[25.12.2018] Ёлочка, гори

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#1

Сообщение Nina Skorzeny » 03 окт 2019, 09:29

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
середина дня.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Северная Германия, Шлезвиг.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Gabriel, Nina Skorzeny.

СИНОПСИС:
В небольшом немецком городке по соседству с Данией происходят странные вещи: внезапный всплеск замерших беременностей и выкидышей. Подобные грустные события встречаются и совершенно по естественным причинам, но не в таких масштабах.
И пока местный роддом пытается разобраться в происходящем, привлекая заодно доктора Скорцени, чьи КДЛ работают с анализами на аутсорсе по всей зоне Евросоюза, маленький датско-немецкий Шлезвиг внезапно становится местом очень странных семейных встреч.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#31

Сообщение Nina Skorzeny » 20 окт 2019, 22:35

Взмахи крыльев Сауле были не в пример тяжелее лёгкого, изящного полёта архангела, купавшегося в тёплых потоках воздуха. Танцующе-стремительная там, на земле, где каблуки охотно вбивались в твёрдый асфальт, в воздухе она казалась заметно неловкой и не поспевала за пируэтами Гавриила.

Его голос обволакивал, он струился словно отовсюду; и слова, сказанные вестником Божьим, почти не стали для неё неожиданностью. Нина верила в лучшее, но не верила в хорошее; и сейчас она до конца поняла, что за слабое, тоскливое чувство тревоги испытала, едва увидев Гавриила там, в кафе.
А ведь странно: уже почти целый день прошёл, клонился к вечеру. Она не думала, что задержится - что её задержат - в Шлезвиге так надолго.

Может быть, навсегда.

“Я всю жизнь от чего-нибудь бегу, но всю жизнь меня догоняют.”

- Так за этим ты пришёл на самом деле?
От совершённого Сауле не открещивалась. Это в армии можно было уповать на приказ, который должно выполнить, но то время безнадёжно прошло, и всё, что было сделано, было её решением.

Мелкие солёные брызги полетели на лицо, окропили губы. Море пахло холодом, йодом и печалью, Нина, зачерпнув крыльями воздух, потянулась вверх, за Гавриилом, снова увлёкшим её в высоту; и она не сопротивлялась этому его полёту, позволяя ронять её или поднимать - просто ждала, что будет дальше.
В ожидании Скорцени преуспела за долгую свою по человеческим меркам жизнь.
Растрёпанные светлые волосы, в которых играло зимнее солнце, снова напоминали нимб, но глаза; взгляд выдавал её.
Такой же прозрачный и холодный, как воды Шлеи там, внизу.
Может быть, ей следовало чувствовать страх, вспомнив историю о том, почему род нефилимов исчез бесследно; но Нина давно не умела бояться. Умереть сегодня или через тысячу лет - в этом не было никакой разницы.

Конец один.
Будущего не существует.

- Они тоже убивали других людей. Люди вообще убивают других людей очень часто, намного чаще, чем это делает кто-то ещё.
В памяти всплыли исколотые следами инъекций руки лже-священника и блокноты, исписанные тугими нитями формул и алхимических преобразований, где подопытными были, похоже, совсем не лабораторные крысы. Вспомнились сухие мумии, оставшиеся вместо живых людей после произнесённых ими добровольно слов.
- И они похитили и удерживали меня, наложив магические печати и не соизволив пояснить причин такого восхитительного гостеприимства. Не знаю, зачем и для чего, Гавриил, но вряд ли для чего-то хорошего, а я больше ни за какие чёртовы чужие устремления сражаться не буду. Я не хочу ничего знать про политику, про власть, про кризисы во всех тонких мирах; мне это не нужно, мне это неинтересно, я не буду в этом всём участвовать, добровольно или силой. Не буду. Мне, чёрт возьми, есть, чем заняться! Даже если я не открою панацеи от ретровирусов и не решу всех проблем биоэтики, я могу хотя бы попытаться, и это много полезнее для людей.

Ничего она не хотела так же сильно, как просто возможности нормальной, обычной жизни.
Хотя бы насколько это было возможно.

И Сауле, всплеснув крыльями, упала, сделав петлю, к самой воде, где холод забирался под тонкую голубую ткань платья, а солнце не могло осветить тёмных глубин.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#32

Сообщение Gabriel » 22 окт 2019, 07:25

Габриэль не стал ее удерживать, но сама вода, когда Нина оказалась в опасной близости от нее, отхлынула, выгибаясь темной волнующейся чащей, чтобы не замочить ее каблуков. Архангел парил сверху, своими большими крыльями будто разделяя мир на две части: над ним, наверху, солнце, а внизу, в тени его крыл, у воды, - полумрак.

- Значит, ты убила их просто потому, что они досаждали тебе, Сауле?

Где-то на краю здравого смысла рождались новые вопросы. Кто эти замечательные люди, что похищают существ, вроде Нины, могут удерживать их силой магических печатей, и вообще, зачем они это делают?
Но Гавриил с досадой отмахнулся от этих вопросов, упрекнув сам себя в том, что он, кажется, ищет повод не делать то, что дОлжно. Хотя признание Сауле было однозначным. Не из-за голода, как убивали, например, вампиры, не потому, что ее жизни, действительно, что-то угрожало (намерений похитителей она так и не выяснила), не защищая тех, кто нуждался в защите, не из-за каких-то благих намерений, - с людьми случается и это. Просто потому, что таковы оказались обстоятельства очередного бегства.

- Знаешь, это, и правда, очень по-человечески.

Надрывное желание нифилима остаться в стороне от всего и всех не вызывало у архангела сочувствия, но понять его он мог. Это тоже человеческая слабость. Извечно объясняющая, отчего люди не замечают грядущих бед ровно до того момента, когда предотвратить их уже невозможно. Они не желают знать, видеть, задумываться, тем более, действовать. А потом вдруг становится слишком поздно.

Вода забурлила, готовая вот-вот обрушиться на Нину так же, как когда-то она семь дней и семь ночей падала с небес, не пощадив в итоге никого и ничего, кроме болтающегося на волнах Ковчега. И Габриэль знал, что не позволит Сауле снова взлететь, если та даже и попытается.
Так надо.
Но в клубящейся в бурунах темноте мелькнул отблеск нити, ведущей его сквозь тьму.
Неблагодарность?
Даже вода это понимает.

Высокая волна, выпучившаяся посреди залива гребнем древнего Змея, изогнулась, разбрызгивая на ослепительно-белое оперение крыльев нифилима клочья пены и… схлынула.

- Я собирался избавить мир от твоего присутствия, не стану этого скрывать, - буркнул архангел. - Но ты не похожа на допотопных великанов, полубогов минувших дней. Они считали себя выше людей, желали править ими и владеть Землей вместо смертных, ты же просто стыдишься своей непохожести на людей, и потому от нее никому не будет проку. К тому же ты помогла мне, хоть я и вынудил тебя к этому, не спросив согласия. И потому иди с миром, племянница!

Пожелание его тут же было исполнено буквально, вновь полыхнуло сияние перехода, проявив Нину Скорцени в сквере возле городского музея. Пальто ее и сумка расположились на скамейке, а в сумке требовательно надрывался мобильный.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#33

Сообщение Nina Skorzeny » 22 окт 2019, 22:21

Продолжая смотреть в тёмные глубины Шлеи, женщина пожала тонкими плечами. Её невозможно было задеть словом, всё обидное или злое она пропускала сквозь себя, как стекло - свет. Слово, конечно, было в начале, но со временем оно изрядно утратило свою особую силу.

- Потому что я спасала свою жизнь и свою свободу. Можешь трактовать моё нежелание подчиняться чужому умыслу как угодно, - отозвалась Нина совершенно равнодушно.
“Очень по-человечески”? Может быть.
Ничуть не менее по-человечески, чем алхимические преобразования на живых людях, которые обращают их в вампиров - без проклятия. Созданные по образу и подобию, люди от своего творца многое унаследовали - и добродетели, и пороки.
Возможно, последних было больше.

Сауле не тешила себя надеждами о собственном совершенстве: она просто стремилась выжить, не слишком при этом задаваясь вопросами, что допустимо и возможно. Принятие мученической смерти или необходимости страданий для очищения души не было ей близко.
Простота и практичность мировоззрения, отполированные годами. Змея не тратит яд до тех пор, пока её не вынудят, но если на неё наступят - она не будет задумываться перед тем, как укусить, и ей всё равно, хотели ли её убить или это было случайностью.

Вскинув прозрачные глаза на Гавриила, женщина только едва заметно кивнула: не то благодарила, не то просто принимала его решение, как должное; а после свет подхватил её, точно бумажного журавлика, и всё исчезло - и хмарое зимнее небо, и архангел, и ледяные воды бухты, и солёный запах.

Сауле едва успела спрятать свои крылья, когда мир вокруг обрёл чёткость заново, торопливо подхватила пальто и набросила его на плечи, а после, склонившись к коленям, закрыла лицо ладонями.
“Чёрт.”
Слишком много всего для неё одной за последнее время.
Прятаться от иного мира в обычном, простом, таком человеческом, становилось всё сложнее. Иной упорно находил нефилима, что принадлежала сакральному также, как и обычному, желала она того или нет.

Телефон продолжал звонить, и доктор Скорцени, загнав поглубже в тёмные бездны души своё тонко чувствующее “я”, вытащила его из сумки. К чёрту Гавриила; к чёрту всё.

Удивительно, но на этот раз новости были не такие, после которых впору заказывать похоронный марш. Главный врач, интеллигентно интересовавшийся, не будет ли у коллеги времени поужинать, мельком обмолвился, что сегодня удалось спасти одну из пострадавших и её недоношенного ребёнка, и он, скорее всего, теперь выживет. Перинатальная медицина позволяла достаточно многое из того, что могло приравниваться к чуду.

Подходивший ей сегодня поезд Сауле уже всё равно пропустила, так что торопиться было некуда. Переночевала она в неплохой гостинице, где помимо других благ цивилизации была и прачечная; запах морской соли от платья отчего-то невероятно раздражал.
Ночью ей снились белые облака и солнечный свет; а ещё, кажется, чьё-то присутствие, такое лёгкое и бледное, что от него осталось только ощущение - легче тени.

Билеты в Берлин были только на поздний вечер, добираться с пересадками женщина не хотела, так что впереди у неё, кажется, был ещё один свободный день, который можно было попытаться посвятить тому, чтобы осмыслить всё происходящее. Некоторое время она колебалась, не позвонить ли Штольцу, но всё же оставила этот явно очень длинный и не очень простой разговор для личной встречи.

И тогда она решила отправиться в собор. Сауле всегда тянуло в церкви, в высокие каменные своды, где было почти уютно; и в памяти снова всплыли слова Гавриила о “Голубой Мадонне”. Кажется, явление архангела во плоти разбередило ей душу больше, чем Нина бы желала это показать, и её мысли всё возвращались к нему.
"Ты же просто стыдишься..."
А было, в общем-то, чего.

И существовало ли на свете место для тяжёлых раздумий более подходящее, чем церковная скамья.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#34

Сообщение Gabriel » 23 окт 2019, 08:00

Фрау Линду Краузе выписали из больницы на следующий день.
- У меня все в порядке, я прекрасно себя чувствую, - не уставала повторять молодая женщина раз за разом наведывавшимся к ней врачам. И это было правдой, вчера она умирала и ребенок ее умирал, а потом все стало хорошо.
Чудо.
Об этом шептались медсестры в изголовье каталки, Линда слышала их разговор сквозь дрему, когда ее везли из реанимации в палату. Слышала и сразу же поверила, потому что младенец внутри ее упрямо толкнул под сердце, а ведь совсем еще недавно ей сказали, что он умер, и единственное спасение для нее самой – немедленная операция.
Чудо.

Фрау Краузе никогда не была особо верующей, в детстве родители водили ее в кирху, но потом, на волне подросткового бунтарства, Линда отказалась от многих глупых привычек, в том числе и от веры. Но когда водитель такси спросил свою пассажирку, куда ее отвезти, она ответила:
- К кафедральному собору.
Муж Линды улетел по делам в Нью-Йорк и застрял в накрывшем восточное побережье Штатов снегопаде, писал тревожные смс-ки, Линда отвечала то же, что и остальным, - она прекрасно себя чувствует, - отсылала улыбки и сердечки, вновь и вновь прогоняя от себя страх, подкрадывающийся исподтишка и свистящим шепотом спрашивающий, что бы было с ними, если бы чуда вчера не произошло.

Из такси фрау Краузе выбралась осторожно, бережно поддерживая округлившийся живот. А, оказавшись под сводами собора святого Петра, поняла внезапно, что не знает, что делать дальше. Где молиться, - перед алтарем или где-нибудь в уединенном месте, - кому молиться, - Спасителю, Мадонне, кому-нибудь из ангелов, - как молиться? Она даже не уверена была в том, нужно ли зажигать свечу для молитвы.
Растерянно оглядываясь, Линда высматривала, к кому бы обратиться с вопросами. Зал был почти пуст, туристы не в счет, эти перешептывались и кивали друг другу на сцены на алтаре, витражи и картины, они ей не помощники. Прочие перед Рождеством предпочли покупки молитвам.

Взгляд фрау Краузе внезапно зацепился за стоящего в тени у стены мужчину. Он был в темных очках, и Линду это удивило, в соборе царил полумрак, а на краю нефа за колоннами было откровенно темно, зачем очки?
Мужчина тем временем сделал несколько шагов в ее сторону, трость в его руке звонко цокнула по каменному полу. Слепой!
«Бедняга», - мелькнуло у Линды, но сочувствие тут же сменилось какой-то неприятной неловкостью, черные квадраты очков, устремленные на нее, пугали, хотя теперь уже понятно было, что слепец не может ее видеть.

Поспешив вперед, фрау Краузе поравнялась с женщиной, разглядывающей старинное изображение мадонны с младенцем. Вокруг этой женщины было ощутимо светлее, хоть Линда и не могла объяснить, как это возможно, - просто ощущение, но ощущение настолько сильное, что она решилась заговорить.
- П-простите, вы не подскажете, благодарственная молитва, где и как ее нужно произносить? Глупый вопрос, признаю, но мне очень важно все сделать правильно!

* * *
Расставание с Сауле оставило горьковатый привкус разочарования. Хотя у Гавриила, так хорошо знавшего смертных и так долго наблюдающего за ними, разочарование в людях давно должно было войти в привычку.
В Шлезвиге ему больше нечего было делать, и поначалу архангел подумывал о том, чтобы сразу вернуться в Ниццу, но внезапно вспомнил, что собирался поговорить со священником из кафедрального собора.
Явиться в дом пастора на ночь глядя было невежливо, посетить его во сне – по-ангельски, но популярные писатели так не поступают. В итоге Габриэль решил отложить свой визит на следующий день. Когда впереди у тебя вечность, к чему спешка?

- Герр Бушар, вы конечно же не могли об этом знать, - дверь ему открыла пожилая немка в расстроенных чувствах. – Преподобный пастор Холмс в госпитале, с сердцем плохо.
Решительно, больница была тем местом, вокруг которого вращалась вся жизнь этого пасхально-открыточного немецкого городка.
- Я видел его вчера на утренней службе, - заметил Габриэль. – А тут вдруг такое. Очень жаль.
- Он вчера повздорил с сыном, - женщине вовсе необязательно было рассказывать об этом первому встречному, но гость казался таким располагающим к себе, что почтенная фрау сама не поняла, как разболталась.
- Бедный мальчик, он так тяжело переносит свое увечье.
- Увечье? Что же с ним случилось?
Собеседница смотрела на архангела умоляюще.
- Я не сплетница, - предупредила она, понизив голос. – Но Франц… Пять лет назад его беременную жену сбил мальчишка, знаете, из тех, что носятся по дорогам сломя голову. Не справился с управлением, и… Врачи не смогли ее спасти. Франц, он словно в уме повредился, вы бы слышали, как он поносил бога. А еще через два года попытался наложить на себя руки, выпил… кажется, какой-то растворитель или технический спирт. Выжил, но ослеп. С тех пор он стал спокойнее, но вчера…
«Где-то есть человек, который сам, добровольно, сошел во тьму, - вспомнил свое собственное предположение Габриэль. – А вчера у этого человека день не задался».
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#35

Сообщение Nina Skorzeny » 23 окт 2019, 22:47

Нежно-голубое платье в мягком полумраке свечей отблёскивало перламутром, почти таким же, как умелая рука художника подчеркнула одеяния Мадонны; эти две женщины, одна - с картины, и вторая, что стояла пред ней, были похожи странным образом. Не столько чертами - строгое лицо Нины с высокими скулами и резкой линией подбородка напоминало более старые византийские иконы, чем искусные полотна, - сколько общим ощущением спокойной мягкости.
Нежный взгляд и золото волос.

Повернувшись к женщине, Сауле открыто улыбнулась ей, и в глубине её глаз полыхнуло солнечное тягучее золото. Свечи на мгновение вспыхнули как-то особенно ярко, словно их окатило волной свежего воздуха.
Не требовалось много усилий, чтобы понять, почему вчерашняя пациентка так рвалась возблагодарить хоть кого-нибудь за то, что жизнь её нерождённого дитя не оборвалась. Врачи сделали что-то на грани невозможного.

Врачи - и посланник Божий.

“Учитывая все предыдущие случаи, это натуральное чудо, которому мой реаниматолог не может найти объяснение,” - сказал главный врач и протянул к широкому винному бокалу доктора Скорцени свой стакан с виски.
Она сама, конечно, знала, но не стала ничего рассказывать. Может быть, её коллега верил в Бога и во вмешательство Господне в дела земные, но верить и знать - не совсем одно и тоже.
Иногда лучше оставаться в неведении.

Сауле ещё раз скользнула взглядом по большому животу женщины, затем протянула руку и легко коснулась её ладони, самыми кончиками пальцев; целительный перелив чистого света вплёлся в чужое существо вместе с чувством покоя и лёгкой, нежной радости.
Солнце разгоняло ту тьму, что ещё клочьями тумана висела в женском чреве, не в силах погубить, но отравляя; для этого сил и умения Рафаиловой дочери хватало с лихвою.
- Деве Марии, - ответила она негромко, и лёгким перезвоном полетел звук высокого мелодичного голоса, - и, конечно, это не глупый вопрос. Я расскажу.

“Под твою защиту прибегаем, Пресвятая…”

В воздухе витали ароматы благовоний и воска, лёгкой гари свечей; но было что-то ещё - снова морская соль и сырость туманов. Оставив Линду в чувстве благостного умиротворения общаться с Царицей Небесной наедине, Нина прошлась по собору, устроилась на одной из последних скамей, сложив тонкие сильные руки на коленях, и стала ждать.
Предчувствия редко подводили её, и он чувствовала что-то смутное, необъяснимое - тревожное. Ощущение надвигавшейся бури, какое бывает, когда ещё миг назад ярко сиявшее солнце внезапно закрывают тёмные тучи.

И вскоре она увидела: мужчину в тёмных очках, в руке сжимавшего длинную трость с алым ремешком для руки - слепой. Вокруг него клубилась темнота, такая же непрозрачная, как воды Шлеи, в которых невозможно было разобрать собственное отражение.
Он следил - не глазами, поскольку видеть не мог, но как-то иначе, ориентируясь по звукам голосов, дыханию, шестому чувству? - за фрау Краузе. Твёрдый разрез рта, слегка скошенного вниз левым уголком; мрак в этом человеке ощущался также остро, как и его бесконечная, давящая тоска.

Был ли тот слепец самоубийцей, или стоит признать, что и она, и даже Гавриил ошиблись, посчитав, что Шлезвиг пережил отмеренное зло в прекрасный рождественский день?

Поднявшись, она оставила своё пальто и сумку прямо на скамье - уж вряд ли здесь они кому-то могли понадобиться, - и, негромко, но вызывающе цокая каблуками, прошлась по собору. Она встала так, чтобы оказаться строго между Линдой и мужчиной - прямо на линии взгляда, если бы он только умел видеть.

И слепец дёрнул головой, словно первым его желанием было отвернуться.
Он чувствовал слишком яркий свет.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#36

Сообщение Gabriel » 24 окт 2019, 09:07

- Подумать только, как светло, - хриплым полушепотом подтвердил мужчина в очках тростью предположение Нины. – Жаль, отец этого не видит.
На мгновение замешкавшись, он внезапно упрямо вздернул подбородок и двинулся на нифилима. Не понятая и пока не оцененная слушателями, под сводами кафедрального собора разыгрывалась увертюра из стука трости и стука каблуков.
Тьма следовала за колдуном рваным саваном, тяжело стелилась по полу, запах гнили и сырости сминал отдушку плавящегося воска и ладана, окружающую знаменитый алтарь. Ребенок в животе фрау Краузе тревожно заворочался, узнавая этот запах раньше, чем его почувствовала сама Линда.
- Ох, что же ты, малыш, тише, прошу тебя!
Молодая женщина напряглась, широко распахнутыми глазами глядя на картину. Чувствовать своего ребенка живым было не так пугающе, как ощущать его мертвым, но до чего же порой больно!

Франц Холмс никогда не жалел о том, что он с собой сотворил. Мир, залитый солнечным светом, не вызывал у него ничего, кроме отвращения, с тех пор, как в нем угасла Эльза. Ослепнув, Франц перестал отвлекаться на лишнее и, наконец, научился вникать в суть вещей. Ниспосланная ему тьма была объемной, осязаемой и выпуклой, как шрифт Брайля, она говорила с ним, защищала его, делала сильнее. Стоит сознательно отринуть все человеческое, и в человеке пробуждается зверь, древний, безжалостный, могущественный и прекрасный. Как зверь чует добычу, так и Франц ощущал сотворенное им колдовство; когда свет выжег все его намерения и надежды, адепт Темного садовника испытал мучения, что сродни агонии. Это привело его в бешенство, но, как зверь, он попытался запутать свои следы, уходя от погони. Пришлось пожертвовать давним приятелем и невольным помощником, но не просто было смириться с тем, что предстояло затаиться, возможно, надолго, а потом начинать все сначала, когда он в шаге от цели. Оставалась всего одна жертва, одна душа, последний росток для Темного сада. И ее Франц тоже чуял. Пока свет вновь не встал у него на пути.

Поначалу виделось, что он имеет дело с кем-то могущественным, раз даже Тот, кто идет во Тьме, с ним не сладил. Быть может даже с кем-то из тех, в кого верует его отец. И… как они посмели?! Оставаться глухими ко всем молитвам такого безнадежного праведника, как пастор Холмс, к тому безбрежному отчаянию, что захлестнуло Франца после гибли жены, и явиться лишь для того, чтобы помешать ему в тот миг, когда он знает средство помочь Эльзе сам.
Да будьте прокляты!
Он готов был схватиться даже с самим ненавистным лживым богом с церковных витражей, но этот стук каблуков… Женщина? Неужели Мадонна? Богоматерь с картины явилась защитить женщину, носящую под сердцем ребенка?!
- Я орудие твое – зашептал Франц, призывая того, с кем связал себя Тьмой. – А ты… отступись.
Он вскинул трость, указывая ее концом на Нину, и, криво улыбаясь, снял очки. Бельм на глазах не было, но в них клубился мрак, и, казалась, глазами человека сейчас смотрит в мир кто-то другой.

* * *
Теперь у Габриэля было имя. Имя – это больше, чем ничего, но не так уж много, если задуматься. Возможно, все еще не стоило торопиться. На случай, если Франц Холмс еще не готов бросить все и бежать в неизвестность. На случай, если он все же вернется домой.
Слепцу сложнее решиться на перемену мест, слепой человек беспомощнее зрячего.
«Но не этот», - сказал себе архангел, вспоминая разом и мертвеца с ножом в груди, и то существо, что он встретил во тьме.
Неизвестно, чем колдун занят вот в эту самую минуту, есть ли у него с Темным садовником какой-то план или договор.

И снова воспоминания… Ярость, клокочущая во тьме, жмущаяся к нему младенческая душа. Что это будет за дитя? Гавриил, занятый своим, не обратил на своего случайного попутчика особого внимания, просто вернул его в тело на обратном пути. Это мальчик, до рождения ему чуть больше месяца, он появится на свет 21 января следующего года. И чем еще знаменательна сия дата? Полное лунное затмение?
«Будет темно», - хмыкнул архангел. Фрау, рассказавшая ему про Франца, глянула на герра Бушара с некоторым подозрением, но он уже прощался. Пожалуй, стоило бы разыскать последнюю несостоявшуюся жертву колдуна. На всякий случай.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#37

Сообщение Nina Skorzeny » 24 окт 2019, 22:42

Прищурившись, как сердитая кошка, Нина просто смотрела на слепого, и вокруг неё растекалось мягкое солнечное сияние, лившееся будто бы через одно из высоких окон под самым сводом. Тьма, струившаяся за неприятным и мрачным гостем, накатилась было вперёд мутной тягучей волной, но ткнулась в носки высоких женских сапог - и откатилась назад, умчалась обиженной собакой.
- Иди ты к чёрту, - ответила Сауле совершенно спокойно.
Не то, чтобы чёрту нужны были все те, кого она регулярно отправляла к нему на свидание, но Ад большой, и места в нём вполне хватало на всех. (По крайней мере, так говорили гримуары, а оккультисты Средневековья знали толк в интересном времяпровождении.)

Холод не мог испугать её, не мог и мрак, и чувство глубокого, как океан, отчаяния; Скорцени потому совершенно безмятежно посмотрела в слепые глаза - чёрные, больше звериные, чем человеческие. Она чувствовала, что он, тот, кто был где-то там, за человеческим телом, видит её даже сквозь всю свою слепоту, может быть, не в силах разобрать её лица и фигуры, но безошибочно ощущая солнечный жар.
Не глазами.
Нутром.

Лёгкие переливы на золотых волосах, они вновь полыхали как нимб.

Только вот место и время для стычки были крайне неудачные.
В сумке Скорцени лежала привычная “Беретта”, но застрелить человека в церкви, где полно туристов и прихожан - не самый удачный бизнес-план. Люди не верят в демонов и чудовищ из кошмарных снов, а вот в судебное производство и уголовные преступления - весьма охотно.
Проклятия и порча не давались ей, Нина была оккультистом, но не ведьмой; а взывать к человечности в этом существе уже просто не имело смысла. Конечно, слепец был человеком - когда-то давно. Теперь в нём остался только мрак.

Она сжала правую руку до того, что ногти сильно впились в ладонь, оставляя крошечные царапины; мужчина конвульсивно отвернулся, не в силах будто находиться рядом. Ночь была его временем, а сейчас, в полуденном зное, пусть и зимнем, под сводами дома Господня, он был чужим. То, что таилось за ним, в его тени, что тянуло за ниточки и нашёптывало обещания, шипело и плавилось, истекая запахом моря, и тьма так и клубилась вокруг подсвечников, по углам, вокруг мужских ботинок, но распадалась в клочья тумана.
Почти такие же, как следы, оставшиеся на Линде, на её сущности; неприятные, взякие, как мазут.

Нина думала очень быстро: зачастую от умения принимать решения, выходящие за рамки не только любых существовавших должностных инструкций, но и здравого смысла, и человеческого воображения, зависела её жизнь. А ещё Нина отлично умела не сожалеть о решениях, которые ей не нравились, но которые были эффективны.

Она прислонилась плечом к одной из колонн, глубоко выдохнула - и сквозь время и собственные воспоминания потянулась к солнцу, по тонкой золотой нити, что уже истаяла, но осталась ощущением натянувшегося каната на грани падения в бездну.
Гавриил не будет рад её видеть, это уж наверняка; да и она тоже не то, чтобы рвалась к ещё одной встрече с дядюшкой. Но сейчас это не было важно; он был здесь, в Шлезвиге, и он тоже ошибся, когда решил, что всё окончилось само собой, как она ошиблась.
Их ошибка. Им её и решать.

Тьма не ушла, а Сауле могла лишь удержать её, но не изгнать.
На белой коже ладони - мелкий бисер крови, выступившей сквозь царапины.
Ничего, с гордостью она разберётся потом.

“Взываю к тебе, Архистратиг!”
Тонкая, с волос ниточка, которой Нина тянула Гариила из мрака назад, ощущение яркого света. Почти молитва, только много ярче.

Вновь почувствовавшая слабость и головокружение, Линда опустилась на одну из первых скамеек, положив обе руки на живот, и лицо её было бледно.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#38

Сообщение Gabriel » 25 окт 2019, 23:11

Призыв застал архангела врасплох. Люди вообще за последние двести лет стали самостоятельнее, и к божественным силам напрямую апеллировали редко, а уж обстоятельства их с Сауле расставания и вовсе предполагали, что видеть его племянница захочет очень и очень нескоро. И все же ошибиться было невозможно, магия призыва вибрировала тонкой световой нитью через пространство.
Что дочь Рафаила сказала ему в подсобке? Что от нее будет непросто отвязаться? Похоже, так оно и есть.
Гавриил позволил этой незримой, но хорошо ощутимой нити вести себя, укутался неопределенностью иллюзии, потом стал чистым светом, а когда воплотился снова, сходу окунулся в запах ладана и лютеранскую строгость, и сразу, без всяких пояснений, узнал место назначения.
Кафедральный сбор святого Петра.

- Ты призвала меня в церковь? – не удержавшись, изумился архангел. Напряженное лицо Нины в интерьерах храма выглядело вызывающе неблагостным. В Следующий миг Габриэль и сам уже понял, отчего.
Направлявшийся к ним мужчина споткнулся и глухо застонал, заслоняя незрячие глаза рукой. Аура ангела слепила его до боли, она была намного ярче той, с которой колдун был готов схватиться.
- Я не удивлен, что он тут. Этот любитель ароматов с душком – сын местного пастора, я потом тебе расскажу. Беременная женщина тоже здесь? Присмотри за ней, прошу тебя.

Франц Холмс отступил, но не отступился. Он был из тех, кому уже нечего терять, почти уже не человек, - тьма пожрала его изнутри, оставив лишь сосуд смертного тела и воспоминания, которые были этому телу когда-то особенно дороги.
Ему нужно было во что бы то ни стало закончить начатое, завершить некий цикл своего существования, чтобы все прошлое, уже содеянное, обрело смысл. И потому колдун, разливая застывшим взглядом мрак, позволял тому течь сквозь, воспользоваться собой, как распахнутыми воротами, через которые в реальность, где существовал тело Франца, входила тьма. Позволял решать за себя тому, другому, что требовал жертв и обещал странные чудеса.
- Она моя. Эта душа моя! Никому этого не изменить!
Тьма, прижимаясь к полу, как хитрая и осторожная тварь, по-прежнему ползла, растекалась в трещинах каменных плит, карабкалась сквозь рвущий ее свет к сжавшейся на скамье Линде. На них начали оглядываться, люди вокруг не видели того, что происходило в астрале, но странное поведение слепца не могло долго оставаться незамеченным.
- Вам помогать? – кто-то из туристов на плохом немецком но с искренним участием обратился к герру Холмсу и тут же, побледнев, схватился за сердце. Для людей, в отличие от небожителя, это существо был опасным.

- Похвальная настойчивость, - заметил Габриэль. – Но нет. Не в этом месте. Тут от света нет спасенья, Франц. Это же храм божий.
И позвал свое воинство, то, что по иронии судьбы, хранил и пестовал для Ахистратига отец колдуна, Холмс-старший.

Собор Святого Петра построили девятьсот лет назад, хотя первая христианская церковь на этом месте появилась еще раньше, в IX веке. За это время храм посетили десятки тысяч верующих. Ничто на земле не проходит бесследно, их веру столетиями вбирали в себя эти стены, и теперь стены эти засияли разом, свет струился со всех сторон, в соборе не осталось ни одного крошечного клочка тени, в которой могла укрыться тьма.
Колдун завыл, мрак свивался вокруг него в кокон, стягиваясь все туже, но вокруг был свет, и свет не давал тьме распространиться.
- Вам помогать? – передразнил Габриэль. Он умудрялся быть и величественным, и циничным одновременно. – Я помогать, я всегда помогать. Прозрей, Франц Холмс.
Чудо. Еще одно. Но почему бы нет.
Тьму рвануло во все стороны, как воду из лопнувшего резинового шарика, каким летом забавляются дети. Франц заморгал, часто и изумленно, глаза его больше не были воротами между мирами, он снова видел то же, что видят обычные люди, а Темный садовник больше не видел ничего.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#39

Сообщение Nina Skorzeny » 26 окт 2019, 21:46

Ощущение присутствия пришло внезапно. Вот не было никого - и вот снова рядом чужое тепло и небесное пламя, прикрытое человеческим обликом. Сауле распахнула глаза.
Мир замедлился. Сакральное жило по другим законам, и иногда, как бы дочь Рафаила тому не сопротивлялась, ей приходилось вспоминать о тонких и иных мирах, становясь иной.
Или, быть может, переставая быть человеком, за что она так цеплялась.
- Да, иногда на меня нападает чувство благости, - в тон Гавриилу ответила его племянница, потом лицо её чуть смягчилось. - Спасибо.
Сын пастора? Иронично. Не будь этого треклятого запаха йода и морской соли, Сауле задумалась, не было ли тут очень интересного (он называл его британским) чувства юмора Люцифера, уж слишком откровенно гротескным было это родство.

Тьма выгнулась, стараясь обтечь, обогнуть архангела, но свет его был слишком чист и слишком ярок, чтобы не обжечься. Паутина, растёкшаяся по каменному полу, неумолимо таяла, и лёгкие, стремительные шаги Нины, поспешившей к Линде, ещё больше разрывали смертную тень, оставляя в ней глубокие прорехи.
Проходя мимо туриста, который по незнанию и искренней доброте возжелал было помочь, женщина будто случайно задела его локоть, задержалась на миг рядом - и всё дурное ушло. Остался только запах ладана и благовоний, а на слепца больше никто не обращал внимания; невесомая завесь сокрыла то, что людям было не нужно, размывая их воспоминания.
Здесь, в стенах, глубоко пропитанных молитвами и светом, чаровать было легко: сила сама ластилась к рукам и звала её коснуться, алтарь в изнанке сиял белым пламенем.

Присев на скамью рядом с беременной, Сауле заговорила, и для постороннего человека это было лёгкой, ничего не значащей беседой: одна женщина интересуется у другой, всё ли с ней в порядке и не нужна ли помощь; сама же Линда почти ничего не слышала, не разбирала слов, только ощущала их напевную плавность, как в гимне, что положен на органную музыку, и ворочавшийся в её животе ребёнок вдруг медленно затих, ушли куда-то боль и тошнота.
Она видела дивные, солнечные глаза, смотревшие на неё, заглядывавшие будто бы в самую душу, они светились изнутри, но и это воспоминание поблёкло, осталось чем-то вроде восхитительного сна - или недостижимой мечты. Скорцени легонько тронула чужую руку, разбивая этот мягкий транс, рождённый её же голосом.

Теперь было можно.

Время для Линды Краузе снова пошло, а реальность - стала осязаемой. Когда она оглянулась, то рядом с ней уже никого не было, и, покидая собор, женщина ощущала себя как никогда более счастливой - не хмельной радостью, но проникновенным, светлым чувством покоя. Почему только она перестала ходить в церковь!
Нина проводила её взглядом. Ребёнок этот был благословлён ещё до рождения. Хотя бы кто-то ушёл сегодня счастливым.

“Счастья для всех даром...”

Первое, что она увидела, вернувшись к Гавриилу - что слепец больше не слеп. Не было вокруг него ни мрака, ни затхлого запаха тревоги; теперь там стоял человек - измученный прошлым и сам собой, лишившийся кукловода, и всё, что в нём было, только горечь.
Он, кажется, даже не боялся. Не умел, наверное, больше - все ночные кошмары у него уже сбылись, но только даже смерть не пожелала его принять. Кровавый след самоубийства отпечатался на его душе, и Нина видела его очень ясно.
- Что оно обещало тебе, сын пастора?
- Всё, - просто ответил Франц.
Он не смотрел на женщину; она была только тенью рядом с архангелом.

Сауле знала, что он скажет, знала наперёд.
Сауле знала, потому что сама спрашивала об этом, пока не поняла, что ответа никогда не будет.
- Почему Эльзу никто из вас не спасал!
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#40

Сообщение Gabriel » 27 окт 2019, 10:16

Знакомый вопрос. Люди часто бросали его в небеса, не получая ответа. Потому что отмалчиваться с небес проще, чем лицом к лицу.
Этот человек, к тому же, ответа просто не заслуживал. Он застуживал наказания, но земному правосудию магия не подотчетна, а небесное… оно просто иное.

- Твоя жена ушла из этого мира счастливой, - отозвался Габриэль. – Она любила, была любимой и предвкушала радость материнства. А ты, Франц Холмс, зачем ты убивал и практиковал темное колдовство, вытравил из себя все человеческое и стал чудовищем на службе у чудовища? Потому что думал, что потерял всех, кто был тебе дорог? Или потому, что тьма была в тебе всегда, и нужен был только повод дать ей волю? Есть люди, которые, в память о своих ушедших близких, сажают сады, занимаются благотворительностью, строят детские площадки и больницы, но бывает и наоборот. Останься Эльза жива, как знать, сколько страданий и разочарований ее ожидало бы из-за близости к тебе. Подумай об этом, Франц. В этом мире причины и следствия не всегда так очевидны, как кажутся.

- Подумать? – В надтреснутом голосе прозревшего слепого прозвучало усталое недоумение. – Разве это еще не конец?

Он давно проклял и уничтожил сам себя, и сейчас ожидал возмездия, как избавления от затянувшегося на пять долгих лет кошмара. Утратив веру в свет, утратив веру в тьму, Франц Холмс вес еще надеялся на небытие, последний и окончательный покой. Но Гавриил полагал, что не все так просто. Не так давно он говорил Нине, что нужно будет убить колдуна, но сейчас, зная все обстоятельства случившегося, передумал.

- Нет, это не конец, - свет в соборе таял, астрал больше не лучился исцеляющим сиянием благодати, но архангел повел ладонью, не уничтожая полностью ужас воспоминаний Франца Холмса, но немного смазывая их, как, бывает, дождь смывает с бумаги свежую акварель.
- Я даю тебе шанс, которого, возможно, ты и не заслуживаешь. Учись смотреть на мир заново. Новыми глазами. И там, где ты видишь несовершенство, старайся исправить его. Если будешь поступать так, как я говорю, в конце пути ты снова встретишься со своей Эльзой. Теперь сядь на скамью и поспи. А когда проснешься, ступай в больницу к отцу.

Мужчина повиновался, он был словно в трансе. Побрел ближе к алтарю, трость с красной петлей осталась лежать на полу, и Габриэль осторожно подобрал ее. Дерево выглядело почерневшим, местами обуглившимся от схватки бушевавших совсем недавно сил.
- Как ты назвала его, Сауле? Оно? Я зову его Темным садовником. Знаешь, что он делал с душами младенцев? Высаживал во тьме свой уродливый сад. А вот зачем – не знаю. Может, тросточки вырезать? В общем, пойдем отсюда. Довольно потрясений для провинциального немецкого городка.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#41

Сообщение Nina Skorzeny » 27 окт 2019, 22:51

Убрав руки в карманы, Сауле внимательно наблюдала за архангелом и колдуном, не делая, однако, ни единой попытки вмешаться. Она помнила, что Гавриил хотел убить его; и, может быть, понимала этот выбор - меньшее зло, убийство одного человека, который, к тому же, был уже не человеком вовсе, чтобы предотвратить гибель многих.
Однако теперь вестник Его рассудил иначе, и задумчивый женский взор, уже не исполненный света, обычный и чуточку - усталый, остановился на красивом ангельском лице. Мгновение казалось, что Скорцени что-то хочет спросить, что слова уже придуманы и их осталось лишь облечь в плоть звука, но затем она медленно покачала головой.

Не умея видеть будущее иначе, чем отрывочными снами, которые практически невозможно было верно истолковать, Сауле хорошо научилась читать человеческую природу. Она понимала людей, поскольку жила среди них и, по-женски наблюдательная, многое подмечала.
Пройдёт несколько дней, погаснет последняя искра света, что заронил в колдуна Гавриил, и тьма вернётся. Она почти не верила, что Франц проживёт хотя бы год: ведь теперь к полному чувству безысходности, которое он носил с собою со смерти Эльзы, добавилась ещё и вина. Вина подтачивает даже самых стойких, Франц же сломался уже дважды, и держаться ему было толком не за что.

Подобрав со скамьи пальто и одевшись, Нина бросила на человека последний взгляд; он сидел неподвижно и просто смотрел на резной, диковинной красоты алтарь. Быть может, смерть стала бы для него лучшим выходом; жить с памятью о собственных грехах всегда много тяжелее, потому что умираешь только единожды, а вот видеть мир и собственное отражение в зеркале приходится каждый день.

Скорцени знала и это тоже: в такой ловушке она жила весь отмеренный ей срок.
Но не ей было судить и не ей было сомневаться.

Тряхнув головой, она откинула светлые мягкие волосы со лба, покосилась на архангела; когда вокруг него не сиял яркий, слепящий почти свет божественного откровения, он не слишком выделялся в толпе, разве что был выше среднего человеческого роста. Спокойное лицо, светлые глаза; ни следа того захватывавшего величия, что он излучал, будучи крылатым.
А вот голос; голос у него был приятным. Только слова упорно отказывались собираться во что-то доступное пониманию.
- Зачем высаживать души? - Неподдельно удивилась Нина. - Нет, серьёзно, зачем? Что за сад из них может вырасти? Или даже не так: они что, правда могут взойти? Господи, это вселенная безумнее, чем все картины Босха, вместе взятые!

Не спрашивая разрешения - “какая к чёрту разница”, - она буднично взяла Гавриила под локоть, и вдруг проступила усталость на бледном лице. Слишком много чудес за эти два дня для одной Сауле.

На улице было прохладно и тихо, будто Шлезвиг, убаюканный ощущением безопасности, которое подарил ему явившийся в славе и красе архангел, соскользнул в сон. Нина задумчиво покачалась на носочках высоких сапог, глядя куда-то за горизонт.
- Не хочется изрекать апокалиптичные заявления, но мне кажется, это не конец. Садовник оно или что ещё, но души, похоже, собирались для чего-то, и… Не знаю, может быть, не в Шлезвиге, может быть, где-то в другом месте, садовник решит собирать их снова, ведь много усилий уже потрачено, чтобы просто отступиться. Хотя мне не хватает фантазии предположить, для чего.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#42

Сообщение Gabriel » 28 окт 2019, 03:42

- Помнится, ты говорила, что проблемы тонких миров тебя не волнуют, - улыбнулся Габриэль. Впрочем, он давно не принимал слова людей на веру. Вовсе не потому, что полагал смертных лживыми, просто знал, что их мировоззрение и жизненные установки меняются во времени. Это было естественно, с любым разумным существом происходит что-то подобное по мере обретения нового опыта, но у людей, учитывая их средний возраст и возраст самого архангела, эти изменения происходили… слишком быстро. Стоило просто привыкнуть и смириться.

Они с Ниной чинно шли под руку по старому городскому центру, и время сделалось тягучим, как смола, обволакивающая бабочку, чтобы сохранить ее в янтарном осколке многие века спустя. Гавриил чувствовал, что совсем замучил свою спутницу, утомив ее чудесами, и потому не стал больше дразнить ее, просто попытался рассказать все, как есть.

- Если рассуждать в общем, то там, где мироздание закрывает одну дверь, оно открывает другие. И тут бессмертие становится поводом для беспокойства. Создания Тьмы так же живучи, как создания Света. Их можно связать магией, удержать где-то в пространстве и во времени вдали от твоего мира, уничтожить тех, кого они выбирают проводниками своей воли. Но полностью избавиться от них иногда очень тяжело, а еще чаще - невозможно. Поэтому если Садовник заинтересовался Землей и людскими душами, у него есть какой-то резон, и так просто, как сегодня, он не отступится. Ты права, Сауле. В утешение могу сказать только, что время для таких, как я и он, течет иначе, так что нового вмешательств можно ожидать завтра, а можно – через столетие. Пока мы не знаем, что на самом деле ему нужно, трудно предсказать следующий ход Тьмы. Как ты помнишь, люди придумали столько поводов и способов, чтобы убивать друг друга, - заключил небожитель с легкой укоризной, - что вмешательств потусторонних сил на фоне засилья прочих смертей не всегда очевидно. Но несостоявшиеся самоубийцы и слепые отныне под подозрением. У Темного Садовника к ним некая особая страсть.

Умиротворенную тишину нарушила компания подростков, шумная и энергичная, как и предполагал их возраст. Некоторые их них загодя обрядились в красные колпаки Санта-Клауса, жевали имбирные пряники, запивая содой из разноцветных банок. Девочки, глядя на Нину и Габриэля, тут же принялись о чем-то шушукаться и хихикать.

- Они полагают нас красивой парой, - «подслушал» архангел. Как Нина уже знала, понятия личного пространства, ровно как и частной собственности, у него сильно отличались от пропагандируемых на Земле. – Кстати, я хотел спросить. Твоя мать и Рафаил, что стало с ней потом?
Истории о любви, что длиннее жизни, Гавриил не ожидал, хоть и оставался все еще немного под впечатлением страданий Франца из-за гибели жены. Со стороны брата это было мимолетное увлечение. А со стороны смертной женщины?
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#43

Сообщение Nina Skorzeny » 28 окт 2019, 22:40

Опираться на локоть архангела было приятно. От Гавриила - помимо определённой циничности, которой, видимо, покрывались все бессмертные, - веяло теплом и какой-то надёжностью. Странное ощущение, непривычное.
Не то, чтобы у Нины был большой опыт, но вот от отца обычно чувствовалось… Не то, чтобы равнодушие, скорее - глубокое чувство неприсутствия, нездешности.

- Смерти детей - очень земная проблема, - возразила Сауле, - это не внутрисемейные свары в духе “куда мы все идём и что всех нас впереди ждёт”. Нет большой разницы, умирают дети от инфекции или от проклятия, итог-то один, и дети - вполне человеческие.
Некоторое время она размышляла, потом заговорила: медленно, немного растягивая гласные; этот певучий прибалтийский акцент часто выдавал её происхождение, особенно когда Скорцени задумывалась и переставала следить за произношением. (Марк в своё время находил его довольно приятным.)
- Он и сам слеп, должно быть… Когда Франц стоял напротив, мне казалось, что то, что за ним, не видит меня, только чувствует.
Вздохнув, она вполголоса добавила:
- Право слово, чертовщина.
Хотя, конечно, Скорцени не испытывала особых иллюзий по поводу того, что вину за неприятности маленького гордого Шлезвига стоило бы свалить на дьявола. Хронически тот был слишком занят.

Лёгкий стук каблуков; Нина не особенно задумывалась над тем, куда они идут; тягучая беседа успокаивала. Приятный, глубокий голос Гавриила хотелось слушать.
Подняв глаза, женщина взглянула на девчонок, которые этому почти смутились, захихикав чуть громче, и улыбнулась им. Её, наверное, позабавило мнение о том, что с этим мужчиной можно быть парой, но комментировать никак не стала. В юном возрасте хочется верить в высокие чувства и не только искать, но и находить любовь в случайных прохожих.

В ответ о матери Сауле только пожала хрупкими плечами.
- Мария; маму звали Мария. Она прожила обычную земную жизнь, хорошую, в общем-то, насколько это было возможно в послевоенные годы. В конце сорок пятого вышла замуж за своего коллегу из госпиталя, тоже военного хирурга, родила ещё троих детей, кроме меня. Мы последний раз виделись… В семьдесят третьем? Четвёртом? Третьем, наверное, я только защитилась, и мне дали увольнительную на три дня. Прилетела в Вильнюс, а семья настоятельно просила меня больше у них не появляться. Тогда странное время было, не могу их за это судить. Отчим умер в начале восьмидесятых, мама - на пару лет позже, но я не была на их похоронах, не разрешили выезд. Да и меня там вряд ли кто-нибудь был бы рад видеть. В общем-то, от неё я про отца ничего не слышала. Мне кажется, она его действительно любила, но так… Как любят, не знаю, мечту или что-то недостижимое.

Нина подняла воротник пальто: было сыро и довольно прохладно.
Ей жутко хотелось спросить о том, знает ли Гавриил, почему она родилась женщиной, но, даже если он и знал, и даже если бы решил ответить, доктор Скорцени не была уверена в том, что эта правда сделает её счастливой.
Как известно, многие печали...
Быстрым, немного змеиным жестом она облизнула полные губы, посмотрела на архангела вдруг очень внимательно, склонив голову к плечу, потом - к другому, будто ждала, поменяется ли он от этого. Её улыбка стала совсем странной; а после Сауле буднично посмотрела на свои часы, тонкий кожаный браслет с крошечным циферблатом, и наваждение исчезло.
- Мне уже пора на вокзал.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#44

Сообщение Gabriel » 29 окт 2019, 05:12

«Еще не дети», - мысленно уточнил Габриэль. Он так и не объяснил Сауле разницу между уже рожденным ребенком и еще не появившимся на свет младенцем: пока сосуд еще не готов, сама душа еще полностью не трансформировалась из «плода» с Древа, объединяющего миры, в ту форму, в которой она будет существовать в смертном теле. Заполучить такой плод из Эдема, как, в принципе, из любого иного божественного сада, где сияет Древо, Темному садовнику не под силу, но он все нашел способ, как обойти все магические силы и защиты, метя в самое слабое звено – в смертных. К тому же Гавриил хорошо запомнил, - тьма дала это понять более чем однозначно, - что сад мало посадить, его нужно удобрять. И эту проблему Темный Садовник тоже может попытаться решать за счет людей. Не очень хорошо, вернее, очень скверно. Но пугать Нину апокалиптическими видениями архангелу не хотелось.

- Я так и думал, - кивнул он, выслушав рассказ об оставшейся в прошлом семье Сауле. – То есть, конечно, нет. Я не предполагал, что твоя мать, после того, что у не случилось с Рафаилом, вышла замуж за… за другого мужчину.

Габриэлю казалось удивительным и даже немного обидным то, что после связи с богом, отнюдь не только духовной, - Нина-Сауле, плод этой связи, была слишком материальна для последствий просто мечты. – Мария могла удовлетвориться обществом обычного смертного партнера. Людская любовь – загадочное чувство, сначала она толкает влюбленных на безумства и, кажется, нет такой силы, которой они не готовы противостоять, а потом – исчезает без следа.
Но, в данном конкретном случае, может, оно и к лучшему. Оставим вечную любовь для книг, там ей самое место. Писатель Габриэль Бушар хорошо усвоил азы конъюнктуры, но все еще порой жалел, что сказки редко становятся былью, причем у страшных на это шансов больше, чем у добрых.

- Обидно, знаешь ли, за брата, - с иронией заключил он.
Устремленный на Габриэля взгляд Сауле был странным, вернее, сказать, женским. Только женщины умеют смотреть столь многозначительно, в каждом выверенном движении или наклоне головы заключив целую вселенную. Особенные существа, порой архангел искренне ими восхищался, но так неосмотрительно, как это позволил себе брат Рафаил – никогда.

- Я мог бы перенеси тебя туда, куда тебе нужно, сэкомить время и на билете, - не предложил, но предположил он. – Но, пожалуй, не стоит. Тебе привыкать к нечеловеческим способам передвижения. Поэтому…
Мимо проехал и тут же притормозил белый Фольцваген Джетта, водитель приглашающе помахал им с Ниной рукой.
- Твой Убер, Сауле. Доброго пути.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость