[04.08.2018] Die and let die

Ответить
Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 11 сен 2018, 17:20

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
4 августа 2018 года, раннее утро.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Афганистан, провинция Забул.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Thor Odinson, Thrud Thorsdottir & War (NPC); Hecate.

СИНОПСИС:
В Афганистан против разведданных выдёргивают подкрепление бойцам "Телемарка", и среди них, разумеется, оказывается Тор Одинсон, давно соскучившийся по веселью. На время даже семейные разборки о том, кто прав, а кто - нет, подкреплённые Мьёлльниром, отходят на второй план.
Однако довольно быстро отец и дочь приходят к выводу, что действиями террористов руководит кто-то совсем не-человеческого происхождения.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#2

Сообщение Thor Odinson » 11 сен 2018, 19:21

Уж неизвестно, что там нашла разведка Теллемарка, однако запрос о формировании ударного отряда Донару бухнулся на стол почти сразу же после звонка одной из вёльв, находившихся сейчас в Афганистане. И она была напугана, что несколько обескураживало. Чтением рапортов и разведданных Рюмр не озаботился, в рекордные сроки собрав отборнейших бойцов, и предоставив вопросы инструктажа заместителям, Таранис принялся собирать как можно больше оружия да лихорадочно думал, что там с его дочкой. Она, конечно, вредина, плохо себя вела в последнее время и все такое, однако родная кровь. А ситуация обещалась обернуться круто, раз в такие краткие сроки запросили такие силы. Мало ли чего там происходит, в самом деле. Посему Ас даже в полёте подгонял пилотов, морально готовясь ко всему.
И конечно же, ситуация просто обязана была ухудшиться. По рации передали, что один разведотряд находится под сильным огнем, и по факту зажат: отступать толком некуда, а вот наземное подкрепление может и не успеть. Их же самолёт как-то не был предназначен для зависания в воздухе и тем более посадки на горную местность, однако было несколько вертолетов. Уже почти отдали команду прикрывать с вертушек, но тут Одинсон резко прервал своего зама:
- Отставить. Основные силы - в исходный пункт. Обеспечить зачистку периметра, провести контроль занимаемой территории да сидеть на жопе ровно, покуда я не вернусь. Никого не впускать и, упаси Гримнир, не выпускать - не хватало ещё отряды поисковые нам делать. Пилотам скажите, пусть сделают крюк и пролетят над зоной контакта на стандартной высоте. Я разберусь.
Поскольку дебилов в Теллемарке не держали, и они уже давно знали, какие личности затесались в ряды норвежской армии, перечить никто не посмел. И вот Громовержец уже снимал с себя все вооружение, зато обильно обвешивался пластидом. Бедные воины, которым была вручена сомнительная честь хранить барахло бригадира, молились, чтобы его дочка в случае чего успокоила папенькин гнев и не дала ему наказать их в случае малейшего инцидента с его вооружением да снаряжением. Однако тут Веор присмотрелся к ящикам с боеприпасами к противотанковое комплексу "Джавелин", и как-то плотоядное улыбнулся. Солдаты только глуповато загыгыкали и провели ладонью по лицу.
Проблема обещалась решиться очень, очень быстро. И очень, очень громко.

Взвод разведчиков взяли в серьёзный оборот: позади зданий, где они вынужденно окопались, была едва ли не отвесная скала, а впереди - подозрительно хорошо организованные бородатые боевики, с техникой, правильно расставленными пулеметным расчетами, снайперами и даже ленточным гранатомётом. Откуда сраные талибы вдруг действительно научились воевать, не знал никто, однако все норвежцы знали: они отсюда уже не выйдут. Как о них узнали, оставалось загадкой. Как так быстро оцепили - тоже. У них были раненые, были и потери, которые грозились вскоре сильно увеличиться. И они обращались к своим богам в последней молитве, прося не помощи, но славной смерти.
Ровно до тех пор, покуда одна глазастая девица-марксман по чистой случайности не взглянула в небо под грохотом крупнокалиберного обстрела, и не увидела там то, что... слегка выбивалось из мыслимых и немыслимых правил ведения войны.
С неба падал человеческий силуэт. Очень быстро падал. И парашют, судя по всему открывать не собирался.
А при более детальном осмотре сего явления через бинокль боец поняла: ему парашют попросту не нужен.
И она с совершенно неподходящей случаю радостной улыбкой прокричала соратникам: сегодня они не умрут.
Вот и талибы заметили стремительнее падение, слегка опешили, но когда они навели на него оружие - уже было поздно. Активированный снаряд "Джавелина", запущенный на манер копья в скопление техники, был виден не всем, но вот громовой крик, полный насмешки и боевого задора, был слышен на многие мили:
- ALLAHU AKBAR!
Взрыв был настолько мощным, что многим солдатам едва не выбило перепонки. Адъ и Израиль, вовсю развернувшийся среди вражеских позиций, ужасал и внушал благоговейный ужас и трепет даже самым стойким норвежским разведчикам. Но длилось это все недолго. И вот из ещё не осевших клубов пыли, все ещё падающих ошмётков людей и техники вышел великан, в каждой руке державший за шиворот жутко искалеченных, но ещё живых талибов.
Они молились богам. И боги их услышали.

В лагере Труд отборные берсеркеры Теллемарка тотчас же принялись рьяно исполнять приказы бригадира, попутно наспех отчитываясь Вилкмерге. Вскоре тихий лагерь стал бронированным, ощетинившимся оружием грозным аванпостом, из которого, конечно, никого не выпускали. Ну а желающих войти по понятным причинам тоже не находилось. На все вопросы "почему" и "какого хрена" цвет современных викингов однозначно отвечал "приказ бригадира Гримнирссона". И никто не мог их переубедить. Даже Труд, которую они вполне резонно порой побаивались и ну очень сильно уважали.
Просто гнев валькирии их пугал далеко не так, как гнев ее отца, узнавшего, что его приказ нарушили. К тому же ни одному норвежцу и в голову бы не пришло ослушаться приказа бригадира. Это было как ослушаться своего короля.
Иногда - даже больше.
В лагерь Таранис вошёл во всей дибильной, абсурдной и вымораживающей красе: шествующий впереди выживших членов разведотряда, в жалких остатках своей обугленной формы (благо, ему одолжили два убакса, из которых тот соорудил набедренную повязку), одного сапога не было, второй бодренько догорал на его ноге, а талибы в его руках с переломанными руками да ногами молили о смерти. Однако Вингнир их будто бы и не слышал: знай шел себе дальше, только сдав пленных свои костоломам дня будущих пыток да изъятия нужной информации. Сквозь весь шум и нас радостных возгласов по поводу их возвращения он невозмутимо добрался к офицерским "апартаментам", где его ждала сменная одежда, радостный (оружие-то и снарягу сберёг!) боец, и несколько женщин-офицеров, подчинённых его дочки.
- Итак. Общую сводку касательно завершения вашей операции, думается, вы уже получили. - с абсолютно естественным мрачным видом медведя, которому жуть как хочется бухнуть, Асбьёрн принялся без зазрения совести переодеваться и снаряжаться. - Где Вигдис? Мою дочь кто виде... - запнувшись, тараном протянул носом воздух и пожа как-то даже непривычно для остальных слегка улыбнулся: - А, вот она. Здравствуй, Вигдис. Кавалерия, можно считать, прибыла. Теперь у вас проблем не будет.
Наконец обернувшись, Тор продолжил одеваться и снаряжаться, посмотрев в глаза доченьки. Нет, он все ещё был сердит и зол, однако было в его взоре и другое, что куда отчётливей читалось: он был рад, что с его кровинушкой, какой бы глупой, вредной и непутёвой она ни была, все хорошо.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#3

Сообщение Thrud Thorsdottir » 12 сен 2018, 13:59

Вигдис Асбьёрнсдоттир ненавидела Афганистан уже с того не очень светлого момента, когда впервые, ещё в составе контр-террористического отряда, на тот момент называвшегося NORSOF, вляпалась в эти безрадостные земли. Бесплодная пустыня выводила лесную хозяйку из себя, талибы, абсолютно дурные, по большей части практически безумные и сами не понимавшие, чего хотят, выводили из себя ещё больше. Постоянные попытки вездесущих США влезть во всё, что происходило на Ближнем Востоке, чтобы перекроить всё по собственному усмотрению и не дай Небо не упустить личной выгоды, лишь добавляли большой и светлой любви к этому скорбному клочку суши.
Однако стоило признать, что впервые за всю долгую военную карьеру в армии Норвегии - под разными именами и в разных подразделениях, - Вигдис встречалась с Афганистане с такими огромными проблемами. Здесь уже гибли её люди, и они уже слышали последнюю песнь выбирающей убитых перед тем, как им распахивались златые врата небесного дворца, вечно ожидавшего павших в бою, но никогда они не гибли внезапно.
Потому что никогда раньше талибы не умели воевать.

Отступать было некуда: всё, что оставалось взводу разведчиков - это окопаться в полуразрушенных зданиях давно брошенного города и дорого отдать собственную жизнь. Труд - да и все её бойцы, что и говорить, идиотов в элитном "Норде" отродясь не водилось, - отчётливо понимала, что подкрепление добраться не успеет, равно как и то, что окончательно поехавшие на почве своей религиозной благостности исламисты их отсюда не выпустят.
Не в плен же, в конце концов, им было сдаваться?
Но то ли у мироздания сегодня случился острый приступ любви к норвежцам, забравшимся так далеко от благословенного своего дома, то ли наоборот, острый приступ нелюбви к талибам, но за несколько секунд до того, как укреплённый лагерь боевиков превратился в пыль, песок и кровавое месиво, солдаты видели падавшую с неба мужскую фигуру, совершенно не напоминавшую смертника. Даже психопат не будет так восторженно орать на границе самоубийства.

Дымящемуся бригадиру Гримнирсону, шествовавшему с видом абсолютной невозмутимости, маленький лагерь практически рукоплескал. Материализовавшаяся рядом с офицерским шатром из ниоткуда валькирия, до этого юркой лисой сновавшая меж своих людей и раздававшая им приказы и воодушевление с одинаковым успехом, со сдержанным интересом изучила отцовскую фигуру, потом чуть заметно пошевелила пальцами, набрасывая на Тора морок, что скрывал от любопытных глаз подозрительную рыжину его волос.
Конечно, все всё и так понимали. Человек бы не то, что не выжил - от человека следов бы после такой операции не осталось, а Хлорриди ничего, только слегка помялся. Но приличия надо было соблюдать.
- Да уж, - согласилась дева битв с лёгким сарказмом, сделала взмах рукой, - там от проблемы не осталось даже воспоминаний.
Дождавшись, пока подчинённые утолят первое любопытство, вёльва осмотрелась, а потом коротко велела:
- Вышли. Все.
Бойцы в "Телемарке" дисциплиной отличались вбитой в подкорку, потому повторять не пришлось; миг спустя офицерская палатка, кое-как приткнувшаяся между остатками полуразрушенных стен, дававших видимость укрытия, опустела. Труд расстегнула китель, вытащила из внутреннего кармана плоскую металлическую флягу и протянула отцу.
Сильный, высокий голос звучал с чуть заметной хрипотцой:
- Спасибо. Ты спас моих людей.

Она мгновение помолчала, тряхнула головой затем, отчего волосы, собранные в косы, запрыгали по спине - хвост сердитой кошки.
- С этими муслимами что-то неладное, - наконец произнесла Труд, - как если бы у них вдруг появился хоть один командир, понимающий военное дело, а не просто "стреляй по всему, что движется". Кто-то из беглых американцев решил сменить поле деятельности?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#4

Сообщение Thor Odinson » 12 сен 2018, 14:51

Уже заканчивающий одеваться и распихивать по карманам бронежилета различные ништяки Таранис скупо, но благодарно кивнул, взяв флягу дочки, да в одно рыло ее выдул. Всю. Оставалось только понапихать гранат, запасных магазинов к Дезерт Иглу (на кой Веор таскал с собой такой непрактичный элемент второго эшелона, было непонятно - некотроые думали, что из-за убойности, однаок лично ему избыточный вес снаряги явно не мешал), ну и пару лент пулемётных где-то пристроить. Однако покуда боекомплект к пулемёту мог и подождать. Порывшись в своём рюкзаке, Донар выудил оттуда Coonan .357 Mag с пятью запасными магазинами да всучил оный в лапки дочурки требовательным жестом.
- Вас здесь реально плохо финансируют. Ни оружия нормального, ни взрывчатки.... Надо будет мне пересмотреть поставки вооруженья. Мда. - Затем, почесав затылок, Веор высунул голову из палатки, и проревел на весь лагерь:
- ИНГВАР! Быстро сюда со своими обалдуями! Принести ящики из самолёта!
Двухметровый бедняга Ингвар тотчас же ринулся исполнять приказ Асбьёрна, и вот сам Одинсон задумчиво колупался в своём М60Е6.
- Я бы даже не так сказал - внезапно решил обратить внимание на слова Труд Рюмр, отстраивая коллиматор. - Эта тактика вообще германцами попахивает. Прямо Блицкриг какой-то. Помнится, тактику эту им Асы сами предложили... Ты от Адольфа как-то не очень, дочка, а мне да и другим это кровопролитие весьма нравилось. До поры до времени, но все же. Старая, но эффективная тактика то была: быстро налететь, окружить, и заставить уйти в глухую оборону, а после - задавить огневой мощью да превосходством численным. К тому же, их вооружение... Раньше они бы тратили месяцы, дабы только пользоваться научиться им. FAMAS, AUG, Bushmaster ACR... Дочка, это - весьма недешёвые и сложные в правильном обращении винтовки! Это не какой-то там АК, с которым и ребёнок сможет управляться минут так за пять. К тому же, откуда они узнали о твоём разведотряде? У тебя ведь "слонов" нету! Нет, то явно не американцы. Это кто-то... более изощрённый. Я бы даже молвил, почерк мне смутно знаком... Отчасти на Тюра он похож. Отчасти - на Ареса. Даже от меня было несколь...
Тут в палатку наконец вошло несколько бугаёв, и поставило с десяток ящиков на столы. Рюмр открыл один, достал содержимое, и бросил оттюнингованную винтовку в калибре .50 Beowulf дочурке.
- Ты совсем не заботишься современным вооруженьем. Стыдоба. Выговор тебе дисциплинарный впаять, что ли, майор Вигдис, али сама исправляться будешь? Финансированье вам и так подниму я, ты только правильно оным распорядись, не позорь отца.
Задумчиво осмотрев одну из крутившихся офицеров дочи с М107м, Асбьёрн негромко спросил своих бойцов, как у разведчиков с бронебойными. Услышав неудовлетворительный ответ, Таранис приказал выдать еще несколько ящиков бронебойно-зажигательных, "а то чё как не родные". Наконец решив, что его экипировка хотя бы минимально отвечает требованиям, Донар потащил дочку прочь из палатки, прямо под солнце Афганистана.
- Теперь наземную разведку проводить опасно. Они будут готовы. И пусть ваш лагерь теперь штурмом они не возьмут, все же нужно больше данных. У тебя есть хотя бы одна вёльва, которая сдюжит маскировать "Мангустов" наших? - кивнув на относительно недавно заполученные ударные вертолёты, стоявшие неподалёку, Тор продолжил - нужно сделать вылазку, однако чтоб ни шума, ни толковой видимости. Сейчас я не намерен полностью правила игры соблюдать: не время. Эти талибабаи слишком распоясались, надо им напомнить, что их место - в пещерах, и напомнить быстро.
Получив ответ, Громовержец только сумрачно выдохнул, и почесал бороду. Допустим, эта тактика сработает, но надо переходить с обороны в наступление. А как это сделать, представлялось не так уж и хорошо.
- Итак. Я предлагаю сделать вот что. Сейчас вылетает вертолёт, который они все равно рано али поздно засекут - есть у меня такое подозренье. Но в это время также выезжает ударный наземный отряд. Солдаты! Выгружайте технику!
Из грузового самолёта тотчас же выкатили три "Ошкоша". Труд видела один из таковых у Тора "на гражданке", однако эти были обвешаны оружием по самое не хочу. Тихо на таких проехать было совсем не вариантом.
Но вот сильно и окончательно кому-то насадить демократию нордическим способом - в самый раз.
- Есть у тебя в распоряженьи хотя бы один мотоцикл? Этот юнит будет переть впереди колонны, в случае чего передаст о возможном контакте, после - возвращается, и тогда мы влупим по ним хорошенько.
Перевесив пулемёт за спину, Громовержец проверил, быстро ли снимается М134й с одного из "Ошкошей", проверил также боекомплект к этим дурам, остался относительно удовлетворён, и после подпёр бронемашину плечом, уставившись на дочку. Машина возмущённо заскрипела подвеской и чуть-чуть отклонилась в сторону.
- Есть еще идеи? Я готов к предложеньям, только быстро. Медлить сейчас - явно не вариант. Мы должны узнать, с кем имеем дело, и сразу же ликвидировать угрозу.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#5

Сообщение Thrud Thorsdottir » 13 сен 2018, 14:53

Хлорриди был в своём репертуаре. Перехватив сначала пистолет, затем - винтовку, валькирия только вздохнула. Дай громовержцу волю, он бы на себя весь арсенал норвежской армии повесил, затем прихватив чего-нибудь ещё и у соседей, и ходил бы, причём не сильно теряя в подвижности.
Тот факт, что подобный способ вооружения не всем подходил, от него как-то ускользал.
- Нас нормально финансируют, - не согласилась Труд, и лёгкая тень улыбки скользнула по её бледным губам, - просто у нас фокус другой, ты не путай стратегию "смять танками всё, что движется" и "посмотреть, что именно двигается". Мы всё же не ударный взвод, и, как правило, в такую задницу не влипаем. Обычно.
Она заметно помрачнела. Это было хорошее уточнение, "обычно", отдававшее вкусом крупных проблем, с которыми валькирия покуда не придумала, что делать. Сейчас "Норд" своих сослуживцев вытащил, но сам факт того, насколько организованными и продуманными внезапно стали местные боевики, настораживал.
Потому что единожды норвежцам повезло, а в следующий раз подкрепление могло не успеть.
- Мне Адольф не нравился, потому что он с головой дружил только по праздникам, не люблю неуравновешенных идиотов. Беглые немцы? Хотя Бундесвер вроде такими фокусами не отличался, - поразмышляв, сама себе возразила дева битв. - Вообще ты прав, на Ареса немного похоже, но ему вроде как воткнули по первое число, и на данный момент он особо на политической арене не светится. Да и земли не его. Может, какой из благодарных почитателей, впрочем, заряженный божественной премудростью.

Выслушав отца с непроницаемым лицом, дева щита с тоской посмотрела на свою опустевшую флягу, убрала её обратно в карман кителя, кивнула с задумчивым видом.
- Найдём, у меня девочки способные. На крайний случай - сама заворожу. Ааа! Бать, ну руку же оторвёшь, а!
Но кто там слушал. Бригадир широкой грудью прокладывал путь по лагерю, волоча майора за собой как на прицепе, на что она могла только тихо, подозрительно по-волчьи рычать - и, разумеется, покорно плестись следом, потому что спорить с Хлорриди, севшем на любимую лошадку "организуй бойцов", было заранее бесполезно.

Но всё же в какой-то момент ас, кажется, вспомнил про свой прицепчик и решил что-то уточнить.
- У нас в распоряжении есть два уцелевших беспилотника, - запрокинув голову наверх, асинья посмотрела в небо с очень философским видом, - и одна крайне злобная птичка, которую подстрелить значительно сложнее. Но эту пока оставим в резерве, Лейкни мне нужен на случай отслеживания магической дряни. Тут фонит хуже, чем на капище, я только не пойму до сих пор, чем. Мотоцикл у нас есть, надо только согнать с него Оддбьёрг, но дроны будут чуток надёжнее, видно их хуже, они тише и быстрее, попробуем хотя бы квадрат выделить. Так. Обожди.
Она прочистила горло тихим кашлем и рявкнула во всю мощь командирских лёгких:
- Улла!!!
Высокая бледная девица, похоже, слегка оглохла от такого призыва, но появилась исправно, тряся по дороге головой, как крупная собака, видимо, пытаясь избавиться от звона в ушах. Мгновение спустя обе женщины исчезли, затерявшись среди оживившихся солдат, а вернулась богиня уже одна, зато с мотоциклом, который везла, держа за руль.
- Приказы отдала, дронов подняли, каналы вроде чистые, перехватывать нас вроде пока не научились… - Отчиталась она. - Едем, у нас и так мало времени.
Короткая пауза, в которую бездонные голубые глаза внимательно смотрели на громовержца.
- У меня странное чувство, коль честно. Я чувствую силу, которую не могу понять. Вели своим быть осторожнее, тут не человеческие возможности замешаны, - добавила валькирия значительно тише.
И, сев в седло, она завела мотор и газанула прочь лёгкой чёрной стрелкой, не став дожидаться, пока Тор успеет стащить любимую дщерь обратно: она не хотела отправлять своих бойцов на передовую. Быть может, сама засиделась в лагере. Отцу же доверять было можно: при нём всё делалось быстро, точно и без всяких косяков, так что опаски о том, что колонна будет копаться, не было.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#6

Сообщение Thor Odinson » 13 сен 2018, 21:24

В общем, доча предложила довольно неплохой вариант. Задействовать дронов Веор не додумался. Хотя, может быть, из-за того, что чистой беспилотной технике он не доверял, предпочитая прямое присутствие живого фактора на поле боя. Но сейчас было не до споров: сейчас была нужна решительность и скорость вместе с точностью и силой. Медлить было нельзя. Посему Рюмр все же смолчал, и пусть он неодобрительно фыркнул, когда Труд села на мотоцикл, перечить не стал. Да, он хотел бы, чтобы дочка осталась в лагере, но недавнее время ему приходилось ловить себя на мысли, что хватит ее слишком уж опекать. Мир изменился, его маленькое рыжее сокровище повзрослело и также поменялось, вестимо, и самому Тору придется принимать новые правила игры. И мириться с тем, что раньше он бы попросту отмудохал. Подав знак, дабы колонна клином следовала за его машиной, он занял место стрелка, и они выдвинулись.

Первые полчаса поездки были тихими. Не слишком, но все же: то несколько талибов, которых дочурка порешила, даже не чихнув (и не поделилась, вреднющая лиса! Ремня ей! Ремня!), то два внедорожника с пулеметами, которых уже расстрелял Донар, ехидно показав фигу Труд, то "гражданские", обвешанные взрывчаткой, которых сняли снайперы из других машин на ходу - в общем, скукотища. Но было в этом и нечто другое. Решив не страшить отряд раньше времени, Одинсон мысленно обратился к Вилкмерге, сказав, что это похоже на жертвование пешками, дабы более крупная цепь расслабилась и правда в капкан. Затем добавил, что он и сам бы так сделал, будь у него расходные ресурсы. И конечно же, он оказался прав.
К сожалению.
Две бронемашины подорвались сразу же, обстрелянные из противотанковых (!) орудий, крайне грамотно спрятанных в горах и барханах. Веор едва успел отцепить мининан и вышвырнуть из своей машины солдат, и еле-еле успел выпрыгнуть перед тем, как и его "Ошкош" подорвали. Солдаты "Норда" сразу же сориентировались и приняли контрмеры, однако тут произошло то, что слегка выбило Рюмра из колеи.
По его доченьке, его маленькой, любимой валькирии на мотоцикле саданули из гранатомёта. И после крайне удачно подкараулили фугасным снарядом.
От теперь, как выражались американские коллеги, дерьмо действительно влетело в вентилятор.
Разряды молний, бьющие из мгновенно обращавшихся грозовых туч, начали сыпать в землю хаотичными снопами, а шум стрельбы из минигана и раскаты грома были едва слышны за громовым ревом отца, который, стреляя на бегу и колоссально быстро расходуя боезапас шестистволки, вовсю нёсся к дочке. Запустив уже пустым оружием в ближайший внедорожник, он пробил двигатель машины, заклинив ходовую часть, и в воздухе уже из ручного пулемета, до этих пор висевшего за спиной, расстрелял в клочья как экипаж подбитой техники, так и подбегавших боевиков.
- ТРУД! ТРУД! Я выпотрошу вас, ваших детей и весь ваш род, отродье свиньи! Кишками ваших детей я задушу ваших беременных женщин, и серию вам младенцев нерождённых! ТРУУУД!
Он нёсся по полю боя, словно ураган, ведомый первородной яростью - и его воины заражались этой чудовищной силой. Внезапно талибы, пусть и имевшие тактическое преимущество, столкнулись с берсеркерами, которым любые ранения были нипочём. Которые не отступали. Которые, привечая смерть, все равно побеждали. Кровью окропилась земля Афганистана, и за каждого убитого Теллемарк взымал с талибов непомерную плату. А их предводитель все нёсся вперёд, и даже прямые залпы из гранатомётов не могли его остановить. Наконец подбежав к валькирии, он подхватил ее одной рукой, словно пушинку, и истратил весь оставшийся боезапас пулемета по всем, кто попадал в его поле зрения, после чего запустив пустым оружием, словно копьём, пробил навылет ещё четверых.
- Труд! Ты в порядке?! Раны не смертельные?! Ода кровь, да что ж это такое... В Хель все это!
И вот терпению Громовержца пришел конец. На них наступали со всех сторон, но даже это не спасло вражеских боевиков. Небесный огонь, ударивший с неба по ведению своего хозяина, настиг каждого. И не осталось даже пепла, который бы напоминал о их погибели.
Они понесли потери. Однако атака была разгромлена.
И сейчас Вингнир понял - никакие современные силы не в состоянии противостоять тому, с чем они столкнулись. Он все больше узнавал этот почерк.
- Нам... Нам не победить врага такими способами, дочка. Я отзываю своих бойцов, ты также отзывай. Пусть отступают, и сменят лагерь. Мы и так уже дали противнику слишком много преимущества
Он подозревал, с кем они столкнулись на самом деле. И это не приносило никакой радости Громовержцу. Взяв дочку на руки, он дал команду на отступление, и крикнул, дабы в ближайшие сроки они сменили дислокацию лагеря.
- Дальше я бы пошел один. Ода кровь, как я не хочу, дабы ты сейчас упрямилась, однако ведаю же, что все равно будешь, назло мне. Что ж, пусть так... Чего бы мне сие впоследствии не стоило.
И Веор не спеша пошёл в сторону барханов, откуда прибыла основная часть вражеских сил. Он все ещё держал дочурку на руках, давая ей всю силу, которая ей была нужна.
- Только бы я ошибался. Пусть это будет всего лишь ошибка старого Асгардца.
Однако чутье подсказывало Таранису - в этот раз, именно вот в этот хелев раз, его чутье, к сожалению, его не подвело.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#7

Сообщение Thrud Thorsdottir » 15 сен 2018, 01:02

Мысль о том, что она ненавидит Афганистан, в голове Труд становилась всё сильнее, пока не достигла наконец своего апогея разорвавшимся под колесом фугасом, приправленным прямым попаданием из гранатомёта. Единственное, о чём успела порадоваться валькирия в тот короткий миг, когда её уже ослепила вспышка, но мотоцикл ещё не превратился в груду дымившихся запчастей, так это о том, что она правильно не отправила вперёд никого из своих бойцов. Новые мертвецы, коих следует проводить до златых врат, ей были ни к чему - хватало и тех, кто уже остался в пыльных восточных песках.

А следом - всё пропало, потому что столкновение с землёй выбило из молодой богини и воздух, и все мысли, оставив только тьму и ощущение кувырка. Длилось это недолго - резкий, острый запах озона и рёв бешеного медведя привели женщину в чувство почти мгновенно. Перекатившись на живот и умудрившись вполне сносно подняться на четвереньки, она затрясла головой, как крупный волк, пытаясь прогнать звон из ушей, торопливо осмотрелась, каким-то краем сознания успевая фиксировать творившееся вокруг безумие.
Мутный взгляд некоторое время был совершенно расфокусированным, но вскоре в нём мелькнуло сначала узнавание, после - гнев, но потом, потом появился Одинсон во всей своей первородной красе бога бури и ярости неба, и Вилкмерге обнаружила себя мотылявшейся в воздухе в богатырской хватке отца. Она слегка дымилась и была основательно помятой, но кроме пары некрупных ссадин на лбу и руках повреждений видно не было. Кости, насколько могла судить женщина, тоже были целые.
Пока.
- Отпу-у-у-усти меня, - провыла дева щита, вполне обоснованно опасаясь, что сейчас её просто задушат. - Я! В порядке! В порядке!
Это человеческое оружие не способно было ей, мёртвой и живой одновременно, нанести вред, а вот насчёт любящего родителя были определённые сомнения, слишком активно он тряс своё чадо. Рыжие косы прыгали туда-сюда в бешеном танце.
Но Тор уже поймал высшую точку своей ярости, и всё, что оставалось сделать сейдконе - повиснуть на нём дохлой лисой, смирившись с неизбежным, и дождаться, пока от талибов, а так же от приличной части окрестностей останется только пепел.

И надо сказать, что громовержец не подвёл.

Зато в тот короткий миг, пока молнии, наплевав на все законы природы и физики, колотили в землю, вёльва, хлебнув сил, столь щедро отданных ей отцом, потекла над барханами ночным туманом, позволяя своему сознанию расплескаться дождевой водой и скользнуть за грань смерти. Тропы сейда пролегали через весь мир, и здесь, где гибли постоянно, они были широки, напитанные чужой кровью.
Труд хотела видеть истину, ту, что лежит вне обычного мира - и она видела.
Видела дымку чужого влияния над умирающими боевиками, видела тень, просачивавшуюся сквозь песок, искорки чужих душ, осыпавшихся звёздной пылью, и кровь, что становилась для кого-то водой.

Вернулась в реальность валькирия от низкого голоса аса. Раскалённое злато в глазах погасло.
- Папа.
Она перекинулась в лису, ловко взобралась на плечи Тора, обнюхала его щёку, от которой несло гарью, ткнулась влажным носом, издав горлом урчаще-курлыкающий звук, больше подошедший бы птице, и это было, наверное, самым большим проявлением любви и благодарности, на которое воительница вообще была способна. Некоторое время она ехала на боге верхом, свесив длинный рыжий хвост, пока наконец не соскользнула вниз, в прыжке вновь становясь женщиной.
Теперь дева битв шла рядом, стремительная и лёгкая, и от её ботинок не оставалось следов.
- Ты не должен быть один, ведь на что ещё нужна семья? - Возразила она, указала вверх рукой. - Лейкни знает, куда вести, мы видели силу, которая стекается в одну точку, все смерти и вся кровь.
Воцарилось недолгое молчание, пока Вилкмерге не тряхнула головой.
- Нет. Ты не ошибся. Я тоже чувствую этот запах и вижу следы. Всех талибов воодушевляли почти также, как это делаю я или делаешь ты, но это иная храбрость и иная смерть. Война снова здесь.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#8

Сообщение Thor Odinson » 18 сен 2018, 11:46

Да, ему все же не повезло оказаться правым. Если уж Вилкмерге говорит подобные вещи, то она железно уверена в из подлинности. И это обещал быть бой, в результате которого Веор совсем не был уверен.
Равно, как и в том, удастся ли им попутно сохранить статус секретности, когда начнется битва.
- Дочка... У меня к тебе будет просьба. Ты сейдкону твоего ведут туда, куда мне путь заказан, тем более в столь краткие сроки. Мне нужно, дабы в Навье царство ты отправилась, и принесла из подвалов терема Марены мой топор. Мне нужна Секира Перуна, Девана. В бою, что грядёт, не будет места созиданью. Вестимо, пришло время меча и топора.
Голос Вингнира, хоть и был тихим, места для возражений не оставлял. Однако Таранис все же пообещал дождаться валькирию, ну или по крайней мере не вступать в бой самому, оставшись за пустынными барханами да не соваться в город. Да ти ему самому нужно было время, дабы подумать. И более того - подготовиться.
Оставшись наедине, Тор опустился на колени, сел, закрыл глаза, медленно снял с себя бронежилет да убакс, а следом - все оставшееся вооружение. Он думал о мире, думал о покое, о тихом, успокаивающем шелесте листвы дремучих лесов, что простирались над водной гладью прохладных фьордов. Битва и войны в его разуме все больше уступали место тихом, простым желаниям любого мужа и отца: семейное счастье, домашний очаг, что поддерживает твоя жена, здоровые, сильные и радостные дети, что не ведают голода, горестей, лишений, хозяйство в достатке, своя земля, что каждой осени тебя кормит ровно так, как ее ты вспахивал, друзья, которым ты всегда рад как гостям... Простые жизненные радости, о которых Рюмр давно уже позабыл. Небо над Афганистаном, наверное, никогда не было столь спокойным, а редкие тучки с прохладным ветром приносили не жар и пыль от песков, но продажу и даже какую-то умиротворённую сонливость. Даже самому Тору не особо хотелось сейчас искать битвы, так что было говорить о людях?
Вот в таком состоянии и застала Труд отца. Он не стал ей объяснять, что делает здесь, и главное - на кой, лишь попросил сесть с ним рядоми просто немного помолчать. Ей было куда проще настроиться на подобную волну, нежели Громовержцу: тишина и мир никогда не были тем, что искал Шумный Наездник. Однако иначе незаметно подобраться к всаднику на красном конечно было невозможно, и Веор надеялся, что дочь поймет это и без слов.
В год они вошли поздним вечером, скрытно, однако особо не таясь. До них доносились песни, редкие выкрики и какая-то суматоха: даже солдатам всё-таки порой нужен позорящий отдых, пусть и внеплановый. И поскольку Тор что-то сомневался, что Война здесь расхаживает в своем истинном обличии, иметь нужно было того, кто меньше всего рад подобному времяпровождению.
Завёрнутый в местные тряпки, бородач с девицей с покрытой головой сновали между домов, будто бы прогуливаясь: неспешно, не крадучись и тихо болтающие о чем-то своём. Вдруг великан остановился, и кивнул на площадь, куда будто бы против своей воли стекались боевики, которых то и дело оторвали от празднества и поминок павших братьев. Все они собирались вокруг костра, подле которого стоял седеющий, но отнюдь не старый и тем более не слабый мужчина, чей возраст казался неразрешимой загадкой. Зато его конь в кроваво-красной сбруе, мрачно зыривший абсолютно на всех присутствующих, недвусмысленно давал понять о том, кто на самом деле его наездник: хотя бы потому, что лишь на него он смотрел без желания руиной пройтись по его останкам. Что же, видать, время скрытности прошло, ибо Одинсон искренне сомневался, что удастся уговорами убедить Войну отступить, вернуться туда, где ему место, и покинуть Мидгард. прикрыв лицо, Рюмр спокойно, не спеша прошёл между боевиками, и оказавшись в первых рядах, видел их предводителя. И не было на его лице никакого желания прекращать то, что он уже начал.
- Да возрадуемся нашему вождю! - на чистом местном языке гаркнул Донар, разведя руки в стороны. - Давайте же восславим того, кто привёл нас к тому единственному пути, который нам нужен! - подхваченные влиянием Всадника, талибы вторили криком каждому его слову, а тот в это время все ближе подходил к своей цели. - И да воздадим же хвалу тому единственному богу, который воздаст всем, как должно! - и тогда, когда общий крик достиг апогея, Таранис рывком сдёрнул с себя халат да накидку, представ перед местными борцами за свободу обвешанный своими гранатами по самое не хочу. В руке же его была натянута леска, которая после финального жеста кисти Аса утянула за собой каждую чеку, ограждавшую людей от погибели. И перед самым взрывом Тор добавл одно последнее слово, вмиг растеряв всь свой мнимый налёт доброты да мира на мрачном лице:
- Мне.

Из клуба пыли, опадающих ошмётков и среди криков агонии вышел дымящийся Громовержец, державший в руках свой молот и секиру. Больше не было смысла таиться. Больше не было места маскам - и лишь Война стоял посреди этого хаоса, словон бы ничего не произошло. Только его лицо выражало злорадный оскал, который был так же далёк от человеческого, как и небесный огонь в глазах Вингнира.
- Я скажу лишь раз: убирайся в ту дыру в преисподней, где вам место, покуда не придёт час последней битвы. Иначе - прими свой истинный лик, Война, сразись со мной - и проиграй.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#9

Сообщение Thrud Thorsdottir » 20 сен 2018, 23:40

Завтра была война -
Пошло всё прахом.


Несколько очень долгих мгновений валькирия колебалась: и ей для прогулки по мёртвым царствам требовались силы, хоть усилий к тому приходилось приложить несомненно меньше, чем отцу, но после, кивнув, исчезла, обернувшись блёклым туманом. За свою поспешность она расплатится потом - долгими днями плохого настроения и болящей головой, однако сейчас это всё не имело никакого значения.
Потому что то, что жило здесь, посреди песков, действительно не ведало ничего, кроме разрушения и огня, пожиравшего цивилизации, и не было ему дела до созидания вовсе. Говоря откровенно, дева щита не верила и в то, что другое оружие его возьмёт; всадник на коне рыжем становился тем сильнее, чем больше сил ему отдавали, но и ничего не делать было невозможно. Война, нашедший себе новую чудесную игрушку, самозабвенно уничтожал и без того почти не существовавший уже баланс на Земле, втягивая всё больше сил в разгоравшееся пламя новой Мировой войны.
О последствиях столь далеко идущих планов думать не хотелось.

Противоречивость всего их положения могла бы показаться деве битв забавной в любое другое время, но сейчас, вернувшаяся к отцу и с ним вместе пробиравшаяся сквозь барханы и лагерь боевиков, обустроенный в старом брошенном городе, Труд думала лишь о том, уцелеет ли мир после того, как Война и Тор явят себя в полную мощь. Древняя, как само явление ярости, сила громовника под стать была тому, что было самим понятием убийства и гнева, и в иной раз они могли бы показаться родными братьями - столь бывали похожи посреди кровавой бойни, когда не оставалось ничего, кроме чужой крови и смертей.
Всё мрачневшая сейдкона решила, что не будет оплакивать Афганистан, если тот провалится в ад, где ему самое место; быть может, на уничтоженной земле, усыпанной пеплом, взрастут цветы и трава вместо этих клятых песков.

Разбитая стоянка вспышкой сил Донара оказалась уничтоженной почти целиком; вынужденная отшатнуться прочь, Вилкмерге сжала голову руками - массовая гибель людей колотилась в висках вестницы смерти крыльями обезумевших птиц. Однако миг спустя ей пришлось вновь взять себя в руки: на это сейчас тоже не было времени.
Слабость можно будет проявить потом.
Если это "потом" ещё когда-нибудь собирается наступать, а не превратиться в дымящиеся угли в этом алом взгляде существа, имевшего столько же общего с жизнью, сколько северные асы - с религией коренных жителей Австралии.

Его голос был гулок и низок, он разносился по пустыне, словно звук трубы, призывающей на ратное дело, он заполнял собою всё пространство и звучал странным образом даже будто бы внутри сознания, и Торсдоттир содрогнулась от отвращения. Ей ли, плоти битв, шаману, что мёртвых привык выбирать с полей боёв, казалось, к лицу испытывать оное - но было во втором из четверых что-то, отвратительное любому богу.
Говорили, что даже с Аресом они не ладили, а уж у олимпийца было категорически странное восприятие реальности.
- Не тебе меня изгнать, громовержец, - расхохотался Всадник, - не тебе указывать. Сам ты не далече от меня ушёл.
И водой стёк с него человеческий облик, обнажая огромную мужскую фигуру. Война был кровав - весь, от него несло жаром и запахом металла, а огромный меч казался в руках его игрушечным.
- Что ты можешь против меня? Любая сила твоя станет моей.
"Чем сильнее бьёшь, тем сильнее становится…"
Второй лениво качнул оружием, и острый кончик прочертил идеально-ровную линию на песке.
- Не порти мне праздник, северянин. Хочешь - присоединяйся, тут весело, а крови хватит на всех. Не хочешь - убирайся прочь, я тебя сюда не звал.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#10

Сообщение Thor Odinson » 21 сен 2018, 11:53

Слова Войны гудели и в голове Одинсона, все призывая его отказаться от человечности, позабыть любые моральные устои, и убивать. Убивать не ради какой-то цели, не ради кого-либо, но только лишь ради процесса. И небесный огонь, полыхавший в глазах Громовержца, сменил ярко-голубой отблеск на кроваво-багровый. И не было больше в его рыке тех эмоций, тех черт, которые были знакомы остальным: осталась лишь ярость и жажда крови.
Но не крови людей желал Таранис, и не кровь богов его манила, столь желанная его секире и молоту, нет. Кровь Второго из Четырех - вот что намеревался получить северный берсеркер.
- Даже у бездны есть предел, Война. Пора тебе оный познать - прорычал бешеным зверем Донар, до хруста сжав рукояти оружия. Да, он знал, что затея крайне неблагодарная и почти невыполнимая. Из всех всадников победить в битве было практически невозможно только двоих: второго и четвертого. Но если битва со Смертью всегда оставляла лишь один исход - ведь все когда-то умрут, так или иначе - то вот Войну можно было превзойти. Ибо войны можно как выиграть, так и проиграть.
Другое дело, чем за это придется заплатить.
И когда на многие мили в окрестностях проревел боевой клич, заставлявший испытать ужас любое живое существо, это было лишь началом.
Ибо после безумный рев северянина можно было услышать во всем мире, оглашая всем и каждому: Мидгард может и не пережить этого дня.
А дальше была лишь битва, и не было в ней места ни словам, ни уговорам: только война. Война двух личных миров каждого поединщика, что были столь похожи, но в то же время сражались за разные цели.
Градом ударов осыпали они друг друга, не вещающие ни боли, ни страха, ни усталости; земля содрогалась, покрываясь трещинами от каждого их шага, воздух умирал там, где проносились меч, топор или молот, и уже никто не мог сказать, кто из них двоих заставил небеса плакать кровавым дождем. Громадный меч Войны, возможно, впервые встретил оружие, которое не перерубил бы так же, как и все предыдущие орудия для битвы да убийств, а молот и секира Донара впервые не разрушали то, по чему били с неописуемой силой, превращая в обломки да ошмётки все, что оказывалось у них на пути. Нечеловеческими были их движения, и чудовищные ранения появлялись на каждом из них: только один им лишь радостно хохотал, повествуя, а второй только становился злее, сильнее и безумнее. И Всадник питался тем, что щедро излучал из себя Громовержец: всей его мощью, всей его яростью, всей его силой, ведь какова может еще быть Война во плоти, когда рядом тот, кто так щедро ее кормил все прошлые эпохи? Казалось, что битва в лучшем случае закончится ничьёй. Да только переживёт ли род людской эту битву?
Очередной удар Войны отнёс едва успевшего сблокировать чудовищный меч Веора миль на семь, однако тот сразу же поднялся на ноги и с неуловимой даже для божественного взгляда скоростью отправил свой молот прямиком в голову Всадника - и тот не успел уклониться. И вот уже Громовержец нёсся вперёд по воздуху, словно молния, которой он повелевал, но успел наткнуться только на ответный удар навершием клинка под дых. Схватив Войну за горло, Донар выдержал несколько сокрушительных ударов, ощущая, как крошатся ег окости, и держал врага ровно до тех пор, покуда в его позвоночник не врезался Мьёлльнир, прожёгший молниями его окровавленные доспехи. От ударной волны орудия обоих разбросало в разные стороны, окутанный огнём, молниями и небесной кровью. Ужасные рытвины в земле только приумножались, и казалось, боль Ёрд была слышна даже обычным людям, посему трудно было представить, что ощущала Труд, столь тесно связанная с природой, которую сейчас убивали. И вновь они неслись друг на друга, и вновь ужасающий гром от их ударов сотрясал землю, убивая саму живую ткань мира вокруг них - да только теперь уже смеялись оба. Не было больше человеческого в Громовержце, был только покрытый кровью берсеркер, желавший смерти одного-единственного существа, что билось с ним, и Война своим смехом вселявший отвращение и ужас всему, что дорожило своей жизнью, утробным, вязким хохотом вторил жуткому рёву Одинсона, заглушавшему даже небесные барабаны. Они уже убили множество людей в пылу своего сражения, но даже не замечати сопутствующего количества жертв, лишь умываясь их кровью да принимая ее как живительную силу, и останавливаться явно не собирались. Ровно до тех пор, покуда один из них не падёт. Небеса, истязаемые силой двух воителей, начали изрыгать огонь, ниспадающий наземь вместе с кровавым ливнем, что ввергало еще живых людей в панический ужас. От этого нельзя было спрятаться, и очень сложно было пережить. Столько нитей оказались сегодня на грани разрыва, испепеления даже, что все валькирии ощутили происходящее - но никто из сестёр Труд не решился явиться на место событий. Да и не отпускал их Отец Дружин: в том хаосе, что творился в Мидгарде, не каждый бог сумел бы выжить. А успокоить две эти силы сейчас не представлялось возможным. Посему всем, кто по своей воле али вынужденно наблюдал за происходящим, оставалось только надеяться, что это закончится быстрее, чем закончится сам Срединный Мир.
В очередной раз сцепившись в тесной сече, Таранис рубанул секирой войну по плечу, намереваясь рассечь его хотя бы до пояса, однако тотчас же был запущен мощным ударом прямиком в воздух, и уже был настигнут Всадником, которому ни воздух, ни вода не были помехой. Однако очередной удар его меча пришёлся лишь по разряду молнии, поглотившему Тора, который материализовался за его спиной из вспышки небесного огня, и наотмашь рубанул его секирой по спине - но встретил лишь окровавленный клинок, жутким лязгом принявший на себя удар, и воздушные удары их породили ураганы да торнадо, что нещадно истязали и без того умирающую землю Афганистана. Нельзя было сказать, сколько это продолжалось, но явно можно было понять, когда эта битва перешал на совершенно новый, более ужасный уровень.
Случилось это тогда, когда Война окончательно перенял боевую ярость Вингнира.
Очередной взмах меча, подлый, мощный, обманувший рубящий замах секиры, пришёлся наискось снизу вверх по Громовержцу, и наземь пролилось множество искрящейся крови вместе с глазом, все еще хранившем в себе багровый огонь. Да только Рюмр даже не заметил этого увечия, ответив на оное тем, что вывернув секиру, саданул по ней Мьёлльниром, на долю мгновения оглушив Всадника, после чего перерубил ему сухожилия на правой кисти. Но меч Война не выронил, лишь перехватил другой рукой, и сразу же с размаха ударил Аса, целясь ему в шею. Но он не был своим старшим братом, каждый удар которого всегда срезает как голову, так и жизнь, посему Рюмр успел заслониться молотом, и был отброшен далеко, на множество миль прочь. Израненный, избитый, потерявший глаз, берсеркер приземлился уже за пределами Афганистана, в землях Ирака - однако он не был повержен. Более того - ему даже не было нужно искать Войну, поскольку он уже стоял перед ним.
- Ты падёшь, Громовник. Ты дал мне свою суть, и это будет тебе погибелью. Исход сей битвы был известен изначально.
В ответ на это Веор только рассмеялся. Да, Второй уже достаточно долго дрался, как он, был силен, как он, и более чем достаточно впитал его энергии да ярости.
Однако вместе с этим он впитал и его боевое безумие.
Оружие Рюмра выпало из его рук. Сейчас оно уже не было нужным. И Война, сам того не понимая, также отбросил свой меч. На миг в его глазах проскользнуло непонимание, но вскоре оно полностью исчезло - и на лице Всадника появился безумный, звериный оскал. Теперь он себя не контролировал.
А война, что не подлежит хотя бы какому-то контролю - это уже не война, это просто мясорубка, которая победу не может принести. Ибо мало просто воевать, нужно делать это с умом, тактикой, и правильными, выверенными расчётами: и всего этого Второй лишился, поглотив слишком много безумия Громовержца, однако не переняв и доли его контроля над оным.
И теперь битва повернулась совершенно в другое русло. Сейчас бились уже не два воина, но два зверя, которым оружие не было нужно. И если один из них был окончательно безумен, воторой своим безумием управлял.
По крайней мере - пока что.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#11

Сообщение Thrud Thorsdottir » 28 сен 2018, 23:05

И почему же теперь
всё имеет вкус пепла?


Первые несколько минут Труд думала о том, каким именно образом объяснять творившееся вокруг безумие, которое по мощности давно превзошло все известные человечеству оружие и катастрофы; десяток одновременно упавших атомных бомб не сделал бы ничего, отдалённо похожего на бой того, что было войной, и того, кто нёс с собой войны всюду, куда бы не приходил. Потом эти мысли бесславно и бесследно исчезли: связанная с природой всем своим естеством, дочь божества природы и внучка самой сути земли, асинья окончательно потеряла себя в отчаянной боли, которую испытывала пустыня, и без того бывшая бесплодной.
Ад не мог похвастать и сотой долей страданий здешней земли. Обливавшаяся слезами Ёрд выла на тысячу голосов, и её боль отдавалась землетрясениями по всей планете, но только легче ей от того не становилось. Пробудились от многолетней спячки вулканы, по планете потянулись дым и пепел, но даже они не могли скрыть той яростной схватки двух обезумевших зверей, что наконец-то встретились лицом к лицу.

Мир грозил развалиться на части в ближайшее время, и никто из верховных богов не решился вмешаться - ибо все они понимали, что на самом деле даже им не выдержать сокрушительной ярости Войны, пившего чужие жизни, кровь и огонь. Он становился всё сильнее - ибо в том была его суть, он горел тем ярче, чем злее пылали пожары беды, и не нашлось бы моря, которое могло погасить его пламя.
Труд и не пыталась - её единственной возможностью хоть сколько-то утешить боль гибнувшего мира оставался долг, и она бесплотной тенью реяла над восточными землями, скликая души погибших и открывая им путь в блаженное посмертие. Сейчас не было важным, кто из них во что верил - и верил ли хоть во что-то, потому что в этом светопреставлении злобы и убийства смешались все, и люди всех религий были всего лишь людьми, кто умирал одинаково легко.

Слёзы девы битв были так же легки, как она сама, и там, где они проливались, вздыхала, получив на миг облегчение, земля.

И в небе, окрасившемся в траурный багрянец, дочь Асгарда встретила того, кто вечно собирал свою жатву и с кем всю жизнь свою она танцевала. Высокая фигура в чёрных одеждах, что держала в руках серп, склонилась перед дочерью Аса-Тора в приветствии, и затем Смерть снял с себя капюшон, показав бледное худое лицо, исполненное печали. Он был совершенно красив, если бы не его меловая кожа; если бы не тёмные глаза, в которых застыло знание о том, что всё конец, и что он сам - мера того окончания. Выбирающая убитых, облачённая в траур, подошла к нему по налитым горькими слезами облакам и встала рядом, ответив своим поклоном.
Вокруг них мелькали огоньки-бабочки отлетевших душ, а они стояли - вдвоём, как всегда прежде, посреди всякой битвы, ибо если бившийся на земле Тор вечно вёл с собой войну, то дочь его прокладывала пути смерти. Тяжела, говорят, доля земная; но тяжелее порою небесная.
- Быть может, тот бог был не прав, - произнесла Труд, и голос её прокатился криком-раскатом грома, ударился колоколом, что бьёт о тревоге, - быть может, для конца мира не нужны четверо, достаточно и одного.
Смерть лишь качнул головой.
Его голос был холоден и тих, и несло от него морозом.
- Нет. Время ещё не пришло.
- Их не остановить, ты знаешь это не хуже меня.
- Я знаю всё, но не знаю этого, - возразил Смерть, - потому что это не так. Он безумен, моя верная вестница, и безумие работает в обе стороны. Ступай! Сюда не пробиться более никому, но ты здесь. Ступай, покуда не стало слишком поздно!
- Но что я могу?! - Крикнула Вилкмерге, но ангел последнего вздоха уже исчез, оставив лишь запах пепла.
Его шёпот, впрочем, донёсся до волчьего слуха:
- Достаточно, чтобы исполнить, что должно. Как всегда.
Едва ли она смогла бы противиться.

"Достаточно…" Её губы кривились в болезненной усмешке, но Смерть, как и миллиарды раз до, был прав, ибо в эпицентр взбесившейся силы снаружи было уже не попасть, даже её, кровь от кровь громовержца, сила в любой момент могла перемолоть в труху и оставить лишь тенью, пеплом воспоминаний.
Если посчастливится.

Если.

Она скользнула вниз, размытый силуэт в бесновавшейся буре, размышляя об услышанном. Смерть, свято храня принцип о невмешательстве в дела живых, никогда не говорил прямо, и разгадать его намёки порой было ещё сложнее, чем увидеть его во плоти. И всё же - что-то брезжило на самом краю сознания, что-то едва уловимое.

"В обе стороны…"

И тогда Труд поняла.
Безумие Войны, забранное им у Тора, открывало дверь и ей: родственной силой, тенью близости к отцовской крови; и она вскользнула в чужой изменённый разум, выворачивая его наизнанку сейдом и собственной болью, забранной у Матери-Земли. Чем сильнее бьёшь, тем сильнее становится - но валькирия не била теперь, она из золота волшбы, что древнее мира, заплетала безумие в непрерывный клубок, запутывала Войну в самом себе, и сражался он теперь не с Тором - с самим собой.
Прошла вечность или, быть может, мгновение; и огромный мужчина упал на колени, а после - ничком, лицом в дымящуюся почву, и тело его поплыло дымком, туманом… И исчезло. Высокая женщина, возникшая из бесплотной тени за его спиной, выступила вперёд, и с рук её стекало раскалённое золото.
Конечно, Война не ушёл, развоплотился лишь, да и то - не навечно, но какое-то время до его возвращения у них было. День или неделя, месяц или год - она не знала, сейчас важнее было вернуть в разум того, кто и без Всадника весь Мидгард мог обернуть в руины.

Вестница смерти вскинула ладони вверх, опутывая себя вязью сейда, точно щитом. От неё тянуло холодом - и покоем, что вечен. И закричала:
- Остановись!

Правда ли, что мольба звучала в высоком голосе, не сказала бы и она сама.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#12

Сообщение Thor Odinson » 29 сен 2018, 02:34

Каждый удар сотрясал нити, пронизывающие Мидгард и связывающие мир с Иггдрасилем - и каждый раз какая-то их часть бесславно рвалась, ударом хлыста резонируя по каждому, кто мог чувствовать и хотел слышать. Но вот Всадник начал сдавать позиции, и берсеркер-северянин не преминул воспользоваться данной возможностью. Да, он ощутил чужое вмешательство в поединок, но это лишь сделало его злее - а следовательно, сильней. Ему было плевать на ранения, плевать было также и на зрителей: пред ним была его цель, и вскоре этот враг будет уничтожен. На каждый удар Войны Донар отвечал тремя, а то и четырьмя, все больше распаляясь от гнева за то, что кто-то поспел вмешаться в их сражение. Даже будучи поглощённым боевым безумием, сын Севера всегда будет помнить о чести и сакральности поединка, помнить о том, что чистая победа достигается только своими силами - и плевать, чем за это нужно будет заплатить. И сейчас эта святость битвы была нарушена. Да, это было сделано во благо, и ради лучшего исхода, но...
Но все равно Рюмр знал: тех, кто решил вмешаться, настигнет своя плата.
Улучив момент, Тор покатился по земле, и ухватил меч Второго ровно тогда, когда Война схватил его молот. Они оба были нечеловечески быстры - но Всадник оказался немного быстрее.
Никогда ещё Шумный Наездник не оказывался по другую сторону удара Мьёлльнира - и лишь сейчас он приблизительно ощутил то, что ощущали все его жертвы. Ребра после удара были перемолоты в труху, позвоночник треснул в нескольких местах, а внутренние органы превратились в кровавую кашу - и это все только в сам момент попадания. Будучи подброшенным в воздух, Веор был ослеплён агонией и яростью, посему когда он падал обратно на землю...
Возможно, он никогда ещё так не вкладывался в свои последующие удары. И меч в его руке не сумел воспротивиться, и был вынужден атаковать своего хозяина, рубя того, словно беспомощную жертву. Наконец Одинсон ударом навершия сломал кости руки, державшей его оружие, тотчас же вспорол как живот, так и доспехи, и с размаха свободной рукой ударил Всадника по разрезу, испепеляя его внутренние органы да с громким чавканьем сжимая его сердце. Когда же Тор выдернул руку, в его кисти были лишь жалкие кровавые ошмётки, что как кровью, так и огнем покрывали его кожу. Но наконец сейд Труд взял окончательный вверх, преуспеваем быстрее, чем Громовержец, и Война пал. Но Таранис не пытался разить лежачего - он уже знал, что все было кончено.
Да только не было у берсеркера ощущения победы. Его победу у него украли.
И вешая Мьёлльнир подвеской себе на шею да подбирая свою секиру свободной рукой, Рюмр, тяжело дыша да сплёвывая кровью, все ещё сжимая трофей врага, добытый в ещё честном бою, зарычал и повернулся к той, кто была ему дочкой - да только уже не мог ее узнать.
И, к сожалению, вряд ли это хотел.
Ему был безразличен ее крик. Он не слышал силы ее слова, не ощущал родственных уз, связывающих их, и ему уж точно было наплевать на прохладный покой задания в смерти, которым тянуло от валькирии. Меч в его руке взывал в крови, и берсеркер явно не хотел ему отказывать - да и вряд ли бы мог, если бы вдруг передумал. Но так, что стояла перед ним, не была достойной добычей в глазу Громовержца - даже в его текущем состоянии исход этого поединка, коли таковой бы состоялся, был предрешён.
- Нет.
Будучи ещё во власти боевого безумия, Рюмр не ощущал и не воспринимал все свои раны, однако и возвращать себе сознание не собирался: меч в его руке пел о битве, о войне ради самой войны, его лезвие кровоточило, словно бы клинок был живой и его до боли терзало бездействие, а секира в другой руке источала небесный огонь, уничтожающий все, к чему тот прикасался - но не своего хозяина. Да, Война был побежден. Это нельзя было оспорить. Но Всадников всегда должно быть четверо, и оружие Второго беззвучно кричало об этом.
И, кажется, покуда его настоящий хозяин не вернётся в этот мир, оно нашло себе достойного преемника - ибо меч, который иные влияли Пожирателем Хаоса, не может существовать без владельца.
С размаха вонзив меч в землю, Донар превратил ее в мертвое, жалкое, исконное подобие почвы, после чего резким движением вместе с рубящим ударом секиры рассек не только плоть земли, но и саму ткань пространства. Он уже не понимал, что делает, да только и не желал он это понимать. Его тянуло туда, где будет добрая, кровопролитная битва - и Мидгард не мог ему этого дать.
А вот Ад, в который провалился обезумевший берсеркер - вполне.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#13

Сообщение Thrud Thorsdottir » 08 окт 2018, 00:22

Золото истекавшего родниковой водой со своей хозяйки сейда скользило по громовержцу, точно когти кошки, пытавшейся уцепить добычу, но ничего не могли сделать; если разум Войны, того, кто приходил ради убийства и из убийства же состоял, ей удалось опрокинуть в кровавую пелену и заставить исчезнуть, запутавшись в себе, то берсеркер, в которого обернулся отец, в разуме попросту не нуждался. Древняя, древнее Срединного мира, волшба билась о его существо, как волны о берег - и отлетала, как каждый раз опадают воды.
Но волчье чутьё молодой богини вдруг резанул лёгкий, почти неощутимый запах лаванды, и она скорее почувствовала, чем увидела, что вокруг стало темнее. Солнца не было видно и без того, небеса были затянуты дымом и пеплом, оседавшим на губах, но теперь в тенях, что копошились рядом, обозначилось что-то иное, что-то осмысленное. Они были бесплотны - и самостоятельны, и чем ярче пылал разрез на ткани пространства, тем быстрее они метались, лаская руки вёльвы невесомыми поцелуями, касаясь её растрёпанных волос, и в их движениях была редкостная целеустремлённость.
Тени толкали её прочь.
"Уходи."

Труд нахмурилась, неуверенно попыталась шагнуть вперёд, к асу, к мечу, вонзившемуся глубоко в плоть агонизирующей земли, но тени стали вязкими, как смола и патока, и к лаванде примешался аромат дикого хмеля, жжённого сандала и золы. И тонкая нота аниса.
Дева битв остановилась, и какая-то часть её сознания заметила, что золото, стекавшее с пальцев, тонет в пляске смерти вокруг, точно в глубинах океана - солнечный свет. А тени танцевали, ничем не смущаясь, и шаман слушала их песни, их шёпот; они вновь толкнули её прочь, и голос, говоривший с ней изначально, прозвучал опять.
Высокий, сильный голос, что привык повелевать.
"Уходи. Я позабочусь о нём. Займись людьми, насколько это возможно. Уходи!"
Тени танцевали всё быстрее, и вдруг асинья поняла, кому принадлежал этот приказ; тени смотрели на неё фиалковыми глазами Ангрбоды-Гекаты, матери колдуний и чудовищ. Спорить с ней было бессмысленно, ибо там, где бессильная была любая сила волхва, госпожа ночной охоты вступала в свою вотчину.

Кто-то из военных, пытавшихся отследить хотя бы что-то в развернувшемся аду, видел огромного белого лебедя, улетавшего прочь вслед за вороном, но был он весь какой-то полупрозрачный, точно призрак, и солдат так никому ничего и не рассказал. Чудовищных знамений в мире хватало и без того - и были они, как на подбор, все рукотворными.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Triple Goddess
noir
Аватара пользователя
Репутация: 388
Статус: noir
Информация: Триединая
40 y.o. | aeons; еврокомиссар; Трёхликая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 12:54
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#14

Сообщение Triple Goddess » 08 окт 2018, 00:23

И стоило лебедю исчезнуть, как тени, облепив прореху между земным и сакральным, залатали её, сделав ничем, а следом - пожрали и огромный меч, обвив его лентами, что сотканы из ночной темноты. По небу продолжал тянуться погребальный дым, но больше не было ни ударов, ни землетрясений; арена действий сместилась прочь, туда, где ни одному смертному - на его счастье - было её не увидеть.
Всё же тому, что Тор избрал для следующей остановки именно Ад, владычица теней могла лишь порадоваться, потому что из всех ирреальных миров больше Преисподней к сумасшествию, разрушениям и уничтожению всего живого - и не слишком - не был привычен никто. Такова была особенность этого дома, и как никогда она была кстати.

Птицы-мысли мечутся по мирозданию очень быстро, и неладное ощутить было несложно. Одинсона, впавшего в боевую ярость, избегали все, и даже сама плоть миров прогибалась под его весом, не в силах выдержать; но преемнице Ночи, что породила кошмары, не было до его безумия никакого дела.
Ибо безумие она породила тоже.
Призванная в Ад его владыкой, который разумно предоставлял семейные ссоры участникам божественной оргии, а сам желанием тягаться с Аса-Тором в его плохой вариации не горел, Астарта была даже не зла. Даже не в ярости. Она пыталась постичь границы той дури, которую умел производить первенец Матери-Земли, и приходила к скорбному выводу, что дурь эта воистину безмерна.
И всё бы ничего, если бы не страдал от этого Мидгард, который мало того, что был плотью Геи, так ещё и изначально не задумывался площадкой под божественный гнев. Ещё один удар - и, возможно, проблема с тем, что Мидгард пора спасать, отпала бы сама собою, просто по той скучной причине, что спасать было бы уже нечего.

В Преисподней было тихо и пусто. Твари всех мастей и сортов, вняв прокатившемуся по просторам Геенны рыку порождающей чудовищ Хтонии с советом забиться в самый дальний угол, не показывались на глаза, и только тьма была всюду, что не расцвечена оказалась даже отблесками мёртвых огней.
Тьма - мягкая, обволакивающая, беспросветная тьма, которая пробиралась под кожу, просачивалась в сердце вместе с кровью, холодила своими прикосновениями обагрённые кровью руки. Тьма, в которой не видно ничего, кроме неё самой, тьма такая плотная, что её можно было потрогать и в которой можно было утонуть.
И эта тьма была совершенно точно живою. Она накатила на явившегося бога океанским приливом, выдохнула на него запахом соли и ароматом хвойных игл, тех самых, что были у елей в его доме. Дикий хмель и журчание полноводных ручьёв, девичья песня и детский смех таились во тьме, а отголоски бури, войны и сражений тонули в ней безвозвратно.
За каждым штормом следует штиль.

У Астарты, когда она того желала, не было воплощения, она не имела ни тела, ни облика, только суть, жуткую, женскую суть того начала, что даёт жизнь и отбирает её с равною лёгкостью. Сейчас она не была даже тьмой; тьма была ею лишь отчасти, а богиня была всюду одновременно - и не была нигде.
Мать безумия, она лучше всех знала о том, что это такое - и потому без труда вскользнула в чужой разум, сейчас напоминавший пожарище и разграбленный город. Окинув взглядом эти руины обычной Торовой личности, она вздохнула - по тьме прошёл лёгкий ветерок, - и вывернула разум наизнанку, вырывая с корнями саму суть берсеркера, чтобы смять и отбросить её прочь. Сейчас было некогда слишком мудрствовать.
Приведение в чувство методом сбрасывания на камни было бы более гуманным, но особой добротою титанида никогда не славилась. Она предпочитала эффективность.
"Твоя дочь предлагала тебе остановиться, но ты, как всегда, глух к разумным предложениям," - прокатился по разуму громовника мягкий шепоток, - "и предпочитаешь, чтобы тебя огрели наковальней."
Мысль о том, что богу сейчас казалось, будто бы в его голове взрывается фейерверк, была приятной. Он эти непередаваемые ощущения с лихвою заслужил.[NIC]Astoreth[/NIC]
Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#15

Сообщение Thor Odinson » 08 окт 2018, 21:32

Убегающие демоны спаслись далеко не все: многие не успели достаточно далеко убежать, были слишком медленные, и даже находились такие, которые решили дать отпор новоприбывшему врагу - а никаких сомнений в том, что это враг, не было и в помине. Те были самыми большими глупцами, ибо от них Рюмр не оставлял ничего, что можно было бы после оживить, или хотя бы похоронить. Вскоре каждому стало ясно (да и приказы свыше также, скорей всего, имели место быть да действовать) - сражаться с этим чудищем не вариант. Убежать от него можно было, да только если ты драпал аки от самого Хаоса во плоти, и к сожалению, далеко не все сразу это поняли. А Вингниру не нужно было даже подходить близко, чтобы убивать, проливать кровь или же уничтожать землю, воздух, да заставлять небеса содрогаться в аноним барабанов войны. Но вскоре отступление всё-таки удалось, и он остался один. По крайней мере, так казалось поначалу. Конечно, это его не остановило - ведь даже без местных жителей здесь было что уничтожать. В конце концов, целый мир только и ждал, дабы его разорвали в клочья, ибо крики преисподней словно бы взывали к тому искорёженному... наверное, "я" Одинсона, которое у него ещё оставалось.
И вот наступил момент, когда даже безумный варвар понял - в Аду отыскался ещё один претендент, так страстно желающий своей погибели.

Да только что-то он не собирался умирать. Более того - бил он не его, но разум Донара, словно бы разовая его целостность на части. Это злило, доводило до исступлённого бешенства, однако он не мог ударить по врагу - ибо не было его. Но всё-таки он был.
Слишком поздно Веор понял, что недооценил противника. Слишком поздно он его и узнал свои искорёженным Войной да боевым безумием естеством. Его разорвали изнутри, с каждым движением совсем крови вырвались из его организма, словно бы из него упорно тянули какого-то паразита, и наступил момент, когда берсеркер понял - он проиграл.
Да только уходить он все равно намеревался на своих условиях.
- Придет время, и я вернусь, Астарта - сквозь рык, полный безумия и боли расхохотался окрылённый бог - Придет время, и вы сами о том будете молить, ибо будете загнаны в угол. Но до тех пор я подарю тебе напоминанье, дабы ты вбила себе в голову...
Собрав остатки своих сил, Громовержец ринулся вперёд, к тьме, пожиравшей его, уже зверя свое оружие - и внезапно исчез. Только молот, секира и меч упали наземь, но не было ни тела, ни громогласного рёва - только вспышка багровых молний, рассеявшая телесную оболочку Вингнира.
Как его сестра не нуждалась в теле, так и сама суть грома, молний и войны могла существовать на ином плане бытия. Если бы он раньше до этого додумался - кто знает, как повернулись бы события. А так - он был в силах лишь оставить о себе напоминание.
Напоминание, которое не забыть.
Не тебя стоит им бояться.
Внезапно тень была сражена изнутри багровым светом, ослепительным росчерком словно бы проснувшись по оному - да только бил он не в какое-то конкретное место, нет: бил он по самой сути первородной тьмы, которой и была Ангрбода. И после этой, последней, но отнюдь не отчаянной атаки части тьмы, части самого естества Темной Матери, просто не стало. Как вырыли его суть, заставляя сходить с ума в нужных доселе пределах, так тем же обезумевший бог отплатил Матери Чудовищ, не нанеся тяжёлого урона, но покалечив взамен. Основательно, задевая гордость, гордыню и будто бы ставя на место - но в то же время признав ее победу. В этот раз.
Тор, будучи в сознании, не сделал бы такого никогда - тем более со своей сестрой. Но то существо, которым он стал и которым его влекло из крови да смерти оружие Всадника, было способно и не на такое - и оным оно упивалось.
Материализовался он рядом с Ангрбодой, да только в отличии от женщины израненный Рюмр сразу же упал на колено, ощутив, как жизнь едва в нем теплится. И раны других были здесь малозначимыми: куда хуже было то, что он сотворил с собой сам. Память о прошедших событиях ещё не спешила возвращаться, разум нужно, жалко пытаясь собраться воедино, да только одна мысль в оном была ярче самого солнца. И взгляд Тараниса пал на оружие Всадника, лежавшее рядом с его молотом да секирой.
- Никто не должен этим обладать. Так пусть оно собирается из того же небытия, что и его хозяин!
Схватив Мьёлльнир, Одинсон с полным боли ревом вложил все оставшиеся силы в последний удар - и Пожиратель Хаоса разлетелся на мириады маленьких осколков, которые после беспроводной упали на землю. И этому оружию было больше негде хранить свое сознание, да только и к своему хозяину оно уже не могло вернуться. Конечно, Война со временем вновь придет в этот мир... Только теперь ему надо будет очень, очень постараться.
Уже почти упав наземь, в свои последние секунды сознания Донар посмотрел на Нейт, и в глазах его был только ужас, жуткое чувство вины... и немые слова о прощении. Тут и думать не нужно было, чтобы по оставшемуся следу понял, кто виновен в содеянном.
- Сестрица... Прости...

Triple Goddess
noir
Аватара пользователя
Репутация: 388
Статус: noir
Информация: Триединая
40 y.o. | aeons; еврокомиссар; Трёхликая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 12:54
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#16

Сообщение Triple Goddess » 10 окт 2018, 01:02

Великое мужское эго, что считает себя властителем вселенной, способным вершить судьбы и сеять смерть, не подвело и в этот раз, но вместо стона боли, на который, должно быть, рассчитывал громовник, ушедший куда-то в глубины своего безумия, по тьме летел смех. Что ей, порождавшей и забиравшей жизнь, что ей, богине живой и мёртвой, что ей, повелевающей временем, утрата части себя? Луны, убывающие в своих фазах, скрываются с неба, чтобы затем появиться вновь, и цикл этот бесконечен, ибо корни его уходят далеко за пределы всех реальных вселенных.
"Ты глуп, как все мужи. Дана сила, но не даден ум - хотя стоило бы сделать наоборот."
Тьма взвихрилась, дрогнула, опав на миг, застелившись по иссушенной адской земле едва заметным туманом, и вдруг восстала вновь, какой была и какой будет. Неделимая, Триединая; не имевшая ни формы, ни личности, когда того желала, бывшая лишь первоначалом, унаследовавшим силы и власти от праматерей, она черпала свои силы из вечного мрака, который по сути своей всегда был безграничен, и что бы не делали с ним, разгоняя факелами, уничтожая молниями, он всегда возвращался, ибо возрождался там, где нет ничего. У света должен быть источник, но тьме, чтобы существовать, он не нужен, она старше света, быстрее света - и она вечна. Рано или поздно свет погаснет, и тьма хлынет на свою вотчину; так было и в этот раз.
Вне времени. Вне пространства. Вне бытия.
Он мог тешить себя надеждой, что одолеет её, но для того требовалось куда больше, чем просто сила и умение разрушать, ибо там, где гас свет солнц, тьма рождалась сама, и не было места, куда не заглянули бы тени; ибо она всегда оказывалась там, где не было ничего, и она порождала не только иных - она порождала и сама себя, творя из вечности и памяти собственную суть. И потому женский смех, лёгкий, призрачный, шёлковый смех, пробиравшийся в самые глубокие уголки души, продолжал звучать, опрокидывая бога в колыбель из сумрака и пустоты; а она склонилась над ним - реальная и несуществующая, не имевшая очертаний, но вглядывавшаяся в аса, в самую душу, щекотал обоняние терпкий запах лаванды, и тьма подхватила его в объятия, милосердно позволяя сознанию угаснуть и ничего не помнить.
Сейчас это не имело смысла. И вспомнить, и получить трёпки, и познать всю глубину своих гениальных решений у Тора Одинсона, вернувшегося почти с того света, ещё будет время. И, зная характер матери чудовищ, что не славилась всепрощением, пусть и не было ей дела до попыток её уничтожить, сильнейшему средь северных богов, возможно, не следовало приходить в себя очень, очень, очень продолжительное время. Несколько тысячелетий, например.

Только на его беду время в Аду текло совсем не так, как в реальных мирах.

Тьма рассеялась, окончательно сформировав из мутного графитного блеска статную высокую фигуру черноволосой женщины в тёмном одеянии. Изящные руки, украшенные золотыми браслетами, высокая причёска с венцом о девяти шипах; осмотрев лежавшего пред нею Донара, титанида пнула его без всякого почтения, выразив одним этим крайне семейным жестом всё, что думала о бескрайних братских талантах, после чего повела над ним полою длинного плаща, и оба они исчезли с неприглядной равнины. Земля Преисподней не потрудилась даже сохранить воспоминаний о случившемся: слишком часто на ней случались убийства, драмы и массовые геноциды, чтобы этот уютный сумасшедший дом ещё обращал на что-то внимание.
Скорее странным был бы тот день, когда в Геенне Огненной расцвели розы и понеслись бы песни, славящие любовь и всепрощение, но такое даже в кошмарах самым затейливым палачам обычно не снилось.

В громаде замка из чёрного камня, стоявшего где-то у границ владений вечной ночи, было спокойно и безмерно тихо. Уже умытый и облачённый в свежие одежды, Веор лежал на огромной кровати, и все его физические раны исчезли без следа, изгнанные умелыми руками врачевательницы, знавшей все тайны целительства и учившей им смертных. На огромной тумбе, которой при желании с лёгкостью можно было бы заменить обеденный стол, стояла курильница, в и в неё засыпаны были мелко нарезанные травы и сухие листья - от них исходил лёгкий, терпковатый аромат, но он не дурманил, лишь приносил с собой покой, странно перекликавшийся со стоявшей здесь глухой тишиной.
- Долбоёб, - сообщила Астарта, едва заметив слабо вздрогнувшие ресницы своего нежданного, но предвиденного гостя. - Гордыня, братец, гордыня - вот что является твоей главной проблемой. Всё-то ты считаешь себе по плечу и всё-то ты знаешь лучше всех. Мы наказывали героев за то, что они увлекались своим могуществом и творили глупость за глупостью, мы обращали их в камень или проклинали бессмертием, отобрав все силы, но ни один, мать твою Ёрд, из них не мог тягаться с тобою в гениальности решений. И ладно я аль твоя жена, дочь твоя, отец твой - мы все тебя когда-то простим, но ты в следующий раз подумай, простишь ли ты после очередной выходки сам себя.
Она, сидевшая на краю кровати, поднялась, совершенно бесшумная, прошествовала куда-то, сокрытая от взгляда верными спутницами-тенями, и вернулась вскоре, неся в руках тяжёлую чашу с дымящимся напитком цвета багряного, точно свежая кровь.
- Пей. И не перечь мне, не в том ты виде сейчас, чтобы со мною спорить, - прикрикнула она, - пей, чтобы моя волшба в тебе проросла крепче и жизнь расцвела снова, все наговоры на честном слове и держатся - лишний раз дернёшься, откроется всё. Ты слишком часто стремишься самоубиться; мои силы велики, но порой даже их хватает с трудом, чтобы удержать тебя на краю.[NIC]Astoreth[/NIC]
Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#17

Сообщение Thor Odinson » 10 окт 2018, 09:26

Посмотрев на Ангрбоду, Рюмр невольно потянулся рукой к задетой глазнице и ощутил, что глаз все же восстанавливается, да только пройдет много времени, прежде чем там вновь засияет небесный огонь. Тело болело, ныло и хотело откинуться, внутренние органы, кажется, то ли объявили бойкот своей работе, покуда не выйдут с больничного, то ли попросту обиделись на хозяина и отказывались нормально функционировать, а кости болели почище, чем у любого дряхлого старика, больного артритом, ревматизмом да имевшего все мыслимые переломы. Хотя, если призадуматься, он и был этим стариком. Взяв чашу из рук Триединой, Веор молча выпил содержимое, скривился - алкоголя там не наблюдалось - и то ли в знак протеста, то ли потому что попросту не мог ощущать себя таким слабым, рыкнул и сел.
- Будто был выбор у меня. Кто-то должен был что-то сотворить, Ангрбода. И ожиданье роскошью было непозволительной. Ведомо мне было, какой будет цена, ибо коль не вмешался я, цена была бы ещё больше - и была бы запредельной. Ты вмешиваться не спешила, а кто другой бы стал? Может, Всеотец? Ему давно нет дела до Мидгарда. Другие пантеонов вседержители? Да что они могут даже супротив меня, не то, что одного из Четырёх. Посему пришлось мне. Даже зная, что после будет только обвинения, но ни слова касательно того, что я остановил - покуда ещё мог. И то... Не знаю, вышло бы ли то без дочки моей. Ей только не говори, а то возгордится непомерно и носик свой лисьий уж не опустит никогда.
Тяжко выдохнув, Громовержец уставился в глаза сестрице, и то ли в шутку, то ли всерьёз подытожил:
- Так что ты неправа. От так от.
Шутя легонько толкнув Нейт, Одинсон сразу же почувствовал, как на спине плоть разошлась, и моментально сцепив зубы, скривился. От же ж засранка-карма - Ас был уверен, что его сестричка тут ни при чем, однако расплату все равно получил. Ну ничего, он и к судьбе когда-то доберется.
- Как доча моя? Тюр прибыл ей на помощь с ее сестрами? Как... Что после нас там происходит?

Triple Goddess
noir
Аватара пользователя
Репутация: 388
Статус: noir
Информация: Триединая
40 y.o. | aeons; еврокомиссар; Трёхликая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 12:54
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#18

Сообщение Triple Goddess » 12 окт 2018, 00:44

Конечно, Тор был прав; он всегда и во всём был прав. В день, когда старший из сынов Одина решил бы признать, что он ошибся, небо рухнуло бы на землю, а во вселенной случился полный коллапс, потому что большего упрямства, чем у громовника, найти было нельзя ни у кого.
Если в мире и была стабильность, то это был Донар и его чувство "я всё сделал так, как надо, а что в последствии возникло проблем больше, чем было, то просто издержки молотоприкладства". Колдунья вздохнула.
Всё же любить родственников на расстоянии было зачастую много приятнее.

- Гордыня, братец. Это всё ещё гордыня, когда ты твёрдо веришь, что всё на тебе. Ты накормил его кровью и силой, как не в силах был никто другой, и славно бы было, коли он с этой мощью бы не совладал, да только ты не хуже меня знаешь, что в этой кривой вселенной, которую мы кое-как состряпали из подручных материалов, не бывает чудес. Война игрался по смертным правилам, и это могло продолжаться не один год, он способен кормиться, в умах прорастая, столетиями, ты же вызвал его на бой совсем в ином виде. Впрочем, что получилось, то получилось, сделанного ныне даже я воротить не сумею. - Она помолчала, прикрыв глаза, и когда распахнула их вновь, то в лавандовой радужке плескался лишь мрак, беззвёздный и холодный. - Но ты должен понять одно: Всадников не изгонишь просто так. Ты слишком полагаешься на силу, хотя здесь нужно искать первопричину. Пройдёт день или неделя, и Война вернётся, всё начнётся заново, а Мидгард второй вашей стычки за столь короткий срок не переживёт. Не то, чтобы мне было его жалко, но в Срединный мир сил мы вбухали порядочно, потерять его было бы обидно. Всадников влечёт в миры, стоящие на грани уничтожения, я видела такое не раз и не два, этот мир не единственный в своих бедах, разве что мы любим наблюдать за ним пристальнее. Проблема в том, что мир собирается погибнуть, и это влечёт их к нему, а не наоборот.
Впрочем, как исправлять желание Мидгарда закончиться, действительно никто не знал. Сама тёмная богиня тут была столь же бессильна, сколь младшие её родственники; апокалипсисы вообще не сильно стремились быть познанными или рвались выстраиваться в расписания. Они просто случались.
- Дёргаться будешь - суровой ниткой зашью и в таком виде девкам твоим тебя на руки передам, - предупредила титанида, посмотрев аса ничуть не менее сумрачно, чем он - на неё. - Я тут с тобой и без того намаялась. Ничего, полежишь одну ночь, не облезешь, коль в мясорубку прыгать горазд - изволь и расплачиваться за своё сумасбродство.
Протянув руку к богу, она зачерпнула что-то пальцами, словно подхватывала нити со дна чаши, зашептала-запела едва слышно, и вспыхнули глаза её по краю чёрного провала-зрачка тусклым светом, засияли раскалённым металлом. Плоть на спине Веора, обнажившая мышцы и едва ли не решившая открыть позвоночник, ощутила тепло, а следом - стянулась, оставив лишь тонкую полоску белого шрама. Женщина вздохнула, качнула головой, и чёрные волосы её на миг стали совсем светлыми, серебряными - точно седыми.
Рядом с неугомонными братьями, которые убивались и убивали окружающую действительность, особую ненависть питая ко здравому смыслу, она чувствовала себя безмерно старой, слишком уж безразличны были ей судьбы миров, да и самой вселенной. Порой Геката задумывалась над тем, чтобы создать собственную, карманную, и остаться там, уподобившись праматери-Ночи. Та не страдала не только от одиночества, но и от бессмысленности существования; в своём сне она постигла умиротворение, и всё чаще матерь всех чудовищ понимала, что этот совсем не возвышенный подход отнюдь не лишён смысла.

Встав, она прошлась по опочивальне, и тёмный подол платья, вздымаясь от каждого движения, казался грозовой тучей или морской волной; титанида подхватила с огромного стола две чаши из чернённого металла, подала одну Тору; в ней расплавленным янтарём плескался густой мёд. В её бокале было вино.
- Не после нас, а после тебя. Принимай ответственность за свои выходки самостоятельно. Пиздец там происходит, будто бы ещё какие варианты были, - пожала плечами ведьма, - потому что уж после того, как ты едва весь полуостров под воду не отправил, говорить о скрытности не шибко приходится.
Пригубив алкоголь, она ненадолго замолчала, запрокинув голову и вглядываясь во тьму, что скрывала потолок. Её всевидящие глаза без труда проскальзывали меж пространств, реальностей и событий, изучая то, что находилось за тысячу миров прочь от них, и видели все времена, все вероятности; и не то, чтобы хоть одна из них была сколько-то счастливой.
Вздохнув, Астарта подытожила, и в её тягучем, как патока, голосе, чувствовалось что-то усталое:
- Дочка твоя добралась до Тюра, отдельное "спасибо" скажешь потом птичке её, без проводника в таком катаклизме и богу было бы не шибко приятно. Люди из АМБ вычистили записи со спутников, подделав их под более безобидные и скрыв ваши с Войной игрища. Земле плохо, очнулось множество спящих вулканов по всей планете, пачками идут землетрясения, потому что кору вы растревожили знатно, но пепел извержений уже осел. Основная версия: несанкционированное применение экспериментального оружия, вышедшее из-под контроля. Всё валят на ИГИЛ, сам ИГИЛ пока хранит тотальное молчание. Их можно понять, они-то тоже ничего не знают, но версия хороша. Сразу предоставляет людям врага, которого можно ненавидеть усиленно.[NIC]Astoreth[/NIC]
Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Thor Odinson
I whip Mjöllnir back and forth
Аватара пользователя
Репутация: 902
Статус: I whip Mjöllnir back and forth
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: драмакинг
Сообщения: 8349
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 14:56
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#19

Сообщение Thor Odinson » 16 окт 2018, 23:13

- Ох, сестрица, не нуди - болезненно скривился Рюмр, всё-таки сев на кровати, свесив ноги на пол да облокотившись о свои колени. - Да, то было все... Громко, однако действенно и быстро весьма. К тому же, ужель ты думала, что опосля того, как я его обнаружил, буду в стороне стоять я? Он не стал бы, только лишь меня учуяв, и битва случилось бы все равно.
Затем он все же смог выдохнуть с небольшим облегчением после прикосновения Нейт, что затянуло вновь открывшуюся его рану на спине. Да, ему и впрямь надо было бы сейчас отлежаться, не двигаться и вообще. Да только Веор не был бы собою, если бы так открыто показывал и потакал своей слабости, будь то недуг тела или души.
- Имел я в виду "после нас с Войной". Не стоит думать обо мне столь плохо, будто бы я и впрямь неспособен признавать последствия деяний своих. Тем более, коль речь идёт о моей родне. Хотя, признаться... Часть меня жалеет, что полуостров Арамейский я все же не утопил. Нету от него толку никакого, кроме войн и нефти, что войны порождает. Сколько существует он, даже с тех времён, когда там была зелень заместо песка, всегда были лишь войны на земле той, притом такие, от которых проку не было. Но уж что есть, то есть. - В меру напрягшись, Донар медленно встал на ноги, и осторожно потянулся. Все тело сразу же отозвалось болью, однако никакие раны в этот раз не открылись, что уже было плюсом. Быстро ходить, правда, он ещё не мог, посему как мог, так маскировал свое недомогание неспешной, вальяжной походкой туда-обратно.
- Ведомо мне точно, что нету оружия подходящего у американцев, да и у остальных народов тоже. При таких масштабах да отсутствии радиации то могло бы быть лишь сейсмическое, климатическое аль геотермическое - геотермальное? - вооруженье. А до сего люди ещё не додумались: пытаются они последние сто зим, плюс-минус годы, однако обратить силу природы в свое вооруженье не удалось ещё никому. Да и с их темпами развития удастся оное нескоро - и хорошо сие. - Вздохнув, Одинсон выпил свою чашу, поискал глазами ещё мёда, не нашел, и как-то жалобно посмотрел на Гекату. Мол, чё она, в самом деле-то. Ладно, может, он палку и перегнул чутка (и нет, он в оном никогда не признается), но лишать выпивки его - то ж пытке подобно. Негуманно. И вообще нехорошо.
- В общем, есть у меня план... Который, правда, опасен весьма. Коли требуется доказать наносить оружия такого у какой-то сверхдержавы - так мы оное создадим. После чего украдём, сделаем нужные доказательства, и сразу же его уничтожим. Нет, Ангби, правда уничтожим - даже у меня нету желания хранить подобное, несмотря на мои увлеченья. Больше пока что мне на ум ничего не приходит.
С этими словами Донар устало выдохнул, подобно понурившемуся медведю подошёл к сестрице да ткнулся ей носом в макушку, так и засопев. Да, возможно, то был как раз тот из редких случаев, когда Тор толком не знал, что предпринять, дабы другим - сиречь, его семье, благополучие остальных Одинсона заботило разве что по праздникам, да и то не всегда - не стало хуже. И, может, это был один из ещё более немногих моментов, когда Рюмр точно не хостел самолично ничего предпринимать. Не потому, что боялся, нет - только из-за того, что понимал: его подходы к решению проблем не всегда применимы. Особенно в столь частой повторяемости, без чередований разнообразием идей.
Вот уставший Громовержец и стоял, обняв сестричку, и молчал. Она, конечно, вряд ли ему чего подскажет - но вдруг он таким образом хотя бы немного соберётся с мыслями.

Triple Goddess
noir
Аватара пользователя
Репутация: 388
Статус: noir
Информация: Триединая
40 y.o. | aeons; еврокомиссар; Трёхликая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 12:54
Контактная информация:

[04.08.2018] Die and let die

#20

Сообщение Triple Goddess » 18 окт 2018, 11:53

С воистину безграничным терпением Астарта наблюдала за тем, как Тор занимается любимым делом - преодолеванием самого себя. В принципе, ей не составляло бы труда усыпить его силой, но по сути своей она никогда не была злой богиней, потому решила, что морального насилия над личностью на сегодня будет достаточно.
- Ну, ты знаешь, как я отношусь ко всей этой затее с человечеством и Мидгардом в целом, - богиня философски пожала идеальными плечами, - если бы ты его в самом деле утопил, прихватив заодно парочку континентов, я бы не расстроилась. Другое дело, что расстроилась бы матушка, а она у нас любит выражать своё негодование достаточно… Неприятными для окружающих методами. Что и говорить, она себя не слишком хорошо чувствует и на нынешний момент, связь её с тем миром слишком велика, так что ближайшее время постарайся не попадаться ей на глаза.
Конечно, от гнева Матери-Земли, если бы она в самом деле хотела выразить его своему первенцу, это спасти могло с очень большой натяжкой, но оставалась надежда, что сейчас Ёрд занята чем-то более увлекательным. В последний раз Геката видела её за обустройством новой солнечной системы, где солнце и все звёзды были ярко-зелёными, где-то в Андромеде, так что был шанс, что старой богине не захочется оставлять свою игрушку даже для воспитательных целей.
Впрочем, с древними богами было сложно.
Уж на что была непредсказуема госпожа теней - и она рядом с прародителями своими казалась подобна скале.

Она хлебнула вина ещё, размышляя над услышанным. Внезапная родственная нежность Тора, если и была удивительной, то королева ведьм ничем оное не показала. Незачем ему знать истинных мыслей.
- Интересный ход решения проблем, интересный. Сначала у нас есть очень большая проблема, но мы трансформируем её в гигантскую, - титанида раздвинула полные губы в усмешке, хотя взгляд её жутких глаз чуть смягчился. - Хотя знаешь… Ну-ка, встань с меня, чудовище, ты тяжёлый.
Поманив к себе одно из кресел, огромное сооружение из кожи и бронзы, по своему внутреннему характеру явно больше напоминавшее трон, Астарта задумалась. Мебель тем временем, лениво переставляя ножки, отлитые в виде огромных лап, подошла поближе, пристроилась в изножье кровати и с невозмутимым видом замерла.
Не менее невозмутимый вид был и у Триединой, когда она решительно сгрузила громовника на сиденье, а после, пошевелив пальцами и заполнив его чашу мёдом вновь, вручила ему питьё и встала сама. Её облик был изумительно непостоянен здесь, где не было давления обычной, физической вселенной, и она казалась то безмерно юной, то безмерно старой, то очень высокой, то очень низкой; её тело было какой-то странной условностью, и казалось, что женщина спустя миг снова рассыплется в чёрный туман, чтобы стать частью вечной ночи, из которой когда-то вышла.
Держа в одной руке бокал с алкоголем, колдунья мерила шагами опочивальню, бесшумно ступая по чёрному полу, и только ткань её шлейфа издавала лёгкий шелестящий звук.
- Безумие, но может сработать, - произнесла она наконец, присела на подлокотник и легонько столкнула свою чашу с чашей Донара, отчего появился мягкий металлический звон. - Вернее, должно сработать, потому что нет ничего более надёжного, чем безумие, нам ли с тобой об этом не знать. Вот что я думаю, братец. У людей такого оружия нет, да и не было никогда, оно пока не их ума дело, им ещё расти и расти до того. Но бредят его созданием они уже давно. Прошлое для меня несущественно, сам знаешь, мне нет дела, в какое время смотреть, и я точно знаю, что пытались создать такие вещи многие. Америка, Советский Союз… Но больше других - Третий Рейх, у них было очень много в Wunderwaffe разной амбициозной глупости. Из всего этого можно попробовать создать то, что ты хочешь, и это будет похоже на правду.

Она окинула аса внимательным взглядом и мягко закончила:
- Хотя для начала я советую тебе поспать. Время в моих угодьях течёт так, как мне угодно, и ты вернёшься в Мидгард в тот миг, который пожелаешь, так что о том, чтобы опознать аль не успеть, тебе беспокоиться не стоит.[NIC]Astoreth[/NIC]
Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость