[06.02.2019] In the Woods

Ответить
Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 11 янв 2020, 00:14

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
зима.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Мидгард, Великобритания (примерно).
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Tyr, Thrud & маленькая армия неписей.

СИНОПСИС: А затем поднялся ветер,
и в нём мы услышали смех.


Пока владыки заняты своими делами, при Дворах туата по-прежнему кипят страсти и заговоры, в последнее время значительно переходящие границы обычного и разумного. О том, вернулся ли на самом деле Верховный Король, ходят самые разные слухи, ведь видели его только во время бедствий - от разрушений до Дикой Охоты.
Не понять, кто в самом деле принимает жертвы, король - или лишь назвавшийся им глупец.
И когда дела становятся совсем плохи, а истину найти самим не удаётся, туата решают пойти к той, кого видели рядом с королём - к дочери громовника-Тараниса.
Когда никто из живых не откликается, на мёртвого уповать - не такое уж и безрассудство.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#2

Сообщение Týr Hymirson » 12 янв 2020, 00:39

"Siehst Vater, du den Erlkönig nicht!
Den Erlenkönig mit Kron' und Schweif?
«Mein Sohn, es ist ein Nebelstreif.»
Erlkönig, Johann Goethe
Имболк, 1972 год, Уэльс, графство Кередигион.
Было тихо, настолько тихо, что приближение автомобиля было слышно почти за километр. Деревья стояли не шевелясь, по земле стелился туман, птицы молчали. Контрастом к тишине в машине играла музыка и водитель с маленькими пассажирами весело подпевали Стиви Уандеру, но стоило только машине въехать в лес, как дети замолчали. Отец пропел несколько слов в одиночестве, прежде чем сообразил, что его никто не поддерживает.
- Эй, - ещё весело спросил он, - что случилось?
- Пап, - очень серьёзно сказала девочка с заднего сидения, - меня кто-то позвал по имени.
Почему-то не возникло вопросов о том, что это кто-то из её братьев так шутит - парни были напуганы не меньше неё. Только сидящий на переднем сидении старший ещё держал себя в руках.
- Да ладно, Джейн, кто здесь может позвать тебя по имени?
- Джорж, - от вихрастого парнишки, который подавленно молчал, можно было ждать этих слов, но от крохи в очках и с книжкой по ботанике на коленях - нет, - я тоже слышал.
На страницах увесистого фолианта был подробно, до среза плодов, нарисован падуб.
- Майкл, - водитель отвлёкся от дороги, - ты вообще о чём?
- О голосе, - малыш поправил очки, - я тоже его слышу. Он зовёт нас.
Девочка вдруг зевнула.
Джорж дёрнул отца за плечо.
- На дорогу смотри! - Довольно грубо бросил он. Вообще-то он был прав, ровно посреди полосы стояла человеческая фигура. Водитель вывернул руль, машина вильнула и вылетела в кювет. Мужчина приложился головой и потерял сознание. Сколько он был в отключке - неизвестно. Разом встали все часы. Но когда пришёл в себя, детей уже не было. Всех четверых.

Имболк, 2019 год, Уэльс, графство Кередигион.
Разбитая машина стояла на крыше. Вокруг машины растерянно ходил мужчина в возрасте, пытаясь понять, куда подевался его сын. Маленькие следы терялись во влажной хвое и уходили в туман.
- Питер! - Звал он, напряжённо вслушиваясь в мёртвую тишину. Он ждал или ответа от сына, или звука сирены полицейской машины, которую вызвал вместе с эвакуатором. Но ответа не было.

06.02, 2019 год, Норвегия, где-то рядом с Берестом.
Февраль выдался снежным, но в этот день мело особенно нещадно, стемнело раньше положенного, гремел гром. Снежная гроза не беспокоила путника, который шел по сугробам, словно по хорошо утоптанному насту, не оставляя следов. Он был молод, светловолос, и до отвращения красив. Юное лицо выглядело высокомерным и мрачным, но уверенным - он знал, кого ищет.
Ему жизненно необходимо было найти её - ту, о которой говорили те, кто участвовал в Охоте. Только она была прилюдно коронована верховным королём, если это, конечно, он. Поводы сомневаться были - самозванцев за последнее время было предостаточно и все выглядели так же, как он. Но только этот смог удержать свору от того, чтобы она превратила благородное развлечение в балаган бессмысленных убийств. Даже если этот самозванец - не король древности, он определённо хорош и может заинтересоваться тем, чтобы занять пустующее место в сиде под Тарой, которая больше не хранит белый плащ и венец короля.
Юноша был уверен, что сможет заставить коронованную девицу помочь, стоит только рассказать о том, что в жертву приносят детей. Он зябко передёрнул плечами, вспомнив детское тело изуродованное до неузнаваемости на алтаре, который принадлежал Нудду. Он сам не брезговал человеческими детёнышами, их эмоции были во много раз вкуснее, чем у взрослых, но так играть с едой могли только неблагие. Ни одной целой кости, сердце вырвано, все остальные потроха перемолоты в кашу. Мерзко. И любопытно. Что неблагие находят в человечине?
Из лютой пурги показались строения, которые, видимо, и искал юноша. Дойдя до ближайшей двери, он постучал, даже не подозревая, что это сарай с инструментами. За стеной что-то грохнуло. [AVA]https://c.radikal.ru/c42/2001/04/b10740a7e675.jpg[/AVA] [NIC]Tuatha Dé Danann[/NIC]
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#3

Сообщение Thrud Thorsdottir » 12 янв 2020, 12:26

Минуты через полторы с тихим, едва слышным скрипом приоткрылась дверь, и наружу выглянуло что-то маленькое, серебристо-белое и всё покрытое шерстью, с длинными ловкими пальцами, что лежали на досках, подобно паучьим лапкам. У существа были огромные совиные глаза, ярко-оранжевые, блестевшие отражённым светом, и странной, звёздчатой формы зрачки.
Некоторое время домашний дух потратил на то, чтобы внимательно изучить непонятного гостя, который зачем-то стучал в его обиталище, а затем застенчиво улыбнулся маленьким чёрным ртом. Говорил он, подобно всем его маленьким сородичам, совсем плохо, знавая всего пару десятков простых фраз, и предпочитал держаться в тени, пугливый и нерешительный. Но обладал врождённым, искренним желанием помогать - потому, в общем-то, он у прибился к шаманкам, с удовольствием ковыряясь в домашних делах.
- Nei, nei, - прошептало-пропело существо.
У него был высокий, протяжный голос, очень похожий на птичий.
- Þar. Farðu.
Дух показывал суставчатым пальцем видневшийся сквозь пургу большой трёхэтажный дом, в окнах которого горел свет. Расчищенной дороги не было, сёстры-валькирии ждали, пока метель закончится, чтобы не тратить время понапрасну; только несколько протоптанных тропинок, в которых виднелись отпечатки следов.
Лап, что размером побольше медвежьих.

Сам владелец мощных лапищ, исполинских размеров волк, стоял посреди сугробов и созерцал гостя с расстояния двух с половиной прыжков, приоткрыв огромную пасть. На широкой грудной клетке красовалась ярко-красная шлейка.
Любитель снега, Фенрир с удовольствием носился по конеферме во время буранов, смиряясь даже с тем, что после его каждый раз нещадно мыли и вычёсывали в четыре женских руки.
- Þar, - ещё раз уточнил дух.
Дверь сарая тихо закрылась.
Хродвитнир же, убедившись, что его заметили, открыл пасть ещё шире и дважды вильнул хвостом, выражая приветствие. Его простодушная натура не вмещала осознание того, что, увидев зубастое чудовище объёмом с хорошую лошадь, гости в лучшем случае решат, что сюда им на самом деле не надо.

Волк повёл мордой, принюхиваясь; гость казался странным. Он был похож на альва, но не совсем, и пах тоже похоже на альва, но не совсем. Спустя несколько секунд Фенрир понял, что к ним пожаловал кто-то из племени детей Дану, и даже почти удивился.
Впрочем, он знал, что дочка Тора нынче не только замужем, но вроде как благодаря этому имеет какие-то династические права на очередной никому ненужный престол королей туата. Если этот заявился к ней, то ему повезло.
Почти.
Труд, по крайней мере, была дома, и уже была не настолько мрачна, как два дня назад, когда вернулась из какой-то очередной бессмысленной поездки в никуда. Шансы выжить при встрече с ней у незнакомцев снова поднялись выше нуля - даже при попытке принести какие-то не особо радостные вести.
- Эй, ты! - Басовито рыкнул Фенрир, сделал шаг назад. - Если ты не собираешься стать снеговиком, то двигай сюда! Тебя в доме небось ждут уже.
От двух сейдкон, что жили со своей силой с рождения, на конеферме вообще мало что могло укрыться. Птицы и звери, духи и сама земля охотно рассказывали им обо всём, что происходит.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#4

Сообщение Týr Hymirson » 14 янв 2020, 21:42

Туата совершенно не ждал, что перед ним окажется домашний дух, который осмелится заговорить с ним, истиным сыном Дану. Но он заговорил и результат был непонятен для того, кто никогда не жил среди людей и уж тем более среди асов. Туата машинально оглянулся на дом, в который тыкал пальцем лохматый наглец. Потом посмотрел на дорожку и содрогнулся. Дух очевидно собирался отправить его на съедение какому-то монстру. Но, что самое отвратительное, молодой туата почувствовал хладное железо в количестве намного большем, чем обычно в домах смертных. Содрогнувшись всем телом, он отшатнулся и от духа и от разверзтой двери сарая. Дух видимо почувствовал ужас гостя, поэтому закрыл дверь, ещё раз отправив его на съедение.
В том, что его собираются съесть, туата убедился быстро: чудовищного волка было сложно заметить в сумраке и вьюге, но сын Дану разглядил. И ужаснулся. Куда там монстрам из неблагих! Хотя было бы интересно, насколько быстро эта огромная тварь справится с накилеви. На один зуб ему монстр из глубин Аннуина или нет? А если с Адданком?
Туата не знал о том, что тот змей, о котором он думал, и монстр, который предстал перед ним - дети одной матери. Но Адданк был как-то ближе его пониманию, чем монструозный волчара, раззявивший пасть, чтобы подзакусить благим. Юноша уже, было, решил, что живым и без боя он не сдастся, как монстр заговорил и голос его перекрывал гром. Туата ждал угроз или пафосных речей перед тем, как его начнут убивать, и даже думал, что ослышался, но нет, гигантский волк в ответ на изумлённое "что?" спокойно повторил то, что сказал. Снеговиком юноше стать не грозило, он всегда приходил с грозою, зима ли, лето ли. Непогода была его сутью как сутью Аргетлама были воздух и война.
- На завтрак? - Дерзко уточнил туата, делая шаг навстречу собственной гибели...

... которая не состоялась.
До дома он дошёл безо всяких происшествий, к своему немалому удивлению. Все эти странности злили туата, он презирал себя за страх и очень хотел выместить злость на двери, до стоило занести кулак, чтобы грохнуть по ней от души, как дверь распахнулась сама. Из дома тянуло теплом, травами и хвоей. Очень странно было ощущать себя на месте простых людей, очутившихся в сказке.
- Чего стоишь? - Пробурчал волк, - иди, пока не выстудил, ждут тебя, говорю же.
Юноша шагнул внутрь, дверь за его спиной захлопнулась, к немалому облегчению оставив огромного волка снаружи. Нервировала тишина, но она казалась менее пугающей в сравнении с исполином. Выдохнув, юноша взял себя в руки и нагло заявил:
- Дорогая, я дома! [AVA]https://c.radikal.ru/c42/2001/04/b10740a7e675.jpg[/AVA] [NIC]Tuatha Dé Danann[/NIC]
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#5

Сообщение Thrud Thorsdottir » 15 янв 2020, 21:18

Убедившись, что сын Дану вылез наконец из своей кататонии, вызванной не иначе, как восхищением перед мощью лапищ, и захлопнул за собой дверь, Фенрир оглушительно чихнул и умчался дальше. В белой мягкой метели его огромный силуэт, с большой самоотдачей скакавший по сугробам, казался видением родом из старых сказок.
В том, что новости ему перескажут в подробностях и даже в театральной форме сценок, волк не сомневался. Они - к тихому неудовольствию всех остальных обитателей конефермы - прекрасно спелись с Лейкни, который обожал изображать чужие голоса примерно так же сильно, как препарировать воспоминания, зеркалом лежавшие в мёртвых глазницах.

В доме было тепло и не то, чтобы многолюдно, но многозверно. На гостя уставились минимум четыре пары глаз, принадлежавших котам всех форм и размеров, один из которых явно имел где-то в близких родственниках рысь.
Очень близких. Примерно в родительских.
В прихожую, большое помещение, отделанное деревом и камнем, выплыла прелестная светловолосая девушка, в чьих наивных широко распахнутых глазах регулярно тонул какой-нибудь мужчина. Во внешности и манере поведения Хносс от матери взяла намного больше, чем когда-нибудь согласилась бы признать.
- Дорогой, а я не ждала тебя так рано, - пропела она чарующим бархатным голосом.
У входа в кухню, что был по правую руку, кто-то тихо, но отчётливо засмеялся.

Труд, привалившись плечом к дверному косяку, созерцала идиллическую в своей концентрации взаимных намёков картину встречи дочери богини красоты и туата, что сделали соблазнение своей философией.
В одной руке она держала бутерброд. Смертельное чувство голода, гнавшееся за валькирией по пятам, дома обострялось больше обычного, так что припасы в холодильнике таяли лишь чуть медленнее, чем поставлялись вновь, а блаженное чувство насыщения почти не задерживалось.

На чёрной объёмной толстовке у асиньи красовалась огромная надпись “с нами Тор”, но всю суровость облика дочери громовника несколько портили махровые носочки с узорами в оленей.
- Хносс, притормози, - попросила Вилкмерге, - есть подозрение, что он всё-таки не к тебе.
- Не будь жадной.
Труд вновь посмотрела на сестру с бесконечным терпением каменной статуи. В её взгляде отчётливо читалось “конечно, родная, только давай сначала поймём, какого хеля происходит на этот раз”.
Вечно юная богиня всплеснула руками и, одарив туата ещё одной многообещающей улыбкой, испарилась куда-то на второй этаж, прихватив с собой кота. Остальные потянулись за ней сами.

На плече Труд, покачиваясь, восседал огромный ворон, лениво тягавший клювом верёвочку от капюшона толстовки. Шаманка не обращала на его настырность никакого внимания. Её льдистый, настороженный взгляд прошёлся по гостю вверх-вниз, словно она внимательно оценивала, чего же от него ждать, потом медленно кивнула сама себе.
- Пошли.

В гостиной горел камин, бывший единственным источником освещения. Женщина упала в массивное кресло, вытянула длинные ноги, взмахом руки указала туата как-то на всю мебель разом. На белой коже - птицы и звери, цветы и листья; они двигались в бликах пламени, точно были живыми.
- Можем пропустить прелюдии и заверения в обоюдно добрых намерениях, чтобы сразу перейти к делу. Зачем пожаловал в наши гостеприимные северные края?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#6

Сообщение Týr Hymirson » 26 янв 2020, 02:48

Молодому духу было интересно, какая она - коронованная повелительница Охоты. Похожа она на Неблагих, или нет? Он судил исключительно по себе и тем, кого привык видеть в дикой своре, но результат превзошёл все его ожидания: неземное создание смотрело на него с интересом блудливой кошки, по крайней мере сыну Дану казалось именно так, потому что остальные кошачьи смотрели на него с глубоким презрением. Неужели это она? Хороша, такая подошла бы любому тута, да и голос не хуже. И игру его поддержала. В руке юноши расцвёл снежный цветок, который он собрался было протянуть этой деве, но чужой, пугающий смех заставил растение осыпаться снежинками, которые истаяли в воздухе. Где-то за окном разочарованно громыхнуло, а дух уставился на вторую деву, чью высокую грудь не могла спрятать даже толстовка с надписью. Бедный туата помотал головой, думая, что ему мерещится. Тараниса среди туата знали и почитали; эта дева была похожа на него. Не явно, нет, лицом она была куда краше его породы, но запах силы, молний и гроз туата, носящий прозвище грозового сумрака, не перепутал бы ни с чем. Выходит, она родич кузнецу? Тонкий запах колдовства Дану вплетался в запахи силы совершенно незаметно. Этот самозванец позаботился о хорошей поддержке, но которая из дев - действительно его Леди? Сам туата был готов поставить на кон возможность приходить с грозами, что это светлоглазая кокетка, по крайней мере, он выбрал бы её.
Ошибся.
- Мне нужна та, что вела за собою Охоту минувшим Самайном, - происходящее выбило юношу из колеи настолько, что он забыл про высокомерие.
Вообще-то эти слова были не очень нужны, рыжая с высокой грудью сама сообразила, кто нужен был духу. Неужели эта приземлённая особа способна вести за собой свору неблагих? Нет, фигурка у неё ничего, взгляд тяжёлый, но она не может нравиться туата, слишком острая, словно вытесанная из камня статуя. Произведение искусства, но каменное и твёрдое. Юноша последовал за ней, бросив вожделеющий взгляд на Хносс.
- Никуда не уходи, дорогая, я скоро, - пообещал он ей.

Садиться тута не стал, предпочёл смотреть на богиню сверху вниз.
- Самозванец, - бухнул он, потом исправился, чтобы рыжая не решила, что он представился, - Морриган мертва, где Дагда, никто не знает. Мне нужен тот, кто называет себя зимним королём. Ожило древнее капище, там была принесена жертва. Дети. Неблагие говорят, что это для их короля. Я не верю. Где самозванец? Ты знаешь? [AVA]https://c.radikal.ru/c42/2001/04/b10740a7e675.jpg[/AVA] [NIC]Tuatha Dé Danann[/NIC]
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#7

Сообщение Thrud Thorsdottir » 26 янв 2020, 11:21

- Это я, - спокойно ответила женщина и на миг опустила голову. - Жворуне.
А когда подняла, её глазами, отлитыми из самого чистого льда, смотрело на мир, на незваного, но предвиденного гостя что-то другое; что-то злое и жестокое, яростное, как лесной пожар. По тяжёлым рыжим косам пробежало пламя, пока Жворуне, дикая и необузданная, кто была охотницей и владычицей тёмных чащ задолго до встречи с Тюром, всматривалась в туата.
В бездне чёрных зрачков, узких, как острие наконечников её стрел, жила смерть. Смерть не добрая, не благая; смерть от пытки, смерть ради жертв, чтобы богов напоить алою кровью допьяна.

И затем, как ночной кошмар или наваждение, зверь-дева исчезла, сгинула в глубинах многогранной женской сути, оставив вновь гладкую, как полированный стальной клинок, валькирию-Труд.
Казалось, ей плевать на то, что юноша не сел и смотрит на неё сверху вниз. Их разделяла пропасть, причём эта пропасть была во всём: от миров до привычки вести беседу. Кого-то другого это могло бы беспокоить, но не Вилкмерге.
Она в ранг божественного откровения возвела умение принимать окружающий мир таким, каким он был, и ничего её не тревожило.

Постукивая пальцами по чёрной плотной ткани своих джинсов, она размышляла об услышанном. Дела детей Дану обыденно не долетали до белых стен северного града, туата народом были сложным, а их правители - собственниками не хуже Одина. Морриган вцепилась в королевский трон с яростью дикой кошки и едва ли согласилась бы его кому-то отдать, Дагда, быть может, был чуть поспокойнее, но вряд ли - более щедр.
Что должно было случиться, чтобы оба правителя перестали интересоваться тем, за что боролись даже друг с другом?
Впрочем, довольно быстро Труд вспомнила: пустыню в Афганистане, длинную, тягучую песнь клинка, сплетённую с голосами молодой шаманки и её старого ворона. Немайн, уходя, бросила, что Морриган собралась замуж, и сёстрам теперь жизни не станет.

Выходило, жизни не стало не только им.
Валькирия медленно облизнула полные губы, окинула вновь взглядом юношу - в том, как она смотрела, было безразличие к внешнему, цепкий взгляд сейдконы зло цеплялся за душу, легко разрывая покровы тайн. Где пролегала та грань отчаяния, когда вечно жаждавшие свободы и веселья туата готовы пойти на что угодно?
Теперь Труд видела ответ, вытащив его наружу из чужого сознания сетью, сплетённой из калёного золота.
По старому капищу, по чёрному камню, по раздробленному, перемолотому телу человеческого ребёнка.
- Того, кого ты называешь самозванцем, в моём доме называют Тюром. Я знаю, где он, но, - речь вёльвы тягучая, плавная, как патока, убаюкивала, - я не могу обещать, что ты будешь рад этой встрече.

А после асинья сделала самую неожиданную вещь в доме, пропитанном волшебством: вытащила из кармана толстовки мобильный телефон - в XXI веке это был самый простой способ кого-то найти. Пощёлкав по иконкам, она открыла Telegram и быстро стала набирать текст.
“К нам с Хносс заявился горячий юноша из бабкиных детей, страдает, что у туата всё очень сложно и плохо, правители куда-то пропали. Ищет тебя, правда, называет самозванцем; но всё равно ищет. Такая милая логика. О, да: утверждает, что тебе на каком-то капище приносят в жертву человеческих детей. Приходи.”
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#8

Сообщение Týr Hymirson » 28 янв 2020, 00:09

Туата теперь смотрел на женщину иначе. Он не знал, кто такая Жворуне, но отчего-то поверил сразу, даже не дожидаясь наглядной демонстрации. Тьма, живущая в зрачках, смерть, дышащая с её облика, заставила вечно юного сына Дану отпрянуть. Он не боялся перестать быть, но он боялся злой силы, которая обладала представлениями о весёлом не больше, чем какой-нибудь Дуллахан. Хватит с него неблагих!
Решение проблемы для него оказалось неожиданным. Во-первых, он не ждал, что самозванец на самом деле бог, да ещё из старших. Во-вторых, он не ожидал, что богу можно просто дозвониться по телефону - или отправить сообщение. На лицо бедняги было жалко смотреть.

Телефон Труд пиликнул лаконичным "10 минут".

Сообщение достало Аргетлама в бассейне их с Труд старательно выстроенного дома. Он вынырнул, подняв тучи брызг, прочитал многословное сообщение, поднял бровь и улыбнулся в экран. От Труд ему нравилось получать даже такие сообщения, а его иронию женщина могла услышать даже сквозь миры и время. Они вообще были странной парой: жили порознь, хоть и встречались часто, иногда переписывались вот так, но редко жили для самих себя. Валькирия пропадала на конеферме или работе, законник же ушёл в добровольное затворничество, пытаясь свыкнуться с тем, что получил вместе с воскрешением и перестать предсавлять опасность для всех подряд, включая самого себя, и изредка наведываясь в миры, которым был нужен.
Вытеревшись наскоро, он отправился одеваться. Ему не нужны были эти десять минут на сборы, он мог бы появиться в гостях у жены гораздо раньше, но ему нужно было закончить очередную игрушку из тех, которые делал со скуки. На этот раз Труд предстояло стать обладательницей небольшого камня, закреплённого в шарике из воздушного серебра. Камень был создан искусственно и был единственным на все миры Иггдрасиля. Этот камень был простым украшением, но он хранил в себе искру от молнии, отчего постоянно был тёплым и очень мягко светился, находясь на воздухе. Такой подарок требовал ушко, но Тюр сомневался, станет ли жена носить его рядом с копьём и валькнутом. Поэтому просто уложил его в сафьяновый мешочек, оставив Труд самой решать, что делать с новой игрушкой, которых у неё, кажется, грозила собраться целая коллекция.

С появлением нового гостя в доме пурга как-то сама собой стала утихать, а грозовые тучи ушли. Вместе с тем в доме стало свежо, пахнуло морозным утром и травами. Одетый в джинсы и толстый свитер, с собранными в хвост волосами, бог походил на рокера гораздо больше, чем на повелителя эльфов. Берцы и кожанную куртку он оставил у порога, деловито кивнул Хносс и нарисовался в гостиной, где были сын Дану и Труд. На туата Нуада не обратил внимания - подождёт. Изучив её внешний вид, он улыбнулся снова и отметил:
- Отличные носки.
Пристроившись на подлокотнике кресла, он не удержался и украдкой потрогал волосы, словно хотел согреться об их пламя.
- У меня для тебя есть подарок, - проинформировал он жену, - но я так и не придумал, как его носить. Держи.
На сереряной ладони лежал зелёный сафьян.

Туата во все глаза смотрел на протянутую руку, точно она была живой, дикой и была готова броситься на него. Потом судорожно выдохнул, попытался дотянуться до своей стихии и не смог. Перевёл взгляд на лицо зимнего короля, на высеребренные сединой волосы, убранные в хвост, но ледяной взгляд и хищные черты лица. Осознание приходило медленно и болезненно: он обозвал самозванцем настоящего Нуаду. Каким-то чудом живого.
Веское "рассказывай" заставило его дёрнуться, как от удара. Первые слова были больше похожи на невнятный лепет, но пока король молчал, его голос креп и даже проявлялась заносчивость. На лице Нуады невозможно было прочесть ничего, но разум Труд щекотало чужое, приглушённое Мидгардом, веселье.
- Хорошо, - оборвал юношу король, - значит, ты говоришь, что алтарь ожил?
Туата кивнул.
- С этим жертвоприношением? - Уточнил Нуада.
Юноша помолчал, соображая, потом помотал головой.
- Нет, - в голосе слышалось сомнение, - он был активен какое-то время, но...
- Значит, были ещё жертвы, - резюмировал Аргетлам, не слушая дальше, туата заткнулся, - я не ем детей, - сухо проинформировал он, - была среди этих жертв девушка?
- Нне знаю, - попытался ответить юноша.
Нуада кивнул и посмотрел на Труд.
- Я знаю, - поделился он, - была, потому что иначе алтарь бы не проснулся.
- Я, - зачем-то снова влез туата, но снова был перебит.
- Оставишь координаты в навигаторе и составишь компанию второй хозяйке, если она не будет против. Или ты ещё что-то не рассказал?
- Всё, - туата даже не пытался спорить, - а что с грозой?
- Ушла до весны, - любезно проинформировал король, - не тебе нарушать установленные законы. Денег на билет найдёшь сам, а не сотворишь из листьев. Свободен.
И туата на негнущихся ногах вышел, даже не попытавшись поймать короля с королевой на слове, что было для него не характерно. Нуада вернул своей руке обычный вид и немного неловко развёл руками.
- Цирк, - он улыбнулся и, наконец, поцеловал Труд в макушку. - И толстовка у тебя отличная, - помолчав, Аргетлам признался, - я соскучился. Ты занята в ближайшее время? Хочу пригласить тебя на увлекательнейшее свидание с алтарём, жертвами и, возможно, убийствами.
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#9

Сообщение Thrud Thorsdottir » 28 янв 2020, 22:36

Вытянув ноги посильнее, богиня немного приподняла стопы и с интересом изучила свои уютные махровые носочки. Белые олени на красном фоне оптимистично подмигивали своей восхитительной норвежистостью.
Труд, в общем, носочки тоже нравились.
Она улыбнулась, забирая мешочек с игрушкой с серебряной ладони и, протянув горячую руку, медленно погладила супруга по гладко выбритой щеке. В этом простом, совершенно обычном жесте было очень много интимной близости, от которой шумело в голове.
- Спасибо, - тягучий голос сейдконы стал немного ниже, и проникал, казалось, в самую душу своими тревожными переливами.
Синие морские волны, медленно бьющиеся о берег; звонкий перезвон льдинок в прибое.
От них обоих так остро веяло зимой.

Звериный слух отчётливо разбирал, как напряжённо и тяжело колотится сердце замершего посреди гостиной туата, но Вилкмерге молчала, лениво перекатывая маленький шарик с запертой внутри искоркой меж пальцев. Трепетный юноша нервно вибрировал под холодным взглядом зимнего короля, и асинья не хотела мешать моменту, и без того прекрасному в своём пронзительном свете осознания.
Мальчишку ей жаль не было; в конце концов, его ждал крайне приятный утешительный вечер в объятиях дочери прекраснейшей из Асгарда, так что немного побояться ему было даже на пользу.
После этого ласки кажутся слаще.

Искорка чуть слышно звенела. Это был тонкий, нежный звук, очень приятный, похожий на тихий перезвон колокольчиков сбруи, на музыку ветра; Труд, подавшись чуть вперёд, отёрлась горячей щекой о твёрдое плечо бога, похожая на крупную кошку.
Когда туата поспешил убраться прочь - и тут же послышался чарующий голос Хносс, удивительным образом спустившейся по лестнице ровно в это мгновение, - асинья тихо, хрипловато засмеялась.
Огонь в камине вспыхнул от этого смеха, взвился в три раза выше - и вновь опал.
- Твоё мужское самоутверждение прекрасно, мой король.
Горячие губы коснулись чёрных волос на его виске; плавным движением асинья поднялась из кресла, оставив телефон и подарок на небольшом журнальном столике, прошлась по комнате, потягиваясь, как крупный зверь после сладкого сна. В её фигуре чудилось что-то хищническое, извечно напряжённое; Труд, казалось, могла броситься вперёд в любой момент, сбрасывая с себя негу, как лебедь - воду с собственных перьев.

- У меня тоже кое-что есть, - она открыла одну из закрытых секций огромного шкафа, в основном занятого книгами, и вытащила оттуда плотный мягкий свитер с округлым воротом. Конечно же, с традиционным норвежским узором на груди, и что-то неуловимо общее было у этого свитера с её носочками.
Белые олени на красной пряже стали подмигивать в два раза ироничнее.
Подойдя поближе, Труд, прикидывая размер, приложила свитер к супругу. Тюр был высок и строен, но недооценивать ширину его плеч было опасно.
- Шапки ты не любишь, шарфы у тебя в прихожей уже некуда складывать, а вязание скандинавских оленей делает меня добрее. Вроде правильно померила, да? Хм… Ну, до пятницы я совершенно свободна, а убийства и алтари выглядят, как увлекательная мера времяпровождения. Как раз в моём вкусе.
Спокойное лицо валькирии слегка посерьёзнело; опираясь обеими руками на плечи Тюра, она задумалась.
- Но история, конечно, странная. Почему ты не почуял первую жертву на своём алтаре? Ту, что девушка?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#10

Сообщение Týr Hymirson » 31 янв 2020, 22:11

Тюр пооводил гостя взглядом, тонкие губы тронула едва заметная, но очень нехорошая усмешка. Туата отделался легко: лишение способностей на зимнее время вынудит юного наглеца соизмерять силы с Бельтайна по Самайн, если не захочет проводить йольские праздники в холмах, подобно собственному повелителю. Он покуда не понял, что легко отделался, ему только предстояло осознать и коварство зимнего короля, и его милосердие. Объяснять всё это Тюр оставио прелестной дочери Фрейи; возможно, она даже сделает это. А нет - так парню придётся ввяснять самому и весьма болезненно.

Труд безошибочно определила мироощущение супруга: самоутверждение это и было, но Аргетлам понял это только когда об этом было сказано вслух.
- Не то, чтоб я в нём нуждался, но от тебя это приятно слышать, - замсеялся Тюр, касаясь губами её волос. Живое пламя в камине - живое пламя рядом с ним. Когда-нибудь он привыкнет к этому, но пока он просто наслаждался пронзительной близостью, поделённой на двоих. Дыхание на его коже, запах хвои и мимолётное касание пальцев на её запястье, без попытки удержать, но просто ради самого касания. Тюр не стал отказывать себе в удовольствии обласкать взглядом фигуру, частично скрытую объёмной одеждой. Уже само существование Труд было для него подарком.

Как реагировать, Тюр не знал - привык к тому, что вечные подарки ему дарит старший брат, да и сам он любил дарить, но самой последней женщиной, делавшей ему подарки от чистого сердца, а не по велению корпоративной этики, была Миранда Ноден-Уайт - женщина, которую он называл матерью до сих пор.
- Спасибо, - вымолвил он. Радость была такой же жгучей, как стыд, - я сейчас.
Он стал стаскивать свой болотно-зелёный свитер очень неловко и суетливо, зацепился пряжкой хронографа за рукав, с трудом высвободил нитки, едва не порвав и отправил свитер в кресло. С надеванием таких проблем не возникло - с глазомером у Труд всё было прекрасно. Алый цвет неожиданно пришёлся к лицу асу, который всю свою жизнь предпочитал расцветки, отражающие его функции, или вовсе династические цвета. Не потому, что не любил ярких цветов, просто не представлял, что тоже может их носить. Недоумённо Тюр отметил, что ему нравится не только факт подарка, но и он сам - в нём.
- Спасибо, - намного более уверенно повторил он, и искренне добавил, - отличный свитер.
Снимать его Тюр не стал.
Сомкнул руки на талии жены и улыбнулся ей в лицо, ласково и открыто. Помолчал, наслаждаясь близостью, потом снова тряхнул головой и собрался. Им принесли проблему, которую стоило решить, а наслаждаться друг другом можно и в процессе.
- Не знаю, - он пожал плечами, не отпуская рук, - но подозреваю, что если алтарь активировали в мае прошлого года, я мог и не знать.
Труд знала, о каком времени он говорит. Перед смертью уходили почти все силы, оставляя бывшему богу лишь воспоминания.
- Или, - красивое лицо разгладилось, эмоции стёрлись - Тюр думал, - его активировали сильно раньше, когда я ещё был мелким. Надо разбираться на месте. Этот юнец отметил, где алтарь?
Точки входа в лес и примерное расположение алтаря были отмечены на гугл-картах телефона Аргетлама.
- Значит, Уэльс, - задумчиво потёр подбородок Тюр, - это хорошо, не нужно будет брать машину.

Действительно не пришлось - некогда выигранный смертным Нуадой сид имел выходы в большом количестве мест. А перейти туда для богов особой сложности не составило. Мелькнула и исчезла уже знакомая Труд комната-пещера со шкурами, в которой они были в последний раз летом, до того, как Тор разрушил вход в сид. И вот, они уже идут по разделителтной полосе пустой по ночному времени ленте дороги. Свинцовые тучи медленно ворочались в сторону валлийской столицы, влажная дорога поблёскивала от лёгкой наледи, а деревья молчали, даже отклика тягучей песни ветра не было слышно. Они шли совсем недолго, до столба с отметкой расстояния, но пропустить место схода не смогли бы при всём желании: пахло свежей смертью, словно кровь ещё не остыла.
- Это интересно, - пробормотал под нос Нуада и полез во внутренний карман за сигаретами. Из распахнутой косухи весело подмигивали вывязанные Труд олени.
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#11

Сообщение Thrud Thorsdottir » 01 фев 2020, 21:37

Обеими руками асинья аккуратно поправила супругу воротник свитера, разгладила какую-то мелкую складку и улыбнулась. Улыбалась она хорошо, спокойно и светло, пряча где-то в глубине души и лесной пожар Жворуне, и мёртвое, бесконечное равнодушие ко всему Магуры; в светлых глазах сверкнуло да погасло расплавленное золото - по краю зрачка.
Ей нравилось, как Тюр касался её, было в этих объятиях что-то от уюта и домашнего покоя. Мирно потрескивал огонь, пока боги негромко разговаривали друг с другом.
- Тебе идёт красный цвет, - заметила Труд как-то мимолётом.
И снова замолчала, только взгляд её теперь стал холодным и острым. Склонив голову к левому плечу, она внимательно слушала рассуждения аса. В них было, конечно, здравое зерно; шаманку только беспокоило, что между жертвами прошло так много времени.
Когда бы алтарь не проснулся, в мае или, тем более, годы назад, выходило, что пробудивший его жрец ждал много лет перед тем, как вновь окропить его кровью жертвы.

Но зачем?
Труд не видела никакого ответа.
Бессмыслица.

Она тоже тряхнула волосами, неосознанно копируя жест супруга, и от рыжих волос остро запахло хвоей и дымом костра. Тюр был прав; нужно было искать там, в Уэльсе, читать среди голых ветвей, сухих кореньев, что торчали из земли, да каменных зубов, но было на душе у вёльвы как-то неспокойно.
Зверь шевелился глубоко внутри, недовольный чем-то, встревоженный.

Куртку асинья натягивала уже идя по дороге. Подошвы военных ботинок слегка шуршали по ледку, тронувшему асфальт, но Труд под ноги даже не смотрела, сосредоточенно обшаривая собственные карманы.
Нашла, наконец, шапку - оленей стало больше, - надела, ловко сунула под ворот одежды косы и прибавила шагу. Где-то вверху, в нескольких метрах над головами богов, шедших сквозь тёмный зимний лес, слышались хлопки крыльев: там кружил, всматриваясь в ночь, сквозь которую глаза его видели также ясно, как в день, Лейкни.

Покосившись на сигареты в руке супруга, асинья только хмыкнула, но как-то беззлобно, принюхалась - хищник, выслеживавший нужный запах среди тысячи других. Металлический приступ крови, впрочем, явился неожиданно - и оказался очень силён, Вилкмерге даже поморщилась.
Выйдя на полосу - машин всё равно нигде не было видно, - она подошла к обочине, посмотрела в глубину леса.

Мир разделился надвое.
В одном, обычном, была зима, белый снег и медленно, с достоинством каким-то даже кружившиеся снежинки. Во втором, исполненном дрожи сил, туманов и тайн, по лесу тянулись тонкие кровавые нити, и одна из них была крепко привязана к столбу, а уводила куда-то дальше, в чащу.
- Ты видишь? - Спросила вёльва.
Ответ пришёл не сразу; старый вальравн описал ещё три круга, поднимаясь каждый раз всё выше, чтобы осмотреть бескрайние голые просторы леса ещё дальше, и лишь потом глухо каркнул, соглашаясь. Он показал ей целую паутину, опутывавшую деревья; нитей было около десятка, и начинались они из разных мест.
А вот сходились все к одному - к огромному гранитному возвышению с полированной временем да слезами вершиной.

Труд тихо цокнула языком о зубы, издав неприятный, щёлкающий звук.
- Это выглядит очень странно, - сказала она, - мальчик рассказал только про одно убийство, но их… Их явно больше.
Шаманка взялась за нить и потянула её к себе, но та лишь звякнула, как гитарная струна, и осталась на месте. Тогда, держась за неё одной ладонью, асинья, ступая аккуратно и медленно, пошла по этой странной тропе.
- Жертву несли здесь, - и лёгкий, невесомый шёпот струился над снегом, - земля впитала кровь.
Мелкие багряные капли и правда виднелись - тёмными прогалинами, там, в изнанке, где памятное преобладало над реальным.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#12

Сообщение Týr Hymirson » 10 фев 2020, 21:42

Он сошёл с дороги следом.
Запах крови будоражил обоняние. И дело было не в том, что пару дней назад она пролилась в этом месте, дело было в том, что здесь она лилась продолжительное время. Чужие смерти царапали нервы; чудилось, что его зовут по имени. Татуировки на обеих руках запульсировали в такт биению его сердца, но и без них чары были слишком слабы, чтобы поймать на крючок самого зимнего короля. Голос Труд звучал среди чужих голосов слишком резко и был настолько живым, насколько вообще мог быть.
- Нет, - машинально ответил Тюр, прежде чем сообразил, что Труд говорит не с ним. Досадуя на себя, дёрнул головой и вдохнул морозный воздух. Оставив шаманке следы, да , он потянулся к деревьям, слушая неспешную по зиме речь.
Деревья говорили о девах, что сопровождают короля Ольхи, а после уходят в топи, о великом короле в короне из ветвей, о злате одеяний и багрянце крови. Было сложно разобрать, что из этого истина, а что - вымысел, который видят перед смертью люди. Две вещи, которые оставались неизменными среди неясных образов - глубокий голос, да прекрасное лицо, которое жертвы запоминали отчётливо и передавали свои мысли лесу. Лицо Аргетлама.
- Больше, - эхом откликнулся он. Присел там, где прошла вёльва и коснулся пальцами снега, но земля под ним спала и говорить отказывалась.
- Мне это не нравится, - немного рассерженно признался бог, осторожно двигаясь за женой, - я не смог понять, о чём говорят деревья. Всё, что я слышал и видел, больше похоже на истории местного учителя: какие-то девы в свите короля; носит он золото, моё лицо и голос.
Он пожал плечами, едва не задев понуро опущенные ветви ольхи. Дерево потянулось к нему, точно ища защиты.
- И они запуганы, - закончил Аргетлам, - меньше, чем в Хардангервидде, но говорить прямо отказываются наотрез.

Их путь вперёд был недолгим то ли стараниями Труд, то ли лес проложил для хозяина земель короткую дорогу. Алтарём это место было сложно назвать: большой кусок скалы, изъеденный временем. И лишь постаравшись можно было разглядеть на полированных боках камня причудливую вязь рун. Здесь тишина казалась ещё более оглушительной, а воздух оказался загустевшим. Аргетлам поморщился.
- Давай побыстрее здесь всё осмотрим, - попросил он. Духота была ему неприятна, - здесь бы проветрить как следует.
Слова падали в глухое молчание тяжеловесными гирями.

Удивительно, насколько беспечными могут быть люди. Здесь проходили те, кто прочёсывал лес в поисках детей и даже осмотрели всё - их следы были отчётливо видны асам: бумажный платок, небрежно брошенный в кусты, отпечатки грязных ботинок на каменистой почве, пометка на дереве, чтобы не проходить место второй раз. Детей здесь, конечно же, не нашли. Под снегом, в каменистой почве плотно засели осколки костей.
Повинуясь велению зимнего короля, снег стёк с поляны вместе с чужими чарами, обнажив влажную землю и останки ритуала. Ключ от дома на колечке с брелком, мелкие монеты и обломок каменного ножа.
- Дилетанты, - припечатал Тюр, - у тебя есть что-нибудь ценное?
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#13

Сообщение Thrud Thorsdottir » 11 фев 2020, 20:17

В лесу царил мрак, глубокий, тёмный и жестокий, царил уже не первый, должно быть, год. Было и правда неприятно, душно, словно воздух застыл в неподвижности, боясь шелохнуться лишний раз или коснуться ветвей.
- Здесь очень тихо, - откликнулась вёльва, продолжая длинными пальцами скользить по кровавым нитям, - в страхе не только деревья и земле, нигде нет духов, они попрятались и бояться показываться даже мне. Твоё лицо и голос…
Труд медленно облизнула полные губы и посмотрела по сторонам, словно пытаясь найти какое-то объяснение всему услышанному, однако тёмный зимний лес не хотел говорить со своими гостями. Деревья спали и не желали просыпаться, боясь увидеть короля, облачённого в золото, наяву.
Проходя мимо одного из дубов, шаманка хлопнула раскрытой ладонью по его могучему стволу, и раздался тихий, сухой звук. Кора скрипнула, но больше ничего не произошло, и лишь где-то очень глубоко узкая ладонь девы леса ощутила смутную пульсацию жизни, сока - в самой сердцевине.
Дерево пыталось отгородиться от реального мира с отчаянием загнанного животного.

Наконец сейдкона коснулась своей переносицы кончиками пальцев, надавила на тонкую белую кожу, ощущая твёрдость костей и хряща. Несильно, но неприятно ныли виски: вёльва ощущала чужую волшбу, старую и кровавую, но не понимала, для чего та была нужна.
- Это странно. Это может им сниться, но я больше верю, что кто-то обернулся тобой. Не так и сложно, но… Но требуются твои волосы, и ногти, и кровь, и часть одежды, и оборотное зелье долго варить, а паутину - сложно плести. Но более того, это ведь началось не сейчас. Кто-то знал, что зимний король жив, кто-то нашёл тебя, пока ты был смертным, и взял твоё лицо. Зная, что ты вернёшься, или надеясь, что этого не случится?

Сошли снега, обнажив неприглядное настоящее. Шаманка честно посмотрела по сторонам, пытаясь определиться с восприятием ценности для своего мировоззрения. Горячая ладонь легла на предплечье Тюра; женщина чуть сжала пальцы, продавливая плотную кожу куртки, и едва заметно улыбнулась супругу, больше - глазами.
Она чувствовала глухое недовольство аса.
- Есть только ты и Лейкни, но вы, наверное, не подойдёте?

В общем-то, это было недалеко от правды: утилитарная и холодная в своей приверженности функциональности вещей, Труд зачастую не носила украшений, почти не имела памятных безделушек, не хранила ничего, что нельзя было применить с пользой. Весь её облик - и вся она сама - были сплошной, выглаженной, отполированной возможностью.
Наконец она вспомнила; подняла руки, вытащила из густых волос резной гребень из рога, что удерживал косы у самых корней, протянула его Тюру. На спинке - лось с тяжёлыми рогами, два крайних зубца - травы да цветы.
- Вот, возьми. Я вырежу другой.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#14

Сообщение Týr Hymirson » 11 фев 2020, 23:02

Аргетлам покачал головой. Он скорее поверил бы, что воду мутит кто-то из тех, кто его помнит и пользуется тем, что верховный обернулся золой. Но версия Труд тоже была возможной, а отметать возможные версии законник не привык.
- Очень странно, - согласился он, - дети Дану могут дурить головы своим жертвам, но не деревьям и земле, на это их сил не хватит. Значит либо ты права и мы имеем дело с зельем, или есть ещё какое-то объяснение.
Он замолчал, сосредоточившись на очистке поляны и изучая то, что вскрыл растаявший снег. Пожалуй, следов туата здесь они не найдут - дивный народец был достаточно осторожен, чтобы скрывать своё присутствие от смертных, владеющих хладным железом. Но был алтарь, хранящий следы того, кто забирал жертвы. И он мог открыть им ещё немного истины.
Рука Труд, её слова и улыбка бальзамом пролились на недовольство. Тюр улыбнулся в ответ и отёрся щекой о ладонь.
- Нет, любовь моя, не подойдём, - он шагнул к алтарю, вытягивая волосы из-под куртки, - здесь не нужны настолько сильные жертвы. Камень когда-то был моим, смотри.
Подув на руны, Хюмирсон коснулся их и они послушно вспыхнули под его серебряными пальцами. Действительно, на двух яызках было начертано "богу Ноденту... подарок". Бог выпрямился и вытянул из-за пояса нож. Щедро откромсал прядь волос и, с благодарностью приняв от жены гребень, опутал его. Положил на алтарь, произнёс только два слова на старокельтском языке и подношение вспыхнуло жарким пламенем почти до середины деревьев, не причинив им вреда. Голоса стихли.
Ободранный хвост вновь сделался целым, а гребень оказался у бога в руках. Он рассеянно повертел его в руках, подумал и воткнул в свои волосы.
- Спасибо, - кивнул он, - я сделаю тебе пару других, нужно же чем-то себя занять долгими днями.
Откуда-то со стороны шоссе прилетел лёгкий порыв ветра.
- Ладно, давай посмотрим, - предложил он.
Алтарь теперь слушался его, показывая всё, что происходило здесь с момента его пробуждения. Сперва голоса не было слышно, но Аргетлам слышал его прежде и разделил ощущение с Труд. Тайна открылась почти сразу. Трое детей: мальчик и девочка почти взрослые и совсем малыш словно зачарованные стояли у камня. Одеты они были небогато и были какими-то особенно замызнанными, но по виду можно было понять примерный период, когда всё произошло. Начало семидесятых - глубокая старость прежнего воплощения Нуады.
Первой к алтарю подошла девочка, слепо глядя вперёд. Сама опустилась на камень, легла и протянула руки к кому-то невидимому. Первый надрез на коже окрасил багровым древний мегалит. Девочка засмеялась и тут же захлебнулась своим смехом. А братья стояли и молча смотрели, как тело сестры избавляется от кожи, потом от костей и внутренних органов. До последнего жертва тянула руки к кому-то невидимому.
- Вот тебе и ответ, - голос Тюра был похож на тот, который звал детей по именам, но всё же был иным, более реальным и глубоким, словно оригинал, выигрывающий перед пародией. Вообще всё выглядело странной пародией на ритуалы.
- У неё уже наверняка устоялся цикл, - пояснил мысль бог, - ей на вид лет тринадцать, но она тощая как цыплёнок и не выглядит сытой. Вероятнее всего, она старше, чем кажется.
Остальные убийства были выполнены под копирку.
- Это не ритуал, - сказал вдруг Тюр, - это выглядит как убийство ради убийства.
Он подождал окончания, чтобы узнать, что камень забирает кровь, а осколки костей так и остаются на земле, невидимые для простых смертных, тряхнул головой и стёр видения. Потом обернулся к жене и притянул её к себе. Ему было неприятно видеть то, что он видел - бессмысленные убийства ради развлечения должны были остаться в прошлом, а эти дети могли послужить хорошую службу людям холмов. Такой бездарной растратой ресурсов брезговало бошьшинство из туата, даже тот сброд, который шёл за ними обоими в Самайн. Ветер зашевелил верхушки лиственных, а по земле пополз иней, выворачивая мелочь, застрявшую в камнях за годы.
- Почти уверен, что убивал смертный или полукровка, - поделился мыслями Тюр, - как думаешь, получится его найти?
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#15

Сообщение Thrud Thorsdottir » 12 фев 2020, 20:55

Глаза женщины с лицом изо льда были спокойны, как безбрежное зимнее море, пока она смотрела на тоскливую историю, которую запомнил чёрный, до синевы, гранит. Ни сожаления, ни ужаса; безразличие, такое же спокойное, как белый, белый покров снегов на бесконечных северных равнинах.
Когда молодой туата пришёл к ней в дом, он не знал, что сердце дочери Тора сделано изо льда и камня, как тело её - из молний. Она не стала бы спасать чужих детей, если бы этого не захотел Тюр.
У чужого народа - чужие боги.
Пусть они и спасают тех, кому должны. Это не её земли, не её судьбы, не её люди.

Бесшумно ступая по влажной почве, сейдкона подошла поближе, остановилась совсем рядом, на расстоянии протянутой руки. Через секунду-другую с громогласным хлопаньем крыльев опустился с небес на одно из деревьев Лейкни, уселся, нахохлившись.
В его чёрных зорких глазах отражался лёгкий золотистый свет.
- Это действительно не ритуал, - подтвердила Труд, - но и не просто убийство ради развлечения. Это обед. Или ужин, зависит, наверное, от времени суток: он их просто ест. Смотри.

Присев на корточки, лесная дева повела раскрытыми ладонями над землёй, и чёрная плоть разверзлась, как-то не слишком охотно, но соглашаясь с неизбежным. Узловатые корни, спящие семена травы; шаманка искала не их. Подцепив пальцами одну из тонких костей, явно - детскую, она поднялась.
- Видишь? - Вёльва постучала подушечками пальцев по тыльной стороне.
Это была лучевая кость, треснувшая продольно, и она была пустой, вычищенной изнутри едва ли не до блеска. Существо, употреблявшее в пищу плоть человеческую, не разбрасывалось ресурсами - ценный костный мозг был выеден, как волком.
Труд выбросила кость обратно.
- Я тоже не думаю, что это кто-то из твоих подданных, даже неблагие недостаточно поехавшие, чтобы сидеть на монодиете из человеческого мяса. Оно, конечно, питательное, но могут не понять, а все знают, какие методы объяснения предпочитают владыки: убил, и дело с концом. Но вот что странно: чем бы оно не было, у него довольно странный пищевой цикл. Этот пир где-то… Семидесятые, да? Потом почти сорок лет спячки, и снова убийство, причём теперь одно, и на этот раз какое-то скромное, тело только частично порвали, а не съели целиком. Часть мы не знаем, здесь костей больше, чем четыре или пять жертв, их около десятка, если судить по паутине, но всё равно как-то слишком бессистемно. Ни равных промежутков, ни объяснимого выбора времени, разве что ест оно вроде только детей.

Некоторое время Труд размышляла, сцепив сильные руки на поясе супруга и прижавшись горячим лбом к его груди. В том, что он был выше, и макушку согревала лёгкая щекотка его тёплого дыхания, было что-то приятное, успокаивавшее.
Прикрыв глаза, шаманка боднулась, как крупная кошка, ищущая ласки.
- Может быть, и получится, хотя на его месте я бы не стала дожидаться встречи с тобой. Он тут порядком наследил, мы, наверное, сможем это использовать. Тюр, у твоего смертного воплощения не было детей?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#16

Сообщение Týr Hymirson » 18 фев 2020, 18:17

Где-то на грани восприятия ощутилось присутствие человека. Кто-то двигался в сторону алтаря, но пока был далеко - слишком далеко, чтобы звериное обоняние обоих богов.

Тюр смотрел очень внимательно. Пожалуй, Труд была права: это было обедом или ужином, раздробленные кости были обглоданы, царапины были похожи на следы зубов, - слишком грубые и поверхностные для ножа.
- Да, - кивнул он, - начало семидесятых, я тогда был уже без сил, либо мёртв, затруднюсь определить точнее. Я бы сказал, что выглядит как работа фанатика, котрый решил, что пиршество или ритуалы надо проводить в какой-то период времени, а потом что-то произошло и он перестал. Времени прошло достаточно, чтобы сменились поколения, может быть дело в этом?
Стоять с Труд было приятно. Запах снега и хвои, переплетённый с запахами шаманских костров упорядочивал мысли. Или так действовала на него суть Труд, принося мудрость одним своим присутствием? Чужое присутствие стало ощущаться яснее. Привычно ас разделил реальность, оставив им возможность наблюдать за местом со стороны. Немного подумал и ответил:
- Хорошие вопросы ты задаёшь, жена, - он осторожно подёргал её за косу и уткнулся носом в пламенеющую в свете символов алтаря макушку, - у меня было много детей за смертные жизни, но за последние триста лет - не было, если ты хочешь это узнать.
Тюр помолчал, слушая приближение смертного, уже можно было различить его запах - хвои, псины и адреналина. Было любопытно, но не слишком; произошедшее здесь - и жена - занимали его гораздо больше. Подумав, он заговорил:
- Вообще, если подумать как следует, то у прошлых пиршеств есть привязка к событиям. В Ольстере было очень неспокойно, Британию тоже лихорадило из-за террактов. Наверное, это тоже как-то связано. И сейчас, - он подышал в пробор, - почти год назад Морриган попытались отравить, а среди туата всплыл очередной псих, который решил, что он - инкарнация меня. Сейчас оба правителя в тени, Мориган и вовсе считается, что мертва. Туата лихорадит как тогда, когда лихорадило людей. В такое время вылезает всякое, даже то, что спало годами.

Возле алтаря появился мужчина в камуфляжной форме, судя по нашивкам, лесник, и несколько изумлённо посмотрел на стаявший снег. Вокруг высились сугробы, а здесь, в безмолвии ночи, под ногами был камень. И кости, много костей.
- Блядь, - выругался он, присаживаясь рядом с обломком, который до этого разглядывали асы, - что за чёрт?
Он потянулся за рацией, потыкал кнопки, но связь работать здесь отказывалась напрочь.
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#17

Сообщение Thrud Thorsdottir » 19 фев 2020, 22:30

Тёплое дыхание аса забиралось в рыжие локоны, и это чувство было приятным. Лесная дева на мгновение прикрыла глаза, улыбнулась будто бы чему-то своему, глубоко от всех сокрытому.
Медленно потёрлась щекой о мужское плечо.
- Да, - в голосе Труд звякнули мягкие серебристые переливы, она словно хотела засмеяться, но глаза её были серьёзны, - я хотела узнать именно это. Мне не даёт покоя то, что это существо так похоже на тебя. Голос изменить сложно, зелья и волшба почти легко меняют внешность, но голос - это другое, голос и глаза всегда несут печать истины, как бы её не пытались скрыть. Если бы это было твоё дитя, это было бы проще объяснить… Кровь - не вода. Впрочем, он может быть не сыном, а потомком через несколько поколений.
Немного подумав, асинья пожала плечами. Подобное объяснение внезапных жертвоприношений было, наверное, лучше, чем совсем никакого.
- Не знаю. Может быть. Обычно политические бури будят у причастных к трону голод до денег и власти, а не кровожадность у чудовищ, но природу туата так легко не поймёшь, в них от хаоса Ёрд слишком многое.

Но их отвлекли.

Вышедший к алтарю лесник, крепко сбитый мужчина в камуфляже, явно не ожидал очередной природной аномалии и разверзшийся костяной склеп. Он был одним из тех, кто видел, во что превратился детский труп на алтаре - выеденная изнутри оболочка, его до сих пор передёргивало, но всё же это можно было объяснить. Животными, которые считали добычей всё, что могли убить, или сумасшедшим, узревшим божественное откровение о кровавых жертвоприношениях родом из далёкой древности.

С могильником под сошедшим вместе с чёрной почвой снегом было как-то хуже. Логических объяснений не находилось.

Богов, стоявших совсем рядом, протяни руку да коснись, человек не видел: шаманка увлекла Тюра вслед за собой, ещё не в тонкий мир, но уже в его преддверия, куда простому человеку было не заглянуть. Дым костров и смертный туман отрезали их - тусклой, подрагивающей завесой.
Прищурившись, точно крупная кошка, асинья наблюдала за человеком, ловко вывернувшись из объятий Тюра, и было в ней сейчас что-то резковатое, предостерегающее, как в клинке, наполовину обнажённом из ножен. По медным волосам пробежали тусклые блики.

И затем шагнула навстречу, расплескав вокруг себя дым и запах хвои. Когти из тумана и калёного золота нежно поймали чужой разум, зацепились за него, расплавляя человеку всю реальность. Лесник покачнулся, но устоял на ногах; вёльва подошла ближе.
Ладонь её легла на чужую грудь, и птицы, и звери, и цветы сверкали на бледной коже.
Секунда, две, пять, десять.
Золотым неводом, нежными пальцами, касаниями легче пуха сейдкона из чужой памяти вытаскивала страшные сказки, тёмные легенды, что лесник, местный, родом из ближайшей деревеньки на пятьсот человек, давно знал и также давно - забыл.
- Первый ребёнок пропал лет триста назад. Или больше. И с тех пор они пропадали когда раз в десять лет, когда - в сорок, но пропадали всегда, и порой от них находили обглоданные кости…
Убаюкивающий голос Труд звучал с интонациями сказки, которую рассказывают над колыбелью. Она сплетала кружево из разрозненных осколков чужой памяти.

Выдохнула наконец, ладонь сжала в кулак, точно сминая меж пальцев бумагу. Она услышала, что хотела - и увидела тоже. Леснику было пора, сегодняшняя ночь была не для него. Смертным лучше не встречать богов, когда те действительно становятся богами.
- Ты уйдёшь, - шепнула женщина, сквозь глаза которые смотрела на мир сама смерть, - вернёшься домой, выпьешь горячего чая с пряными травами, а затем уснёшь, и наутро поймёшь, что всё, что ты видел, тебе приснилось, а лес заберёт память твою и обернёт её в перегной да цветы. Ступай.

На кончиках её длинных сильных пальцев плясали золотые искорки, но они медленно тускнели, и чем дальше уходил лесник, тем будто бы темнее становилось. Вскоре запах его исчез, подхваченный ветром, шаги занесло позёмкой; сейдкона тряхнула головой.
- Здесь надобно бы прибрать, негоже людям видеть эти кости: помочь детям они уже никак не смогут. А вообще - хорошенькое начало. Лесная нечисть, которая жрёт детей… Странно, что за столько времени её не подняли на вилы.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#18

Сообщение Týr Hymirson » 02 мар 2020, 19:14

Аргетлам проводил взглядом мужчину, уходящего во тьму. Помолчал немного, а после с тонких губ сорвалось облачко пара, обернулось колючей снежной иглой и отправилось вслед смертному. Сказки о льде в глазах или сердце - не всегда сказки, но не всегда это оборачивается худом. Всё и всегда зависит от человека. Этот лесник сможет видеть невидимое и, возможно, убережёт людей в своём лесу от многих опасностей. Если не возгордится и не станет пользоваться этим во славу или во вред - в этом случае его ждёт бесславная смерть от рук неведомого. Алтарь выблеснул символами и погас окончательно.
- Да, сейчас, - Хюмирсон опустился на колено и опустил ладонь в жухлую траву, сильно примятую снегом. Прикрыл глаза и позвал. Земля откликнулась на его зов. Выросли и зазеленели травы, потянувшись к королю туата, опутали детские кости и останки ритуалов. В считанные секунды трава закрыла собой камень и землю, ковром спрятала деяния неизвестного. Ещё спустя вдох всё скрылось в земле.
- Прах к праху, - констатировал Тюр и подал жене руку, - пойдём? Я тысячи лет не был дома, посмотрим, насколько всё изменилось.

Сам переход грани был едва заметен, но мир вокруг стал другим. Деревья состарились ещё больше, с них клочьями свисала кора, а в кронах запутался туман. Здесь тоже было мертвенно тихо, но с каждым шагом верховного короля всё начинало оживать.
- Сюда бы Дагду с его котлом изобилия, - с некоторой брезгливостью произнёс Аргетлам, осторожно ступая по мху, который под его ногами подёргивался льдом, - слишком запущено даже для туата.
Не разбегайся от него морозные узоры, начинающие испускать слабый мертвенный след, не спустись к нему туман с макушек деревьев, он напоминал бы недовольного кота, поставленного прямо посреди лужи. Даже фыркал время от времени так же. Живых вокруг не наблюдалось, к немалому удивлению Тюра.
К жилью они вышли совсем скоро: несколько дольменов, служащих входами в сиды, молчаливо стояли посреди огромного поля, откуда-то с другой стороны раздавалась мелодия арфы, которая словно чуяла приближение асов. На мгновение лицо Тюра стало мечтательным, он даже улыбнулся Труд.
- Это моя, - пояснил он, - надо бы забрать, не дело ей оставаться здесь. Хотя...
Он оборвал себя на полуслове. Похоже было, что музыкальный инструмент служил защитой для тех, кто обитал здесь.
- Есть здесь кто? - Под торжествующий аккорд позвал Хюмирсон.
Эхо разнесло его голос далеко.
- Кто тут? - Голос был сварлив, но его обладательница была воистину прекрасна. Туата из благих недружелюбно смотрела на визитёров. - Вы пришли из гиблого леса? Убирайтесь назад, монстры! Сейчас ваше время, да место - не ваше!
- Ты смотри, - засмеялся Тюр, подув в макушку Труд, - нас приняли за неблагих. Как думаешь, угадали?
Они оба знали, что угадали, потому что ни добротой, ни милосердием оба не отличались. Разница между ними двумя была только в том, что Хюмирсон всегда давал один шанс жертве - так было правильно.
Наконец женщина рассмотрела их обоих и удивилась:
- Асы? Сотни лет вас не было видно. Что вы забыли в гиблом лесу?
Под кров своего сида она звать не стала.
Вокруг стали появляться другие дети Дану, тоже благие, все как один. Тюр был несколько удивлён: обычно благие предпочитали держаться поближе к Дагде, но сейчас эти были в своих сидах. Они стояли тихо, позволяя говорить женщине.
- Алтарь, да? - Не замолкала хозяйка этих мест, - он пробудился и зовёт проклятого короля?
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#19

Сообщение Thrud Thorsdottir » 05 мар 2020, 22:48

Тонкий мир туата оказался не в лучшем виде. Было тоскливо, тихо и очень запущено, как в заброшенном саду, где давно умер садовник. Даже явившийся народ Благого двора не мог скрыть того, насколько плохи стали их земли, лишённые владык и великих сокровищ.
Однажды - и, должно быть, совсем скоро - мир затрещит по швам и начнёт таять.
Миру оставалось лишь уповать на то, что владыки одумаются раньше.

- Я - Труд, дочь Тора, - сказала асинья, и в её голосе неожиданно резанулась твёрдая, как сталь, гордость своим родом, - кого вы знаете как Тараниса.
Женщина из туата чуть нахмурила светлые брови, но, поразмышляв миг, склонила голову в приветственном жесте. Правила у всех языческих потомков были одни: назовись в ответ, хоть не именем, а хейти, но не молчи, природа не прощает нарушения своих законов, что старше Солнца и самой вселенной.
- Эйрлис зовут меня, - представилась она наконец.
Тогда в ответ кивнула Труд.
Лёгкость её совершенного спокойствия, что напоминало безбрежное море в погожий день, казалась приятной, и женщина напротив чуть улыбнулась своей непрошеной гостье. Не слишком-то всё ещё приветливо, но уже не сердито.

Богиня убрала руки в карманы куртки. Рядом с Тюром, окутанным волшебным туманом и зимней вьюгой, она казалась вызывающе обычной, и только глаза, холодные, как извечные льды Нифльхейма, выдавали шаманку.
В ней жила сила, та, что по отцовскому желанию стала ей именем.
- Алтарь.
В одном слове - гранитная тяжесть, что превосходит сам валун в тысячи раз.
- Но он не пробудился, нет. Его… Пробудили, возможно, нарочно. Это не ритуалы, не магия, не призыв. Мы смотрели на кости, которые остались в том могильнике, смотрели в память самого камня, и всё, что там видно, говорит не о волшебстве. И не о развлечениях.
Короткое мгновение молчания перед тем, как снова полился высокий голос Вилкмерге. Туата собрались за спиной Эйрлис, но все, как один, молчали. И быть может, были правы, потому что сказать о подобном не могли и боги, что повидали несомненно больше.
- Кто-то ест тех, кого притягивает камень. Вы не хуже меня знаете, что даже для неблагих это… Странно.

Вскинув рыжеволосую голову, сейдкона медленно скользнула взглядом по собравшимся туата. Они были очень красивы, все, как на подбор, но было в них что-то хрупкое, надломленное.
Лёд по весне.
Кажется, новость не пришлась детям Дану по душе, и вдруг её волчье чутьё, столь острое, что каплю крови она увидела бы на другом конце мира, встрепенулось. От туата пахнуло…
Страхом.

Вокруг чёрных зрачков лесной девы высверкнуло тягучим золотом.
- Среди иных из вашего народа, - протянула она, - ходят слухи, что король вернулся. Была Охота, теперь - оживают алтари.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#20

Сообщение Týr Hymirson » 06 мар 2020, 16:34

Балаган, который устроили туата, был не случаен, Тюр подметил, что они стремятся заглушить звук арфы своими голосами и очевидно тянут время. Что-то они точно знали, но было ли это знание из тех, что нужно им с Труд, Хюмирсон пока не знал. Он внимательно оглядывал сборище: сплошь сиды, никого из людей, оставшихся с ними, никого из младшей нечисти, даже слуг не было. В свою очередь, сборище внимательно изучало гостей, не собиралось быть с ними откровенными и что-то замышляло. Всё как всегда.
Интересно, почему они промолчали о том, что кто-то ест смертных детей? Среди неблагих были людоеды, а многие из благих тоже не брезговали плотью смертных в качестве деликатеса. Не потому ли, что товрящееся у алтаря было не правильным даже для них? Страх, пронёсшийся следом за вопросом Труд, был ощутим почти физически. Этот запах было сложно спутать с чем-то ещё. Дети Дану боялись. Но их, или того, кто стоял за содеянным в гиблом лесу? Арфа играла всё тише. Значило ли это, что она перестаёт играть вопреки повелению своего создателя?
Всё было очень не хорошо.

Эйрлис тем временем заговорила снова и в дивном голосе её звучала горечь:
- Это старые сказки, дочь Тараниса, - она вздохнула, - мы верили пророчеству Морриган, но она мертва. Мы шли за Дагдой, но где он теперь? Владыки оставили нас, даже юный Гвин исчез. Завеса пала. Неужели в такое время король не пришёл бы к нам? Не дал бы нам новый мир?
- Новый мир? - Негромко уточнил Тюр. Арфа откликнулась на его слова, зазвучав громче. Значит, с ней всё в порядке, просто кто-то пытается побороть защиту древнего артефакта, а дети дану здесь и сейчас заговаривают им с Труд зубы.
- Он - не просто бог, - тоска в голосе звучала совершенно искренне, но в разуме Труд звучало искреннее веселье "не просто бога", - он мог держать в узде свору неблагих, ограждал нас от чуждого нам зла, - Хюмирсон не удержался от смешка: ограждать туата от зла - это нужно было ещё придумать, - но даже если он вернулся, то мы ему не нужны.
Её голос звучал в унисон с голосом арфы, которая затихала и к концу пламенной речи почти совсем замолчала.
- Он - не тот, который приходит просто так, он - как рассвет или закат, такой же неотвратимый и такой же недосягаемый.
Эйрлис замолчала и вместе с ней наступила тишина, такая же мёртвая, как была в лесу.
Тюр осторожно коснулся плеча жены: её присутствие помогало сосредоточиться на самоконтроле и голос в этот раз не вызвал отклика со стороны арфы.
- Но вы ведь его ждёте, так? - Предположил намерения туата он. - Зачем-то же вы избавляетесь от защиты. Значит, он где-то рядом и либо вы договорились с ним, либо он хочет добраться до вас. Я угадал?
- Угадал, - желчно бросил кто-то из-за спины Эйрлис, - вы удачно зашли, умники. Либо он избавит нас от вас, либо вы избавите нас от него. В любом случае, мы выиграем.
Тюр помолчал, давая высказаться ещё кому-нибудь, потом засмеялся. Тихо и очень неприятно.
- Ну значит мы ждём, - согласился он.
Зашевелились верхушки трав, торчащие из-под снега, но ветра не ощущалось - хозяин его стоял спокойно, отпустив плечо жены. Веселье, впрочем, так и звучало в её разуме. Потом стало стремительно холодать. Туата подались назад, к спасительному теплу своих жилищ.
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#21

Сообщение Thrud Thorsdottir » 07 мар 2020, 22:51

Внимательно наблюдавшая за тем, как пляшет вокруг собравшихся плотная аура эмоций, от тихой злости до хмарого предвкушения беды, асинья приподняла на миг широкую рыжую бровь. Звуки арфы то стихали, то вновь пытались прорваться наружу: волшебный инструмент, чуя своего хозяина, пытался пробудиться, но теперь кто-то пел колыбельную уже самим струнам.
Похоже, дела обстояли несколько хуже, чем Труд думала в начале.
- Сказочный народец говорит о сказках, которым не стоит верить, а, Эйрлис из Благого двора? Вся ваша жизнь для Мидгарда - сплошная сказка, да что-то не видно, чтобы вашей жизни это мешало.
Впрочем, все слова туата явно нужно было просеивать через сито для золотого песка: крупица правды если в них и завалялась, то самородком не была, и искать её нужно было чудовищно долго. Туата давно не были похожи на альвов, прошедшее время изменило их, пропавший и стёртый с ветви Древа мир изменил их и подавно; теперь они лгали, изворачивались и интриговали с самоотдачей, достойной Локи.

Но размаха северных богов, которых в узде держал Всеотец, они достичь не могли: ни силёнок не хватало тягаться с Вотаном, ни выдумки, какой бы богатой она не была. Тюр понял быстро, Труд рассмотрела ответ в его мыслях ещё до того, как тяжёлая ладонь супруга легла ей на плечо.

Усмехнувшись, она покачала головой, вытащила руки из карманов своей куртки, потрёпанной временем да ветрами, сжала правую ладонь в кулак, и вдруг высверкнуло из ниоткуда копьё, соткалось меж сильных пальцев.
Символы и знаки, звери и птицы под бледной кожей ожили, перекатились; от них исходило едва заметное, тусклое сияние, похожее не то на звёздный свет, не то на снежные искорки в погожую лунную ночь. Окованная металлом пятка копья прочертила по земле тонкую вдавленную полосу, и в ней вдруг вспыхнуло - чтобы тут же опасть - пламя, белое, как сам снег.
- Из всех пороков, - произнесла богиня, - что придумали и мы, и вы, и смертные, мой род более всего презирает трусость. Нет беды во страхе, но тот, кто поддаётся ему, обречён. Вы сами себя загнали в угол, но поймёте вы это потом, когда перестанете искать виноватых в собственной слабости.
Сквозь глаза её на мир смотрела смерть сама.

“От дня сего и до сумерек наших…”
- Оставить бы вас всех здесь да скормить вашему королю, только толку с вас, побрезгует - и правильно сделает.
В пульсирующем смехе сейдконы был голос пустоты и завывание бури. Запах страха, исходивший от детей Дану, что отступали всё дальше, становился сильнее: они вдруг прозрели и чуяли теперь, как жутко пахнет морозом и льдом от двух асов, но хуже того - как примешивается к запаху этому металл.
Кровь.
Никто не поручится за то, что асы затем захотят сохранить жизни им самим, а, как бы не распускала Эйрлис перья, желая выдать придуманное за свою истину, в глубине души, там, во тьме воспоминаний, все знали, что даже дурное веселье неблагих по сравнению с жестокостью асов просто ничтожно.
Однако Труд больше не смотрела на них.
Тюр мог бы почуять, как разум её становится прозрачнее, словно ледок, как истончается чувство присутствия, и мир вокруг словно подстраивался. Или, быть может, это асинья менялась под его изгибы; кто бы сказал верно.
Белые крылья бабочек-мыслей обласкали сознание хримтюрса в ответ на его смех, Труд ему улыбнулась, на миг чуть повернув голову.

Затем вдруг вскинула руку.
- А вот и гости.
Не ведавшее промаха, копьё взмыло в воздух, и наконечник миг спустя ударился прямо под копыта высокого вороного коня. Тот в испуге взбрыкнул, дёрнулся, со ржанием поднялся на дыбы, точно пытаясь сбросить с себя всадника, укутанного в белое.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#22

Сообщение Týr Hymirson » 15 мар 2020, 22:22

- Побрезгует, - согласился ас и воткнул сигарету в рот. Прикуривал от зажигалки, и неприкрыто любовался Труд. В своей толстовке "с нами Тор", выглядывающей из-под куртки, она была домашней и уютной настолько, насколько может быть домашим и уютным северный полюс во время бурана. Склонив голову, Тюр не сводил взгляда с жены, словно не существовало окружащего мира - лёгкий ветерок подхватил бабочек и закружил их в танце, чтобы отпустить в свободный полёт после. В стальных глазах плескались отсветы бури. Пока - чужой; его время ещё не пришло, он ждал - и дождался. Труд подняла руку; ас повернул голову следом за этим жестом. Ветер взъярился, но вдруг стих, оставив владение благих в глухой тишине, в которой ржание коня казалось едва различимым звуком. Буря не близилась, она была вокруг них, а они находились в самом оке её. Туата сочли это проявлением силы истинного короля и в первый раз не ошиблись. Сигарета исчезла из пальцев Тюра.
- Белый, - взвыл ветер и жуткий смех полетел следом за копьём, - первая ошибка.
Если бы речь шла о смертной ипостаси Нуаду, явившийся с излишним пафосом псевдокороль был бы похожего роста - Уайт был высоким для смертного. Но теперь владыка сидов смотрел на всадника не задирая головы. Он уже видел это лицо однажды - почти год назад. На одно долгое мгновение ему показалась, что это то же существо, которое убивало подданных Морриган, но после он учуял запах смерти, такой же, какой исходил ото всех людей.
- Смертный, - пропела вьюга отражением мыслей аса, сам Тюр молчал. - Брат? Сын? Кто?
Всадник окоротил коня, с большим трудом удержавшись в седле. И снова обвалом горных лавин зазвучал смех, ему ответила арфа. Всадник вскрикнул, выпустил поводья и прижал ладони к ушам - слишком невыносимым был для него сладостный звук. Конь снова взбрыкнул и всадник, наконец, рухнул на землю, ткнувшись носом в копьё Труд.
- Нужно будет забрать арфу, - Тюр всё ещё был спокоен внешне, на бесстрастном лице не жрогнул ни один мускул, но Труд могла слышать его гнев пополам с весельем. - Слишком сильный артефакт для этих мест.
- Это арфа короля! - Вновь заговорила Эйрлис. - Вы не сможете даже стронуть её с места! Она защищает нас от...
Под внимательным и злым взглядом Тюра она замолкла и гневно сжала кулаки.
- Вот как? - Почти пропел ас, а арфа зазвучала в такт с дивным голосом, - тогда почему она заставляет эту падаль зажимать уши?
- Наш король проклят! - Заявила туата. - Так говорила королева Морриган, в её пророчестве говорилось, что проклятый смертностью король вернётся!
- И вы сочли, что это вот, - Тюр засмеялся, - проклятый король? Чем он вас взял, благие, что вы не попытались его убить?
- Он мог обращаться в туата, - был ответ.
- Попробую предположить, - Тюр отвернулся от сидов и теперь вновь смотрел на Труд, - почти цикл назад он перестал это делать?
Туата молчали.
- Отлично, - Тюр достал портсигар и, вытащив из него сигарету, повертел её в пальцах, - я понял. Я заберу, - он прикурил от щепоти, - его смертное величество. Коли он настоящий король, значит должен мочь коснуться своего творения.
Лёд сковал фигуру, скрючившуюся на земле. Моментально, не дав организму осознать, что произошло. Тюр улыбнулся Труд и говорил уже только с ней, не обращая внимание на следующих за ними туата.
- Пойдём, я покажу тебе свои игрушки, - позвал он, - я слышал музыку миров, она потрясающая. И очень хотел создать что-то, способное повторять эту гармонию, но не смог. Она поёт только под мой голос.

Они вышли на поляну, на которой царило лето, окружённое стенами снега. В неестественно-изумрудной траве журчал родник, изливаясь с огромного каменного алтаря, надписи были похожи на те, что были там, в мире людей. На алтаре стояла очень простая арфа. Струны на ней золотились для Труд привычными нитями мирового полотна. Но они не были вытащены из него, они были созданы, как создают свою пряжу Норны. Вряд ли Тюр сам смог сотворить их, ему наверняка помогали. Но музыка действительно звучала в гармонии с миром.
Туата не смогли проследовать за асами, крохотный осколок лета не пустил их. Лёд, который держал смертного, стёк в ручей.
- Ладно, - вздохнул Тюр, - в прошлый раз тот, второй, действовал не сам, его направляли. Этот тоже вряд ли просто так решил, что он король.
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#23

Сообщение Thrud Thorsdottir » 16 мар 2020, 11:50

Слушая перепалку достойных детей Дану, асинья поймала себя на мысли, что понимает их правителей. Она от этого балагана тоже наверняка бы предпочла куда-нибудь сбежать и никогда больше не встречаться.
- Все эти пророчества - такая хрень, - вполголоса заметила Труд, но Эйрлис явно услышала и ещё сильнее поджала губы.
Судя по тону богини, она прекрасно знала, о чём говорила. Шаманка и заклинательница теней да духов, младшая дочь Асгарда сама была пророчицей, и знала, как зыбка и непрочна эта ткань, что стелется перед размытым взглядом. Будущее имеет много вероятностей, и никто не может сказать, истинна хотя бы половина из них.
Никто, кроме светлейшего Бальдра, кто никогда не был пророком.
Остальные же - хоть она, хоть Фрейя, хоть Морриган - видели только часть, которая могла стать правдой и свершиться. Могла и не стать. Могла и быть истолкована неправильно.

Труд двигалась плавно и бесшумно, как кошка; шаг, другой, третий - и от её ног не оставалось отпечатков на снегу, словно она ничего не весила. Сейдкона вышла за грань реального мира, осталась в нём лишь наполовину, ускользнув на часть в изнанку, и теперь фигура её то и дело становилась полупрозрачной, тусклой.
Оставив неведомого самозванца супругу, потому что никогда не стоит отбирать радость от встречи с родственниками, сама богиня поймала коня.
Вороной захрапел, пытаясь снова встать на дыбы, но железная рука асиньи держала его за нащёчный ремень, не давая взбрыкнуть, и понемногу жеребец успокоился. Напряжённо кося на женщину лиловым внимательным глазом, он пару раз фыркнул, потом потянулся к ней, и Труд легонько подула в его ноздри, давая привыкнуть к запаху и теплу, погладила по гладкому бархатистому лбу.
Перехватив поводья, она потрепала коня по шее, по гладко причёсанной тёмной гриве и повела за собой, свободной рукой привычно призвав копьё. Окованная железом пятка входила в снег, разрушая тонкий наст без малейшего сопротивления.
Под копытами вороного чуть похрустывало.
- Славный конь, - сказала Вилкмерге, остановившись рядом с Тюром, - в нём примесь волшебной сути, но слабая, где-то на семь поколений назад был в роду кто-то из келпи. Заберу себе, свежая кровь - доброе дело.
Склонив голову, жеребец обнюхал и аса, на мгновение как-то нехорошо задумался, но получил смачный шлепок по гладкому крупу и кусаться резво передумал.

В крошечном осколке лета царил покой, какой бывает только в летний полдень, когда зной разморил землю. Арфа, едва слышно вздрагивавшая в своём сне, снова начинала звучать, но пока - ещё очень тихо, словно шептала. Струны её были продолжением полотна жизни, и от них расходилось тягучее золото.
Лёгкие, невесомые звуки.
Склонив - совсем по-птичьи - голову к плечу, Труд некоторое время просто любовалась этим пейзажем, алтарём и водой, музыкой вечности, что была самой реальностью здесь, творя, как творят пальцы прях. Отеревшись щекой о твёрдое плечо Тюра, асинья на миг прикрыла глаза и глубоко вдохнула, вбирая в себя, в идеальную память, отпечатывая на мягкой глине запахи, солнце, журчание ручья.

Затем встряхнулась, что волк.
- Он тебе знаком? - Спросила она, помедлив. - Он странный. Он не просто смертный, он не проклятый, в нём что-то… Примесь какой-то другой сути? Но я тоже думаю, что сам он о короле придумать не мог, ведь раньше он просто охотился на детей, вот и всё.
Чуть помолчав, Труд всё же закончила:
- Не пойму… Зачем пытаться выдать кого-то за короля перед туата? Трон же пуст! Много проще было бы просто захватить его силой, чем пытаться изготовить марионетку с чужим именем, разве нет?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#24

Сообщение Týr Hymirson » 21 мар 2020, 18:35

Про коня Хюмирсон и не подумал - без седла у туата он точно не остался бы, но Труд решила иначе. Что же - право королевы.
- Добрый конь, - согласился Тюр, - коль по нраву - он твой. Впрочем, - ас засмеялся, глядя на то, как Труд управляется с животным, - подарочек и сам не против. А эти, - он кивнул в сторону туата, двигающихся за ними, - возражать не рискнут.
Он оказался прав: люди Холмов следовали за ними в отдалении и, очевидно, чего-то ждали. Узнавать, чего, Хюмирсон побрезговал. Осколок вечного лета ждал их вместе с дивной музыкой.

Осмотрев смертного, который с трудом приходил в себя, настоящий король сидов коротко размахнулся и отправил его отдыхать дальше.
- Не успеет простыть, - прокоментировал он свои действия, - не охота тратить силы на эту падаль, - он мимоходом коснулся щеки Труд, - его я вижу в первый раз, но самозванца - нет.
Он помолчал, собираясь с мыслями, ополоснул руки в ледяном ручье и сел на траву подальше от мнимого Нуады. Привалился спиной к камням и начал рассказ:
- На прошлый мой день рождения я встретился с Морриган - случайно. Кто-то убивал неблагих, ушедших к людям. Убивал странным образом - мы так и не смогли понять проклятье, но кто-то пичкал их хладным железом. Это способно угробить любого человека, а сидам это кроме всего прочего медленно выжигало внутренности. У меня получилось только найти того, кто сотворил последнее - сил на что-то большее не хватило, - он покачал головой, вспоминая не слишком для себя приятное время бытия смертным, - но это уже было что-то. Это был туата, обычный неблагий, только безумнее Морриги настолько, что рискнул перечить ей. Она почти поверила, что он - это я, я тоже стал бы так делать, но я вызвал его на битву и, - Тюр усмехнулся, - позволил ему прикоснуться к моей силе. Он предсказуемо не выдержал и я отдал его королеве. А на следующий день Тор принёс Морриган ко мне с теми же симптомами отравления. Стало не до того - отловили среди её подданных долбоёбов, заключивших сделку с Орденом. Вышло громко, грязно и очень затратно, как всегда, когда речь идёт о твоём отце и моей дочери. Эти двое спелись.
Он тихо засмеялся. Теперь это было довольно весело вспоминать; разгребать тогда пожар в церкви было не очень.
- Были ли причастны к появлению самозванца недобитки де Молле, или нет, мы не знаем. Но вот какой фокус, - Тюр кивнул на смертного, - тот был как две капли воды похож на этого, за вычетом того, что этот - смертный, не принятый Холмами. Я полагаю, что они родственники, как бы не братья. И, исходя из того, что говорила та вздорная дамочка, - он снова кивнул, на этот раз на туата, не смеющих переступить границу чар, - они работали вдвоём. Этот отвечал за смертную ипостась, тот - за обличие туата. Одного не пойму, как им удалось задурить головы неблагим.
Достав сигарету из внутреннего кармана пиджака, Тюр повертел её в пальцах и сунул за ухо, так и не решив, хочет ли он курить сейчас. Улыбнулся Труд - от глаз разбежались морщинки, делая суровое лицо мягче. Немного помолчал и продолжил, скользнув пальцами по руке жены.
- Что до трона, здесь, как всегда, не всё просто. Ты помнишь, что фальский камень кричит, когда истиный король касается его? Трон вырезан из той же породы, а плащ с короной исчезли той же ночью, что и второй самозванец. Плащ сейчас носишь ты, а корону, видимо, придётся мне - моих долбоёбов давно пора призвать к порядку. Трон ждёт меня или того, кого я признаю законным наследником, например тебя, как мою жену. Остальным будет на нём очень плохо. Не исключаю, что первый самозванец попытался на нём посидеть.
Тюр замолчал, доставая сигарету из-за уха. Было тепло, мелодия навевала дрёму, хотелось перекинуться волком, да свернуться рядом с Труд, пристроить голову ей на колени и никуда не бежать.

Но бежать было нужно и ас с неудовольствием поднялся. Валяющийся в траве самозванец был приятно тих и не отсвечивал. Тюр положил пальцы на виски и заглянул в разум смертного: кружево разума было подёрнуто пеплом. Ас скривился:
- Кто-то поставил ему блок, - поделился он, - боюсь, что моё вмешательство его угробит нахрен. Попробуешь?
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#25

Сообщение Thrud Thorsdottir » 22 мар 2020, 15:35

Сняв с себя тяжёлую куртку, асинья разгладила её полы и бросила на седло, уцепив за луку воротом. Отвлёкшийся от свежей зелёной травы, которая посреди зимы определённо составляла простое лошадиное счастье, вороной пошевелил бархатными ушами.

Закатывая рукава - птицы и звери, цветы и руны, покрывавшие сильные руки, разноцветными всполохами разбежались по бледной коже, - Труд подошла к супругу, села напротив, сложив ноги по-турецки. Глаза, что сияли, точно звёзды, неотрывно смотрели на Тюра, пока тот говорил.
В резких чертах строгого женского лица обозначилось хищное внимание.
Неожиданно Вилкмерге чуть подалась вперёд, взяла обеими ладонями левую руку мужа и улыбнулась краями губ. Её пальцы, ласкавшие всё чаще рукояти мечей да звериную шерсть, были неожиданно мягки.
- Да, - ответила она, когда лёгкий, тревожный смех зимнего короля звенел в воздухе, - наши семьи знают толк в том, чтобы всё было очень громко. Как это бесконечное шапито дед выдерживает столько веков - ума не приложу.

Потом Труд вновь посерьёзнела, замерла, словно рысь в засаде, что может не шевелиться часами, и только осторожные пальцы её вновь гладили мужскую ладонь. Её собственные были очень горячи, словно младшая дочь Тора и в самом деле была выкована отцом своим из небесного пламени, а не из плоти.
Впрочем, кто разберёт.
- Они могут быть самой ироничной шуточкой природы - близнецами, - подумав миг, предположила асинья, - я знаю правила древнего колдовства, сила близнецов намного больше, чем сила обычных волшебников, когда они вдвоём. Это объяснило бы, почему теперь ему снова понадобилось охотиться - силы стали утекать, оставаясь один, близнец слабеет не в два раза, а в сотню. Трон… Да. Всё у вас сложно. Среди наших народов, что богов, что не-богов, всё было проще и решалось силой: смог захватить и удержать - ярлом будь.
Теперь пришёл её черёд смеяться: тихо, хрипловато.
- Право силы, что исповедует Один, серьёзно облегчило все эти сложные материи престолонаследия… Не знаю, коли ты согласен на корону - пусть так и будет, не похоже, чтобы законы твоего мира давали особый выбор. Разве что поискать законного наследника среди твоих потомков… Может, спросить Ангброду, нет ли у неё ещё сыновей от тебя?

Уловив, что Тюр собирается встать, асинья разжала ладони, отпуская его руку, на мгновение мазнула пальцами по красивому лицу. Гладко выбритая щека, строгая линия скулы; Вилкмерге вдруг подумала, что ей нравится видеть аса, нравится смотреть.
Странная мысль посреди сида с магической арфой, вечным летом и ледяным водопадом. Похоже, кому-то требовался отдых от бесконечных проблем. Одна беда: проблемы почему-то ожидать своего порядкового номера не хотели.

Вздохнув совсем по-человечески, асинья перевернулась с гибкостью кошки, оттолкнулась от земли коленом и одной рукой, поднялась на ноги и тоже подошла к лже-Нуаде. Тот по-прежнему пребывал в нигде, отправленный милосердным ударом в темноту забвения.
- Не знаю, мой король. Могу попробовать.
Она присела на корточки, шепнула что-то себе под нос, словно проверяла голос, откашлялась, снова зашептала, тихо, методично, складывая звуки в песню, где не было слов - и они были не нужны. Опустив на лоб самозванцу ладонь, оплетённую золотыми нитями, шаманка закрыла глаза.

Стало тихо.
Она примерялась, изучала, рассматривала чужое колдовство, осторожно сдувая пепел, и тот кружил в разуме, словно пыль - в солнечном луче, открывая то одну часть среди воспоминаний, то другую. Сейдкона склонила голову к правому плечу, и песня её сменила тон, напомнила колыбельную.
“Всем погнавшимся за солнцем…”
- Иди сюда, - окликнула она Тюра едва слышно, - ближе ко мне. Могу показать его память.
Волшба, что родом из тёмных глубин начала времён, как невод. Пепел мелок и проходит сквозь неё, а воспоминания-рыбки путаются в сети, остаются; вёльва достаёт их, выпутывая плавники, и затем отпускает обратно, в море.
Здесь разума нет и не могло быть.
Здесь то, что глубже.

Шёпот Труд был тих, но отчётлив:
- Один и тот же.
Мужчина, невысокий и седой, с бледными сероватыми глазами, одетый в тёмные одежды, раз за разом встречался в чужой памяти. Учил, показывал, объяснял; привёл коня; стоял сбоку от алтаря, наблюдая за пиршеством; снова что-то рассказывал; другие лица тоже были, но это запомнилось ярче всех.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Есть только небо и ветер
Аватара пользователя
Репутация: 2043
Статус: Есть только небо и ветер
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: ᛏroll
Сообщения: 11005
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#26

Сообщение Týr Hymirson » 25 мар 2020, 22:18

Аргетлам кивнул.
- Да, - он покрутил многострадальную сигарету, а после вернул её в портсигар, - это правило работало и у детей Дану. Наверное работает и сейчас, - ас самодовольно усмехнулся, - но трон покуда отобрать не смогли. То ли не сильно стремились, как Морриган с Дагдой, то ли силёнок не хватило, как у этих вот, - он кивнул на самозванца.
Смех Труд завораживал. Тюру нравилось слушать её речи, но смех - особенно. Пожалуй, гораздо больше ему нравилось слышать только сбивающееся от его прикосновений дыхание. Он улыбнулся снова, очень светло и ясно.
- Знаешь, - задумчиво поговорил он, - я не удивлюсь, если есть кто-то, о ком я не знаю, но вряд ли он сможет сдержать этот клубок змей, - Тюр кивнул в сторону ждущих на границе зимы и лета туата. Слишком слабых и трусливых, чтобы последовать за своим королём. Арфа согласно зазвенела.
- Я надеялся отдать трон Дагде, но он слишком мягок, либо Гвину, но он ещё, - ас лукаво усмехнулся, - не вышел из той поры, когда ответственность ставят ниже собственных развлечений. Корделия, пожалуй, смогла бы, но она не станет без Гвина. Прочие же давно при деле и эта власть им нужна не больше, чем мне. Ладно, хрен с ним, с троном, решать проблемы будем по мере поступления.

Тюр внимательно следил за тем, что делает Труд: его способности к сейду, пусть и были приличными для мужчины, но он предпочитал не прибегать к ним без нужды. Не слишком удачный предыдущий опыт заставлял колдуна быть осторожным и учиться. И если раньше он, подобно Одину, искал знаний в самых отдалённых уголках вселенных, то теперь выискивал, что может получить рядом с собой. То ли повзрослел и стал мудрее, то ли просто обленился.
- Спасибо, моя королева.
Перед расфокусированным взглядом чары сейдконы казались безумно красивыми и очень яркими, почти как её волосы. Полыхающие золотым пожаром нити на ладонях пробирались сквозь пепел до кружева разума, рассеивая чужое колдовство так аккуратно, что ни одна часть заклятия не зазвенела тревожно, обращая память смертного в бесполезное месиво.
- Я здесь, - Тюр слышал свой голос словно со стороны. Нити опускались всё глубже, на это хотелось смотреть и смотреть, - ты - потрясающая.
Это было сказано как-то так, что сразу стало понятно, что он говорит не столько о том, что делает Труд, сколько о ней самой - сейд был неотъемлемой частью вёльвы и принятый сын Одина это хорошо понимал.
Сложно было сосредоточиться на чужих воспоминаниях - думать о них хотелось сильно меньше, чем смотреть на то, что делает жена и Тюр с сожалением заставил себя смотреть. Будь его воля, оставил бы он эту историю тем, кто её заслужил, но раз уж влез год назад, стоило закончить её.
Мужчина, мелькающий в чужих воспоминаниях, показался асу знакомым.
- Кажется, я его видел в ориентировках, - пробормотал Тюр, вспоминая. Поморщился, подавив желание грохнуть кулаком об алтарь, чтобы избавиться от внезапного гнева.
- Проклятье! Всеотец велел не вмешиваться в дела Мидгарда, но Мидгард продолжает звать!
Он закрыл глаза и вздохнул несколько раз, стараясь взять себя в руки. Невозможность действовать раздражала, но Один был прав: Тюру нужно было избавиться от привычной для всех маски сговорчивого парня. Это можно было сделать лишь оставив все дела в стороне.
- Прости, - повинился он, - ненавижу высиживать результат. Спасибо тебе.
Он поймал руку жены и поцеловал кончики пальцев. Оставались проблемы народа туата. Что же, он решит их сейчас.
Оглянувшись на туата вновь, он усмехнулся. И не было в этой усмешке и следа от тех морщинок, которые делали его добрее. Злая вышла усмешка.
- Они хотели короля? Будет им король.
Тюр подошёл к арфе под взглядами благих. Коснулся струн и мелодия взлетела в высь. Такая же древняя, как мироздание, такая же юная, как возрождённый альвхейм. Травы взметнулись вверх, опутывая тело смертного так же, как кости пару часов назад. А духи заворожённо смотрели за королём, не сознавая, что теряют тела. Вскоре не осталось никого, кроме асов и притихшей арфы.
- Как-то не задалось свидание. У нас дома есть вино и пиво, я перетащил гитары и даже почти перестал над ними дрожать. Пошли?
Изображение

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2125
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5385
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.02.2019] In the Woods

#27

Сообщение Thrud Thorsdottir » 26 мар 2020, 08:48

В льдистых глазах мелькнуло и померкло что-то, напоминавшее сочувствие; протянув руку, Труд на миг задержала сильную ладонь на мужском плече. Она знавала, что такое зов, от которого невозможно укрыться, как не пытайся, так звали её битвы и так ждали павшие.
Ноша Тюра вряд ли была легче, пусть даже часть из неё он взвалил на себя добровольно. Атлант выбирал держать небо, но небо оставалось тяжелее вечности.
Людям боги подарили свободу выбора, но сколько той свободы было у них самих, вечно обречённых исполнять роли, отданные и истребованные вселенной? Порой, глядя на своё отражение в зеркале или в чёрных зрачках возлюбленных своих братьев, младшая из детей Тора думала, что в силах на самом деле понять Люцифера и его бунт.
Ничто не может быть хуже бесконечного исполнения предназначения и отдачи долга, который, в общем-то, занимал даже не ты сам.
- Всё в порядке, - произнёс высокий голос вёльвы, - я понимаю.
Она, возможно, понимала больше, чем захотела бы сказать.

Ковырнув носком ботинка мелкий камешек, она подтолкнула его в сторону ледяной воды, проводила взглядом разошедшиеся по поверхности круги, куснула себя за нижнюю губу. Зубы у неё были белые и ровные, и только клыки на верхней челюсти казались странными.
- Ты упускаешь из вида одну вещь. Дед велел не вмешиваться тебе лично, но сколько раз сам Вотан вмешивался во что-то сам? В этом нет смысла, когда есть чужие руки. Что можно сделать людям, сделаю я, солью коллегам из Интерпола, что нельзя…
Вилкмерге усмехнулась, и на миг лицо её стало хищным и злым.
- Братца вон моего попроси: Моди выдерживает в безделье максимум трое суток запоя и женщин, потом ему становится скучно. А когда Моди скучно, он соглашается на любую авантюру, уж поверь.
Поднявшись на ноги, шаманка, пристально изучив свои пальцы, резко вдруг хлопнула в ладони, и оборвались и её песнь, и сеть, и тени-духи разлетелись прочь, больше не было ни костров, ни дыма. Смертный с лицом бесстрастным, как мертвец, лежал, утопая в зелёной, зелёной траве, и едва слышно вестница смерти пожелала ему покоя.

Туата истаяли, умолкла арфа, и остались только они вдвоём, а земля приняла пепел да золу, и Труд подумала, что на следующий год здесь взойдут и распустятся диковинные цветы. Из чрева земли вышел дивный народ, в чрево её и возвращается.
Она тряхнула головой, и заплясали рыжие, как пламя, косы, запрыгали по спине.

Помедлив миг, женщина кивнула, соглашаясь. Ей не было особой разницы, куда идти.
- Только коня на руки передам.
Стремительно надев на себя куртку, подхваченную с седла, асинья одним движением взлетела в седло, потянула поводья, заставляя недовольного вороного оторваться от свежей еды, слегка поддала пятками в крутые бока. Домашним духам, что прибились к сёстрам-валькириям, никогда не приходилось скучать, и они нередко бывали в тайне благодарны тогда, когда хозяйки не приводили на ферму хотя бы медведей. Ну или делали это не слишком часто. По сравнению с шатуном конь, у которого были где-то в родственниках келпи, казался милым домашним животным с чудесным норовом.
Тяжёлые копыта жеребца выбили из плоти пространства золотые искры, когда шаманка прокладывала дорогу из мира закрытого в реальный.

Сегодня о туата, троне и потерянных королях можно было более не думать, и Труд была решительно рада тому. Когда она вернулась, - через миг или через вечность, не поймёшь, как складывалось время вокруг той, что бывала вне его течения, слишком часто ходя рука об руку со смертью, - от неё пахло хвоей и мёдом, терпкими ароматами вечной зимы.
- Пойдём, - откликнулась она лесным эхом.
И стало совсем тихо.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя