[03.10.2018] Дом там, где твой кот

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 26 мар 2019, 19:37

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
3 октября, ранний вечер.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Мидгард, а так же все остальные Восемь с четвертьютм миров Иггдрасиля.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Thrud Thorsdottir, Týr Hymirson.

СИНОПСИС:
Труд просто зашла в гости рассказать о своём увольнении из армии и новой работе на спецслужбы, а Тюр уже придумал новые приключения, потому что старые как-то слегка надоели и вообще больше не увлекают. Однажды он решил, что хочет построить себе дом, который будет принадлежать всем мирам разом, а для этого надо сделать самую малость - скататься на экскурсии по всем ветвям Мирового Древа.
И ничего не сломать.
Совсем ничего.
Даже друг друга, а также веру в лучшее и здравый смысл.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#2

Сообщение Thrud Thorsdottir » 28 мар 2019, 11:51

Последние три месяца выдались слишком богатыми на отцовские выходки. На самом деле, валькирия не до конца остыла ещё с лета, когда громовник устроил восхитительную сцену с пьянками, драками и истериками на тему того, что выросшая дочь вышла замуж, и, хоть она и умела отлично сдерживать свой гнев, оставляя разум холодным и острым, как лезвие ножа, нет-нет, да что-то прорывалось в её ледяном взгляде. Тор же и не думал на этом останавливаться, в среднем раз в неделю изобретая какой-нибудь новый апокалипсис, ломая устои мироздания и игнорируя поочерёдно каждый пункт из Фламандской конвенции.
И, в конце концов, терпение Труд закончилось.
Она и до этого-то ощущала, что перевод в "Телемарк" был так себе стратегическим решением, а армия, Ближний Восток, ислам и вся политическая военная картина Мидгарда давно стояли ей поперёк горла, теперь же она уверилась в этом окончательно. Нормально служить в этой обстановке всё равно было невозможно, да и, откровенно говоря, вёльве изрядно надоело прикрывать косяки Веора, который не мог запомнить одно простое правило "не светиться перед смертными".
Рано или поздно это должно было закончиться плохо, и в лучшем случае старшему сыну Одина светило принудительно уехать в Асгард за беспрерывные нарушения всего и вся. Дева щита никакого участия в этом цирке принимать не хотела.

Со словами "да ебись оно всё конём" она подписала рапорт об увольнении, так что ни в какой Афганистан возвращаться не планировала.
С неё хватит.
Вот теперь - точно хватит.

К тому же, в полной мере она никогда не была богиней войны. Вмешательство валькирий в битвы носило характер в основном довольно сомнительный, судьбы они решали так, как того хотелось Одину, победы выдавали тоже по его разумению, а мертвецов, которым нужен был психопомп, хватало везде. В армии Труд откровенно опротивело, равно как надоели ей отцовские попытки перекладывать на неё свои амбиции и подгонять уже выросшую и довольно самостоятельную дочь под нарисованную в его голове картинку.
Тот факт, что эта картинка не особенно пересекалась с действительностью, сильнейшего из асов, похоже, не беспокоил.
А валькирии надоело.

Почти тридцать лет проведя в силовых структурах Норвегии, она обзавелась достаточным количеством нужных связей и знакомств, чтобы рассчитывать на возможность работы в спецслужбах, да и Тюр, чья маленькая личная армия имела какие-то сложные пересечения в юридическом поле с Интерполом, Европолом и прочими странными социальными структурами, названия которых обычному человеку попадаются только в шпионских боевиках, был не против помочь.
Interpol NCB несколько заинтересовалось. Возможно, их привлёк богатый послужной список, тянущийся за Вигдис.
Её личность, конечно, ещё наверняка предстояло разобрать на кирпичики в рамках проверки новых сотрудников, но пока, подав все протекции, включая те, что были от супруга, валькирия занималась изучением уставной документации и попытками собрать из своей разваливающейся на части жизни что-то цельное. У неё, возможно, была ещё пара недель отпуска, в которые можно было решить те проблемы, которые терпеливо поджидали своего звёздного часа.

Надо было ещё решить, что делать с конефермой.

Было около пяти вечера, когда Вилкмерге вышла из лёгкой синеватой дымки портала на кухне в квартире Нуады. Подвинула с невозмутимым видом хвост Кайича, пристроившегося на холодильнике и созерцавшего гостью с кошачьим презрением, нашла в дверце бутылку минералки, посмотрела на неё с укоризной, как будто от этого взгляда минералка должна была превратиться в вино, после чего уселась за барную стойку.
Выглядела женщина на удивление неплохо. Даже, возможно, лучше обычного - чуть заметно, но всё же смягчилось выражение её глаз.
- Скорее всего, меня примут на службу, - сообщила она, вскрыв крышку. - В любом случае, армии с меня довольно.
Вода была холодной и солоноватой. Асинья зажмурилась.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#3

Сообщение Týr Hymirson » 29 мар 2019, 19:22

Аргетлам вернулся с работы почти час назад, с облегчением закрыв несколько дел, тянущихся годами - его новые сотрудники были весьма неплохи и, пожалуй, очень перспективны. Сегодня был один из немногих дней, когда бумажной волокитой и совещаниями всё ограничилось. Никого не нужно было срочно спасать, мир не разваливался на части, и даже политики притихли, выжидая результатов действий своих разведок. По счастью, Карибский Кризис приучил всех к повышенной осторожности и ошибок русских и американцев смертные повторять не рншались, по крайней мере, в открытую. Где-то в ежедневнике была записана дата встречи с Ангрбодой, которая хотела поговорить с ним о Торе, но это будет не сегодня, и даже не завтра, а, значит, этот день он может посвятить своим делам.
Вообще-то стоило отрефлексировать всё произошедшее с начала лета, но даже думалось на эту тему теперь с трудом - слишком погряз в чужих судьбах и проблемах бог. Поэтому он попытался поднять свои давние проекты и наработки, которые ждали его пять с половиной тысяч лет. Наводить порядок в древнем старье было увлекательно, но недолго: часть из исписанных свитков отправилась в мусор за ненадобностью, часть была превращена в прах на месте. Оставались дневники и те проекты, которые могли существовать и теперь. Дневники были решительно отправлены в сейф до момента, когда думать о себе станет менее тягостно. Оставшиеся рассчёты и чертежи Нуада рассортировал по стопкам, зацепившись взглядом за один из них. Дом.
Когда-то, ещё давно, когда слово "честь" не было пустым звуком, он покровительствовал людям, постоянно находясь в пути, наперегонки с тьмой. Зажигал свет в их сердцах, дарил победы в битвах и искал возможности к тому, чтобы оказываться где угодно в любой момент времени. Рассчёты для разработки этого артефакта он начал пару миллиардов лет назад, закончил аккурат к собственной смерти и теперь растерянно смотрел на листы со своими записями. Он всё ещё нуждался в подобном артефакте, вот только цели нынче были другими. Выдернув из ящика письменного стола несколько листов принтерной бумаги и карандаш, Аргетлам стал делать наброски, сверяясь с рассчётами. За этим увлекательным занятием его и застала Труд.

Он не почувствовал её портала, недовольно поднял голову лишь когда хлопнула дверца холодильника - кот, осознав возможность перекидываться человеком, часто воровал рыбку. Но нет, это был не Кайич, это была Труд. Улыбнувшись жене, Нуада засунул карандаш за ухо и поднялся.
Вообще-то он любил порядок и в его доме всегда было опрятно и прибрано, лишь коты иногда наводили беспорядок. Но теперь стало казаться, что огромная студия вообще нежилая. Идеальные стопки тетрадей, по линейке расставленные стулья - Порядок наложила очень сильный отпечаток на личность Аргетлама.
- Отлично! - Он снова улыбнулся, положил блокнот на пружине на край стойки и включил кофеварку. - Кофе будешь?
Дождавшись ответа асиньи, Нуада продолжил:
- Ты молодец! - Ас подошёл к ней и присел рядом.
Он собрал для неё бумаги довольно быстро - поднял отчёты о тех делах, которые, в итоге, проходили по ведомству АМБ, а так же о совместных операциях в NORSOF и приложил их к рекомендации со стороны АМБ через Интерпол. Когда она объяснила, что от него хочет, он даже не задумывался, просто сделал, но только сейчас объяснил, почему.
- Ты правильно всё сделала.
Кофеварка щёлкнула и Аргетлам поставил под кран чашку.
- Растрачивать такой потенциал было бы обидно. Ты можешь много больше.
Он гордился ею, очень сильно гордился. Менять жизнь кардинально всегда непросто, для Труд - особенно. И он был очень рад её видеть. Настолько, что почти забыл про наброски.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#4

Сообщение Thrud Thorsdottir » 31 мар 2019, 13:02

В квартире Аргетлама было спокойно и тихо, тихонько урчал высокий холодильник да вторил ему ленивым мурлыканием кот, наблюдавший за хозяином и его гостьей. Чёрный пушистый хвост ходил туда-сюда, точно маятник. Когда дева щита обернулась посмотреть на Кайича, тот снова притворился спящим.
Закрутив крышку на наполовину опустевшую бутыль, Торсдоттир поставила её на стол.
- Да, - немного подумав, кивнула женщина, потом улыбнулась, обозначив лёгкую ноту смеха чуть приподнятыми краями полных губ, - и буду с большей охотой, если добавить в него чего-то чуть крепче, чем молоко.
На самом деле, Труд употребляла кофе в любом виде, могла, в принципе, пожевать даже просто в зёрнах с философским видом, не особо страдая от неудобства, но сегодня она могла позволить себе расслабиться, получая хоть какое-то удовольствие от жизни. Последние полгода были очень длинными и не слишком приятными, а количество проблем мирового масштаба, любовно приносимых Смертью в коробочках с розовыми бантиками, множилось в геометрической прогрессии.
Асинья на досуге часто размышляла о том, не по этой ли причине дед отправлялся странствовать в среднем раз в столетие, и всё чаще приходила к выводу, что, вероятно, да. Миры Иггдрасиля не напоминали оплот спокойствия. Вот цирк с конями и без коней - это очень правдоподобная ассоциация.

Чуть слышно вздохнув, валькирия вспушила гриву медных волос, рассыпавшихся по плечам; на их густом рыжем мареве играли блики солнечного света, что лился в высокое окно. Ранний вечер, приправленный осенними нотами, уже был не такой яркий, как летний, но всё ещё сохранял последние ноты тепла. Зима, которую боги предвещали в этом году долгой и злой, пока выжидала, чтобы мир укутать собой.

Изящно поведя плечами, Вилкмерге, должно быть, выразила сомнения, нашедшие отражения в некоторой её задумчивости.
- Спасибо. Насколько это правильно, станет ясно позже, но в любом случае, оставаться в армии дальше у меня не было ни желания, ни моральных сил. Война - не мой удел, я никогда не горела желанием быть солдатом и рубиться дни и ночи напролёт. Для этого, в конце концов, есть братья, которые без войны жизни не ведают, так что каждый в конце концов находит себе занятие по призванию. К тому же, - она помедлила, подбирая достаточно ёмкие слова, в которых можно было выразить её раздражение от всего на свете, - мне крайне остохренело бодаться с отцом на тему того, что я должна, что не должна и что по этому поводу думают предки, которых я никогда не видела и не слышала. Честно говоря, вообще не считаю, что они что-то думают. Они ушли, и на нас всех им глубочайшим образом плевать.
Потом, рассмеявшись, дева битв добавила:
- Наверное, отцу стоит сказать "спасибо", потому что, если бы не его очередные фокусы, я бы ещё долго размышляла, достаточно ли мне всё надоело или стоит подождать ещё. Флёр молодецкой дури, к которой не хочешь иметь отношения, отлично стимулирует уверенность в радикальных решениях.

Протянув руку, сейдкона поймала запястье Нуады, несильно сжала пальцы и потянула мужа к себе, оперлась одним локтем о барную стойку.
Поцелуй вышел быстрым, возможно, даже слишком, и непонятно, был ли сладковатый привкус мёда на самом деле или пригрезился. Затем валькирия аккуратно вытянула из-за уха аса карандаш, отстранилась, повертела его в пальцах, взглянула на блокнот, лежавший на краю столешницы. Явная ушибленность методичностью и аккуратностью не укрылась от её взгляда, но Труд пока решила не задавать столь сложных вопросов.
Мало ли, какие психические расстройства цветут в головах богов. Она и её зверинец, собираемый по всему мирозданию, а также многочисленные голоса в голове, предлагавшие решения проблем от "убить" до "убить с особой жестокостью" тоже были так себе показателем нормальности. Скорее даже наоборот.
- Рисуешь? - Поинтересовалась асинья как-то мимолётом.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#5

Сообщение Týr Hymirson » 01 апр 2019, 00:50

- Хорошо, - кивнул Нуада, доставая высокие стаканы и бутылку виски. - Будет тебе покрепче.
Удержаться от того, чтобы покрасоваться перед нею, он не мог. Щедро плеснув в стакан виски и сыпанув ложку коричневого сахара, Аргетлам нагрел стакан, глядя, как крупинки медленно растворяются в янтарном напитке. Потом щёлкнул пальцами и пламя вспыхнуло прямо в стакане, окрашивая виски в тёмный цвет. Осторожно залив огонь кофе и добавив сливок, ирландец поставил стакан перед Труд. Себе он тоже сделал кофе по-ирландски, но уже несладкий. Разделив остатки сливок с котом, он сел рядом с женой и уставился в стакан, глядя как сливочная пенка медленно смешивается со слоем кофе.
Внимательно выслушав валькирию, Аргетлам кивнул. Он сам был войною, жил ей и не мыслил себя без битв. Раньше он обязательно бы избрал себе военную профессию, но смертные жизни заставили выбирать между пиршеством на поле боя и служением закону. В итоге, он обзавёлся своей собственной службой, которая позволяла ему держать в равновесии обе части сути и использовать хотя бы часть остального потенциала.
- Ты это сделала, - резюмировал он, - и славно. Твоя суть нынче требует применения. В армии это было бы затруднительно.
Её смех беспокоил Нуаду. Редкое явление обычно, смех Труд поднимался по позвоночнику, точно ветер, и это нравилось туата.
- Твоего отца я... О!
Валькирия точно сбросила огромный груз, настолько лёгкой была сегодня. Аргетлам залюбовался ею, замерев с мечтательной улыбкой. Потом сообразил, что, должно быть, выглядит очень глупо и засмеялся, пряча неловкость. Они так мало знали друг друга, сошлись в такокй период своих жизней, когда изменения происходили едва ли не каждый день. К этому её изменению он приложил свои усилия и результат если не удивлял, то восхищал совершенно точно. Нуаде очень хотелось обнять её, но он не знал, как она к этому отнесётся. Её вопрос он воспринял как спасение от собственных сомнений.
- Нет, - покачал головй бог. - Нашёл старые проекты, которые начал до смерти. Навожу порядок, - он кивнул на пачку мусора, тщательно отсортированную по размеру, - что-то давно пора в утиль, а что-то нужно доделать.
Он подвинул блокнот и посмотрел на ровные линии наброска.
- Если честно, я застрял, - признался он. - Мысль мне нравится и я хотел заняться этим артефактом в эти выходные, но старые рассчёты никуда не годятся.
Труд очень не повезло: о своих изобретениях Нуада, как, наверное, и любой другой творец, мог говорить долго и со вкусом, рассказывая все подробности и детали. Он помялся, пытаясь справиться с мыслью, что валькирии, должно быть, не до этого и что она, наверное, хочет поговорить совсем о другом, но сдался. Проще рассказать, а после вернуться к тому, что её беспокоит.
- Это дом, - пояснил он, пролистывая на несколько страниц назад и кладя подробный рисунок перед женой. Дом был выполнен в стиле викторианского особняка с многочисленными башенками и балконами. Смешение стилей не раздражало, как случалось обычно, а выглядело гармонично и очень соразмерно. - Мои функции требуют частого перемещения во все мыслимые и немыслимые миры. Делать это из Мидгарда неудобно и я подумал, что мне нужно жильё где-то за пределами всех миров, но с возможностью мгновенного доступа в них. Я решил, как дом сможет выдержать подобное, зачем-то придумал, как сделать отдельное измерение для его помещений и внутренних пространств, придумал, как сделать его самовосстанавливающимся, я даже догадался, как сделать для него доступ во все миры. Но в детальных рассчётах с последним я не могу высчитать ни количество силы, ни структуру заклятья - всё время какая-то ерунда выходит.
Он открыл страницу, на которой был набросан круглый камень с беглой пометкой "сердце дома". Под ним в столбик были набросаны цифры и руны, часть из которых была перечёркнута. Вздохнув, он показал их Труд и отложил блокнот, неохотно возвращаясь в действительность. Действительность была в остывающем кофе и бог проглотил его почти залпом. Крепкий колдовской виски взбодрил.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#6

Сообщение Thrud Thorsdottir » 01 апр 2019, 21:00

Наблюдать за тем, как Тюр пушит свой метафизический хвост, красуясь перед женой, было увлекательно - ох уж эта мужская натура, требующая приковать к себе внимание и собрать лавры, почести и женские аплодисменты. Подперев острый подбородок ладонью, валькирия смотрела, как в стаканах на виски пляшет пламя, и эти рыжеватые язычки отразились на мгновение в чёрной бездне её зрачка, придав чеканному лицу тонкую ноту опасности, до времени таившуюся в тени.
Она бы выпила и просто кофе, и просто виски, и просто виски, в который для приличия влили немного кофе, но так было даже веселее. Не интересующаяся обычно внешним миром, Труд не придавала значения вкусу и внешнему виду, поэтому сейчас на поставленный стакан она посмотрела с любопытством. Мягкая сливочная пена смешивалась в толстом прозрачном стекле с кофе, и по квартире тёк приятный горьковатый запах.
Кайич, облизнувшись, посмотрел на хозяина с укоризной, видимо, выражая, что котика в количественном выражении еды следует любить намного больше, тронул асинью за ногу, но не добился никакого эффекта, так что удалился обратно на холодильник - негодовать в глубине своей души. И ждать, пока в двуногих проснётся совесть.

Взяв обеими руками стакан, Вилкмерге посмотрела на бога и кивнула ему, спокойно и легко, будто бы показывала, что услышала.
- Спасибо.
Не было понятно, говорила ли она только о кофе или же о том, что он выслушал и что решил сказать в ответ. Уставшая от собственной семьи, которая всё больше требовала, чем давала, при этом зачастую в собственных же указаниях устраивая натуральную путаницу, женщина эта, несмотря на внешне неприступный вид, остро нуждалась в одобрении. Дед не утруждал себя тем, чтобы сказать кому-нибудь доброе слово, и уже очень давно дочь громовника барахталась в болоте тоски, изрядно перемешанной с ненавистью к самой себе.
Просвет в этой безысходности появился слишком недавно, и она всё никак не могла привыкнуть.
Хорошее это было чувство, дева щита с удивлением понимала, что, оказывается, соответствовать ожиданиям можно с меньшим моральным надрывом, а можно - и вовсе не соответствовать. Несмотря на то, что лично она вообще воспринимала мир только таким, каким он был, равно спокойная к хорошему и плохому, такое отношение к ней самой оказалось непривычным.

Взболтнув кофе, Труд отпила ещё пару крупных глотков, внимательно слушая рассказ супруга, после взяла блокнот и, держа его на расстоянии вытянутой руки, стала рассматривать расчёты с крайне философским выражением лица. Полные губы чуть заметно шевелились, будто бы женщина что-то проговаривала про себя.
- Звучит как хороший способ путешествовать с комфортом, - резюмировала она, повела ладонью за карандашом. - Дай, пожалуйста, попробуем посчитать ещё раз. Думаю, его стоит сделать больше и, хм, пожалуй, укрепить его связь с другими мирами чем-то более существенным.
Остро заточенный кончик карандаша быстро заскользил по бумаге, богиня методично записывала тонкие цепочки магических уравнений, связывая символы друг с другом. В отличие от выверенных, идеально приглаженных линеек у Тюра, её цепочки получались более похожими на паутину: начинаясь с трёх рун в центре, они постепенно расходились в стороны, причудливо цепляясь одно за другое. Ловчая сеть, на которой капельки росы - в изящных переплетениях нитей значений чего-то не хватало, для чего-то оставалось место.
Скинув с себя ботинки, дева щита закинула ноги на колени мужу, повернувшись на стуле боком, и пристроила блокнот на сгибе своего локтя, придерживая за верх пальцами. Постучала затем по столешнице пяткой карандаша.
- Если сделать его частью каждого мира, то он сможет открывать двери в каждый из них, но, - тут валькирия обнаружила, что кофе у неё закончился, и заметно опечалилась этому факту, - но придётся изрядно побегать в поисках того, в чём можно сохранять дыхание миров.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#7

Сообщение Týr Hymirson » 04 апр 2019, 19:29

Совесть в двуногих проснулась, но пить сливки из собственной миски кот брезговал по одной ему ведомой причине. А, может, они соображали на двоих с Локи, когда хозяна небыло дома и Кайич претендовал на свою порцию ирландского кофе. Не сложилось. Подувшись немного, он переместился на стойку и привалился к плечу Хюмирсона с видом, что это его место, его хримтурс и вообще, всё так и должно быть.
Рассеянно почесав кота, Тюр протянул Труд карандаш. Как реагировать на то, что жена заинтересовалась если не его проектом, то хотя бы подсчётами, он пока не понимал: радость от этого омрачалась воспоминанием о спонтанных вспышках гнева, на которые была скора вся семья Одинсона. Он улыбнулся, постаравшись отрешиться от всего остального; его терпение было необходимо им обоим - даже такая победа со стороны Труд над собою очень много значила для него.

Сосредоточившись на том, о чём говорила жена, Нуада кивнул.
- Да, я думал о том, чтобы собрать дом из материалов тех миров, в которых я бывал, но это даст ограничение только на то, что уже создано. - Он с некоторой тоской посмотрел на стакан, в котором закончился кофе. - Вариант с камнем показался мне более мобильным - есть возможность расширять географию и после окончания работы над артефактом.
Вязь символов вокруг рун завораживала своим изяществом, но полностью уйти в рассчёты не получилось: Труд решила, что сидит недостаточно удобно. Взгляд, который достался ей, был очень странным.
- Тогда придётся вплести в матрицу константу, управляющую заклинанием и возможность подцеплять массив элементов, - Аргетлам заглянул в блокнот, но с его места было не очень удобно. - Мне нравится.
Он помолчал, потом нараспев произнёс скелет заклинания. Прозвучало фальшиво и Нуада нахмурился.
- Не складывается с предыдущими наработками. Надо ещё кофе. Хочешь? - Он скользнул пальцем по ступне. Не то, чтобы он рассчитывал, что Труд боится щекотки, просто хотел сделать это - и сделал.
Конечно она хотела. Выбираться из-под её ног не хотелось, но он выбрался. Посмотрел на жену, на стаканы и решительно отправил их в посудомойку. Кайич, тем временем, решил, что раз его хримтурс куда-то делся, значит надо пристать к его женщине и отёрся головой о плечо валькирии. А Нуада ушёл куда-то в сторону кладовой, пообещав, что вернётся быстро. Не солгал - кофемашина даже не успела разогреться, когда бог водрузил на стол рядом с ней две литровых кружки, судя по виду, прихваченные когда-то в "La Chouette" - со стеклянных боков взирала неясыть. Наскоро протерев их, он вновь сделал им кофе с виски. Пламя из кружек выглядело гораздо более эффектным, чем из стаканов.
- Пойдём за стол? - Нуада поднял обе кружки и кивнул в сторону рабочей зоны пентхауза. - Там удобнее.

За столом и правда было удобнее - солидно больше места, большая стопка бумаги, много писчих принадлежностей и уютная зелёная лампа. Кроме того, можно было безнаказанно обнимать Труд, не опасаясь сверзиться с высоких стульев. Кот пристроился вместе с ними и, избавив Нуаду от знатной части сливок в кофе, уронил аккуратно сложенные дневники на пол, чтобы освободить себе место. Ругаться Аргетлам не стал. Расчетрил схему заклинаний.
- Смотри, - колдун ткнул остро отточенным карандашом в несколько точек. - Здесь узловые точки заклинания. Пространственная матрица цепляется вот за эти, - он обвёл красным пять штук. - Она даст возможность все внутренние помещения и пространства вроде внутреннего двора делать динамичными. По моим прикидкам камень должен быть вот здесь, - от оставшихся точек он провёл линии и на пересечении их несколькими штрихами обозначил форму камня. - Если его увеличить, то придётся нагрузить ещё две точки, - он провёл ещё линии, - а это ломает механизм восстановления. Но! - Нуада подвинул кресло поближе к столу и отёрся плечом о плечо Труд, - можно вообще отвязать этот механизм от точек и дать ему другой контур.
Бог нахмурился, глядя на сложное переплетение линий.
- При твоём варианте мне кажется логичным освободить несколько точек из пространственной матрицы. Правда, тогда некоторые помещения сделаются нестабильными...
Он вздохнул и посмотрел на жену.
- Я тебя не утомил? - С лукавостью в голосе уточнил он. - Может, ну его и сходим поужинать к О'Салливану?
Будь его воля, выходные он провёл бы за рассчётами, или мотаясь по мирам в поисках ингридиентов для артефакта, но провести время с Труд хотелось немного больше. И самую малость хотелось есть.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#8

Сообщение Thrud Thorsdottir » 05 апр 2019, 16:21

Новая порция кофе делала жизнь немножко приятнее, а особенно приятной её делал виски, которого было, возможно, несколько больше, чем в классическом рецепте, но столько, сколько нужно двум божествам, желавшим расслабиться в приятном обществе друг друга. Притянув ещё один стул, женщина пинком поставила его с другой стороны стола и, упав в рабочее кресло рядом с асом, вновь вытянула ноги. Это всегда было её любимой позой.
Заинтересовавшийся ши прошёл по её джинсам сначала в одну сторону, потом - в другую, стукнул лапой колено, вернулся и улёгся между супругами с видом абсолютной невинности. Это был его хримтюрс, а жена хримтюрса тоже переходила в полную кошачью собственность, потому что ну кто бы вообще стал с этим спорить.
- Наглая мохнатая задница, - сообщила Труд коту, перекладывая пушистый хвост в другую сторону, чтобы он не закрывал ей часть бумаг.
Судя по выражению морды Кайича, он над двуногими откровенно издевался, не переходя, однако, ту грань, после которой его могли бы начать трясти за шкирку в качестве привития подобающего почтения.

Поискав среди бумаг что-нибудь подходящее, дева щита нашла толстую тетрадь, в которой пока не было записей, развернула её и набросала ещё одну сеть, обозначая сложные переплетения паутинки-заклинания пока только аккуратными штрихами и не придавая ему конкретики. Вилкмерге всегда любила головоломки, потому что они могли занять ей разум и отвлечь от бесконечно тоскливого созерцания внутреннего мира - каждый раз это заканчивалось довольно грустно, потому что обыденно вёльву обуревали волны тихого отвращения к самой себе.
Решать головоломки вдвоём было даже немного веселее.
- Их можно стабилизировать - вот здесь, смотри.
Она коснулась кончиком карандаша нескольких аккуратных маленьких точек.
- Необязательно делать узлы неподвижными, они могут скользить по нитям сил, как в паутине. Тогда комнаты могут стабилизировать сами себя, просто растягивая или сужая границы дома. Есть, правда, побочные эффекты вроде увеличивающихся коридоров и лестниц, но зато в случае необходимости дом будет восстанавливать себя сам. А, ну, - валькирия философски пожала плечами, - бегать по лестницам вообще довольно полезно. Как ни крути, полной стабильности в артефакте такой… Задумки всё равно никогда не будет, как меняется узор вселенной, так будет меняться и то, что с нею связано. В малом отражается большое.

Откинувшись назад, на спинку кресла, Труд запрокинула голову и внимательно посмотрела на бога, потом немного улыбнулась и отрицательно качнула головой.
- Нет. Нет, не утомил, и нет, я не хочу ужинать. Сейчас я устала от окружающего мира и не готова видеть кого-то, кроме тебя. Что, - она посмотрела в сторону кухни, - неужели в холодильнике не найдётся ничего из продуктов? Я, конечно, не О'Салливан, но покуда на мою стряпню вроде бы никто ещё не жаловался.
В голубых глазах блеснула искра иронии.
- И даже не потому, что я могу убить одним взмахом сковородки, правда.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#9

Сообщение Týr Hymirson » 06 апр 2019, 23:58

Предложенный Труд вариант был простым, но довольно изящным решением. Обняв коленки жены, ас смотрел за возникающими на клетчатой бумаге линиями, такими же чёткими, как его, но чуть более небрежными, не доведёнными до конца, и от того ещё более изящными.
- Почти эшеровское пространство, - с восхищением заметил он, представляя себе вечно пересекающиеся лестничные пролёты. - Дом с сингулярностью внутри. - Аргетлам действительно был счастлив, как ребёнок, которому подарили конструктор и сказали, что он сможет собрать настоящий космический корабль. - Это здорово, правда! Свежий взгляд со стороны творит чудеса, спасибо тебе!
Ещё не было дома, который он, как зодчий с опытом работы в несколько жизней, проектировал с учётом специфики артефакта, но была заготовка под камень в самом сердце этого дома. Тюр приволок его из Ётунхейма во время очередной авантюры с Тором. Теперь он знал, что делать с камнем, а это значило, что проект рабочий и он соберёт его рано или поздно. Лучше, конечно, рано - с любовью Тора уничтожать всё, что брату так или иначе дорого, самовосстанавливающийся дом будет весьма кстати. Непроизвольно усталым жестом, Нуада потёр переносицу, и улыбнулся жене в ответ.
Как объяснить, что места, которое Аргетлам мог бы считать домом, у него нет?
- Оставалось что-то, - пожал плечами он, - я здесь почти не бываю, поэтому набор может быть самым неожиданным.
И он оказался прав: в холодильнике оказались какое-то очень жилистое мясо, брусничный джем, рыба доя котов и вчерашние запечёные грибы, которые Нуада осмотрел особенно подозрительно, но потом вспомнил что-то и кивнул.
- Вчера приходила домработница - она всегда приходит, когда я не могу забежать и покормить котов. Говорила, что приготовила ужин, но я вернулся только сегодня, так что не успел ознакомиться.
Фантастическое пренебрежение собственными удобствами не было чем-то из ряда вон выходящим среди асов, но вечность назад, ещё до смерти, Нуада предпочитал комфорт, когда вспадала возможность. И теперь, глядя на его квартиру, можно было предположить за хозяином склонность к гедонизму, но холодильник говорил об обратном.

Следом за двуногими в кухню зашёл кот, обернулся обаятельным парнем, утащил из холодильника рыбу и шлёпая босыми пятками ушёл в сторону ванной. Возмутиться Нуада не успел. Осталось только махнуть рукой и рассмеяться.
- Увижу на кровати, уши оборву, - пообещал он ши. В ответ раздался недовольный мяв, переходящий в довольное урчание.
Покачав головой, словно извинялся за дурдом, среброрукий снова улыбнулся Труд и уточнил:
- Ты убьёшь меня одним взмахом сковородки, если я буду тебе мешать? - Взгляд у него был лукавый. - Я соскучился.
Он притянул жену к себе и осторожно провёл пальцами по щеке. Его прошлые жёны готовкой не баловали, всё чаще это делали слуги, а в походах он был в состоянии себя обиходить сам. Поэтому происходящее он до сих пор воспринимал как нечто необычное. Легко коснувшись губами носа Труд, он отошёл и уточнил:
- Кофе и вино, вино без кофе?
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#10

Сообщение Thrud Thorsdottir » 07 апр 2019, 15:13

Прищурившись, валькирия пристально изучила супруга с ног до головы: примерно таким же взглядом она созерцала обычно братьев, когда те выкидывали очередной фокус и приходили к младшей с вопросом "а как теперь починить ось миров, а то мы что-то увлеклись". Тюр был настоящим великаном - и отнюдь не только в переносном смысле этого многогранного понятия, - и даже весьма статной Труд приходилось запрокидывать голову, чтобы посмотреть в его лицо.

Потом женщина улыбнулась, и на миг влажно блеснули белые острые зубы на её верхней челюсти, больше подошедшие бы зверю, чем асу. Она, впрочем, и была зверем почти столько же, сколько богом, вросшая в суть природы, гор да лесов, так же крепко, как они - в её собственную.
- Пожалуй, что нет. Не пойми меня превратно, но живым ты нравишься мне больше, - ответила сейдкона, - острых ощущений и увлекательных проблем мёртвые приносят мне и без твоего участия, так что я предпочту, чтобы ты им не уподоблялся.
Ещё раз внимательно изучив холодильник, вытащив мясо и обнюхав его с внимательностью волка, Вилкмерге пристроила миску на столешницу.
- К тому же, мой богатый опыт в этом вопросе говорит, что мёртвого таким количеством еды не прокормишь и на полчаса, поэтому живым ты выгоден и чисто с экономической точки зрения. У тебя что, нет ни одного фартука? Какой ужас.
Посмотрев в последний шкаф и обнаружив, что там тоже ничего не напоминает искомое, асинья вздохнула, прикрыла дверцу и стянула с себя мягкий тонкий пуловер, оставшись в одной тонкой майке, смяла его и бросила куда-то в сторону стула. Потом открыла шкафчик снова, невозмутимо вытащила фартук, материализовавшийся по причине "мне срочно надо" из её собственной кухни, и занялась готовкой с видом абсолютной обыденности происходящего.
Несмотря на жутковатое первое впечатление, которое дева битв, как правило, производила на окружающих, не подготовленных ко встрече со столь прекрасным, она была весьма домовито-хозяйственной. Что, конечно, не особенно удивляло при родстве с богиней земного плодородия и семейного очага, которая как-то умудрялась поддерживать в сытом и относительно уравновешенном состоянии даже такой божественный вертеп, как семья громовержца. Не сказать было, чтобы дочь Сиф особенно интересовалась ведением домашних дел, но это было что-то более древнее, чем божественное призвание.
Женское желание привносить в существование уют, должно быть.

Подозрительно жилистое мясо оказалось олениной.
Представив перспективу четыре часа сидеть над кастрюлей, помешивая вяло булькавший бульон на манер средневековой ведьмы, женщина решила, что за это время они успеют умереть от тоски и голода, причём, возможно, даже не один раз, поэтому какие-нибудь слишком сложные гастрономические перспективы оборвались сами собой. Покопавшись в ящике со специями, дева щита нашла среди прочего тимьян с розмарином и решила, что тушёная оленина - это тоже неплохо.
По крайней мере, не придётся одеваться в волчью шкуру, чтобы её прожевать.
В сильных татуированных пальцах замелькал длинный узкий нож, подхваченный из деревянной подставки. Кухня у зимнего короля была обставлена со вкусом и с большими перспективами, и Труд даже, пожалуй, была удивлена, что всем этим толком не пользовались. С другой стороны, учитывая специфику их службы… Сама она долгое время армейских будней питалась только пайками, хотя и испытывала от этого некоторую тоску.
Найдя миску подходящего размера, валькирия поставила её с собой, задумчиво качнула клинком меж пальцев. Немного растрёпанная и почти домашняя, асинья всё равно излучала ощущение скрытой, но ощутимой нутром опаски. Она и кухонный нож держала так, что не оставалось сомнений - им тоже можно перерезать горло или снять кожу.
- Вино, - заметно оживилась она: внучка Одина заметно тяготела к дедовским пристрастиям. - Есть красное?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#11

Сообщение Týr Hymirson » 07 апр 2019, 22:03

- С живым ты поторопилась, - усмехнулся Нуада, - смертей в моём портфолио на одну больше, чем рождений.
И это не особенно его волновало - привычка работать с чем есть сложилась давно. Немного неудобно было не ощущать усталости или боли, но это решалось осторожностью и вниманием к происходящему. Ну и здорово помогали подарки от Ёрд, которые они с валькирией получили в Ванахейме во время короткого отдыха. Среброрукий улыбнулся. Ему нравилось смотреть на Труд вот так, обмениваться колкостями и не спешить никуда. Он намеревался выйти на работу и в воскресенье - остановиться и ничего не делать долгое время он не мог, но теперь, кажется, два следующих дня будут заняты личными вопросами. Ничего страшного в этом бог не видел.
- Пожалуй, живого меня прокормить всё-таки сложнее, - поделился он мыслью и отошёл от кухни ненадолго - собрать рассыпанные по полу тетради и проследить, что кот скрылся в ванной, поедая рыбу исключительно на кафельном полу. Вернувшись, он подобрал пуловер и аккуратно сложив его, повесил на спинку стула. Только после заметил наличие фартука. Он знал совершенно точно: домаботница носила халат, а он сам о таких вещах даже не задумывался. Значит, фартук - личная вещь Труд. Впринципе, ничего необычного в этом не было - её зубная щётка давно стояла рядом с его в отдельном стаканчике, а сменные вещи и даже бельё прочно окопались в его просторном, но почти не занятом гардеробе. Но вещи личные, почти интимные, вроде гитары, набора инструментов для байка, или вот фартука, были довольно сильным заявлением о покушении на его собственность. Гораздо более сильным, чем честный отъём, или разрушение, которыми пользовался старший брат. А это, в свою очередь, значило, что Труд рассматривает его дом как свой собственный. Улыбка, с которой он посмотрел на жену, вышла особенно хищной и собственнической.
- Есть, - война ощущал угрозу, которую излучала жена, но именно это нравилось Нуаде. Как-то неожиданно он оказался совсем близко, гораздо ближе обычного комфортного для Труд расснояния. Но сегодня всё было не так - почти как в те редкие разы, когда у них получалось что-то путное. Упускать такую возможность туата не собирался, - сухое, полусухое или сладкое?
И он притянул жену к себе, чтобы спустя мгновение отпустить обратно.
Вина он принёс, откуда-то со стороны кладовой, мимоходом снова показав коту кулак. Коту, конечно же, было плевать, потому что рыбка.

Мешал он со вкусом, ловя жену в самый, казалось бы, неподходящий момент, посреди движения, или по дороге к холодильнику, каждый раз убираясь из поля досягаемости ровно тогда, когда могло появиться раздражение. Лёгкий запах трав примешивался к запаху дорогого алкоголя и готовки. Кот пришёл на запах и, покрутившись под ногами своих богов, устроился обратно на холодильник - наблюдать за брачными плясками сверху. Наконец, когда мясо было накрыто крышкой, Труд попалась.
- Я хочу, - жаркий шёпот возле уха отзывался морозом по позвоночнику, - снять с тебя, - Аргетлам сдела выразительную паузу и невозмутимо продолжил, - фартук.
Руки на талии казались нестерпимо жаркими.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#12

Сообщение Thrud Thorsdottir » 08 апр 2019, 13:42

Тряхнув копной рыжих волос, собранных в две толстых косы, вёльва тихо, беззлобно рассмеялась, и, повернувшись к асу лицом, на одно короткое мгновение показала ту, что выбирала убитых - обтянутый пергаментной кожей череп с острыми скулами и провалами чёрных мёртвых глазниц, с иссушенными губами, покрытыми белёсым пеплом. Наполовину живая, наполовину мёртвая, она не считала ни своих рождений, ни своих смертей, потому что дело было не в них: как Хель никогда не умирала, но при этом не была до конца живою, так и те, кто проводил к ней или в небесные дворцы погибших, связывали между собою обе грани реальности.
Смерть метила их суть, и это было клеймом, от которого никогда невозможно было избавиться.
- Уж мне ли не знать, - протянула валькирия негромко, - уж мне ли не знать…
И наваждение исчезло, оставив чеканное лицо Вилкмерге обыденно бледным и спокойным, точно у статуи, вырезанной из белого платана, но больше на нём не было отпечатка серости, что присуща убитому за миг до того, как вспыхнет под ним погребальный костёр. Она вновь отвернулась к плите, бросила в задумчиво булькавший соус из попавшегося под руку брусничного варенья горсть приправ и рассеянно перемешала его деревянной ложкой.
- Голод мертвецов невозможно утолить вовсе. Те, кто не нашёл себе покоя ни в этом мире, ни в ином, привыкают жить с ним, но порой я чувствую, как он раскалённым железом пылает в их телах. Думаю, что с тобой всё же не всё так печально, - усмехнулась женщина, - но если что, всегда можно отправить Кайича в магазин за новой порцией провизии. В конце концов, даже этой лохматой заднице неплохо было бы иногда отрабатывать своё пребывание, пропитание и прочие прелести жизни… Хм. Давай полусухое.
Чёрный кот надулся и, забираясь на холодильник, негодующе куснул Труд за левую ногу; та, впрочем, не обратила на это никакого внимания. На какую-то реакцию подобными шалостями мог рассчитывать разве что Фенрир - в силу своих великанских масштабов он вполне мог откусить, несколько увлёкшись, любую конечность, которую счёл бы лишней.

Касания постоянно оказывавшегося рядом Нуады были приятны, хотя пару раз дева щита фыркала недовольной лисой, когда он мешал ей особенно активно. Впрочем, в этом было что-то уютное - и в близости, от которой не хотелось убивать, потому что она не несла с собой отвратительного привкуса совершенно чужих, неблизких ей переживаний, и в терпкой смеси запахов, что бродили по кухне.
Редкая возможность расслабиться.
Настолько редкая, что, честно сказать, сейдкона уже и не помнила, когда такая выпадала в последний раз. Чудовищно, должно быть, давно.
Накрыв мясо крышкой и сполоснув приборы, Вилкмерге взглянула на подошедшего аса с выражением полной безмятежности. Откинувшись назад и опираясь о столешницу обеими ладонями, она вновь внимательно изучила мужское лицо, и в голубизне льдистых глаз спокойствие штиля соседствовало с опасной непредсказуемостью весеннего неба.
- Что, только фартук? - С нотой лёгкого удивления в голосе переспросила Труд. - Нет, ну если хочешь, то как я могу отказать… Только осторожно, он дорог мне, как память.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#13

Сообщение Týr Hymirson » 08 апр 2019, 19:28

О голоде мертвецов Нуада знал на своей шкуре. Проклятый, обладающий одним из самых кровожадных артефактов во всех мирах, он всегда не понимал, где заканчивается жажда крови Тюрфинга, а где начинается его собственная. Он мог держать в узде их обоих, а в обычное время почти не обращал внимания на вечно зудящий где-то на грани сознания голосок, выводящий тоскливую песнь. Пожал плечами вместо ответа, спорить не стал. Зачем, если Труд знает всё и так, а раскапывание частностей испортит неожиданный совместный вечер?
Вино было из Ванахейма, одно из лучших, которые можно представить. Одинсон всегда недоумевал, откуда в Мидгарде экспортные напитки из Асгарда и других миров. Аргетлам мог ответить, но предпочитал загадочно молчать. За это имел весьма неплохие поставки в личное пользование. Выделив Труд три бутылки в безраздельное пользование, Нуада плеснул себе виски и машинально охладил стакан.

Мясо на плите уютно булькало, жена была умопомрачительно близко и лёгкий запах зимнего утра поплыл по кухне, разгоняя такие приземлённые запахи еды. На валькирию хотелось смотреть - в любом её виде. Она была совершенством в его глазах и вряд ли кто-то взялся бы оспаривать этот факт. Слова её можно было бы принять за флирт, но флирт и Труд - две совершенно несовместимые вещи, даже при учёте крови ванов в ней самой. Аргетлам улыбнулся.
- Только фартук, - подтвердил он, бросив взгляд на заинтригованного кота. Длинные пальцы скользнули по завязкам и ниже, к подолу, перевернули его и туата опустил взгляд на этикетку "Helgø Meny". Насмешка вышла совершенно необидной. - Как память о шоппинге с сестрой?
Он дразнил жену как мальчишка в школе, разве что за косы не дёргал, хотя соблазн был огромным.
И пояснил:
- Всё остальное снимать на кухне было бы несколько неудобно.
Фартук, конечно же, остался на кухне, на том же стуле, где лежал пуловер валькирии.

Сложности студии в том, что даже ширмы не спасают от посторонних глаз. Но Аргетлама это не волновало никогда. Откуда-то из-за окон, в которых отражалось свинцовое осеннее небо, послышался вой ветра, по стёклам забарабанил дождь, как-то неожиданно стало темно. Здесь, в помещении было уютно, горела настольная лампа, а когда хозяин квартиры дёрнул за ручку и книжная полка опустилась, став застеленной кроватью, стало ещё и очень комфортно.
Кайич, направившийся было следом за двуногими, упёрся в невидимую стенку, ткнулся в неё два раза, а после вернулся на холодильник, с тоской глядя на подпрыгивающую крышку. Может быть, ему перепадёт немного мяска, но когда ещё - неизвестно.
За окном бесновалась осенняя буря, а двое были заняты друг другом настолько, что едва ли обратили бы внимание на то, что творится не с ними. Одежда валялась на полу, с кровати доносилось жаркое дыхание, лёгкий смех и изредка проскальзывали имена. А после всё сменилось тишиной и редкими стонами.
Кот только вздохнул.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#14

Сообщение Thrud Thorsdottir » 10 апр 2019, 23:37

На какое-то мгновение Вилкмерге странно сузила глаза, посмотрев на аса, потом плавно повела плечами, поднимая бутылку и делая пару глотков прямо из горлышка. Переливанием вина в другую тару валькирия себя не особенно утруждала, потому что её потом приходилось мыть, да и сам процесс был по большей части довольно бессмысленным - сейчас, по счастью, она была не на пиру и могла не особенно волноваться по поводу даже весьма относительного соблюдения каких-нибудь тоскливых правил.
Свободной рукой она придержала волосы, чтобы Тюру было проще снять верхнюю ленту, улыбнулась как-то немного странно, неровно, подняв только один край полных губ.
- Нет. Это брат купил, когда бывал у меня пару лет назад. Медведи не часто балуют меня своим вниманием, знаешь ли, если им ничего от меня не нужно, так что подарки позволяют мне думать, что братья у меня есть не только в те моменты времени, когда они опять что-то сломали, а всегда. Это, конечно, действительно так, но в моей семье не особенно принято показывать… Родственное участие в свободное от спасения миров время.
Хотя, конечно, так далеко, как преуспел на этом поприще её отец, никто больше не продвинулся. Даже мертвенное терпение Труд не спасало от многочисленных восхитительных воспоминаний последнего года, в который всё пошло наперекосяк. Порой она размышляла о том, как могло бы выглядеть прошедшее, не устрой Тор драму из её замужества. Несмотря на то, что вроде бы дева щита уже остыла, должен будет пройти, пожалуй, ещё не один год, прежде чем она окончательно смогла бы избыть эту не слишком радостную память.
Впрочем, громовник тогда бы не был собой, конечно, но сколько сил и чувств можно было бы сберечь.

Отпив ещё вина, богиня отставила наполовину опустевшую бутыль на столешницу и, дав себе труд ни о чём болезненном и ненужном сейчас не думать, позволила увлечь себя из кухни, лопатками ощущая, как на них пристально смотрят жёлтые глаза Кайича. Испортившаяся на улице погода только подчёркивала покой и уют квартиры, наполненной теплом и сложным переплетением запахов.
В конце концов, головоломки, проблемы и задачи, у которых нет решения, могут и подождать.

Было спокойно.
Нежившаяся в тепле смятой постели Труд потянулась с грацией кошки, перекатилась на бок и, взяв кончик своей медной косы, пощекотала им лицо супруга, проведя мягкой кисточкой от уголка глаза по щеке, ниже, на шею. Зверя она напоминала сейчас более обычного, что-то хищное чудилось в плавности её движений и повороте точёной головы. Под сложными линиями татуировок на бледной коже перекатывались мышцы, заставляя рисунки создавать иллюзию причудливой жизни.
Обласкав бледные губы зимнего короля, валькирия села, спустила на пол длинные ноги, пошарила рукой по валявшейся одежде. Своей не нашла, но подцепила рубашку аса и решила, что так даже удобнее, застегнула её на пару пуговиц в районе груди, чтобы полы не разлетались слишком сильно, подвернула рукава.
- Пойду посмотрю, не сгорело ли у нас мясо, - пояснила она, улыбнулась с притаившимся в блеске глаз лисьим лукавством.

Прошлёпав босыми стопами по паркету, валькирия подняла крышку, прихватила с подставки деревянную лопаточку, задумчиво перемешала мясо, густо истекавшее соблазнительными ароматами. Рядом нарисовался кот, попытавшийся сунуть морду под локоть, за что тут же получил лёгкий тычок в лоб. Накрыв сковородку вновь, дева щита взяла ши на руки, погладила по мягкой шерсти, почесала под рёбрами, с удовольствием послушав удовлетворённое урчание, а после аккуратно сгрузила Кайича обратно на холодильник, где тот и улёгся с видом оскорблённой невинности.
Вилкмерге же вернулась в спальню, плюхнулась на кровать, провела ладонями по лицу, тряхнула головой и на мгновение довольно зажмурилась.
Потом она коснулась пальцами своих волос, помедлила и взглянула на мужа, вновь качнула косой. На кончиках плясали перья-заколки, те, которые он ей подарил.
- Ты мне не поможешь? Надо бы расплести.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#15

Сообщение Týr Hymirson » 11 апр 2019, 19:18

Аргетлам распростёрся на простынях и казался дремлющим. Жена под боком завозилась и бог открыл глаза, не меняя расслабленного выражения лица. Подобная семейная идиллия была для него внове, поэтому он наслаждался моментами близости. Щекотка вызвала мимолётную улыбку, Нуада отёрся о плечо валькирии щекой и ответил на поцелуй. В поджарой фигуре не было лишнего мяса, чудесным образом бог оказывался крепче, чем казался в одежде, на бледной коже непривычно серебрилась татуировка-оберег, изящно вплетающаяся в лозу на запястьи.
Он попытался поймать жену, но без особенного старания - никуда она от него сегодня не денется. Проследив её движения до барной стойки, Нуада сел и потянулся за сигаретами. Вытряхнул потрсигар с зажигалкой из кармана брюк, вздохнул, осознал себя и отправился следом. Хлопнула дверца холодильника, согнав кота в сторону Труд - бог приложился к бутылке минералки, а после протянул остатки жене.
Нуада хотел утащить валькирию обратно в логово, но её руки предсказуемо оказались заняты котом, поэтому он вернулся на кровать. Достал сигарету, повертел в пальцах и вернул в портсигар. Плюхнувшаяся рядом жена занимала его куда больше, чем желание курить.
Обнимать её было восхитительно: молодое, сильное тело, к нему хотелось прикасаться.
- Что? - Аргетлам не сразу понял, что от него хочет жена, а когда понял, едва не задохнулся, но нашёл в себе силы выдохнуть. - Да, конечно.

Волосы колдунов всегда были неприкосновенны. Много причин было тому и не последняя из них - через волосы сила находила дорожку к колдуну. Поэтому интимность жеста Нуада оценил сполна. А после улыбнулся жене. И тонкие пальцы осторожно расстегнули первую заколку, выпутывая перья из волос. С каждым его движением на правой его руке возникал новый узор, медный. Защита жены была очень тонкой и едва заметной, точно сейд. Стрибог не знал, от чего она, но его и не волновало, потому что он был сосредоточен на расплетении кос. Бережно он разбирал их, пальцами разглаживая пряди.
- Я люблю тебя, - шепнул он на ухо и сгрёб в объятья.
Насколько же они отличались от объятий громовержца, который не давал возможности двигаться. Они давали защиту, не мешая дышать.
- Давай сбежим? - Серьёзно предложил он. - Поужинаем и сбежим. У меня два выходных, у тебя всё в подвешенном состоянии, пока проверят. Погуляем по мирам. Ты когда-нибудь видела новорожденную ветвь Иггдрасиля, которой суждено стать миром?
Мясо пахло умопомрачительно, очень хотелось курить, в душ, есть и творить безумства. Но отпускать Труд он не хотел.
Всё-таки пришлось - для того, чтобы выбраться на крышу с целью покурить, нужно было выбраться через узкое окно, через которое пролезать нужно было по одному. Так они и стояли: валькирия в его рубашке и он в одних брюках. Терпким дымом, шаманским костром пахла сигарета, город под их ногами пульсировал, ледяной ветер забирался под одежду, но им двоим, привыкшим к холодам Асгарда, рядом было тепло.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#16

Сообщение Thrud Thorsdottir » 13 апр 2019, 01:33

Северный люд по косам мерил девичью красоту, а для шаманов волосы - больше, чем сокровенное таинство. Длинные косы шаманок - их путь в миры, где живёт невидимое, где творится неведомое, их связь с мёртвыми и живыми, и чем длиннее те косы, тем крепче в них запутана, завязана смерть. Своенравная и прежде - всегда одинокая, Труд не позволяла касаться своих никому: ни братьям, ни сёстрам, ни матери. Для кого сила её была запретна и могла нанести вред, для кого - слишком многое могло открыться, а богиня берегла свои секреты ревностно и решительно.
Так медведица хоронит своё логово от чужих глаз, и любого гостя ждёт беда.
Сейчас она улыбалась - загадочно и чуточку странно, чувствуя, как сильные пальцы Тюра расплетают тугие пряди. Густые рыжие волосы, цвета почти невероятно яркого, ирреального, какого не бывает у смертных женщин, густым ковром, стеною пламени текли по его рукам да по её спине, они были гладки, как шёлк, и тяжелы, как вода. От них пахло мёдом и хвоей.
И ещё немного - морозом, обещанием холодной, жестокой зимы.

Медный узор на чужой руке переливался покатыми штрихами странного, завораживавшего узора. Он не был таким же плотным и сильным, как оставленный Матерью-Землёй на память о венчании, легче, казался невесомее. Девана, лунная хозяйка лесов, выплетала свою сеть тонкой, но крепкой, как паутина, и в ней увязнут злые духи, несущие дурные сны да звериный голод.
И, когда среброрукий закончил, дева-медведица упала на кровать в его объятиях, усмехнулась ускользающим полнолунным блеском и поцеловала у края губ, растворив в этом жесте благодарность.
"Люблю тебя."
В мимолётном, нежном касании к разуму чудился вороний гвалт и лёгкий шорох ветвей.

Но встать всё же пришлось.
Пока хримтюрс открывал окно, валькирия прошлась на кухне, в очередной раз ощутив на себе укоряющий взгляд Кайича, вновь перемешала мясо и выключила плиту, оставив оленину томиться под крышкой. Потом, ощущая, что иначе на её голову полетят все проклятия тайных кошачьих покровителей, быстро приоткрыла сковороду и подцепила один кусок вилкой.
По чёрной морде, проглотившей подношение со скоростью фокусника, было решительно понятно: мало.
Бросив в раковину прибор, Вилкмерге ускользнула вслед за мужем на крышку, гибкая, как змейка, ловко просочилась в окно и подошла к Нуаде. Запах табака она не любила - зверь внутри беспокоился и пытался уйти, но здесь, в сырой прохладе поздней осени, он казался даже уместным, приятным. Протянув руку, женщина с небесными глазами коснулась чёрных волос бога, отросших уже, поправила их, а потом перевела взгляд на мерцавший внизу город.
Оперлась ладонью о чужое плечо, чуть сжала пальцы.

Конечно, она не боялась высоты, но чувствовать тепло было приятно.

- Нет, - легко качнула головой Труд, - не видела. Когда я родилась, все миры уже покоились на ветвях Ясеня. Знаешь…
И она засмеялась, неожиданно мягко.
- А давай. В иных мирах есть, что посмотреть, а от этого я уже порядком устала. Тебе может понадобиться моя помощь, мне приятно быть с тобою. Но сначала - ужин. Кайич в качестве дегустатора выдал положительный результат. И, - глаза её блеснули, - ещё душ. А потом - отдых, я думаю, что ты-то уж точно его заслужил, а мне нынче и отчитываться не перед кем.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#17

Сообщение Týr Hymirson » 13 апр 2019, 20:15

Было очень непривычно наблюдать на своей коже какие-то узоры. Миллиарды лет Аргетлам привык видеть своё тело чистым, а теперь обе руки были украшены тонкими узорами. Стоя на карнизе крыши в ожидании Труд, бог пытался понять, почему всё изменилось настолько кардинально. Женат он бывал неоднократно, женщин в его жизни было ещё больше, но никому и никогда он не доверял так безоглядно, как дочери Тора. Наверное это было странно, учитывая сбывающиеся видения, показанные Порядком. Этой женщине он не доверял больше, чем остальным, но именно её слова почему-то оказались верными. Дёрнув головой, Нуада прогнал дурные мысли и улыбнулся подошедшей жене.
Её пальцы приятно согревали обнажённое плечо. Вообще чувствовать близость Труд было восхитительно. Отеревшись щекой о тыльную сторону ладони, бог вдохнул дым и выпустил кольцо, полетевшее над темнеющим Брюсселем.
- Я настолько предсказуем? - Хмыкнул он. - Думал о том, чтобы просто исчезнуть из Мидгарда, но коли ты заговорила о помощи, можно гулять с целью. Поищем элементы доя артефакта, это должно быть как минимум интересно.
Новое кольцо дыма поднялось вверх, сигарета отправилась в пепельницу, накрепко прицепленную к перилам, а бог всё не спешил уходить в квартиру. Небо было его частью - вот такое, ночное, над тьмою он был властен всегда. Жена была рядом, и можно было смотреть на бегущие облака бесконечно, но суть его не давала находиться в покое.
- Да. Ужин и душ. Идём.

За ужином Нуада молчал, как будто исчерпал все запасы красноречия на сегодня. Но это не воспринималось в тягость. Рядом с его местом за стойкой лежала книга, аккуратно заложенная сокольим пером, время от времени бог бросал на неё тоскливые взгляды, наверное привык читать за столом, но большая часть внимания досталась Труд и коту.
Мясо оказалось вкусным и, на удивление, мягким. Немного подумав, ас открыл брусничный джем и приправил мясо им. Грибов оказалось немного и каждому досталось по половине порции, но всё равно ужин вышел достойным. Допив вино, Тюр поднялся и, поцеловав жену в макушку, ушел к шкафам, оставив её наедине с вечноголодным Кайичем, долизывающим остатки мясного соуса с тарелки. Вернувшись, протянул Труд полотенце и помог загрузить посуду в посудомоечную машинку.

Из душа Аргетлам вышел уже одетым. Чёрная рубашка была перехвачена у ворота тяжёлым боло со шлемом ужаса, а кожаные брюки говорили о том, какой транспорт в этот раз предпочтёт бог. Уцепив ключи, он хитро улыбнулся жене и набросил косуху на одно плечо. Из лифта отзвонил домохозяйке и предупредил, что будет отсутствовать пару дней.
В гараже этого дома Труд ещё не бывала. Владельцу пентхауса был выделен целый этаж из самых нижних, но транспорт в нём был самый странный. У ближней к лифту стены стояли мотоциклы в ряд, начиная от самых первых моделей, заканчивая вполне современными, но было видно, что на них никто не ездит дальше, чем круг почёта по гаражу. Дальше стояли автомобили разного времени и разного вида. За время, пока был смертным, ас успел собрать приличную коллекцию, отметившуюся в культуре смертных, от фильмов до культовых моделей. Транспорт, который использовался, стоял почти перед въездом на пандус. Два больших чоппера и пять кроссовых мотоциклов стояли здесь. От остальных их отличало наличие большого количества украшений и аэрографий с рунами, которые делали транспорт артефактным. Аргетлам, улыбнувшись, предложил жене:
- Выбирай по себе.
Он подошёл к дверце в стене и приложил ладонь. Дверца открылась, показав ряды аккуратно развешенных и подписанных ключей.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#18

Сообщение Thrud Thorsdottir » 17 апр 2019, 00:25

Спокойный ужин в приятной компании разгладил жёсткое лицо Труд, сделал его мягче и спокойнее. В те редкие моменты, когда не приходилось думать об очередных проблемах, которые просто сыпались с неба наподобие града, но упорно отказывались таять самостоятельно, она казалась юной, а в мягком блеске светлых радужек проявлялось что-то тёплое, избывавшее на короткое время злой холод настороженного, звериного внимания.
Урчавший Кайич вертелся вокруг женщины, подставляя бока и голову, пока хозяин был занят изучением шкафа, но валькирия догадывалась, что в глубине души он надеется - его покормят ещё чем-нибудь. Просто потому, что до конца сыт не бывает ни один кот, сколько бы угощения ему не выдали. Посмеиваясь, вёльва почесала ши подбородок и, поцеловав в пушистый лоб, соскользнула со стула, закинула полотенце себе на плечо. Надо было ещё найти что-нибудь из сменной одежды, которую она оставляла у супруга просто на всякий случай.
"Всякий случай" наступал не то, чтобы часто, но со всё более завидной регулярностью.
Усмехнувшись тому, как несколько разочарованный Кайич удалился на наблюдательный пост на холодильнике, женщина ушла в ванную комнату, заранее предвкушая спокойное тепло струй горячей воды.

Выходя, она внимательно осмотрела Тюра, выразительно приподняла одну бровь, но ничего не сказала. В конце концов, каждый самовыражается, как хочет, и поэтому сама Вилкмерге натянула на себя объёмный свитер поверх чёрной футболки и застегнула кожаный ремень на джинсах. Это был максимум её не форменной одежды, хотя семейные легенды сказывали, что где-то в глубинах шкафа в её покоях, так далеко, что там можно заблудиться, лежат платья, которые ждут особого случая.
Ни особого случая, ни самих платьев, впрочем, так никто никогда и не видел, из чего следовали многочисленные сомнения в подлинности фольклора.
Рядом с сурового вида асом, которому прямо отсюда можно было направляться в ближайшее представительство каких-нибудь "Железных Крестов" и сойти там за своего, сейдкона выглядела невзрачно, почти незаметно - как она и любила, привычная выскальзывать из чужого внимания, как рыба - из слишком крупной сети.

Телефон женщина оставила дома, бросила куда-то в сторону дивана, стоявшего в зоне, должной изображать гостиную. Кому будет очень нужно, пришлют ворона, а все остальные проживут без неё пару дней. Если не проживут, асинья, конечно, искренне им сочувствовала, но считала, что ей же проще.

Спускаясь вслед за богом в гараж, Труд размышляла, что на самом деле все мужчины испытывают страсть к игрушкам, и от их возраста и силы зависит только масштаб этих игрушек. Вот у зимнего короля, например, масштаб менее подготовленную к прекрасному женщину мог бы и ошарашить, но выросшей в семье нордических хомяков, которые тащили в дом много очень интересных вещей, включая, например, засекреченные военные разработки времён WWII, было не привыкать. Она с философским видом осмотрелась и безмятежно улыбнулась.
- Впечатляющая коллекция, - произнесла она певучим, хрипловатым голосом сирены, прошлась по гаражу, касаясь полированных капотов кончиками пальцев, - но я предпочитаю свой транспорт.
И дочь громовника тихо, коротко свистнула.

Миг спустя послышались бодрое ржание и решительный цокот копыт. Откуда-то из глубин автомобильной стоянки вырулил с лёгким заносом громадный белый пегас и, радостный до невозможности, устремился к хозяйке, за малым не сшибя по дороге лишние предметы. Валькирия любовно поцеловала бархатистый нос и одним движением оказалась на широченной спине, для прыжка упираясь в подставленный сгиб крыла. Руни довольно покрасовался сам собой перед публикой, которая пусть и была представлена одним Тюром (и это было исключительно проблемы Тюра, если бы он вдруг не хотел смотреть), и бодро потрусил к асу - поздороваться.
Вообще кони дев битв не были стиснуты какими-то там скучными законами физики, пространства или логики, поэтому он мог одним шагом оказаться на другом конце вселенной или бесконечно идти, не двинувшись с места, но вот прямо сейчас, немного подумав, жеребец решил пока оставаться в рамках реальности Мидгарда. Здесь было неплохо. Родная наездница, опять же, вот она.
- У него проходимость самого высокого уровня, - пояснила асинья.
Потом смешливо блеснула глазами, вытащила из длинной конской гривы воронье перо, чёрное, как сажа, повертела его в пальцах - и пристроила в волосы себе.
- И автономность всяко выше, а уж про продуктивность бортового компьютера, - она легонько постучала коню по голове, на что тот отозвался пофыркиванием и хлестнул ей по ногам длинным хвостом, - не приходится и говорить. Думаю, нам стоит начать с Асгарда… Сдаётся мне, дед ждёт нас.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#19

Сообщение Týr Hymirson » 18 апр 2019, 16:08

Легко пожав плечами, Аргетлам сдёрнул свои ключи и закрыл дверцу. Доступ сюда имел только он, даже сын был вынужден спрашивать разрешения отца, чтобы поразить свою вечную невесту дорогой машиной. Теперь магический датчик был настроен ещё и на Труд.
- Постараюсь не отстать, - кивнул Нуада.
Раньше, покуда смерть держала его в своих объятьях, Руни был для него символом прогулки в загробный мир, каждая из которых заканчивалась забвением и перерождением. Теперь, когда жизнь вернулась к нему в полной мере, а он сам стал счастливым обладателем (или приобретением?) пегаса, его отношение к скакуну изменилось на нейтрально-положительное. Однако, несколько мгновений были для владельца гаража довольно волнительными: машины, находящиеся здесь, стоили целое состояние, причём ценность их была совсем не в деньгах. Китт, Делориан, Перехватчик, - все они были известны почти всем жителям Мидгарда. Когда морда ткнулась Нуаде в грудь, он вздохнул с облегчением и потрепал пегаса по носу и мимоходом коснулся коленки Труд. Потом усмехнулся и уселся на крикливо-дорогой Indian Scout и завёл мотор. Пока мотор прогревался, руны на аэрографии мягко засветились льдистым светом, а амулеты на руле зазвенели от вибрации, выдавая вполне слышимую мелодию.
- А я без музыки не люблю мотаться, - усмехнулся бог и ткнул пальцем в одну из кнопок на приборной доске. Вслушавшись в жёсткие гитарные рифы, Аргетлам подгадал нужный и стартовал. Рёв прямотока влился в аккорд.
- Догоняй! - Густым смехом разнеслось по гаражу. А после исчезли и мотоцикл и конь с обоими всадниками.

Поездка впечатляла: им обоим не было необходимости в радужном мосте, чтобы перемещаться между реальностями, поэтому совсем скоро копыта Руни выбивали дробь по дороге к чертогу Одина, почти в такт биению музыки, которая звучала из колонок мотоцикла, ничуть не заглушаемая рёвом движка. Гладсхейм распахнул огромные ворота, пропуская обоих во внутренний двор. Мотор заглох, вместе с ним смолкла и музыка. Ключ из зажигания Аргетлам доставать не стал, бросил заклинание, тончайшей сетью рун опутавшее транспорт. Теперь ушлым асам, любящим прикарманить чужое, будет солидно труднее сделать это с собственностью изменника, чья репутация после выходки Тора стала хуже.
Впрочем, любопытных глаз почти не было - двери главного зала захлопнулись. Зал был пуст. Хюмирсон осматривал его очень внимательно, но миллиарды лет не оставили отпечатка на месте, которое было ему домом. Даже золочёный трон, увенчаный руной, так похожей на стрелу, не вызывал никаких эмоций. Пройдя дальше, он пристроился на подлокотник.
- Иди сюда, - позвал он Труд, кивая на сидение, которое ждало его дольше, чем ей было лет, - поиграем в благодарных зрителей.
Он был прав: как все асы, Один не чурался эффектных выходов. Этот был особенно странным.
Откуда-то из-за возвышения, появился благообразный старец в деловом костюме. В галстуке блестела дорогая булавка, напоминающая наконечник копья, а на запонках красовались руны. Аргетлам изумлённо приподнял бровь: если бы не отсутствие глаза, можно было бы решить, что это он сам, спустя еще пару десятков миллиардов лет. Голос, которым заговорил старый Игг, тоже был похож на его собственный. И если внешность была откровенной манипуляцией, то голос этих двоих был действительно похож - глубиной, обертонами и интонациями.
- Я ждал вас, - констатировал Один, - ты получишь то, что ищешь сегодня, мальчик мой, когда пойдёшь против своей природы. Наднюсь, что это подтолкнёт тебя к завершению задания, потому что у меня есть новое. Для вас обоих.
Единственный глаз уставился на Труд.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#20

Сообщение Thrud Thorsdottir » 21 апр 2019, 15:58

Воздух Асагрда пронизывал свежестью настолько, что от него заламывало виски. Остановившись, богиня запрокинула голову и закрыла глаза, позволяя запахам родного дома окатить её волной сложного переплетения хвои, мокрого металла и каменной пыли, а потом, улыбнувшись, потрепала Руни по длинной белой гриве привычным жестом: "Не дури тут без меня". Конь немного недовольно всхрапнул, явно обиженный тем, что его не хотят взять с собою в Валаскьяльв (или куда там решили идти эти бестолковые двуногие), но смирился со своей горькой судьбой и куда-то убрался бодрым галопом.
Глядя ему вслед, Труд подумала про мать, которая наверняка была где-то в бесконечных чертогах. Что ж, для Сиф, редко спускавшейся в Мидгард, и такой гость - некоторое оживление в обыденном течении времени.

Во дворце было тихо и пусто, и только в высокие окна бил солнечный свет, бликами рассыпаясь по каменному полу. Медленно, будто уже и позабыла, каким величественным зал кажется изнутри, богиня шла мимо высоких кресел, касаясь подлокотников пальцами, потом улыбнулась, качнула головой, отвечая Тюру.
- Здесь мне привычнее, - и она оперлась одной рукой о высокую спинку главного трона, спокойная и холодная, как скалы норвежских фьордов в зиму.
Растрёпанные медные волосы, ещё хранившие лёгкую темноту влаги после душа, разметались по плечам да спине, и было странно, что сейчас они не собраны; Вилкмерге ныне не похожа была на валькирию, да и на кого была - не сказать. И только в бездонных глазах, отлитых изо льда, жила по-прежнему смерть, проглядывавшая в щель-зрачок.

Ничего в её лице не дрогнуло, когда Всеотец почтил их своим присутствием, выйдя из пустоты за одним из выступов со спокойным равнодушием, будто бы он был там всегда. Сама оказавшаяся на диво безразличная к тому пафосу, что окутывал северных богов (возможно, эта особенность присуща была лишь доблестным мужам), Труд относилась к атмосфере возвышенности и золотому блеску со спокойным принятием. Понимала, должно быть, что средства самовыражения уже устоялись.
Хищный, цепкий взгляд медленно прошёлся по деду, отмечая, что костюм сидит отлично, а булавка кажется изящным украшением для какого-нибудь бизнесмена высшей лиги, одновременно чтящего стиль и старые традиции, и только потом дева щита позволила себе улыбнуться. Говорят, мало кто мог выдержать прямой взгляд старого Игга, но вот та, кто была кровью от его крови, могла, даже когда казалось, будто бы Один изучает её одновременно и той глазницей, что слепа.
Слепа ли?
- Разумеется, - ответила она, коснулась длинными пальцами чёрного пера, по-прежнему темневшему в волосах.

Вотан вновь посмотрел на неё, на этот раз - будто оценивая.
Повёл одной рукой, ничего не говоря, но этого было и не нужно.

Выпрямившись наконец, богиня сделала пару бесшумных шагов, мягко подошла поближе; а затем, как-то очень неожиданно, они обнялись, и чуткое обоняние зверя, которым женщина эта была не меньше, чем богиней, ощутило тонкий пряный аромат дорогого парфюма. Сухая рука верховного бога, которая была тяжела что в латной перчатке, что в белоснежном рукаве с запонкой, прошлась по густому шёлку локонов.
- Купание пошло тебе на пользу, - заметил ас, когда внучка отстранилась, порывистая и непостоянная, как погода по весне, что от бури до штиля меняется в минуту.
Она не осталась в долгу:
- Твоими стараниями.
Высокий только усмехнулся.

И стало вдруг как-то особенно заметно, насколько эти двое были похожи: и внешне, словно бы в Труд от родителей и не было ничего, и манерами держаться, и мимикой хищных, но вечно слишком спокойных лиц, подошедших бы древним идолам больше, чем живым.
Когда Один сел на трон, валькирия осталась стоять - так же, как и раньше, рукой опираясь на спинку. Будто бы ничего и не происходило.
- Тебе пора выйти из тени, а тебе, - и холодок, внезапное дуновение воздуха, коснулся лица Тюра, - спрятаться в неё поглубже. В Мидгарде ныне неспокойно, и вскоре яд дойдёт до севера.
Птичьим жестом валькирия склонила голову к плечу. Она знала, что подробностей просить бесполезно, и оставалось лишь запоминать. Слова Всеотца складывались в мозаику только когда тому приходило время.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#21

Сообщение Týr Hymirson » 29 апр 2019, 22:54

Пожав плечами, Аргетлам соскользнул на сидение, развалившись на жёстком золочёном троне, словно это было мягкое кресло. Появление Одина было для бога законов серьёзным испытанием: марионеткой он быть не любил, но привык; однако теперь у него были свои планы, своё видение происходящего и очевидная несвобода действий мешала его собственным целям. Кто дёргал за ниточки - Игг, или кто-то ещё, Нуада не знал, но происходящее его изрядно раздражало. Поэтому в ответ, он сухо кивнул:
- Запомню.
И он отвернулся, чтобы не наблюдать семейную сцену. Их он не выносил ещё с детства, когда его забрали у родителей под благовидным предлогом получения образования. Многие считали это ревностью, но неспособный к сильным эмоциям до недавнего времени, сын Хюмира считал подобное неразумной потерей времени. Впрочем, он никогда не возражал, признавая за другими право на проявления чувств. В момент, когда дед с внучкой обнялись, на грани сознания прозвучал не зов, но эхо зова, заставившее Тюра насторожиться, но вдох спустя всё исчезло, оставшись незамеченным для валькирии, Один же, если и обратил внимание, виду не подал, заговорив с Труд. Аргетлам бесстрастно перевёл взгляд обратно, поняв, что они закончили с объятиями. Выражение его лица тоже было бесстрастным.

Даже когда его коснулся ледяной воздух.
- Я планировал, - лениво откликнулся Нуада. - Не теперь, позже.
И он замолчал, прекрасно понимая, что Всеотец знает ответы и без него. Какой интерес был всезнающему в том, чтобы поддерживать диалог? Аргетламу тоже было неинтересно, поэтому мысли скользнули на загадку о том, что он должен пойти против своей природы. Это могло в равной степени значить что-то совсем глупое, вроде вынужденно сказанной неправды, до более серьёзных вещей, вроде уничтожения мира. Впрочем, цену магии Нуада знал и потому его размышления имели скорее академический интерес. Проблемы с ядом, двигающимся к северу, он будет решать по мере поступления.
Но Один и не думал заканчивать свои загадки.
- Смотри вперёд, - велел он.
И Аргетлам посмотрел. Ощущение, будто он снова стал смертным, заставило совершенное лицо скривиться; мерзкий, липкий ужас остановил дыхание, сердце пропустило удар. Мгновения длилось это ощущение, а после схлынуло, оставив только гнев.
Гнев среброрукого сильно отличался от эмоций громовержца или старого Игга. В углах зала сгустилась тьма, которая казалась живой, ощущение безысходности и безвыходности плеснулось наружу, глаза схватились серебром. На что злился Нуада, он и сам, пожалуй, не понимал, но чувствовал себя загнанным зверем, попавшим в ловушку своего же чувства.
А потом ушло и это.
- Проклятье! - Выдохнул он, слепо глядя на правителя Асгарда.
Один неодобрительно покачал головой.
- Предвидение, - снизошёл он до ответа, - учись работать с этим.
- В Хель, - резко ответил Нуада, потом закрыл глаза, перевёл дыхание и снова посмотрел на жену и дядю. - Простите, постараюсь держать себя в руках.
Игг не ответил ничего, лишь повернулся к валькирии. Откуда-то из кармана пиджака он достал костяшку с руной и протянул ей. Молчал и Тюр, приводя себя в то состояние равновесия, в каком пребывал обычно.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#22

Сообщение Thrud Thorsdottir » 02 май 2019, 00:04

Повернув голову, Труд посмотрела на супруга, и лицо её, холодное и жёсткое, было совершенно непроницаемым. Осуждения во льдистом взгляде было не прочесть, но не было и ничего иного, только прохлада зимнего ветра, что несёт ожидание снегопадов. Потом она улыбнулась - едва заметно, видно, этим только и обозначив намёк на сопереживание.
Ей, умевшей читать в нитях будущего и видеть предзнаменования в полётах птиц, были ведомы таинства пророчеств - и она их тоже чудовищно не любила, потому что каждое пророчество желало быть исполненным, желало стать не вариантом будущего, но единственным настоящим. Однако истина была в том, что убежать от этой силы, от того, что хотело быть озвученным, всё равно было невозможно, и с этим оставалось лишь научиться жить.
Бывают вещи, которые изменить ни под силу и богам.
- Порой предвидение помогает, - произнесла асинья негромко, и скорее почувствовала, чем увидела, как Всеотец кивнул, - если суметь его обуздать.

Слишком много загадок; одновременно она была и рада им, и устала от них, и желала новых, и не хотела их. Со старым Иггом всегда было чудовищно сложно, он правил пантеоном железной рукой, но многие его решения, прежде чем исполнить, следовало хотя бы понять, а это, казалось, простому богу зачастую не под силу. С этим справлялся разве что Бальдр, но лишь по той причине, что мог видеть всякое время, как текущее, и не существовало для него преград.
Отчаявшись понять, зачем Ганглери понадобилось вдруг демонстрировать Тюру то, что тот мог уметь, Вилкмерге только вздохнула и постаралась отрешиться от мыслей, которые её ничем не касались. Было то, о чём следовало бы подумать в первую очередь. Она лучше многих знавала, что Высокий никогда не является просто так и что в его советах скрывается приказ, который нельзя нарушить, если хочешь остаться в живых. А Труд, впервые, пожалуй, за очень долгое время - хотела.

Протянув руку, богиня взяла руну, посмотрела на костяшку и сильно сжала пальцы, так ничего и не сказав. Впрочем, то было неудивительно: она никогда не придавала словам значения, предпочитая судить по делам и тишине, им она доверяла больше.
Один, поманив валькирию поближе, едва слышно произнёс что-то ей на ухо.
Помедлив, та ответила - коротким кивком, отстранилась от трона и отошла к супругу, положила ладонь ему на плечо.
- Вам понадобится осколок рунного камня, что стоит в центре града, чтобы свершить желанное, - неожиданно объяснил Отец Дружин.
На какое-то время дева битв увидела его, каким он был: старым мужем в доспехах с чёрным провалом глазницы на хищном лице, и от этого почему-то вновь перехватило дыхание, как бывало всегда. Она, пожалуй, любила деда, как никого иного не могла любить.

Это те, кто славил Яхве, говорили о том, что нельзя творить кумиров.
Что до их заветов старым богам.

А верховный бог неторопливо, спокойно продолжил вдруг говорить, и в единственном зрячем его глазе сверкнула голубоватая, тревожная искра:
- Ты сделала правильный шаг, когда решила искать себя, Труд, не останавливайся теперь на этом пути. Останавливаться не следует и тебе, как бы ты не желал называть себя. Но пред тем, как вы поймёте это, вам обоим следует узнать, что не от всякой помощи следует отказываться, и не каждой силе стоит противиться. Порой извилистый путь - самый короткий. Теперь - ступайте.
И огромные створчатые двери распахнулись, однозначно намекая на то, что сейчас гостей больше не желают видеть.
Труд сунула камушек с руной в карман куртки и, не оборачиваясь, ушла, понадеявшись, что супруг тоже не поддастся какому-нибудь соблазну попытаться добиться от Одина чего-то большего. Он и так сегодня рассказал и раскрыл на диво много, куда больше обыденного, и это даже больше тревожило, чем радовало. Вёльва крепко выучила, что ничего не даётся просто так.

Запрокинув голову, она подставила лицо прохладному ветру.
Дом; всё же она скучала по Асгарду.
- Я так и не поняла, хотел ли он нас выругать или сказал хвалебное слово, - пробормотала богиня сама себе, но без всякого удивления.
Так было всегда.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#23

Сообщение Týr Hymirson » 13 май 2019, 10:30

Предвидение помогает. Он знал это совершенно точно, вроде бы безрассудно подставляясь под самые невероятные происшествия, зная исход. Но оно же запирает на замок возможность выбирать дорогу самому. Нуада и без того был на коротком поводке у Норн, которые через него вершили дела, да присягал на верность Одину, получать ещё один поводок от неизвестного видения он предсказуемо не хотел. Кроме этого с пророчествами были связаны почти все его смерти, что тоже не добавляло удовольствия от произошедшего. Покачав головой, Аргетлам отвернулся, пропустив семейную сцену не из его жизни. К этой жизни была причастна Труд, но лезть в неё Нуада не спешил, как она не спешила в его. Это было странно: супруги действительно любили друг друга, но разница в возрасте, опыте и умении жить с самими собой была настолько огромна, что работать над этим придётся ещё. Тем удивительнее было слышать от Всеотца не столько прямое указание на то, что они оба искали, но предложение продолжать искать себя. На прямые указания старый Игг расщедривался довольно часто - по крайней мере, для приёмного сына. А вот совет пасынку, и уж тем более упоминание его неопределённости с именами были беспрецедентными. С чем проблем у Аргетлама не было, так это с самоопределением - он всегда знал, кто он, как его зовут, зачем он здесь и что будет делать дальше. Значит, Один имел ввиду что-то ещё. Обернувшись на голос, Нуада кивнул.
- Постараюсь не пропустить момент, - спокойно ответил он, поднимаясь с неудобного трона, стараясь не стряхнуть руку жены.
Он вышел вслед за Труд, с удовольствием вдохнув морозный воздух. В Мидгарде, пожалуй, было слишком тепло для Зимы. Зато там было солнце, гораздо чаще, чем в Асгарде, где небо было затянуто тучами большую часть времени. После видения начало ломить виски; единственный вид боли, который ощущал закон, касался колдовства, которое не удалось.

После всего резко захотелось хулиганить - и ветер послушно взвыл, разгоняя облака. Мороз и солнце, бликами играющее на волосах Труд. Нуада залюбовался, глядя в синие глаза жены.
- По-моему, ни то ни другое, - серьёзно ответил он, и протянул ей руку, ощутив вдруг потребность дотронуться до жены. - Пойдём, - позвал он, - негоже пренебрегать прямыми указаниями Всеотца.

Осколок - это было изрядное преуменьшение, камень был высотой с Труд и на нём была выбита часть истории Асгарда. Хримтурс помнил его, помнил даже, как камень был расколот, но куда делась вторая часть - неизвестно. Тюр подозревал, что артефакт хранится где-то в закромах Тора вместе с носом сфинкса.
Было много света и ветер ласково трепал волосы асов. Длинные пальцы скользнули по рунам, обозначающим имя Труд, точно ощутили тонкую и прохладную северную кожу, которой так славно было касаться несколько часов назад. Его имени на камне было совсем мало и всё больше в связи с несбывшимся пророчеством. История града сама отторгала его? Быть может.
- Пойду против своей природы, - задумчиво протянул Нуада, - как думаешь, это прямое указание, или иносказание? И что мы должны делать?
Да, в общем-то, и не важно. Оно или произойдёт само, или они поймут, что делать. Один своими откровениями разрушил хрупкое равновесие в душе бога, снова захотелось куда-то бежать, что-то делать. И это быо настолько неправильно сейчас, что Аргетлам тряхнул головой и с мыслью "катись всё", притянул жену к себе.
Камень щёлкнул, раскрываясь.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#24

Сообщение Thrud Thorsdottir » 17 май 2019, 23:38

- С Одином никогда ни в чём нельзя быть уверенным, - пожав плечами, ответила Труд, - ты же знаешь, вокруг его слов всегда всё складывается, как нужно, но только тогда, когда приходит правильное время. О какой твоей природе он говорил, только Всеотец и знает, так что… Запомни, однажды пригодится. Правда, иногда между тем, чтобы услышать и чтобы оно пригодилось, может пройти пара миллиардов лет, но это уже издержки. Другой вопрос, что я не поняла даже того, что ты должен найти. Уж явно дед не про дом молвил, даже про такой затейливый, что может скользить по ветвям Древа, это недостаточно масштабно для него. Не знаю, ты планируешь создать новую вселенную? Уничтожить какой-нибудь мировой столп? Обратить Порядок в её же продукцию методом принудительной кристаллизации? Боюсь, у меня фантазии не хватает для воображения стратегического мышления Одина.
В глубине души хотелось кого-нибудь пнуть или хотя бы просто сбежать в лес, усесться там на хорошенькой полянке и орать до тех пор, пока связки не охрипнут. Учитывая лужёную командирскую глотку, весь Асгард мог бы не очень радостно наслаждаться лисьими воплями как минимум несколько дней, однако всё закончилось тем, что она задумчиво посмотрела на Тюра, который внезапно решил её потрогать.

По большей части, сейчас это уже не вызывало у сейдконы резкого отторжения, его близость не била обухом по затылку, не высекала искры из глаз и не приносила с собой море незнакомых, отвратительных эмоций, которые ей не принадлежали, но сам факт был достаточно внезапен. Особым любителем телесного контакта Сереброрукого было не назвать, он на этом поприще ещё и супругу обогнал. Чувствовавшая мир сквозь призму звериного восприятия, Вилкмерге остро видела, что Нуада не отличается особым стремлением к близости и спокойно принимала тот факт, что чужое личное пространство - оно на то и чужое.
В конце концов, всегда был Фенрир, который где-то в глубине своей великаньей души был немножечко хаски. Его желания и ощущения были простыми и яркими, в них не было застарелой боли, кучи тайн размером с затонувшую Атлантиду или каких-нибудь нереализованных мечтаний про мировое господство, а потому ощущать их было не так уж плохо. Местами даже приятно. Живая часть Труд к ним почти тянулась.
- Мммм, - только и протянула валькирия крайне неопределённо, но вырываться не стала.
Может, они оба со временем привыкнут.
Ко всему - к себе, к друг к другу, к родственникам.

Хотя с последним были сложности, конечно.
От асов взвыл бы не то, что святой - мёртвый.

Немного подумав, Труд потёрлась о мужское плечо щекой.
Её привлёк лёгкий каменный хруст, и, подняв глаза, валькирия увидела, что булыжник, который она помнила со времён самого глубокого детства, вдруг неожиданно раскрылся, точно бутон, и обнажил белёсые разломы внутренних сторон, среди которых что-то поблёскивало.
- Смотри, там есть что-то ещё! - Кажется, теперь дева битв удивилась почти по-настоящему.
Асгард сегодня был какой-то непривычный во всём, кроме погоды, и это могло бы даже встревожить, но холодный ветер уносил прочь всякие дурные мысли.

В середине лежал некрупный, с половину кулака размером, золотой самородок. Подобрав его, Вилкмерге взвесила в руке - он был тяжёл, и она усмехнулась. Златые врата Вальхаллы, конечно; что ещё лучше скажет о великом граде богов, как не золото, что открывало двери в вечную радость тех, кто в неё верит.
Валькирия протянула находку, уже успевшую нагреться от руки, Тюру.
- Это твоё. Куда теперь? В Ётунхейм, чтобы разнообразить все эти высокие материи чем-нибудь более понятным?
Откуда-то сбоку послышался цокот копыт, и к паре богов прогалопировал откровенно маявшийся скукой пегас. Грива у него была причёсана, так что можно было не сомневаться, что порцию любви от Сиф он всё-таки получил, но теперь жаждал бежать дальше, потому что стоять на месте было интереснее на лугу, чем посреди чертогов и дворцов.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#25

Сообщение Týr Hymirson » 26 май 2019, 01:45

Фантазия всех асов работала своеобразно, Труд исключением не была. Впрочем, ход мыслей валькирии нравился Нуаде, как нравилась она сама. Он тихо и очень приятно рассмеялся над её ухом. Масштаб, который описала Труд, был колоссален. Но решение оказалось куда проще: достаточно было постоять некоторое время на месте и никуда не бежать. Труд потёрлась щекой о плечо мужа и камень вдруг как-то резко перестал для него существовать, вместе со всем остальным миром. Хищные черты лица расслабились и сделались совсем беззащитными. Но Труд живо заинтересовалась камнем. Бог с неохотой отпустил её и вскоре озадаченно созерцал золотой слиток в ладони.
- Нет, - он аж зажмурился, представив необходимость драться с великанами сейчас, - я, конечно, всегда рад хорошей битве, но позже. После откровений дяди надо проветриться. Поехали, посмотришь на новорожденный мир?
Мотоцикл тихо урчал, невесть как доехав до хозяина, на руле позвякивали костяшки амулетов, а бычий череп таинственно мерцал светом из пустых глазниц.

Мелькнул под колёсами радужный мост, - настала пора Нуаде прокладывать дорогу туда, куда не было покуда пути для валькирий. Молодой, едва просыпающийся мир отторгал тех, кто связан со смертью. Он придёт сюда позже, когда появится жизнь. А пока мир был пуст. Ни птичьего гомона, ни звуков зверей - лишь леса и горы, тянущиеся в небо, да ветер, гуляющий среди них. Где-то далеко шумело море, под колёса ложилась изумрудная трава; было влажно и тихо. Ничего не напоминало о трагедии, произошедшей пять с половиной лет назад, ничего не напоминало и о битве месячной давности. Сила трёх демиургов смогла очистить ветвь от влияния Хаоса и вдохнуть в мир, покоящийся на ней, жизнь, медленно идущую к тому моменту, когда белве башни городов туата вновь взмоют ввысь, споря с деревьями и горами.
Рёв мотора стих, Нуада остановил машину, но слезать не спешил, немного растерянно глядя на собственное творение. Его голос здесь звучал совсем иначе - легче и выше:
- Немного пустовато, - извинился он, точно учтивый хозяин в новом жилище, - зато просторно.
Мир поприветствовал их журчанием родника.
- Ты первая, кто оказался здесь после возрождения, - Нуада, наконец, спешился и замер, глядя в яркое небо, спорящее по цвету с глазами Труд, - мне кажется, - он едва заметно улыбнулся, - что это и твоя заслуга тоже. Потому что если бы не ты, не было бы меня, Копья и его силы, а, значит, ветвь так и ждала бы своего часа.
Бог замолчал, вдыхая прохладный воздух, который после Асгарда казался почти горячим. Тишина нарушалась только перестуком копыт и едва уловимым дыханием. Тряхнув головой, отчего отрастающие волосы рассыпались в беспорядке, Нуада посмотрел на жену и вдруг спросил:
- Хочешь стать красивой сказкой для этого мира? Грустные здесь уже есть, пусть будут другие?
Под его ногами стремительно выросла лоза, опутывая его ноги и превращая кожаную одежду во что-то совершенно немыслимое. Нуаде, впрочем, подходило - он выглядел диким зверем даже не сменив обличия. Он сделал шаг к жене и в серых зрачках мелькнуло серебро
К ногам валькирии потянулся стебель.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#26

Сообщение Thrud Thorsdottir » 26 май 2019, 13:56

"Хрум!" - Сказал стебель, исчезая к крепких зубах довольного пегаса, конструкция которого, кажется, от природы не предполагала чувства сытости.
Потрепав жеребца по густой гриве, растрёпанной полётом между былью и небылью, валькирия мягко спешилась, и ноги её тут же утонули в зелёном разнотравье. Возрождавшийся из небытия мир ещё не знал - не помнил - ни бед, ни опасностей, ни запаха смерти, он жил и сверкал, радуясь своему рождению, и тишина в нём не казалась гнетущей.
Валькирия едва заметно улыбнулась, проводя ладонью по диким синим цветам, не имевшим ничего общего с земными, они пахли сладостью и надеждой, крупные, почти с кулак; длинные пальцы осыпало пыльцой. Свежие ароматы проникали под кожу, пробуждали в белой всаднице ту её часть, что досталась от матери, от богини плодородия и возрождения, чьи руки могли лону земли, не знавшему дождей и чернозёма, дать урожай, а материнскому чреву - дитя.

Рыжие волосы, похожие на пламя - согревающее, уже не погребальный костёр, но очаг, походный костёр, вокруг которого - жизнь и уют.
- Я и забыла, как он был хорош, - произнесла солнечная Медейне, разбрызгала вокруг себя очарование летнего полудня, - леса, поля и цветы, природа, не знающая тлена. Сёстры сюда почти не заглядывали, знаешь, слишком много жизни, тех, кто был наш, кто уходил, встречали за порогом.
Похлопав Руни по крутому боку, она разрешила ему развлекаться, как тому хотелось, и конь понял это по-своему: упал на спину, распластав огромные крылья, и принялся кататься по траве, пачкая белоснежную шкуру в соке и лепестках. Восторженное ржание разносил ветер, и мир, казалось, задумался, прислушиваясь: ведь больше здесь не было зверей, а ему, должно быть, хотелось их чувствовать на теле своём.

Богиня пошла по полю, ведя обеими руками по тянувшимся к ней растениям, и там, где касались её руки, распускались всё новые и новые цветы. Дитя неба и дитя земли, она давала жизнь так же легко, не задумываясь, как принимала смерть, и было в этом что-то бесконечно правильное; цикл, у которого нет ни начала, ни конца, который и называется жизнью.
Медейне сорвала несколько цветов, сплела их ловкими движениями, и вдруг на ней оказался венок, лёгкий и светлый, делавший её, казалось, безмерно юной. Резкие, жёсткие черты смягчились.
- У нашей семьи со сказками - сам знаешь, - засмеялась она.
Северные боги всё чаще говорили про сражения, а наградой для них бывала гибель в бою, а не счастливая жизнь.

- Впрочем, - оглянувшись, она улыбнулась лукаво и немного загадочно, - у меня найдётся, что показать.
И подпрыгнула на месте, как-то по-хитрому изогнув вдруг спину, а опустилась - уже на четыре лисьи лапы. Рыжая спина на зелёном поле во всю тянула к себе взгляд, а лиса села, уложив вокруг себя роскошный пушистый хвост и посмотрела на Нуаду. Глаза у неё остались голубыми, чистыми и яркими, как небо, что сияло над их головой.
Открыв пасть, лиса издала приятный воркующий звук.
Сейчас, не стиснутая сомнительными законами физики Мидгарда, она выглядела огромной и смотрела на хримтурса сверху вниз. Венок, венчавший голову, вырос вместе с ней.

Склонившись, лиса ткнулась влажным чёрным носом в грудь Аргетлама.[AVA]https://b.radikal.ru/b19/1808/5c/e072cc0015ae.jpg[/AVA]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#27

Сообщение Týr Hymirson » 01 июн 2019, 18:00

Он следил за нею, не отводя взгляда. Пламя волос, спускающихся на спину; подтянутая фигура, далёкая от стандартов красоты смертных и туата, но восхищающая своей статью и силой, - Труд была исключением из всех правил, которые существовали среди богов и смертных. А для него она и вовсе была единственной. Венок из трав и цветов казался Нуаде короной, достойной владычицы этого мира.
- Да, - он следовал за нею, мягко ступая по земле, и травы расступались перед ним, - в нашей семье приняты странные сказки. Такие здесь в почёте.
Дух больше, чем бог, зверь больше чем человек, Аргетлам был продолжением этого места и отчего-то казалось, что не воздух, а его руки обнимают поджарое тело богини. Но вот он, стоит рядом с нею, а пальцы заплетаются в травах, льнущих к нему, в серых глазах отражается небо, такое же бездонное и бескрайнее, как просторы новорожденного мира, а улыбка, блуждающая на губах такая лёгкая, какой валькирия не видела у него никогда прежде.
Он отступил на шаг, давая жене простор и ждал, заинтригованный, что будет дальше. Результат заставил его рассмеяться, необидно и весело. Огромный нос едва не сшиб великана с ног, но он удержался, осторожно коснулся влажной чёрной кожи губами и предложил:
- Догоняй!
Как можно догнать ветер?
Взъерошив жёсткую шерсть огромной лисы, Аргетлам сорвался с места, на ходу принимая облик волка, растворяющегося в стихии. Откуда-то сзади раздалось ржание Руни, для которого происходящее было почти такой же игрой, как для хранителя возрождённого мира. Ветер летел вперёд, бил в лицо, обнимал со всех сторон. Под лапами богов трава оставалась непримятой, деревья перешёптывались за их спинами, обсуждая неожиданных зверей, а мир молчаливо застыл в ожидании чуда.
Они не просто бежали - волк навязал лисице вдвое больше себя игру, время от времени бросаясь на лису и едва не сшибая её с ног. После недолгой возни они бежали дальше, пока их не вынесло в предгорья, поросшие густым лесом. Под лапами всё чаще стали попадаться камни, а место стало более угрюмым. Волк притормозил.
"Не спеши, - прозвучало в голове Труд, - здесь кое-что есть, но я боюсь пропустить."
Он пошёл шагом, опустив нос в землю. Скоро он вывел их на открытую местность, где их ждало удивительное зрелище. Тысячи разных животных спали на земле в самых странных позах, тысячи видов птиц прятали головы под крылья. Наверное, где-то дальше был водоём, об этом свидетельствовал плеск воды, но из-за громадных камней его не было видно. Волк снова принял привычное обличие и уселся на валун, подтянув колено к подбородку и посмотрев на лисицу.
- Разбуди их? - Предложил он. - Тебе это под силу.
И мир откликнулся его словам, повторяя просьбу. Он обещал Медейне все, что она попросит, лишь бы не быть пустым и дальше.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#28

Сообщение Thrud Thorsdottir » 07 июн 2019, 00:46

Если вселенная бесконечна,
Значит, выхода нет.
Мы с тобой обязательно встретимся,
Зажжёмся - и будем гореть.


Нельзя догнать ветер, но и ускользнуть от охоты - ничуть не проще. Сильные лисьи лапы несли гибкое рыжее тело вперёд так быстро, что огромный зверь казался лишь пламенным росчерком, бликом посреди зелени новорожденного мира. Мелькали вокруг поля и деревья, в восхитительный аромат самой жизни сплетались сотни запахов, и казалось, что нет ни начала, ни конца этому стремительному бегу, в котором звучал женский смех, отзвук раскалённого полудня.
Шелест трав, разогретая смола.
Яркое солнце.
Мир дышал полной грудью, мир радовался своим гостям, тянувшийся к жизни, искавший опору, чтобы взобраться ростками плюща к новому своему рассвету.

А затем лиса остановилась, взрыв когтями почву, с удивлением тявкнула, неожиданно пронзительно и высоко, посмотрела на волка и махнула роскошным хвостом, на котором виднелись облетевшие лепестки. Белый его кончик весь был усыпан золотистой пыльцой.
Ступая совершенно бесшумно, огромный зверь выступил на поляну, обошёл вновь обратившегося в бога Тюра, осмотрелся. Лиса забавно склоняла голову то в одну сторону, то в другую, будто мышковала, разбирая, откуда идёт звук, и её остроконечные тёмные ушки настороженно внимали шёпоту Альвхейма. Бившее наотмашь яркое солнце играло в догонялки по гладким рыжим бокам.

Плюхнувшись на землю, лиса притопнула передними лапами, и земля отозвалась протяжным шорохом, прокатившейся по разнотравью волной.
Лиса притопнула ещё раз, и теперь толчок, шедший откуда-то изнутри, из-под земной коры, из самой плоти могучей матери-Ёрд, что была частью всей необъятной вселенной, содрогнул деревья вдали. Так дитя, уже готовое родиться, толкается в материнском чреве.
Приоткрыв огромную пасть, лиса издала тихий воркующий звук, приятный и мягкий, что-то среднее между урчанием и лаем.
Потом она вдруг упала на спину и вытянула вверх все четыре лапы, будто хотела попробовать на ощупь солнечные лучи, что пружинили теперь на тёмных подушечках.

Лиса дурачилась, огромная и смешливая, и травы тянулись к ней, желая глотнуть жизни из огромного сильного тела.

И затем, как-то по-особенному перекувыркнувшись, лиса опустилась наземь женщиной - растрёпанной богиней с глазами из осколков весеннего неба, увенчанной цветами и озарённой дневным сиянием. Запустив пальцы глубоко в цветы, зарывшись ладонями в сырой чернозём, солнечная Медейне, что в своей от матери доставшейся жизненной силе покровительствовала всякой природе, что сама была её частью, позвала - на языке, где не было слов, только звуки, мелодичные, как у птиц, и звонкие, как у ручьёв.
"Проснись," - говорила она после слишком долгой зимы.

И мир проснулся.

Воздух окрасился трелями и звуками сотен живых тварей, бросившихся врассыпную.
Вокруг рыжей копны волос вечно юной охотницы роились пчёлы и бабочки, то и дело присаживаясь на лепестки неувядавшего венка.

Медейне смеялась, и звук её смеха звенел под самыми облаками, разнося всюду жизнь и солнце.
Здесь не было места смерти и увяданию, сюда не нашла ещё дорогу зима.[AVA]https://d.radikal.ru/d13/1808/66/1f1727c3e148.jpg[/AVA][NIC]Medeinė[/NIC]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#29

Сообщение Týr Hymirson » 07 июн 2019, 19:34

Огромная лиса завораживала так же, как завораживала женщина в привычном своём обличье. Запутавшиеся в шерсти лепестки и пыльца делали её совсем уж нереальной, будто бы она была фантазией Тюра. Лёгкое движение воздуха от её передвижения доказывало, что она реальна и очень хотелось запустить пальцы в шерсть, но было нельзя. Вздрогнула земля, отзываясь. Аргетлам негромко засмеялся и смех его слился с воркующим звуком, который издала Труд. Повинуясь его движениям ветер взъерошил мех.
Женщина была ничуть не хуже, солнечная и восхитительно живая, яркая и уверенная, точно росчерк молнии. Свет ластился к ней так же, как травы, а ветер перебирал волосы, что были усыпаны пыльцой, да лепестками. В смех Нуады вплелись другие звуки - звери, спящие до этого момента спешили убраться из этого странного места; ввысь взлетел ликующий клич, в который вплёлся смех Медейне, звонкий и чистый. Зима и лето, мужчина и женщина, они будили мир, спящий до этого момента. Солнце и ветер, - небо очистилось от облаков, потому что они глушили её смех. Камни под ними вздрогнули ещё раз и откуда-то сверху раздался грохот. Покатились камни, но двоим богам нечего было бояться - этот мир, едва вспоминающий, что значит быть, охотно принимал демиурга и его жену. Оборвав клич на низкой ноте, Нуада прислушался к звукам и выметнулся вдруг вперёд, ухватив Труд за плечи. Падали в траву, по ней же и прокатились, до ближайшего укрытия. Там, где стояла валькирия, грохнулся огромный камень, расколовшись надвое и из него показалась чешуйчатая морда.
Крохотный дракончик выбрался из осколков, огляделся по сторонам, расправил крылья и неуверенно ими взмахнул. Ветер подхватил озадаченного зверя и понёс вперёд. Нуада проводил его глазами.
- Извини, - он встал с жены и отряхнулся.
Виноватым, впрочем, он не выглядел совсем, скорее довольным. Когда ещё доведётся поваляться с женой на траве и увидеть появление на свет змея?
Он понял, какой дар отдал им обоим этот мир и улыбнулся очень светло.
- Мы закончили здесь, - теперь в его голосе слышался грохот обвала, - и это хорошая новость.
Аргетлам оглушительно свистнул в два пальца и откуда-то издалека ему ответил рёв мотора. Пока мотоцикл добирался до хозяина, Нуада объяснил:
- Мир отдал свою часть тебе, - он щёлкнул пальцами по травинке, торчащей из венка, - значит, дом, который мы спланировали, станет и твоим однажды.
Он помолчал, выжидая транспорт и после, устроившись в седле, предложил:
- Прогуляемся по маршруту Муспельхейм - Нифльхейм? В одном так жарко, а в другом так холодно, что после них даже Хельхейм покажется славным местом.

Было очень жарко - так жарко, что дышать было почти невозможно. Под ногами были камни, между которых протекала лава. Наверное, именно этим зрелищем вдохновлялись художники, рисуя Ад, но Адом это место не было. Ало-золотая хмарь висела над растрескавшейся породой, где-то вдалеке громоздились скалы, на которых были видны какие-то строения, судя по отсутствию движений и обвалившемуся мосту в никуда - брошенные. Вокруг венка Труд вдруг обернулся маленький смерч, в котором плясали снежинки совершенной формы. Нуада улыбнулся, созерцая пляску и перед своим лицом.
- Загадка, - он кивнул вперёд, на развалины в скалах, - я люблю загадки.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.10.2018] Дом там, где твой кот

#30

Сообщение Thrud Thorsdottir » 09 июн 2019, 00:41

Солнечный свет лесной Медейне слетел наземь осенними листьями, и богиня снова стала холодной и спокойной, что лёд - на зимних фьордах. Венок остался при ней, но исчезла мягкость из взгляда, вновь резко обозначились скулы. Кивнув, она свистнула тоже, тихо и переливчато, подзывая коня, вскочила на широкую спину.
Жеребец хлестнул длинным хвостом по её ногам и, оттолкнувшись копытами от земли, сорвался вскачь, явно желая обогнать мотоцикл. Руни был консерватором и всякие новшества понимал без охоты, явно считая, что ладно уж люди, но когда свои родные асы начинают предпочитать лошадям какие-то глупые железки, мир катится не туда.
Из-под тяжёлых копыт только и вылетали искры.

В Муспельхейме было чудовищно жарко. Воздух, казалось, был так раскалён, что мог легко оплавить металл, а вздох был всё равно что из горна кузницы. На языке ощущался вечный привкус пепла, что заменял в этом негостеприимном месте снег.
Пегас с презрением толкнул копытом какой-то чёрный булыжник, откатившийся в сторону лавового ручейка и утонувший в нём с лёгким шипением. Валькирия потрепала маунта по крутой шее, но не стала спешиваться, посмотрела, странно, непонятно, неосознанно или же - специально, копируя жест Тюра, на постройки, что виднелись у горизонта.
Огненных великанов, чудовищных детей этого чудовищного мира, нигде не было видно, в чём двум непрошенным гостям очень повезло.

Изобразив губами улыбку, Труд хотела было сказать, что тоже любит загадки, но потом передумала. На самом деле, она хорошо умела их решать, но можно ли было назвать подобный затяжной роман любовью, она не была уверена. Вместо этого, помедлив, дева щита коснулась кончиками пальцев собственного лица и протянула задумчиво:
- Зачем-то путь вывел нас прямо сюда, и я думаю, что наш следующий пункт раскопок всё же там.
Муспельхейм был очень древним миром, ровесником Нифльхейма, откуда сама жизнь брала своё начало, чтобы затем в неё вернуться, и не было ничего странного в брошенных городах. Какие-то камни здесь могли видеть, как вспыхнули - от искр из пламенных рек - звёзды на северном небе.

Когда-то, должно быть, это было огромным дворцом, но время не пощадило высоких стен и крепких камней, сточило зубцы, отполировало бойницы, и всюду было запустение. Подковы Руни постукивали по базальту, пока он пробирался меж осколков, крепко прижав к взмокшим белым бокам крылья и сердито пофыркивая.
Спрыгнув на землю, валькирия пошла следом, чуждая здесь намного больше, чем в свежем и живом мире альвов, и даже её рыжие волосы казались неуместными, ведь настоящий, первый огонь был всюду, куда не брось взгляд.
- Это похоже… - Она, подбирая верное слово, быстрым жестом облизнула губы. - Похоже на могильник. Камни разложены неслучайно, нужно только присмотреться… Это как два треугольника, маленький вложен в большой.

Один из валунов, когда-то, должно быть, бывший куском башни, она подтолкнула ногой, и тот качнулся, демонстрируя, что под ним - чёрный, как смоль, пепел, глубоко въевшийся в бесплодную эту почву. Витал запах гари.
Кивком головы она указала на то, что одна из вершин треугольника получалась прямо под истрёпанными воротами, что раньше служили входом. Над ними выбита была огромная птица, расправившая крылья, некогда красная, а теперь - почти серая, выцветшая.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей