[13.10.2018] Endless story

Ответить
Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#1

Сообщение Týr Hymirson » 29 апр 2019, 17:44

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
13.10.2018,(суббота) начало за ланчем
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Сперва Бельгия, Брюссель, La Chouette, далее - везде.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Hecate, Tyr, Thrud

СИНОПСИС:
Тюр и Геката собираются обсудить насущные политические проблемы, связанные с Одинсоном. Всё, как всегда, оборачивается очень крупными неприятностями для Тюра, в результате которых решаются проблемы как глобальные, так и личные.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Triple Goddess
noir
Аватара пользователя
Репутация: 388
Статус: noir
Информация: Триединая
40 y.o. | aeons; еврокомиссар; Трёхликая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 12:54
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#2

Сообщение Triple Goddess » 02 май 2019, 15:38

Посмотрев на сигарету в своих пальцах, Геката, казалось, испытала некоторое удивление. Вроде бы она открыла портсигар, но курить так и не начала, погрузившись в какую-то бесконечную пучину не слишком-то радостных мыслей. Вздохнув, богиня щёлкнула колёсиком зажигалки, смотревшей на неё чёрными камушками-глазами отлитой на крышке змеи, глубоко затянулась в надежде прочистить этим нехитрым действом разум и снова стала смотреть в окно.
Снаружи было серовато и уныло. Начало осени навевало хмарь и тоску, которых, как искренне полагала богиня, хватало в мире и без того, но вселенная всё никак не могла достигнуть того дна, от которого можно было бы оттолкнуться, и продолжала куда-то падать.
Полёт в бездну был неинтересным и совсем не увлекал.

На самом деле, этот ресторан, этот столик, этот день и эта история были для Деа Артио не то, чтобы слишком интересны. Прямо сказать, они не были интересны ей вовсе, и она предпочла бы посидеть в своём уютном римском особняке, изобретая из ничего очередную программу реабилитации молодёжи от их же глупости (заранее обречённую на провал, но зато могущую осчастливить коллег).
Но Триединая была дальновидной.
Она знала, что есть проблемы, с которыми лучше не затягивать, иначе можно получить второй ящик Пандоры, а они все с первым-то не то, чтобы придумали какое-нибудь внятное решение и просто оставили всё на самотёк. Иногда подобный подход срабатывал, но чаще - множил неприятности на десять, заставляя бороться и с причиной, и со следствиями.
Безрезультатно.

Может быть, с другой стороны, и следовало дать этому кривому мирку развалиться, он всё равно не удался. Учли бы, когда решили собрать новый.

Выдохнув дым, Геката прикрыла глаза. Она позвала на проникновенный разговор одного брата, чтобы придумать, что делать со вторым, но правда была в том, что все они ей глубоко опротивели ещё до зачатия вселенной. Остро понимая, что у неё нет особого выбора, потому что никто иной не собирается заниматься семейными разборками на тему "на кого свалить ответственность", богиня всё же испытывала чувство бесконечного раздражения.
Чаша её терпения переполнилась очень давно, и с куда большим удовольствием мать чудовищ просто превращала бы слишком громких родственников в лягушек. В таком виде, возможно, от них было бы больше проку.

Но божественное сообщество такой подход не одобряло.
Не то, чтобы титаниде, дочери протоначал, унаследовавшей от них силу и власть, было какое-то дело до чужого мнения, но она предпочитала без лишней необходимости не вступать в споры и не разжигать бесконечные скандалы: они портили ей настроение.
Приходилось действовать в рамках условного закона и высшего блага, чтобы всем перспективным недовольным было, чем приложить по лицу.

Проблему, как это ни странно (тут можно было бы посмеяться, но Ангрбода, кажется, начисто утратила своё чувство юмора в Железном Лесу, пожив рядом с асами), звали Тор Одинсон. Бог грома, который в глубине души явно был богом неприятностей, не уставал радовать своей богатой выдумкой всю семью, а также случайных прохожих, попавших под раздачу слонов и подарков.
И Геката его не особенно порицала, пожалуй. Она сама хотела порой устроить фейерверк и массовое жертвоприношение, но всё же присутствовала определённая граница между желанием и реальными деяниями, а вот Тор эту границу если и понимал, то довольно заметно игнорировал.
Чужого внимания к нему стало слишком много, и Триединая, будучи покровительницей послов и глашатаев, отлично понимала, что скоро народное терпение истощится, и начнётся очередная междоусобная драма.
Её очень хотелось бы избежать.

Оставалось надеяться, что ни одну Гекату заботят столь щекотливые для семейного престижа вопросы.
И что Тюр не решит просто не прийти, тоже.
Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#3

Сообщение Týr Hymirson » 10 май 2019, 19:17

Реорганизация Агентства перестала занимать неимоверное количество времени; часть бюрократии осталась в ночных кошмарах большей части работников, дышать стало легче и появилась возможность выкраивать время на личные проекты хотя бы раз в неделю. Будь воля Аргетлама, он провёл бы эти пару часов, расписывая брёвна стен своего нового жилища рунами, чтобы закончить строительство основных комнат сердца дома и дать ему самому достроить всё остальное. Вместо этого пришлось отправляться на работу в свой основной выходной. Это раздражало.
Ещё больше раздражало, что это время он должен провести не с женой, а с бывшей, высокомерие которой могло спорить только с эгоизмом Тора. Единственное, что примиряло с действительностью: наличие мозгов Ангрбода прятать даже не пыталась, - то ли было слишком лень, то ли не видела смысла.
На ходу кивнув невысокому ши, вышедшему поприветствовать главу Агентства и попросив его "как обычно", Аргетлам без особенных церемоний уселся за столик.
Высокий, подтянутый и по обыкновению собранный, он не был похож на себя прежнего ни в одной ипостаси. Что-то изменилось за прошедшие четыре месяца, что проложило под глазами тёмные тени и сделало обычно и без того ледяной взгляд колючим и злым, как лютые морозы. Привычное равнодушие исчезло с совершенного лица, сменившись хищностью и напряжённостью. Движения стали более звериными, плавными, потеснив прежнюю скупость. Непривычная гражданская одежда завершала портрет: свитер крупной вязки и джинсы были неуместны на работе или на встрече с такой шикарной женщиной, как Геката. Серебряный портсигар и зажигалка с затейливой гравировкой неприятно стукнули о столешницу. Немногим позже перед главой Агентства возникла чашка кофе, отчётливо отдающего виски и тарелка с содовым хлебом. Запах холодов, наступающей зимы и мороза тревожной нотой вплёлся в будничные ароматы еды.
- Доброе утро, - поприветствовал бывшую жену бог. Как много можно вложить в простое приветствие? Совершенно по-британски, Аргетлам выразил своё недовольство сразу всем от утра, которое затруднился бы назвать добрым, до не самой желанной встречи. - Чем могу быть полезным?
Немногословность; его основной недостаток сохранился, но изменения неуловимо сквозили и здесь. Прежде безэмоциональная речь утомлённого вечными смертями существа, обрела обертона и оттенки, которых не было прежде.
Когда Геката назначила встречу, она коротко назвала предмет встречи, но интересовал ли её какой-то конкретный вопрос, или весь громовержец в целом, она не уточняла. И Аргетлам очень надеялся, что повод для встречи действительно стоящий.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Triple Goddess
noir
Аватара пользователя
Репутация: 388
Статус: noir
Информация: Триединая
40 y.o. | aeons; еврокомиссар; Трёхликая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 12:54
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#4

Сообщение Triple Goddess » 11 май 2019, 15:29

Тёмный, фиалковый взгляд титаниды, в котором по обыкновению жил холод бескрайнего космоса, прошёлся по Нуаде с расслабленной безмятежностью, что присуща сытой кошке, и затем Деа Артио улыбнулась - обольстительной усмешкой сирены, но в этом движении полных губ было неявное предупреждение, обещание беды. Если вдруг Сереброрукий думал, что он своей персоной приносит много удовольствия и раскрашивает своим хронически мрачным выражением лица серые будни, он глубоко заблуждался.
И мать кошмаров, разумеется, никогда не была против об этом сообщить, потому что бессмертных мужчин она не любила ещё больше, чем смертных. Те хотя бы умирали с завидной регулярностью, освобождая богиню от своего надоедливого общества и бесконечного самолюбования.

Затушив сигарету о пепельницу, Геката показала жестом, чтобы ей принесли ещё кофе, и на тонких сильных пальцах высверкнули изящные кольца из белого золота.
Хорошо знавшему её это могло бы сказать многое - что сегодня здесь Хтония, не Урания, мать чудовищ и безлунная ночь, поэтому своё недовольство лучше было придерживать при себе, потому что когда богиня охоты в ответ являла своё, над миром обычно нависали крупные неприятности. От неё пахло только тонкими цветочными нотами, орхидеи и розы, но ощущались они ничуть не лучше, чем открытое предупреждение зимнего короля.
- И тебе долгих лет жизни, caro, - промурлыкала ведьма. - Не пытайся уничтожить меня своим недовольством, это не имеет шансов на успех.
О том, что она горячо надеялась, что Нуада хотя бы в принципе может быть ей полезным, Триединая распространяться не стала, но это явственно повисло в воздухе.
Их длительная семейная жизнь в разных пантеонах, похоже, неминуемо привела к тому, что оба бога были крайне невысокого мнения друг о друге, но при этом здраво рассуждали, что все остальные представители ещё хуже, а значит, приходится мириться с тем, что есть.

Перед ней поставили ещё одну чашку кофе, белую, с толстыми стенками, и богиня рассеянно помешала высокую молочную пенку ложечкой с длинной ручкой.
- Мне надо поговорить с тобой о Торе, пока это не вылилось в полномасштабный пиздец, который я совершенно не хочу решать. Ты прекрасно знаешь, что он устроил две недели назад, попав на пару с моим сыном на YouTube. Херовы звёзды видеоблогов, - сильный и мелодичный голос колдуньи звучал очень ровно, но в том, как она положила рядом с блюдцем ложечку, было очень много от раздражения. - А до этого он умудрился привлечь к себе море внимания на саммите. И если по отдельности это всё можно забыть, то, вспоминая, что он не так давно вытворил в Афганистане, где мне опять пришлось латать реальность, это выходит за любые рамки понимания. Тора стало слишком много в человеческой истории, он совершенно не следит за тем, чтобы оставаться неузнанным, тем более он не следит за последствиями, Нуада, и он явно перешёл все границы допустимого. Мы можем закрыть на это глаза, Один тоже наверняка может, пока это не касается его лично, но следом пойдут в разнос другие умники, и Земля начнёт разваливаться с ещё большим энтузиазмом. Ещё одна такая выходка - и Совет взорвётся, причём взорвётся совершенно справедливо, и другие боги тоже выйдут к смертным, чтобы творить то, что им хочется. Мы требуем исполнять Конвенцию, но спускаем на тормозах все эти провокации, которые никак не вяжутся с невмешательством. Я слышу недовольство среди других пантеонов, и ты его наверняка тоже слышишь. Всё это пора заканчивать и переключать внимание широкой общественности на что-нибудь ещё, пока это ещё возможно.
Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#5

Сообщение Týr Hymirson » 11 май 2019, 21:38

Обычно перепалки с Гекатой раздражали Аргетлама сверх меры; он считал их бесполезной потерей времени и сил. Но теперь яд в её голосе отчего-то приносил облегчение. Вроде и не с чего было напрягаться, но дышать стало солидно легче. На совершенном лице появилась гнусная усмешка и мужчина, прекрасно зная отношение много раз бывшей жены к мужчинам, отозвался:
- Если бы шансы на успех были, - он сделал глоток кофе и вытащил сигарету из портсигара, - это было бы отвратительно скучно.
Щёлкнула зажигалка и кольцо дыма улетело под потолок.
Хтония так Хтония - после почти полугода безудержного веселья, он был готов вынести даже её без особенного ущерба для гордости. Не перебивая он выслушал бывшую жену, лениво затягиваясь время от времени и приложился к кофе. Ему нравилось это "мы". Хтония не собиралась осчастливить его проблемой из разряда: "теперь это твоя трудность, решай". Для разнообразия, это было приятно. Ни на мгновение он не допускал мысли, что бывшая не испытала соблазна поступить так. Но ей хватило мозгов на то, чтобы его отвергнуть этот вариант. Сообразив, что молчание затягивается, Нуада сделал глоток и кивнул.
- Да. Брат стал проблемой.
Затянувшись, он тоскливо заглянул в чашку, где заканчивался кофе по-ирландски. Если проблему со всадником по имени Война они разбирались вместе, то вызов с саммита стал неприятным сюрпризом, а выходку в британском пабе он разруливал вместе с женой. Звезда YouTube за последние полгода сильно задолжал младшему и его жене. При этом, Аргетлам исключал из списка гнев громовержца на сообщение об их с Труд взаимоотношениях и бешенство брата во время Совета, которое было разобрано в деталях и снято с обсуждений. После этого было Толедо - прямо после встречи с монархами, после - ещё выходки. Везде по мелочи, везде на грани нарушений, но в сумме их набралось столько, что ни один Совет не примет оправданий.
- Сложность в том, - медленно начал рассуждать Нуада, - что его не за что прижать. Кроме выходки в пабе и ролика на YouTube ему предъявить нечего. Оба раза он выполнял свою работу, а нарушение секретности - побочный эффект, который нивелировали мы с тобой.
Аргетлам допил кофе и посмотрел на бывшую жену очень внимательно.
- Он что-то замышляет, похоже, - бог вдохнул дым и стряхнул пепел с сигареты, - я бы сказал, что ему срочно понадобилось, чтобы его выставили из Мидгарда.
Вообще-то это была идея самого Нуады, которую он отверг за излишней простотой, но Тор любил простые решения и в его исполнении они оказывались верными. Настолько младший старшего знал. Поэтому продолжил:
- Я думаю, что штраф, который он использует в растопку, мы вменять не будем. Я попробую поговорить с Одином, или сам уломаю брата оставить Мидгард на время. Проведём это как официальное наказание и мир получит передышку от нас обоих. Надо подумать, как
Один предложил уйти в тень, это Нуада и собирался сделать.
- Но, честно говоря, ебал я общественность, которая нихуя не делает, - закончил он и воткнул сигарету в пепельницу, - бросать им кость, подставляя кого-то из наших я не хочу, разве что перессорить их между собой, да выпереть под шумок по домам. Потому что Тор за полгода сделал для защиты Мидгарда едва ли не вдвое больше, чем эта сраная общественность.
Он зажёг новую сигарету и взял ещё кофе.
- Как думаешь, как лучше оформить это в бумажном виде?
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Triple Goddess
noir
Аватара пользователя
Репутация: 388
Статус: noir
Информация: Триединая
40 y.o. | aeons; еврокомиссар; Трёхликая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 12:54
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#6

Сообщение Triple Goddess » 12 май 2019, 21:15

Прагматичность тёмной матери соперничала с её красотой и плодовитостью. Ни одного из мужчин, с которыми она когда-то жила, с которыми спала, от которых рожала детей и которых обыденно в последствии выставляла на мороз, она никогда не любила, ибо не умела подобного вовсе, но она всегда хорошо понимала категории взаимной пользы. Их отношения с Арегтламом строились на крепком фундаменте осознания ценности знаний и союзов, почему и существовали столь долго.
Вдвоём они были умнее и сильнее, чем по одиночке.
Вот и вся разгадка.
Здоровый подход Тюра к данной связи она тоже ценила высоко. Он никогда не пытался кушать ей мозг ложечкой на тему любовей и прочих возвышенных материй.

В два глотка Геката допила кофе.
- Может быть, - согласилась титанида, вытаскивая свой портсигар из сумки, небрежно брошенной на соседнее кресло. - Может быть, ты прав, и Тор почему-то хочет, чтобы его отправили из Мидгарда, потому что в последние полгода он стал слишком невыносим, как будто притягивает к себе внимание нарочно. Но это не отменяет того, что он сильно раскачал чашу не только моего терпения, но и равновесия тоже. В конце концов, если бы он хотел получить только причину, чтобы отсюда уйти, он мог найти менее эксцентричный способ, чем сверкать рожей Фенрира на два миллиона просмотров.
Сизый дым потянулся к потолку, когда она прикурила от кончика ногтя. Рассуждать под терпковатый аромат табака было приятнее. (Ещё приятнее было бы сжечь Тора вместе с его фокусами, даже зная, что сгореть он, увы, не в состоянии, но этой мысленной картинкой Артио предпочитала наслаждаться в одиночестве.)
- Я могу поговорить с Фригг и с матушкой. Тор, конечно,как обычно встанет в позу, что бабы ему вздумали указывать, но мнение матерей для него обычно хоть что-нибудь да значит, возможно, это убедит его в последствии подумать над твоими словами. Или моими. Или общими. В любом случае, доводить до применения силы мне уж точно не хотелось бы.
Она бросила окурок в пепельницу и усмехнулась сухо и холодно:
- С другой стороны, если этот каменный шарик развалится после нашей драки, остальные проблемы отпадут сами собой. Можем оставить в качестве самого резервного плана действий.

Геката фыркнула, отбрасывая волосы назад. В их иссиня-чёрном шёлке, спадавшем по тёмной ткани строгого платья, мерцали мелкие отблески далёких звёзд, словно бы сквозь реальный облик этой странной женщины, чей взгляд мог пронзить насквозь, пробивалась плоть самой вселенной, бездны космоса.
- Не думай, будто меня сильно тревожит их мнение, ты знаешь, что я думаю о большей части нашего божественного собрата - долбоёб ленивый сакральный неразумный. Но их мнение - большая опасность, если они решат его высказывать и претворять в жизнь, и я предпочитаю обращать на это внимание до того, как всё полетит в ебеня. Как ни крути, а нам приходится хотя бы делать вид, что мы защищаем этот скорбный мирок от нежелательного воздействия. Систематическое нарушение секретности? Представление опасности для равновесия? Сойдёт за повод для бумажек - за счёт своей расплывчатости.
Повод и причины редко совпадают между собой, и они оба об этом были в курсе. Главное - бросить подачку Совету, чтобы тот заткнулся и не возмущался отсутствием принятых мер, а всё остальное пусть останется за кадром.

Откинувшись на спинку, Хтония скрестила руки на коленях и посмотрела прямо в лицо напротив. Ощущение - она знала - от этого обычно бывало таким, будто бы в грудь на полном ходу врезалась лошадь. По углам ресторанчика всплеснулась тьма, и что-то неуловимое, тревожное и зыбкое, на миг зашептало в ушах. Это продолжалось очень недолго, но оставляло после себя ощущение чего-то таинственного и пугавшего, что вечно бродит рядом, но умудряется ускользать каждый раз от пристального внимания и лишь иногда, точно морское чудовище, показывающееся на поверхность чешуйчатой спиной, даёт заметить себя уголком глаза.
Титанида облизнула губы стремительным, несколько сердитым движением.
Язык показался раздвоенным.
- Что с тобой? - Без всяких прелюдий спросила Артио, чья деликатность всегда граничила с ударом топором по черепу. - Твоя сущность выглядит так, как будто её долго трепали кошки, а потом тебя попытались утрамбовать в форму для выпечки. Такую, знаешь, квадратненькую.
Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#7

Сообщение Týr Hymirson » 12 май 2019, 23:16

На этот раз кофе был отдельно от виски. Машинально коснувшись стенки стакана кончиком пальца, Аргетлам проследил за морозным узором и сделал добрый глоток. Вкус всё ещё доставлял удовольствие, но привычного расслабления мышц не было уже давно. Вновь обретённые силы играли с богом дурные шутки, оставив без восприятия усталости, боли и лишив возможности ощущать алкогольное опьянение. Трезвый ас, король без королевства, светлый бог без света. Кем он там ещё значился, но не был? Философски пожав плечами, Нуада ответил:
- Он здорово изменился после той выходки в Норвегии и её последствий в Толедо.
Глоток кофе и затяжка. Пожалуй, жизнь не так уж плоха. По крайней мере, раздражение начала дня, плавно сходило до контролируемого уровня.
- Я не уверен, что это не влияние Одина, - он помолчал и добавил, - и не уверен, что это не реакция отца на то, что его дочь выросла.
Снова морозные узоры покрыли стенки стакана, на этот раз исключительно для того, чтобы было на что смотреть. Личных счётов к брату у Нуады было огромное количество, но то были их личные счёты. Хтония была права - Тор слишком сильно раскачал равновесие и слишком привлёк к себе внимание как божественной общественности, так и человеческих властей. Этот его вынужденный отпуск был очень показательным - те, кто гордился, что их страну защищает бог, предпочли отодвинуть его подальше.
- Если только, - снова заговорил Аргетлам, - он не хочет спрятать то, что на виду, показывая себя глупее, чем есть на самом деле.
Доводить до применения силы? Нуада охотно отвёл бы душу в драке с Тором, потому что личных счётов как-то вдруг стало слишком много. Но он только покачал головой. От разрушения Мидгарда не выиграл бы никто. Его стоило разрушать сильно раньше, не теперь, когда он плотно врос в мироздание и стал неотъемлемой частью жизни богов.
- Да, используем эти формулировки, - кофе снова заканчивался, и бог стал подумывать о третьей чашке. Но если они почти закончили, решив всё так быстро, то зачем? - Достаточно пространные, дадут ему возможность быстро вернуться сюда.
Одним глотком допив остатки виски, Аргетлам затянулся снова.

Ледяной взгляд скрестился с лавандовым. Миллиарды лет он ощущал на себе это, но теперь слишком многое изменилось, чтобы неприятные ощущения хоть как-то повлияли на реакции бога. Но раздражение, которое едва улеглось, снова поднялось, трансформируясь в злость. Тьма по углам улеглась слишком быстро - точно кто-то утихомирил её раньше хозяйки, улыбкой зимнего короля можно было резать вены.
- А это, cara, - он старательно повторил её интонации с начала беседы, - не твоё дело. Если мы закончили, тогда доброго утра тебе.
Он стремительно поднялся, бросив на стол купюру, покрывающую оба заказа и ушёл, оставив запах сигарет и лютого мороза. Дверь на улицу жалобно звякнула колокольчиками, а совсем скоро раздался рёв двигателя мотоцикла. Она не побежит за ним, в этом он был уверен. Точно так же, как был уверен в том, что ему совершенно необходимо остаться одному - сейчас он был близок к тому, чтобы нарушить режим секретности. Второго Толедо Мидгард точно не переживёт - взорвётся разрушительной войной.

Это был соблазн. Война, кровь, смерти, что давали ему сил. Как давно он не был в горячих точках? Кажется, все конфликты прошедшего полугода миновали его. Были лишь редкие вылазки, да эпизоды, вроде проверки новых доспехов, которые Аргетлам носить всё равно не собирался. На улице резко похолодало, небо затянулось тучами, а ветер взвыл, поднимая тучи пыли осеннего пригорода. Нуаде не хватило самоконтроля справиться со своими силами - опять. Но ему хватило разума сообразить, что Мидгард не выдержит его сейчас. Мотоцикл исчез с автострады...

...и остановился на ветви Иггдрасился, широкой, как пятиполосная дорога, по которой он ехал. Ветви поменьше затрещали от порыва ураганного ветра, который принёс с собой бог. Как Нуада оказался рядом со стволом, вспоминалось туго. Почему-то запомнился только грохот. Что за грохот и от чего он был - Нуада так и не понял. Понял только, что мировое древо охотно забирает силы. Он заставил себя сесть. Тяжёлый нож пригвоздил левую ладонь к ветви и она тут же предсказуемо схватилась серебром. Прислонившись спиной к стволу, Аргетлам закрыл глаза, ожидая, когда будет возможность взять ситуацию в свои руки. Сил меньше не становилось.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#8

Сообщение Thrud Thorsdottir » 16 май 2019, 21:24

Уходящего Нуаду проводил смех, такой прозрачный и лёгкий, что казался неощутимым туманом. Её взгляд, первой из ведьм, что знала много больше, чем иные могли представить в мечтах, проникал в самую суть - и злость его потому не осталась незамеченной, и то, что эта злость была вовсе не его, но он сам этого пока не понял. Она даже не повернула головы, показала только жестом, что хочет повторить кофе, и принялась за следующую сигарету.
Геката никогда не утруждала себя тем, чтобы ходить за мужчинами по следам.
Кому нужно - рано или поздно обратно придёт сам, и в случае с Аргетламом, у которого гордыня и павлиний хвост чувства собственного великолепия забавным образом соседствовали со здравым и сильным разумом, можно было просто насладиться ожиданием. Времени у него было не так уж много. Потому Триединая, что видела сквозь любое время одинаково ясно, не стала прощаться - им ещё предстояло свидеться.
Пути, говорят, неисповедимы.
Затягиваясь ароматным дымом, колдунья улыбнулась сама себе.
Те, кто думал так, просто не знавал путей, как знавала их госпожа перекрёстков.

"И все реки мира текут, конечно же, сквозь неё."

В шёлке чёрных волос по-прежнему мерцали белёсые искры светил столь далёких, что Землю, вокруг которой вечно плелись интриги и драмы, было попросту не разглядеть. Она думала о том, что на одной ветви Мирового Ясеня можно увидеть дубовые листья, потому что сакральному нет дела до обыденного, и оно принимает форму, которую желает, если только помнит, что оно такое.
Помнило не всё.

Несколько узорчатых дубовых листьев, что отжили уже свой бесконечный век, запутались в глубине медных волос, схваченных узкими лентами в две косы. Ловкая и гибкая, как ласка, Труд шагала по звёздной древесине огромного дерева, которое было осью миров, существуя для тех, кто желал его видеть, и будучи лишь концепцией, мыслью, воплощением каких-то древних образов для тех, кто не желал, и её шаги были бесшумны. Разбитый мотоцикл и рассыпанные хромированные детали - перешагивая через запчасти, валькирия сталкивала их ногой в пропасть пустоты, где они неминуемо превращались в пыль, разлетались на атомы, чтобы, быть может, спустя миллиарды лет оказаться в сердце звезды и загореться.
Чёрные одежды делали её похожей на тень или дурной сон под утро.

Её притянуло в это странное место ощущение беды. Оно ходило за Тюром по пятам не первый месяц, и он только явно был рад ему отвечать, отчего, кажется, Вилкмерге уставала почти так же сильно, как от отцовских выходок, но она обещала помощь, она обещала быть рядом, а бросать слова на ветер богиня, что выросла в Асгарде, не привыкла. Дал слово - держи его. Может быть, когда-нибудь всё это наладится, а её жизнь перестанет катиться по наклонной в Гиннунгагап.
Может быть - скорее всего - нет.
Но существуя здесь и сейчас, можно было об этом не думать.
Пока.

Аргетлама валькирия нашла у самого ствола. Бледные, почти прозрачные глаза медленно прошлись по нему сначала вверх, потом вниз, задержались на серебристом металле, что кутал ладонь, пробитую ножом. Присев на корточки, Труд посмотрела богу прямо в лицо - также, как другая женщина смотрела совсем недавно, но от её взгляда не было ощущения силы, только прохлада, да витал рядом лёгкий, сладковатый аромат маков.
- Ты выбрал странное место для медитации, - шелковистый голос, начисто лишённый интонаций. - Оно не работает. Древо ничего не забирает бесследно.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#9

Сообщение Týr Hymirson » 17 май 2019, 00:17

Ветвь, что всегда служила ему местом отдыха, теперь забирала силы, которые он щедро отдавал древу. Аргетлам отчётливо понимал, что происходит, мог осознать ситуацию, но тело отчего-то отказывалось повиноваться разуму, стремилось куда-то вперёд, где ждали жертвы, сладкая кровь и стоны умирающих. Весь мир, на котором после уничтожения жизни можно будет навести свой порядок. Осознавать это было невыносимо. Бог понимал, что то, что происходит - не должно быть.
Не должно.
Но было.
И он избавлялся от сил, которые жили в нём, сознательно доводя себя до состояния почти смертного, подобного тому, в котором был всего месяц назад после встречи с духами. Почему его дороги так запутались? И почему он ощущает кого-то ещё? Тело рванулось вперёд в неистовой жажде убийства, но нож, откованный Нуадой, держал руку крепко, а древо не желало отпускать. Откинувшись обратно, бог стал ждать.
"Не открывай глаз!"
Теперь это слышала и Труд. Голос был похож на голос девчонки из пустыни, которую развеяли по ветру, но всё-таки был не он. Интонации были похожи на голос самой валькирии; создавалось ощущение, что говорит что-то ещё, собирающее голоса из памяти Нуады. Что-то не первородное, но почти такое же древнее. Что-то сильнее заклятий, выплетенных нитями жизни, да силою самой Труд.
Запах мертвенного покоя, но и разрушения, коснулся волчьего обоняния тревожной нотой. Повернувшись, Аргетлам открыл залитые серебряным светом глаза, но, казалось, не видел жену. Воспринимал он её лишь на уровне их связи и это иррационально расстраивало Нуаду - ему нравилось смотреть на Труд, ловить едва заметные изменения бесстрастного лица, любоваться пламенем волос, скользить взглядом по многочисленным татуировкам. Ему бы думать о том, что происходит, а он думает о женщине! Но одёргивать себя он не стал. Покуда это не тащит его убивать - пусть.
О том, что за эти ощущения среброрукий хватается, точно утопающий за соломинку, он, разумеется, не видел.
- Не правильно!
Было непонятно, что имеет ввиду Нуада. То ли слова Труд, то ли саму ситуацию. Помолчав, он объяснил:
- Раньше силы заканчивались, древо или забирает силу, или отдаёт, так было. Но не сейчас. Ты можешь её забрать?
Он не понимал. На полном серьёзе не понимал, что в самом начале осени остался без сил не потому, что своих сил было мало, а потому что его сил хватило на поддержание Лучезарного, склонного поглощать энергию подобно сверхновой, тысячелетиями в хроноловушке и нормальное функционирование себя самого. Не понимал, что всё лето до этого пользовался своими силами без разбора, распутывая такие вещи, на которые у него смертного - и даже у него прежнего - возможностей не достало бы вообще. А после того, как исчерпал себя, восстановился настолько быстро, что смог участвовать в воссоздании артефакта, на котором держался мир, а после - остановить свихнувшегося Лучезарного, избавить ветвь от влияния Хаоса и вдохнуть жизнь в новорожденный мир.
- Я знаю цену, которую возьмёт ясень - глухо, но очень быстро, словно боялся, что его оборвут, продолжил он, - я не хочу того, что хочу.
Объяснение было самым понятным из всех, на которые он был способен. Вздохнув, отчего стало сильно холоднее, он попробовал объяснить ещё раз.
- Меня тянет уподобить Мидгард Поднебесной, но это не моё желание. Или моё?
И не было понятно, принесло ли успокоение появление Труд.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#10

Сообщение Thrud Thorsdottir » 17 май 2019, 23:38

Тягучим движением сменив позу, Вилкмерге села рядом с асом, вытянула ноги. В шёпоте листвы над их головами чудилась печаль.
- Нет. Я не могу, - с сожалением откликнулась валькирия. - Твоя сила сейчас мне неподвластна.
Было что-то странное в том, как она оговорилась лишь про время нынешнее, и сложно было понять, о том ли Вилкмерге, что потом изменится она, или что изменится он, ведь нет во вселенной ничего неизменного, и рушатся камни, и воздвигаются новые скалы.
- Ты не знаешь цены, - просто возразила Труд, - и никто не знает. То, что даёт тебе Иггдрасиль, решает только он сам.

Молчание затягивалось. Бледные глаза валькирии, утратившие за пределами обычного мироздания всякий цвет и превратившиеся в подтаявшие льдинки, смотрели в звёздную пустоту, туда, где терялись края ветвей. Сколько всего можно было увидеть там, где быль становилась явью, а тёмная материя расцветала новыми созвездиями; сейдкона редко бывала здесь, слишком тяжело бывало выносить беспредельные силы оси миров, но когда тропы волшбы приводили её к Ясеню на поклон в вечных поисках, которые, должно быть, она тоже унаследовала от старого Одина, что-то завораживало её.
Что-то приносило ощущение покоя - ощущение того, что всё проходит.
Даже чужая боль царапалась не так сильно, смытая волной этого мертвенного спокойствия.
Повернув голову, отчего всплеснулись огнём длинные волосы, и сладковатый аромат маков стал сильнее, Труд вновь посмотрела на рукоять ножа, темневшую на блестящей поверхности металлической кожи. Чудное искусство великого мастера, плоть, которая была мёртвой, но как живая, зачарованное серебро, однако сейчас оно помочь было бессильно.
- Твоё, - наконец произнесла богиня. - Такое же твоё, как и то, которое говорит, что этого лучше не делать. И Ясень, боюсь, не поможет тебе перестать разрывать себя на части, в нём много силы, но ведь сил хватает и в тебе.

Она повела рукой, и вокруг пальцев зазолотились, засияли тончайшие нити, солнечный свет, паутинка невозможного.
- Твоя беда в том, что ты перестал быть цельным. Я вижу это, может быть, потому, что я видела это в себе и научилась замечать, как осколки не подходят друг к другу. Твоя суть… Твой разум… Тебя что-то разбило надвое, и одна часть пытается побороть другую. Её я не знаю и понимаю плохо, она совсем не похожа на первую. Первую я помню хорошо, серебро и дым костров, рунная вязь, стальной звон.
На мгновение по губам шаманки скользнула улыбка, странная, немного грустная, немного задумчивая.
- Все асы несут в себе такой след, и ты тоже, все вы связаны с войной, по-разному, но всё же в вашей сути есть это общее, с запахом крови, и в моей, наверное, тоже есть, хотя охотник я больше, чем воин. Но ещё в тебе - другое, такое блестяще-тёмное, глянцевое. Кубики. Много кубиков. Или нет, кристаллов - они складываются во что-то большее, но я не могу увидеть за ними ничего, слишком гладкая, слишком ровная поверхность, невод с них соскальзывает, не может ничего зачерпнуть. Это началось в пустыне, а дальше они постоянно растут, то медленно, то быстро. Сейчас быстро.

Ещё одно движение, танец пальцев, стремительное сверкание золота.

Там, в пустыне, она на какое-то время смогла сопротивляться этому, но тогда не знала, что Порядок прорастает в чужой сути так плотно. Она думала, что вытолкнула её прочь, но кристаллы, идеально ровные, идеально гладкие, продолжали множиться, и вместе с ними углублялась щель между тем, что было Тюром и что было иным, упорядоченным, математически правильным.
Труд до сих пор не понимала, как можно принести порядок в войну - начало древнее и тёмное, такое же, как её сущность дисы.

Вздохнув, вёльва взглянула прямо в чужое лицо, почти беспомощно повела плечами.
- Я не знаю, насколько этого хватит, - произнесла она.
Один раз это помогло - всё там же, в пустыне. Дым костров и запах хвои, они кутают собой, укрывают, кристаллы больше не кажутся такими ровными, дым вьётся между ними, мешает им быть прозрачными, отодвигает лишнее, чуждое, неправильное, застилает собой.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#11

Сообщение Týr Hymirson » 20 май 2019, 00:20

Тьма Гиннунгагапа, изначальная и предвечная, материя возникшая из Хаоса перед тем, как появились боги. Самое первое начало пути, перекрёсток, который дал старт вселенной. Сколько времени прошло между тем самым первым мигом и настоящим моментом? Сколько дорог прошла сила, что жила в нём? И вот - снова перепутье.
Запах маков, запах его женщины, жены, подруги, приносил хрупкую иллюзию равновесия.
- Я готов отдать ещё, - ответил он больше самому себе, чем валькирии, - чтобы не быть тем, чем не хочу быть. Отдаст ли мне что-то Ясень - то не важно. За мною и так долг.
Он замолчал, боясь своими словами нарушить то равновесие, которое принесла с собой Труд. И того, которое они смогли достичь к настоящему моменту. Думать о том, что мог бы наговорить жене в запале, Нуада не хотел, представлять, как всё вывернется для них после этого - тоже. Он слышал скепсис Труд по отношению к нему, неверие в то, что он не в состоянии управлять своей жизнью и, наверное, не должен был винить её за это, учитывая и её опыт и всё, что происходило с ними за прошедшие полгода. Была надежда, что жена всё же сопоставит опыт знакомства с его смертной ипостасью почти в четырнадцать лет и то, что происходит сейчас, вспомнит, что он не лжёт, и перестанет мерять его меркою своих родичей. Покуда он был смертным, она воспринимала его иначе. Почему она решила, что вернувший свои силы бог изменится?
Странным образом мысли о семейных неурядицах заставили его забыть о том, что нужно удерживать себя в узде. Голод и жажда крови всё ещё были с ним, но отошли на второй план, оставляя возможность мыслить. Голос Труд зазвучал привычной музыкой на струнах мироздания.
- Я сбрасываю силы не за тем, - вздохнул он и на миг сквозь раскалённый свет проступили серые глаза. - Я опасен. Мироздание шатается и без меня, ни к чему приближать его гибель.
Труд продолжала. Нуада выслушал, ни разу не перебив более. Он слабо понимал, как возможно, что с ним произошло подобное? Да и был ли в силах понять мотивы первородных сущностей?
- Я, - он замялся, подбирая слово, но после покачал головой, отгоняя странные мысли. - Спасибо тебе.
Он прикрыл глаза.

Когда открыл, они вновь были цвета зимнего северного неба, прозрачные и обманчиво спокойные.
А вместе со спокойствием, которое даровала ему Труд, пришло понимание, что нужно делать. Ещё немного времени, чтобы сейд улёгся в его разуме, а пока можно рассказать жене, что произошло.
- Я был с твоей тёткой, обсуждали возможности для нас с братом покинуть Мидгард на некоторое время. Один хотел того, поэтому я не стал противиться. Я не понял, что произошло там и тогда, возможно сама её близость подтолкнула меня к этому состоянию, но, похоже я и без неё был близок к нему. Я ушёл - сюда. Готов поспорить на всё серебро в моей крови, что она знала, что произойдёт, и ждёт меня обратно.
На красивом лице появилось сложнопередаваемое выражение, в котором читался и скепсис, и самоирония, и даже некоторое любопытство. Как это всё уживалось вместе - непонятно, но как-то уживалось.
- И наверняка готовит что-то очень язвительное.
Рука вернула плоть и Аргетлам выдернул нож. Капли крови в свете галактик казались чёрными. Не задумываясь, он облизал клинок, а после вытер его о штанину и вернул в ножны. Посмотрел туда, где закончился от его силы мотоцикл и тяжко вздохнул. Придётся чаровать новый, если он выберется из этой переделки живым.
- Проводишь? - Попросил он, пряча надежду на согласие в мнимой уверенности, - О' Салливан готовит отличный кофе по-ирландски.
Очень хотелось обнять жену, но покуда туата не решался.

В кафе всё было ровно так же, как до его ухода. Не все успели даже дождаться заказа. Кивнув хобгоблину, Нуада решительно направился к столику, за которым сидел до того. Кому
ещё, как не богине перекрёстков выводить с распутья на нужную дорогу?
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Triple Goddess
noir
Аватара пользователя
Репутация: 388
Статус: noir
Информация: Триединая
40 y.o. | aeons; еврокомиссар; Трёхликая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 12:54
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#12

Сообщение Triple Goddess » 21 май 2019, 17:03

Протянув руку, валькирия положила узкую, но такую странно-тяжёлую ладонь на колено мужу, кивнула, показывая, что услышала, снова устремила пустой, прозрачный взгляд за границы существовавшего. Порой тьма, стелившаяся за границами самого бытия, манила Труд, тянула к себе, но она раз за разом сбрасывала это наваждение, оставаясь среди реального, обычного мира, хотя сама не всегда понимала, почему.
Может быть, ответом и причиной того, зачем деве щита было держаться за эту вселенную, мог бы стать Тюр, но бесконечная череда проблем и сложностей не давала почувствовать ни покоя, ни отдыха, только всё копившуюся усталость. Хотелось, чтобы всё стало проще.
Впрочем, к тому, что мироздание безразлично к желаниям тех, кто его населял, асинья давно привыкла. В отличие от многих горячо любимых родственников, она имела достаточно здравого смысла, чтобы заглушать в себе извечную божественную гордыню и понимать, что на ней мир не начинается и не заканчивается.

Кончиками пальцев валькирия тронула длинную косу, и выблеснула, заискрилась дивными цветами заколка в молочном свете лениво кружившихся галактик. Цветочный, сладковатый аромат маков показался на миг одуряюще-сильным, но затем наваждение исчезло. Проследив за тем, как Древо зализывает свою рану от ножа, смыкая края коры, Вилкмерге грациозным, текучим движением зверя поднялась на ноги и протянула левую руку мужу.
- Ангрбода - мать чудовищ и сама, как поговаривают дома, бывает чудовищем, да не то, чтобы редко, её суть бывает тяжела даже для меня, хотя я - женщина и во мне кровь стихии. Твой разум раздроблен давно, но близость ночи многое меняет, и когда становится сильнее одна часть, вторая тоже поднимает голову. Пойдём. Я буду с тобой.
Ведь она обещала - а что стоят клятвы, которые никто не держит.

Лёгкий, шёлковый смех госпожи теней, казалось, так и звучал под потолком, он почти физически ощущался, вползал под кожу, обнимал собой. На столе стояли три напитка: бокал белого вина, который вращала за ножку титанида с ленивой улыбкой Моны Лизы на полных губах, стакан виски - прямо напротив неё и бокал красного - по соседству.
- Страсть к вину ты унаследовала от деда, - произнесла она, делая небольшой глоток и вновь отставляя фужер, в выгнутой стенке которого бликовала лампа. - И многое другое тоже, его кровь сильна в тебе. Садитесь.
Кресла отодвинулись совершенно самостоятельно, приглашая не топтаться рядом, и асинья опустилась на сиденье, положила обе руки на подлокотники. На коже, обнажённой закатанными рукавами, своей жизнью жили сложные узоры татуировок, звери и птицы, змеи и руны, заклятия, что были вплавлены в плоть.
- Мудрость и здравый смысл, - тягуче продолжала ведьма, - пожалуй, это то, чему нашему вертепу всегда не хватает.
Фиалковые глаза, чей взгляд опрокидывал в бездну, что глубже Тартара, скользнули на лицо Нуады, резкое и напряжённое.
В его глазах виден был дым костров да северное сияние.
Геката одобрительно кивнула племяннице, которая рассеянно тянула вино с лицом ровно настолько отсутствующим, чтобы уподобиться статуе. Казалось, что ничего из происходящего её не беспокоило.

Допив алкоголь, богиня вытащила из клатча несколько купюр и положила их посреди стола. Алые ногти медленно прочертили по деньгам длинную полосу.
- Думаю, что ты уже всё понял, в том числе и то, что у твоей самодостаточности наметился кризис. Я могу тебе помочь, но истина в том, что на самом деле всё несколько сложнее, чем кажется. Твои проблемы начались не в пустыне, caro, там они лишь достигли своего апофеоза, но история эта старше. Нить твоей жизни оборвана после вашей… Увлекательной… Поездки в Тибет. Ничто тебя не удерживает - вот отчего твоя суть сдалась. Существовать в пустоте, ни к чему не относясь, крайне отвратная идея, когда ты не держишь веретено в своих руках.
Неожиданно встрепенулась Труд, и в её взгляде обозначилось какое-то понимание.
- Бог без судьбы?
Титанида кивнула, вставая.
- Которую из-за того и можно менять любым образом, вот почему его суть оказалось можно расплавить. Пойдёмте со мной, в пределах этой реальности нам оставаться не стоит, если мы не хотим увидеть, как время вывернет Мидгард наизнанку. Зрелище увлекательное, бесспорно, но слишком уж тяжко потом всё чинить.

Чертоги луны-Селены, что далеко за краем миров, посреди черноты, ждали своих гостей. Здесь властвовала только тьма, и ни времени, ни законов здесь попросту не существовало - ведь они здесь ещё не родились и уже умерли.
Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#13

Сообщение Týr Hymirson » 24 май 2019, 01:17

Никогда Аргетлам не получал от жизни того, чего ждал. Всё, что он делал, после сказывалось на нём весьма болезненно. И вот сейчас, в этот самый момент, когда Труд сказала, что будет с ним, он понял внезапно, что ничего не нужно ждать. Нужно брать то, что есть. Иногда - силой, но чаще - очень внимательно смотреть на вещи. Потому что желанное и ожидаемое не просто рядом - вот оно, протяни руку и коснись.
По иронии, касаться Труд сейчас было бы очень неразумно. Она видела, что с ним происходит, слышала его мысли, понимала его сложности - или старалась понять - но это всё было под пеленою тумана, который укрывал всё, сглаживая и приглушая всё, что таилось в душе Нуады. Прикосновения сдёрнули бы эту кисею, причиняя боль валькирии. Этого Аргетлам не хотел вовсе.

Смех Хтонии заставил тёмную суть бога поднять голову. Теперь, с помощью Труд он мог удержать себя в руках. Вытащил из заднего кармана джинсов портсигар, зажигалку и отключившийся мобильник. Сел и залпом опрокинул виски.
Новые и старые жёны - кошмар каждого мужчины. Особенно если они из одной семьи. Особенно если понимают друг друга с полуслова. Впрочем, вряд ли они обе могли сделать хуже, чем есть.
Проследил взглядом за алым ногтём и склонил голову, пряча улыбку. Шпильку он привычно пропустил мимо ушей - язвить в ответ можно будет потом, когда всё закончится. Если закончится.
- Скорее всего, - ответил он, - и тварь зацепила меня за отношение к долгу.
Он бросил быстрый взгляд на Труд. То, что он собирался сказать, совершенно точно прозвучит жестоко. Впрочем, валькирия - тоже не смертная женщина. И всё-таки, она - женщина, молодая и мнительная. В другой враз он придержал бы язык, но не теперь. Впрочем, ей полезно ставить под сомнение категоричность собственных суждений. Может быть, будет больше поводов слушать кого-то ещё кроме себя.
- Каждый блядский раз, когда я пытался остановиться, чтобы разобраться с тем, что происходит со мной, происходило что-то ещё, что уводило меня в сторону, как бы я не сопротивлялся. Это, - он покачал головой, - бесит.
Снова раздражение. Его? Его, если верить словам жены. Обоснованное? Пожалуй. Стоит ли всё, что прошло, такой злости? Вряд ли - он и в худшие моменты старался не поддаваться эмоциям слишком сильно. Даже поссориться у них с Труд не вышло.
- Веди, - вздохнул Аргетлам, поднимаясь, - я воздержусь от обращения к силам, пожалуй.
На жену он больше не смотрел, опасаясь зайти в своём раздражении ещё дальше.

Густая, вязкая как кровь тьма обступила со всех сторон, приняла в свои объятия и успокоила, точно любовница, что ждала тысячи лет вернее жены. Память услужливо подсунула недавнее воспоминание, когда тьма прикасалась к его могуществу, уравновесив свет Дагды. А после ещё и ещё прикосновения к разуму. С того момента, когда Хвергельмир забрал его свет. И это место должно быть чем-то заполнено?
"Долго соображаешь"
Нуада остановился.
- Cara, - голос звучал несколько напряжённо, - это нормально, что я слышу женский голос в своей голове, и это не Труд?
Ведь как таилась, дрянь. Он не мог поделиться ощущением даже с женой, подозревая, что ему показалось. Что делала эта сила в его голове? Защищала? Выходит, что так.
Нуада потёр глаза, внезапно ощутив и усталость, и боль в не зажившей ещё ладони.
- Ладно, - вздохнул он, понимая, что здесь его осознание бессильно. Смех в мыслях был подтверждением, - что я должен делать, miei cari?
Хвергельмира под рукой не было, но, наверное, это было не нужно. Что собиралась делать Хтония, он в общих чертах представлял, но как она это будет делать, всё ещё оставалось загадкой - их способы воздействия на реальность всегда были похожи, но образ действий разнился настолько, насколько различаются мужское и женское начала.
Остро хотелось дотронуться до Труд, чтобы ощутить не поддержку, просто её наличие рядом. Но Аргетлам вновь одёрнул себя.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Triple Goddess
noir
Аватара пользователя
Репутация: 388
Статус: noir
Информация: Триединая
40 y.o. | aeons; еврокомиссар; Трёхликая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 12:54
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#14

Сообщение Triple Goddess » 25 май 2019, 15:07

Плавное движение плеч, заставившее тёмный шёлк волос переливаться, струиться подобно водопаду.
- В какой-то мере. Больше меня удивляет тот факт, что ты начал слышать голоса в голове только сейчас.
Казалось, Геката добавит что-нибудь про то, что, оказывается, иногда полезно уметь слышать только себя, но это, видимо, подразумевалось и не требовало никакого проговаривания вслух.
- Постараться некоторое время помолчать и не блистать своим великолепием. Это сложно, но я верю, что ты сильный, ты справишься, - ответила титанида с лицом, исполненным глубочайшей невозмутимости.
Наблюдавшая за ней Труд склонила голову к левому плечу, тая в уголках рта улыбку, но промолчала. Ангрбода и её тяжёлый нрав были частой темой для пересудов среди женщин сакральных миров, и большая часть из них никак не могла определиться, что они думают о дочери титанов: восхищаться ли ей или со скрытым негодованием порицать.
Молча, конечно.
В открытую против Триединой богини выступать рисковали разве что совсем безумцы, которые быстро заканчивали своё скорбное существование - в лучшем случае обращённые в созвездия. Некоторым везло меньше, они становились жабой.

Так себе, в общем-то, карьерный рост.

Чёрные стены, чёрный пол, чёрный потолок, чёрная мебель.
Чертоги за границей мрака словно сами были созданы из мрака, и только неожиданно ставшее вдруг белым, светящимся почти платье хозяйки выделялось посреди бескрайней тьмы. Звук её шагов, лёгкий, почти приятный цокот каблуков по твёрдым каменным плитам; она вела гостей за собою, сквозь бесконечную череду коридоров и анфилад, пока, свернув куда-то, не вышла в огромную комнату, видимо, обычно служившую спальней.
На возвышении из двух ступеней стояла кровать с тяжёлым резным изголовьем.
Рядом, на прикроватной тумбочке, стояли свечи.

Когда Геката посмотрела на них - с явной укоризной, - свечи ощутили прилив совести и вспыхнули, осветив бездну лёгким пламенем странного серебристого света, и по черноте побежали блики, лёгкие и чистые, приносящие какое-то ощущение если не уюта, то хотя бы намёка на покой. Хтония несколько очень долгих мгновений - говорить о единицах времени в месте безвременья было как-то неловко, - задумчиво созерцала постель.
В последний раз здесь лежал Тор, которого она буквально за шкирку, как нашкодившего кота, выволокла из Афганистана.

Приют для заблудших и безумных, не иначе.

Тяжело вздохнув, ведьма сделала малопонятный жест рукой, вытащила из воздуха чёрное, как оникс, зеркало в серебряной плетённой раме, маленькое, ручное, в котором сложно было разобрать своё отражение. Но самой Триединой, кажется, это ничем не мешало: она поводила им из стороны в сторону, поправила волосы, тёмные густые локоны, и на миг блеснула корона о девяти шипах.
- Ложись, - велела она, - я поведу тебя через транс, а если ты будешь лежать на полу, мне будет неудобно. Обещать безболезненность эксперимента тоже не стану. Так, Труд, возьми-ка, только не смотрись сама. Рано тебе ещё.
Она протянула асинье зеркало.
Сейдкона посмотрела на маленький и такой внешне безобидный предмет с тем же выражением, с каким обычно смотрят на обнаруженного на кровати тарантула. Мать колдовства понимающе улыбнулась, переставляя свечи в одной ей ведомом правильном порядке.
- На диво удачно, что твоя fylgia с тобой, - задумчиво мурлыкала тем временем титанида, - сквозь тот кристальный лес, что в тебе, дорогу найти будет непросто. Порой ты кажешься удивительно удачливым, яхонтовый… В моменты, когда не пытаешься неудачно сброиться в море проблем.

Потом она посмотрела прямо на валькирию, отвернувшую ониксовое стекло от себя.
Кажется, титанида что-то спрашивала без слов, одними только глазами, сейчас глубокими и тёмными, что бездна.
- Разумеется, - кивнула Вилкмерге в ответ.
Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#15

Сообщение Týr Hymirson » 28 май 2019, 00:27

И вновь шпилька прошла мимо. Хюмирсон прожил слишком много лет с этой женщиной, чтобы вообще замечать подобные вещи. Раньше они бесили, но не теперь. Впрочем, скажи это Труд, он, наверное, расстроился бы. Но Труд молчала. За это бог был ей безмерно благодарен: держать себя в руках было очень непросто, учитывая обстоятельства.
Тюр просто шёл, глядя на белоснежные одеяния Хтонии, служащие единственным ориентиром во тьме, которая казалась живой.
"Я и есть живая!"
Среброрукий скривился. Даже две богини были сейчас перебором для него. Сакральная сущность, оказавшаяся болтливой, выводила его из себя.
"Неужели всё так плохо?"
Чья это мысль, его? Или сущности в его голове. Он покосился на Труд, но снова смолчал, так было легче.
Он бывал здесь раньше. Совсем с другими целями, более приземлёнными и приятными. Обычно они заставляли краснеть, а Тор от смущения начинал ругаться и взывать к совести, которой за обоими бывшими супругами не водилось. В прежние времена он предвкушал удовольствие, идя следом за Селеной, но теперь изменилось всё. Он снова бросил быстрый взгляд на силуэт Труд. Один единственный танец, единение душ прежде тел, - и он не мог больше представить, что может быть иначе.
При виде ложа, впрочем мысли бога были самые непристойные, но нынче не Геката владела его грёзами. Тюр тихо хмыкнул.
- Ты слишком театральна, cara, - тьма в его голове зашлась хохотом, - сбавь обороты, я и так послушен как никогда.
Он скинул ботинки и вытянулся поверх одеяла, расслабляя напряжённые плечи. Немного подумал и положил под голову сразу две подушки, чтобы видеть, чем заняты женщины.
- Удача - тоже женщина, - язвительно отозвался среброрукий, - ума не приложу, что вы во мне находите.
Лукавил. Знал и пользовался. Но часть сил, отведённая на поддержание тела в вертикальном положении, высвободилась и нужно было куда-то их пристроить, чтобы не дать перехватить - кому? Перепалка тому способствовала слабо. Гораздо больше способствовал страх. Доблесть, да храбрость не определялись бесстрашием, они определялись способностью через страх перешагивать. Со свистом выдохнув сквозь зубы, Хюмирсон снова посмотрел на Труд, на её обмен взглядами с Хтонией и перевёл взгляд на стекло.

Зеркало. Путь между миром людей и миром теней, лишь взгляни в него и улови движение самым уголком глаза. Отражение, которое увидел Тюр, заставило его выдохнуть снова. Почему он не замечал раньше, насколько он вымотан?
"Потому что смотрел не туда, - услужливо подсказала тьма."
Ответ на вопрос о том, почему не сказали другие, был очевиден. Во-первых, неоткуда им было знать, норма ли это для вернувшегося из мёртвых, но так и не ставшего живым бога. Во-вторых, мало кто смотрел на то, в каком состоянии он решает чужие проблемы, - он просто решал. "Спасибо, что помог. Кстати, хуёво выглядишь." Звучит не очень. Даже если бы кто-то обратил на это внимание, сам Тюр не стал бы слушать, слишком крепко ухватила его Порядок. И это было третьей причиной. Четвёртой, по которой молчала Труд, обычно слишком погружённая в себя, наверное была предопределённость. Так должно было быть. Впрочем, спрашивать об этом он всё равно не станет. Личное пространство друг друга было слишком большой ценностью для них. Пусть так.
"Дурак, - зло засмеялся голос в голове, - ей на тебя плевать, а ты и рад!"
- Дамы, - язык еле ворочался - мышцы отказывались повиноваться, - не затягивайте, ладно? Сил нет эту дрянь слушать.
Сталь глаз вновь сменялась серебряным светом, Хюмирсон попробовал лечь удобнее, но не получилось. Он замер, глядя пустым взглядом куда-то вверх.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#16

Сообщение Thrud Thorsdottir » 28 май 2019, 15:50

В белых халатах,
В жёлтых палатах
Латали меня по кускам...


- Возможно, я переоценила твоё умение молчать, - иронично заметила мать кошмаров, - будь так любезен, постарайся немного сильнее. А лучше всего… Спи.
Высокий, сильный голос ведьмы, что в глубокие леса чужого разума ходила так же легко, как по земле и небу, прокатился по залу, ударился о стены, заметался под потолком, и сопротивляться ему было почти невозможно. Против воли и Труд почувствовала, как веки её дрогнули, а сознание поплыло, чуя сладостное дыхание снов совсем рядом. Покосившаяся в её сторону Геката едва заметно повела пальцами, и воздух вокруг валькирии стал холоден и тревожен.
Она вздрогнула.
- Спасибо.
Титанида ответила одной из своих коронных улыбок "всегда пожалуйста, приходите ещё", с лёгкостью могущей посрамить голодного крокодила в своей доброжелательности, подобрала белый подол платья и изящно опустилась на ложе, спустив на пол стройные ноги.
- Иди сюда, - позвала она племянницу.
Опустившая чёрное тревожное зеркало, в котором теперь мелькали плиты пола и томные блики свечей, Труд подошла к тётке, кивнула ей, присаживаясь с другой стороны кровати. Белые одежды луны-Селены, рыжие волосы Вилкмерге были единственными яркими пятнами в беспробудном мраке вокруг, Тюр, по обыкновению облачённый в чёрное (в глубине души они обе, наверное, подозревали, что это было просто практичным решением "как не мучиться сочетанием всех вещей из своего гардероба"), казался почти мертвецом на высоком тисовом ложе.
Асинья задумчиво посмотрела тётку.
- Да лопатой его не перешибёшь, - фыркнула та в ответ.

Ониксовое зеркало заняло место в изголовье, холодное и мрачное, теперь впитывающее в себя любой свет, а не отражающее его наружу, будто крошечная чёрная дыра.

Богини переплели пальцы. Тонкие руки Хтонии, украшенные сложными завитками украшений белого золота, сильные, привыкшие к сражениям и тяжёлой работе - Труд, обвитые узорами татуировок, что тревожно ходили рябью, словно змеи, желавшие поднять головы.
- Пойдём? - Спросила вёльва.
- Пойдём, - согласилась ведьма.
Словно по щелчку пальцев всё погрузилось во мрак, стоило двум женским ладоням коснуться висков бога, чьё бледное лицо нынче казалось восковым, и остался только глянцевитый блеск зеркала, что вторил тёмному, холодно-гладкому блеску кристаллов.

Идеальная, совершенная, абсолютно неестественная структура, укладывавшаяся в причудливый многогранник, икосаэдр с одинаково ровными гранями; он врастал в живое плетение разума, сложное и симметричное, но совсем не такое равномерное, и всё больше нитей становились сделанными из чёрных алмазов. Фюльгия, гибкий женский силуэт из сизого дыма, по которому тянулись прожилки звёздного света, смотрела на них с отвращением, тогда как тень, отражение беспробудной вселенской ночи, не имевшая ни образа, ни краёв, скользила меж нитей с живым любопытством. Впервые за время столь долгое, что у него не было обозначений, понятных смертным, она видела нечто новое, чего покуда не понимала до конца.
Там, где растрёпанные края тьмы касались совершенного ряда кристаллов, они дрожали и оплавлялись, теряя своё изысканное математическое совершенство формы.
Хтоническое чудовище, наследница, дочь и мать чудовищ, тёмная мать, порождающая хаос, она и сама была хаосом, неупорядоченным и яростным жизненным началом, что умирало и возрождалось само в себе. Тень от тени Порядка, вечного антагониста, не могла сравниться с тем мраком, что жил в глазах этой странной женщины.

Кристаллы крошились, ломались, обращались в пыль.
Труд, подхватывая оборванные нити, плела новые, вытягивая их из глубокой связи между нею и супругом.

Зеркало, сквозь которое текло тёмное и жуткое волшебство, что было на самой границе между разрушением и созиданием, подрагивало, но всё, что кануло в него, растворялось, исчезало в пустоте, чтобы никогда не вернуться. Когда бледная рука Хтонии извлекла его из изголовья, оно было всё таким же спокойным.

- Так-то лучше, - прошелестел бархатный голос Гекаты, и в нём, кажется, слышалось удовлетворение.

Свернувшаяся в клубок под боком Тюра асинья, впрочем, кажется, это и не заметила. Следом за трансом пришёл ровный и глубокий сон. В месте, где нет ничего, включая время, он мог тянуться так долго, как то было необходимо.
Геката, которой заботливая тьма из собственной плоти охотно соткала кресло, села в угол, уложив руки в широких рукавах на подлокотники и стала просто ждать. Как все змеи, ждать она умела великолепно.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#17

Сообщение Týr Hymirson » 30 май 2019, 00:39

Тяжесть на веках была как спасение, Нуада послушно скользнул в пустоту, надеясь, что тьмы там не будет. Ошибся, только она и была, бесконечная и тревожащая. Вообще-то среброрукий любил спать и даже вероятность увидеть очередное пророчество не особенно его смущала, потому что могло быть и не оно; могли быть рыжие волосы и дразнящие запахи хвои, или безостановочный бег по мирам Иггдрасиля в волчьем обличии. Даже тоскливые моменты прошлого не особенно раздражали - к слабости за пять с половиной тысяч лет он успел привыкнуть и смириться с ней. Но этот сон был очень тяжёлым, хотя были здесь и рыжие волосы, и лёгкий запах трав и хвои, и слабость тоже была.
Работы было чудовищно много. Разум бога, формировавшийся многие миллиарды лет, содержащий тем больше переломных моментов, чем ближе к настоящему времени подбиралась валькирия, был целым. Благодаря вмешательству Селены, Порядок исчезла, словно нехотя, напоследок рванув те нити кружева, за которые пыталась цеплять сопротивляющегося Нуаду. Если бы он не спал, то отключился бы теперь - это было гораздо больнее, чем сгорать заживо. Но самой большей пыткой была невозможность помочь Труд в изматывающе монотонном плетении. Что держало его, он не понимал, но власти над судьбою своей не чувствовал покуда.
Всё закончилось как-то на удивление быстро. Как во сне. Вот он смотрел, как бледные пальцы жены мелькают над нитями, а вот он, вздрогнув, проснулся, словно выдернутый из муторного кошмара. Ощутив под боком тепло свернувшейся в клубок Труд, Нуада повернул голову и осторожно коснулся губами лба. В его дыхании слышался мерный шум прибоя, переплетающийся с песнью ветра в кронах деревьев. Лёгкий запах мха и мяты убаюкивал, приносил в сон валькирии покой. Убрав с лица рыжую прядку, он улыбнулся как-то особенно мягко и поднялся.
Кружилась голова и очень хотелось пить.
- Спасибо, - голос утонул во тьме, но в ровном его звучании отчётливо слышалось облегчение.
Он шагнул к Хтонии и заглянул в змеиные глаза, зная, что будет опрокинут в бездну, начала и конца которой нет. Но это не страшило, наоборот было привычно.
Нуада повёл плечами и опустился в кресло, возникшее за его спиной.
- Ещё ведь не всё? - Ровно спросил он и развил мысль, - Порядок не смогла бы меня зацепить, если бы я не уничтожил свою судьбу. Но я не должен был оказаться в колесе Сансары, мой путь ткут Норны. Значит, всё началось ещё раньше. Всё, что происходило со мной - предопределено.
Красивое лицо, утратившее совершенство, перекосило гримасой отвращения, такого чистого и незамутнённого, что могло послужить эталоном.
- Неудачи, которые я собираю будто из котла моего отца, они начались ещё до моей смерти. Я сам прокладывал пути, помнишь? В мой путь влез кто-то ещё, или, - он сделал выразительную паузу, - не влезал никто и тогда вопрос в том, чем я не угодил пряхам в том виде, в котором был или должен был стать. Зачем весь этот водевиль с Сансарой и Тибетом, а после с приветом от первородной силы? Философствования на тему "так должно быть, потому что так должно быть" оставим Одину, я хотел бы услышать твои мысли.
И он замолчал, серебряные пальцы зачерпнули тьму и стали перебирать точно пряди тумана. Голоса в голове больше не было.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#18

Сообщение Thrud Thorsdottir » 30 май 2019, 23:46

Щупальца тьмы, подобные змеям, скользили по рукам женщины, они ласкались и льнули к коже. На совершенном лице, выточенном из лунного света, ничего не отразилось, фиалковые глаза были - как всегда - безмятежны, точно дальние рубежи вселенной, и только едва заметный кивок Гекаты обозначал, что она услышала. Иногда ответа, впрочем, от неё ждать было бессмысленно: словами благодарности или вежливости тёмная мать себя не обременяла и раньше.
- Садись со мной, - только и произнесла она, протягивая руку в сторону. - Поговорим.
Её длинные тонкие пальцы сомкнулись на ножке тяжёлого кубка, до краёв наполненного чем-то густым и багряным, точно свежая, едва сцеженная из артерии кровь, но пахло дурманяще - специями и виноградом, и это, должно быть, было вино.
Вино, не знавшее иного света, кроме лунного, выросшее в мёртвых землях Аида, по которым Гекате нравилось гулять, находя в их тишине и запахе асфоделя ощущение покоя, которого так ощутимо не хватало в той скорбной реальности, где богам приходилось жить.
Вторую чашу, сложно изогнувшись, тьма преподнесла Нуаде, и на серебряных стенках причудливо переливались узоры и письмена.

Титанида вытянула длинные ноги, и в высоком разрезе длинной юбки платья стало видно её бедро, такое же бледное, как сама ткань. Ей, впрочем, не было до этого никакого дела.
- Твой путь давно никто не ткёт. Ты - не часть полотна, что помнят руки норн, ты сам по себе, и это уж довольно давно. Я помню твоё смертное тело в последнем цикле, и судьбы у него не было уже тогда, просто, понимаешь, покуда ты был смертным, ты не то, чтобы был сильно кому-то интересен. Мало сил, сложно использовать, то-то дело - бог. Бытие смертным вывело тебя из наших бесконечных склок и скандалов, теперь же добро пожаловать в это блядское шапито с полным погружением в бездны, которым позавидует и Тартар.
Взболтнув вино, богиня сделала несколько крупных глотков, обратила свой всевидящий взор куда-то за границы обычного, словно бы тяжело размышляла над услышанным.

- Он ведь прав, - неожиданно раздался голос Труд.
Асинья сидела на кровати, сбросив ботинки и сложив ноги по-турецки, и покачивала в пальцах кончик своей толстой рыжей косы, по которой скользили тусклые блики. Неясно было, порождены ли свечами, всё ещё горевшими на тумбочке, или это её кудри светились изнутри.
- Что колесо сансары не имело к нему никакого отношения?
- Да.
- Несомненно, - согласилась Геката. - Вся эта чушь с сансарой, самопознанием и совершенствованием духовной составляющей хороша только для Шивы с нежной компанией его многочисленных "я", от Асгарда она безгранично далека. Твоё имя вписали в цикл сансары насильно, и тут…
Переплетя пальцы, валькирия посмотрела на двух богов и продолжила за тётку:
- Начинается чушь, я тоже вижу. Его судьба выглядит также странно, как до этого - разум, нити другого цвета, узлы и сплетения, и всё это словно…
- Неестественно, - закончила ведьма.

Было что-то очень странное в том, как они договаривали друг за другом, подхватывая куски слов и складывая их в целое. Почти также разговаривали вещие сёстры-норны, что ткали истину под корнями Иггдрасиля, те самые, к которым неизбежно возвращался разговор.

Немного помолчав, титанида продолжила:
- Предопределено было не всё, но то, что твои перерождения были вписаны в сансару чужой рукой - это правда. Но ведь в чём беда, из-за того, что колесо всё время вращается, понятия времени в нём не больше, чем в моём доме, и узнать, как давно ты в нём был заперт… Для него что тысяча лет, что год. Быть может, проще найти того, чьей рукой это было сделано, тогда откроется, и для чего.
Вилкмерге снова растянулась на постели, заложив обе руки за голову, и посмотрела в потолок. Потолка видно не было.
- Да чуть ли не половине нашего вертепа было выгодно, чтобы Тюр крутился в бесконечном цикле самоосознания и не возвращался, - буркнула она. - Если бы не Порядок со своей манией, Тюр бы ещё неизвестно, когда смог разобраться, что к чему, и выйти из этой карусели вон.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#19

Сообщение Týr Hymirson » 01 июн 2019, 19:52

Серебряные пальцы скольлзнули по узорам чаши и сомкнулись на резной ножке кубка. Пригубив вина, Аргетлам пристроил кубок на подлокотник кресла и замер, точно окаменел. Только глаза, живые и очень внимательные, скользили по совершенному лицу богини. О том, что он сам выбирает свой путь давно, Нуада не знал и теперь был готов посмеяться над собственной глупостью.
- Вот как, - он резко вдруг стал казаться очень старым, точно вся усталость, набравшаяся за миллиарды лет, навалилась разом, - это очень сильно меняет дело. Я был у них с полсотни лет назад и получил пророчество о нас с Труд. Счёл, что раз пророчество исходит от них, то и моя судьба в их руках. Но это было просто пророчество.
Это прозвучало довольно горько.
Самый главный просчёт в его действиях - вот он. Недостаток информации злил всегда, а теперь - особенно. Он не знал, что было бы, скажи тогда три женщины, что он не принадлежит им более, но точно знал, что его поступки были бы иными.
Голос Труд заставил его вздрогнуть и перестать изображать каменную статую. Он обернулся к жене и мягкая улыбка прогнала тень усталости. Жаль, ненадолго.
Новая информация оглушала. Нет, он не испытывал иллюзий о том, что его любят - знал, что многие хотели бы, чтобы он не возвращался, а некоторые с огромным удовольствием собственноручно свернули бы ему шею. Но то, о чём говорили женщины означало, что кто-то знал его на протяжении смертных жизней, а то и до них, достаточно хорошо, чтобы отправить в бесконечный цикл. Значит, первородная сила, показывая жутковатые картинки про друзей и близких, была не так уж неправа. Поймав себя на этой мысли, Аргетлам осушил кубок одним глотком.
- Порядок, - хрипло проговорил он, - показывала мне чудесные истории, которые опирались на моё восприятие мира. Но она не может лгать, только искажать правду.
Он перевёл дыхание и заглянул в чашу, словно жалея, что вино закончилось так быстро. Здесь, в чертоге Селены, где он мог позволить себе отдохнуть от обязанностей законника, вместе с возможностью испытывать боль и усталость, вернулась возможность ощущать опьянение. Медленнее, чем обычно - регенерация осталась при нём, но это была возможность напиться. Увы, но с этим нужно было подождать - слишком далеко зашла эта странная ситуация и расплести этот клубок было необходимо. Или не расплетать? Интуиция - практически моментальная обработка данных, которая не даёт мозгу воспринять логические цепочки и от того выглядит недостоверным источником для дальнейших выводов. Сейчас она говорила богу, что его мысль где-то рядом с разгадкой, но где - он не понимал.
- Труд, - позвал Нуада, - ты видела их, если не все, то большую часть. Что-то из этого не было в моей памяти и имеет под собой лишь мои домыслы. Какая-то мелочь, которую я упустил, а после сложил неправильно. Помоги мне, пожалуйста их восстановить?
Он провёл рукой над чашей и в ней тёмным зеркалом плеснулась вода. Вздохнув, он посмотрел на бывшую жену и неуютно поёжился. Обе этих женщины могли бы выполнить непростой трюк с колесом Сансары; можно было бы задать прямой вопрос титаниде или Труд, ложь он почувствовал бы, но он не верил в виновность обеих женщин.
- Там были вы обе, - предупредил он их вместо этого, - это были мои мысли, пусть навязанные, - довольно жёстко продолжил он. - Извиняться не стану, я знаю, что если бы это были вы, то действовали бы иначе. В иное время я не стал бы этого показывать, но сейчас важна любая мелочь, а потому - смотрите.
Он закрыл глаза и провёл ладонью над чашей. В глубине воды мелькнула серебряная искра, а после содержимое чаши схватилось льдом. Смутный образ Тюра, беседующего с Одином стал первой картинкой. Та часть, которую видела Труд, была следующей.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Triple Goddess
noir
Аватара пользователя
Репутация: 388
Статус: noir
Информация: Триединая
40 y.o. | aeons; еврокомиссар; Трёхликая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 12:54
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#20

Сообщение Triple Goddess » 04 июн 2019, 23:27

Полные губы Гекаты, очерченные идеальным изгибом, раздвинулись в кошачьей улыбке, и блеснули жемчужные её зубы. Ночь и луна, тёмная, бескрайняя сила вселенной, что может быть началом и концом; богиня излучала холод, какой бывает на промозглом ветру, но в её лице, совершенном лике мраморной статуи, навечно запечатлённом в человеческой памяти резцами скульпторов великой Эллады, не было ни тени настоящих чувств. Так было бездушно небо, назвавшее её своей дочерью.
- Разумеется, - засмеялась Хтония негромким, тревожным смехом полуночного зова, дикого перестука копыт охоты, - если бы кто-то из нас решил погубить тебя, будь уверен, ты бы здесь точно не сидел.
И ей вторил такой же странный, жутковатый смех молодой богини, женщины, в глазах которой так же умирала полная луна. Они были похожи намного больше, чем мужи их семей готовы были бы признать.

Соскользнув с огромной кровати, Труд подошла ближе, и титанида кивнула ей, повела рукой, призывая тьму соткаться в кресло рядом, и та послушно поплотнела, изогнулась, стала мягкой, бархатной; асинья опустилась рядом с тёткой, протянула ей руку, и две женские руки вновь переплелись пальцами, белые, тонкие и сильные: изысканные кольца, сложные узоры татуировок. В их глазах теперь было только серебро; ни единого следа от них самих.
Осторожно пробираясь по воспоминаниям бога, Триединая богиня ловко подхватывала его воспоминания, спутанные, изломанные, всё чаще - неполные, а та, что шла за ней следом, аккуратно раскладывала их, растягивала в нити, и вновь под руками прях складывалось целое. Острые веретёна, что могли удерживать судьбы тысяч и тысяч, держали сейчас только одного.

И им, кажется, вовсе не было дело до того, что увиденное было так болезненно и несправедливо.
Чувства, которые можно было испытать, остались далеко позади, теперь были только картинки, в которых нужно было искать смысл, искать - чтобы найти, чтобы узнать правду. Правду, которая едва ли могла кого-то сделать счастливее, но которая была необходима, чтобы жить дальше.
Чтобы сражаться дальше.
Северные боги знали в этом большой толк.

События, видения, мысли.
Искажённая истина.
Две богини - госпожа тайн, что открывает сокрытое, и дарующая мудрость, что из осколков собирает целое - смотрели в подёрнутый льдом омут чужой памяти.

И когда они заговорили, их голоса звучали как один, сменяя друг друга совершенно естественно, не делая пауз:
- В твоём пути отблески луны…
- И повороты времени, сменяющие друг друга…
- И они чужды тебе, их оставил кто-то, желающий…
- Скрыться от тебя…
- Ибо ты мешал…
- За кем ходит старик в балахоне…
- Кто сам пришёл к нему.
Женщины расцепили руки, и ощущение всей тяжести мира, что упало на их плечи, исчезло, превратилось в дым.

Труд тихо и сложно выругалась, откидываясь на спинку кресла.
- Ненавижу эти трипы! Каждый раз такое ощущение, что душу пропускают сквозь мясорубку. Зачем люди вообще придумали ЛСД? Достаточно найти шамана и пошариться по прошлому.
- Да ладно тебе, - фыркнула Триединая, - зато сколько можно увидеть того, что не умеют прятать. Вина?
Чаши наполнились жутким багрянцем снова, а затем появился и третий кубок.

- Ну как, - спросила титанида, поднося свой к губам, - тебе стало понятнее, кто мог так глубоко возлюбить тебя, что пошёл на изменение заведённого порядка вещей?
Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#21

Сообщение Týr Hymirson » 05 июн 2019, 15:30

Похожесть этих двух женщин Аргетлам не замечал, как не замечают очевидное многие тысячи мужчин. Асы всегда были среди таковых первыми, когда речь заходила о женщинах вообще. Впрочем, многочисленные жёны, приучили его обращать внимание на внешние проявления изменений в их облике и говорить об этом, всё прочее он осознавал на уровне инстинктов. Тех самых, первобытных, которые дремлют в любом с самого начала времён. Теперь, когда разум был свободен, Нуада лишь тонко улыбнулся в ответ на язвительность своих женщин. "Своих". Будто бы они принадлежали ему! Нет, они были сами по себе, просто шли рядом, но каждая - своей дорогой; увы, в человеческих, да и божественных языках не было подходящего слова, чтобы определить отношение среброрукого к ним. Совершенно точно и безошибочно он выбирал один единственный типаж, который сможет понять слово "долг" и будет стоять с ним рука об руку до конца, каким бы он не был. И дело здесь было не в жертвенности женщин, чем-чем, а этим присутствующие здесь не страдали вовсе, здесь дело в том, что они за вычетом мотивов видят мироздание одинаково. Причины, следствия, - они всегда одинаковы, а путь, которым приходят к одинаковому выводу, не так уж важен в конечном итоге. Не умом, но сердцем Аргетлам знал, что женщины похожи - и его это устраивало.
Наверное, надо было что-то сказать в ответ, почесать эго двух богинь, донести, что они произвели на него впечатление. Но зачем, если одна слышит его мысли, а вторая знает его как облупленного? Слова он прибережёт на потом, для более значимых вещей.
Он откинулся на спинку кресла и расслабился, удерживая чашу серебряными пальцами. О том, что это будет больно, он знал, но боль не страшила так, как страшила возможность узнать, что его предал кто-то из близких. Руки не дрогнули, когда первая волна боли накрыла его, поверхность чаши осталась ровной, а после и вовсе заледенела. Тысячи остро отточенных веретён проходили сквозь разум и оставляли отметины на теле. Открыв глаза, он смотрел на поверхность и голоса, так похожие и слившиеся в один, открывали ему страшную истину. Отвернуться было невозможно. Вот она, суть вещей, раньше надо было сделать это, сильно раньше, когда ещё можно было помочь, если вообще можно было.
- Да, - ровно ответил он. Ругань Труд прошла мимо сознания, спешно обрабатывающего полученную информацию. Взгляд, вернувший себе привычную хмарь зимнего неба, блуждал, а лицо казалось потерянным. - Это правильная формулировка, именно возлюбить.
Выдохнув, он залпом опрокинул кубок. В голове приятно зашумело. Отставив чашу, он умыл лицо руками, словно хотел стереть увиденное. Одежда противно липла к телу, намокнув от крови ран, которые уже затянулись, а скоро исчезнут совсем. Дороги времени были непривычны для него, он опасался касаться этой материи в таких масштабах. Возможно потом, когда обретёт уверенность в собственных силах и будет знать их пределы, он вернётся к этому, но не теперь.
- И если, cara, - он поднял лицо на свою бывшую жену, но посмотрел отчего-то на жену нынешнюю, - ты вдруг не решила затащить старика в балахоне к себе в койку, тогда круга подозреваемых нет вовсе. У тебя ещё есть вино?
Остро хотелось надраться.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[13.10.2018] Endless story

#22

Сообщение Thrud Thorsdottir » 05 июн 2019, 23:26

В остроскулом лице Гекаты промелькнула насмешка, которую, впрочем, нельзя было назвать злой; просто вся эта женщина, тёмная и жестокая, была острой, как клинок, и такой же холодной. В глубине фиалковых глаз по-прежнему жил вечный, бескрайний покой. Покачивая в длинных пальцах кубок, опустевший наполовину, титанида наблюдала за тем, как по вину пробегает дрожь, и могло показаться, что она глубоко раздумывает над словами Тюра.
Но едва ли это было правдой.
Большую часть того, что могли бы сказать ей мужчины, Триединая пропускала мимо, не утруждая себя даже попытками найти зерно здравого смысла. Думала она о том, что увидела, и никак госпоже теней не давало покоя это ощущение лунного света, который озарял безграничные воды реки времени, что впадает сама в себя.
- Ты слишком плохого мнения о моих вкусах, - произнесла она, снова качнула рукой, - я, быть может, не слишком разборчива, но всё же в моей постели место только тем, кто мог бы мне понравиться. Вино? Разумеется, сколько будет угодно.
Она щёлкнула пальцами, и тьма на длинном чёрном щупальце протянула зимнему королю бутыль из тёмного, почти непрозрачного стекла, в котором плескалась густая жидкость, более напоминавшая кровь, чем алкоголь. Бутыль, которую невозможно осушить.
Такая наверняка пришлась бы по нраву одному широко известному в этом узком семейном кругу богу грома, но Геката не любила разбрасываться своими артефактами напрасно.

- А что ты думаешь? - Спросила Хтония наконец.
- Не знаю, - пожала плечами Труд, перевела взгляд с потолка, которого не было видно в вышине, на богиню, - но я думаю, что мы с тобой - не единственные, кто знает, как из лунных лучей заплетать косы.
- Не поспоришь.
Повисло молчание.
- Если бы я не знала, что Иштар мертва бесповоротно, я бы сказала, что это очень напоминает её рук дело. Луна, время и бессмысленная злоба напополам с гордыней всегда сочетались с ней так хорошо, - задумчиво протянула богиня наконец, наматывая на тонкий палец прядку иссиня-чёрных волос.
Было заметно, что она знает, о чём говорит.
Впрочем, то не было удивительным, ведь с Иштар они провели немало времени вместе, порой смертные даже начинали путать их друг с другом.
Они могли бы быть почти сёстрами, если бы Иштар не была столь самонадеянной несдержанной дурой, но Геката не знала ничего о "было бы". Она, кому ведомы были все времена, предпочитала всё же жить в настоящем.

Это, быть может, приносило больше разочарований, но всегда позволяло помнить реальность. Иштар была далеко не единственной, кто забыл - и расстался со своим здравым смыслом, Хтония же подобной судьбы себе не желала.

Отставив бокал в покорно раззявленную пасть мрака, вившегося вокруг, титанида поднялась на ноги.
- Я оставлю вас, пока справитесь и сами. Мне же нужно увидеть кое-что собственными глазами.
И она исчезла, истончившись в лучик и растворившись в пустоте.

Некоторое время Вилкмерге молча смотрела на опустевшее кресло, потом вновь пожала плечами.
- Думаю, нас благословили напиться и пережить личностные кризисы в необходимом объёме. В конце концов, здесь нет времени, и это играет нам на руку. Можно воспользоваться шансом.
Подавшись вперёд, она легонько коснулась стенкой своей чаши той, что держал Нуада.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость