Hnoss - Asgard

Анкеты всех персонажей, принятых в игру.
Ответить
Hnoss
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 17
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Хносс
30 y.o. | aeons; валькирия и диса, вдохновляющая на желания и осознание ценности; оплот надёжности и совладелица конефермы.
Сообщения: 13
Зарегистрирован: 08 май 2019, 12:19
Контактная информация:

Hnoss - Asgard

#1

Сообщение Hnoss » 10 май 2019, 11:17

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
<ХНОСС>
Имя персонажа: Хносс
Возраст (реальный и на вид): доподлинно неизвестно, но считается, что около 3 млд. лет назад | 30
Раса/вид: ас
Домашний мир: Асгард
Род деятельности: валькирия | совладелица конефермы
Статус: легальный
Изображение
Rebecca Ferguson
ОСОБЫЕ ПРИМЕТЫ
  • Рост, телосложение: 175 см; телосложение достаточно поджарое, странно сочетающееся с почти воздушной лёгкостью. Мускулатура развита уже не настолько, насколько та была, скажем, в бытность с прочими сёстрами, но всё ещё довольно крепкая. Хват и тяжесть руки такие, что не заподозришь по внешнему виду.
  • Глаза: лазурные. Когда валькирия в гневе (достаточно редкое зрелище), имеют свойство темнеть и становиться почти чёрно-синими, как арктическое море.
  • Волосы: чуть ниже лопаток, тяжёлые и вьющиеся. Свой цвет – платиновый блонд, яркий, шелковый, блестящий, точно воспеваемая в её имени драгоценность. Однако с недавних пор красится до каштаново-медного или тёмно-шоколадного, как душа пожелает.
  • Приметы: разве что редкие родинки.
Развёрнутое описание
Сказания смертных не обманывают – валькирии и по сей день собою представляют дев столь прекрасных, что увидеть их дозволено было лишь на пороге смерти… За редкими исключениями. Ровно до тех пор, пока обстоятельства не принудили их существовать среди людей. Быть вечно юной и прекрасной девой-лебедем означало иметь больше неприятностей, нежели себе то может позволить сущность, скрывающая от смертных своё происхождение, потому пришлось несколько потерять в незыблемом благообразии и сделаться «смертноподобной».
Так что нынче Фрида представляет собой достаточно красивую женщину около тридцати лет на внешний вид. Правда, в отличие от сестры, образ её более мягок, благожелателен – кто-то ведь должен стать эдаким мостом между божественным и земным, в текущих обстоятельствах, не так ли? Фрида стройна, грациозна, подобно птице, в которую имеет способность обращаться. Движения её неторопливы, выверены, напрочь лишены резкости, завораживающи. Кожа у Хносс столь гладкая, лишённая отметин или несовершенств, что решительно делает из неё типаж женщины неопределённого возраста. Лицо благожелательное, взгляд аквамариновых глаз бывает как открытым, прямым, острым, подобно лезвию копья, так и иногда может иметь лукавую нотку, эдакий смеющийся прищур. Губы, в обыкновении покрытые алой или тёмной помадой сложно назвать пухлыми, но те, однозначно, имеют чувственный изгиб. Волосы, вопреки преданиям о себе подобных, Фрида обычно держит средней длины, редко собирая их в хвост или косу толщиной в добрый кулак. Не кичится их длиной и красотой, как то принято в обществе.
Одевается женщина как гражданская, ничем не выдавая своей принадлежности непосредственно к военной стезе или какому-либо подобному прошлому. Впрочем, в одежде любит перьевые мотивы, как бы намекающие на её скрытую ипостась. Предпочитает голубое и зелёное – данные оттенки хорошо сочетаются с цветом её глаз, из украшений – только серебро и натуральные камни, чаще прозрачные, по типу хризолитов или излюбленных аквамаринов.

СПОСОБНОСТИ
Преимущественно силы Хносс состоят из её способностей как валькирии и как полубогини.
  • Как и прочие сёстры по копью, способна предвидеть исход сражения, изредка менять его исход, однако на то влияет исключительно воля Одина;
  • Дарует смелость, твёрдость духа, силу к сражению даже у тех, кто, казалось бы, потерял всякую надежду;
  • Смерть - естественная часть цикла, служительницей которой является валькирия. Забирает души павших в бою в предназначающиеся им пиршества Вальхаллы или Фолькванга;
  • Согласно сказаниям, является лебедем-оборотнем (сванхамр), что является скорее уязвимостью, нежели особой способностью. Во время купания снимает оперение и не способна вернуть птичье обличье, если лишится его в этот момент;
  • Великолепная фехтовальщица на двуручном копье, копье/щите, мече/щите. Отменная наездница, хорошо понимает лошадей;
  • Мощный и чарующий голос, профессиональная певица;
  • Начисто лишена страха, но не осмотрительности и дальновидности;
  • Как и у прочих сакральных сущностей - полная неуязвимость к обыкновенному оружию;
  • От матери унаследовала божественные способности, однако, прибегает к ним лишь в том случае, когда нет иного выхода. В частности: понимает кошачий язык и умеет общаться с кошками; владеет сейдом, однако, не так виртуозно, как мать; способна внушать различного рода желания, преимущественно светлого характера.
  • Имеет неприятное свойство, характерное для младших женских хтонических божеств - ярость дисы означает катаклизм и значительные разрушения окружения. В данный момент проявляется очень редко.

О ПЕРСОНАЖЕ
Будучи дочерью той самой блудной Фрейи, так называемой «одной-из-Драгоценностей», Хносс имела достаточно насыщенные бытие и, в частности, детство. Обе девочки унаследовали тяжёлое золото волос от матери, однако у Герсеми так же были её же безмятежно-голубые глаза, в то время как у Хносс они имели зеленоватый оттенок. Покуда мать погружалась с головой и другими частями тела в приключения, дочери Фрейи воспитывались практически коллективным довольно переменным в своём характере вниманием всея Асгарда, а также живностью, которую мать часто держала при себе, в частности – ласковыми кошками, запряжёнными в колесницу предводительницы валькирий. Последние стали поводом для знакомства двух одновременно и одинаковых, и разных девочек с Труд, уже в детстве, вероятно, имевшей черты своего громоподобного отца. Знакомство с будущей занозой в заднице золотого града произвело на близняшек полярно-разное впечатление – в то время, как Хносс была безраздельно очарована отпрыском Тора, Герсеми даже разговаривать с той отказалась, заметив, что незнакомка слишком резка и неугомонна. Как бы там ни было, это положило начало крепкой дружбе… и первой трещине в единодушии Хносс и Герсеми.

Среди трагедий, которые терзали жизнь Фрейи, её дочерям едва ли нашлось бы место, но они учились у неё, даже будучи на расстоянии, каждая из сестёр по-своему. Хносс училась, в свою очередь, на дурном примере, как делать не стоит. Чем старше становились сёстры, тем заметнее становилась их непохожесть друг на друга – Герсеми росла обольстительницей, подобно матери, всячески стремясь подражать ей. Хносс же была более жёсткой, нежели сестра,
и, под влиянием общения с Труд, тяготела к искусству войны, хотя на первом месте для неё, всё же, была тактика, расчёт и дальновидность. Закономерно, что по достижению нужной кондиции (слово «возраст» здесь, вероятно, применить сложно) Хносс приняла от Всеотца копьё, дабы пополнить ряды валькирий. Предводительство матери, кою Хносс знала так плохо, оказало на неё двойственное, противоречивое впечатление.

В отличии от прочих обитателей Асгарда, Хносс практически никогда не покидала его пределов, за исключением выполнения своих прямых обязанностей, так что бытие валькирии было достаточно упорядоченным. Не считая разве что тех моментов, когда своевольная валькирия была на грани немилости у Всеотца за то, что не желала развлекать танцами эйнхериев в Вальхалле, подобно прочим сёстрам. Впрочем, с течением времени характер стал несколько смягчаться, обтачиваться, больше и ярче стали проявляться материнские черты. К сожалению, не только цветущая красота и грация, но и хтонические черты дисы, прорывающиеся в моменты ярости. Вывести валькирию из себя непросто, но бесконтрольный гнев дисы страшен – он прокатывается чёрной бурей по земле, оставляя за собой последствия натурального катаклизма.

Бытие плечом к плечу с Труд в их земных сражениях, вероятно, сплотило знакомых с самого детства женщин. Будучи психопомпом не по рождению, но по дальнейшему развитию своей сущности, Хносс обзавелась редким терпением, созерцательностью по отношению к происходящему вокруг и цепкостью ума. Как бы там ни было, она далеко не сразу «снялась с якоря», посетив землю сильно позднее, чем прочая «божественная родня». Проживая несколько циклов в разных земных ипостасях, Фрейдис, именованная этим именем, как диса, в итоге пришла к своему нынешнему обличью, в частности – Фриды Асгейр, исландки, не только духовной, но и кровной сестры Труд в её текущей инкарнации. Впервые они встретились в 70-х годах в Исландии, аккурат во время “тресковых войн”, потрясших крохотную страну до основания. Помимо того, что море стало натурально полем битв (а стало быть, там было чем заняться непосредственно валькирии), Хносс нашла себя в коневодстве.

Условно поделенное надвое на жизнь небесную и земную, бытие валькирии во второй его части было посвящено тому, чтобы обуздать разрушительную часть своего «я» и прийти к некоему внутреннему равновесию. Войдя во вкус смертной жизни со всеми её прелестями, исключая разве что те, которыми в своё время злоупотребляла мать, Хносс приняла решение оставаться в Мидгарде и править своими земными делами, коих оказалось достаточно.

В отличие от явной военной деятельности сестры по копью, Хносс заняла более мирную позицию – она заведует сетью конеферм в Норвегии, одна из которых служит перевалочным пунктом для «небесных странников» Асгарда, решивших скоротать время в мирной среде. В целом нынешнее бытие Фриды можно считать мирным, но горе тому, кто покусится на её владения, поскольку богатое прошлое, врождённые и нажитые способности Хносс ещё при ней.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Имена: Фрида Асгейр. (Fríða - fríðr - "красивый, прекрасный")
Хносс (Hnoss), Фрейдис (Frøydís – От древнесканд. Freyr (Фрейр, бог плодородия) + dís (сестра; дева; богиня).

Солидарна относительно нелюбви к делам сердечным, которую к тем питает Труд.
В целом любит животных больше людей, поэтому отлично ладит со всей той живностью, что заполонила двор и дом сестёр.
С конефермами бизнес налажен до той стадии, когда практически не требуется вмешательства гендира, на своих местах проверенные люди. Тем не менее, ближайшей и основной точкой Фрида заведует лично.
Особенно хорошо понимает лошадей и кошек. В Асгарде имела своего светогривого скакуна по имени Лодинн, который и по сей день для неё надёжный молчаливый друг и соратник.

На шее носит, не снимая, серебряную подвеску в виде наконечника копья из чернёного серебра с еле заметной простому глазу рунной гравировкой.

ПРОБНЫЙ ПОСТ
Пробный пост
Так был устроен мир, что встреча ничтожно малого и невероятно великого всегда была особенным событием, уникальным и знаковым. Но никто, кроме участников сего действа не понимал глубинного, истинного значения такого знамения. Когда происходит диалог между малым и великим, стало быть, настало время перемен, а встреча эта – начало, большая буква новой главы. А тем, кто стал эдаким камешком, упавшим со склона волею судьбы, являлся никто иной, как Ноштрис, адепт Серого гиганта, возвышавшегося громадной тенью за его спиной. Но даже крепость ни в какое сравнение не шла с водами океана, раскинувшимися от края до края всего, что было доступно взору мальчишки.
Поначалу он просто сидел на утёсе и качал свесившимися вниз ногами, не испытывая особо трепета ни перед клыками, торчащими внизу из-под чёрной водяной утробы, ни перед грозной стихией. Ветер игрался с его тонкими каштановыми волосами, шлёпал по раскрасневшимся щекам и заставлял щуриться и морщиться. Это тайное место знал только Ноштрис, и здесь никто не мог его потревожить, да и мало кто отважился бы залезть в этакую кишку между камнями, чтобы добраться до выступа на утёсе. Однако мальчишка мог поклясться, не было в Твердыне иного места, из которого открывался столь же полный и живописный вид на Океан. Когда солнце начинало медленно погружаться на своё ложе за горизонтом, то воды, соприкасавшиеся со светилом, превращались в жидкое золото. Багровые облака, нависавшие над солнцем, осиянные шипами от короны света, отражаясь в воде, становились разводами крови – будто та принадлежала светилу. Солнце заходило под вой ветра, затерявшийся в каменных коридорах Серого Гиганта позади. Любовь к красоте природы адепту привила основной его учитель по имени Джезбет – женщина по его меркам старая, но мудрая. Быть может, он со временем и сам проникся бы величием стихии. Почти все, кто жил в Сером Гиганте, чтили океан чуть ли не как божество. Сейчас мальчик, оказавшись лицом к лицу с необъятной чёрно-рыже-золотой громадой водной глади, чувствовал себя мышью у барского стола, песчинкой, несущественной толикой. Однако, вода была спокойной только где-то очень далеко. Чем ближе к скалам – тем свирепее становились волны, словно желая слизать досадную песчинку с утёса.
Блуждая не только мыслями, но и взглядом, он в конце концов уловил странный алый блеск внизу, появившийся всего лишь на миг. Он потёр глаза, но вскоре алая искра снова мелькнула внизу и пропала. Может быть, кто-то шкодливый отсвечивает зеркалом? Ношрис на всякий случай оглянулся на высокие и узкие окна Серого Гиганта, от которых мог идти солнечный луч. Пустота. Он прислушался… Тишина. Только волны с рёвом хлещут по скалам далеко внизу, дело привычное, а блеск он заметил в стороне песчаного бережка, куда иногда выходили на отдых обитатели Твердыни. Сейчас же там никого не было – слишком холодно, с севера тянет зимним воздухом, того и гляди, выпадет снег. Убедившись в том, что на берегу не заметно никакого движения, кроме бушующих вод, Ноштрис поднялся на своём месте. Он привычным движением уцепился за каменный выступ, ловко балансируя руками на самом краю и полез наверх, ставя ноги на выбоины в скале. Кое-где приходилось как следует вытягиваться, но Ноштрис на скалах чувствовал себя как рыба в воде. Хотя, в злых и величественных водах Океана из него, скорее всего, получится крайне скверная рыба. Ноштрис искоса глянул вниз при этой мысли, и тут, точно в тот же миг, камень под его ногой обломился. Мальчик потерял равновесие и вскрикнул от неожиданности и испуга, захлестнувшего его с головой – прежде, чем он что-то успел сообразить, его рука сорвалась с камня, когда вес тела ухнул вниз, но оставшаяся на втором уступе рука вдруг налилась невиданной силой. Сердце подскочило до самого горла.
Он плохо помнил, как оказался наверху, прислонил к груди ладонь и замер, слушая, как глухо и быстро ухает внутри. Ноштрис быстро, не помня себя, побежал к берегу с гладкой, отполированной водами разноцветной галькой, захрустевшей под подошвами сапог, и этот звук привёл его в чувство. Когда картинка перед глазами стала яркой, адепт с удивлением понял, что его разбирает смех, поднимавшийся прямо из живота. Не в силах его сдержать, Ноштрис захохотал, не слыша сам себя – его голос тонул в рёве прибрежных волн. Океан захватил его без остатка и чуть не поглотил, потому что мальчишка дерзнул вступить с ним в созерцательный диалог. Может быть, это и был тот самый «взгляд в бездну».
«Воробей», прискакавший на берег, не сразу вспомнил о той цели, что выгнала его с насиженного места, но она и сама напомнила о себе – находка ждала его среди одинаковых на вид камней, под корнем засохшей и скрюченной ольхи, некогда расщепленной молнией. Ноштрис присел на торчащий из камней и пожухлой жёлтой травы просоленный белый корень и повертел безделушку в руке – этот камень напоминал по блеску и цвету янтарь, но лучи солнца притягивал к себе будто магнитом, отчего его блеск становился алым, точно кровь. Переложив крупный, размером с половину его ладони, камень в другую руку, Ноштрис похолодел – на янтарно-жёлтом боку остался чёткий кровавый отпечаток пальца. С ужасом он перевёл взгляд на вторую руку, но оказалось, что та разодрана – мальчик вспомнил, как сорвалась его рука над пропастью и скала оставила на нём метку. Значит ли это то, что он, адепт Твердыни, неприкаянный и одинокий с тех пор, как его привезли сюда, отныне и навсегда принадлежит этому островку, скалам и… Океану? Ведь он чувствовал свою связь с чёрной водой с того мига, как впервые в жизни увидел её.
На миг Ноштрисом овладело сильное желание зашвырнуть янтарь туда, откуда он наверняка пришёл – в пучину. Может быть, это была драгоценность с какого-нибудь потопленного пиратами корабля и теперь она проклята? Воображение рисовало яркие картины, но мальчик твёрдо решил, что прежде, чем избавиться от драгоценности – а это была она, отчего-то был уверен Ноштрис – стоит её показать чародею. С мыслями, как именно преподнести камень, мальчик повернул свои стопы к Серому Гиганту, и, в конце концов, им был решено, что это не просто находка, а подарок, имеющий свою, особенную историю.

Контактная информация:
Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость