Adam Blunt - Earth

Ответить
Adam Blunt

Adam Blunt - Earth

#1

Сообщение Adam Blunt » 25 фев 2020, 23:10

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
<Адама Бланта>
Имя персонажа: Адам Блант
Возраст (реальный и на вид): 45, 17.05.1973
Раса/вид: человек
Домашний мир: Земля
Синкретезация (только для богов): -
Род деятельности: специальный агент MI-5
Статус: легальный
Изображение
Peter Wingfield
ОСОБЫЕ ПРИМЕТЫ
Рост 6 футов (183 см), карие глаза, жесткие темные волосы, в которых уже начинает проглядывать седина, выдающийся во всех отношениях нос и кривая улыбка. Ни шрамов, ни татуировок, ни других увлечений безбашенной молодости, как и самой безбашенной молодости не было и нет. Фигура скорее мосластая, чем мускулистая, но зато никаких проблем с лишним весом, спасибо родителям и нормативам, которые обязательны даже для кабинетных работников. Небольшой шрам на переносице - дань подростковому увлечению футболом.

СПОСОБНОСТИ
Адам по роду своей деятельности и предпочтений относится скорее к белым воротничкам, а не к людям в бронежилетах, хотя именно их, благодаря многочисленным романам Флеминга, видит восторженная публика на месте любого штатного работника Воксхолла1 и Темз-хауса2. Тем не менее, в МИ-5 был свой, довольно многочисленный отдел аналитики всего и вся, где Адам и работал уже порядка пятнадцати лет и получал вполне неплохую зарплату, хотя, если спросить джентльменов из палаты номер шесть, то цена работяг с Темзы шла в лучшем случае на пенни, а не на полновесные фунты.
Однако и порядки в его родном ведомстве были более военизированными, так что как и все он владел огнестрельным оружием, с переменным успехом ежегодно расстреливая безответные черно-белые мишени. Ходить строем его не заставляли. К боксу он был пожалуй что равнодушен, к многочисленным менее благородным видам борьбы тем более, а вот плаванье и гребля увлекали его всерьез. Таким образом никаких особых умений за Адамом не числилось и сам за собой он признавал только поистине кротовье упорство, неуемное любопытство и, хотелось верить, острый ум.

О ПЕРСОНАЖЕ
Вопреки представлениям обывателей между МИ-5 и МИ-6 существует довольно большая разница. Проще говоря МИ-6 это люди разряда «Бонд, Джеймс Бонд», а МИ-5 кто-то типа своего парня Джона из Крепкого Орешка. Про МИ-5 редко кто пишет и еще реже снимают киноновеллы. Поэтому … не было поэтому, Адаму по сути не особо светило работать во внешней разведке, да и то, что его интересовало, находилось, скорее, внутри.
Адам был простым парнем из Манчестера, мосластым, гибким и высоким. Он увлекался футболом и греблей, и его с радостью взяли сначала в колледж, а потом и в манчестерский университет, не слишком интересуясь содержимым его черепной коробки. Таковы издержки европейского образования и с этим надо мириться, но Адам мириться не хотел. Он, в силу подросткового максимализма, хотел всего сразу - спортивную карьеру, интересную работу, девушку, приключений и еще чего-нибудь волнующего до кучи.
Он был любопытен как кошка, упрям, имел острый пытливый ум, но все это раскрывалось лишь в присутствии близких. С чужими Адам был болезненно застенчив и оттого неуклюже молчалив. Это странное сочетание скорее препятствовало, чем помогало ему, и он так и остался бы в числе подающих надежды спортсменов, если бы жизнь в прямом и переносном смысле не подставила бы ему подножку.
На втором курсе университета Адам настолько увлекся, преследуя мяч, что пропустил бросок полузащитника под ноги, и в результате рассадил переносицу о металлическую планку ворот и заработал сотрясение. Мать его, хрупкая и болезненная женщина, немедленно пришла в ужас и не выходила из него до тех пор, пока он клятвенно не пообещал ей немедленно бросить футбол и никогда в жизни к нему не возвращаться. Вследствие этого количество свободного времени Адама возросло в той катастрофической пропорции, когда подросток идет либо на улицу, либо в библиотеку. Адам выбрал третий и промежуточный вариант, он пошел в университетскую газету, где совершенно неожиданно для себя обрел именно то, что было ему нужно. Свободу слова. Пусть письменного, но и это уже немало.
Писать заметки, очерки, статьи давалось ему легко. Анализировать материал - еще легче. Самое трудное было добыть этот самый материал. Но тут Адам, вдохновленный своей вновь обретенной свободой и не желающий ее терять, сцепил зубы и учился перебарывать себя - улыбаться, втираться в доверие, шутить не про себя, а вслух, короче всему тому, что большинство людей не слишком ценят, а потому делают вдохновенно и на авось. Адам же действовал по шаблону. Ему лучше чем истинно скорбящим удавалось молчаливо сочувствовать, он был уместно деликатен, его чувство юмора, наконец, было настолько выверено и политкорректно, что его считали душкой и обаяшкой. Ну из тех, за кого идут замуж, а не крутят сногсшибательные романы прямо сейчас, когда в сумасшедшие шестнадцать, семнадцать, восемнадцать и господи ты боже мой, девятнадцать лет.
Так что с девушкой увы, ему тоже откровенно не везло. Не то что у него не было девушки совсем. Их было у него, они заводились легко, но как-то совершенно не задерживались рядом, иной раз не доводя дело даже до первого поцелуя и умудряясь расставаться так, чтобы остаться лучшими друзьями и приходить плакать у него на плече про очередного Джона, Джима, Эрика или, допустим, Мари. К тому моменту как Адам заканчивал последний курс университета, общество окончательно сменило свой, так что случалось ему утешать и Джонов, Джимов и Эриков тоже.
Именно последний его партнер уже в статусе друга и потащил его на ту злосчастную вечеринку, которая окончательно развернула колеса его кибитки в сторону совершенно противоположную от тайных чаяний родителей, которые видели в нем подающего надежды юриста. Адам прекрасно помнил этих двух девушек, спроси его кто-то даже и сейчас, он смог бы описать обоих - миловидную шатенку, чуть полноватую, но эта полнота ей шла, и худую нервную блондинку со смазанной татуировкой на предплечье. Обе они много пили, блондинка курила, тогда курить еще никто не запрещал, и Адам с любопытством наблюдал за ней, просто потому что она ему нравилась. Она была злая, ехидная и еще позвонок у нее на шее так трогательно натягивал кожу, когда она наклоняла голову, что его просто нестерпимо хотелось потрогать. У нее были короткие обесцвеченные волосы, которые торчали во все стороны. И пирсинг на ухе. Тогда это тоже было модно. И одновременно со всем этим она казалась ему практически ребенком. Адам угостил обоих выпивкой и устроился рядом вполуха слушая оживившуюся с его присутствием шатенку, которая заново доказывала подруге, что вот сегодня это только затравка, а завтра будет настоящая круть. Скорее из сложившейся за последний год привычки искать везде сюжеты для статей Адам спросил о чем конкретно речь, но особого значения словам о Ривер Парк Роуд не придал.
Он вспомнил об этом разговоре через неделю, когда разглядывал мутную крупнозернистую фотографию в газете. Темные глаза, светлая растрепанная челка, неулыбчиво-хмурое выражение лица. Фотография была явно изъята из какого-то семейного архива. Адам сходил на похороны, вымок под промозглым холодным дождем, но не решился спросить никого из маленькой кучки скорбивших о том, что случилось на самом деле.
Тогда он сходил в полицию и дал показания. С ним беседовали довольно долго, но единственное, что он мог им рассказать, полиция уже знала. Тело нашли на кладбище Ривер Парк, разрубленное на куски и обескровленное. Вторую девушку, так и оставшуюся для Адама безымянной, не нашли.
Адам, чувствуя отчего-то свою сопричастность, написал и отдал материал сразу в несколько газет, надеясь что это поможет поискам. Но никто не откликнулся и о деле бы со времнем забыли, списали в висяки, если бы через несколько месяцев на Хеллоуин не нашли еще один труп, и почти следом, через месяц, еще один. Полиция пришла к выводу о маньяке и ритуальных убийствах, но по официальным каналам об этом не сообщалось. Адам узнал об этом от знакомого знакомых, поскольку всерьез занялся этой темой и рыл ее до тех пор, пока совершенно внезапно не оказался на больничной койке. Просто шел домой. А потом открыл глаза и обнаружил себя подключенным к системе жизнеобеспечения.
Месяц выпал из жизни как не бывало. Врачи разводили руками, сам Адам ничего не помнил и даже не мог сказать, что именно делал до этого, впрочем и этому и головным болям при попытке вспомнить нашлось вполне научное объяснение.
Родители, дождавшись его выздоровления, быстро организовали ему билеты в Лондон, где одинокой холостяцкой жизнью доживал свой век его дядя Филипп. Впрочем доживал он только по мнению матери Адама, а по своему собственному вполне счастливо жил, в чем Адам и убедился, потому что отныне и на ближайшие пол-года им предстояло вместе делить довольно большой дом в пригороде, семейное, как выяснилось, наследство.
Вероятно мать надеялась что для Адама поездка будет терапией. Филипп Блант был полицейским, из тех, старой закалки, которые думают прежде чем доставать дубинку. Он дослужился до детектива-инспектора округа и не реже, чем три раза в неделю отговаривал Адама идти по своим стопам, хотя Адам вроде как изначально и не собирался. Но как известно, чем больше нас убеждают не делать что-то, тем больше мы всей душой стремимся сделать именно это.
Поэтому Адам вместо аспирантуры, о которой мечтала мать, и скучной карьеры в Сити, внезапно для всех поступил в Полицейскую Академию, куда как известно берут всех, кто пришел, если им не мешает состояние здоровья или мозгов. Взяли и Адама, и через два положенных года муштры выплюнули с вполне четкими и ясными рекомендациями держаться подальше от оперативной работы и поближе к работе аналитического склада. Причем рекомендации эти его куратор отправил сразу на адрес Адама и в ничем не примечательный дом на Темзе, откуда вскоре ему и поступило приглашение. В некоторых странах от таких приглашений не отказываются, но Британия это страна гордых и свободолюбивых людей, и поэтому Адам согласился по собственной воле и с большим желанием.
Карьеру журналиста, правда, пришлось забыть, в таких ведомствах, как известно, первым делом берут подписку о неразглашении, а потом уже на работу.
Но Адам был счастлив. Работа была именно того рода, типа и вида, к которым лежала его душа. Бумаги, связи, зависимости, еще шесть таких же свихнувшихся на информации человек рядом и самое главное непрерывный наркотик мгновенных озарений, когда складывается пазл. Наука и в частности информационные технологии внесли свою изюминку сделав все происходящее динамичнее, расцветив графиками, позволяя такую вычислительную мощность, которая ему и не снилась когда он только пришел перебирать здесь бумаги.
Через несколько лет родители его скончались один за другим и Адам окончательно осел в Лондоне, полностью отдавшись работе, поскольку со стабильными и долгосрочными отношениями у него так и не сложилось.
Годы шли, Адам осваивал новые территории, зарываясь с головой в работу с данными, наблюдениями, зависимостями и прогнозами и когда количество ее наконец перешло в качество, он начал замечать то, что до того благополучно упускал из виду, заваленный бесконечной рабочей текучкой. Во всем этом бесконечном и мутном потоке разрозненных фактов были неподвластные, закрытые от него стремнины, чей ток можно было различить по неясному холодку в затылке, по поспешно закрытым делам, по отсутствию допуска к казалось бы банальным бумагам. Их влияние было заметно в том как проседала статистика рождаемости и смерти, в спиралях денежных потоков и банальной человеческой удачи, а тем более небанальной, в чудесных спасениях, исцелениях, самовозгораниях и самопровозглашениях, в том как зарождались культы и течения. И Адам, невольно увлеченный этими прохладными неявными токами пытался свести их вместе, выплести из этих лоскутков и обрывков единую картину, сначала играя, из любопытства, а потом уже всерьез, увлеченно и с полной самоотдачей.
И однажды вместо того чтобы ласково предупредить прохладой, его с головой окунуло в один из омутов, куда он так рвался, окунуло, протащило по каменистому дну и выплюнуло обратно, в тихие воды городской статистики самоубийств.
Всё началось в 2011, когда из-за болезни одного из коллег Бланту пришлось разбираться с его делами. Работал Дитрейт с Азиатским направлением, отслеживая деятельность черных рынков и Адам поневоле тоже погрузился в это шумное, пестрое, яркое и по восточному коварное. И это дело будто подставило недостающий пазл к его собственным: непонятная шумиха с беженцами, беспорядки в Тоттенхэме, внезапное закрытие преуспевающего News of the World, нашумевшее в буквальном смысле убийство Диггана, еще куча мелких и казалось бы никак не связанных происшествий. Истина, казалось, бродила где-то рядом, но Адаму никак не удавалось ухватить ее за хвост.
Ему стали сниться сны. Странные сны. Тяжелые. В них он шел, почти бежал куда-то. Во сне он знал куда именно и почему, но когда просыпался это знание стиралось, оставляя после себя головную боль и смутное ощущение тревоги. И однажды он вспомнил. Он в деталях вспомнил что именно он делал тем днем, когда очутился в больнице - глянцевый прямоугольник визитки, душное полуподвальное помещение, брезгливую ухмылку вышибалы, которому он сунул двадцатку, тягучую, бьющую по мозгам музыку и еще то, во что превратились люди вокруг него. Адаму повезло. В тот день этот клуб зачистили. Адаму не повезло. Клуб зачистили вместе с ним, потому что простым обывателям ни к чему знать о том, что происходит на самом деле в таких полуподвалах и насколько это санкционируется сверху.
Адам боялся. Он чувствовал как страх душит его. Страх и невозможность поделиться ни с кем без риска угодить в перевозку Святой Марии3.
И тогда Адам начал проект Цикада4. К тому моменту Интернет и социальные сети уже доказали свою мощь, но во всемирной паутине еще были энтузиасты, готовые, как и Блант перелопатить гору информации для поиска истины. Это можно было использовать в своих целях. Этих людей можно было объединить для поиска истины. Но сделать в одиночку это Блант не мог. Его затея подразумевала, что в нее будет вовлечен весь мир, а не один маленький, затерянный в океане остров. И тогда Адам вспомнил что кроме МИ-5 в стране также существует и МИ-6, а еще необходимость постоянной вербовки. Проект Цикада подходил под обе цели, и как говорил великий мастер детектива в свое время “хочешь спрятать - прячь на виду”. Поэтому Адам спрятал свое желание найти единомышленников внутри придуманной им системы поиска новых агентов разведки. Проект был одобрен руководством, спонсирован и отдан на откуп маленькой группке энтузиастов от ИТ, из тех хрестоматийных ребят, которые тогда еще носили растянутые и вытертые на рукавах свитера, много курили, пили пиво и ругались на непонятных простым смертным новых языках. Адаму они были близки по духу, его затея пришлась по духу им. Пятого января сразу на нескольких сайтах была вывешена картинка, которая надолго взбудоражила весь Интернет. Адам до сих пор помнит слова обращения, поскольку сочинял их сам. “Привет”, говорилось там, “мы ищем людей с высоким интеллектом, чтобы найти их мы придумали тест…”.
Проект дал резонанс. По сравнению с семимиллиардным населением Земли - совсем мизерный, но по сравнению с KPI вербовки до того - неожиданно высокий. Люди увлекались, разгадывали, объединялись в группы и Адам следил за ними. Кого-то он оставлял на потом, с кем-то пришлось расстаться, потому что их потенциал был оценен слишком высоко, кого-то успели перевербовать.
Адам ждал. Послания Цикады его усилиями казалось ненавязчиво, но несли полумистический характер: Цезарь, поэма о короле Артуре, книга мертвых, еще несколько явных и скрытых подсказок для тех, кто знал больше чем говорил, и более явные шифры для тех, кто воспринимал происходящее как очередное упражнение для ума.
Адам ждал, копил адреса, следил как мог за судьбами тех, кто ушел в сторону от основных идей в погоне за мистикой. В 2017 он начал последний, третий тур и тут события понеслись кувырком, будто весь мир, не дожидаясь его откровения сошел с ума: чёрные рынки переполнены живым товаром из Азии больше обычного; шумиха с убийством бельгийского монарха; внезапные похолодания посреди Ближнего Востока; теракт в Толедо, ждать и собирать людей тайно уже не было смысла, тем более новое поколение пользователей интернета, лишенное романтики первопроходцев смотрело на вещи куда как более практично.
Первую статью Адам слил в откровенно желтую газетку, где пришельцами и Йети никого не удивишь. Статья полная туманных намеков была благосклонно воспринята публикой и спустя еще несколько таких же таблоид заключил с ним контракт как с анонимным автором. Тем временем Адам поднимал старые связи и заводил новые. Четвертая власть всегда была гибче чем первые три, там все быстро менялось, многие уходили в тираж, многое забывалось или отменялось как ненужное. Адам снова учился дергать за ниточки, благо информация здесь ценилась куда дороже денег.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Начальство Бланта не могло не обратить внимание на слив секретной информации, пусть и в такие сомнительные источники. Одновременно с этим на статьи обратило внимание Агентство Магической Безопасности и стало искать автора.

ПРОБНЫЙ ПОСТ
Пробный пост
Мир со временем тускнеет, чтобы вы знали. Выцветает как траченный временем дагерротип. Чем старше становишься, тем больше закрытых глаз и безмятежных лиц в воспоминаниях.
Другое, впрочем, помнишь так ярко как вчера. Адам помнил.
Быстрый шорох шагов, торопливые, холодные и липкие от пота пальцы, которые сунули в ладонь измятую визитку в обмен на пятьдесят фунтов - вполне хватит на очередную дозу, если выбирать подворотню погрязнее и диллера поплоше.
Помнил глаза матери, когда врал ей, что пойдет к друзьям. Усталые, вечно тревожные за него, слишком большие для ее вытянутого бледного лица. Он тогда много врал.
Торопливые бестолковые сборы помнил урывками - несколько свитеров и рубашек вперемешку на кровати, маленький перочинный нож в кармане джинсов. Перцовый баллончик в рюкзаке. Визитка в очередной раз может оказаться пустышкой и первый, самый здоровый, круто замешанный на адреналине страх прошел несколько вечеринок назад, оставив вместо себя лишь сладкую пульсацию под ложечкой - я, я первый, я сам, они ничего не смогли, а вот я….
Пульсация мешает сосредоточиться и сделать действительно важные вещи, например позвонить в полицию или хотя бы оставить записку.
Он вышел из дома позже чем рассчитывал. Но вот почему и что именно задержало его тогда не помнил в упор, хотя возможно именно эта мелочь и спасла ему жизнь.
Долго кружил по кварталу, разыскивая клуб и раз за разом пролетая мимо неприметной вывески пока наконец решился спросить дорогу. Пожалуй если бы не спросил, так и не нашел бы ничего. Вход оказался на задках. Пришлось шугануть от мусорки пару бродячих собак, протиснуться мимо и спуститься на несколько ступенек вниз. Наверное основная масса попадала каким-то другим, более официальным путем, но ему показали этот.
На стук его ответили на удивление сразу. Неприятный, похожий на хорька тип распахнул створку так резко, что Адам едва не ввалился следом за ней внутрь, но успел отшатнуться, выпрямиться с независимым видом.
- Чаго? - спросил парень, и Адам не сразу понял, и тогда он повторил невообразимо растягивая гласные, будто пережевывая их во рту как жвачку - Чаааагоо тебе, чууувак?
Адам сообразил наконец и протянул окончательно измятую визитку.
Новый знакомец сплюнул, заставив его отшатнуться, и посторонился, а потом просто развернулся и потащился вглубь разболтанной и дёрганной походкой, оставив Адама бестолково отираться у двери.
Дойдя до конца коридора обернулся и неожиданно четко сказал:
- Идиот. Дверь закрой, дурила.
Адам торопливо шагнул вперед, потянул за собой рюкзак, который за что-то зацепился и железная дверь захлопнулась за ним с каким-то утробным глухим лязгом, неприятно отозвавшимся в желудке.
Повинуясь нетерпеливому жесту Адам поспешил пересечь сумрачный коридор и шагнул за любезно отведенную штору из плотной темной ткани. К этому моменту он и сам не понимал зачем и что он делает здесь.
Внутри царила тяжелая, бьющая по нервам музыка. Она стелилась по полу, взрыкивала басами и отдавалась нервной вибрацией в позвоночнике, заставляя двигаться в такт, перетекать вместе с плотной людской массой, заполнившей тесное душное помещение до предела, и готовой уже сомнамбулически выплеснуться на улицы.
Первые несколько минут Адам еще пытался сориентироваться, но пожалуй четко смог определить только где находится бар, зато окончательно потерял место, через которое попал в зал.
Он двинулся по периметру, касаясь драпировки ладонью, но везде встречал лишь твердую прохладу стен.
Музыка была слишком громкой, чтобы говорить и его первоначальный план явно не оправдывал себя, да и люди держались группками, незаметными на первый взгляд, но сплоченными. Что именно держало их вместо было непонятно, потому что они не смотрели друг на друга и не пытались перекричать бьющие по ушам звуки. Но любая попытка Адама приблизиться или заговорить нейтрализовалась как-то сама собой. Его теснили все больше и больше, перебрасывая как надувной мяч от одной группы к другой. И когда он сообразил что происходит было уже слишком поздно.
Он прижимался спиной к стойке бара, пытаясь рассмотреть сквозь бьющие по глазам вспышки стробоскопа, темные силуэты, окружившие его, но так и не смог различить лиц, только то что с каждой накрывающей его полосой темноты люди подходили ближе, сдвигались, сжимая кольцо.
Адам нащупал стойку позади себя в каком-то паническом желании перепрыгнуть, отгораживаясь хоть так. Свет мигнул. Адам оглянулся, напрягая руку и понял, что стойка была бутафорской, вместо бутылок четко были видны картонки, да и те выполнены криво и косо. Свет мигнул. Адам развернулся обратно и обнаружил светлое пятно лица почти перед собой. Люди напиравшие на него кажется стали ниже, одежда висела и топорщилась на них как-то неправильно, но даже не это внушало Адаму парализующий ужас - все они смотрели на него, он чувствовал это, они смотрели снизу вверх, будто все больше и больше припадали к земле, приближаясь. Но смотреть им было нечем - вместо лиц у них были гладкие белесые шары. Свет мигнул.

Контактная информация:

  1. МИ-6 - Секретная разведывательная служба МИД Великобритании (СИС), главный корпус на ул. Воксхолльского моста («Сентюри»)
  2. МИ-5 - официально Служба безопасности, с 1995 года расположено в Темз-хаусе в Лондоне
  3. Бедлам, искажённое от англ. Bethlehem — Вифлеем; официальное название Бетлемская королевская больница, первоначальное название — госпиталь святой Марии Вифлеемской
  4. Цикада 3301 — таинственная организация, публикующая головоломки в Интернете. 4 января 2012 года на сайте 4chan был размещён пост: «Привет. Мы ищем лиц с высоким интеллектом. Для этого мы разработали тест. В этом изображении есть скрытое сообщение. Найдите его, и оно покажет вам, как найти нас. С нетерпением ждём тех немногих, кому удастся пройти весь путь. Удачи. 3301». Так, первая серия головоломок продлилась около месяца. Вторая серия началась год спустя, 5 января 2013 года. Третья серия началась 6 января 2014 года, после публикации головоломки в Twitter. В 2015 году новых головоломок не было. Новое сообщение было опубликовано в Twitter 6 января 2016 года, но не содержало головоломку. В 2017 году было найдено новое сообщение на Pastebin с верной PGP подписью: «Остерегайтесь ложных путей. Всегда проверяйте подпись PGP от 7A35090F. 3301». (авт. в анкете использована одна из теорий что про проект был использован спец. службами для вербовки талантливых программистов и шифровальщиков. Проект в самом деле использовал в загадках много отсылок к мистическим текстам.)

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей