[21.08.2018] Знак огня

Ответить
Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3331
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7342
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21.08.2018] Знак огня

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 26 июн 2020, 11:39

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
конец августа
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Афганистан, провинция Кандагар
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Thrud Thorsdottir, Alwen

СИНОПСИС:
В начале августа на Аравийском полуострове произошла одна из самых масштабных катастроф XXI века, вокруг которой строится огромное количество предположений и теорий заговоров. Официальная версия говорит о землетрясении, множество неофициальных - об экспериментальном применении климатического оружия, ядерном взрыве и даже Божьей каре.
Интерес к Ближнему Востоку переживает очередной взрывной рост, сюда стекаются множество заинтересованных корреспондентов - как военных, так и гражданских.
Однако в суматохе кто-то неизбежно пропадает; так случилось и с британским военкором, исчезнувшим с радаров около месяца назад. Так и не сумев выйти с ним на связь, Британия просто направила замену - но возможно ли, что исчезновение военкора носит что-то большее, чем просто риски присутствия в стране, где война не стихает сорок лет?

Относится к квесту "Бездымный огонь".
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3331
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7342
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21.08.2018] Знак огня

#2

Сообщение Thrud Thorsdottir » 28 июн 2020, 11:29

Положив левую руку на дверцу, Труд смотрела в открытое окно на то, как какой-то тяжёлый грузовик пытается попасть в разворот и съехать на дорогу к аэропорту. Тяжёлый бронированный внедорожник, который асинья выпросила у отца, в компании нескольких машин поменьше, терпеливо ждал, потому что здесь даже сигналить было бесполезно.
А порой ещё и опасно: в стране, где каждый первый носил оружие, любая попытка коммуникации, хоть словами, хоть гудком, могла стать прелюдией к перестрелке. И если самой богине от пуль было ни холодно, ни жарко (она и бронежилет-то на миссиях носила только из соображений, чтобы люди не брали с неё дурного примера), то насчёт остальных собравшихся уверенности не было.
Люди обычно плохо себя чувствуют, когда их расстреливают автоматной очередью.

Было сухо и жарко: пик был в июле, когда днём солнце легко поджаривало тебя заживо, а ночью доброжелательная, как Хель в лучшие свои годы, пустыня покрывала сверху инеем, но в августе было не особенно лучше. Аргандаб, протекавший по всей провинции и цеплявший своей излучиной окраину Кандагара, давал только сомнительную иллюзию прохлады, окончательно таявшую к полудню, а тень от матерчатых навесов позволяла разве что не получить солнечный удар.
Труд подумала о тёмных, подведённых сурьмой глазах восточных женщин, нередко закрывавших здесь лицо. У одной такой она покупала восточные сладости каждый раз, когда выпадала сомнительная радость выбраться из лагеря до цивилизации. Как они жили здесь в своих чёрных плотных одеждах.

Грузовик наконец съехал, и колонна машин медленно тронулась, оставляя на нанесённой ветром пыли, смешанной с песком, отпечатки шин. Асинья бросила взгляд на сиденье рядом с собой: там лежали потрёпанный жизнью рюкзак, переживавший уже второй срок в Афганистане, и большая матерчатая куфия, происхождение которой умалчивалось.
Труд вздохнула, переключая скорость.
Она ненавидела Ближний Восток так давно, что уже начинала забывать об этом: в какой-то год - как бы не в 2001, когда и штурмовали Кандагар - валькирия вдруг поняла, что привыкла, и что все эти бесконечные пустыни, пески, мутные воды Гильменда стали обыденной частью её жизни, без которой, возможно, будет тяжело.

Но сегодня день был относительно спокойным - насколько здесь это было возможно. По крайней мере, Труд - она на это весьма рассчитывала - не предстояло лезть в пекло и отыскивать очередную закопанную в подполье ячейку имени великого исламского халифата.
(Пусть этим занимается разведка, оправдывая потраченные на своё содержание деньги.)
В некотором смысле, присутствие асиньи сегодня можно было считать лично мотивированным, хотя бы по той причине, что никаких приказов от любимого папеньки и прямого командования в одном лице она не получала.

В маленьком отделении рюкзака лежала папка из плотного пластика, в которую были сложены документы, оборванные страницы и прочий бумажный хлам, найденный при обследовании маленького захваченного лагеря. Ничего, в общем-то, необычного, бывали находки и более интригующие, но среди прочего нашлась id-карточка военного корреспондента, считавшегося по версии посольства (с ним кое-как удалось связаться) пропавшим без вести, и две записки с ячейками хранения “до востребования”.
Труд знала много странных историй, в которых боевики похищали с различными целями приезжих, не очень беспокоясь существованием Женевской конвенции о военнопленных, прямо запрещавшей плен для некомбатантов, но в этой её что-то беспокоило. Перед глазами вставал раз за разом человек, которого они с отцом видели в мечети.
Человек, похожий на заведённую куклу.
Почему военкор оставил что-то до востребования и постарался спрятать эти записки в лагере? Надеялся, что найдут? Но - зачем?

Внедорожник въехал в Кандагар, и минут через двадцать Труд добралась до одного из отелей - “Royal Afghan”, ну конечно же. Арабы тяготели к пафосу на грани кича.
В широком холле, куда асинья вошла, привычно повязывая на лицо куфию, чтобы открытыми остались только глаза - неестественно-голубого, жуткого в здешних желтовато-коричневых оттенках цвета - было прохладно. Администратор за стойкой, надо отдать ему должное, даже пытался улыбаться.
Сносно говорившая на пушту Труд перешла к основной цели визита без всяких прелюдий:
- Мне нужно забрать конверт, оставленный до востребования.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Alwen

[21.08.2018] Знак огня

#3

Сообщение Alwen » 11 июл 2020, 01:02

Келпи не любил пустыню. Да и где, во имя Дворов, Вы видели хоть одного водного духа, любящего эти бесконечные пески. Пески, солнце или пески и стужа. Келпи просто не понимал этого. Но то, что он жил среди людей, накладывало свое ограничение. Военкором он стал случайно, просто голод опять гнал его на войну, туда, где можно было незаметно утолить свой голод. Люди изменились с тех времен, когда они приносили жертвы у реки. Они изобрели понятие гуманизма и лицемерно про него вспоминали, иногда. Люди остались неизменными. Кровь все так же лилась, пусть и сменились оружия и методы. Но смерть оставалась смертью, а война войной.
Как бы это не было абсурдно, но келпи ехал в пустыню.
"Аллен, ты же понимаешь, что никто лучше тебя не подойдет" - говорил начальник, расхаживая по кабинету. - "Ни семьи, ни девушки, а как пишешь! Мэри показывала твою статью."
Келпи все понимал и злился на зеленую деву, который не смог отказать в помощи. Небольшая заметка, которой размахивал начальник. Не тянула эта заметка на что-то значащее, небольшой расследование в тихом Шотландском городке. Он просто не мог отказать Леди. Но аргументы вида отсутствия образования разбивались о стену уверенности этого человека. Писать келпи умел, в самом деле, как не научиться складывать слова хоть во что-то приличное за эти века существования?Но не любил, никогда не любил. А еще больше он не любил Восток. В период дождей жить там было можно, но в остальное время. А начальник тем временем живописал перспективы смены деятельности с фотографа на полноценного журналиста, в общем-то подводя все к ультиматуму: или увольнение, дорогой мистер Ривер, без возможности дальше найти место в каком-либо приличном английском издательстве, или поездка на Восток вместо исчезнувшего бедняги. Келпи уже понимал, что не подействуют на начальство никакие аргументы, а то, что он фотограф играет как раз против него, зато какие будут снимки, не только подробности. И поделать ничего с этим водный дух не мог, как и не мог злиться на Леди. Да и не знал он ни одного Ши, кто бы разозлился на Зеленую Леди, ведь это то самое воплощение, что не творит зла. Но ехать пришлось, даже с документами военкора, что расстраивало почти так же сильно, как и пустыня. Дополнительно через посольство пришлось выбить аккредитацию, а так же на месте предстояло выяснить, с кем из военных чинов предстоит взаимодействовать и на каких условиях. Не любил Алуен эту всю мороку, тут не стой, туда не ходи... Напоминало Индийские походы времен колонизации...
Заселение произошло скомкано, но, как Алуен чудесно понимал, на месте сидеть ему не придется, какие бы апартаменты не предоставила редакция. В который раз келпи себе обещал бросить все это, как только начнет надоедать, и в который же раз действовал так, как поступил бы обычный человек, подчиняясь. Камуфляж, запас воды в рюкзаке, запасной фотоаппарат, блокнот в гидрозащитном пакете, запасная же бандана и темные очки, песок по воспоминаниям был основным бичем. Поэтому и волосы, и глаза, и дыхательные пути следовало прикрыть. Не любил келпи пустыню. Он тут был почти простым человеком, выглядел как человек и чувствовал себя слабаком.
На дамочку, что разговаривала с распорядителем, он сначала не слишком обратил внимания, но привлек к себе внимание одного из служащих. Келпи мог говорить и чище, но не видел смысла.
- Аллен Ривер, корреспондент, редакция сделала резерв, - келпи небрежно протянул документы. Слишком много всего, слишком мало знал он сам. Но желающих ехать сюда после пропажи Джефа не было, ведь тот был самым опытным. С этой пропажей тоже предстояло разобраться... Мэри сильно просила узнать от нем, пусть тот и не был Ши. А кто в здравом уме откажет Зеленой Деве?[AVA]https://d.radikal.ru/d41/2007/e7/6ee6d157abed.jpg[/AVA]

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3331
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7342
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21.08.2018] Знак огня

#4

Сообщение Thrud Thorsdottir » 14 июл 2020, 16:10

В Труд было за малым не два метра роста и косая сажень в плечах, так что над стойкой она возвышалась весьма заметно и явно на голову была выше администратора, худощавого араба с тёмным маслянистым взглядом. Если в её жёсткой внешности типичной скандинавки, просоленной морем и выстуженной снегом, и были какие-то особые достоинства, то хрупкость и изящество к ним совершенно точно не относились.
По белым рукам, видным из-под рукавов кителя, с которого были сняты погоны, шевроны и прочие знаки отличия, вились причудливые узоры татуировок: травы да птицы, цветы да звери. Тонкие начертания рун, притаившиеся в буйстве красок.

Валькирия неотрывно смотрела на администратора, и тот будто бы нервничал от такого пристального внимания. В Афганистане хорошо умели отличать профессиональных солдат: на то, чтобы научиться, было больше сорока лет, и эта женщина явно не походила на простую туристку, ищущую сложных экстремальных ощущений.
- На чьё имя? - Спросил дневной администратор, делая жест рукой одному из помощников, чтобы он подошёл обслужить ещё одного постояльца.
Тот был красивым парнем в камуфляже, но взгляд его ничем не напоминал перекрестье прицела. В отличие от тяжёлого взгляда женщины, что пахла войной и сама была войной.
Серебристо-голубые разливы ауры, которые тут же заметил намётанный глаз шаманки, были похожи на круги по воде; новый гость, оказавшийся рядом в неудобное время, не был человеком, но Торсдоттир было пока не до него.
- Джефферсон Кристофер Митчелл, - английское имя звучало посреди покатых звуков пушту странно гротескно, особенно с этими “р”, но Труд даже взглядом не моргнула.
Администратор что-то забарабанил по беспроводной клавиатуре, не поднимая взгляда.

Проведшая на Ближнем Востоке по человеческим меркам едва ли не целую жизнь, асинья вытащила из кармана телефон и написала число, повернула экраном к служащему.
Тот, посмотрев, снова что-то начал печатать.
Труд добавила ещё один ноль.
- Есть такой пакет, - тут же сказал араб, - подождите минуту, миз.
Несмотря на то, что называть её английским обращением было жуть насколько оптимистично, Труд промолчала, оставив комментарии о том, что в её землях есть прекрасное слово “фру”, при себе. Пока администратор был где-то в комнатке за стойкой, в которую вела узкая маленькая дверь в мраморных панелях, она незаметно вытащила наличные деньги - евро, их тут спокойно принимали, свернула в ладони и стала ждать.

Администратор в скором времени вернулся с конвертом из плотной и хрустящей коричневой бумаги - ни марок, ни надписей. Валькирия незаметно оставила под рукой, коснувшейся стойки, деньги, и также незаметно они исчезли.
Взятки здесь никогда не подводили - покупалось всё.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Alwen

[21.08.2018] Знак огня

#5

Сообщение Alwen » 16 июл 2020, 18:03

Сначала келпи не обратил внимания на даму рядом. Много разных дам бывает и даже здесь. А даму не в чалме и не в военной форме было бы странно увидеть. Даже ему, привыкшему к странностям людей. Но эта дама не особо выделялась. Одеждой. В ней было что-то еще, что-то не свойственное людям, но как ши она не ощущалась. Ни как Мэри, присутствие которой обволакивало и успокаивало, ни как иное. Оно было чем-то похоже на уже давно забытое чувство рядом с тем, кто имел право звать.Но было и иным. Келпи поверхностно посмотрел на даму, раз, другой, а затем услышал имя Джефа.
Это изменило все. Келпи не мог не подойти, не мог не спросить, хотя понимал, что ведет себя как наивный глупец. Но, благо, он не был до конца человеком, а его форма, нынешняя, была подарена памятью воды. Даже испарившись в пустыне через некоторое время он вернется обратно в море, а из него и в родную реку. Что для ши десятилетия - лишь миг. А начинать все с самого начала келпи пробовал уже не раз и не два.
- Мэм, Вы сказали "Джефферсон Кристофер Митчелл"? - келпи аккуратно приблизился, чуть настороженно, готовясь уйти за стойку от внезапной стрельбы, если таковая случатся. Когда-то, на Диком Западе, месте свобод, стрелять люди любили. А Дикий Запад мало чем отличался от Тонкого Востока. - Вы знали Джеффи, я его коллега? - Алуен аккуратно показал удостоверение, и кивнул на нашивку на рукаве, свидетельствующую о том, что он представитель СМИ. - Аллен, военкор, теперь военкор, последняя фраза прозвучала чуть с заминкой и тяжелым вздохом сожаления.[AVA]https://d.radikal.ru/d41/2007/e7/6ee6d157abed.jpg[/AVA]

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3331
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7342
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[21.08.2018] Знак огня

#6

Сообщение Thrud Thorsdottir » 17 июл 2020, 23:08

Осторожно, стараясь не повредить содержимое - мало ли, что могло бы там быть, вдруг, что-то хрупкое - Труд прощупала конверт сначала по краям, потом в центре, но похоже, что там были спрятаны только какие-то бумаги. Это не было чем-то из ряда вон выходящим: в конце концов, что бы ещё мог спрятать военный корреспондент, чья жизнь крутилась вокруг заметок и фотографий.
Другое дело, что сам факт пакета до востребования ставил асинью в некоторый тупик: если сам Митчелл собирался вернуться за этим пакетом, то куда разумнее выглядела какая-нибудь сейфовая ячейка в местном отделении любого международного банка, а если забрать должен был кто-то другой, то почему конверт до сих пор хранился.
Добираясь до Кандагара, Труд была готова услышать, что его уже давно забрали, и сейчас испытывала сложное чувство, больше всего напоминавшее удивление. Для кого оставил эти подсказки человек, без вести пропавший не то в песчаных бурях, не то в лабиринтах палаточных лагерей и следов от шин?
Для первого, кто сможет их найти?
Странная неосторожность и вера в чудо для прожжённого временем и войнами журналиста, который видел смерти и крови побольше, чем некоторые штабные офицеры.

Труд размышляла, чем ей лучше заняться теперь: заехать во второй отель и забрать другой пакет или же сначала разобраться с этим, вскрыв его в машине и перетряхнув содержимое, когда к ней обратился тот юноша, которого она мельком зацепила взглядом у регистрационной стойки. Сняв с плеча потрёпанный ветрами и жизнью рюкзак, асинья бросила свою загадочную находку в радостно раззявленную пасть сумки и вскинула на незнакомца глаза.
Холодные, жутковатые, почти звериные; в них сжался и тут же снова сильно расширился зрачок, словно перед глазами шаманки вспыхнуло на мгновение что-то очень яркое.
Она склонила голову к плечу.

“Ну на-адо же…”

Неожиданная встреча в неожиданном месте?
Или Митчелл догадывался, что его коллега, приехавший после, тоже остановится в единственном на весь этот не особенно благословенный город отеле, который умеет выписывать официальные чеки?
Здесь Труд поверила бы скорее во второе. По крайней мере, если бы ей нужно было заставить кого-то идти по собственному следу - а что ещё может хотеть пропавший - она бы поступила именно так.
Быстрым, змеиным жестом она облизнула губы.
- Рёфдис, - представилась асинья в ответ, выбрав из богатого списка своих имён то, что предпочитала для всех неофициальных визитов, - нет, но я располагаю сведениями о том, что он пропал без вести около трёх месяцев назад. В последней операции мы нашли вещи, которые могли принадлежать ему, и я пытаюсь выяснить, как они там оказались.
Вопрос “зачем тебе эти проблемы, лиса, своих мало” Труд изящно оставила без внимания. Мало ли, у кого какие развлечения в жизни.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость