[AU] Urth del Nuovo Sole

ШАБЛОН ОФОРМЛЕНИЯ ЭПИЗОДОВ | ХРОНОЛОГИЯ АЛЬТЕРНАТИВЫ
Долой ограничения и здравый смысл! Все игры, которые невозможно вписать в настоящий таймлайн: от альтернативного развития сюжетной линии нашей реальности до любой другой вселенной. В данном разделе не существует никаких ограничений на использование иных персонажей, сценических ходов и роялей в кустах.
Ответить
Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2176
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5484
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[AU] Urth del Nuovo Sole

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 01 июл 2020, 10:15

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
весна 1390 года
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Священная Римская Империя | Германия
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Thrud aka Северьян, Anna aka Урсула

СИНОПСИС:

На немецких и австрийских землях происходит всё больше странных событий. Пока высшая власть грызётся за корону Священной Римской Империи, грозя временами опрокинуть свои страны в устрашающую кровавую бойню, Церковь занимается внутренними делами Германии, в которых ничуть не лучше.
Странные события, происходящие повсеместно, объясняются чудесами, но не за всеми чудесами стоят святые и ангелы, а малефики вдруг снова перестали прятаться. В небольшой городок Бад-Кройцнах близ родного Майнца прибывает удачно оказавшийся неподалёку служитель Конгрегации, один из первых одарённых, положивших свой дар на благое дело, чтобы расследовать кажущееся мелким недоразумением дело.
В Бад-Кройцнахе его встречает сельская пастораль, довольные жизнью люди и молоденькая девица с обаятельной улыбкой.
Где-то здесь и следует насторожиться. Слишком спокойно для того, чтобы быть правдой.
Микросправочка:
Лор примерно соответствует "Конгрегации" Н. Поповой с небольшими вставками из других источников, схожих по антуражу. Не претендует на историческую достоверность.
Возможны рейтинг, драма, боль и страдания, как духовные, так и физические.
Время действия примерно соответствует "Стезе Смерти": Курту - около двадцати пяти, Бруно ещё не монах, троица лже-волхвов прекрасно себя чувствует, Каспар где-то на немецких землях, Бальтазар уже кардинал, о существовании Мельхиора никто не подозревает, малефиция и сопутствующие явления пробуждаются, но пока не достигли своего пика.
Персонажи:
Северьян Майнц
Палач по рождению, заплечных дел мастер, последние десять лет завербован на службу Конгрегации. Сын майнцского палача и малефички, сожжённой на костре, когда Северьяну было шесть. Некромант, больше проклятый, чем одарённый, умеет слушать мёртвых и говорить с мёртвыми, чему не рад, но с чем смирился. Почти двадцать лет воевал наёмником, участвовал в Крестовых походах, доходил до Иерусалима, вернулся, когда отошёл от дел отец. Человек тяжёлой судьбы, нашедший своё успокоение в службе, искренне верит в Конгрегацию и правое дело. Высок, широкоплеч, светловолос и голубоглаз. Сейчас Северьяну крепко за сорок, а шрамов на нём ещё больше, чем ему лет. Имеет мелкие заметные увечья: отсутствие двух фаланг мизинца на левой руке, ломанный-переломанный нос и четыре протяжённых шрама от левой скулы по щеке, явно оставленных когтями.

Урсула
Дочь ведьмы, рождённая ею в заточении. Беременную ведьму даже сжигать обождали, дав ей разродиться, потому что не по-христиански то: невинного дитятю губить. Девочку, впрочем, сразу передали в монастырь, где она воспитывалась в строгости, кротости и послушании. Однако, до новициата дело так и не дошло: открывшийся у отрока дар контролировать в стенах монастыря было сложно, и сулило смерть. Известно, почему. Поэтому ведьмина дочь из монастыря сбежала четырнадцати лет от роду. И к счастью ли, или на беду, нашла себе заступницу в даре сведущую. Заступница девчонку воспитала и позаботилась, снискав верность и благодарность. Когда ты обязан жизнью - ты редко думаешь о том, кем твой спаситель является на самом деле.
[NIC]Severian Mainz[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d17/2007/d6/9d3fb4ea3fbf.jpg[/AVA][STA]взыскующий истины[/STA][SGN]- Се человек...
- Се философ, выученный убивать.
[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2176
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5484
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[AU] Urth del Nuovo Sole

#2

Сообщение Thrud Thorsdottir » 04 июл 2020, 18:25

Последние несколько сотен кетте до Бад-Кройцнаха Северьян прошёл, спешившись и ведя коня, крепкого восточного жеребца мышастой масти, на поводу за собой. Сероватая пыль укатанной дороги оседала на сапогах из грубой кожи.

Майнцский обер-инквизитор, невысокий сухощавый мужчина в возрасте и с огромными глазами, чей взгляд неумолимо вызывал в памяти сов, только развёл руками. В общем-то, аккуратный Бад-Кройцнах с домиками на полторы тысячи жителей мог похвастать только наличием бургомистра и небольшим Домом, на этом представители власти в нём заканчивались - в связи с отсутствием в них необходимости.
Обычно там ничего не случалось: крошечный городок на живописном берегу Наэ не обладал особыми порывами к происшествиям и ценил хорошее пиво из местного монастыря, а не моральные потрясения. Но когда какая-нибудь чертовщина всё же случалось, бургомистр проявлял чудеса изобретательности и письмами, голубями, посыльными и молитвами вызывал помощь из Майнца.
“Разумный человек,” - заметил Северьян, листая витиевато написанное письмо.
В грубых руках палача бумага хорошей выделки выглядела почти издевательски.
Обер-инквизитор только хмыкнул, что иногда он предпочёл бы самостоятельных - разумным, но Господь Бог, разделяя великие душевные качества, его не спрашивал.

Вот и сейчас: нашли пастора местного прихода мёртвым на кладбище в свежей могиле, а разбираться сами отказались. Может, у него сердце не выдержало скорби века сего, а может, шею сломал, выпив лишнюю кружечку-другую кагора и не заметив оградку, а может, сошёл на старости лет с ума и удавился. Но разумный бургомистр, не желая и близко подходить к возможному покровительству чертовщины (где чертовщина, там и ересь, а где ересь - там и костры, и кому оно надо), сделал вывод, что пусть знающие сами смотрят.

Впрочем, Северьяну было всё равно, да и мертвецы на кладбищах - то было хорошо по его проклятому и почти ненавистному дару. Может быть, вселюбящая Мать-Церковь и затыкала им самые страшные дыры собственных бесконечных проблем с малефиками и еретиками, но он не имел на этот счёт ничего против. Глядя на других чудовищ, Северьян лишний раз мог поблагодарить Всевышнего, что не пошёл по той же дороге и сохранил остатки человечности.
Надолго ли?
Wie gar unbegreiflich sind sein Gerichte und unerforschlich seine Wege!
Сегодня Северьян о том не думал.

Конь недовольно всхрапнул: мимо рысцой проехали двое всадников на тонконогих скорых лошадях, и Северьяну пришлось чуть посторониться. На него даже не взглянули, чему он был только рад.
Жутковатая внешность Северьяна, щедро доставшаяся ему от отца, не располагала к случайным добрым знакомствам на дороге, и от их плачевного продолжения зачастую многих останавливали только сигнум Конгрегации и меч, притороченный к седлу. Совсем внимательные успевали заметить ещё и топор, который обыкновенно Северьян носил на поясе - напоминанием о собственной доле и памятью об умершем уже родителе.

Постоялый двор, фахверковое здание в три этажа, был примерно там, где и припомнил обер-инквизитор. Каркас был недавно выкрашен, стены - побелены, а на крепкой деревянной двери красовался аккуратный медный молоток.
Впрочем, по дневному времени дверь была отперта.
За мелкую монету мальчишка лет десяти, подскочивший к Северьяну, с великой охотой принял поводья и повёл коня в конюшню, а за вторую обещал и сбрую почистить. Сняв седельную сумку с небогатым своим скарбом и ножны, Северьян кивнул конюху, хлопнул фыркнувшего жеребца по крупу и ушёл.
Под его немалым весом крепкие деревянные ступени крыльца поскрипывали.

Трактирщика видно не было, вместо него вышла навстречу гостю дородного вида фрау в красном клетчатом переднике. Рослому Северьяну она едва доставала до груди, но ничем тому не смущалась: осмотрела сначала с некоторым недоверием мрачную северьянову рожу, с которой он легко сошёл бы за душегуба с большой дороги, затем - добротную одежду.
Одежда говорила о том, что у этого гостя с тяжёлым взглядом водятся деньги, а серебряная цепочка, чуток небрежно заправленная за воротник - что в христианской добродетели он знает толк. Да и вообще, стоит ли сильно спорить с конгрегатом.
А шрамы, ну что шрамы.
Кому-то, может, и не везёт. Может, на него рысь напала (не рысь, а совершенно обезумевший по полнолунию вервольф, но Северьян к подобранным объяснениям не придирался), тоже, лиха беда.

Хозяйка перекинула тряпицу, которой мыла посуду, на плечо.
- Что господину будет угодно?
Северьян полез за кошельком, пристёгнутым на поясе, и взгляд фрау крепко приклеился к его руке без двух третей мизинца.
- Комнату снять на неделю. И пообедать бы, я только с дороги.
Блеск серебряных марок сделал своё дело моментально, хозяйка захлопотала, заглянула на кухню, крикнув девчонкам-служанкам, чтоб приготовили чего, затараторила про комнаты, что свечек восковых даст, сколько господин попросит, и что жить у неё тут - сплошное удовольствие.[NIC]Severian Mainz[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d17/2007/d6/9d3fb4ea3fbf.jpg[/AVA][STA]взыскующий истины[/STA][SGN]- Се человек...
- Се философ, выученный убивать.
[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 86
Статус: Silent leges inter arma
Информация: Анна Скуарчалупи
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 161
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[AU] Urth del Nuovo Sole

#3

Сообщение Anna Squarchalupi » 05 июл 2020, 13:08

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni-1.1593944101.jpg[/AVA][NIC]Урсула[/NIC]Зельда была для них больше, чем мать. Привела в свой дом, научила всему, напоила их своей кровью, чтобы все они вместе стали сёстрами. Клятву, данную на крови, нарушать нельзя. Кровь скрепляет узами особыми, почти нерушимыми, и тот, кто узы эти разрушит, найдёт свою погибель: мучительную, высасывающую жизнь по капле, точно злой наговор или проклятье. Точно инквизиторский костёр, что медленно пожирает твоё тело, что сдирает с тебя кожу не хуже скорняцкого ножа. Погибель от нарушенной клятвы никогда не случается быстро, она причиняет страдания дьявольские: об этом знает каждая, кто даёт свою кровь и своё обещание.

Руки Зельды холодны, точно с мороза, но нежны и ласковы: она гладит пальцами тонкими по щекам, берёт в руки скребок и щетку, натирает кожу золой, вымоченной в кипятке и растопленном жире, потом - душистым маслом полыни, чтобы дурной запах не впитался в кожу. Она оглаживает спину, перебирает пальцами по ребрам, заводя ладони под тяжёлые груди, шепчет в ухо о красоте, о мягкой твоей коже, о шёлковых волосах, о ресницах. Руки её спускаются ниже, к животу и к лону, пальцы надавливают на особое место, и в плеск воды мешается тихий стон. Пока стонешь - гладит по голове и всё шепчет и шепчет нежные слова в ухо.
Она учит девочек, отроков быть женщинами, касаясь холодными, но нежными руками юного тела, научая, рассказывая, как его понимать. Научишься понимать своё тело - поймешь и мужское.

Нынче она готовила троих: Урсулу, Йохану и Лену. Следовало отправиться в Бад-Кройцнах. Напроситься служанкою на постоялый двор и ждать человека.
"Вы его сразу увидите", - говорила Зельда. Про него в городке начнут судачить, едва он появится. Они так и запомнили.

Урсулу взяли в служанки охотно: и собой она была пригожа, и грязной работы не боялась, обещалась не капризничать ни от стирки, ни от стряпни, ни от уборки. Ещё бы, в монастыре и не тем занимались: лечили гнойные раны, да перевязывали, отмывали дерьмо и мочу с простыней, мыли лежачих, да переодевали. Изо дня в день, из ночи в ночь. Запахи в лазарете монастыря стояли, порою, хуже, чем в мертвяцкой. В монастыре вообще всякая работа была тяжела: да хоть бы и за цветами ухаживать - тоже наука. А за погибшие цветы и по битым горшкам босиком пускали, и секли. Секли розгами до самых костей, вот и подумай потом, что лучше: за розами глядеть или дерьмо за больными выносить. Но думать было нельзя. Когда думаешь, выбираешь, то, значит, загордилась. А гордиться - грех страшный. Господня невеста гордиться от роду не умеет, голову держит низко, очи долу, смиренна, да послушна, чиста и телом, и делом, и помыслом. И рта не раскрывает не только, Боже упаси, во время Великой Тишины, а и после колокола молчит, что безъязыкая, до тех лишь пор, пока не наступит время молитвы, да пения псалмов. Или покуда матушка-настоятельница не велит держать ответ.

Так что не составило Урсуле большого труда "прийтись ко двору" на постоялом дворе. Что была послушницей Урсула, конечно, скрыла. А то возьмутся ещё расспрашивать: а отчего ж не в монастыре? Ясное дело, отчего, да только с беглой монахиней разговор всегда короток. Представившись дочерью мельника из Кобленца, осиротевшей да сбежавшей от стариковского сватовства, Урсула решилась, что в родном городе жизни ей не будет. И отправилась на юг, искать другой жизни. Так и повелось. Хозяйке она глянулась: девицу она пожалела и приняла работать.

Нынче приехал гость, о котором заговорили. И вспомнила Урсула слова Зельды. Застилая постель, глядела она на святое распятие у изголовья, и начала уж помышлять о том, не привязать ли к распятию с обратной стороны сухого шафрана. Рука потянулась в карман передника, да так в нем и осталась: дверь отворили.
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2176
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5484
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[AU] Urth del Nuovo Sole

#4

Сообщение Thrud Thorsdottir » 05 июл 2020, 17:06

Показывая гостю, где и что в их с мужем, который вот как неловко отъехал в Кёльн к родне, хозяйстве, фрау Клара трещала не хуже сороки. Северьян подобных женщин, можно сказать, почти любил: они знавали о каждом жителе своих городков столько, сколько священник не слыхал на исповедях. Кумушки эти заботливо подбирали слухи, отбирали в них зёрна от плевел, оставляли только самое ценное и переносили дальше.
Когда Северьяну нужно было узнать о происходящем, он первым делом искал сплетниц - и всегда находил. Нередко после даже старосты, бургомистры и прочие власть имущие со стыдом узнавали о том, что их далёкие от богоугодности личные дела давно уже всем известны, а чудившиеся то там, то тут смешки на самом деле и впрямь были.

Эта лестница под тяжёлой поступью Северьяна тоже скрипела, и его размеренные глухие шаги вклинивались в бойкие - хозяйки, которая повела его на второй этаж. Тянуло от Клары домашними запахами - маслом, супом, тестом, но Северьян, с детства не знавший особого уюта, никакого укола воспоминаний не почувствовал. В их с отцом небольшом доме чаще стояли кровавый дух да костровый дымок.
- Сюда пожалуйте, - хозяйка показала тяжёлую дверь из толстой сосновой породы.
Комната располагалась удачно, третья от восточной стены.
Входя, Северьян по обыкновению пригнулся, чтобы не удариться о притолоку: по его росту зачастую были только дворцовые проёмы да парадные церковные, что открывались лишь дважды в год, по светлейшим из праздников.

На кровать он глянул мельком: узкое ложе, домотканное бельё, да и хватило бы её, чтобы вытянуться, едва-едва. Впрочем, Северьяну было не привыкать: покуда воевал, он вовсе спал на земле, зачастую даже не снимая кольчуги и положив под голову седло, так что при необходимости и трактирный пол ему бы сошёл за лучшую постель. Лишь бы сухо было.
Маленький стол с латунным подсвечником, рядом с которым хозяйка выложила три свечи белого воска, грубоватой, но крепкой работы стул без всякой резьбы, пара полок, прибитых на стену - вот и всё убранство. Хотя путешественникам-то много и не надо, не жить же им подолгу на одном месте, так что никто прежде не жаловался. Северьян тоже не собирался.

Ещё в комнате была миловидная девица, тоже в переднике, должно быть - одна из служанок фрау Клары. Возраст её было понять сложно: лицо юное, а в глазах - какая-то хмарая печаль, которую сам Северьян знавал за собой, но едва ли больше двадцати, и наверняка не замужем. Замужние дамы в служанках редко ходят, если только не дочки и не невестки хозяйке.
- Прибрала уже? - Строго спросила у неё хозяйка. - Инке на кухне одна стряпает и ещё полдня возиться будет.
Северьян чуть посторонился от двери, осторожно и почти бесшумно прошёлся по комнате, седельную сумку повесил на стул, расстегнул.
- Мне платье постирать надобно, - сказал он девице, здраво рассудив, что не самой же фрау Кларе тем заниматься, - возьмёшь?
Что-то шевельнулось и пропало, пока Северьян на неё смотрел, не то сомнение, не то предчувствие, но больше - ничего, и мертвецы смолчали, хотя неприятно и тягуче заныл один из недавних шрамов.
- Позаботься о госте тогда, Инке пусть постарается получше, - решила Клара, выходя прочь.
А может, дело было и в простой погоде: к боли, что приходила с весенними грозами, Северьян уже лет пятнадцать как привык как к родной жене - её теперь и замечать было не всерьёз. Смерть ходила с ним рука об руку и забрать могла и вовсе лет через двести, но об увечьях мертвецы перед ней просить никогда не собирались.

Северьян привычно вдавил в предплечье пальцы, разминая мышцу, и боль притихла, свернулась в грубом рубце в мелкий комок.[NIC]Severian Mainz[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d17/2007/d6/9d3fb4ea3fbf.jpg[/AVA][STA]взыскующий истины[/STA][SGN]- Се человек...
- Се философ, выученный убивать.
[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 86
Статус: Silent leges inter arma
Информация: Анна Скуарчалупи
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 161
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[AU] Urth del Nuovo Sole

#5

Сообщение Anna Squarchalupi » 02 авг 2020, 13:22

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni-1.1593944101.jpg[/AVA][NIC]Урсула[/NIC]Урсула хотела было пойти по наказу фрау Клары подсобить Инке со стряпнёй: сегодня на кухне была рыба и овощи. Рыбу Инке чистить не любила пуще всего прочего, брезговала. Когда гость спросил про стирку, Урсула остановилась и, глянув в лицо гостью с тенью какой-то странной благодарности, перевела взгляд на хозяйку, мол, можно ли, фрау, заместо стряпни стиркой заняться? Клара кивнула, Урсула, потупив взор, отошла от двери.

— Возьму, — ответила она, вынимая руки из карманов передника. Стирка всегда была на ней, потому как с этим делом Урсула справлялась на удивление лучше прочих: в пору послушничества они обстирывали не только себя, но и лазарет, и престарелых сестёр. У них было по два облачения: одно надевали на себя, другое стирали в холодной воде из колодца. Однажды сестра-наставница последовала за новициатками на улицу, чтобы проверить, как те стирают своё облачение. Остановившись подле Урсулы, она глянула на неё с тревогой и неодобрением, и молвила:
"Какую же болезненную рану ты наносишь Господу Нашему и Спасителю, стирая свою одежду с такой пустою душой!"

Сестра, конечно, имела в виду, что даже стирка камизы и котты должна быть наполнена любовью и заботой. Слова её запали в душу Урсулы так глубоко, что с тех пор она начала стараться вдесятеро сильнее. Мыла в монастыре, конечно, не было. Зато фрау Клара на мыло не скупилась: зять фрау был местным аптекарем, дела его шли в гору как раз оттого, что при аптеке варили мыло. Кусок-другой всегда оставлял для фрау, по цене весьма и весьма символической.

— Урсула стирает хорошо, господин. Всё завсегда отстирывает и ткани не портит, — приветливо отозвалась тётка Клара, задержавшись в дверях перед уходом, — Постарайся как следует, да мыло сама не режь, а меня спроси, — наказала хозяйка служанке и, торопясь, ушла хлопотать.

Урсула глянула на гостя, на то, как он разминает плечо.
— Гляжу, рука болит у вас? — смущаясь, едва слышно спросила Урсула и спрятала взор свой в расщелине между половиц, — У нас тут аптекарь хороший. Коли накажете, раздобуду вам мази или отвара. Какое платье надобно стирать? — Урсула снова спрятала руки в карманы передника, нащупывая там сухую веточку. Это кстати, что надо стирать платье. Шафран хорошо отобьёт кисловатый запах жира.
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 2176
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 5484
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[AU] Urth del Nuovo Sole

#6

Сообщение Thrud Thorsdottir » 02 авг 2020, 20:27

На кровать легла свежая рубаха - простая, серовато-белая, из грубого и ноского льна. Несмотря на то, что денег у Северьяна давно уж, с армии ещё, водилось в достатке, он не покупал дорогие ткани на своё платье, предпочитая красоте равнодушную практичность. Жизнь в вечных разъездах, от одного эшафота до другого, научила Северьяна искать красоты только в женщинах да в Божьих домах, стремившихся к небу под величественные звуки псалмов.
- Обожди чуть, - попросил Северьян девушку.

Затем из сумки он вытащил второй свёрток, плотно перетянутый кожаным длинным ремнём. Сняв застёжку, бросил ремень на стол, а на кровати расстелил чёрное, чернее чёрного, цвета сажи, платье. Не надо было всматриваться, чтобы узнать в этом палаческое одеяние: капюшон, что тьмой скрывает лицо, да кровавый подбой.
На чёрном крови не видно, но Северьян прекрасно знал, где она пачкает рукава и грудь, и показал Урсуле с той сухой обыденностью, что пугает куда более откровенного удовольствия.

Сняв куртку и отстегнув топор с пояса, Северьян через голову стянул с себя рубаху, распустив шнуровку на груди, встряхнулся, словно зверь. Эта была испачкана только дорожной пылью да пропитана запахом ладана - перед отъездом из Майнца палач долго сидел в Доме и смотрел, как служки полируют алтарный образ, находя в этом какое-то успокоение.

Шрам ныл и ныл, неприятной, пульсирующей болью, свернувшейся в глубине мышцы и не желавшей уходить, и Северьян с чуть слышной усталостью вздохнул. Мимолётом улыбнулся девушке, стоявшей поодаль от двери.
Улыбка не делала его лицо красивым, но смягчала жёсткие черты, отвлекала от хмарого, недоброго выражения до прозрачного светлых глаз.

Северьян снова коснулся пальцами свежего рубца, багряной полосы на бледной коже. Бинты с него он снял ещё недели две назад, но рана была глубокой, а с целительницей на службе Конгрегации он разминулся ещё до Майнца. Приходилось управляться так, как научили походы: сшивать шёлком, а затем прижигать нагретым ножом.
Было надёжно, но приятного - мало.
- Коль у тебя будет время, дитя.
Она была младше его лет на двадцать, не меньше, да и выглядела рядом с тяжеловесным палачом или крутобёдрой хозякой-Кларой совсем хрупкой. В Урсуле было что-то от лёгкого очарования юности - приправленного этой тёмной меланхолией, что он приметил в её взгляде.
- К ночи будет дождь, каждый раз к тому шрамы напоминают о том, что не все решения молодости умны, - он иронизировал над собой частенько.

С левой стороны груди, по-над сердцем прямо, у Северьяна было клеймо с сигнумом Конгрегации: медальон можно потерять, но клеймо уже не изведёшь, разве срезать только.
Из всех отметин, оставленных чужим оружием, будь то моргенштерн, меч или когти, именно эта привлекала взгляд более всего. Сколько веры нужно иметь, чтобы добровольно принимать клеймо?
Палач знал точно: столько, чтобы надеяться не стать чудовищем больше, чем он был теперь. И дело не в надежде на вечное блаженство Рая, но в памяти - о сгоравшем на майнцской площади костре и невыносимо прекрасном женском лице, истаивавшем в пламени.

Натянув свежую рубаху, Северьян убрал цепочку с маленьким нательным крестом - по центру капелькой крови отливал плохо обработанный гранат - под воротник, пригладил пятернёй растрёпанные светлые волосы. Он стриг их не по моде коротко, чтоб не мешали.
- Давно у фрау Клары ходишь? Донесу до прачечной - покажи, куда.
Прихватив оружие, с которым давненько уж не расставался, и сгребя в охапку своё платье, он кивком головы указал девушке на дверь и тоже вышел: отдохнуть успеет вечером, сейчас надо было поесть и послушать, о чём говорят в городе.[NIC]Severian Mainz[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d17/2007/d6/9d3fb4ea3fbf.jpg[/AVA][STA]взыскующий истины[/STA][SGN]- Се человек...
- Се философ, выученный убивать.
[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость