[22.01.2019] Утро после затмения

Ответить
Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2184
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5493
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.01.2019] Утро после затмения

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 29 окт 2019, 19:17

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
день после затмения.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Мидгард, Испания | около 30 км от Мадрида.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Gabriel, Thrud.

СИНОПСИС:
Словно пытаясь отвлечься от всего дурного, что происходит в мире, молодёжь Испании отчаянно жаждет развлечений, и почти стихийно на небольшом удалении от Мадрида возникает концертная площадка, на которую стягиваются множество рок-групп самых разных поджанров. Общество не знает толком, как на это реагировать, и если наиболее прогрессивная часть говорит, что молодость всё же один раз, то есть и жутко возмущённые "пиром во время чумы". Правительству, впрочем, не до того, чтобы успевать бороться с собственными гражданами, так что всё оставили, как есть.
И всё бы ничего, если бы кто-то не решил спеть кавер на песню, которую никто не слышал, написанную музыкантом, которого никто не видел.
Ищущая по всему миру следы загадочного творца Труд находит чуть больше, чем хотела, а Гавриилу вновь предстоит встретиться со слепой тьмой, что ищет души.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Gabriel

[22.01.2019] Утро после затмения

#2

Сообщение Gabriel » 29 окт 2019, 23:18

Полное лунное затмение – событие, знаменательное скорее для астрономов, чем для зевак. В парках не собираются зрители с телескопами, дорогой оптикой и закопченными стеклами, фанатичные сектанты не вещают о наступлении конца света, просто ночь какое-то недолгое время будет темнее, чем обычно, и оборотни порадуются отсутствию лунного света.
Памятуя о месячной давности событиях в Шлезвиге, архангел Гавриил все же позвонил в госпиталь, представился «родственником фрау Краузе» и справился о здоровье роженицы. В ответ получил подробный отчет о здоровом малыше, что сегодня родила Линда, и удовлетворился им: Темный Садовник этого ребенка оставил в покое, может статься, создание Тьмы надолго затаилось, осмысляя случившееся…

… В четверть пятого утра зазвонил мобильный телефон.
Мужчина с мягким южным акцентом в правильном, но не идеальном английском, спрашивал мистера Бушара и сразу же интересовался, не говорит ли этот самый мистер Бушар по-испански.
- Habla por favor, - покорно согласился архангел, в свое время он научил будущего царя Соломона семидесяти языкам, что были в ходу в его время, так почему бы ему не знать испанского.
В трубке вздохнули с облегчением. А затем представились: звонок из полицейского управления Мадрида.
- Сеньор Бушар, у нас к вами несколько вопросов. Но сначала будьте любезны, подтвердите, что вы знаете сеньора Джереми О'Нила?

Габриэль озадаченно глянул на часы.
Было рановато для расспросов, и даже для допроса. Должно было случиться что то из ряда вон, чтобы испанская полиция звонила честным гражданам (другого государства) в такую рань. Старый приятель Джереми, - этого таланта у него не отнять, - умел вляпываться в истории. Но что такое он натворил на этот раз, если даже корочка репортера не спасла его от общения с законниками?
«Напился, полез в драку, сидит в каталажке и попросит внести за него залог», - мысленно предположил Габриэль.
- Да, я его знаю, - подтвердил он полицейскому. – А в чем, собственно, дело?
Тот не спешил говорить прямо. Дурной знак.
- Дело в том, что в бумажнике сеньора О'Нила мы нашли вашу визитную карточку, сеньор Бушар, с указанием связаться с вами в случае… обстоятельств…
Итак, у них есть бумажник Джереми. А где же сам Джереми? С которого, после развода, вполне станется сделать своим душеприказчиком того, у кого он занимает деньги.
- Каких обстоятельств, офицер?
- Сеньор О'Нил сегодня ночью покончил с собой.

Немые сцены изумления хороши в беседе тет-а-тет. Полицейский не мог видеть потрясения, проступившего на ангельском лице от подобного заявления. Решительно, Джереми был не из тех людей, что могут наложить на себя руки.
- Вы уверены? Что речь именно о самоубийстве? – глухо переспросил он.
- На самом деле сейчас я мало в чем уверен, - в ответе собеседника слышалась усталая растерянность. Голос архангела действовал на него даже через динамик мобильного телефона и расстояние в тысяча двести километров, располагая к откровенности за пределами служебного минимума. – Я понимаю специфичность своей просьбы, но если бы вы могли приехать на опознание…
- Я буду… через час.
Гавриил мог бы появиться и мгновенно, но подобное было бы слишком для людского воображения. Даже час – мало.
- Вы в Мадриде? – ожидаемо удивился полицейский, уверенный, что звонил во Францию.
- Да, - солгал небожитель. – Но мне нужно время привести себя в порядок. Давайте адрес.
Мгновение помявшись, испанец назвал адрес, причем не Мадридский, а в Парке де лас Колинас – поверните направо на дорогу М618 за Казино Гран Мадрид и оттуда еще километров шесть. Очередная забытая Богом дыра, архангел вынужден был признать, что последнее время ему «везет» на такие вот места.

Поначалу таксист отказывался вести пассажира так далеко за город в такую рань, но деньги по-прежнему оставались ключом, который открывает все двери.
- Детишек разыскиваете, сеньор? – спросил он участливо, изучив пассажира в зеркало заднего вида и предположив, что хорошо одетый мужчина выглядит достаточно зрелым для того, чтобы быть отцом какого-нибудь подростка. – Совсем дети от рук отбились в наши дни, племянница хотела попасть на этот концерт, моя сестра голос сорвала, споря с ней. И не удивлюсь, если узнаю, что Мария все равно туда поехала.
- Какой концерт? – разочаровал водителя своей неосведомленностью Гавриил.
- Ну как же, а то вы не знаете, недели две назад в парке обосновались музыканты, концертную площадку организовали, концерт века в честь лунного затмения. Народу туда повалило тьма тьмущая, в основном молодежь. Ох, вот это мы влипли, сеньор, говорил я вам, не лучшее время и не лучшее место для поездки.
На трассе образовалась пугающих размеров пробка, одну полосу отгородили под спецтранспорт, там сновали машины скорой помощи с такой частотой, что самое время было забеспокоиться, а съезд на М618-ю полностью перегородил полицейской кордон.
- Давай по обочине, - велел Габиэль.
- Да вы шутите?! – воспротивился было таксист, но спорить с архангелом – дело неблагодарное, так что вскоре они, - вернее, Гавриил, - объяснялись с патрульными. А еще через полчаса под удивленное водительское «никак в толк не возьму, как вы их уговорили пропустить нас» такси въезжало в сам городок.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2184
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5493
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.01.2019] Утро после затмения

#3

Сообщение Thrud Thorsdottir » 30 окт 2019, 22:55

Вытащив из внутреннего кармана плотной кожаной куртки флягу, валькирия открутила крышку, понюхала алкоголь и сделала несколько больших глотков. Жить приятнее по-прежнему не стало, хотя она, признаться честно, на это всё же надеялась. Труд вздохнула: достаточно по-человечески для того, чтобы один из полицейских посмотрел на неё с сочувствием одного профессионала к другому.

Последние два месяца прошли под знаком поисков, и все они были одинаково бесплодны. Музыкант, писавший песни, под которые так любили умирать, был неуловим, и порой у Труд закрадывались сомнения, существовал ли он вообще, ведь единственным свидетельством этого были крошечные sd-карты в конвертах без обратного адреса.
Впору было поверить, что самоубийцы отправляют их себе сами, вычитав городскую легенду на каком-нибудь особенно вдохновляющем форуме. Эту версию только нещадно портил тот факт, что даже Котовский, который мог найти маковое зерно в мировом океане информации, не сумел обнаружить ни одного подходящего сообщества.

Зато нашла она - наутро после затмения, мрачно кутаясь в свою куртку, где-то у тролля в заднице, то есть в испанской глубинке в скольких-то километрах от Мадрида.
Коллективное самоубийство на рок-концерте.
Самое то для уже находящейся в депрессивном психозе Испании.

Валькирия ощущала бесконечную усталость от всего происходящего, - не физическую, нет, что ей, божеству, до порывов скучного тела из плоти и крови, - но душевную. Всё же стоило признать, что без человечества Мидгарду жилось как-то проще.
Кончиками пальцев, расписанных причудливыми узорами татуировок, Труд потёрла тонкую переносицу. Хорошо, хотя бы АМБ удалось оставить в стороне: к великому счастью лично для неё, в последнее время у Агентства дел было сильно больше, чем сотрудников, и Аддингтон только вежливо поблагодарил за помощь и отключился.

Раздери её Гарм, она просто хотела съездить на концерт и послушать музыку! Поговорить с организаторами, с музыкантами, с девицами лёгкого поведения, вездесущими в рок-тусовках почти также, как эффективные менеджеры в продажах, а знающими в десять раз больше.
И уж точно Труд не хотела получать наглядное представление о том, какой властью на человеческим разумом может обладать правильно произнесённое со сцены слово. Она даже не могла предположить, откуда эти резвящиеся в своей особой меланхолии дети вообще взяли это слово, не исчез разве праязык ещё тысячи лет назад, не утратило разве человечество в нём потребность - и способность понимать лексемы, что когда-то впервые породили глотки их далёких предков.

Хотя нельзя было не признать самоубийство на сцене весьма громким и эффектным способом заявить о себе. Что-то такое уже неоднократно бывало в истории экстремального искусства, но всё же смерть была весьма ярким способом самовыражения. Мёртвых исполнителей ждёт большой всплеск популярности, Труд могла это гарантировать, вдохновлённая примерами Кобейна или Беннингтона.

Местная полиция, как водится, была от присутствия офицера Интерпола, мягко сказать, не в восторге (их отношения были не сильно лучше, чем у армейских со спецслужбами), но с этим просто приходилось мириться. Впрочем, стоило признать: местные среагировали очень быстро, когда их вызвали патрульные коллеги, хотя к тому моменту примерно половина участников содомии уже была мертва.

Проблесковые маячки сирен спасателей, тихая ругань врачей; Труд скользила меж людей, стараясь уйти от их внимания, и выглядывала что-то ценное, но пока получалось не слишком. Тайна, кажется, ушла в могилу вместе с исполнителем, тем мрачного вида парнем неопределимого возраста с огромной татуировкой совы на груди, что добрые полчаса терзал мирокофон.

Въехавшая со стороны первого полицейского кордона машина смутила валькирию: неужто пресса успела подсуетиться так быстро и пригнала кого-то из репортёров? Кажется, не только её; подошли ещё несколько довольно хмурых полицейских. Съезд на поле был перегорожен машинами “Скорой”, так что неведомому гостю всё равно пришлось бы покинуть салон и подойти к мрачным стражам порядка.
И, возможно, узнать о себе много нового.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Gabriel

[22.01.2019] Утро после затмения

#4

Сообщение Gabriel » 31 окт 2019, 05:46

- Попробуй выяснить что-нибудь про свою племянницу, - посоветовал Гавриил таксисту, заметно ошалевшему от открывающегося ему в блеклых красках позднего зимнего рассвета зрелища. – Вдруг она и правда была на концерте.
«Но лучше бы нет»
Уже понятно было, что все это обилие людей в форме, врачей и спасателей, оцепление вокруг поля, где, в утреннем мареве виднелся темный высокий остов концертной сцены, случилось не ради самоубийства одного только Джереми О'Нила, его уход стал частью чего-то большего: в воздухе пахло смертью, а вместо автобусов, развозящих по домам рокеров и их поклонников, сновали кареты скорой помощи, которые прикатили сюда не только из Мадрида, но из окрестных городков, вроде Колладо Виллалба. Такое количество скорых предполагало изрядное число жертв.

- Ваши документы, - к машине подоспел первый из полицейских рангом выше патрульных. Еще четверо хмуро разглядывали маленькое несанкционированное вторжение штатских на место преступления, готовые по первому же знаку коллеги выставить их вон.
Далее оставаться в такси смысла не было. Габриэль выбрался наружу, послушно предъявил свои водительские права и добавил, что ему нужно встретиться с капитаном Эстебаном Гонзалесом, который «сам попросил его поскорее приехать».
- Хорошо, - смирился полицейский, столкнувшийся с уместным упоминанием имени сослуживца. Архангел чувствовал его раздражение и осторожно дотронулся до человеческой ауры божественным теплом: парень мечтал о чашке крепкого кофе, и правда, нужно было немного его взбодрить. – Обождите…
Офицер оглянулся по сторонам в поисках подходящего для ожидания места, но трудно было счесть подходящим хоть что-то среди этой нервической суеты и тех тел, что за оцеплением как раз сейчас упаковывали в черные пластиковые мешки.
- … Тут, - он наугад указал на полицейскую машину, потом долго терзал рацию, вызывая капитана Гонзалеса, и, наконец, исчез, пообещав, что нужный сеньору Бушару сотрудник департамента скоро появится.

Облокотившись на крышу белого ситроена с надписью Policía Municipal de Madrid Гавриил принялся в свою очередь осматриваться, он ощущал присутствие кого-то из себе подобных. Неужели и тут АМБ?
Ответ на этот безмолвный вопрос нашелся быстрее, чем архангел ожидал. Неподалеку мелькнула огненно-рыжая шевелюра, - разительный контраст с засильем смуглых и черноволосых среди собравшихся на поле испанцев.
Магический Интерпол уже в строю? Дело плохо.

У Габриэля не было настроения играть в увлекательную игру «я знаю, что ты знаешь, что я знаю», поэтому он оставил свою точку ожидания (капитан Гонзалес, пожалуй, будет раздосадован) и отправился здороваться с валькирией.

Огонь ее волос еще не разгорелся в полную силу, поцелованный солнцем. Невидимый людям, вокруг Труд поднимался ореол льдистой прохлады с привкусом горьковатого верескового меда. А еще попахивало… спиртным.
- В такую рань, майор? И уж точно не вино. Вот тебе кофе, - лениво взмахнув рукой, он протянул Труд пластиковый стаканчик из Randall Coffee Roasters, - а внутри будет все, что сама пожелаешь. Жаль, что не все мировые проблемы решаются так же просто, да? Зачем ты здесь, валькирия?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2184
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5493
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.01.2019] Утро после затмения

#5

Сообщение Thrud Thorsdottir » 31 окт 2019, 22:56

Архангел собственной персоной прямо у неё под носом. Опять.
Отлично. Великолепно.

Там было ещё несколько крайне нецензурных определений об этой прекрасной встрече, но валькирия придержала их при себе и только сумрачно, исподлобья посмотрела на подошедшего Гавриила.
Лучше бы, право слово, АМБ.
- Сон - это для живых, - ответила Труд.
Но стаканчик взяла. В конце концов, вряд ли от архангела удастся отделаться и отправить его музицировать на арфе в райский сад достаточно быстро, так что стоит получить из ситуации хоть что-то приятное.

- Благодарю.
Она осмотрелась по сторонам и в один глоток осушила примерно половину картонного стаканчика, ничуть не смущаясь, что внутри был без малого кипяток. Чёрный, горький и очень крепкий кофе прокатился по горлу, смывая привкус алкоголя, но настроение у асиньи было всё равно довольно поганым.
Может быть, это буянила её медвежья ипостась, которая считала, что вот эта вся беготня по мирам - глупость, потому что в спячку пора. Хотя не исключено было, что у дочери Тора просто был дурной норов, который она унаследовала от любимого папеньки - и приумножила с истинно женским умением.
- Не поверишь: я приехала на концерт.
Вторым глотком она допила кофе, смяла картонку в руке и попыталась найти, куда её можно пристроить. Не нашла, поэтому бросила на землю, придавила подошвой берца и улыбнулась куда-то в пространство; когда богиня убрала ногу, на месте мусора была только маленькая горка сероватого пепла, вскоре смешавшегося с землёй.
Никто не обратил на эту странность внимания; полицейским хватало своих забот.

Дева щита же размышляла, сунув длинные пальцы под тяжёлый ремень, на котором висела массивная бляха её значка. Обычно Труд - Вигдис Асбьёрнсдоттир, разумеется, - не светила своими полномочиями и вообще выбирала быть незаметной, но тут было слишком много местных коллег, а она была в штатском, и объясняться с каждым первым, кто она, что она и почему бы ей не поехать в больницу оправляться от шока или хотя бы не пойти к чёрту, то есть, за кордон, у неё не было ни малейшего желания.
Копы обходили её по дуге: мрачная татуированная девица на голову выше любого мужчины, от которой за милю несло военной выправкой, не располагала к попытке наладить дружеские отношения.

Ей было интересно, что в этой дыре понадобилось Гавриилу.

В последнее время детей Яхве в жизни асиньи стало многовато. За месяц она не встретилась разве что с Варахиилом, который вообще редко вылезал из своего Эдема, за что лично Труд был ему премного благодарна.
(Однако шкаф под скелеты всей этой славной семейке явно нужен был побольше - из нынешнего скелеты имели дурную привычку вываливаться под ноги непричастным.)

Вёльва не знала наверняка, сколько архангелу было известно; да что уж, она не знала, известно ли ему хотя бы что-то и оказался ли он здесь с теми же вопросами к мирозданию, что и она; большинство небожителей не придавали особого значения такой мелочи, как подростковые самоубийства. На это даже люди, в общем-то, неплохо закрывали глаза.
Потёмки чужой души, драмы юности и другие всеобъемлющие определения.

Труд пощёлкала в воздухе пальцами, и вышел сухой, несколько неприятный звук.
- Я ищу музыканта, который пишет крайне странную музыку - под неё дурные дети очень любят умирать, - наконец изрекла она, - может, читал что-нибудь в новостях, “эпидемия самоубийств в Европе”, “молодёжь боится взрослеть”, “синдром Вертера”, что там ещё пресса успела сгенерировать на злобу дня. Оно вроде как не сильно выбивается из статистики, да и вообще никакого насилия, так что ни местные, ни Интерпол сильно стараться не собирается. Но я слышала эту музыку, и она странная. Она не отсюда. Не… Не из этого времени, не для этих детей. А ты здесь какими судьбами? Ищешь кого из подопечных?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Gabriel

[22.01.2019] Утро после затмения

#6

Сообщение Gabriel » 01 ноя 2019, 01:49

Не стоило недооценивать ту давнюю, как мироздание, неприязнь, что Гавриил испытывал к потомкам Одина. Архангел никогда не терял надежды на то, что однажды или Хаос, или Порядок, или иная хтонь под корень изведут этот никчемный диковатый народец, лучшим аргументом в дискуссии полагающий топор и перекраивающий вселенную по принципу «сила есть – ума не надо». Однажды это произойдет. Но не сегодня.
А сегодня ему приходилось смириться с существованием рыжеволосой асиньи, так что Габриэль хоть и не удержался от язвительности полностью, продемонстрировал оную довольно скупо.

- Странно, что тебя интересуют какие-то человеческие дети, которым вздумалось умереть не на войне, - коротко усмехнулся он. – А меня вызвали на опознание. Один из моих бывших коллег-репортеров сегодня ночью покончил с собой.
Называть покойного Джереми другом архангел не стал, хотя Джереми, наверняка, назвал бы Габриэля Бушара именно так. В отношениях бессмертного со смертными была своя, не всегда приятная, специфика, приправленная неизбежностью утрат и необходимостью мириться с порядком вещей, который был определен одним Отцом, но для ангелов и людей по-разному.
- И, уверяю тебя, что Джереми О'Нил не был ни прыщавым подростком, ни в принципе человеком, способным наложить на себя руки. В обычных обстоятельствах, – добавил Гавриил, кивая на оцепление. – Надо полагать, этой ночью обстоятельства не стоит считать обычными. Я думал, что речь пойдет об убийстве и последующей инсценировке самоубийства жертвы, - Джереми умел наступать на любимые мозоли всякого рода ублюдкам, - но когда я оказался тут… Так что ты сказала, Труд, повтори? Про странную музыку? Дети любят умирать под нее или из-за нее? Что тут вообще произошло?

- Необъяснимый случай массового психоза, - добавил подходящий к ним офицер, в котором архангел предположил того самого капитана Гонзалеса, что звонил ему ночью. – Сеньор Бушар, я полагаю? Вы знакомы с сеньорой Асбёрнсдоттир?
Вязнущую во рту фамилию агента Интерпола Эстебан Гонзалес произнес без запинки, за что Габриль тут же проникся уважением к испанскому полицейскому.
- Да. Немного. Знаком.
Капитан кивнул.
- На концерт собралось более пятидесяти тысяч человек, Ничего из ряда вон по меркам шоу под открытым небом, но подготовка велась всего две недели, поначалу власти не разрешали использовать парк под концертную площадку, по соседству коммуна Керилло: тихий спальный район, дорогая недвижимость, жители, разумеется, не хотели никакого шума, гор мусора и сборищ. Но потом… Лучше бы этот запрет оставался в силе, - в сердцах бросил Эстебан и, быстро обуздав короткую вспышку раздражения, добавил:
- В общем, сеньор Бушар, мы навели справки, сферой профессионального интереса сеньора О'Нила никогда не была музыка. И все же он оказался тут. То, что произошло… ненормально. Мы разрабатываем разные гипотезы, в том числе возможность террористического акта с применением каких-то психотропных веществ. Может быть, вам что-нибудь известно о том, над какими материалами работал ваш коллега? Что привело его в лас Колинас?

- Давайте начнем с опознания тела, капитан? – предложил в ответ Габриэль. – Поймите меня правильно, я вам верю, но человеку свойственно до последнего надеяться на чудо. Вдруг самоубийца все же не Джереми?
Что касается террористов и психотропных веществ, ему нечем было порадовать испанца, но признаваться в этом архангел не спешил.

- Майор, вы присоединитесь к нам? – спросил Гонзалес у Труд, наверняка с намерением выпытать что-нибудь и у агента Интерпола тоже.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2184
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5493
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.01.2019] Утро после затмения

#7

Сообщение Thrud Thorsdottir » 01 ноя 2019, 23:17

Посмотрев на Гавриила прямо в упор, дева битв равнодушно пожала плечами вместо ответа. Ей не было особого дела до того, что он думает о её истинных мотивах или намерениях; более того, Труд не особенно стеснялась того, что ей и судьбы юных самоубийц не слишком-то интересны.
Но они решили умирать на её земле, и их смерти были неправильными. Вёльва поняла, что от всей этой музыки дурно пахнет ровно в тот момент, когда, стоя в дешёвеньком отеле, смотрела на два трупа и не видела ни единой нити, что тянули за собой их души. Как отрезало серпом - ни следа, ни едва уловимой дрожи крыльев бабочек, выскользнувших из сачка, ни узелков на ткани мироздания.

Ничего, только опустевшие, как набитые соломой куколки, тела.

Дети севера не боялись смерти, ритуальное самоубийство у них было в чести, прогулку вокруг камня придумали многие столетия назад, но эти самоубийства никогда не были бегством. Сама по себе смерть, чьей бы она не была, не могла взволновать Труд; выбиравшие убитых сами стояли к границе слишком близко, они крепко знали, что смерть - это лишь начало нового, но у подростков, шагающих за край, не было этого нового.
Они бросали старое ради пустоты. Ради того самого ничего.
Труд ощущала от этого смутное, тревожное беспокойство.
Не всем - златые залы Вальхаллы, но само посмертие?

Кто-то нарушал законы, заложенные в самое основание мироздания, и дочь Тора считала, что так быть не должно.

Она медленно кивнула и облизнула полные губы. Высокий, мелодичный голос прозвучал лёгким шелестом:
- Под неё или из-за неё, я не знаю. Они ищут возможность умереть, и кто-то им помогает. Даёт решимость. Желающих найти вечный покой среди людей на самом деле намного больше, чем кажется, но обычно они справляются с этим желанием, если не толкать их нарочно. Кто из них не думал о смерти ни разу в жизни? Но для большинства это остаётся только безнадёжной фантазией, последним рубежом бегства, до которого не доходят. До которого им на самом деле не нужно доходить, достаточно только знать о возможности.
Жутковатые ледяные глаза скользнули на подошедшего капитана Гонзалеса.
Вот уже и готовое объяснение от человечества: теракт, психотропные вещества, мировой заговор, испытания нового оружия от спецслужб на подопытных кроликах. Труд было даже несколько любопытно, кто из мировых держав теперь окажется в роли мирового пугала, которого обвинят во всех грехах - США или Китай.

И сколько подражателей, желающих уйти с таким же размахом, появится теперь по Европе, если у СМИ хватит (или наоборот, не хватит) ума широко осветить это событие. То, что стервятники примчатся кормиться с этой истории, у валькирии сомнений не было: хороший журналист мог раздуть скандал и из повода в десять раз меньше.
А тут всё готовое.
Даже теории заговоров сами полицейские принесут.

Обдумав, она сдержанно кивнула:
- Да.
Мертвецов было много, но осмотреть внимательно ни одного из них валькирии пока не удалось. Возможно, с телом безвременно почившего репортёра ей могло повезти больше. Может быть, пока они ещё не остыли, хоть какой-то след вмешательства остался, а не только чёрная дыра на месте души, в ложбинке между ключиц.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Gabriel

[22.01.2019] Утро после затмения

#8

Сообщение Gabriel » 02 ноя 2019, 01:34

Гавриил целиком и полностью разделял точку зрения полицейского, желающего видеть в случившемся именно преступление, а не стихийную акцию своеобразного протеста отчаявшейся молодежи против напряженной ситуации в мире. И если так станется, что причина несчастья окажется непонятной людям, нужно предложить им то, что они в состоянии принять и осмыслить.

- Вы уже проверяли сценическое оборудование, Эстебан? – архангел доверительно назвал капитана по имени, и голос его вкрадчиво понизился: Габриэль пустил в ход магию убеждения, и плевать, что по этому поводу подумает следующая за ними дочь Тора. – Возможно, вы что-нибудь знаете об экспериментах с низкочастотными генераторами? Человек не в состоянии слышать в диапазоне инфразвука, но именно эти частоты вступают в резонанс с электромагнитными колебаниями в коре головного мозга. Люди чувствуют беспокойство, беспричинный страх, панику. Потом начинаются галлюцинации. Подобные устройства пытались использовать в полевых условиях для дезориентации противника и для разгона демонстраций.
Капитан Гонзалес послушно кивнул головой, принимая сказанное к сведению, и дальше «догадался» сам:
- Думаете, что кто-то мог подать инфразвуковые частоты на динамики во время шоу? И слушатели начали вроде как сходить от этого с ума?
- Думаю, что подобное предположение ничуть не хуже версии о распылении газа. Вы ведь именно ее рассматриваете? Заметьте, что воздействие психотропных веществ должна будет подтвердить медицинская экспертиза, а вот инфразвук…
- Идеально вписывается в формат рок-концерта!

Пока испанский офицер погрузился в осмысление преимуществ новой версии развития событий, архангел едва слышным шепотом окликнул валькирию:
- Окажи услугу своему мужу, укрепи парня в его заблуждениях. Может, его повысят за всех устраивающую гипотезу. Что, конечно, не означает, что нам не придется выяснять, что тут случилось на самом деле.

Черных мешков с телами было так много, что не справлялся ни транспорт, ни окрестные больницы. Джереми на их фоне «повезло»: он заметно отличался по возрасту от прочих жертв, был иностранцем и известным репортером со скандальной репутацией. Так что его отложили отдельно, накрыв его же курткой, поверх нее – кучка личных вещей: документы, ключи, бумажник и мобильный телефон.
- Он запаролен, - предупредил Гонзалес. – Наши эксперты смогут с этим разобраться, но не сейчас.
- Думаю, я тоже смогу, - предположил Гавриил. В жизни О'Нила были кое-какие важные даты, перебрать их проще, чем взламывать систему.

Он смотрел на ноги мертвеца в светлых, потертых на коленях джинсах, пытаясь догадаться, как именно Джереми убил себя, до того, как Гонзалес снимет с тела куртку. Та еще задачка, если задуматься. Насколько Габриэль знал, на концерты не пропускают с оружием, на входе отбирают все подозрительное: в поле это проделать сложнее, чем в зале или на стадионе, но наверняка полиция хотя бы попыталась, это ведь их работа.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2184
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5493
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.01.2019] Утро после затмения

#9

Сообщение Thrud Thorsdottir » 04 ноя 2019, 23:19

До этого момента созерцавшая экран своего телефона, вытащенного откуда-то из необъятных недр рюкзака, валькирия подняла голову и задумчиво посмотрела на Гавриила. В чертах остроскулого красивого лица было что-то очень хищное, звериное.
То, что Труд молчала, не значило, что она пропускает мимо ушей всё сказанное, но сейчас теория про музыкальное оружие массового поражения заинтересовала богиню немного меньше, чем упоминание мужа. Влияние инфразвука на сложную человеческую органику ещё после драматичной истории с перевалом Дятлова подвергли препарированию многочисленные учёные, которых бережно держало за горло КГБ, а вот освещение для широкой божественной общественности изменения семейного статуса Тюра было неожиданным.

Асы не были пантеоном, который стремился втянуть в свои интересные межличностные отношения как можно больше соседей, эту экологическую нишу крепко занимали олимпийцы. Быстро перебрав в уме кандидатуры, знавшие немного больше, чем все прочие, дева битв припомнила Уриила, вздумавшего лезть поперёк Дикой Охоты, потом - Самаила, традиционно умевшего оказаться в эпицентре любых проблем.
Впрочем, лучезарное солнышко, доставшее весь Эдем своими интересными выходками и бунтами, вряд ли стремилось рассказывать младшим братьям что-либо не о любимом себе. Насчёт Уриила Труд сомневалась, но иных вестников вроде не наблюдалось.
Оставался очень философский вопрос “зачем”, но о нём решено было подумать на досуге.

Валькирия убрала наконец смартфон, убедившись, что в твиттере уже пошла волна, обрастающая хештегами.
- Угу, - ответила она архангелу, потом посмотрела в затылок человеку, идущему чуть впереди, и добавила тем расслабленным тоном, где тягучих гласных угадывался золотой отлив сейда: - Недавно уже мелькали подозрения об использовании инфразвуковых систем, у русских.
Капитан полиции оживился ещё немного:
- И?
Труд пожала плечами.
- И ничего не доказали, инфразвук, в отличие от психотропов, не оставляет следов, но прецедент вроде как есть. Я помогу вам запросить информацию, московское бюро Интерпола охотно с нами сотрудничает.
(Ещё бы оно не сотрудничало охотно, когда у них целая группа туристов порезала друг друга, перед этим, весьма вероятно, развлекаясь каннибализмом. Инфразвук был ещё не самым безумным вариантом. Если бы европейские коллеги предоставили им документальные съёмки летающих тарелок над Сибирью, русские бы не стали сильно упираться: даже откровенно идиотское объяснение лучше, чем никакого.)

Поискав в рюкзаке пластиковую капсулу с латексными перчатками, валькирия натянула их на руки и присела на корточки перед телом, тоскливо прикрытым курткой. Выбиравшая убитых не испытывала ни страха, ни трепета перед мертвецами, что уж, она сама живой была только наполовину; поэтому обескровленное лицо репортёра ничем её не поразило. Широко распахнутые тёмные глаза стеклянно смотрели в медленно рассветавшее небо.
Причина смерти видна была невооружённым взглядом: тонкая красная полоса перерезанного горла. Труд уже знала, что таких смертей было чуть меньше, чем передозировки от каких-то синтетических наркотиков, но чуть больше, чем вскрытых вен. Никто не застрелился; огнестрельное оружие пронести не смогли.

Труд не сводила глаз с ложбинки меж ключиц, обнажённых V-образным вырезом джемпера.
Пустота. Провал. Ни следа души.
- Орудие нашли? - Деловито спросила она.
Гонзалес несколько секунд думал, потом обтекаемо кивнул куда-то в кучу брошенных вещей в прозрачных пластиковых пакетов.
- Предполагаем, что да: вон тот был в его руке, но всё равно нужна будет экспертиза. Может, это не его кровь.
Взяв крошечный нож в руки, Труд повертела его в пальцах: складной перочинный, клинок сантиметров семь, такой пронести несложно, особенно при большом наплыве людей. Бросила вещдок обратно и задумалась.
Посмотрела снизу вверх на Гавриила, не на Гонзалеса.
- Надо обладать большой решимостью умереть, чтобы сделать это такой игрушкой.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Gabriel

[22.01.2019] Утро после затмения

#10

Сообщение Gabriel » 05 ноя 2019, 02:25

- Только если решение принимается сознательно, - уточнил архангел.

Человек – существо со сложной организацией. От природы ему, - смертному, - дан сильнейший инстинкт самосохранения, но разум и та самая проклятая свободная воля оказываются сильнее подсознательного, самоубийство – их прерогатива, особенно, когда этот разум сбоит.
«И правда, зачем ты притащился на этот концерт, Джереми?»
О'Нилу, наверное, технически нетрудно было убить себя, даже этим игрушечным ножиком, за свою жизнь репортер повидал достаточно смертей, и это всегда стимул как следует выучить анатомию: сонную артерию и яремную вену отыскать несложно, и как раз на шее они мало чем защищены.

На лице мертвеца не было ярко выраженной посмертной гримасы, невозможно было понять, осознавал ли Джереми, что делает, пытался ли бороться с наваждением. Габриэль вспомнил, как менее чем три месяца назад они с О'Нилом пили пиво на старом рынке в Ницце: надо ли полагать, что их близкое (и долгое) знакомство превращает эту скверную историю в «личное дело»?

Подобно Труд, он не чувствовал присутствия души Джереми и не мог определить, куда она отлетела, хотя в данном случае имел больше возможностей отследить это, чем валькирия. Потому что Джереми О'Нил был не просто его приятелем, он был ирландцем и католиком, сейчас не важно, насколько добрым и насколько верующим или разуверившимся. Он был христианином, так что возможные посмертные пристанища его души были «подотчетны» детям Иеговы. Но… ничего. И это «ничего» казалось архангелу неприятно-знакомым.
Совсем недавно он уже присутствовал при исчезновении души в никуда.
Сегодня, кстати, двадцать второе января, и минувшая ночь – ночь полного лунного затмения. Совпадение?

- У вас есть запись происходившего на концерте, капитан? – спросил Габриэль полицейского. – Должна быть, я уверен, что половина зрителей снимала любительские видео, да и сами музыканты обычно падки на славу, каждую группу сопровождает в том числе видеооператор. И местные новости не могли остаться в стороне.
В некотором смысле технологии делали происходящее в мире более прозрачным. Глупо не воспользоваться такой возможностью.
- После ваших предположений я уже не уверен, что смотреть эти видео – хорошая идея, - заметил Гонзалес. – Что если мы тоже двинемся мозгами?
- С нами все будет нормально, капитан. Динамики для телефона сильно упрощены, диапазон частот, который способен охватить такой элемент, значительно сужен. Так что инфразвук они не воспроизводят конструктивно.
- Вы меня утешили. Попробую отыскать какую-нибудь запись, - пообещал испанец. – Подождете меня тут?
- Разумеется.

- Полагаю, Джереми тоже делал видео, - Габриэль включил телефон О'Нила, с третьей попытки день рождения жены Джереми пропустил его в систему. – Давай посмотрим, пока Эстебана нет. А то, и правда, вдруг застрелится. Не хотелось бы, вроде приятный малый. На счет инфразвука я уверен, а вот как магия действует через видеозапись – предполагать не берусь.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2184
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5493
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.01.2019] Утро после затмения

#11

Сообщение Thrud Thorsdottir » 05 ноя 2019, 21:36

Очень длинные рыжие волосы, собранные в толстую косу, касались пушистым кончиком земли; коса прыгала по прямой девичьей спине хвостом сердитой кошки, когда валькирия двигалась. Асинья чувствовала глухое раздражение на весь мир.
- Что-то мне подсказывает, что в фейсбуке этих видео - чуть больше, чем вагон, - заметила она, не особенно торопясь подниматься на ноги.

Запах опасности и металла висел в воздухе, бил наотмашь, и валькирия никак не могла от этого отвлечься. Хотелось уйти. В конце концов, какое отношение лично к ней имели проблемы самоубийц где-то в Испании? В Норвегии она бы ещё чувствовала свою ответственность перед людьми, что притворялись разумными вот уже тысяч сорок лет как, но здесь…
И всё же - она никуда не уходила.
Зачем-то наблюдала за местной полицией, зачем-то слушала Гавриила и зачем-то силилась понять, что произошло. Какая-то часть её сущности, та самая, что остро понимала мироздание, знала, что это всё неправильно, и у Труд никак не получалось заставить её умолкнуть и не отсвечивать.
Должно быть, проклятие активной гражданской позиции Тюра, который просто не мог игнорировать мировые проблемы, было заразно, как грипп - для людей.

Неожиданно дева битв заговорила, глядя на холодное тело репортёра. Суть её, выбиравшей убитых, от начала времён была выплавлена так, чтобы сопереживать мертвецам, сочувствуя их утрате - ведь на что ещё было уповать им, уходя из мира, к которому они привыкли и который был для них всем, кроме как не на эту любовь.
Но сейчас она отчего-то ничего ко всем этим погибшим не чувствовала, и саму её это не пугало, но удивляло - безмерно. Так не должно было быть.
- Я даже не уверена до конца, что это магия. По крайней мере, это не такое волшебство, какое вижу обычно, это что-то… Ритуальное больше. На сцене был парниша с татуировкой совы на груди, по-моему, это с него начался этот “массовый психоз”, а дальше всё смешалось.

Она наконец встала, механическим жестом отряхнула колени плотных холщовых брюк, на которых и не было никакой пыли, приблизилась к архангелу, заглянула через его плечо в маленький экран телефона. Звук, по счастью, был не очень громкий, а через динамики телефона он сливался в какой-то однообразный шум и грохот, лишённый отдельных нот.
- Звучит так, как будто на стройке кто-то забыл диктофон, а потом сделал из этого dark ambient в лучшем его виде. В реальности всё было немного лучше. Так, подожди… Чуть дальше, по-моему, следующие. Нет, ещё одни. Вот эти.

Тот самый парень, обнажённый по пояс, огромный чёрный силуэт совы на бледной коже, выхваченный синеватым софитом, лица не разобрать, но голос - хороший, сильный и низкий голос, был отчётлив. Труд задумчиво покусывала нижнюю губу.
Парень говорил - маленькое, в несколько фраз, вступление перед низким гулом электрогитары. На неплохом английском, звучно, но в голосе уже ясно слышался кураж надвигающегося дурного веселья, что часто захлёстывало музыкантов во время выступлений.
“Посвящение всем тем, кто погнался за солнцем.”

Музыка была надрывной и излучала боль - как, впрочем, и большинство из того, что здесь исполняли; до тех пор, пока не начался припев. Основной текст был на английском, но эти две строки были…
Труд вспомнила странную музыку из наушников самоубийц.
Язык, которого Мидгард не помнил двадцать тысяч лет.

А дальше телефон, должно быть, выскользнул из рук хозяина, потому что всё, что запечатлела камера - короткий полёт и чёрную, чёрную землю с погасшими звёздами окурков.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Gabriel

[22.01.2019] Утро после затмения

#12

Сообщение Gabriel » 06 ноя 2019, 05:13

- Праязык, - пробормотал Гавриил, оценив гипнотизирующую ритмику припева. Всего две фразы, и весь лоск тысячелетий цивилизации – насмарку.
А потом до архангела дошло, пусть и не с первого раза, но дошло, отчего валькирия говорит, что в оригинале звук был лучше, и откуда знает, какого именно исполнителя нужно послушать.
Она была там.

Труд была на концерте. Слушала его вживую, видела, что творилась с людьми, и… Ничего не предприняла?
И вот теперь рассказывает ему о «ритуально большом» психозе.
Наверное, тут Габриэлю стоило бы разозлиться, - пусть даже не за всех погибших, а за одного Джереми, - но ассинья, безучастно наблюдавшая массовое самоубийство тысяч молодых испанцев, того не стоила.
От скуки, это все от скуки.
Главная проблема большинства божеств ненавистного ему Асгарда: несоответствие масштабов силы, что они владеют, и разума, который не знает, что с этой силой предпринять и чем себя занять.
Что ж, не вмешалась – Один ей судья.

Архангел сдвинул ползунок немного назад, вглядываясь не в лицо, но в татуировку певца: шевелящаяся в ритме движений гибкого худощавого тела сова казалась живой, готовой взлететь с человеческой груди навстречу волнующемуся у основания сцены людскому морю.
Ударники начали задавать тему раньше, чем песня превратилась в древний речитатив: странный, сбивающий ритм сердцебиения барабанный рокот. Габриэль посмотрел на время записи: Луна уже почти вошла в тень Земли, заслонившей ее от Солнца, так что напутствие исполнителя прозвучало довольно странно в час, когда в мире не остается даже отраженного солнечного света.

Наши глаза широко открыты
Мы видим, что мир жесток
Свет безжалостен, он не оставляет иллюзий
Не оставляет веры в то
Что любовь и доброта
Действительно существуют.
Мир гибнет, закрой глаза
И пожелай себе ослепнуть.

Кажется, что все кончено
Но все равно существует путь
По которому я поведу вас
И вы унесете свет с собой…

Пожелай себе ослепнуть? Ослепнуть?!
Наверняка незамысловатые словеса рок-вокала не открывали Труд никаких сокровенных таен. Габриэлю – совсем другое дело.
И то, что уходящие по доселе неведомому пути должны будут «унести с собой свет», кажется, срабатывало буквально.

- Ритуальными самоубийствами поддерживали свои силы многие древние существа, кровожадные божки средней руки, связанные с силами природы. Некоторые из нас полагали, что, одушевляя стихии, мы упорядочиваем хаос. Но вышло немного иначе.
Позже люди уверовали в других богов, а эти, страдая от мучительного голода, либо ослабели и уснули, либо растворились в своих стихиях, утратив разумное начало. Мне кажется, мы имеем дело с одним из таких существ. Перед Рождеством в Шлезвиге мне пришлось столкнуться со слепым колдуном, убивающим нарожденных еще младенцев в материнских утробах. Души их исчезали так же странно, как души этих самоубийц.
В песне тоже есть слова о спасительной и добровольной слепоте. Божок, уводящий души во тьму, особо покровительствует слепцам. Он не переносит света, однако нуждается в нем. Не для себя. Что ты знаешь о своем музыканте, Труд?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2184
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5493
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.01.2019] Утро после затмения

#13

Сообщение Thrud Thorsdottir » 06 ноя 2019, 20:53

На какое-то мгновение валькирия прикрыла глаза, и сквозь её облик проступило нечто другое, чуждое, потустороннее; истончилась кожа, обозначились неприятно и резко скулы, но она так ничего и не сказала. Догадаться о том, что думает архангел, ей, сейдконе от самого рождения, сокрытое видевшей порою лучше реального, не составляло особого труда. Да и вечные конфликты детей Яхве и детей Одина тоже ни для кого не были большою тайной, особенно - для них самих.
Они видели жизнь слишком разной.
Не стоит многого ожидать от богов, кто среди всей доблести выделял в первую очередь славную смерть во время боя, за которой следовали бесконечные пиры до самого Рагнарёка. И уж тем более не стоит многого ожидать от пантеона, чей Всеотец ради рун вешался на ветвях и прибивал себя к Древу копьём, а в жертвы принимал повешенных.
У них понятия о воле, выборе и свободе ничем не напоминали общепринятые.

Вмешайся валькирия, чья жуткая сила наглухо пропахла тленом и мёрзлой землёй погребальных курганов, в происходящее, Испания могла бы никогда не оправиться. К счастью для людей, это были чужие земли, и Вилкмерге сделала лучшее из того, что могла для них - осталась в стороне.
Но вместо того, чтобы размышлять об этом, вслух или даже про себя, асинья откинула косу на спину и философски пожала плечами. Тусклые всполохи по существу Гавриила были похожи на северное сияние, от рыжеватых до багряных, и это было даже красиво; но они не должны были ни понимать, ни тем более любить друг друга.
Вражда Эдема и Асгарда была такой древней, что давно уже истрепала свою боевую ярость и стала тусклой, почти привычной. Сложно поддерживать огонь двадцать миллиардов лет - никаких дров не хватит.
Да и незачем.

Медленно потерев переносицу длинными пальцами, валькирия обдумала услышанное.
- Мой народ тоже не гнушался ритуальных самоубийств. Это всегда был надёжный способ добраться до Вальхаллы, если не оставалось надежды на битву. Но видишь, все смерти вели в загробный мир, а тут… Плохо понимаю.
Она снова щёлкнула пальцами, и снова вышел неприятный сухой звук. Труд не особенно любила признавать, что не в силах постичь происходящее, но сейчас был именно такой случай. Всей её мудрости из источника сущего не хватало.
- Только темнота, и всё.

Медленно покачав головой, она убрала свой телефон обратно во внутренний карман куртки, покопалась в рюкзаке, пытаясь найти что-нибудь съедобное. Попался “Марс”. Дева битв пришла к выводу, что неплохо и это; вечно ощущавшая тяжесть голода, который утолить было практически невозможно, она не отличалась особыми вкусовыми предпочтениями.
Послышался лёгкий шелест надрываемой обёртки.
- Почти ничего. Я вообще до сих пор не до конца уверена в его существовании или том, что это одно существо, а не несколько, среди других музыкантов ходят только противоречивые слухи. Связаться с ним напрямую невозможно, есть только электронный почтовый ящик, мы пока не смогли его отследить. На него присылают письма с датой рождения, именем и обратным адресом, текст, музыку, он всё пишет сам и отправляет sd-карты в анонимных письмах. Криминалисты обрабатывали те конверты, которые мне удалось найти, но биологических следов не нашли. Адрес отправителя мы пока тоже не отследили. Пустота. Я собираю слухи по всем этим... Рок-тусовочкам, но надёжность информации не велика. В основном говорят, что он мужчина, что ему около двадцати пяти и что он не показывается на солнце.
Она скомкала пустую упаковку и запихнула во внутренний карман рюкзака, потом вдруг задумалась, замерев на половине движения. Слова архангела вдруг отозвались тревожным гулом.
“Вечная темнота.”
- Но я несколько раз слышала, что он, вроде как, слепой.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Gabriel

[22.01.2019] Утро после затмения

#14

Сообщение Gabriel » 07 ноя 2019, 01:08

Значит, все же слепой.
Габриэль не удивился и тем более не обрадовался.

Пока Дева копья жевала конфету, он наклонился и закрыл Джереми О'Нилу невидяще глаза. Многие люди верят, что глаза – зеркало души, и там, где души больше нет, не стоит лишний раз заглядывать в это зеркало. А там, где зеркало разбито, душа претерпевает порой странные метаморфозы.

- Загробный мир – не единственный путь, только и всего, - напомнил архангел. – Ладно, в том колдовстве, о котором я тебе рассказываю, присутствовал Зов. Призыв для покидающей тело души следовать в определенном направлении. Ничего особенного, душам случается долго блуждать в поисках последнего пристанища, так что многие божества, - и наши, и ваши, и прочие, - становятся проводниками между мирами, помогая душам оказаться там, куда они стремятся.
Так вот, по совету одной… мм… помощницы…

Тут аура Гавриила посветлела, протекла мягким теплом такой интенсивности, что группа спасателей в ближайшем отдалении сначала дружно заулыбалась, а потом растерянно переглянулась, недоумевая охватившей их радости в такое неподходящее для нее место и время. Вспоминая Нину, Габриэль вспоминал и то, что говорил ей. Существ, вроде Темного Садовника, трудно уничтожить. Трудно, но возможно, придется, если выяснится, что история не ограничивается одним лишь Шлезвигом. И сегодняшняя трагедия в лас Колинас – тоже его «заслуга».

- По совету… Я решил последовать этому зову сам. И оказался в довольно странном месте.

Он рассказывал Труд то, что никогда не рассказывал Сауле, находя внезапное удобство в том, что валькирия не станет ни удивляться, ни сомневаться, ни беспокоиться.
- В какой-то момент Садовник… то есть существо, что подчинило себе колдуна, заявило, что его сад нуждается в поливе. В его уютном темном мирке со светом творятся неприятные вещи, похоже, меняется сама его природа. И возможно… просто возможно, но эта рокерская песня, послушай ее…
Гавриил повторил последний куплет, специально выделив «И вы унесете свет с собой…»
- … Тоже разновидность призыва. Но. Тот кто ее исполнил, не был слеп и, как я понимаю, точно так же мертв, как и его слушатели. Вряд ли он был одержим, скорее, просто попал под влияние музыканта, которого ты разыскиваешь. Значит, должен был знать его, ты не находишь?

Помимо дел магических, архангела все еще занимал вопрос, каким образом во все это впутался Джереми. Поэтому он проверил список последних входящих звонков погибшего репортера. Днем накануне концерта О'Нилу несколько раз звонила бывшая жена, это было странно, учитывая рассказ Джереми трехмесячной давности. С глаз долой из сердца вон.
Позвонить Присцилле самому? Габриэлю не хотелось становиться вестником смерти, пускай Гонзалес этим занимается. Но как иначе докопаться до истины?

- Я бы начал с осмотра багажа того парня с совой, - предложил он Труд. - И что там у него за душой, не пешком же он пришел на шоу. А так же круг знакомств и уцелевших поклонников, к этим изысканиям можно подключить бравого испанского капитана.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2184
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5493
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.01.2019] Утро после затмения

#15

Сообщение Thrud Thorsdottir » 07 ноя 2019, 21:09

На мертвеца, слепо смотревшего вверх, Труд не обращала внимания, один раз запомнив то, что остывшее тело могло ей рассказать, а вот за архангелом наблюдала с налётом любопытства. Она размышляла о том, какие отношения могли связывать Гавриила с репортёром, если тот взял и явился из Эдема - или где там возлюбленный сын и глас Иеговы обитал сейчас, - в этот же день.

У дочери Тора были друзья среди смертных. Были бывшие сослуживцы, вечные её братья и сёстры по оружию; быть может, у Гавриила тоже были. Ангелы, как утверждала молва, к человечеству вообще привязаны были много более, чем асы. Языческие боги изрядно охладели к потомкам Адама и Евы за несколько тысячелетий.
- Вы дружили? - Спросила она неожиданно.
В прозрачных глазах впервые за долгое время показался какой-то отлив эмоций, что-то, что отдалённо напомнило сопереживание. Теребя длинную косу, валькирия снова крепко задумалась: ведь что-то не складывалось.
Этот мужчина; он выпадал из того, что ожидали увидеть на рок-концерте, причём выпадал очень заметно. Короткие волосы, обычная одежда, чистая кожа; что уж, сама вёльва, с ног до головы покрытая татуировками, была более понятным гостем для концертных площадок, где пели о боли, убийствах и крови.

Среди фанатов Dimmu Borgir вообще легко сходила за свою.

Труд снова покачала косу меж пальцев, шелковистый кончик, стянутый плотной чёрной резинкой, прошёлся по рукаву тяжёлой куртки, и на грани слышимости появился приятный, лёгкий звук.
- У него есть дети? Или, может быть, племянники? Младшие сиблинги? Он не похож на обычного приверженца философии про рок-н-ролл, наркотики и секс.

От цепкого взгляда шаманки не укрылись тёплые проблески по существу архангела, вспомнившего о чём-то - о ком-то, вернее, - они были светлыми и лёгкими, почти как солнечные лучи, и даже Труд вдруг мягко улыбнулась. Длилось это недолго; рассказ Гавриила слишком сильно отдавал тьмой и предчувствием беды.
Валькирия погоняла шарики-слова туда-сюда по мыслям, обдумывая их со всех сторон.
Всё упиралось в эту тьму, холодную и вязкую, как болото, в которой исчезали души, не оставляя никакого следа. В ту тьму, о которой говорил архангел. В ту тьму, в которой, выходит, кто-то жил.
- Звучит, как какой-то ублюдок от хтонических начал, - дева битв ненадолго задумалась, - или демоньё. Что ж, это многое объясняет… Не знаю, я думаю, что этот парень мог просто спеть кавер, потому что композиция ему понравилась, это не редкость. Нам на руку то, что записанных моих слепым треков очень мало, и он не мог услышать его случайно. Либо умер кто-то из его друзей или родственников под эту музыку, или он заказывал музыку себе сам, но потом передумал умирать.
Она вздохнула, почти по-человечески.

Когда вернулся, раздобыв несколько более-менее качественных записей, капитан, исполненный подходящей случаю мрачности, Труд уже выпотрошила группу фейсбука с программой фестиваля, пролистала комментарии со скоростью десяток в секунду и определила солиста как Альваро Рамоса. Однако нужно было отдать полицейскому должное: если он и удивился просьбе посодействовать в изучении личных вещей музыканта, то не подал виду.
В конце концов, мало ли, что могло прийти в голову этим странным агентам международной криминальной полиции.

Нашёлся и фургончик группы Рамоса.
- Нам нужно что-то определённое? - Деликатно поинтересовался Эстебан.
Майор Асбьёрнсдоттир несколько секунд колебалась.
- Вряд ли, но любая техника будет очень кстати.

Что уж, половина мира XXI века вращалась вокруг интернета, и немало ответов могло оказаться в сообщениях социальных сетей.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Gabriel

[22.01.2019] Утро после затмения

#16

Сообщение Gabriel » 08 ноя 2019, 02:28

На вопрос валькирии Гавриил ответил не сразу.
Пытаясь для начала разобраться для себя, что связывало его с некоторыми из смертных. Дружил ли он с Моисеем, с Соломоном, с Мухаммедом? С теми, в обществе которых провел солидный по человеческому разумению срок. И Джереми…
- Да, возможно, что и так. Дружили. И то, что я никогда больше не смогу вновь почувствовать его присутствие… Неприятно. «Никогда» - это не для бессмертных, нам трудно принять окончательность ухода. Так что именно сейчас я хорошо понимаю людей и их потери.
А дальше ассинья спрашивала правильные вещи.
- У О'Нила есть сын. Приемный. В свое время он женился на женщине с ребенком. С женой у них давно разладилось, в последнюю нашу встречу Джереми похвастался разводом, а вот как у него с мальчишкой…
Этого Габриэль не знал. Но Патрик, определенно, был сейчас в том возрасте, когда такие вот концерты кажутся важным событием.
Если в итоге парень тоже мертв, Присциллу жаль вдвойне. Но почему Эстебан ничего не сказал про это? Они еще не успели установить личности всех жертв? Не проверили эту информацию и не соотнесли, кто есть кто?

Когда вернулся Гонзалес, пришлось прослушать последнюю песню еще раз,- не стоило давать понять полицейскому, что его периодически отсылают прочь, как собаку за палкой, чтобы под ногами не мешался. Зачем после этого они направляются потрошить имущество покойного Рамоса, капитан в принципе понял: последний исполнитель, на выступлении которого началась вакханалия. Но видно было, что испанцу хочется причинно-следственных связей и подробностей.

В обществе майора Асбьёрнсдоттир Эстебан Гонзалес чувствовал себя заметно неловко и напоминал Гавриилу Титаник, маневрирующий вокруг айсберга. А вот к самому Бушару, наоборот, старался держаться поближе. Такая реакция человека на присутствие рядом с ним разных по своей внутренний сути божеств была неосознанной, но при этом совершенно естественной: то, что не контролировал разум, помнили инстинкты, жизнь тянулась к жизни. Если бы по парку лас Колинас сейчас бродили духи, они бы ластились к Труд, а не к архангелу.

- Как видно и слышно из записи, капитан, - стоя уже возле фургончика, принадлежащему группе Рамоса, пояснял Габриэль, - Альваро Рамос пел «в живую», и парни его вживую же играли. Но фоном шла акустическая аранжировка, то есть была еще некая заранее записанная цифровая заготовка. Так вот, низкие частоты, что сводили с ума зрителей, могли быть только там. Этот диск, флешку, даже не знаю, что, но что-то совместимое с концертным оборудованием, нужно найти, там все ответы.
Он прекрасно понимал, что направляет полицейского по ложному следу. И в мыслях недобро помянул АМБ. Но все же добавил:
- Знаете, я не исключаю, что искомое уже успели… изъять. Заметая следы. Времени было достаточно.
И вот теперь испанского капитана ожидала по-настоящему увлекательная охота на ведьм.

Группа Рамоса назвалась Аve Nocturna, Мерседес-Бенц, на котором музыканты прикатили в лас Колинас, был старше как минимум самого Альваро, потрепанный фургон конца 70-х, все еще на ходу, зато его не жалко было расписать граффити и украсить все тем же изображением летящей совы.
- Не заперто, - многозначительно заметил Габриэль.
То ли музыканты, отправляясь на сцену, все самое для них ценное унесли с собой, то ли не запирали фургон из принципа, то ли кто-то уже побывал тут до них.
- Чертовы ублюдки, - с чувством резюмировал испанец, глядя на «творческий беспорядок» внутри «Мерседеса»: судя по запаху, тут регулярно курили травку, много занимались сексом, редко мылись и еще реже прибирались. – Не хотят ни учиться, ни работать, живут без смысла, даже толком не понимая, где реальность, а где галлюцинации от постоянной наркоты, потом устраивают… всякое.
- Людям не хватает веры, - ожидаемо согласился небожитель.
Или смысла жизни.
Или уверенности в завтрашнем дне.
- Он еще и в тюрьме отсидел, - Гонзалес что-то искал в планшете, вероятно пробивал подноготную Альваро Рамоса по своим полицейским каналам. – Там на его глазах один из заключенных пытался покончить с собой. Нашел, чем впечатлиться, недоумок!
Гавриил тем временем ничего не трогал, - все эти кондомы на полу и недоеденный фрайз, обильно залитый кетчупом, словно кровью, - не имели никакого отношения к магии. А ведь именно следы ее присутствия разыскивали они с Труд.
- Что за тюрьма? – спросил он бесцветно.
- Адельсхайм.
«Надо же, какое название, валькирии должно понравиться».

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2184
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5493
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.01.2019] Утро после затмения

#17

Сообщение Thrud Thorsdottir » 08 ноя 2019, 18:38

Пожалуй, желание найти технику в этом фургончике, который напоминал лучшие кадры из документальных фильмов про андеграунд мировой музыкальной сцены, было похвальным, но слабо реализуемым. В достатке были только использованные и запечатанные презервативы. И ещё травка.
Не то, чтобы Труд не одобряла.
Северные боги вообще были любителями развлечений. Дочь Тора со своей прохладной меланхолией, быть может, и выбивалась из общего семейного наследия, зато все её три старших брата могли бы запросто устроить Рамос и его группе мастер-класс по тому, как надо жить.

Нашёлся и кокаин, вечный спутник развесёлых мероприятий от заката до рассвета, хотя насчёт его чистоты были определённые сомнения. Валькирия подозревала, что ребята, не покончи они жизнь самоубийством, умерли бы от некачественных, но очень интересных препаратов.
Пришла пора капитана Гонзалеса тяжело вздыхать.

Сейдкона подняла на него прозрачные глаза, в которых был лёд январских фьордов, и спросила:
- Адельхайм - это разве не Германия?
Мягкий, бархатный голос, обволакивающий своим звучанием, точно тёплое одеяло, ничем не вязался с её внешностью. В воздухе неожиданно потянуло лёгким ароматом хвои.
Полицейский, заметно расслабившийся вдруг, кивнул:
- Так точно. Для несовершеннолетних.

Труд задумалась, потом стянула одну из латексных перчаток, вытащила свой смартфон и набрала кого-то. Перешла на норвежский. В её тоне внезапно прорезались сильные командирские интонации, ощутимые даже в мелодичной скандинавской речи с тягучими гласными.
Технический специалист Лео, у которого просто не было выбора, искренне пожелал Вигдис провалиться в Хельхейм и, судя по звукам, поплёлся одеваться, чтобы добраться до офиса NCB. Валькирия проигнорировала его негодование разбуженной на рассвете совы со сдержанным равнодушием.

Они ещё немного поговорили с Гонзалесом; вёльва, внявшая ранее звучавшей просьбе Гавриила, закрепила живое и твёрдое убеждение капитана в том, что следует искать источник инфразвука и вообще как следует покопаться в заговорах. Для Испании, которую за полгода потрясли целых два крупных теракта, это было восхитительно удобной версией.
На время испанцы даже драму о том, должна ли Каталония быть автономной или нет, отложили в сторону: общие беды работали для человечества надёжным фактором сплочения и единения.
Примерно через час, когда фургончик оставили криминалистам, поворошили без особого успеха пару телефонов группы и даже осмотрели труп самого Рамоса (перерезанное горло и язвительная улыбка, оставшаяся с ним навечно), перезвонил Лео, ещё раз пожелал Вигдис провалиться, но после перешёл к конструктивной критике событий.
Валькирия, присев на высокую колонку у самой сцены, которую ещё не разбирали, слушала, прижав телефон к уху плечом: приводы за мелкое хулиганство, срок за наркотики, отсидел, вышел, куда-то уехал, больше не привлекался, хотя добропорядочным членом общества едва ли стал.

Куда больше Труд заинтересовал неудачливый самоубийца.
Юрген Кестнер сидел за ДТП, произошедшее в Шлезвиге; а сегодня валькирия уже слышала про этот городок на границе с Данией. В совпадения она верила не слишком сильно.
Привычным жестом потерев переносицу, вёльва рассказала об этом Гавриилу, мгновение помолчала, потом добавила:
- Только дальнейших следов Кестнера не существует. Лео говорит, что он вышел из тюрьмы и вроде как… Просто исчез. Ни налогов, ни поисков работы, ни договоров, ни жилья, ни транзакций. Он мог сменить личность нелегально, но тогда отследить его через систему невозможно.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Gabriel

[22.01.2019] Утро после затмения

#18

Сообщение Gabriel » 09 ноя 2019, 02:11

- Значит, Юрген и есть тот подросток, что убил жену Франца Холмса, - заключил Габриэль очевидное. Действительно, это было не совпадение, а уже однозначная связь. Франц пытался наложить на себя руки, будучи не в силах жить без своей Эльзы, Юрген сделал тоже самое, вероятно, раздавленный чувством вины за смерть молодой, к тому же беременной женщины. Но оба они не умерли. Франц ослеп и изменился. А Юрген Кестнер?
- Не исключаю, что нам понадобится помощь колдуна, - предположил архангел безрадостно. Он надеялся, что излечил сына пастора светом, но поиски убийцы жены практически наверняка потребуют все и без того подорванные душевные силы этого человека без остатка. Это была жертва. Которую придется принести, но Гавриил в принципе не любил жертвы, на которые люди всегда оказывались столь щедры.

Пока они осматривали фургон, день окончательно вступил в свои права, солнечный и теплый, он напоминал, что жизнь продолжается, пусть и не для всех. В парке лас Колинас стало еще больше полиции, кажется, все доступные национальные и муниципальные силы стягивались для ликвидации последствий ночной драмы. Появились телевизионщики, - куда же без них. Над головой кружил полицейский вертолет, и ясно было, что жертвами выступления группы Рамоса сделались все же не все пятьдесят тысяч зрителей, о которых говорил капитан Гонзалес. Те, кто оказались далеко от сцены или не расслышали «погребальной песни» как следует, испытали чувство панического страха и разбежались по парку, теперь спасатели прочесывали окрестности в поисках растерянных и дезориентированных молодых людей, нуждающихся не столько в помощи пармедиков, сколько в участии психотерапевтов. Пока всё, что могло предложить им общество, это теплые одеяла, вода с электролитами и успокоительное. Так же выяснилось, что имеется некоторое количество пострадавших, которые пытались покончить с собой, но не преуспели, банально не сумев подыскать подходящее орудие самоубийства. Бедолаги с разбитыми лбами выглядели жалко, но Габриэль, глядя на них, представлял себе людей, с остервенением бьющихся головами о стволы деревьев, и в этом не было ничего, совершенно ничего забавного. Разве что кроме того, что все это идеально вписывалось в гипотезу, что он предложил Эстебану.

- Сеньор!
Архангела каким-то удивительным образом отыскал водитель, что привез его из Мадрида. Следом за мужчиной брела закутанная в одеяло девушка лет семнадцати.
- Ваша племянница? – догадался серафим.
- Да, представляете, нашел ее у спасателей. Поначалу вообще меня не узнавала, сейчас вроде получше стало. Вас, сеньор, мне сам бог послал, - пожилой испанец с чувством перекрестился.
«Если бы «бог послал» его сюда днем ранее, - думал Габриэль, - жертв могло бы быть намного меньше».

- Он мертв? – внезапно подала голос девушка, кажется, дядя говорил, что ее зовут Мария. – Альваро. Я знаю, что он мертв.
Она жалобно всхлипнула, неловко размазывая слезы по бледным щекам, и небожитель насторожился. Снова совпадение?
- Какой Альваро? Рамос?
- Гребанный рокер, татуированный совой, - подтвердил дядя Марии. – Она втюрилась в него, как кошка, Если он подох, то и поделом ему, никчемный парень. А тебя бы ремнем, дуреха. Пониже спины.
- Так, постойте, - неожиданно было, что Мария знает Альваро, влюблена в него, но при этом осталась жива. – Думаю, вашей племяннице пошел бы сейчас на пользу разговор…ну, такой, женский.
Габриэль кивнул на Труд, таксист тоже уставился на валькирию, и на его вытянувшееся лице явно читалось: вот это – женщина? Высокие татуированные северянки, кажется, были не в его вкусе.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2184
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5493
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.01.2019] Утро после затмения

#19

Сообщение Thrud Thorsdottir » 10 ноя 2019, 23:15

- Возможно, но я бы не стала рассчитывать на то, что от него будет много толку, - рассеянно заметила валькирия, - ну, знаешь, по моим ощущениям всепрощающих среди людей мало, а человек, который согласился приносить в жертву младенцев, уж точно не тянет на великомученика. Если бы этот… Франц, если бы он мог найти виновного в смерти жены, он бы его наверняка постарался погубить, хорошо наведённое проклятие - следов потом не найдёшь. А я подозреваю, что Юрген всё ещё жив. Лео соберёт всё, что сможет, может быть, у него есть какие-нибудь родственники, бывшие знакомые, хоть кто-нибудь, кто что-то от него сохранил. Будут личные вещи - будет проще.
Она не стала уточнять, в чём именно, но догадаться было несложно: дочь громовника славяне из разных земель долго почитали покровительницей охоты и следопытом, и эти знания никуда не исчезли. Труд умела брать след лучше любой из гончих, выросших что в земном мире, что в иных.

Ответив подошедшему пожилому мужчине взглядом, теплота которого приближалась к арктической, вёльва только фыркнула и тряхнула головой. Толстая медная коса перелетела с плеча на спину. Видимо, считая, что нервных потрясений с испанца хватит и тем, что у него есть семнадцатилетняя племянница, которая предпочитает несколько асоциальных объектов в качестве объекта обожания, асинья не стала даже язвить.
В конце концов, что с этих южан взять.

Она показала значок.
- Майор Асбьёрнсдоттир, Интерпол.
- Астб… - Попыталась воспроизвести Мария, но, кажется, принципы образования исландских имён ей близки не были.
- Вигдис, - заключила валькирия, - лучше Вигдис. Пойдём, расскажешь про Альваро, у меня много вопросов к тому, что это было. Позаимствуем салон машины у кого-нибудь из местных ребят. Хочешь “Марс”?
Если хорошо покопаться в рюкзаке девы щита, то можно было выяснить, что запасливая она, как белка перед холодной зимой. (Жаль только, что с перевозкой алкоголя в открытом виде обычно были некоторые проблемы, и приходилось довольствоваться шоколадом.)

Когда женщины уходили, можно было разобрать, как Труд вполголоса рассказывает, что все они когда-то сталкиваются лицом к лицу с несчастливой любовью. У неё лично такая история тоже была - да и у кого подобной не было.
Гавриил, видящий намного больше людей, наверняка мог бы заметить, как золото сейда, что умеет исцелять и душу, и разум, стекает с длинных женских пальцев.

Сдав через час Марию на руки её не слишком довольному дяде и проводив их за полицейский кордон, чтобы девчонку, и без того уже получившую море неприятностей, никто не перехватил, Труд обдумала услышанное. Ей удалось прихватить у молоденького сержанта, которому, видимо, татуированные монументальные северянки вполне даже подходили по вкусу, термос с кофе, и теперь она задумчиво пила прямо из горла, мало заботясь температурой.
Задумавшись, валькирия без вреда для себя могла бы пить что кипяток, что жидкий азот.
- Интересная девочка, - поделилась она с Гавриилом чуть погодя, когда удалось его найти, - не дура. Они поцапались с Альваро прямо перед его выступлением, потому что этот товарищ очень хотел красивой смерти, а Мария, насколько уж она мне смогла объяснить, хотела наоборот - с ним жить. Вообще она много рассказывала, но меня заинтересовал вот этот… Сейчас… Момент.
Немного поругавшись с голосовым помощником, вёльва включила запись, перемотала вперёд.

Высокий девичий голос звучал уже совершенно без надрыва и даже обстоятельно:
- Да я особо ничего и не знаю, конечно, но Альваро мне с месяц нудел, что он встречался с автором этих песен, его знатно заело на этом всём, он чуть ли не в ранг пророка этого парня возвёл. Всё твердил, как тот понимает философию смерти, что за гранью всё совсем иначе, а здесь не за что держаться. То ли это он сам, то ли музыкант так говорил, не знаю.
- А ты с ним не встречалась? - Это уже Труд.
Лёгкий шелест, кажется, девчонка перекладывала одеяло, которое выдали ей спасатели.
Или нет, скорее шоколадка.
- Нет… Альваро один ездил, куда-то в Германию вроде. На автобусе. Ненавижу автобусы, меня в них укачивает. Месяца два назад это было. В середине ноября, что ли, около того.
Труд нажала на паузу.
- Лео сейчас поднимет билеты из вокзальных систем, Рамос покупал их официально. Похоже, нужно в Германию.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Gabriel

[22.01.2019] Утро после затмения

#20

Сообщение Gabriel » 11 ноя 2019, 06:32

Когда женщины ушли, мужчины остались вдвоем.
- Как там? – спросил Габриэль, предполагая, что таксист, оббегавший весь парк в поисках племянницы, на эмоциональном уровне знает о происходящем больше, чем мало подверженные волнениям божества, и в то же время сам испытывая смутное, но неприятное чувство вины за случившееся. Наверное, ему не стоило затевать игру в Тесея и Ариадну с Сауле и не стоило покидать Темный Сад и его Садовника, не уничтожив первое и не припугнув, как следует, второго.
Желание исправлять свои ошибки в равной степени свойственно и смертным, и бессмертным, а возможности… их, удивительное дело, никогда не хватает.
- Так много погибших, что молитвы в горле застревают, - в сердцах бросил испанец. – И все из-за чего? Чего им не хватало, сеньор? Не в средневековье, вроде, живем, вот так из кожи вон лезешь, чтобы обеспечить своему ребенку счастливую жизнь, а ребенок идет и убивает себя.
- Да, очень глупо, - согласился архангел. – Проводи меня к пункту сбора пострадавших, Ты ведь знаешь, где это?
- А Мария? Думаете, с ней все будет в порядке?
- Уверен, твоя племянница в надежных… хм, руках», - заверил Гавриил, хотя сам он мало что доверил бы Деве копья.

Через полицейский заслон попустили первые автобусы. Но посадку в них еще не начинали. Уцелевшие после концерта молодые люди почти не разговаривали между собой, будто опасаясь даже случайно вспомнить о событиях минувшей ночью. Многие, особенно девушки, плакали. Габриэль прошел через эту юдоль скорби, оставляя за собой длинный шлейф света, недоступного человеческому зрению, но ощутимого всеми соприкоснувшимися с ним живыми существами. Он вычищал людские ауры, выжигая из них грязь чужеродной магии, которая могла бы отравлять эти юные души на протяжении долгих месяцев, а может, и лет. Но главным образом архангела интересовали несостоявшиеся самоубийцы. Как он уже успел уяснить, именно к ним Темный Садовник питал особый интерес, пускай одних он убил и души их потеряны, но уцелевших злобное дитя Тьмы не получит.
- Знаете, вы очень странный, сеньор, - таксист, определенно, что-то чувствовал, но объяснения для собственных ощущений у него не находилось. – По-хорошему странный. Надежный.
- Светлый, - подсказал Габриэль.
- Да, именно так, светлый.
- Ступай к своей Марии, если увидишь рыжего майора, скажи ей, что я здесь.

Удивительно, но приемного сына Джереми архангел узнал сразу, хотя видел его только на фотографиях. И даже несмотря на то, что на лице парня красовался внушительный, в полподбородка синяк.
- Патрик?
- Юноша испуганно обернулся на этот оклик, глаза его были темны из-за избытка адреналина, и предвидение, которое иногда накрывало Гавриила, внезапно дало о себе знать. Левое запястье Патрика О'Нила было перебинтовано – вскрывал себе вены? В пользу этого предположения свидетельствовала и бледность, которую писатель Габриэль Бушар назвал бы пронзительной, а врачи буднично объяснили бы кровопотерей.
- Кто вы? – спросил Патрик нервно.
- Вам нельзя тут быть, сеньор, - добавила от себя медсестра, пытавшаяся сделать юноше укол, и замерла, глядя в посветлевшие глаза архангела, как кролик замирает перед удавом.
- Я друг Джереми, Патрик. Меня попросили приехать.
- Зачем? Ему уже все равно. Он мертв.
- Голос молодого человека дрожал и срывался. Но он должен был Габриэлю этот рассказ, и говорить ему придется.
- Ты это видел, да? Своими глазами?
- Да… То есть, нет…
Аура Патрика странно мерцала, высвечивая отчаяние и чувство вины. Как раз то, что привлекает существо из Тьмы?
- Мне не нужно было ехать на этот проклятый концерт. Я наткнулся на флэшмоб в сети, приятели взяли меня на «слабо», да неважно. Все уже неважно.
Он коротко всхлипнул, но продолжал рассказывать.
- Когда все началось, я попытался вскрыть себе вены, это не так просто, как пишут в книгах, перочинный ножик оказался тупой, я просто ковырялся им в руке, а потом появился Джереми. Мать послала его за мной, а Джереми… вы его знаете… найдет кого хочешь где хочешь. Он кричал, чтобы я прекратил, но я не слушал, и тогда он меня ударил. Так сильно, что я просто вырубился. А когда очнулся, все уже были мертвы. И Джереми тоже. Он перерезал себе горло моим ножом… Я бежал прочь, потом куда-то брел в ночи, потом полз. Потом потерял сознание. А утром меня нашли. Это моя вина! Его смерть - моя вина, понимаете!
«Да, это так».
Гавриил кивнул.
«Она источит тебя изнутри, а потом появится некто, кто пообещает все исправить. И уведет во тьму. А я... буду ждать».
Вряд ли Джереми пришел бы в восторг, знай он, какую судьбу уготовил его «друг» его приемному сыну. Но… так суждено. Архангел не был уверен, что сможет самостоятельно, без магии чужого Зова, найти путь в Темный сад. Но когда Садовник потянется к Патрику, он обозначит себя, и тогда все и случится.
Ничего более не говоря, Габриэль пошел прочь. И очень скорого его нагнала валькирия.

- Что ты собираешься делать с музыкантом, когда найдешь его? – спросил он, выслушав рассказ Труд. Клубок потихоньку распутывался, и все же люди – следствие, а не причина. Сбросишь с доски одну пешку, на ее место противник выдвинет новую.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2184
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5493
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.01.2019] Утро после затмения

#21

Сообщение Thrud Thorsdottir » 11 ноя 2019, 10:26

Телефон, померцав экраном, объявил, что разрядился; асинья, вздохнув, полезла за внешним аккумулятором. Человеческая цивилизация хорошо продвинулась вперёд за последние двести лет, но вот автономности в источниках энергии всё ещё заметно не хватало.

Когда там научные фантасты и советская пропаганда с “атом в каждый дом” окажутся правы, было неясно.

В ответ архангелу Труд просто пожала плечами. Ей даже немного польстило, что Гарвиил использовал “когда”, а не “если”; кое-кто из его братьев не преминул бы пройтись по тому, что для этого должно крупно повезти, ведь слепец ускользал от поисков не хуже зрячего.

- Пока не знаю. Не встретив его лицом к лицу, я не понимаю, насколько он опасен на самом деле. Сейчас он играет с вещами, которые не должны быть у людей, но ты сам сказал, что там, во тьме, есть что-то ещё, ваш демон или наша полуночная тварь, нет особой разницы. Сам по себе музыкант вряд ли что-то значит, он похож на такой же инструмент, как его песни.

Валькирии - вестницы смерти, ходящие средь павших и достойных уводящие с собой, но они - не судьи. Дочери Тора не было особого дела до того, кто и ради чего умирал, в конце концов, все люди были сотворены смертными.

Её интересовали только души мертвецов, которые уходили в никуда. Для неё, проводника и шамана по праву рождения, было очевидно, что ничем хорошим нарушение заведённых порядков не закончится.

Моргнув экраном, смартфон оптимистично чирикнул о почте. Рассеянно пролистав письмо, женщина привычным жестом коснулась кончиками пальцев переносицы, несильно сжала; так отчего-то легче думалось. Она вспоминала, когда увидела эту странную черноту вместо душ впервые.

Финляндия, подростки, случайно и как-то подозрительно удачно оказавшийся по соседству дьявол; тогда она ещё не догадывалась, что всё намного сложнее. Мария же говорила про середину ноября.

Были ли шансы, что музыкант остался в Майнце?
Небольшие, конечно; но сейчас Труд готова была хвататься за что угодно. Ощущение, что дальше будет только хуже, не покидало - упорно казалось, что нужно торопиться.

“Почему вообще Майнц.”

Тяжело вздохнув, Труд прикинула по карте квадрат, который предстояло обойти. Точного адреса не было, Лео вычислил по постам в фейсбуке Альваро примерный район, где тот мог оказаться в середине ноября, а дальше можно было только призывать брата-Улля с его удачей и уповать на человеческую память.

Рамос был уже мёртв, даже след его был бесполезен.

Полицейского, как и волка, чаще всего кормят ноги, Вилкмерге же была и тем, и другим.

Она пощёлкала пальцами, снова всё тот же сухой, резкий звук, такой же, как её взгляд, когда шаманка смотрела в никуда. Но сейчас там всё было сокрыто туманом, и это было неприятным чувством. Как будто валькирия тоже ослепла.

- Музыкант послужит мне проводником. А дальше… Не знаю. Дальше - как сложится.

Может быть, ему лучше умереть. Ценность что своей, что чужой жизни у девы битв была не слишком-то высока.

Закинув на плечо вторую лямку рюкзака, женщина застегнула куртку, постояла несколько секунд неподвижно, прикрыв глаза. Прокручивала раз за разом в голове сегодняшнее утро - с первого кофейного стаканчика, протянутого архангелом.

- Ты помог мне, - сказала она наконец, - я благодарю тебя и буду должна тебе. Когда мне удастся узнать что-то про того, кого ты назвал Садовником, я отправлю к тебе своих птиц. До встречи, Гавриил.

И она ушла прочь, истаивая из человеческого восприятия, как призрак - или как дым от костра. Прошло всего несколько минут, и о ней уже почти забыли, черты присутствия Труд изгладились, и только с большим усилием кто-то смог бы вспомнить, что говорил сегодня с кем-то из Интерпола.

Но с кем и о чём, того уж было не упомнить.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя