[31.10.1951] Last in line

Ответить
Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[31.10.1951] Last in line

#1

Сообщение Týr Hymirson » 14 окт 2018, 00:36

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
31.10.1951
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Ирландия, Бру на Бойн
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Nuada Airgetlám, Dagda

СИНОПСИС: We're a ship without a storm
The cold without the warm
Light inside the darkness that it needs, yeah

We're a laugh without a tear
The hope without the fear
We are coming - home
Мировые войны окончены, мир зализывает раны и пытается восстанавливаться из руин. Попытки выяснить, что происходит и как жить дальше, завели Нуаду к норнам, где он узнал многое из того, что знать не должен. Воздействие сейда на мозг смертного оказалось сильнее, чем предполагалось, он забыл часть информации, помнил лишь, что должен донести до старого друга, что их народ скоро обретёт дом.
Вот только время, в которое отпустили его пряхи, было выбрано очень неудачно, смертному в Холмах и вовсе не рады, а Дагда переживает не самые лучшие ощущения в своей жизни. Едва ли встреча старых друзей пойдёт как планировалось, но на всё воля норн.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[31.10.1951] Last in line

#2

Сообщение Týr Hymirson » 14 окт 2018, 15:28

Его привёл в себя детский смех и ощущение, что его укачало. Как его могло укачать, если даже теперь воды слушались его? Он разлепил веки и тут же зажмурился от яркого света в лицо.
"Вспомнить!"
- Мистер, вам плохо? - Парень лет четырнадцати тряс за плечо высокого мужчину в военной форме. - Давайте мы вам поможем?
Лицо подростка было изукрашено гримом.
- Не нужно, - язык не слушался, - я буду в порядке, спасибо.
- Ну хоть плащ мой набросьте, холодно на улице, - предложил подросток и отдал мужчине белую накидку. Должно быть, парень изображал рыцаря, но под шерстяным плащом была обычная куртка, которая вместе с гримом смотрелась дико.
- Как вас угораздило на праздник так, мистер? - Участливо спросила девчонка помладше в островерхой шляпе.
Мужчина машинально принял плащ и растерянно посмотрел на детей.
- Ясно, - кивнула девчонка, - последний стакан виски был лишним. Я так понимаю, сладость или гадость спрашивать бесполезно. Вы домой-то дойдёте?
"Домой!"
- Дойду, - машинально ответил мужчина.
- Плащ себе оставьте, - грубовато сказал подросток. И дети ушли, оставив мужчину наедине с собой. Он медленно поднялся и только теперь понял, как на улице холодно. Зябко передёрнув плечами, он набросил белую тряпку и постарался сориентироваться, нетвёрдой походкой идя вдоль дороги.

Норны - своенравные существа, которые не любят, когда в их тайны суют нос. Особенно когда так делают смертные. Финн Райан, полковник Агентства Магической Безопасности, отделался легко - временным парадоксом и незначительными провалами в памяти. Однако, у этого тоже были свои последствия: уходил он в поисках прях в середин июня, а теперь был конец октября; голод за это время если не обострился, то совершенно точно проснулся - суть войны жаждала крови. Но в голове сиреной воздушной тревоги звучало: "вспомнить", а неведомая сила гнала его вперёд, туда, где, может быть, ему помогут. Маленький городок вдалеке от Дублина, дети празднующие Хеллоуин и взрослые, не решающиеся одёрнуть их, потому что после войны прошло слишком мало времени и смех казался роскошью, которую запрещать грешно. Дороги были в ужасном состоянии, машин здесь небыло вовсе и Райан шёл через распутицу меж холмов, вдыхая прохладный воздух и кутаясь в плащ; сопротивляться сейду норн было вредно для здоровья. Зов утих лишь возле огромного холма с дырою у подножия. Живой взгляд подёрнулся льдом, лицо закаменело. У древних богинь дурное чувство юмора. Почему его привело сюда? Почему не к Тору, или одной из бывших жён? Зачем тревожить старого друга до срока? Нуада не знал. Но он позвал и Холм открылся ему.

- Ваше величество! - Туата был взволнован, все знали, что Дагда предпочитает затворничество в эту ночь, но случай был исключительным. - Смертный проник в Холмы! - Он протянул кусок полированного хрусталя. - Мы постарались сдержать его, - вернее было бы сказать "заморочить ему голову", - но он убил троих, прежде, чем его смогли остановить. Перед тем, как отключиться, он позвал вас, сказал, чтобы мы передали вам пламенное приветствие. Сильный колдун, но нашей крови в нём нет.
В зачарованном стекле отражалось самое начало: смертный застыл перед стражами, кутаясь в некогда белую тряпку, он говорил спокойно, хотя слов слышно не было. Потом вскинулся, зло посмотрев вперёд и искрами осыпались чары туата, которых до того момента видно не было. А смертный рванулся вперёд, припечатав кого-то лицом в пол и отобрал оружие, в стальных глазах мелькнул серебряный отблеск. В последовавшей свалке сложно было разобрать, что происходит, а после стекло погасло.
- При нём было хладное железо, - неодобрительно произнёс туата и протянул тряпицу, в которую был завёрнут армейский жетон. На нём было выбито имя Финна Райана и логотип АМБ. [AVA]https://image.ibb.co/dE0eYy/FinnRyan.jpg[/AVA][NIC]Finn Ryan[/NIC][SGN] [/SGN]
- Что с ним делать? - Уточнил туата.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Dagda

[31.10.1951] Last in line

#3

Сообщение Dagda » 14 окт 2018, 19:03

Временем веселья бы Самайн, одним из великих праздников, отмечающих вехи в движении колеса года, которое он когда-то заставил катиться и за ходом которого следил, и неизбежен был приход этой ночи, границы сезонов, рубежа и перемены сил. Унасала окончательно его живительная сила, уступая место холоду и стуже, сиротливо и зло завывавших вне гостеприимных стен и залов Бру на Бойне, сегодня освещенных больше обычного. Весь Благой двор собрался под золотой крышей сида, и даже неблагие явились по его приглашению в эту ночь всеобщего единения, где в памяти собравшихся стирались границы последних столетий — ничтожно малый срок, если вдуматься. И все уже привыкли давно, что он не появляется среди пирующих, не присоединяется к всеобщему празднеству. В эту ночь больше обычного ему хотелось одиночества, и Дагда уходил в дальние покои сида, кутаясь в теплый мех и придвигаясь ближе к огромному очагу, огонь в котором не гаснет никогда. Прятался от внимания своих подданных и своей семьи, которые всякий раз приходили с одним и тем же вопросом "можно ли чем-то помочь?", как будто не знали, что он на это ответит.
Этому нельзя помочь.
Нельзя излечить смертельную рану, которая не убивает его только потому, что древний король перед смертью проклял его бессмертием, невозможностью умереть. Кто-то называл это благом, но Дагда был склонен считать проклятием.
Кажется, он задремал в глубоком кресле, в тепле и под мягкий перебор живых струн Уэнье, когда его покой был нарушен. Ши был взволнован, напуган, только это удержало Дагду от того, чтобы выгнать нарушителя прочь и затвориться на все засовы, только его слова и понимание, что никто не стал бы беспокоить его в ночь Самайна без надобности. Он долго всматривался в образ, рожденный памятью хрусталя, и долго смотрел в огонь, когда видение оборвалось, не дав ему понимания.
Только подозрения, смутные и тревожные. Только предчувствие, в котором легко ошибиться.
— Приведите его ко мне. Да, прямо сюда. Коли смертный смог подобное, не смертный он, или не просто человек и даже не просто колдун. Никто из вас с ним не справится.
Он сам только. Даже сейчас, измученный долгой войной в Европе, которая отзывалась во всем теле утихающей с каждым годом болью, и снова открывшейся раной, которую даже целительская сила котла не способна залечить, он справится с любым колдуном или полубогом. И с кем-то из богов — тоже.
Но найдутся и те, перед кем он склонил бы голову, приняв поражение в бою заранее. Но он надеялся, что таковые не пожалуют к нему в ближайшие тысячу лет.
— Иди. И пусть идет сам, не пытайтесь причинить ему вред или магией заморочить голову. Я чувствую, что он знает дорогу. И знает, куда идет. Скажите ему, что я его жду.

[AVA]https://i.imgur.com/XcgKbHT.png[/AVA]

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[31.10.1951] Last in line

#4

Сообщение Týr Hymirson » 17 окт 2018, 17:13

Его не стали останавливать, лишь выплеснули ведро воды, чтобы он пришёл в себя. Смертный пугал - даже привычные воины туата старались не встречаться взглядом с ним, от него веяло холодом. Дождались, пока он уйдёт вглубь Холма, отправив двоих посмотреть, чтобы убийца не заблудился, и принялись ждать, когда король призовёт их, подобрав оружие.
Райан шёл переходами чужого дворца. Иногда ему чудились пустые, пыльные коридоры гробницы, в голове рефреном звучало: "вспомнить", и он упрямо заставлял себя переставлять ноги. Что он должен вспомнить, зачем он идёт туда, где его не ждут, он не знал. Но он узнает, обязан узнать. Мгновение помедлив перед знакомой дверью, он повернул ручку и вошёл.
После встречи с чьей-то особенно увесистой дубиной, взгляд фокусировался неохотно, пламя в камине слепило, а чужая боль сбивала с толку. Он был потрёпан, чёрная форма Агентства казалась серой от пыли и грязи, и была лишь немногим темнее тряпки, в которую кутался смертный.
Ледяные глаза уставились в лицо Дагды, тонкие губы скривились в подобии усмешки и голос, который было невозможно не узнать, с некоторым трудом произнёс:
- Зачёт по латыни, мать твою Дану! Мне без него едва не провалили ординатуру.
Дверь без стука закрылась перед носом охраны.

Проклятье, вернувшее ему руку, скрыло его из глаз детей Дану после смерти. Каждое перерождение было лотереей и покуда он сам не раскрывал себя, он был лишь смертным. Гордость, проклятая гордость туата, не позволяла ему быть среди тех, кто любил его. Он сам был лишён этого чувства и руководствовался долгом да законами, а по законам он был для сидов пустым местом. Потому бывший король сторонился своих подданных и крайне редко раскрывал свою личность. Почему он пришёл сюда сейчас?
- Вода, - тихо произнёс Райан, - тогда, когда мы выбрались из Тир на Нога, в твоей чаше была вода.
Едва ли нужно было доказывать свою личность вот так, но две опустошительные войны, которые не обошли и божественных созданий, сделали бы подозрительными кого угодно, а он сам едва поверил бы себе такому.
Чужая боль. Она нервировала, даже при условии того, что он уже убивал и был сыт кровью. Чтобы не дать свихнувшейся сути принять старого друга за жертву, приходилось сдерживать себя сверх обычного - исхода вероятной битвы предсказать Райан не мог.
"Вспомнить".
Что он должен вспомнить? Клятву врача, что он давал перед началом обеих войн? Ещё что-то? Это не имело значения - не сейчас. Он обязан был попытаться помочь. Долг дружбы? Смертный покачал головой. Прошедшие тысячи лет изменили его разум вернее, чем то сделал Хаос - в смертном теле, наделённом всеми человеческими пороками, было трудно помнить про беспристрастность. Он хотел помочь - и это удивляло.
- Я пришёл без зла, - всё ещё негромко проговорил Финн, - позволь мне облегчить твою боль?
На тонких пальцах высверкнул иней. [AVA]https://image.ibb.co/dE0eYy/FinnRyan.jpg[/AVA][NIC]Finn Ryan[/NIC][SGN] [/SGN]
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Dagda

[31.10.1951] Last in line

#5

Сообщение Dagda » 20 окт 2018, 01:28

Та вода могла исцелять, и исцеление было нужно и телам, и душам тех, кто видел гибель родного мира, отданного на потеху Хаоса. Воспоминание было старым, но Дагда вздрогнул, так, словно его ударили наотмашь, слабые пальцы стиснули до боли подлокотник кресла, из которого он даже не стал подниматься — не нашел в себе сил. На Самайн даже разговоры давались трудно, но сейчас он еще и не знал, что ответить, не нашелся, что сказать в ответ на неожиданное, несвоевременное напоминание о том, что каждый туата хотел бы забыть, вычеркнуть из памяти картину гибнущего мира, оставшегося только в песнях. И на предложение о помощи, которого Дагда тоже не ожидал — зимний король седой древности был, наверное, на это способен, но сейчас перед ним стоял смертный, в котором, правда, странным и необъяснимым образом жила тень того, кого он когда-то знал и любил. За кем был готов идти и за кого умер бы, не сомневаясь и не колеблясь ни мгновения, но совсем иначе распорядилась судьба.
Нуада умер, а он остался жить.
— Куда проще будет снять твое проклятие и позволить этой ране забрать меня, наконец, — это была ирония, но горькая. Тысячи ночей на Самайн он думал о том, что мог бы при желании и нужной доле упорства найти способ избавиться от него, но держал долг и взятые на себя обязательства, держали крепкие связи, которые даже много прожитых веков не могли разрушить. Значит ли то, что Нуада вернулся, что он свободен от павшего на него проклятия?
— Прости, что не приветствую тебя, как подобает приветствовать короля. Самайн не лучшее время для визитов ко мне...
Он говорил не о том и не то, что нужно. Совсем иначе он представлял себе их возможную встречу спустя все прожитые в ожидании годы, совсем другие слова готовил и в совсем иное время, словно забыл, что Зимний король не из тех, кто спрашивает разрешения прийти. Словно в этом не было руки судьбы — в том, что именно на Самайн он явился к дверям его сида.
Дагда поднялся, опираясь на резную спинку кресла, сделал несколько шагов к человеку, в ком жил дух его старого друга, и холодом веяло от него. Холод инеем оседал на тонких, длинных пальцах его, и Дагда осторожно сжал их в ладонях, прислушался к тому, что говорят ощущения, но ответом было смятение. Тот, кто стоял перед ним сейчас, пребывал в растерянности, и ему не нужно было уметь читать мысли, чтобы прочитать ощущение опустошенности и хаоса на его лице, в глазах, которые более прочего выдавали в нем того, кого он знал.
— А у тебя был меч, сияющий сотней тысяч солнц. И не было от него никому спасения.
Он сжал его руки крепче, внимательно вглядываясь в лицо. На него отражалась внутренняя борьба, и отчего-то казалось, что нужно его держать и не отпускать ни на мгновение.

[AVA]https://i.imgur.com/XcgKbHT.png[/AVA]

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[31.10.1951] Last in line

#6

Сообщение Týr Hymirson » 22 окт 2018, 16:32

- Если бы я мог! - Горечи в словах бывшего короля небыло вовсе, за тысячи лет всё истёрлось, изгладилось, превратившись в дым вместе с его силой и могуществом. Он сам искал смертей и не хотел жить, мечтал о небытии гораздо больше, чем о чертогах Вальгаллы или Аннуина. Да только смерть забыла его, а битвы, становившиеся его вечным уделом, лишь даровали семнадцать лет взросления, а после - об этом Аргетлам старался не думать. В прошлом столетии всё пошло наперекосяк, он не справился. Усталость ли тому виною, или просто причудливо переплелись нити Норн, он не знал.
"Вспомнить!"
Нуада нахмурился. Что-то ускользало от него, очень важное. Почему он здесь? Снова безумие, или провалу в памяти есть иное объяснение? Потом!
- Я не король больше, - вздохнул Нуада, - не...
Он хотел сказать, чтобы старый друг не вставал - и понимал, что его слова будут бессмысленны; он хотел помочь, удержать, но друг не простил бы ему этой слабости. Слишком много жестокий король древности был среди смертных, слишком часто был вынужден вспоминать о таком ненужном милосердии. Из них двоих добрым был Эхад, уделом хозяина Финдиаса были закон и истина - а они иной раз бывали большим злом, чем невмешательство.
Он не отнял рук.
- У меня другой меч теперь, - в глубоком и низком голосе звучала тоска. - Меч Света погребён в могильнике, покуда не найдётся сила, что сможет совладать с ним - так безопаснее для мира. Позволь?
Холод стёк с пальцев, впиваясь в по-старчески обтянутые тонкой кожей вены. Владыка стужи не мог справиться с ядом, не мог исцелять, но мог снять боль на время, ведь смертное оцепенение холода убирает все чувства и замедляет ток крови. Сталь глаз по ободку радужки тронуло серебро - то самое, что жило в крови бывшего короля с тех пор, как Самилданах пришёл на помощь Диану Кехту. Сила слушалась Нуаду неохотно, но он испил крови туата и голод не маячил необходимостью убивать и новым приступом безумия. Облачко пара сорвалось с тонких губ, а смертный зябко передёрнул плечами.
"Домой! Найти друга! Вспомнить!"
- Почему Самайн? - Тихо спросил он и на слишком красивом для смертного лице проступила растерянность, стерев серебро из глаз. - Я уходил в Солнцестояние, а помню всё только с сегодняшнего дня. Куда делись четыре месяца? И почему я здесь?
А, главное, как у него остались силы держать себя в руках и противостоять туата, но остановиться, если четыре месяца он не убивал? И почему он пошёл сюда? Не к брату, не к Всеотцу, не к Ангрбоде, сюда, к Дагде? Почему это было так для него важно? Что вообще происходило?
- Кажется, мне потребуется твоя помощь, - медленно произнёс Нуада. - Ненавижу вмешательство в память, но это важно. Я не пришёл бы к тебе просто так, не стал бы беспокоить до срока.
Неожиданно силы закончились, если бы не руки Эхада, бывший король постыдно рухнул бы на пол, но тепло чужих рук чудом удержало его на ногах. [AVA]https://image.ibb.co/dE0eYy/FinnRyan.jpg[/AVA][NIC]Finn Ryan[/NIC][SGN] [/SGN]
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Dagda

[31.10.1951] Last in line

#7

Сообщение Dagda » 31 окт 2018, 18:51

Возможно, явись Нуаду в другое время, не так пошла бы эта встреча. Но зимние ночи притупляли привычное чувство недоверия ко всему, что происходит в мире, глушили даже голос разума, который настойчиво напоминал о прошлых делах и о прошлом характере Нуаду, далеком от идеала. Тогда бы просьба о помощи его бы насторожила, но сейчас Дагда был слишком усталым, слишком немощным, чтобы сомневаться или искать скрытый смысл в такой простой на вид фразе.
Даже несмотря на то, что боль ушла, уступив место в груди стылому холоду, подобному тому, что грызет жилище Бру на Бойн снаружи, когтями зимы точит вход в уютные теплые чертоги, защищенные от такого вторжения, и Дагда вздохнул коротко, заметив тут же, что дыхание его оставляет в нагретом воздухе ледяную дымку — вопросы Нуаду явно задавал не для того, чтобы разрушить неловкое молчание. Эти вопросы требовали ответов... или хотя бы попыток дать эти ответы.
— Сядь для начала.
Дагда почти силой усадил бывшего короля в свое кресло, протянул кубок меда, вываренного на летних травах в щедром чреве котла, что может делать любой напиток исцеляющим. Память Нуаду это не исцелит, но тяжесть с плеч снимет непременно, и пока друг его пил, неспешно и осторожно, пряный дикий мед из кубка работы Гибниу, сидел напротив в кресле чуть меньше, хрупкими от старости пальцами придерживая на груди тяжелую меховую мантию — теперь уже от внутреннего холода, разлитого по венам. Но боль и правда ушла.
— Ты прошел... треть Колеса Года, — проговорил Дагда негромко, медленно, позволяя каждому слову дойти до Нуаду и улечься в его измученному сознании. — Сложно сказать, почему так, но Самайн — время умирания. И вместе с тем — обещание грядущего возрождения. С кем ты был в Литу? с кем ты говорил?
Он не был уверен, что все это так уж важно. И что это хоть как-то связано с установленным им когда-то Колесом, что должно вращаться. Возможно, это просто череда совпадений, которые нельзя ничем объяснить, да и не стоит пытаться.
— Многое пошло не так... после этой войны, — осторожно продолжил он, глядя на человека, в котором жил дух их древнего короля. Бога войны. — Ты должен был почувствовать эти изменения лучше, чем я, чем Морриган или кто бы то ни было еще в Холмах и Дворах. Так к кому ты пошел на Солнцестояние? И чем я могу тебе помочь?
То, что Нуаду делал нечто особенное в Литу, было очевидно, ибо память так просто не пропадает, и нельзя так просто заблудиться на несколько месяцев, бродить бесцельно в полях и лесах или же в мире под холмами, только потому лишь, что он бы заметил. Заметили бы те, кто сторожит Холмы от вмешательства, или те, для кого всплески магии что яркие вспышки в темноте, нельзя оставить без внимания, нельзя пропустить.
Отчего-то казалось, что в этом может быть ключ к ответу на все вопросы.[AVA]https://i.imgur.com/XcgKbHT.png[/AVA]

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[31.10.1951] Last in line

#8

Сообщение Týr Hymirson » 03 ноя 2018, 23:57

Перед глазами плыло, мысли путались. Человеческое тело не может существовать без еды и питья столько времени, но как-то он прожил. Как он оказался в кресле, Аргетлам не запомнил, лишь ощутил, как в руках оказался кубок с мёдом. Слегка горчащий и, почему-то, тёплый, напиток успокаивал и возвращал возможность мыслить здраво. Увы, помогло не слишком: похожие на ломкий осенний лёд глаза зимнего короля диковато уставились в лицо друга.
- Я был в Агентстве, - медленно и неохотно возвращались воспоминания, - потом - провал, словно вытерли всё. Но началось всё не с этого.
Дагда был целителем; пожалуй, лучшим после Диана Кехта, чьи кости так и остались на Равнине Башен. Вот только врачевание душ было под силу Самилданаху больше, чем кому-то ещё из их народа, бывший бог расслабился. Держа кубок обеими руками - для смертного он казался неподъёмным - Нуада пил и перед глазами всплывали картинки из недавнего прошлого. Слишком настоящие, чтобы быть фантазией и слишком жуткие, чтобы смириться с правдивостью видений.
- Эти войны пошли не так с самого начала, - заговорил он, прячась за словами от того, что увидел. Признавать свою вину в том, что произошло, было тяжело, но даже это не давило так, как воспоминания из Бедлама. - Я не справился и был наказан, а после наказан весь мир.
Смертный тряхнул головой, изгоняя видение собственого тела в ремнях, исступлённо рвущееся к убийствам, и продолжил.
- Дану с этим, дело во снах. Всё так же, как было в прошлой жизни и я испугался, что спятил снова. Я не знаю, когда это произойдёт и что с этим делать, но, - он открыл было рот, чтобы сказать что-то, но глаза полыхнули серебром, а кубок едва не выпал из рук.
- Я, - едва отдышавшись, сказал он, и в голосе слышалось удивление, - не могу сказать этого, что-то мешает. Но я пошёл, - он снова сделал глоток, - искать того, кто сможет мне объяснить увиденное.
Помолчав, Аргетлам допил остатки и отдал кубок Дагде.
- Норны. Я пошёл к норнам на Литу, - речь лилась торопливо, сбивчиво - Нуада опасался, что забудет и это. - А вышел от них сейчас и с мыслью, что должен донести что-то тебе. Что-то настолько важное, что я рискнул появиться здесь в таком виде. Не к Ангрбоде, не к Тору - к тебе я шёл и тебя эта информация касается.
Он охлопал себя по карманам и выудил из нагрудного портсигар. Коробка спичек отсырела; тяжело вздохнув, Аргетлам убрал её обратно, с тоской поглядел на пылающий камин, такой близкий и такой далёкий для него сейчас, и, собрав остатки гордости, попросил.
- Ты можешь помочь вспомнить? Ты можешь, я знаю! - Он почти умолял. - Пожалуйста! [AVA]https://image.ibb.co/dE0eYy/FinnRyan.jpg[/AVA][NIC]Finn Ryan[/NIC][SGN] [/SGN]
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Dagda

[31.10.1951] Last in line

#9

Сообщение Dagda » 26 ноя 2018, 17:44

Он не ожидал услышать о норнах — порой забывал, чьего рода его старый друг, и куда его позовет первым делом непонятный, непостижимый внутренний голос в тот миг и час, когда понадобится совет и помощь. Все, что он знал и помнил норнах, не внушало доверия и сулило беду. Своевольны и непредсказуемы были существа, способные предвидеть время, разбирая его на тысячи тысяч возможностей и вероятностей. Те, кто в пантеонах богов всех племен и народов, имел дело со временем и предвидением, были безумны, и норны не были исключением из правил.
А еще они были жестоки и мало заботились о том, что дают просящему.
— Я помогу тебе, — что еще он мог сказать? разве мог ответить иначе? Дагда менялся мало с течением лет, проходя год за годом один и тот же путь, и каждый был чаще всего похож на предыдуший — они нанизывались на нить времени, как янтарные бусины в руках Бригиты, как ольховые шишки, неотличимые друг от друга, что пели песню памяти у входа в Бру на Бойне, собирая все вести, что приносил им ветер, перебирал пальцами. Память его — что тот янтарь, каменная древняя смола. Хранит все и не может избавиться, что семена ольхи под порывами ветра, вынужденные собирать все и хранить до тех пор, пока их не приберет к себе, как положено, земля — из-за этой памяти он так медленно менялся. Те, кто живут в прошлом, мало подвержены изменениям.
Нуаду был совсем другим делом. Дагда даже подумал, что кто-то намеренно лишил его памяти, чтобы заставить двигаться вперед.
— А потом ты должен будешь помочь мне, — неожиданной сталью сверкнули под седыми бровями глаза, жесткой стала линия рта. Проклятие, что Зимний король наложил на него много лет назад, в ночь Самайна тяготило особенно сильно, гнуло к земле, тянуло шею вниз тяжелой гирей, будто к ней привязали наковалью Гоибниу.
Дагда поднялся, осторожно, бережно положил руки Нуаду — или тому, кем тот стал за эти годы — на голову, и замер так. Позвал память тихим шепотом на старом языке этой земли, ее утробным напевом пробуждая к жизни то, что погрузилось в сон под гнетом наступающей зимы... словно вешние воды, словно почки на деревьях, привествующие солнце в его речах.
Вспоминай
Вспоминай, король
Имя свое, и через имя все прочее и прошлое, ушедшее и забытое
Вспоминай

[AVA]https://i.imgur.com/XcgKbHT.png[/AVA]

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[31.10.1951] Last in line

#10

Сообщение Týr Hymirson » 28 ноя 2018, 16:38

Раскалена лоза, чуешь, как жжет внутри?
Не закрывай глаза, так и смотри, смотри, смотри.
- Всё, что в моих силах. - Кивнул Райан, с лёгким сердцем давая обещание. Он мог бы принести клятву, но аллергию на клятвы, как и на пророчества, так и не смог избыть за тысячи лет позора.
Он был безумен - с того момента, когда Хаос заглянул в его душу, зимний король стал меняться и смертные жизни одна за другой вели его куда-то, куда он сам не понимал. Закрыв глаза, он отдался колдовству Дагды и разум его соскользнул в безумие так же просто, как если бы спал. Вот только картины, поделённые на двоих теперь, были далеки от мирных снов. Стылый ужас, что липкими пальцами хватал за сердце, теперь окружал обоих. Что это - стороннее влияние, или собственные мысли того, кто раньше был богом, было неясно. Осколками зеркал плыли воспоминания смертного и он серебряным соколом метался меж них.
Вспоминай.
Птица взмахнула крыльями, усевшись на плечо старца и острые когти вонзились в плечо. Сокол нахохлился, следя за осколками собственной боли, щедро разделённой со старым другом теперь. Ленивая поза не обманывала - хищник зорко следил за добычей.
Вспоминай, король.
Осколки приближались, являя картинки прошлого, где раз за разом погибал в битве хозяин безумия - и каждый раз тело предавали огню. Сокол насторожился лишь, следя за сотнями жизней с бесконечным терпением. Даже та, первая смерть в пламени, не заставила его встрепенуться, лишь дёрнулись крылья, прогоняя плач, сложенный по нему, из общих мыслей.
Имя свое, и через имя все прочее и прошлое, ушедшее и забытое.
Нуада его звали. И имя то было более древним даже, чем было наречено при рождении. Он не знал, кем был, но кем стал - видел отчётливо. Увидел и то, кем только предстоит стать. И это пугало сильнее, чем ужас, что окружал их. Серебряный сокол встрепенулся, зорко следя с плеча за плывущими осколками.
Вспоминай.
Птица сорвалась с плеча, едва не ушибив Дагду крылом. Ликующий клёкот среди безумия звучал особеннл странно. В когтях птицы оказался осколок, который так нужен был им обоим. И доброму богу он нужен был особенно, потому что нёс надежду, но он, покуда, не знал о том.

Финдиас встал перед ними как живой: с белыми стенами, прямыми улицами и жителями, немного усталыми, но счастливыми. Таким, каким он запомнил их в тот последний день, когда их мир оказался предан. Таким он должен будет стать совсем скоро. Ветвь мирового древа не исчезла бесследно. Последними усилиями двоих богов, что были старше Тир на Ног, она повисла в абсолютном ничто первозданной бездны, засохшая, увядшая, но всё ещё не сброшенная. И сила трёх сокровищ не могла вернуть её, утраченное копьё могло дать недостающее, чтобы вдохнуть жизнь в то, что некогда было им домом.
Двигаться было тяжело, почти невозможно, губы онемели, а голос дрожал от плохо сдерживаемой ярости:
- Зачем вы показали мне прошлое? - Спросил смертный.
- Хороший мальчик, да, - желчно рассмеялась старуха, - злой только.
- И глупый, - равнодушно констатировала женщина, - не должно это.
- Я не показываю прошлое, - ласково улыбнулась девушка, - только будущее.
- Хватит, - оборвала её старуха, - он видел больше, чем должен!
- Что за беда? - Девушка была спокойна. - Верданди заберёт его память о том, что он не должен знать, а я свяжу язык на случай, если вспомнит.
Она подмигнула смертному и положила ладонь на его лицо, заставляя закрыть глаза. Тягучий как мёд напев средней ударил по нервам острым мечом.
"Не должен... забыть"
Неоформившаяся мысль и мимолётное воспоминание о том, кто может помочь обойти ловушку норн. Не бывшие жёны, не старший брат, не боги или люди, но старый друг, который жил по его вине. Лицо Дагды встало перед глазами прежде, чем сознание кануло во тьму.
"Вспомнить!"

Глаза, наполненные серебром, широко распахнулись. По-птичьи дёрнув головой, Аргетлам улыбнулся. Немного неловко, будто не имел к этому привычки.
- Ты понял? - Выдохнул он ошеломлённо. Сейчас больше, чем прежде, он напоминал себя самого - того, кому хватило безумия поднять в воздух серебряные ладьи, лишь бы вырвать из скрюченных пальцев Хаоса возможность вернуться обратно. [AVA]https://image.ibb.co/dE0eYy/FinnRyan.jpg[/AVA][NIC]Finn Ryan[/NIC][SGN] [/SGN]
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Dagda

[31.10.1951] Last in line

#11

Сообщение Dagda » 16 дек 2018, 18:46

Тот день и час он хотел бы забыть — да не просто. Вырвать, вырезать из памяти, сделать вид, что не было его никогда. Так изжита была бы, наконец, тяжкая боль утраты, сожаление об ушедшем навсегда, смятом гибкими и сильными пальцами Хаоса мире, в котором они были счастливы, ибо все, что было после, было отмечено печатью увядания и тоски, тягучей, как старый мед, как смола сосны на исходе зимы. Дагда тяжело уронил на колени озябшие руки, спрятал в рукавах дрожащие от неимоверного напряжения пальцы, все еще ощущавшие, как наяву, теплое дыхание ветра родного края и жар огня перед лицами ветхих норн, пророчивших будущее.
Говорят, они никогда не лгут.
Говорят, что они всегда лгут.
Дагда никогда не доводилось иметь с ними дело, чтобы проверить.
— Да, — шелестящим шепотом отозвался Дагда, чувствуя, как утекают сквозь холодные пальцы остатки сил, растраченных на борьбу с мороком норн — крепки оковы Скульд, что дает на мгновение узреть желаемое, прикоснуться кончиками пальцев и ощутить волнение несбыточного в груди, а потом решительной рукой вызывает глаза смотрящего и низвергает во тьму незнания. Непросто было разбить их, сорвать замок с памяти того, чей серебрящийся как в прежние годы взгляд он ловил без радости и воодушевления, хотя казалось бы, все иначе должно быть.
Недовольны будут норны, если узнают, что он пошел против их воли.
— Если норны хотели сохранить тайну, им стоило стереть меня их твоей памяти тоже, — проговорил Дагда задумчиво, натягивая на плечи медвежий мех, но и он уже не спасал от холода. Все, что Нуада дал, Дагда тут же отдал обратно, и хотелось сказать, что с любыми просьбами тенперь придется подождать до весны.
Но в то же время, он не мог и не имел права так сказать.
— Да, я понял, — продолжил он, поднимая взгляд. — Норны коварны, ты знаешь это не хуже, чем я. Они показывают истину, но через мутное стекло препятствий, которые лежат на пути к желанному. Я знаю, о чем ты думаешь... и чего хочешь.
Он хотел бы того же самого. Каждый из них в глубине души мечтал увидеть воочию то, что явилось осколками видений им сейчас, сложилось в неполную картину прошлого, которую норны представили Нуаде, как будущее. И каждый знал, что это невозможно.
— Но ты знаешь, что стало с сокровищами нашего народа. Особенно с копьем. Века и века я храню вверенное мне, как память и надежду на будущее, но большая часть нашего народа давно уже ее утратили. Если ты вернешь ее им, они воспрянут и пойдут за тобой, но если случится тебе проиграть... обманут их ожидания... что станет тогда с нами?
В отличие от Нуаду, он знал, о чем говорит. Сотни лет он наблюдал, как радость покидает стены сидов, как увядает народ, рожденный для вечной весны и лета. Знал куда лучше прочих, как больно ранит острый осколок разбитой надежды, как глубоко и как неизлечимо.
Дагда посмотрел на него прямо, заговорил снова.
— Тебе нужно знать наверняка. И мне тоже.

[AVA]https://i.imgur.com/XcgKbHT.png[/AVA]

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[31.10.1951] Last in line

#12

Сообщение Týr Hymirson » 09 янв 2019, 18:24

Ну конечно же он понял, его старый друг. Увидел сокрытое и услышал ту же тень надежды, что ломким ледком хватала за сердце, заставляя его замереть на миг, а после забиться скорее. Конечно же, Дагда понял, что хотели сказать норны, а что хотели скрыть ото всех. Он вспомнил и пошёл против воли норн, как всегда шёл против предопределённости. Предсказания и пророчества вызывали у него стойкую неприязнь и жажду сломать всё, что было суждено. И он сломает, в это он верил гораздо больше, чем ему казалось.
Усталый старик, прячущийся в Холмах от вечного холода и боли, да ныне смертный верховный король. Неужели они могли даже посметь мечтать о том, чтобы всё увиденное вернулось, чтобы сон, подсмотренный у норн стал явью? Сама мысль об этом казалась кощунственной и невозможной - не возвращаются миры, уничтоженные Хаосом, нет у него сил творить миры более. Но он ответил - так, как считал правильным:
- Не торопись с выводами, - голос звучал уверено вопреки измождённому виду смертного. - Я не вернусь, - он помолчал. - Не сейчас, по крайней мере, ещё не время. Я искал Копьё все мои жизни, ищу и сейчас. Но однажды я держал его в руках и даже смог перенаправить душу сокровища в другой сосуд, пока она не спалила половину мироздания. Был убит после, да так и не смог сохранить осколок железа, чтобы понять, из чего было сделано первое, но душа - она помнит мою силу и рано или поздно найдёт меня.
Он поднял дрожащие ладони и над левой распустился огненный цветок, в середине которого языком пылал сердоликовый наконечник копья.
- Ныне оно выглядит так, - продолжал тот, кого некогда называли верховным королём. - Но нам придётся постараться, чтобы найти хотя бы осколок, одной стихии недостаточно, нужен материал, который способен выдержать её норов. - Смертный вздохнул. - Зацепка есть: реликвия хранилась в монастыре Всех Святых под Дублином в шестнадцатом столетии. Ты бываешь там чаще, чем я, быть может, удастся найти хоть что-то о ней в закрытых фондах.
Ирония была в том, что Тринити Колледж стоял на руинах монастыря, о котором говорил Уайт, да только записи были изъяты или безвозвратно утрачены во время учреждения учебного заведения. По крайней мере, упоминаний о разыгравшейся во время правления Елизаветы трагедии с поимкой малефика и его последующим сожжением, не говорилось нигде. Следы происходящего канули в лету и даже кости той, что едва не стала носительницей своенравной души артефакта, давно истлели, не говоря уж об останках реликвии; а пожар, бушевавший в пещере, истёр все следы ритуала. Зацепиться кроме скудных сведений самого колдуна было не за что, но это уже было надеждой.
- Теперь ты знаешь всё, что знаю я, - подытожил свой рассказ бывший король. В прозрачных глазах мелькали отблески былого пламени, что способно было вести за собой. - Я буду искать, покуда жив, и после - тоже буду. Если для нашей ветви мирового древа не всё потеряно, если есть хоть один шанс, мы его найдём. [AVA]https://image.ibb.co/dE0eYy/FinnRyan.jpg[/AVA][NIC]Finn Ryan[/NIC][SGN] [/SGN]
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Dagda

[31.10.1951] Last in line

#13

Сообщение Dagda » 22 янв 2019, 23:12

Огненный образ, слепок с воспоминаний того, что прошел десятки жизней по земле под разными именами, бросал им на лица трепещущий яркий отблеск, делая зрительно моложе его и чуть живее восковую маску Нуады, словно снятую посмертно, и только глаза, как прежде блестевшие в лихорадочном возбуждении, напоминали ему, что человек перед ним живой.
Человек. Как странно было думать о нем, как о смертном, подверженном старению и увяданию в разы более быстрому, чем любой их туата. Странно было видеть его перед собой таким и тревожно думать, что жизнь его, нынешняя, короткая и полная лишений и опасностей, может легко оборваться — и снова пройдут годы, прежде чем они встретятся под солнцем или под крышей сида, прежде, чем Нуада вспомнит свое истинное имя и распознает значение снов о белых кораблях, летящих через бурлящий, негодующий Хаос, что пожрал их мир.
Теперь король прошлого и будущего говорил, будто все можно вернуть назад. Вера настолько же безумная, сколько притягательная, даже он, привыкший к смиренному существованию в чужом мире, среди чужих богов, ненароком цеплялся за нее.
— Как только сойдут снега, я вернусь в человеческий мир и смогу приступить к поискам, — проговорил Дагда, забирая в ладонь живой огонь, рисовавший образ сердоликового наконечника, что сотворили цверги на заре времен, зарядив первородной, космической магией, движущей миры и измерения. — Я сделаю все, что в моих силах, чтобы найти какие-либо упоминания о нем. Но до весны далеко, — с сожалением заключил он, смяв пальцами пламя, осыпавшееся пеплом ему на плащ.
— Останься здесь. Мир опасен ныне, и если что-то случится с тобой, пройдут годы до того дня, как ты вспомнишь меня и этот разговор. Оставайся. Нет места безопасней Бру-на-Бойне, и здесь никто не посмеет возразить моему решению впустить под сень сида смертного. Даже если ты не захочешь раскрыть им себя.
Сердце говорило — не останется. В отличие от него Нуаде было всегда тесно в сидах, тяжко на одном месте. Большой открытый мир звал его, и король уходил, раз за разом оставлял их, пусть и знали они, что раз за разом он будет возразаться.
Но сейчас Дагда не мог быть в этом уверен.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей