, она пошла в любимого дедушку, причём, стоило заметить, что техника была чудовищно эффективна.
- Ну да, - не моргнув, ответила Труд. - Я бы тоже предпочла съебать из этого криво склеенного мирочка куда-нибудь в более приятную обстановку. В Ванахейм, например. Там спокойно и водятся олени, причём нормальные, о четырёх копытах и рогах, а не прямоходящие, по недоразумению считающие себя разумными. Но упс, в какой-то момент моя жизнь пошла не туда, и теперь приходится проявлять активную божественную позицию и кататься по делам службы даже в такую срань, как Суоми.
Не то, чтобы на самом деле валькирия не любила Финляндию: олени-то здесь тоже водились, причём в достатке. Но повод был довольно скверным, так что и настроение ему соответствовало. Прикати Вилкмерге сюда с лыжами и парой-другой бочонков горячительного прямиком из материнской кухни, было бы совсем другое дело.
Но всякие мечты легко разбивались о лицо Самаила, маячившее поблизости.
Интересно, во всём хелевом Мидгарде нашёлся хотя бы один уголок, приехав куда, асинья не вляпалась бы в хорошо знакомые и совершенно далёкие от любимых рожи? В последний раз, помнится, посреди Афганистана она впечаталась в довольного донельзя Фенрира, после чего окончательно уверовала: личное пространство - миф, а мир намного короче, чем цепочка из шести рукопожатий.

Концепцию холода женщина, выросшая посреди снегов, понимала с трудом. Единственное место, где ей было неуютно - Нифльхейм, состоявший целиком из льда протоматерии и изначальных явлений, что были до самого понятия жизни, остальной же мороз был приятен. В отличие от жара, которым пылал номер, снятый дьяволом: возникало ощущение, что входишь или в кузню, или в преддверия ада, перед которыми привратники в очередной раз забыли - ну или поленились - захлопнуть врата.
Перебравшись с балкона на соседний и войдя в комнату, асинья поморщилась. Да, она бы предпочла стоять на балконе.
Куртку пришлось сбросить и оставить лениво колыхаться рукавами под лёгким ветерком на перилах.

Поискав взглядом место, куда сесть, Вилкмерге сгребла висевшую на стуле одежду, бросила её на кровать, сама же развернула стул спинкой вперёд и села, медленно покачиваясь на двух задних ножках. Её сильные руки, испещрённые сложными рисунками татуировок, замерли в неподвижности; богиня вообще повадками часто напоминала хищника, устраивавшегося в засаде - она практически не шевелилась во время разговоров, не меняла позу, и только прозрачные глаза были живыми, внимательными.
Возможно, даже излишне.
- А мяса нет? - Спросила Труд, отвлекаясь от созерцания сложной конструкции занавешенного зеркала.
Ведавшая тропы сейда, она тоже не любила отражающие поверхности, но более не из-за того, что за ней кто-то мог наблюдать (этот несчастный сдох бы от скуки быстрее, чем вёльва бы что-то заметила), сколько из-за того, что могло водиться с той стороны. Едва ли дева битв способна была чего-то бояться, но незваные гости из изнанки миров, паучьими лапками вившие сети и бесшумно вползавшие в чужие дома, изрядно мешали спать.
- Если нет, давай, что есть.
Хотя питательных веществ в чипсах - примерно как в воздухе, но лучше, чем совсем ничего. Где-то в машине был припрятан бумажный пакет с нормальными сендвичами и стратегическим запасом "Марсов" в количестве двух десятков, так что какое-то время на всём этом протянуть было можно.

Не было только чашек.
Вздохнув, Труд вытащила из кармана джинсов силиконовый стаканчик, расправила и вылила в него почти половину кофейника.
- Можешь с начала, - милостиво подбодрила она Самаила, следя за ним краем глаза, - например, прояснить такой момент: криминалисты откопают в их номере твою ДНК? Не то, чтобы у кого-то были сомнения, что ребята сами выбрали верёвочку, но вопросы по-любому возникнут. Хотя, честно сказать, молодые идиоты были всегда и будут тоже всегда, зачем мы делаем из этого такую восхитительную драму, ума не приложу.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#6

Сообщение Lucifer » 05 авг 2019, 23:20

— В следующий раз давай договоримся: я в Вегас, а ты — в Портленд. Тогда точно не пересечёмся и проведём качественно разный досуг.
В ответ на вопрос про мясо Самаил театрально сделал жест двумя руками в стену между номерами, немного вверх и угадывая направление висевших дебилов, типа, мясо вон там.
— Но я б не советовал, от этих воинственных детей единорога всегда можно подцепить что-то, и это в лучшем случае их блажь, а могут быть organic-паразиты.
Конечно, для брезгливой язвительной сволоты Люцифер сейчас сам представлял зрелище сомнительной личной гигиены, но виной тому была не любовь к декадентному внешнему виду уже немного стареющего для прежних скоростей и интенсивности блядства и кутежа какого-нибудь гонзо-журналиста, а тотальный энергосберегающий режим, от которого ему даже лицо поскрести бритвой было чаще, чем раз-два в неделю лень, чтобы быть совсем гладеньким и сладеньким, как обычно. На самом деле, всего-то пару тысяч лет назад, гладеньким и сладеньким Самаилу не нравилось быть в принципе, его серьёзно не воспринимали, поэтому он перестал носить длинные волосы и начал экспериментировать с недостатками тела.
— О, ещё есть Skittles и M&M's, — бросив Труд пачку солёного фастфуда, откопал под нею сладкий Люцифер, и, высыпав конфеты на блюдце, грохнулся в сидение сам, закинув ногу на ногу.
— Вообще, я там всю ночь до рассвета следы свои прибирал, о чём не сообразил вечером, так, чтобы не выглядело убрано, по мелочи. Но… — он задумался, прокручивая детали в голове. Ну, допустим, вот по уже названным соображениям презиком они не пренебрегали, он, вернувшись утром, помылся, но дети-то! — ой, бля, знаешь, что-то точно найдут.
Это было печально. И, самое печальное, он просто не мог сжечь по желанию, по щелчку пальцев, все частички своего присутствия. Просто не хватало ни ментальной осведомлённости, ни магических сил.
Не прогрустив и не побоявшись за своё будущее и пяти секунд, впрочем, Самаил просветлел:
— Но всё равно я — несуществующий человек. А если я ещё и исчезну, и меня запомнили с иными приметами и под именем Сергея Александровича Путина или там Распутина… — да, он уже не помнил, как он вписывался. Ему было норм. Обычно такое палево проходило под эгидой «Да, мы охренели! И что?» с саундтреком Ханса Циммера «It's So Over It's Covert», что до сих пор очеловечившемуся и переставшему заметать свои проёбы постфактум так же хорошо дьяволу всё ещё было очень сложно осознать, за что именно его жопу схватят в случае интереса властей и как проволокут по бюрократии. Могли, ну, слёту, за: мошенничество, фальшивые или несуществующие документы, отсутствие права пребывания в стране, секс с малолетками (ну, хоть возраст согласия-то вроде был?), порчу улик, по подозрению в доведении до суицида, подозрительное омоложение и подозрительные порезы на дружочках-пирожочках, которые точно не успели зажить до повешения. Конечно, в последних пунктах странности могла бы запалить Труд, но та явно не хотела проблем с участием сверхъестественного. Люцифер тоже не хотел.
Одной из причин, почему у него даже не начинался ещё толком этап оформления (помимо расщепления и риска, что Шалгара будет пользоваться и его новой личиной в своих целях, ну, и ещё простой распиздяйской лени), был факт, что он, по сути, был человеком, и под юрисдикцию АМБ уже не очень подпадал. Распутать это маленькое противоречие и в разы ускорить бюрократическую процедуру Тюр не мог по факту отсутствия. Ещё проблем с медицинским освидетельствованием мага, который себе по десять раз на неделе опускал уровень жизненных сил и травмировался из-за неаккуратного колдовства и вновь поднимал их же и лечился вампиризмом — не счесть. И бегал Люцифер беспечно без справки, что он не верблюд, воровал, мошенничал, веселился как умел, ему было норм. А сейчас бы тикать прочь, но уже не успевал физически, не без помощи.
— Лиса, а лиса, не ешь меня, я тебе пригожусь. Помоги притвориться тучкой, и чтобы меня никто не помнил и не видел, а? — заговорщецки улыбаясь, Люцифер выпил кофе, который совершенно точно не мог заказать себе в номер, загрыз красной эмэмдемсиной, и подскочил на ноги.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#7

Сообщение Thrud Thorsdottir » 08 авг 2019, 21:36

Чипсы были так себе, сплошной обман желудка. Пахли сыром, а толку с них было... Валькирия сама не заметила, как сжевала всю пачку и только с печалью посмотрела в шуршащую пустоту упаковки. Конфеты ситуацию если и улучшили, то незначительно.
- Хипповская дурь без проблем плавится в моём норманнском прагматизме. Только их уже увезли, - пожала плечами Вилкмерге, и как-то странно-очевидно было, что сам по себе факт употреблять в пищу человеческую плоть её не особо пугает.
Та суть зверя, что вечно жила в лесной хозяйке, глядя на мир сквозь бескрайнюю голубизну сияющей радужки, не испытывала никаких моральных страданий. Волку всё равно, чьи кости обгладывать.

Пристально посмотрев на дьявола, который утратил, быть может, божественную искру, но не дурной юмор, Труд хмыкнула.
- Хреновый из тебя Колобок, - ответила она суховато.
В мыслях продолжали роиться неявные подозрения, которые, впрочем, не имели никакого прямого отношения к Люциферу. Тот был тем ещё массовиком-затейником и без всякого напряжения мог при случае развлечь пару десятков неосторожно оказавшихся рядом участников светской божественной вечеринки, делавших вид, что они не хотят убить ни дьявола, ни друг друга, но сегодня был не его звёздный час. Глупость человеческую не следовало сбрасывать со счётов никоим образом: они прекрасно справлялись с изобретением неприятностей собственными силами.
- И приключения у тебя не очень. По крайней мере, с точки зрения необходимости закрывать на них глаза моим коллегам. Впрочем, тебе повезло, никто не будет особо тщательно ничего из этого номера рассматривать, а если я попрошу не усердствовать и сделать анализы побыстрее, то тем более все забьют. Больно надо там кому в этом дерьме копаться. Трахались вы там или кололись, да даже если всё вместе, повесились они всё равно сами, это с первого взгляда понятно было. Я вот только чего не пойму...
Подперев одной рукой подбородок (во второй она всё ещё качала силиконовый стаканчик с дрянным кофе), Труд сильно задумалась.
- Опустим ту часть, в которой обычно спрашивают, как себя чувствовали жертвы, были ли у них тенденции к нездоровому поведению и прочему бла-бла, это я потом в протоколе сама изображу с помощью безудержного полёта фантазии. Самое странное в этой хельне: зачем они оба были в наушниках? Что вы такого слушали, что они хотели остаться с этим во время смерти? Lethian Dreams? The Fall of Every Season? Yearning? The 3rd and the Mortal? Что этим детям так ударило? Я знаю тысячу достаточно депрессивных банд, но, честно говоря, самоубийц в наушниках я до этого как-то особо не видела. Хотя...
И снова что-то сумрачное, подозрения, будто бы чувство дежавю, шевельнулось внутри.
Ведь совсем недавно что-то такое попадалось ей в газете.

Но от размышлений Труд отвлёк стук в дверь - её номера.
- Вигдис, - позвал мягкий мужской голос с сильным финским акцентом.
- Ой бля, - сказала валькирия, - обожди, Люцифер, заодно послушаем, может, ребята уже откопали что-нибудь более осмысленное.
И она сморгнула, превратившись в бесплотный дым.
Форма духа имела всё же множество плюсов.

Мгновение спустя майор Асбьёрндсоттир открыла дверь и обнаружила на пороге вежливо улыбавшегося сержанта из местной полиции. Круглое лицо Вилле излучало доброжелательность.
- Ты попросила нас передать тебе любое, что мы найдём из личной переписки.
- И вы нашли? - Переспросила валькирия, которая это сказала только для красного словца и чтобы присутствовала хоть какая-то иллюзия от осмысленности её визита.
- Да. Вот. Два конверта без обратного адреса, оба вскрытые.
Он протянул женщине два плотных пластиковых пакета, в которые конверты из плотной желтоватой бумаги уже убрали, но больше ничего полезного рассказать не смог, и вскоре ушёл. Труд, задумчиво помахивая конвертами, вернулась в соседний номер и стала рассматривать их с пристальным вниманием. Затем осторожно приоткрыла и понюхала - как собака, изучающая следы.
- Землёй отдаёт, что ли, - пробормотала она. - Ты не видел вот эту херотень? Учитывая то, что оба входили в ALF, конверты выглядят странно... Очень странно, может, им правда что-нибудь эдакое прислали. Не знаю. Известие о том, что они больше не входят в состав Фронта там. Что ещё могло расстроить хрупкую детскую душу.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#8

Сообщение Lucifer » 08 авг 2019, 23:59

— А, ну, тогда заебись, забудь, что я о чём-либо просил, — просиял Люцифер, и заткнул свой длинный язык в щёку в задумчивости. Да, целитель душ из него был прекрасный примерно в той же мере, в какой придурочный родитель, кидающий боящегося и не умеющего плавать ребёнка с пирса в реку — учитель плавания. Но ситуация была странная.
— Я бы предположил, что я украл у них удачу или оттянул слишком много сил, но слушай, со мной всё было хорошо, я помню вчера достаточно подробно и такой ошибки в здравом уме б не пропустил. А музыку мы слушали довольно бодрую и попсовую.
Ему представлялось, что мелодичный и простенький по части текста рок для бунтарей лет до шестнадцати, а также уже им поставленный медитативно-воздушный пост-рок и психодел с акустикой — для суровой нордской женщины, только что назвавшей дэт и дум — недостаточно суров. Да и, положа руку на сердце, не бывают такие мейнстримные группы экстремально негативными, а пост-рок так и вообще учил заново мечтать, даже если макал в грусть и драму. Скорее уж это была музыка жизнеутверждающая и зажигающая.
— Они откуда-то достали слитые демки из выпускающихся в следующем году Nuclear Blast альбомов через сеть, если тебе интересно.
Но тут Труд ветром сдуло, и он даже не успел сказать «ах, как жаль, что вы наконец-то уходите!». Поковыряв языком свою щёку ещё раз, Люцифер встал, натянул, не снимая халата, трусы и джинсы, которые, впрочем, не застегнул, зависнув над телефоном, прокручивая все скаченные файлы. Первая подуманная идея Самаилу не нравилась, как минимум, потому, что она была такая банальная и уже даже не смешная, что он с радостью вернулся бы в прошлое и нашёл, что напеть-накаркать до прибытия асиньи другое. Разбираться в закодированных абракадаброй из дат, номеров треков и сокращений исполнителя и песни названиях было тяжеловато, а навигация без обложек и отдельных полей оказалась вовсе тлен, хотя какие-то пятнадцать лет назад на iPodах их всех такое не пугало. Он снова заткнул своё ухо наушником, решив промотать и послушать какие-то полсотни треков. Тот, который только начинался в момент прихода Труд, счастливо затерялся где-то в середине после пересортировки по дате.
— Что там? — повернулся, подтягивая джинсы на зад, застёгивая и вкладывая телефон в карман, Люцифер. — Зелёные и бумажная почта? При мне они только в экранчики тыкали, качали из сети. Вот там бывали скандалы с массовым уходом из жизни тусовок в пабликах самоубийц, но это было в России и давно. Вряд ли связано.
Он подошёл и тоже сунулся носом поближе, сквозь стёкла в максимальном увеличении и чёткости для доступного ему зрения изучая конверты.
— Намекаешь, что анархи, которые давно по секретным форумам и чатам сидят и стараются не палить свои явки, им прислали почту в отель посреди жопы мира, в котором они торчали едва ли больше моего? — он обошёлся без оценочных суждений и поднял голову, убирая волосы с глаз и поправляя очки. Лукавое веселье опять как рукой сняло, выглядел Люцифер на удивление адекватно (не считая полуодетого состояния) своему возрасту и способности оценивать ситуацию, и даже как-то неприятно серьёзно. — Где-то на этом моменте нам в каждую трубку, мимо которой мы будем проходить, должен начать звонить всемогущий ИИ. Дай внутрь загляну.
Но бумага вообще была пуста. Даже те надписи, которые были на конвертах — на их имена, а не никнеймы, под которыми знакомились — напечатаны или приклеены поверх.
— О, знаешь, они вечером долго искали адаптер для флешки, я тогда от них к себе как раз спать и пошёл. Если честно, я не верю в вирусы-убийцы, которые ты загружаешь на экран и всё, пропал. Похоже на фантазию конспирологов.
Функции вируса-убийцы для мозга для него вот отлично исполняли всякие игрушечки, особенно те, которые распаляли в Люцифере азарт и фрустрацию. Ему достаточно было получить пять разных аниматроников в Five Nights at Freddy's, чтобы не умереть от ужаса, но от ярости запустить девайсом во что-нибудь.
А вот музыка?
Музыка была одним из способом создания целых миров, её силу нельзя было недооценивать. Вопрос — откуда в музыке в мире людей могла появиться магия.
У него был плейлист версии пяти утра. Возможно, если там было что-то новое, даже если он обновил все файлы разом, надо было посмотреть по названиям. И Люцифер залип с уже развязанным халатом в телефон, и снова нашёл трек с нулями и не навевающими сокращения никаких групп наборами букв.
— Не возражаешь, если я фамильяра призову?
Если была какая-то вирусная музыкальная дрянь в этом мире из старой индустрии, адская компашка могла о ней слышать. Возможно, но не факт.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#9

Сообщение Thrud Thorsdottir » 11 авг 2019, 23:32

Неожиданная серьёзность бывшего дьявола была, конечно, очень кстати, но изрядно настораживала.
Мысленно асинья сделала себе очередную пометочку в ментальном блокнотике, общий смысл которой был прост и тосклив: опять надвигались неприятности, которые, похоже, чувствовала не только она. Ничем иным объяснить пятиминутное отсутствие дурных выходок в случае отставного бунтовщика всея вселенной было невозможно.

- Я не умею делать намёков, расслабься, - хохотнула Труд, - так что говорю тебе прямо и открыто: в моей богатой практике бывали случаи, когда разные интересные организации, широкой общественностью называемые экстремистскими, обменивались прощальными таинственными письмами по почте, потому что это традиционно и возвышенно, его можно вставить в рамочку и оплакивать горькими слезами каждый день до получения просветления. Делай скидку на то, что отдельным идиотам из их рядов от силы двадцать лет. Это ещё тот возраст, когда красивые жесты не вызывают дружественный смех. Потом ребята умнеют. Не все, правда.
Некоторые остаются висеть в петле, например, но сейчас речь шла не об этом. Труд лениво бросила пластиковые пакеты с бесполезными конвертами сквозь стену, и они, на миг превратившись только в мысль о себе, прилегли посреди её рабочего стола.
- Впрочем, не знаю. Может, они эту хрень сами себе отправили, такое тоже случается. Ребята проверят, кто прикатывал в отделение, там и разберёмся. Не факт, правда, что это моя юрисдикция, если честно, но раз уж я приехала, так и быть, будем изображать здоровый рабочий энтузиазм.
Надо же было оправдать перед внутренним зудящим морским котиком, который где-то очень глубоко хотел лежать на песочке и хлопать ластами, смысл того, что её зачем-то принесло на финскую окраину без лыж и горячительного.

Вилкмерге лениво тряхнула головой, и толстая рыжая коса снова запрыгала по её спине хвостом сердитой кошки. Она в конспирологию не верила по определению, зато отлично знала, что за самой безумной теорией может скрываться что-то совсем неожиданное: от вечно голодного зимнего духа до скучающего дедушки, снова решившего поиграть в марионетки, скрещенные с хнефатафлом.
Первый вариант, кстати, был серьёзно безобиднее для душевного здоровья.
Не хотелось бы, правда, ни одного, но слишком уж недовольно ворочалась интуиция, толкаясь в сознании.
- Что такое вирусы-убийцы? Призывай. Моё дополнительное я во-он там сидит, одним больше, одним меньше.
Она ткнула пальцем за окно, где можно было рассмотреть раскидистую сосну, росшую в отдалении в одиночестве, а оттого изрядно растянувшую по сторонам ветви и выглядевшую ничуть не менее внушительно своих двоюродных сестёр-елей. Ближе к вершине виднелось чёрное мрачное пятно, на поверку оказавшееся огромной птицей.
Лейкни не хотел залетать в гостиницу, считая, что номера для него слишком маленькие (и был в этом не так, чтобы далёк от истины), да и Люцифера, мягко сказать, не особо любил, явно видя в нём духовного брата Локи. Трикстерская природа обязательно вылезала в самый неподходящий момент, так что вальравн разумно предпочитал держаться подальше.
Вдали от зоны поражения.

Сама валькирия тем временем вытащила телефон, рассеянно потыкала пальцем в экран и вызвала наконец гугл-ассистента, заговорившего, как всегда, с невменяемым оптимизмом. Посмотрев на мобильник с лёгкой нотой осуждения, Труд запросила сайт "Афтенпостен", зашла в раздел криминальной хроники и начала листать. Консервативная Норвегия, конечно, делала вид, что идёт куда-то навстречу светлому XXI веку, но никакого более надёжного источника информации, чем крупнейшие газеты, в ней до сих пор не существовало.
- Ага, - сказала сейдкона полторы минуты спустя, и выблеснул золотой дымок в её глазах, - всё-таки было. Смотри, репортаж двухдневной давности. Девица сбросилась на железнодорожные пути с моста, во время смерти на ней была беспроводная гарнитура. Жаркие дискуссии о том, чтобы запретить использовать наушники на улице, потому что не-бе-зо-пас-но, прилагаются, но суть в том, что она, похоже, тоже слушала музыку во время самоубийства. Как эти двое. Я в душе не ебу, что их может связывать, но две похожих смерти в короткий промежуток времени - так себе случайность.
Асгард, в котором каждая случайность имела имя (Лодура, как не удивительно), вообще в совпадения не верил. Фантазия вселенной изрядно ограничивается ожиданиями тех, кто в ней обитает.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#10

Сообщение Lucifer » 20 авг 2019, 22:43

— Так вот где я не прав был! Надо было мне позвать всех-всех-всех и, спев им «Go-o-o-odbie Lovers and Friends, so sad to live ya~» кинуть в толпу всем своим баблом в наличке, пожелать зла и гадостей, и только потом отбывать героически дохнуть? Только у меня бы были такие проводы, что пришлось проводить отборочные на право догнать меня и помочь умереть.
Он отсмеялся своей же шутке, хотя смеяться ему совершенно не хотелось, и подкрутил эквалайзер музыки в наушнике на максимум, чтобы ничто не могло перебить звук и мешать ему сосредоточиться на этой странной, одновременно едва ощущающейся, но очень плотной и густой мелодии.
— Всё ещё как-то слишком тупо выходит, — скупо добавил Люцифер.
Скучно, банально, без теории заговора и рептилоидов, а, значит, это повод выпить и сжечь на погребальном костре малолетних ч-м-дураков пару укулеле, морально надругавшись над их пафосным уходом, просто потому что, ну, обидно же. Ему в первую очередь. Он завидовал святой наивности и отсутствию самокритики у таких ребят. Потому что Люцифер сам знал, что помер нелепо, в смерти своей сам виноват, и вляпался в такую ситуацию, в основном, из-за того что потерял способность ощущать боль, ставить цель и в неё заразительно верить, заменив на активное скучание и пиздострадания по любому поводу. И это когда у него и так с ощущением, что конкретно для него жопа маячит на горизонте, из-за излишней невосприимчивости ко всему, что не касалось подстав межперсональных (на которые реагировала выученная паранойя), было плохо. Очень, очень опасно привыкать к ощущению собственного бессмертия, полно неприятных сюрпризов, когда эта постоянная в жизни внезапно перестаёт работать. Самое главное, он-то свои проблемы-источники и проблемы-следствия тоже осознавал, особенно когда начинал об этом думать, с оглядкой. Но такая рефлексия не приносила ни облегчения, ни удовольствия от осознания ошибок. Так что его внутренняя «instant gratification monkey» отрывалась во все поля, и это могло продолжаться ещё три истории человечества, потому что, в отличие от Апокалипсиса, никто и никогда не сможет поставить демиургу дедлайн, к которому надо уже повзрослеть и разгрести свои проблемы.
Вот в Финляндии настроение всей природы вокруг было одновременно спокойное, светлое, чистое и задумчивое, и он почти настроился на верный лад. Но произошло какое-то дерьмище.
— Проехали, — он решил не пересказывать всё великолепие телеканала «РенТВ», который смотрел, вспоминая аутентичный русский акцент — всё же язык по характеру звукоизвлечения был очень не похож на ставший родным английский.
Ритуал был и так почти собран, потому что, несмотря на разбросанные кругом вещи и хроническую неспособность поддерживать порядок там, где действительно что-то делал, а не падал подремать, Люцифер в здоровом расположении духа всегда был готов на взлёт и в новое приключение. Хоть за восемь часовых поясов, хоть на другой конец ветвей Иггдрасиля в течение пяти минут на сбор барахла и заправить ровно половину рубашки в джинсы. Он разложился, пошуршав и раскровив лалонь развороченной банкой пива, с которой срезал и превратил в стружку верх, и быстро монотонно прочитал уже знакомые как «Отче наш» слова вызова своего фамильяра, загребая татуированными по локти руками смесь компонентов из центра круга и мешая с кровью. До последнего момента всё шло настолько так, что, когда силы под конец дёрнуло с лишком, оставалось только непонимающе проморгаться.
Пахнуло дымком, и стекло стола, да и весь стол, с грохотом провалились внутрь себя под весом Зиббату, возникшего на нём. В этот раз демон, ранее бывший нелепой неповоротливой рукокрылой кошкой, оказался в значительно более могущественной и узнаваемой форме — с получеловеческой осмысленной мордой, горящими янтарными глазами, сегментированным «крысиным» хвостом, обзаведшимся скорпионьим жалом на конце, и всё ещё мощными рукокрылыми передними конечностями, но при торсе и габаритах темношкурого льва. И при всём том трансфере жизненной энергии, и огромной концентрации, которая требовалась на создание такому слуге физической оболочки, Люцифер визуально усох не так сильно и выглядел вполне вменяемым, даже опрятным, пусть и побледневшим. Единственным знаком того, что он потратил куда больше сил, чем было безопасно, была упавшая на светлый ворот пара капель, и он рванул из уха белый наушник с плохо сдержанным негодованием и взлетел на ноги, слегка пошатываясь в проходе.
— Вместо тренера покемонов — следующий уровень штурмовика, отлично! — если бы стол не обвалился, он бы саданул по нему кулаком ещё напоследок. — Пиздец, я думал, эти качели закончились. Зло тебе пожаловать, шеду.
Не просто вывод почти целикового демона из Ада был ненужной роскошью, такую тварь можно запросто было заменить не на пять адских гончих, а на реанимацию пяти дохлых людей, таких хороших жирных морских котиков, скажем, мечту любого некроманта, и не морочиться с заметностью и заметанием следов. Непонятно было, как случился такой конфуз. Голова была ясная, ритуал заученный от и до. Переконцентрацию можно было запросто винить на его попытку сосредоточиться на музыке, которая удачно мешала его разуму блуждать в весёлом идиотизме, и, экстренно затыкая нос ватой, промывая порез ватными тампонами, и потирая висок, он разбирал эту версию. Зиббату выходил стабильно размером с гепарда или немецкую овчарку, даже иногда сразу являлся его двойником. Но не с такую мощную лошадь под два центнера, если не больше. А окажись он размером с тварей, которых вырезали на порталах шумеры — свалился бы замертво сам.
Демон тоже понимал, когда слишком хорошо — уже плохо, был недоволен и, вставая лапами из битого стекла, рычал:
— А маскировать ты меня под пони будешь? — спросил, потягиваясь, Зиббату, даже не предпринимая попыток восстановить разрушенную собственность.
— Сам себя замаскируй. Под ручного медведя. Ну-ка, покажи, — он, продолжая затирать издержки перепроизводства мяса из воздуха и собственной жизненной силы, попытался пристроиться за спиной хозяйки телефона, контрастно скрещивая ножки рядом с мужиковатой асиньей на три дюйма выше него ростом, и поправляя отсвечивающие очки.
Музыка. Опять музыка.
Люцифер любил пострадать, в основном фигнёй, ради разнообразия, но долго доходил, что конкретно с ним что-то неиллюзорно не так, пока не начинал соединять точки где-то ещё и прикладывать себя на картину.
Он спрыгнул снова на ноги, подошёл к брошенному телефону, прихватив также выложенную пачку сигарет, и, приказав Зиббату прибрать бардак, потому что скоро они покидали это место, положил перед Труд свой смартфон с открытой папкой, а в рот сунул сигарету.
— Не жди результатов обыска, у меня есть копии всего, что слушали эти детки. Качай прямо сейчас.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#11

Сообщение Thrud Thorsdottir » 21 авг 2019, 19:17

Внимательно осмотрев сломанный стол, асинья пришла к выводу, что смело могла бы звать Лейкни - талантом к разрушению окружающей обстановки он явно владел меньше, а проку от него могло быть и больше.
- Когда я говорила, что не против призыва фамильяра, я не имела ввиду, что ты решишь призвать боевого слона, - наконец произнесла Вилкмерге и крепко задумалась, запустив пятерню в густую медь своих волос.
От её косы пахло приятно - хвоей и морозом, но к этим зимним запахам примешивалось лёгкое, едва уловимое ощущение гари.
Валькирия напряжённо думала, что не так - помимо очевидного ответа, что под “не так” попадал весь Мидгард, было что-то ещё. Что-то, что заставило колдуна вложить больше сил, чем он намеревался, и не заметить этого, на миг приблизив его… К чему? К самоубийству?
Человеческие психологи часто сходились к мысли о том, что суицид - заразное явление, а порой даже описывали эпидемии, но Труд никогда не слышала, чтобы в их выборку попадали существа сакральной природы. Хотя бы по той причине, что их психика однозначно должна была быть устроена иначе.
- Хм, - сказала женщина наконец.

Потом, подумав ещё мгновение, похлопала себя по карманам, вытащила маленькую флешку с micro-USB разъёмом, вставила в любезно предоставленный Люцифером смартфон и начала скачивать всё подряд. “Больше - не меньше”, как гласил излюбленный принцип жизни всякого уважающего себя норманнского хомяка.
Попутно валькирия задумчиво листала плейлисты. Без обложек и нормальных названий ориентироваться было сложно, но какие-то отдельные вещи привлекали её внимание.

Композиция с названием из цифр, например.
Или даже две, вторая нашлась чуть ниже.

Нахмурившись, валькирия отмахнулась от мелькнувшего в опасной близости от неё хвоста Зиббату, увенчанного жалом, и, открыв первую попавшуюся заметку, принялась рисовать точки посреди набора цифр.
Слишком напоминало дату, но было совершенно непонятно, какую. В человеческой глобальной истории, особенно при наличии википедии под рукой, Труд ориентировалась весьма недурно, но понятия не имела, что могло случиться в 2002-ом году для отдельно взятого юного поколения.

А потом она, помедлив, просто включила - и потекла музыка, вязкая и горькая, как смола, и в ней вязло всё, от собственной радости до воли к жизни.
От тоски, что звучала в голосе, сводило скулы. Изменённый фильтрами и электроникой голос хранил в себе совершенно неестественную, даже не ангельскую - механическую, искусственную чистоту, и на какой-то миг дрогнуло даже бесстрастное лицо валькирии, надёжно укрытой от мира реального саваном своей смерти. Дёрнулись в какой-то конвульсивной гримасе края полных губ, а потом - всё снова замерло.
Слов разобрать не получалось, но общий смысл можно было угадать и без них: боль, отчаяние и тоска, умноженные тысячекратно в чьих-то стихах, что сливались в одну заупокойную о всём том, чего уже никогда не случится.
Богиня качнула телефоном, зажатым в пальцах.
- Отчего-то я почти уверена, что слушали они именно это. Идеальная музыка для собственной смерти.

Вопрос “какой сумасшедший мог её написать” озвучен не был, но ощутимо повис в воздухе, потому что был, в принципе, тем единственным важным, ответ на который смог бы приоткрыть завесь из повисшего в этой гостинице угрюмого молчания угасшей молодости.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Lucifer
world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Аватара пользователя
Репутация: 1183
Статус: world's most annoying Dora-the fucking-Explorer
Информация: Самаил Светоносный
~40-50 y.o.| 18 млрд. лет; Сатана без божественной искры; маг-оккультист с кучкой защитников-фамильяров и без регистрации и работы; чуть поехавший десперадо.
На форуме: Major Tom
Сообщения: 4624
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 15:04
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#12

Сообщение Lucifer » 21 авг 2019, 21:09

— Если бы я собирался призывать демона тяжелее стола — наверное, я бы не призывал его на столе? — огрызнулся Люцифер, пока Зиббату, как и полагалось большой, странной, но всё же кошке, потягивался, поигрывая бугрящимися мускулами под толстой угольной шкурой с проблескивающими оранжевым полосами. Ему-то с ограниченным запасом чудес и отнюдь не непроницаемыми для осколков тапками теперь было здесь как-то заметать следы, чтобы не пришлось возмещать ущерб. Ну, точнее, демону, но это контрактом на его жизненных силах они оба черпали магию из адского котла, и, потеряй Люцифер сознание и будь демон куда менее достойным доверия и умным, чтобы сохранять верность в обмен на большое вознаграждение потом, печальный исход такого расклада был бы очевиден.
Зиббату становился постепенно всё более понятным человеческому глазу, пряча совсем откровенно демонические черты, вроде сложенных с торчащими вверх пальцами перепонок крыльев и жало хвоста, рога в гриве и полосы, под слоями глэмора, и заодно восстанавливая стол. Люцифер, понависав ещё немного над Труд — сначала высунулся покурить, затирая пятно на футболке, а потом начал сметать всё, что валялось его и не подлежало утилизации в мусор, как бесчисленные банки, бутылки, фантики от конфет и упаковки от чего угодно, от мармеладных мишек до презервативов — в чёрный рюкзак через плечо. Скрученная в тугой узел, включая халат, одежда, довольно компактно умещалась там, и хватало места ещё для стопки тетрадей и кружки-термоса, но та, оплавленная неведомым чем-то, лежала в забитой корзине. Значит, место для бутылки другого согревающего, что ещё предстояло найти. Сам Люцифер, надевая уже третий и явно не последний слой одежды, снова перенадевая джинсы, чтобы поддеть забытое термобельё и носки и вытащить таки кусок стекла из пальца, превращался в нечто подозрительно похожее на бушкрафтера или хайкера. Инцидент с вызовом ездовой котообразной чупакабры по цене почти всей собранной и восстановленной энергии, самоубийцы и чудесная музычка в собственных ушах изрядно попортили ему настроение и сбили ореол упоротой фееричности. А за ним скрывался практичный и даже слишком хорошо освоившийся в своём текущем положении человек. Бомбани завтра ядерная война, он, не без магии, но спасся бы, даже не имея выходов с Земли, и построил бы на её месте очередной Ад, потому что в организации системы на озлобленности, насилии и бедных в условиях фронтира ресурсов и мародёрстве с руин понимал, наверное, больше кого-либо ещё.
— Я ничего не почувствовал, кроме способности наконец-то приглушить какофонию идей в голове и сосредоточиться — веришь ли? И метаязык. Никто из людей, не вдохновлённый кем-то знающим, такого не исполнит, это невозможно.
Может, хоть тогда он разберёт, что такое похожее, но инакое, было в природе мелодии, что даже настолько замкнутого на своей волне и черпающего из внешнего мира вдохновение только для поддержания мыслительного процесса и поиска идей Самаила могло вытянуть в одно настроение.
— Зиббату, — подходя к шкафу с верхней одеждой и уличной обувью, позвал он. Стол был восстановлен, как только последний кусок был извлечён из ноги и из тапка, поэтому теперь демон, развалившись на диване так, что с него свалился рюкзак, ждал дальнейших указаний, в шутку когтя валик, но не протыкая обивку. — Нужно потрясти наших мастеров, не сочинял ли кто какой очередной роковой музыки. А слухи про халтурщиков и нелегалов все лично навестим.
Даже чёрное пальто у Люцифера, в комплекте с клетчатым шарфом, гражданское и городское по всему виду, разве что на молниях, а не на пуговицах, с подкладки выворачивалось в куртку с застёгнутым в ворот капюшоном, который он расправил и достал, а потом повесил висеть обратно.
— Среди хористов тоже спрошу, — уже Труд, продолжая подобранную из собственного ума мысль, сказал он, — но это не песня света, абсолютная противоположность, значит, таким могут заниматься только падшие.
Если это вообще они. Это было не стремление приобщиться ко всему на свете, по праву ли постели или завоевания, просто вопрос для Люцифера всегда состоял в знании и контроле. Свою кодлу было легко и быстро прошерстить, но зачем бы кто-либо это делал, когда поток смертей, кормивший Преисподнюю, и так не иссякал и делался всё больше.
Всегда, что до, что после падения миров, оставались духи ночи и тьмы, далеко не все из которых изгнанниками из Эдема были сколочены всеми средствами в те неровные банды и войска, которыми ныне хвасталась похожая на феодальную раздробленность на магии и стероидах во время чумы Адская знать.
«Уверен, что, если я явлюсь от твоего имени, с тобой не захотят поговорить напрямую?»
«Уверен, что именно это и произойдёт, я думаю, как выкрутиться».
Люцифер грохнулся на диван у пылающего жаром ему на поясницу сквозь толстовку, рубашку и футболку брюха фамильяра, и начал собирать с пола в упавший рюкзак тетради, задержавшись глазами на них.
— Ты закончила? — он поднял разные глаза на асинью и кивнул на свой смартфон. — Я хотел бы оставить себе эту колыбельную. Предупреждён — вооружён, а кот удержаться от прыжка из окна поможет.
Они уже работали с очень опасным гримуаром, насаждавшим множество пленительных идей. У Люцифера от одной мысли о собственном шедевре на языке собиралась горечь и начинало ныть в висках, но, как и работа с ядерным топливом, опасная, уничтожающая здоровье при любой технике безопасности, работа с опасными знаниями несла богатые дары.[AVA]https://i.imgur.com/BTcQ7sJ.png[/AVA]

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[30.11.2018] Hello Darkness, My Old Friend

#13

Сообщение Thrud Thorsdottir » 22 авг 2019, 20:54

В сакральном мире было очень удобно любые непонятные события приписывать Аду, причём зачастую это работало. Иерархи обладали большой фантазией, но скромной - даже по небогатым норманнским меркам - моралью, поэтому в своих развлечениях ничем не сдерживались. Само их существование приносило и в Мидгард, и в другие миры много удивительного и затейливого.
Но вот прямо сейчас Труд в этом сомневалась. Она не видела смысла для Преисподней, даже при учёте более чем скверного чувства юмора её хозяев, ни в самоубийствах, ни в музыке. Души самоубийц, конечно, попадали в Ад, но, сколько уж помнила валькирия - а она, психопомп по своей природе, знавала тайны смерти и последнего пути очень хорошо, - в котлах и без этого дефицита не было.

Асинья снова качнула телефоном меж пальцев, вытащила флешку и убрала её куда-то в бездны внутренних карманов, подняв голову, внимательно осмотрела Люцифера с ног до головы и кивнула. Не похоже было, чтобы Вилкмерге была полностью согласна с его выводами, но здравое зерно в них было.
В конце концов, если это действительно окажутся только шуточки заскучавших графов и герцогов, это было бы меньшей из возможных проблем.
- А я услышала тоску и скорбь, - произнесла она, растягивая слова. - Плач по неудавшимся жизням. И, не знаю, заметил ли ты, но он не безадресный. Как будто это всё - прямо про них, о них, для них.
Тягучий норвежский акцент делал её английский немного странным.

Отдав смертному дьяволу его смартфон, богиня встала со стула, аккуратно пристроила его туда, где он и должен был стоять по планировке комнаты - за стол, пару раз рассеянно пощёлкала пальцами в воздухе.
Звук был сухим и чётким.
Фамильяр, уже больше напоминавший кота, чем скорпиона, покосился на неё, но после отвернулся и стал лапой трогать картонный стаканчик, чем неуловимо напомнил ей Йолльского кота. Видимо, форма всё-таки накладывала определённые ограничения на содержание и логику поведения.

Труд облизнула сухие губы.
- Праязык знаем даже не все мы. Не все боги. Я знаю его лишь потому, что ныряла в Кипящий Котёл и зачерпнула оттуда все знания, которые в нём когда-то были и ещё будут, но многие - нет. Если ты прав, то это кто-то из древних, и это… Не самая радостная новость из возможных.
Бодаться с тем же Ваалом - не очень перспектива.
Откинув толстую рыжую косу на спину, валькирия вышла на балкон, снова свесилась через перила и внимательно снова посмотрела вниз, но никакого смысла бытия не обнаружилось.
- Постарайся не умереть в ближайшее время, - сказала Труд в никуда, но обращаясь явно к Люциферу, после чего, вновь обратившись в бесплотный дым, исчезла из его номера, оставив неожиданного собеседника самому разбираться со сборами и стремительным исчезновением.
И стоило признать, что это было достаточно мудрым решением, потому что наличие бывшего дьявола в полицейских отчётах и чужих воспоминаний ничего хорошего не обещало.

Сейдконе пришлось как следует поработать с персоналом и коллегами, аккуратно исправляя им воспоминания за прошедшие два дня, и вскоре из чужого разума выветрился, точно дым, образ странного постояльца с разноцветными глазами. Осторожная и крепко знавшая, что пустое место всегда опасно, потому что в него можно налить что-то ещё, Вилкмерге не стала уничтожать явление его полностью, но смазала черты, покрыла их туманом, и никто из тех, кто видел или слышал Люцифера прошлой ночью, его бы уже не смог вспомнить.
Он так и остался случайным неопознанным гостем в полицейских рапортах - никто и не стал его искать. Тела самоубийц из финнского морга перевезли в Норвегию, их родственникам, где они и были похоронены.
Казалось бы, история так и должна была закончиться: в конце концов, это было всего лишь маленькой, случайной трагедией на фоне огромного мира. Но, просматривая записи с камер наблюдений почтового отделения и понимая, что курьер, привёзший странный пакет, сделал всё, чтобы не попасть лицом в объектив, валькирия думала о том, что всё слишком сложно для того, чтобы быть таким однозначным.

К своему огромному сожалению, она не ошиблась.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей