[DC] Folie à deux

ШАБЛОН ОФОРМЛЕНИЯ ЭПИЗОДОВ | ХРОНОЛОГИЯ АЛЬТЕРНАТИВЫ
Долой ограничения и здравый смысл! Все игры, которые невозможно вписать в настоящий таймлайн: от альтернативного развития сюжетной линии нашей реальности до любой другой вселенной. В данном разделе не существует никаких ограничений на использование иных персонажей, сценических ходов и роялей в кустах.
Ответить
Uriel
Light up the dark
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: Light up the dark
Информация: Уриэль
40+ y.o. | ~13,9 млрд; букинист; известен как Алазаис Мур; правитель Солнца, ангел грома и колебания, чистейшее воплощение добра
На форуме: единорожек
Сообщения: 141
Зарегистрирован: 07 июн 2019, 18:58
Контактная информация:

[DC] Folie à deux

#1

Сообщение Uriel » 17 окт 2019, 13:06

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
Sometime
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Gotham
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Joker & Joker

СИНОПСИС:
Why so serious?
[AVA]https://i.ibb.co/hByxG3h/image.gif[/AVA][NIC]Joker[/NIC]

Uriel
Light up the dark
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: Light up the dark
Информация: Уриэль
40+ y.o. | ~13,9 млрд; букинист; известен как Алазаис Мур; правитель Солнца, ангел грома и колебания, чистейшее воплощение добра
На форуме: единорожек
Сообщения: 141
Зарегистрирован: 07 июн 2019, 18:58
Контактная информация:

[DC] Folie à deux

#2

Сообщение Uriel » 03 ноя 2019, 15:36

Этот мир должен гореть. Каждая его часть, даже самая малая, должна полыхать и умирать в агонии.
Так и будет. В свое время. Но никто не мешает организовывать локальные очаги возгораний уже сейчас.
— Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
В психиатрической больнице Аркхем в городе Готэм-Сити прозвучали три взрыва. Один со стороны ординаторской — для отвлечения внимания, два других — со стороны тех палат, где содержались — вернее, кто был пленен смирительной рубашкой, кто просто-напросто привязан жгутами к больничной койке, а кто-то пребывал под ударными дозами антипсихотиков — особо буйные и опасные преступники. В том числе и попавший на первые полосы экстренных выпусков газет и эфиров главных телеканалов Готэма. Джокер — так окрестила его пресса.
— Ах-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
Буквально в сотне метров от разлетевшихся бетонных осколков и кирпичей стоял виновник торжества, довольно скалился и заливался смехом, наблюдая за происходящим за чудом уцелевшими окнами — как приятной мелодией взвыла сирена, как где-то сработали датчики пожарной безопасности и дренчерные установки автоматического пожаротушения запустили в работу все активные оросители.
Зачинщик всего этого безумия щелкнул языком — стало быть, с распространяющимся огнем справятся быстро — и выкинул в ближайшие кусты пульт дистанционного управления. Что ж, мир будет гореть, но не сегодня. На сегодня у него на мир были иные планы.
Нырнув с головой в тележку, стащенную из недалеко располагающегося супермаркета, поджигатель лечебницы выудил со дна парик с длинными черными волосами — а иного, увы, не предлагалось — белый медицинский халат и ярко-малиновую помаду.
— Ха.
Облачение в новый образ занял всего несколько минут.
— Ха-ха.
К главному входу начали стягиваться первые пожарные машины. Наблюдать за несущейся с мигалками и воем полицией инициатор торжества не стал, а легкой и непринужденной походкой направился в сторону стоящих сбоку автомобилей скорой помощи. И, раздобыв каталку, все той же легкой, почти танцующей походкой направился ко входу, где скопилось большее количество людей. В особой конспирации необходимости не было — за нее все делали всеобщая паника, хаос и суета.
Облизнув щедро смазанные помадой с клубничным ароматом губы, напевающий незатейливую мелодию человек в образе медсестры беспрепятственно проник в помещение и, толкая каталку перед собой, направился в сторону лифтов. Он точно знал, где располагалась его цель. О, это мероприятие хоть и готовилось в весьма сжатые сроки и обзавелось малым количеством подробностей и отходных путей, все же имело все шансы на успех. Ему безразличны были остальные пленные лечебницы, нужен был лишь он — тот, кто своими действиями за последние пару дней весьма ощутимо встряхнул Готэм и пробудил его ото сна.
— Так-так-так, — распахнул двери интересующей его палаты и заозирался. — Вместо очередной дозы тиопроперазина я вкачу вам укольчик... сладкой свободы.
Готэм будет гореть. Мир будет гореть. Но в свой определенный час.[AVA]https://i.ibb.co/hByxG3h/image.gif[/AVA][NIC]Joker[/NIC]

Michael
Рыцарь легиона
Аватара пользователя
Репутация: 52
Статус: Рыцарь легиона
Информация: Михаил
35 y.o. | ~18 млрд aeons; Архистратиг, Князь всех ангелов, майор ВВС Германии; известен как Раймонд Брандт; воин и целитель, покровитель душ умерших, может управлять стихиями, создавать иллюзии и предвидеть будущее
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 05:28
Контактная информация:

[DC] Folie à deux

#3

Сообщение Michael » 06 ноя 2019, 22:50

Никто здесь не понимал его шуток.

Лимб имел форму геометрически безупречного квадрата, все стороны и грани которого были неотличимы одна от другой. Обитые войлоком стены, пол и потолок. Длинные прозрачные колбы люминесцентных ламп изрыгали нестерпимо белоснежное сияние, вскрывавшее мозг, словно скальпель — холодным, безжалостным светом. Негде и некуда было спрятаться от этой яркой, белой боли: узник всегда должен быть на виду, доступный взгляду наблюдателя сквозь прямоугольник крохотного окна из толстого бронебойного стекла над отсеком для подачи пищи.

В первый день он бился лбом в это стекло — настойчиво и с механической размеренностью, свойственной тихому помешательству. Такая же мягкая снаружи, как и всё вокруг, внутри дверь была обита железом, и оно гудело и дрожало, глухо-глухо, недовольно, вздрагивая от его попыток достучаться до мира извне.

— Тук-тук.
— Кто там.
— Откройте, это полиция. Вашего сына сбила машина. Он умер. Мэ-э-э-эм.


Потом он танцевал. Носился из угла в угол, выписывал пируэты, высоко вскидывая худые ноги-циркули, как потешная марионетка, болтающаяся на невидимых ниточках.

Он знал, что скоро это кончится. Вот-вот они принесут ему маленькую смерть на остром конце иглы. Она украдёт его мысли, и больше он не будет танцевать, а только лежать, спелёнутый, как куколка бабочки, в смирительную рубашку, уткнувшись лицом в обезоруживающую мягкость войлочных облаков.

In the white room...
I’ll sleep in this place with the lonely crowd, where the shadows run from themselves.


Он ждал этого, сидя у дальней стены, низко опустив голову, спиной к двери, через которую внесут смерть для его мыслей, для его шуток, для его воспоминаний о том, как хорошо и весело было, когда он стоял на забрызганном осколками стекла капоте полицейской машины, и толпа ликовала вместе с ним, вознося его, как мессию.

В ночь, когда он доказал им всем, что существует.

Но скоро перестанет.

...Взрыв потряс здание от основания до самых верхних этажей. Один. Другой. Третий.

Он даже не вздрогнул.

Небо должно было упасть ему на голову, а земля разверзнуться под ногами.

Он вытирал лбом мягкий войлок, насвистывая «Penny Lane» под нос.

Он как раз дошёл до строчки про четыре рыбы и палец в пирожке, когда единственная дверь, ведущая наружу, распахнулась с неприятным лязгом, и кто-то голосом, таким непохожим на безразличные голоса докторов, пообещал ему слово на букву «С», как обещают конфету несмышлёным детям, когда хотят привлечь их внимание и заставить слушаться.

Сладко-сладко. Одно сплошное «С».

Мелкая дрожь побежала по позвоночнику, выпиравшему сквозь туго обтягивающую спину рубашку, и потрясла его за острые плечи.

Он смеялся. Запрокинул голову назад, обняв себя руками поверх торчавших под кожей рёбер, уставился в идеально-белый потолок и хохотал, захлёбываясь смехом, до мокрого собачьего кашля и тошноты в животе, судорожными приступами, похожими на спазмы рвоты, шмыгая носом и не успевая дышать, пока слёзы не брызнули из глаз.

Мало-помалу безудержный хохот стих, волнами, как отлив. Артур обернулся. Левая половина его лица оплыла и пульсировала горячей болью: санитары малость перестарались в своём благородном намерении не то вбить в него ум, не то вышибить его последние остатки из черепа. Славные ребята. Сказали, что такому клоуну, как он, полагаются здесь вечные гастроли. И даже колошматили они его вчера как-то ласково, по-отечески, явно желая ему добра.

Взгляд Артура остановился на вызывающе яркой помаде, так похожей на театральный грим. Потом медленно сместился в сторону дверного проёма, за которым виднелся выложенный кафелем коридор.

В памяти всплыла промозглая ночь, скамейка возле больницы, красно-синие огни мигалок, сизая полоска дыма на фоне тёмного неба.

— Скажите, этот ваш смех: он взаправду или это просто часть представления? Почему вас уволили?
— Они сказали, я недостаточно смешной.

Смешной. Смешной-ой-ой.


Углы губ потянулись вверх. Улыбка растеклась от уха до уха, заставляя левую скулу болезненно ныть. Взгляд переполз от двери обратно к медсестре с добрым голосом и ногами профессионального игрока в американский футбол, выглядывавшими из-под короткого халата.

— Здесь только выход, — певуче протянул Артур, не снимая с лица улыбки.

Наконец хоть кто-то будет слушать его шутки.[NIC]Arthur Fleck[/NIC][AVA]https://b.radikal.ru/b12/1911/22/45ef249980eb.png[/AVA][SGN]Мake a happy face.[/SGN]
Я не хотел быть началом Судного дня,
Ты ушёл, кто поверит в Тебя,
Точно не я.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость