[09.07.2014] Do not touch

Ответить
Nina Skorzeny

[09.07.2014] Do not touch

#1

Сообщение Nina Skorzeny » 07 фев 2019, 23:54

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
раннее утро 9 июля.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Германия, Гамбург; военный госпиталь.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Nina Skorzeny, Alessandro Conte.

СИНОПСИС:
Несмотря на то, что первые случаи заболевания эболавирусом были зарегистрированы в Гвинее ещё в феврале, ВОЗ объявил эпидемию только в марте, а границы закрыли только к августу. Среди туристов в экзотические страны всегда хватало любителей острых ощущений, и один из таких возвращался домой после трёхнедельного путешествия по Западной Африке.
Симптомы острого вирусного заболевания проявились на борту, после чего диспетчеры, исполняя требования эпидемиологической обстановки, проложили зелёный коридор в Гамбург, где ВОЗ принял весь рейс в карантин.
Александру просто не повезло оказаться именно в этом самолёте.

Nina Skorzeny

[09.07.2014] Do not touch

#2

Сообщение Nina Skorzeny » 08 фев 2019, 17:46

В своей жизни Нина видела много странностей, но людей, которые ехали в Азию или Африку путешествовать, она не понимала до сих пор. Может быть, дело было в том, что она объездила все страны третьего мира в рамках своих рабочих вопросов и видела там ужасающую антисанитарию, но никакой романтики, и на что именно можно было любоваться в Сьерра-Леоне, для Скорцени было великой загадкой. Возможно, сытой и в массе своей довольной жизнью Европе не хватало острых ощущений, вот туристы и катались то в Тайланд, то в Эфиопию.
Иногда с непредсказуемыми последствиями, как, например, сегодня.

Ночной рейс Air Europa, переправленный в Гамбург, где сейчас базировались сотрудники ВОЗ и Европейской комиссии, должен был сесть в Риме, но один человек изменил планы всем остальным.
Сауле приехала в госпиталь, когда пациента уже доставила "Скорая", но спешно организованный трансфер остальных пассажиров был ещё в пути; ей хватило одного взгляда, чтобы не обнадёживать ни себя, ни его родных - начавшееся кровотечение слизистых не давало больших шансов на выздоровление. С большой долей вероятности, у них будет ещё один труп.

Белый автобус был припаркован напротив главного входа в госпиталь, по нему летали недовольно-раздражённые шепотки, когда Нина поднялась в салон. Её встретили с лёгким презрением.
Как всегда. Сначала никто не верит в серьёзность происходящего.

- Дамы и господа, я прошу минуту вашего внимания.
Худощавая женщина в светлой одежде аккуратно постучала ногтем по микрофону, и раздавшийся звук сводил скулы, но зато очень надёжно обрывал всякие разговоры. Теперь на неё внимательно смотрели, и Сауле, остро чувствовавшая мир, ощущала негодование, острый привкус злого раздражения. Много неприятных мыслей; "да мне нет дела до ваших глупостей", "у меня дома куча дел", "меня ждут в офисе", "я летела тринадцать часов и просто хочу спать", "что вы себе позволяете"; конечно, она не слышала их, но по витавшему над людскими головами спектру эмоций могла без труда догадаться, что ощущал каждый.
К сожалению, это было не в первый раз.
Нина привыкла к тому, что в основном попытки следовать инструкциям и работа во благо воспринимается максимально плохо и чаще всего заканчиваются скандалом. Её спасало только воистину божественное терпение - да понимание, что так нужно.

Она тихо кашлянула и заговорила ровным, отлично поставленным голосом, в котором, однако, остро чувствовалось умение отдавать приказы:
- Меня зовут доктор Скорцени, я присутствую здесь как сотрудник Всемирной Организации Здравоохранения и уполномочена сообщить вам следующее. На данный момент нашей эпидемиологической службой зарегистрирована эпидемия вируса Эбола, начавшаяся в странах Западной Африки, общее число заболевших - около двадцати тысяч. Зарегистрированных случаев в Европе около ста, среди них - более шестидесяти умерших. Эболавирус крайне высококонтагиозен, передаётся при прямом контакте с заболевшим, инкубационный период составляет от двух до двадцати одного дня. Вирус вызывает геморрагическую лихорадку с высочайшей летальностью.
Короткая пауза. Глаза женщины медленно скользили по чужим лицам, но её собственное оставалось бесстрастным.
Сауле - воплощённое спокойствие, как того требовала ситуация; если люди хотя бы на миг почувствуют неуверенность, справиться с ними потом будет в десять раз сложнее. Долгое время прослужившая в военных лабораториях, она хорошо умела управлять людьми, даря им одновременно и надежду, и угрозу в том, что не следует испытывать судьбу.

В её карьере погибших было только двое, оба - по собственной глупости. Скорцени помнила их имена, звания, специальности, помнила лица; они были с ней всегда. Не потому, что это было её вина, но потому, что такого повториться не должно.
Люди чаще всего не понимают опасности, пока она не упадёт им на голову и исправить её будет уже невозможно, поэтому задача Нины - рассказать так, чтобы ей поверили. Чтобы не захотели спорить.
Она повела головой, отбрасывая светлые короткие волосы со лба. Женщина с прекрасным ликом иконы и ледяными глазами.
- На вашем рейсе летел гражданин Италии, который три недели провёл в Гвинее, на данный момент он госпитализирован с предварительным диагнозом "геморрагическая лихорадка Эбола", в течение ближайших трёх часов мы, вероятнее всего, подтвердим диагноз. В связи с эпидемической обстановкой, а также мерами предосторожности мы вынуждены объявить карантин для всех пассажиров и экипажа рейса. На данный момент вы находитесь в Гамбурге, вас разместят в инфекционном отделении госпиталя до тех пор, пока мы не сможем гарантировано подтвердить отсутствие опасности. Все расходы за размещение и любую возможную терапию ВОЗ берёт на себя. При раннем медицинском вмешательстве риск летального исхода незначителен - порядка десяти процентов, и я убедительно прошу вас при любом намёке на температуру, общее недомогание, кровотечение или иные проявления возможного заболевания незамедлительно обращаться к медицинскому персоналу.
Раскрыв тяжёлый ежедневник в синей обложке, заложенный ручкой, Нина пробежала взглядом по списку фамилий.
- Пассажиров, сидевших на местах 15F, 15D, 13E-D и 16E-D, бортпроводников Агуэро и Диас, герра Конте я прошу обратиться ко мне немедленно после размещения в палатах, вас проводит медперсонал. Остальных после размещения проинструктируют отдельно. Ваш багаж доставят сегодня вечером. ВОЗ приносит извинения за сложившуюся ситуацию, мы сделаем всё возможное для скорейшего её разрешения. Благодарю за внимание.

Отдав микрофон водителю, Сауле вышла через переднюю дверь; из окон можно было видеть, как она быстрым шагом входит в стеклянные двери госпиталя, перекинувшись парой слов с медсёстрами, терпеливо наблюдавшими за автобусом. Нина торопилась - ей надо было переодеться, переговорить с врачами и коллегами из инфекционки, запросить из своей берлинской лаборатории всё, что за полтора месяца после её возвращения из Африки было сделано, проинструктировать младший медперсонал о том, что запрашивать у страховых, связаться с ВОЗ и попросить прислать бригаду специалистов, потому что потенциальных пациентов оказалось слишком много.
Госпиталь пришёл в движение с немецкой аккуратностью, помноженной на военную точность.
Стайки младшего персонала с автоматическим старанием регистрировали людей, запрашивали документы, уточняли о сопутствующих заболеваниях, разводили по палатам. Подавленные и придавленные услышанным люди были неожиданно тихими.

Alessandro Conte
The saint of blood at night
Аватара пользователя
Репутация: 127
Статус: The saint of blood at night
Информация: Александр Конте
1533 года | 70 лет | 46 лет; вампир; барон, меценат, врач; владеет магией крови, телепатией; хороший воин.
Сообщения: 170
Зарегистрирован: 03 фев 2019, 03:44
Контактная информация:

[09.07.2014] Do not touch

#3

Сообщение Alessandro Conte » 08 фев 2019, 18:48

- Врач! Здесь есть врач?
Стюардесса эконом-класса суетливо продвигалась между креслами в сторону помещения, где были её коллеги. Мужчина, сидящий около выхода в салоне первого класса, вытянув ноги и прикрыв глаза, немного повернул голову, вслушиваясь в панические нотки девицы в форме Al Italia. Диас, кажется. За бортом была глубокая ночь, но шторка на его иллюминаторе всё равно была задвинута. На соседнем кресле лежал закрытый ноутбук и блокнот с логотипом конференци. Пошарив по карманам, он выудил очки с затемнёнными стёклами и неохотно поднялся. Соседи проводили его удивлённым взглядом, но он скрылся за занавеской раньше, чем кто-то сообразил, зачем представительный сеньор встал.
Девушки сосредоточенно перебирали список пассажиров.
- Что случилось? - Голос был похож на сухие листья, тихий и глухой, шелестящий. Но стюардессы услышали его.
- Пассажиру в эконом-классе стало плохо, - немного нервно пояснила девушка с бейджиком Агуэро на хорошем итальянском. - Мы ищем врача.
- Нашли, - кивнул мужчина, - проводите меня к нему, пожалуйста.
Девушка кивнула и прошла в салон, итальянец отправился следом за ней, втягивая воздух носом. Пахло болезнью. Изменения крови он чуял безошибочно и всегда. Пациент сидел в кресле последнего ряда, куда его перевели девушки, скрючившись и держась за целлофановый пакет. Ещё добрый десяток лежал рядом. На шее краснела сыпь, мужчина надсадно кашлял почти всё время. На него оглядывались весьма недовольно.
Врач присел рядом и попросил девушек принести коньяка для него и воды для больного. Девушки убежали исполнять просьбу, а итальянец заговорил:
- Salve! Sono Alessandro, il dottore. Cercherò di aiutarti. Come ti chiami?
- Lucio, - отвечал больной сквозь кашель. Он не сводил взгляда с врача, пока не заснул. Только тогда Алессандро позволил себе осмотреть шею больного и даже расстегнуть несколько пуговиц рубашки. Едва слышно послав проклятие Богу, он поднялся и вернулся к стюардессам.
- Проводите меня в кабину, пожалуйста, - прошелестел он. - Это очень важно.

На выходе из самолёта он передал крепко спящего больного на руки встречающим врачам, а сам вернулся в кресло, неспешно собирая вещи. Торопиться теперь было некуда.
Автобус был довольно комфортабельным, но необходимость сидеть с таким большим количеством пищи выводила его из себя. Чтобы отвлечься, Конте достал из сумки тяжёлый кнопочный телефон в металлической оправе и набрал номер по памяти. Девичий голос был сонным, где-то рядом послышался недовольный мужской.
- Привет, мышка, - сосед Александра вздрогнул, услышав жутковатый, мёртвый голос. - У меня возникли непредвиденные обстоятельства, я задержусь на неделю, может больше. - Мужчина встревоженно смотрел на светлеющий горизонт, но на интонациях это не отразилось. - Ты снова нашла себе игрушку? Рад за тебя. Я напишу ближе к вечеру, если цивилизация позволит. Люблю тебя, мышка.
Он отключил трубку ровно в тот момент, когда в автобус зашла девушка от которой он едва не отвернулся - так явно видел в ней свет. Это было очень некстати сейчас, но сделать он ничего не мог. Кивнув, он покинул автобус одним из первых, в числе озвученных пассажиров, и поспешил скрыться в здании клиники, не дожидаясь, пока его встретят.
Палата была чистая и одноместная - настолько его наличных средств хватило. Переодеваться в больничную одежду он не стал, сочтя, что это лишнее промедление. Кивнул молодому человеку в форме и направился следом. Возле кабинета пришлось подождать, одна из стюардесс была там. Вежливо кивнув ей, он вошёл.
- Доброе утро, доктор Скорцени, - шелестящий голос отразился от стен, прозвучав несколько громче, чем он рассчитывал. Немецкий был довольно сносным, если бы не округлые гласные. - Алессандро Конте. Александр или доктор Конте, без герра, пожалуйста. Позволите, я опущу жалюзи?
Багровый свет у темных век
Ты был когда-то человек
Но утолишься ты одним глотком едва ли...

Nina Skorzeny

[09.07.2014] Do not touch

#4

Сообщение Nina Skorzeny » 10 фев 2019, 15:13

Вышедшая из кабинета в сопровождении медсестры Агуэро, симпатичная итальянская девица лет двадцати семи, всё ещё выглядела достаточно несчастной, но уже не пыталась разрыдаться, как это было пятнадцать минут назад. С дежурной, тщательно отработанной вежливостью кивнув подошедшему мужчине, суровая немка в белом халате придержала дверь, чтобы он успел войти, и увлекла бортпроводницу за собой.
Вскоре они скрылись за поворотом коридора.

Кабинет, который сейчас занимала Нина, был небольшим, но светлым, и это создавало иллюзию простора. Подняв взгляд на мужчину, Скорцени несколько секунд просто молча смотрела на него, словно собираясь о чём-то спросить, но потом будто бы передумала и просто кивнула.
- Разумеется. Присаживайтесь, я закрою.
У неё был хороший немецкий, но в выговоре чувствовался какой-то едва уловимый акцент, смягчавший резкие согласные.

Лёгкие, очень плавные жесты, она ходила почти как танцевала; в Сауле чувствовалась хорошая физическая подготовка, смешанная с женской осторожностью и умением здраво оценивать свои возможности. Мешковатая светло-голубая пижама, в которую она успела переодеться, могла скрыть черты её тонкой фигурки, но грациозность движений - нет.
На мгновение раздвинув две пластиковые полоски, чтобы выглянуть во внутренний двор и убедиться, что там ничего не поменялось, Нина аккуратно потянула сначала одну нитку, потому другую, и комната погрузилась в мягкий полумрак, в котором золотистые блики на кончиках коротких девичьих волос были особенно заметны. Она была солнцем, почти таким же, как то, что всходило сейчас над летним Гамбургом; только крошечным.

Доктор Скорцени вновь опустилась в кресло, которое даже не скрипнуло, глянула в свой ежедневник, будто бы сверяясь с мыслями, что роились в её голове. Стоило признать, что сомнений и размышлений там сейчас более, чем хватало, и женщина почти испытывала желание бежать одновременно во все стороны. Неприятное, на самом деле, чувство; она надеялась, что избавилась от него с тех пор, как закончила с "Биопрепаратом", но почему-то всё равно всё стало, как было.
Может быть, она просто не умела жить по-другому.

Нина чуть кашлянула, коснулась кончиками ногтей своего лба над переносицей. Её голос был мягок и мелодичен, полон жизни и силы, отчего звучал невероятным контрастом к сухой речи Александра.
- Вы врач, это хорошо, не буду утомлять Вас длинными объяснениями. Про эпидемию в Западной Африке наверняка сами знаете, про высокую контагиозность, путь передачи и процент летальности - тоже. Мы, ВОЗ и Европейская комиссия, занимаемся эболавирусом с марта месяца, не буду врать, что у нас большие успехи на этом поприще, эффективной вакцины не предвидится ближайшие два года, может быть, три. Пока лечение симптоматическое и не очень надёжное. Вы контактировали с нашим пациентом напрямую, так что риск у Вас высокий. Сейчас могу предложить инъекции иммуноглобулина, результативность при раннем вмешательстве, по нашим данным, почти восемьдесят процентов, побочные эффекты незначительны.

В тонких женских пальцах мерцала серебристая ручка, которую она задумчиво покачивала. Внимательные, бескрайне спокойные глаза, в зрачке которых притаился отблеск света, изучали мужчину напротив, и только по раздувшимся, как у кошки, изящно очерченным ноздрям можно было уловить что-то напряжённое во всём облике Сауле. Она чувствовала странноватый, ирреальный аромат, исходивший от Александра, пыталась заглянуть под его кожу, внутрь.
Тонкая нота беспокойства ощущалась чем-то царапавшим, неприятным.
Нина видела тень зла, проклятия, которое тяготело над этим… Человеком ли? Но никак не могла правильно истолковать то, что ощущала.
- Для Вас это имеет смысл? - Спросила она наконец совершенно прямо.

В жизни отставного военного учёного бывало много странного, и это научило её доверять интуиции в первую очередь; возможно, в иное время она поломала бы голову над странностями пожилого барона с некоторым интересом, любящая наблюдать и делать выводы. Но сейчас у них просто не было времени обмениваться аккуратными касаниями и напряжённо разгадывать загадки.

Alessandro Conte
The saint of blood at night
Аватара пользователя
Репутация: 127
Статус: The saint of blood at night
Информация: Александр Конте
1533 года | 70 лет | 46 лет; вампир; барон, меценат, врач; владеет магией крови, телепатией; хороший воин.
Сообщения: 170
Зарегистрирован: 03 фев 2019, 03:44
Контактная информация:

[09.07.2014] Do not touch

#5

Сообщение Alessandro Conte » 11 фев 2019, 00:53

Проводив взглядом женщин, одна из которых пахла успокоительными, а вторя болезнью, вампир закрыл за собой дверь и обвёл взглядом помещение.
Чисто. Стерильно. Не очень уютно для привыкшего к роскоши старого гедониста, но функционально и, самое главное, светло. Так же светло, как лик хозяйки и её кровь, которая по запаху не сильно отличалась для Александра от запахов архангелов и другой святой братии. Сейчас это было не очень важно - он мог помочь и лишь надеялся на разумность девицы, которая годилась ему в сколько-то там раз правнучки. Он сухо кивнул и сел, подавив желание выудить из-под рубашки цепь с амулетом. От привычки перебирать звенья или теребить камень он даже не думал избавляться - это помогало думать.
- Спасибо, - едва не поблагодарил по-итальянски, но вовремя спохватился Конте.
Он вытянул ноги, сцепил руки в замок и положил их на колени. Алые глаза из-под очков внимательно следили за хозяйкой кабинета. Грациозна, хороша, организована, очевидно знает о своей силе. Интересно, расписывает ли она время для отдыха, или у неё работа с утра до ночи?
Чужая неуверенность ткнулась в его разум и он почти машинально погасил её, не давая давить на себя и упорядочивая мысли собеседницы. Почувствовала? Скорее всего, но ничего плохого или противозаконного Конте не сделал. Чёрная визитка из прорезиненного картона легла перед Скорцени. Доктор психиатрии, владелец сети лабораторий, гематолог. Титул, много званий, телефон и, уступкой современности, электронная почта.
- Всё-таки Эбола, - сухо констатировал он. - Я сомневался. - Он говорил неправду. Не сомневался, запахи крови для него всегда были лучше, чем результаты анализоы и отличить Эболу от Марбурга он мог не только по внешним симптомам, которые в состоянии ввести в заблуждение без дополнительных исследований. - Да, я контактировал напрямую и это я передал информацию через пилотов.
Не хватало ещё, чтобы она предложила сдать кровь для выявления вируса. Он, конечно, выкрутится, как делал это всегда - заставить смертных написать нужные показатели в документах для него небыло проблемой. Но эта женщина, о, она совершенно точно будет проблемой. Чужое вмешательство такой силы она почует. Возможно, нет смысла лгать. Вздохнув, он снял очки.
- Нет, доктор Скорцени, - листья упали вновь, - не имеет. Милостью божьей я избавлен от болезней навсегда.
Это было правдой, проклятье на род Каина накладывал совет богов, тогда ещё Яхве был жив. Тогда ещё всё было совершенно иначе. Не для него, впрочем, ныне мёртвого больше, чем живого; для него страх пришёл во время юстинианова мора, - обративший его вампир не потрудился сообщить, что болезни ему теперь не грозят. Он не боялся за себя, он боялся за жену и дочь. А теперь всё происходящее вызывало лишь вежливый интерес - и только.
- Allora, - он дёрнул-таки себя за воротник, расстёгивая верхнюю пуговицу рубашки и подцепляя цепь, алый камень ярко выблеснул в свете ламп, - девица, которая вышла передо мной, - Конте посмотрел на святую, - она больна. Я готов помочь, - он не стал унижать её, озвучивая цену, - вряд ли вы сможете быстро определить болезнь у пассажиров.
Барон кривовато усмехнулся, пропуская между пальцами звенья цепи.
Багровый свет у темных век
Ты был когда-то человек
Но утолишься ты одним глотком едва ли...

Nina Skorzeny

[09.07.2014] Do not touch

#6

Сообщение Nina Skorzeny » 12 фев 2019, 23:19

Касание к мыслям ощутилось почти незаметно, но Скорцени вскинула глаза и строго взглянула на мужчину, что сидел напротив, а в её зрачках вспыхнул свет. Также - почти неуловимо, как его лёгкое прикосновение к разуму, оставив скорее сомнение, чем уверенность.
Довольно странный обмен любезностями, если подумать, но именно об этом она не думала, ей было не до того.

Взяв чёрную визитку, женщина внимательно прочитала аккуратный шрифт, как будто там могли быть какие-то неожиданные открытия из тех, которые ей не сообщили раньше. Хотя, пожалуй, специализации психиатра и гематолога в одном враче… Интересный выбор, но мало ли, какие перипетии жизненного пути случаются, чтобы привести к итоговому результату.
Помедлив, Нина аккуратно спрятала бумажный прямоугольник в кармашек на груди.
На нём был вышит маленький серый кот. Порой, глядя на эту странную красавицу с бездонными глазами и открытым лицом, совершенно непонятно было, что она вообще делает на своей работе, где нет ни справедливости, ни покоя. Разве что ищет и того, и другого - для всех и даром, и чтобы никто более не ушёл обиженным.
Поискав в столе свою, она протянула в ответ. "Нина С. Скорцени", профессии, степени, скромное указание в самом конце - ВОЗ, телефоны; особенно своими достижениями эта женщина никогда не гордилась. Так себе были достижения, прямо сказать.

Проследив за тем, как Конте снял очки и явил алые зрачки, дочь архангела только мысленно повела плечами. По крайней мере, она не ошиблась в своих предчувствиях.
- Да уж, с чувствами милосердия и сообразности у Него всегда были какие-то очень интересные отношения. Хорошо, - произнесла доктор Скорцени довольно буднично. - Тогда не будем тратить на Вас иммуноглобулин, его не так много. Да и расходку, учитывая нынешнюю ситуацию, лучше поберечь.

Она помолчала, уткнув острый подбородок в подставленную ладонь, смотрела при этом куда-то в сторону, не на вампира, и думала. По большому счёту, думала она даже не о нём, проклятый потомок Каина был не самой значительной из проблем, которые собрались в этом госпитале: он был, как она предполагала, довольно стар и, несомненно, очень умён, поэтому вряд ли планировал устроить тут кровавый пир. С эболавирусом всё было куда менее гладко, и похвастать сильным самоконтролем возбудитель по определению не мог.
А вампир, ну что вампир. Пусть будет вампир. За свою долгую и не всегда счастливую карьеру полковник с уверенностью заключила, что чудовищ среди людей куда больше, чем просто чудовищ. Последних хотя бы можно понять в свете их природы, отличной от человеческой, но что заставляет цивилизованных как бы людей творить всё то, что они творят, не знал никто. Зачем им дана была свобода воли, Сауле не догадывалась, применяли её они всё равно очень странно.

Наконец Нина вздохнула, и в её голосе впервые промелькнули, чтобы тут же, впрочем, погаснуть, какие-то эмоции:
- Я знаю, доктор Конте. Ещё у неё, скорее всего, рак, профессиональная проблема экипажей, и она об этом не знает, давать ей стимулятор иммунитета сейчас - убийственно, есть отличный шанс вызвать взрывной рост. И не давать - тоже, тогда она погибнет от геморрагической лихорадки.
"И вот с этим мне приходится жить, потому что правильных решений не существует."
Крупный рубин, цепочка, скользившая меж пальцев барона; Скорцени на несколько секунд засмотрелась этими монотонными движениями и тревожными красноватыми бликами камня, рассыпавшего вокруг себя всполохи. Он был слишком большим, чтобы быть природным, и ещё женщина чувствовала от него неприятный, тревожный запах смерти, налёт страха; она сморгнула. Магия, должно быть, легенды и книги часто говорили о том, что дети Каина обладают немалыми силами, недоступными из-за их природы смертным.

- Ваша помощь будет очень полезна, - кивнула Сауле, обдумав всё ещё раз.
Терять особенно ей было нечего, а вмешательство ходячего геманализатора вполне могло бы сократить время, требуемое на начальный этап обследований. Сама Нина чувствовала болезнь не так глубоко, не выделяла её в одно, для неё любой след в теле человеческом был одинаково чёрен; она воспринимала его целиком, как единое.
- У нас почти сто человек, в группе высокого риска - около десяти. К сожалению, имеет смысл обследовать их не ранее, чем через два дня, потому что инкубационный период… Вирус в это время не определяется на ПЦР, ни на ИФА, придётся ждать. - Небольшая пауза. - И придётся как-то выяснить, как давно Агуэро могла оказаться носителем, мне нужно будет связаться с коллегами, будем пытаться отследить остальные возможные рейсы.
Встав с кресла, она обошла стол по кругу, на мгновение замерла перед бароном, легко покачиваясь с носочка на пятку, потом протянула правую руку.
- Сауле.
Мягкое, покатое имя, произносимое с едва уловимым прибалтийским акцентом; оно шло своей обладательнице.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей