[09.02.2019] Netz aus Gold

ШАБЛОН ОФОРМЛЕНИЯ ЭПИЗОДОВ
Все эпизоды далекого — и не очень — прошлого. Сюда также переносятся эпизоды из настоящего после перевода времени, если они не были доиграны.
Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 23 ноя 2020, 00:46

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
начало февраля
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
эмират Дубай, пустыня далеко за пределами городов
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Karl-Jürgen von Neidhard, Anna Squarchalupi & NPC

СИНОПСИС:
Роль нефтедобычи по сравнению с Абу-Даби у Дубая невелика, но эмир и принцы не теряют надежды. Разрабатывая различные месторождения, они ищут "чёрное золото", но находят порой обычное, а порой - и нечто ещё более странное, например, запечатанные катакомбы, столетие не видевшие человеческого присутствия.
Шейх Маджид заключил сделку с Анной, согласившись отдать хрустальный череп из своей коллекции редкостей в обмен на лампу из тех катакомб. Шейх Маджид верит, что это именно та, что была в арабских сказках, пришедших из глубины веков, и кто завладеет джинном, будет владеть и тем, чего желает.
Анне ничего не остаётся, как согласиться.
Но пока она ещё не знает, что у шейха Маджида есть свои доброжелатели, которые не очень разборчивы в средствах и всегда не против использовать подвернувшуюся возможность.
[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 137
Статус: Silent leges inter arma
Информация: досье
АННА СКУАРЧАЛУПИ
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#31

Сообщение Anna Squarchalupi » 26 май 2021, 16:39

- Лампа в моих руках была вместилищем, особой тюрьмой для Малик Тареша - ифрита, властителя всех джиннов и шайтанов...

Рассказ змеиной царицы поведал о том, как несколько тысяч лет назад Малик Тареш принуждением, угрозами и бесчинствами хотел вынудить её стать его супругой, захватить власть над её царством саламандр, а затем, с её помощью воплотиться в человеческом теле и проникнуть в мир людей. Что ему нужно было от мира людей (где, вне всяческих сомнений и без него нашлось бы немало хтонической дряни, желающий от души повеселиться), царица скаламандр умолчала, но предостерегла, что мало на земле той силы, что способна была бы противостоять алчности и хитрости владыки джиннов.

Вместо заветного "да" змеиная царица сперва по-хорошему выгнала возмутителя своего спокойствия, но возмутитель оказался настойчивым в своём сватовстве, и во второй раз уже явился в её царство с полчищем злобных джиннов. Долго саламандры и прочие духи воевалли с шайтанами, в царство пришло разорение и погибель и в самый последний момент, когда, казалось, победа была одержана, и шайтаны повержены, Малик Тареш умудрился проклясть свою несостоявшуюся наречённую, от проклятия этого она и погибла со временем. Однако, прежде, чем "умереть", она успела запереть в лампе Малик Тареша, на целых две тысячи лет отсрочив тем едва ли не конец света и всего сущего.

Запереть демона в лампе помогли особые печати-камни, установленные по пяти углам Змеиного Города в особых местах силы. Всего камней было шесть, один из них был установлен в её дворце и, по видимому, только он и остался стоять на месте. Если все печати стоят на месте - демон оказывается заперт в лампе, но если хоть один из камней падает, то сила, сдерживающая чудовище, ослабевает. Ныне лампа была пуста, а ифрит, вырвавшийся на свободу после двух тысяч лет позорного заточения, рвался внутрь дворца, чтобы уничтожить последний камень-печать.

- Но если он их разрушил, то как же мы их поставим на место? - Анна курила уже вторую сигарету из любезно предоставленного Карлом-Юргеном портсигара. Она, шурша подошвами сапог по хрупким сухим бутонам цветов, вышагивала туда-сюда мимо ложа змеиной царицы, словно утомлённый ожиданием хищник по клетке. - Где же нам взять другие печати?

- Печати можно создать. Из воды, земли, воздуха, огня и плазмы. Но шестую печать, печать духа - создать будет сложно. Оттого-то она охранялась всегда сильнее прочих и помещена была в сердце моей башни. В моём сердце.

- То есть как? Буквально внутри вас печать?

- Да.

Анна глянула на Карла-Юргена так, будто услышала самую большую дикость в своей жизни. Впрочем, во всём этом был смысл, если подумать. Печать духа наверняка и делала это тело нетленным и позволяла духу, что прежде хозяйствовал в этом теле поддерживать хоть какую связь с миром живых.

- Как сделать камень-печать из земли я представляю. Из воды... ну, допустим, можно использовать лёд, но ведь он растает, если не поддерживать температуру ниже нуля градусов Цельсия. Но воздух? Плазма? Может, вы подскажете? - Анна обратилась к царице, но та хрипнула в последний раз и замолкла. Анна напряжённо потёрла лоб, затушила сигарету о подошву сапога, глянула на фон Нейдхарда. - Там, во фляге, не осталось больше этой... нет? Досадно. Камни по пяти углам... Очевидно, пентаграмма. Н-да, ну, хоть в чём-то эти демоны сходятся. И если сейчас мы в центре этой пентаграммы, то, судя по всему, квест нам с вами, Карл-Юрген, предстоит тот ещё. Особенно если учесть, что этот несостоявшийся жених сейчас снаружи. Слишком много баек про конец света за последнюю неделю. Прямо как на исходе девяностых, - Анна мрачно усмехнулась.
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#32

Сообщение Thrud Thorsdottir » 30 май 2021, 15:29

Зигмунд Фрейд как-то сказал, что миром правят жажда власти, секс и чувство голода.

С высоты своего жизненного опыта Карл-Юрген фон Нейдхарт мог сказать, что основатель психоанализа ошибся только в одной незначительной детали - не одним миром.
Абсолютно всеми мирами правили жажда власти, секс и чувство голода, населяли ли этот мир люди, духи, альвы, боги или демоны. С последними, правда, было проще всего - они хотя бы не скрывали своих вкусовых предпочтений.

По этой причине рассказ царицы ящериц и змей его, в принципе, не особенно потряс. Положив руку на сердце, Карл-Юрген мог вспомнить три десятка сказок, баллад, легенд и саг своей родной мифологии, в которой этот сюжет повторялся с завидным упорством.
Единственным различием между арабским ожившим фольклором, который лежал тут на ложе и страдал даже после смерти, и северными девами битв было то, что среднестатистическая Брунхильда могла задушить неугодного жениха косами. И, что характерно, успешно душила.
Именно по этой причине насильственных браков за сказочными красавицами на германских землях было не очень много: короткий период удачной семейной жизни заканчивался тем, что волшебная жёнушка перерезала супругу горло и удалялась за новыми битвами и мертвецами. Даже самые сильные и отчаянные воители сквозь свою доблесть быстро соображали, что обмен какой-то неравноценный.

Выпустив очередную порцию дыма через ноздри, Карл-Юрген сказал только короткое:
- Das ist Wahnsinn.
На этом комментарии у него иссякли.

Серый пепел с кончика сигареты медленно летел вниз, оседал на тяжёлых берцах, но Карла-Юргена это мало беспокоило. В конце концов, они пережили куда большие погодные сложности вроде африканской саванны и афганской пустыни, от сигарет уж точно не развалятся.

Вскоре царица змей и ящериц умолкла, и вот теперь, похоже, окончательно. Бледное создание, так и не расставшееся со своей ненаглядной кружкой, прошелестело что-то совершенно неразборчивое и убралось обратно из дверей.
Видимо, ритуал прощания оно выполнило.
За службу длиной минимум в две тысячи бесконечных лет Карл-Юрген ему почти сочувствовал. И, в принципе, испытывал уважение. Понятно, что такая преданность делу обеспечивалась какой-нибудь клятвой, которую при всём желании не нарушить, но всё же.

Однако теперь задача, которая прежде формулировалась как “дойти до места, а дальше разберёмся”, явно усложнилась. Собираясь в забег по подземным переходам, Карл-Юрген рассчитывал на джинна, а не на полноценного ифрита царской крови.
Огненное арабское демоньё было злобным, коварным и плохо дружило с головой даже вне ущемления их чувства собственного достоинства. Ничего удивительного, что их с Анной попытались похоронить в буре - крыша у ифрита давно уехала.
Наверняка ещё до заточения в лампе, потому что психически здоровый мужик войну ради создания семейной ячейки не объявит. Настойчиво ухаживать и стереть целый город ради своих сексуальных фантазий - не одно и тоже.

Даже по меркам фон Нейдхарта последнее было перебором, а он женат был трижды и в женщинах кое-что всё-таки понимал.

С другой стороны, Восток - дело тонкое, кто их разберёт, что у них в гаремах приличное, а что не очень.

Посмотрев на окурок в своей руке, Карл-Юрген также, как Анна, затушил его о подошву.

- Магия никогда не бывает буквальной. Руны, сигилы, карты Таро, алхимические символы - во всём этом есть “стихии”, для создания печати можно использовать алхимический воздух или алхимическую воду - символы, обладающие магическими свойствами этих элементов. Хотя насчёт плазмы я не уверен, впервые слышу, чтобы её использовали в печатях. Но сильно ли нам нужно его запирать?

Встав с кровати, Карл-Юрген бесшумно пересёк спальню, подошёл к окну, задёрнутому тончайшей органзой пурпурного цвета, распахнул её и выглянул наружу. Лежавший город, видимый с этой невероятной высоты птичьего полёта, казался абсолютно мёртвым.
Ифрита не напоминало ровным счётом ничего - нигде даже никакого заурядного крошечного смерча.
Абсолютная тишина.

- Ифриты - тоже творение Аллаха, но, в отличие от ангелов, они больше похожи на людей. Они смертны. Не знаю, по какой такой причине эта змеиная фрау не захотела его убивать, но лично у меня таких причин нет. А у вас, Анна?
Он повернулся, глянул на свою спутницу через плечо и усмехнулся краями губ.
- И стоит поискать здесь библиотеку. Велик шанс, что метод запечатывания нелюбимого жениха Зафира выдумывала не сама. И велик шанс, что там есть какие-то более удачные методы воздействия.[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 137
Статус: Silent leges inter arma
Информация: досье
АННА СКУАРЧАЛУПИ
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#33

Сообщение Anna Squarchalupi » 10 июн 2021, 13:32

- Ну... запирать не обязательно в лампе, мне кажется. А ещё мне кажется, что если мы его сперва запрём, то сильно облегчим себе задачу по его умерщвлению. А вам? По идее, запертый дух, или, прошу прощения... Ифрит должен бы лишиться львиной доли своей силы. Да, звучит как не очень честный поединок, но, по крайней мере, так у нас против него действительно будут шансы. - Анна нашла в кармане рюкзака упаковку одноразовых салфеток, достала одну, завернула в неё свой окурок и убрала в карман. Подошла к фон Нейдхарту, предложила ему платок, заодно выглянула в окно.

- Этот дворец определённо выглядит так, словно в нём есть библиотека. Что ж, раз здесь нам ловить больше нечего, то идём. Вы умеете читать по-арабски, Карл-Юрген? Я - нет, - Анна глянула на компаньона так, будто спрашивала, доводилось ли ему однажды помочиться с Эйфелевой башни, - впрочем, можно захватить с собой очаровашку-саламандру и, в обмен на какую-нибудь очередную блестящую штуковину, попросить его побыть нашим гидом-переводчиком ещё некоторое время. Что будем делать с этой лампой? Она нужна нам... мне нужна, чтобы одурачить Маджида. Вряд ли просто взять и сунуть её в рюкзак будет мудрым решением, - Скуарчалупи на какое-то время остановилась возле мёртвой царицы, чьи нетленные руки в золотых браслетах до сих пор сжимали лампу, как самое дорогое своё сокровище.

- Мне вот что интересно. Как он вдруг взял и выбрался? Должно же было произойти что-то, что этому поспособствовало. Или у магических печатей есть свой срок годности? Но почему именно сейчас, когда Маджиду понадобилась чёртова лампа с чёртовым ифритом? Хоть убейте, Карл-Юрген, а простым стечением обстоятельств я это никак не могу представить.

Анна смотрела на лампу, поднесла к ней даже руку, но замерла в нескольких сантиметрах от красивой витой ручки. Какова вероятность, что произойдёт нечто ужасное, если она дотронется до лампы? Ифрита давно нет внутри, он бродит где-то снаружи, а хозяйка лампы, в общем и целом, дала им полный карт-бланш на то, чтобы обратно несостоявшегося женишка и упечь. В конце-концов, случись что с этой башенкой, погибни она в обвале после стихийного землетрясения или ещё какой гадости, то найти её среди обломков будет не так-то просто, даже если произойдёт чудо и они с фон Нейдхартом останутся живы. Анна помедлила ещё секунду и аккуратно вытащила из рук царицы лампу.
Не произошло вообще ни-че-го.
*** - Библиотека? Я показать! Я показать! - закивала саламандра, любовно прижимая алюминиевую кружку к груди, - Идти за я! Длинный лестница, потом ещё длинный лестница и катакомба.
- Только не говори, что ещё пять тысяч ступенек.
- Семь.
Анна протяжно простонала.
- Кто хранит книги в катакомбах? Они же там отсыреют и покроются плесенью. Хотя... мы же посреди чёртовой пустыни, почему бы и нет. Проводник, твоя хозяйка как-нибудь тебя называла? У тебя есть имя?
- Есть. Михамманхангхеллюах.
- О... Да, очень красивое имя. Можно называть тебя просто Мик?
Страж-саламандра о чём-то задумался, даже встал, почесал голову и несколько раз моргнул.
- Да, - наконец ответил проводник.
Анна снова переглянулась с фон Нейдхартом. Налаживать контакт с ящерицей-проводником у неё получалось определённо лучше, чем разгадывать загадки древности.
- Мик, а ты сможешь прочесть те книги, что есть в вашей библиотеке?
- Нет, я быть за это наказан.
- Кто тебя накажет? Твоя хозяйка погибла, ты сам видел. Она хочет, чтобы мы заперли ифрита, а без книг мы не сможем этого сделать. Нам нужна твоя помощь.
Мик снова встал и задумался. Анна достала опустевшую флягу из рюкзака и протянула проводнику.
- Ладно. Идти за я, я будет помогать.
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#34

Сообщение Thrud Thorsdottir » 14 июн 2021, 19:32

Карл-Юрген предпочёл помолчать, но влажную салфетку, которую ему протянула Анна, взял с благодарным кивком. Большим специалистом по части работы с авраамическими тварями Улльсон не был по определению, поэтому рассуждать об этом не спешил.
Большинство известных ему сцен экзорцизма восходило скорее к традициям… Крайне художественным, так сказать.

- Литературный арабский я знаю довольно сносно, некоторые диалекты тоже.

Афганистан и Сирия традиционно входили в сферу интересов торговцев оружием, а Карл-Юрген фон Нейдхарт на этом рынке был крайне продолжительное время. Столько не жили, сколько он занимался чёрным бизнесом, и этого опыта было достаточно, чтобы убедиться - сделки с афганцами значительно бодрее идут на их языке.

- Однако проблема языкового барьера всё равно есть. Магическая традиция печатей для духов пришла от царя Соломона, который был семит, но другой ветви, и говорил на иврите. Работа со стихиями и вовсе отдаёт по большей части эллинизмом, олимпийцы обожали нести свет разума по соседям, и вот древнегреческий я знаю неважно.

Сочинения Сократа, Платона и Овидия аристократическое воспитание обычно включало, но довольно быстро все эти тонкие материи и греческие трагедии выветрились за ненадобностью. Скучно, но прагматично Карл-Юрген предпочитал читать Геббельса, который разработал идеальные способы управления толпой, идеологией и вождями соседних держав.
Очень полезный источник информации. Востребованный.

- Да забирайте её, мёртвой даме она явно без надобности, а нам пригодится. Мне это тоже интересно, - признал Карл-Юрген, - насколько я знаю, печати можно разомкнуть, но снаружи. Либо ифриту так неведомо повезло, либо его кто-то выпустил, случайно или нарочно.

Он потёр подбородок.
Вообще на юге Ближнего Востока, ближе к Ливии, ходили странные слухи о бездымном белом пламени, которое зажигал прикосновением руки некий самопровозглашённый пророк. До тех пор, пока он не попытался вылезти на рынок, графа фон Нейдхарта это мало беспокоило, но в памяти на всякий случай осело.
Может быть, слухи не были так уж преувеличены, и на самом деле откуда-то вылез ифрит царских кровей. Кем бы он тогда приходился местному поехавшему царьку - братом, сватом, сыном?
Пути крови - та ещё головоломка.

Но рассказывать Карл-Юрген об этом не стал. По крайней мере, пока.
Просто прикинул, что не только таинственная Садия могла быть вовлечена в эту интересную авантюру.

Вместо этого, проследив, как Анна выуживает из цепкой ледяной хватки Зафиры лампу, кивнул. Вот и славно. Потолок не упал, земля не разверзлась - с остальным тоже что-нибудь придумают.

***
Белёсая саламандра, разжившаяся ещё флягой, воспылала к Анне большой любовью. Похоже, она исторически отдавала предпочтение женщинам - то ли в память о хозяйке, то ли просто желала иметь в распорядителях кого-нибудь красивого.
Впрочем, Карл-Юрген одобрял.
У него навыки переговорщика были далеки от дипломатических методов, так что Анне он это место уступил с большим воодушевлением.

Путь до библиотеки был длинным и тоскливым, но они, к счастью, не поднимались на поверхность, и с поехавшим ифритом больше не встречались.

Длинный коридор, в котором было полно пыли, расширился и вывел увлечённых путешественников во главе с недоящерицей в многоуровневый зал. Организация пространства была хороша: выбитые в породе лестницы покрывали стены, и можно было легко добраться до высотных полок, не таская с собой какую-нибудь стремянку.

Несмотря на то, что он в темноте отлично видел, Карл-Юрген вытащил фонарь и посветил по сторонам. Жёлтый луч выхватил несколько крупных кристаллов, которые отражали свет.
В них же длинным костистым пальцем с явно излишним количеством фаланг тыкал проводник.
- Зажигать. Потрогать и зажигать.

Как искать во всей этой макулатуре необходимые тома, не было ни малейшего представления, но тут им снова повезло, а игральные кости в кармане Улльсона звонко щёлкнули.
На стоявшем посреди зала большом столе, выдолбленном из цельной породы известняка, до сих пор лежали книги - томов семь или больше, очевидно, те самые, которыми пользовалась перед смертью змеиная царица.

- Из башни есть выходы не через ворота? - Спросил Карл-Юрген у саламандры.
Та, помявшись, поглазела огромными глазами на Анну, пару раз открыла и закрыла пасть, прижав к себе драгоценные сокровища в виде кружки и фляги, и потом наконец часто закивала.
- Длинный, совсем длинный.

Что ж, это облегчало им задачу.
- Думаю, вы правы, Анна. Попробуем затащить ифрита в ловушку. Если правильно рассчитать, на поверхности я смогу прикрыть нас от его взгляда часа на полтора.

Светлые глаза Улльсона прошлись по женской фигуре снизу вверх, тяжёлый, точно свинец, взгляд задержался на лице.
- А не выдать ли вас за мёртвую царевну? От такого у ифрита крыша совсем уедет, и ему окончательно станет не до осторожности.
По крайней мере, Карл-Юрген на это несколько рассчитывал.[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 137
Статус: Silent leges inter arma
Информация: досье
АННА СКУАРЧАЛУПИ
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#35

Сообщение Anna Squarchalupi » 22 июн 2021, 19:27

Подземная библиотека, пожалуй, мало уступала дворцу своей монументальностью и фантастичностью. Анна шла следом за Карлом-Юргеном и буквально пялилась по сторонам. Стройные ряды томов и свитков громоздились на высоченных полках и уходили высоко вверх, настолько, что недоставало взгляда в этой полутьме, чтобы понять, где они кончаются.

Впрочем, за нужными томами лезть никуда не пришлось. Анна следом за напарником приблизилась к столу, заглянула в один из томов: плотные строчки затейливой вязи обрамляли какие-то рисунки, отдалённо похожи на на какие-то алхимические символы и сигилы. Тома выглядели впечатляюще древними, казалось, что если до них дотронуться - они просто рассыплются в руке, словно пепел.

- Длинный? Насколько длинный? Как лестница? - Спросила Анна у ящерицы, когда та поделилась информацией о "чёрном ходе".
- Длиннее, - радостно кивнул Мик, который, очевидно, не расценивал бесконечные прогулки по местным лестницам и коридорам как нечто обременительное.

Анна тяжко вздохнула. Мышцы натужно гудели, желудок тянуло. Интересно, сколько времени они уже провели здесь? Она глянула на часы, которые показывали полночь. Всего-то шесть часов, но по ощущениям все двенадцать. Она присела на один из массивных монолитных стульев (которые, как и стол, были выдолблены из цельного известняка). Предложение фон Нейдхарта застало её врасплох.

- Что?? - На её лице отчётливо читалось "только не говорите, что вы серьёзно". Впрочем, для шуток было не время и не место, они оба это понимали. Анна отвела взгляд в сторону, уткнулась в плотные строчки вязи на раскрытой странице, смотрела туда долго, словно надеялась, что древние закорючки явят ей какое-то откровение. Откровения не свершилось.

- Только не говорите, что мы сейчас снова пойдём наверх и будем мародёрствовать в спальне мёртвой Зафиры, - Анна вопрошающе глянула на Карла-Юргена.

- Ладно. В любом случае, это звучит даже не в половину так жутко, как выпить мёртвой водицы из ручейка. Как бы там ни было, я предлагаю взять небольшой тайм-аут. Вы не проголодались? Я вот успела, - проговорила Анна, и полезла в свой рюкзак. Кажется, там было что-то съестное. Она извлекла из недр рюкзака какие-то не-то протеиновые, не то ореховые батончики, бутылку с водой. Снова посмотрела на часы и вдруг несколько "подвисла" от очередной неожиданности. Часы показывали полночь, как и пару минут назад.

- Карл-Юрген... У вас есть при себе часы? Сколько времени на них? То ли мои сломаны, то ли... Здесь царит вечная полночь. Боюсь, в таком случае мы можем пробыть здесь целую вечность и даже не заметить этого, - вздохнула Анна, тоскливо припомнив оставленную в пустыне машину, которая должна была дожидаться их счастливого возвращения неделю.
- Вечность как миг, - кивнул вдруг проводник, снова любуясь своим отражением в алюминиевой кружке, - Мик здесь очень-очень долго. А вы - совсем нет. Только ночь и день. И ещё ночь.

Анна, что в этот момент делала глоток из своей бутылки, поперхнулась. Прокашлявшись, она уставилась на проводника.
- Подожди. Ты хочешь сказать, что прошла целая ночь, целый день и идёт вот уже вторая ночь здесь?

Саламандра кивнула.
Анна глянула на Карла-Юргена округлившимися до невозможности глазами.

Время здесь текло иначе и угроза плутать в коридорах разорённого города саламандр слишком долго казалась реальной как никогда.
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#36

Сообщение Thrud Thorsdottir » 25 июн 2021, 22:43

Флегматично поведя плечами, Карл-Юрген уселся за стол и, пощёлкав пальцами, тронул один из мелких кристаллов, удачно пристроившийся на краю этого монументального сооружения. Тот, подумав секунд пять, начал медленно и с достоинством разгораться, отдавая приятный тёплый свет, слегка рыжеватый, как свечное пламя.

- Сейчас - нет, но нам в любом случае потребуется вернуться, чтобы выудить из её бренного тела печать. Змеиная фрау не зря настойчиво указывала на то, что создать её сами мы не сможем, просто пока и о том, как её извлечь без перспективы спровоцировать какой-нибудь очередной катаклизм, мы не в курсе. А там можно и по шкафам, как вы изволили выразиться, мародёрствовать.

Его бледные губы чуть изогнулись в усмешке, из-за которой воспринять претензию к выбранным Анной словам серьёзно было невозможно.

Вообще-то на Зафире одного золота было килограмм десять, и Карл-Юрген не страдал излишней в быту моралью. За свои нравственные страдания в виде прозябания в ОАЭ и под ОАЭ он вполне мог прихватить с собой компенсацию.
В конце концов, мертвецу сокровища без надобности.

(В храм Улля в Уппсале регулярно притаскивали добычу из походов, хотя золото чтили меньше, чем серебро, но отнюдь не игнорировали. В Улльсоне просто говорил древний зов крови морских разбойников, которые перетаскали на своём горбу треть всех европейских богатств.)

Перебрав несколько книг и разложив их в относительном порядке использования, то есть от источников еврейских и античных к арабским, Карл-Юрген принялся за пергаменты. Их был целый ворох, и весь испещрён какими-то символами, знаками, рисунками и кое-где даже каплями подозрительно бурого цвета.
Впрочем, для бывшего офицера Абвера такой формат документов был скорее привычным, чем шокирующим, особенно при возможности прочитать текст. В военное время с донесениями и рапортами везло подобным образом не каждый раз.

Подняв голову, он пронаблюдал за жующей Анной, смотревшей на часы с выражением кошки, которую попыталась укусить мышь. Зрелище было приятное и в чём-то даже милое.
С точки зрения Карла-Юргена, воспитанного во времена общепринятой парадигмы “Kinder, Küche, Kirche”, прекраснее готовящей женщины могла быть только женщина, которая с аппетитом ела. Модельные барышни, весь вечер пафосно страдающие над листком салата посреди ресторана баварской кухни, вызывали у него тоску и зубную боль.

- Есть бундеровский сухпай, хотите? Пять тысяч калорий, годится для того, чтобы жить на нём целый день.

Известие о застывшем времени его, очевидно, не поразило и не смутило. Для тонких миров - а мир, в котором существовала царица змей и властитель духов, определённо находился на не той же ветви Иггдрасиля, что Мидгард - оно всегда отличалось довольно заметными странностями. Историй про то, как человек вернулся от альвов и встретил свою деревню заброшенной, потому что прошло триста лет, хватало.
Да и в целом, если верить Труд, а у Карла-Юргена не было причин этого не делать, последние полгода река времени очень часто начала выходить из берегов.

- Обычное дело для волшебных мест: они часто находятся в заводях, и течение времени в них ощущается иным. В Хельхейме можно провести день, в Мидгард вернуться сто лет спустя, если не повезёт. Хотя задерживаться на пару местных месяцев я бы не стал, иначе мы дождёмся того, что Маджид просто умрёт от старости.

Он тоже глянул на часы, без особого, впрочем, интереса. Блеска циферблата заметно не было: Карл-Юрген носил их стеклом на обратной стороне запястья. Не паранойя, а разумная предосторожность, в горячих точках не раз сохранявшая ему жизнь.
Стрелки, разумеется, стояли тоже.

Вернувшись к бумагам, Карл-Юрген на некоторое время умолк. Жёстко очерченное лицо стало сосредоточенным, иногда он хмурился - но по рисункам печатей в принципе можно было уловить, о чём речь.

- Посмотрите.

Перевернув один из листов к Анне, Карл-Юрген подвинул его по столешнице, рядом положил раскатанный свиток потрёпанного вида.

- Рисунков пять, плюс в этих двух можно угадать огонь и воздух. Похоже на печати, но текст я не понимаю.
Исписанный пергамент действительно был на древнегреческом - удивительный синкретизм связанных культур. Был бы удивительным, если бы у Карла-Юргена было желание и время об этом размышлять, но сейчас ему больше требовалось расшифровка, чем размышления о чудесах единения магического знания по всему миру.[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 137
Статус: Silent leges inter arma
Информация: досье
АННА СКУАРЧАЛУПИ
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#37

Сообщение Anna Squarchalupi » 06 июл 2021, 15:11

- А вы что, не проголодались? - Спросила Анна, далеко не с первой попытки высвободившая батончик из скользкой обёртки, которая никак не желала рваться. - Спасибо, Карл-Юрген, но от сухпая пока что откажусь. Неизвестно, сколько нам... - Она откусила от батончика и принялась методично пережёвывать орехово-протеиновую нугу (о содержании протеина красноречиво гласила этикетка), - ш вами ждешь ещё торщать. Кхм.

Проглотив, Анна запила сладкую нугу водой, сделав всего пару глотков из банальных соображений экономии: действительно, сколько им ещё здесь торчать - не ясно, а воды при себе было не то чтобы много: скромные две бутылки.

- Извините, обычно я не говорю с набитым ртом, а только яростно жестикулирую.

Впрочем, казалось, графа фон Нейдхарта манеры Анны Скуарчалупи, отставного лейтенанта полиции, не слишком смущали. Он вообще производил впечатление человека, которого смутить едва ли возможно хоть чем-нибудь. Она наблюдала за ним, когда он раскладывал все эти древние фолианты, с видом сосредоточенным и вдумчивым перебирал свитки и страницы. За ним было приятно наблюдать, по правде говоря. Профиль его в этой мистической игре свето-теней от волшебных кристаллов казался ещё более хищным и проницательным. Анне нравилось это слово - "проницательность". Острое, словно ум, без которого эта самая проницательность невозможна по определению; это слово проникало в мысли, пронзая слух, звеня в сознании эхом, напоминающим звон битого стекла. Она наблюдала за фон Нейдхартом, невольно любуясь. Но когда взгляд Анны задержался на его пальцах, скользящих по древним листам пергамента с древними письменами, а после - на массивном кольце с розовой шпинелью, она себя одёрнула и принялась глубокомысленно пялиться на едва-уловимо вибрирующий магический огонёк из кристалла.

- Что ж... Раз уж у нас с вами здесь происходят такие фокусы со временем, то нам следует пристально за временем следить, - Анна зачем-то ещё раз глянула на часы, которые точно так же, как и несколько минут назад, показывали полночь, потом повернулась к проводнику, - Эй, Мик, правильно ли я поняла, что ты чувствуешь, как течёт время в обоих мирах?

- Да, - с готовностью закивал их новый приятель, - я принадлежи там и тут, и существуй там и тут.

- Мне нужна твоя помощь, Мик. Ты сможешь предупредить нас с Карлом-Юргеном, когда наступит шестой день?

Проводник снова закивал. Анна слишком хорошо понимала, как легко потеряться во времени даже в привычном мире, когда ты занят спасением человечества. Что и говорить про потусторонние катакомбы, где за две тысячи лет высохшие цветы и древние книги не превратились в труху, а только покрылись пылью.

Когда Карл-Юрген показал Анне листок, Анна проследила за тем, куда он указывает. Рисунки и правда выглядели вполне понятными. Огонь - как три языка пламени, воздух - как три завитка вихря или что-то вроде того. По соседству угадывалась, впрочем, и вода - как три плавные волнообразные линии, символизирующие не то реку, не то ручей.

- Древнегреческий? Здесь? - Анна сперва удивилась, а потом нахмурила лоб. - Знаете, что мне кажется странным? Что потусторонние сущности в потустороннем мире пользуются книгами и свитками, написанными людьми на человеческом языке. Мик, ты ведь сможешь нам прочесть это?

Ящер, шлёпая лапами и цокая когтями по каменному полу, робко, словно стесняясь чего-то, подошёл к столу. Взглянул на лист, согласно кивнул.

- Огонь, - длинная фаланга коснулась рисунка с огнём, - Начертай на рубин. Кровь начертай. Рубин как символ. Символ из кровь начертай на символ! Рубин... Если сложно найти, красный камень или жёлтый. Или такой, - ящер ткнул пальцем на кольцо Карла-Юргена, - Шпинель, гранат. Потом пойди на восток, найди столп огня, принеси туда символ. И прочти. Древние слова. К пламени пламень, заточенный в камень, вернулся в обитель. А потом - воздух. Другой камень, другой столп...
*** Идея, подсказанная древним фолиантом оказалась до безобразия проста. Нужно было пошариться по местным кладовым-сокровищницам в поиске подходящих камней. У каждой из стихий таких камней, которые подошли бы для олицетворения, было несколько. И выбор камня, в основном, зависел от цвета. Если для огня годились рубины, гранаты, шпинель, то для воздуха необходимо было подобрать сапфир, кварц, аметист. Вода ассоциировалась с изумрудом, опалом, лазуритом. Земля - с агатом, нефритом, жадеитом. Найти камни, выцарапать соответствующие символы, закрепить, словно в рунической магии, символику кровью (чьей именно, впрочем, не уточняется), отнести новый камень к столпу, на котором когда-то был установлен старый и проследить, чтобы взбесившийся ифрит не разнёс его в щепки, покуда по своим местам не будут установлены все.
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#38

Сообщение Thrud Thorsdottir » 10 июл 2021, 20:56

Не то, чтобы Карл-Юрген действительно не проголодался вовсе.

Проблема была немного глубже. Спускаться в такие вот тонкие миры ему приходилось не раз, и в подобных забегаловках на краю реальностей и здравого смысла человеческая природа съёживалась и уступала место той, что досталась от отца.
Здесь Улльсон не испытывал настоящих потребностей физического тела: ни во сне, ни в воде, ни в пище. Сакральный мир требовал соответствовать, и это на самом деле не очень радовало. Чем дольше они здесь проторчат, тем сложнее ему будет адаптироваться к реалиям Мидгарда заново - мира, где в слове полубог самая важная часть - “полу”.

(Хотя по сравнению с другими представителями славной одиновской семейки фон Нейдхарт имел полное право считать себя счастливцем. Он не убился о дракона, не покончил жизнь самоубийством и не свихнулся от силы, которая его подчиняла. Зигфрид, Вёлунд и Беовульф могли бы только завидовать, но они уже давным-давно счастливо пировали в Вальгалле.)

Но объяснять ему это всё совершенно не хотелось, так что Карл-Юрген просто согласился: да, мол, такие вот чудеса, но не голоден, ох уж это загадочное индивидуальное действие странного города. Бундесовские сухпаи у него лежали на потом.
На такое потом, когда они снова будут земными обитателями - вот там Карл-Юрген будет готов сожрать песок и заодно выпить Мёртвое море. Да, это он по опыту тоже знал.

- Не в ту сторону думаете, - ухмыльнулся Карл-Юрген, - это не потусторонние твари пользовались человеческими языками, это люди во многом переняли языки потусторонних тварей. Чем дальше вглубь истории смотреть, тем меньше там будет человеческого начала: боги и духи раньше уделяли человечеству куда больше внимания и учили их своей письменности, а люди уже меняли её под себя, как в голову взбредёт. Боги до сих пор говорят и пишут на языках, которые нам с вами покажутся, мягко сказать, ископаемыми. Не все, конечно, но их родные языки очень близки к тому, которые мы считаем мёртвыми. По крайней мере, мне так говорили.

Кто говорил, зачем и почему, Карл-Юрген опять опустил.
Такие мелочи.
Всегда можно было сослаться на Аненербе. Герра Гиммлера, выходца из среднего класса, фон Нейдхарт всегда недолюбливал, но стоило отдать тому должное - для потомков он оставил великолепную возможность сваливать любые загадочные события на своё детище.

В качестве переводчика пещерный ящерообразный житель и впрямь оказался весьма недурен, хотя и переводил преимущественно инфинитивами и активной жестикуляцией, не забывая порой периодически поглядывать на себя в полированный бочок кружки.
Видимо, любовался.
Что ж, похоже, даже половинчатым созданием рептильего разлива не чуждо чувство собственной важности, Карлу-Юргену ли придираться.

- Не звучит невыполнимо, - отметил он к концу длинной лекции.
Если отвлечься от того, что половину слов в уме приходилось склонять самостоятельно, всё было вполне доступно. Благо, что волшебная башня, последняя крепость некогда процветающего царства, изобиловала сокровищницами, как Вальхалла - выпивкой.

Ящерица, которую Анна почти с нежностью именовала Миком, не дожидаясь запроса, радостно предложила их провести в “царскую”, чтобы это не значило, и Карл-Юрген согласился.
Потому что сидеть в библиотеке было достаточно бессмысленно.

Скатав свиток и богохульственно выдрав из фолианта нужные страницы, Карл Юрген убрал их в рюкзак. Почтения к чужим культурным ценностям в нём было немного, но зато прагматизма хватало - и это было быстрее и проще, чем сидеть и мрачненько перерисовывать схему с печатями непонятно чем и на чём.
Саламандра на него не ругалась, из чего можно было заключить, что к обязанностям библиотекаря она относилась несколько халатно.

К счастью, для того, чтобы дойти до “царской”, не пришлось идти на десять тысяч ступеней ни вверх, ни вниз. Если у коридора и был какой-то уклон, то после двух бесконечных лестниц он казался незаметным.

Когда ящеропроводник остановился посреди комнаты, а кристаллы, такие же, как в библиотеке, разгорелись достаточно, стало понятно, что имелось ввиду под этим чарующим названием. Тут была целая коллекция корон, венцов, поясов, ожерелий и прочих украшений из атрибутов власти.
Даже Карл-Юрген с некоторым уважением присвистнул. Пожалуй, до коллекции Елизаветы II Английской этот набор не дорос, но у него были бы все шансы, если бы хозяйка не померла.

- А что, логично. В украшениях будут все камни, которые нужны, и они уже обработаны, на них будет проще чертить печати, - оценил он. - Что ж, давайте выбирать, где тут вставки покрупнее.[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 137
Статус: Silent leges inter arma
Информация: досье
АННА СКУАРЧАЛУПИ
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#39

Сообщение Anna Squarchalupi » 25 июл 2021, 19:31

Анна покосилась самую малость неодобрительно, когда древний фолиант подвергся акту вандализма со стороны Карла-Юргена. Впрочем, смутное чувство досады было тут же изгнано прочь, потому что дураку было ясно: времени у них в обрез, перечерчивать ритуальные рисунки и строфы заклинаний в таких обстоятельствах точно не с руки. Да и странное место, что было явно древнее семи чудес света, со временем перестало вызывать странную смесь трепета, восхищения и благоговения. Впечатлительность Анны, столь обширная и бескрайняя в детстве и юности, прошла неплохую шлифовку и изрядно растеряла в весе. Удивляться и восхищаться она всё ещё умела, но не слишком долго.

Именно по этой причине вид сокровищницы лишил её дара речи буквально минуты на две, не больше. После чего она обвела взглядом королевские регалии и уверенным шагом двинулась к изысканной диадеме, что покоилась в складках синего шёлка. Подошла ближе, полюбовалась самую малость и достала нож.

- Карл-Юрген, вычёркивайте из списка рубин. Выглядит на полсотни карат. Даже жалко пускать такое диво в расход... - Анна повертела в руках диадему какое-то время и, борясь с желанием примерить её, одержала маленькую победу.

У неё, пожалуй, никогда не наблюдалось особой страсти к украшениям, практически все её немногочисленные серьги, кольца и браслеты были без камней (за исключением того самого помолвочного кольца от Тиффани, на которое Масси спустил, вероятно, половину своей годовой зарплаты). Кольцо, впрочем, она приняла тогда с благодарностью, хоть и думала часто о том, что было бы правильнее вернуть его обратно и подобрать что-то более бюджетное, а на оставшиеся деньги купить новую квартиру, или сделать ремонт. Или приберечь на чёрный день, когда их гипотетический ребёнок будет куда-нибудь поступать учиться. Он говорил, что это всего лишь деньги, и что деньги можно заработать. Кольцо Анна оставила, нехотя смирившись с тем, что истинная ценность измерялась не каратами, а смыслом. Планами. Будущим.

Анна глянула на своё кольцо от Тиффани и вздохнула. Хорошо, что здесь есть целая сокровищница с бриллиантами покрупнее. Расстаться с этим кольцом она, пожалуй, не смогла бы. Пока она выковыривала рубин, отгибая не без труда "лапки" крапановой закрепки вокруг камня (и, надо сказать, сильно порадовалась, что изысканным мастерам древности, по-видимому, не были известны более современные и надёжные способы фиксации камней), она несколько раз покосилась в сторону фон Нейдхарта. Тот был, кажется, занят примерно тем же самым.

- Хорошо, что здесь нет недостатка в бриллиантах. Со своим я рассталась бы крайне неохотно. Хотя, наверное, это глупо трястись над памятными вещами, когда снаружи разгуливает древний ифрит. Страшно подумать, на что только способен король джиннов, которому сказали "нет". Карл-Юрген, а вы женаты? - Неожиданно для самой себя спросила Анна. Ну а что, надо же о чём-то разговаривать. Да и вряд ли кольцо со шпинелью он для красоты носит.

Наверняка быть женой Карла-Юргена сложно. Пропадает чёрт знает где, чёрт знает с кем, чёрт знает как долго и никогда не ясно, вернётся ли он домой цел и невредим. Анна невесело усмехнулась своим мыслям, проведя ожидаемую и очевидную параллель со службой в убойном отделе. Да, серийные убийцы-психопаты, насильники прочие ублюдки едва ли могли идти в сравнение с гулями, джиннами, ифритами, демонами и прочей чертовщиной. Хотя, вне всяких сомнений, чудовищами были и те, и другие.

Выковыривание рубина медленно, но верно продвигалось. Она справилась с семью из восьми крючочков-крапанов, но на восьмом нож вдруг скользнул по камню и вспорол Анне палец от основания до самого ногтя. Выругавшись от души и по-итальянски, она засунула кровоточащий палец в рот и положила на законное место щербатую диадему. Камень, валявшийся под её ногами и щедро сбрызнутый её собственной кровью, стал постепенно наливаться красноватым светом.

- Карл-Юрген, что вы добыли? - Вытащив порезанный палец, она обратилась к спутнику и тут... Тут вдруг заметила, что с рубином что-то происходит. - Ох, вот же... Карл-Юрген, взгляните на это. - Она подняла рубин, протянула его на ладони фон Нейдхарту и засунула свой покалеченный палец обратно в рот.
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#40

Сообщение Thrud Thorsdottir » 31 июл 2021, 23:44

В драгоценных камнях Карл-Юрген разбирался не очень. Он смутно помнил, что лучшие друзья девушек - бриллианты, и на этом его познания заканчивались. Выбирать, что из окружающего буйства минералов всех цветов и форм представляет собой искомые сапфиры, лазуриты и аметисты, приходилось по смутным остаточным воспоминаниям далёкой юности.

Откуда-то из глубин памяти всплыли материнские серьги с крупными синими вставками, которые она нежно любила, и поэтому своей жертвой для потрошения во имя нанесения добра Карл-Юрген выбрал сапфир. Венец из красноватого золота - явно много меди в лигатуре, - был тяжёлым, и мимолётом граф фон Нейдхарт даже посочувствовал суровой царской доле.
Мало того, что надо постоянно решать какие-нибудь проблемы, которые пытаются загнать тебя в могилу, так ещё делать это, обвешанной побрякушками на пару десятков килограмм. Сомнительная радость жизни.

- Я нашёл сапфир, так что его тоже вычёркиваем.

Как минимум, две стихии они уже, вероятно, наполовину одолели, оставалось только любым из наличествующих бриллиантов выцарапать на них печать, и можно отправляться в бой.
Наверняка, конечно, для этой цели были и какие-то нормальные инструменты, но Карл-Юрген о них ничего не знал. Он своей скромной специализацией всегда считал умение убить противника тысячей способов, перед этим выбив из него всю необходимую информацию.
Прекрасный навык военного времени.

Сняв с пояса “цивилиан”, Карл-Юрген выщелкнул лезвие и стал методично отодвигать золотое крепление. Золото - очень мягкий металл, и хотя бы с этим им изрядно повезло. Если бы госпожа царица по древней традиции воителей предпочитала стальные регалии, им с Анной было бы проще удавиться прямо здесь. Благодарение Уллю, что всё шло относительно неплохо.
Если не учитывать торчавшего за стенами ифрита, существенно уехавшего с катушек за долгое время заточения, но никто не говорил, что жизнь полна радости.

- Сентиментальность - не порок, - заметил Карл-Юрген рассудительно, - если бы не любовь к памятникам нашей истории, до наших дней бы ничего из артефактов прошлого не дожило, а семейные реликвии отсутствовали бы как класс. Вряд ли от этого стало бы кому-то сильно лучше.

Отвлёкшись от безусловно увлекательного процесса препарирования венца, фон Нейдхарт посмотрел на Анну не без интереса. Удивительная женщина: сидит посреди сокровищницы в мёртвом царстве в компании полубога и ящерицы и спрашивает про чужую личную жизнь.
Какое-то “o tempora! o mores!” просто.
Хотя было забавно.

- Был, - ответил он без особого сожаления в голосе, - жена сбежала с её тренером по какой-то там йоге.

О том, что это была уже третья, он тактично умолчал.
В основном по той причине, что первая скончалась от испанки, а вторая - укатила в США и вляпалась там в секту Мэнсона в начале семидесятых, после чего благополучно посвятила себя Одину через повешение.
Глубокой скорби ни по одному из этих поводов Карл-Юрген на нынешний момент не испытывал.

Экспрессивный звук ругани заставил его снова поднять голову.
Вокруг было слегка забрызгано кровью.

- Scheiße, - сказал он, бросая сапфир на подставку к каким-то кольцам. - Подождите, у меня есть перевязочные.

Ещё одна армейская привычка: аптечку с собой бывший офицер таскал с собой всюду, куда выходил дольше, чем на десять минут. Характерно, что регулярно пригождалась.
Так что минуту спустя на свет был извлечён медицинский пенал, который мягко шлёпнулся Анне на колени.

- Возьмите. Там есть губка и пластырь должен быть. Ну-ка…

Взамен ему выдали рубин, наливающийся странноватым сиянием. Мало того, камень ещё начал теплеть.

В смутной надежде Карл-Юрген показал камень проводнику, но тот отрицательно затряс головой и только сильнее прижал к себе кружку. А жаль, сейчас консультация бы не помешала.

- Многие артефакты активируются кровью, но я не понимаю, что делает именно этот, - помедлив, признался Улльсон.
Рубин продолжал сиять, раскалившись до того, что его было неприятно держать, а затем вдруг вспыхнул крошечной звездой, а затем из этого сияния сложилось змеиное тело, гибкое и длинное, в несколько метров.

Карл-Юрген когда-то давно слышал легенду про змееподобных существ, охраняющих сокровища, которые во лбу носят огромные рубины. Обычно завладевший рубином получал золото из запасов стража, но тут страж был немного мёртв, а золото и вовсе принадлежало не ему.
С лёгкостью призрачная змея вытекла между мужских пальцев, соскользнула на пол и подползла к Анне, у ног которой встала на хвост и закачалась, точно гипнотизируя добычу.
Рубин сиял посреди призрачной головы.

Бледная саламандра приоткрыла рот, в каком-то изумлении наблюдая за происходящим.

Змея открыла пасть, но вместо шипения из её глотки вырвался высокий женский голос:
- Ищи близнеца - найдёшь дверь.
И медленно, с достоинством осыпалась солнечными зайчиками на пол. Рубин запрыгал по полу с тихим стуком.[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 137
Статус: Silent leges inter arma
Информация: досье
АННА СКУАРЧАЛУПИ
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#41

Сообщение Anna Squarchalupi » 08 авг 2021, 17:44

Изумление происходящим Анна даже скрывать не стала. Пенал первой помощи, что столь заботливо предоставил Карл-Юрген, так и оставался лежать на коленях женщины, кровоточащий палец оставался во рту, а глаза полезли на лоб. Анна не особенно хорошо представляла, чем стоит защищаться от призрачных змей: выставленный вперёд нож едва ли уберёг бы её от возможной атаки. Одна радость: никакой атаки не последовало. Змеюка сверкнула рубином в голове, что-то сообщила про близнеца и исчезла. Анна пришла в себя, глянула на рубин, вытащила наконец свой палец, перехватила рукой пенал, чтобы тот не свалился с её коленей, поднялась и не без опаски взяла всё ещё тёплый камень в другую руку.
- Близнец? Дверь? - Переспросила она зачем-то у камня, который ей, конечно же, ничего не ответил. Повернулась к Карлу-Юргену. Выражение её лица красноречиво транслировало мысль, что билась настырным мотыльком в её сознании: "Какая ещё дверь? Какого чёрта вообще сейчас произошло?"

- Судя по всему, нужно искать такой же камень. Такого же размера, с такой же огранкой... Чтобы что-то открылось. Как думаете, стоит проверить, не сулит ли нам пресловутая дверь каких-нибудь новых проблем? Не выпустим ли мы из неё какого-нибудь очередного ифрита или ещё что похуже? - Анна подбросила огромный и дьявольски красивый рубин на ладони так, словно тот был мячиком для пинг-понга. - Наверное, если этот камень открывает какую-то дверь, для вандализма с рунами следует выбрать какой-нибудь другой.

Благо, камней в сокровищнице было действительно много. Анна убрала рубин в карман и принялась перевязывать себе палец, в очередной раз восхитившись в мыслях поистине немецкой практичностью своего компаньона. Она готова была поспорить, что если бы отправилась в эту клятую пещеру с Хантером, они оба уже лежали бы под развалившейся от ифритовой ярости колонной снаружи. Или их слопал бы гуль. Или бы они мирно почили где-то у загробного ручейка. Пожалуй, ей действительно повезло, что интересы Карла-Юргена сейчас были где-то поблизости с её интересами.

Закончив со своим "ранением", она вернула Карлу-Юргену аптечку. Таинственная дверь не давала покоя.
Пока Анна искала "близнеца", попутно нашёлся и изумруд. Оставалась земля и, как назло, ничего, напоминающего агат или нефрит на глаза не попадалось. Змеиная царица явно отдавала предпочтение украшением с драгоценными камнями.

- Поверить не могу. Полная сокровищница рубинов и алмазов и ни одного агата! - Разочарованно сообщила Анна отражению Карла-Юргена в большом зеркале, оплетённом затейливой рамой-арабеской. Перевела взгляд с фон Нейтхарда на своё отражение: разница между Анной из отеля и Анной в подземелье была поистине велика. Уставший вид, болезненная бледность, которая делала её облик сейчас несколько схожим с обликом их друга-проводника. Если они хотят обмануть ифрита и поймать на живца, то одной царской одеждой они едва ли отделаются: в зеркале отражался измученный доппельгангер с залегшими глубокими тенями под глазами.
Анна посмотрела на себя в зеркале. Потом на свой карман, в котором лежал рубин.
Ищи близнеца. Вся сокровищница была перерыта чуть ли не вверх дном, но близнеца так и не нашлось.

Скуарчалупи вытащила рубин и поднесла его к зеркалу. Пугающе безупречная зеркальная гладь пошла рябью, словно растревоженная дождём вода. И когда рябить перестало, в зеркале, вместо отражения, Анна и Карл-Юрген увидели пещерный проход. И тот самый "загробный" ручей, который отделял их от привычной реальности.

Анна присвистнула.
- А вот и чёрный ход. Ну, это в любом случае лучше, чем бежать обратно по бесконечным лестницам и коридорам.

Оставалось найти что-то, способное послужить олицетворением для стихии земли. Мысль пришла внезапно и была чудовищно проста, как и всё гениальное. Зачем искать олицетворение, когда любой камень, любая порода по сути своей является этой самой стихией в глобальном смысле? Анна подняла кусок отколовшейся породы, показала Карлу-Юргену, словно какой трофей.

- Раз уж царские кладовые не богаты на нефриты и агаты, предлагаю вот это. Что скажете?
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#42

Сообщение Thrud Thorsdottir » 14 авг 2021, 21:30

Размышляя над столь философским вопросом, Карл-Юрген задумчиво поскрёб гладко выбритый подбородок. Опыт говорил, что открывание всех подряд дверей и ящиков может как обеспечить великое счастье, так и все беды разом.
Зависело в большей мере от удачи, а с удачей у него было всё в порядке, и можно было и рискнуть. Будет, в конце концов, что вспомнить на смертном одре.

В бою и умереть не стыдно, и посмертие выйдет добрым.

Из памяти взглянули, как живые, светлые глаза, и старый друг улыбнулся, как улыбался семьдесят пять лет назад - с обречённостью, которую Карл-Юрген понял только много десятилетий спустя. Можно ли забрать своих мертвецов с собой? Можно ли замолвить слово за тех, кто был казнён?

Тряхнув головой, Карл-Юрген, граф фон Нейдхарт, бывший офицер Абвера, отбросил прошлое обратно во мрак, привычно растянул бледные губы в улыбке в равной мере понимающей и ироничной:
- Вряд ли тут осталось что-то относительно живое, так что если за тем, что можно открыть, лежит дракон, от него наверняка уже остался один скелет. Из черепа можно сделать кашпо - повесите себе на стену в качестве туристического сувенира.

Присутствие Анны несколько скрашивало окружающий бардак и меланхоличные мысли о смерти, которые настойчиво лезли в голову.
Не в последнюю очередь за счёт того, что Карл-Юрген всегда любил женщин и испытывал эту типично мужскую потребность перед женщиной показать лучшее, на что был способен. В основном это играло ему на руку и позволяло на сложной смеси адреналина, тестостерона и эго добиваться самых безумных целей.

Убийство ифрита к ним определённо относилось.

Собирание самоцветов несколько застопорилось. Полудрагоценных камней было не так много, а поделочных не наблюдалось вовсе.
Впрочем, оно и понятно: для царицы как-то несерьёзно щеголять в ожерелье с агатом, когда тут лежало несколько тысяч карат в различных цветовых решениях. Управление народом - штука непростая, и демонстрация величия являлась важным пунктом в поддержании порядка. Особенно для восточных господ, всегда тяготевших к вычурности и “дорого-богато”.

- Возможно, если прогуляться по покоям, можно будет найти какую-нибудь мозаику или статуэтки, - предположил Карл-Юрген.

Он не то, чтобы был уверен, что из этих камней делают настенные и напольные панно, но чем тролль не шутил. Удивляться хоть какой-то находке после того, как они целый город за гранью реальности откопали, вряд ли имело смысл.

Анна тем временем сосредоточенно рассматривала зеркало.

Поддавшись её заразительному вниманию, Карл-Юрген тоже в него заглянул, но не обнаружил ничего примечательного. Собственную мрачную физиономию с высоким лбом и квадратным подбородком он за полтора столетия неплохо выучил, а тот факт, что сквозь кожу скул выпирали кости и морщины залегли у края рта, открытием не был.
Миры на иной стороне бытия никого не красят. Спасибо, что в скелеты не разложило - обрастать плотью по возвращению могло бы быть довольно неприятно.

Однако загадка призрачной змеи решилась не то женской интуицией, не то женским же острым умом совершенно неожиданным образом. А ведь действительно, отражение - и есть близнец; Карл-Юрген с уважением кивнул Анне.
Потом выглянул на ту сторону прохода и чуть слышно присвистнул. Ручей встретил уже знакомых гостей флегматичным журчанием.

- Надеюсь, он открывается в то же время и ту же реальность, - проворчал Карл-Юрген себе под нос.

Не только из старческого желания брюзжать, хотя оно несомненно присутствовало. Нет, всё тот же мрачный опыт подсказывал, что такое вполне возможно - сказки какой только коварной дряни путешественникам не предлагали.

Сморгнув, он внимательно осмотрел серый кусок породы в руке Анны. Потом медленно повёл широкими плечами, как бы снимая с себя ответственность экспертного масштаба. Вот если бы Анна спросила что про руны, тут да, тут Улльсон бы развернулся. Весь менее северный оккультизм он знал на уровне “ну что-то такое существует”.

- Скажу, что ритуальная магия во многом оперирует идеями, а не самими предметами, да и скала вполне происходит из земных недр, куда уж ближе к стихии. Помолимся всематери-Ёрд, чтобы она нарекла этот кусок своим именем.

Бледная саламандра, пристроившаяся в углу вместе со своими сокровищами, закивала и зачем-то потёрлась носом о кружку. В лице Карла-Юргена ничего не проявилось.

Достав вырванный из книги лист, Карл-Юрген повесил его на одну из стоек и выбрал давно подмеченное кольцо с крупным бриллиантом подходящей формы. Алмаз - самый твёрдый из минералов, если чем-то и было царапать символы печати, то только им.
Опробовав на сапфире, он удовлетворенно буркнул “sehr gut”.
Порезанный палец Анны вряд ли позволял сильно увлекаться художественной резьбой и прочей мелкой моторикой, так что Карл-Юрген присвоил это достойное занятие себе.

Кусок скалы в окружении сияющих самоцветов смотрелся, конечно, эклектично. Карл-Юрген немного понадеялся, что от того, чем его будут запирать обратно, ифрит удавится сам, оскорблённый в лучших чувствах. Он точно знал, что подобные сущности часто страдают гордыней космических масштабов.

- Ну что ж, - сказал Карл-Юрген с намёком на веселье, - а теперь нам предстоит идти обратно за последней печатью и цацками для превращения вас в более привлекательную версию местной царицы. Может, всё-таки хотите перед этим бундесовский сухпай?[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 137
Статус: Silent leges inter arma
Информация: досье
АННА СКУАРЧАЛУПИ
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#43

Сообщение Anna Squarchalupi » 24 авг 2021, 22:16

- Боюсь, Карл-Юрген, местная таможня не оценит моего пристрастия к диковинкам и в лучшем случае оставит предполагаемое кашпо у себя, а я полечу назад, в свою скучную квартиру без трофея, - мрачно отшутилась Анна, представив на мгновение, как бы подобный декор вписался, или, если точнее, не вписался в её, без преувеличения, действительно скучное обиталище. По Европе не первый год гуляла мода на скандинавский минимализм, однако, минимализму квартиры Анны позавидовал бы всякий аскет: безлико-бежевые стены, паркет ровно на полтона темнее, отсутствующую кровать заменял ортопедический матрац размером с половину спальни, одновременно и тумбочкой, и подставкой для лэптопа служил маленький кофейный столик. Где-то у дальней стены собирал пыль такой же, как стены, бежевый комод. На комоде стоял одиноко старинный и очень тяжёлый латунный подсвечник на три свечи, который какой-то ошибкой затесался в этот безликий и куцый интерьер. Над комодом прежде висело зеркало, а потом, в один из очень плохих дней, Анна его разбила этим самым подсвечником. Драконий череп, пожалуй, заслуживал более достойного обрамления, нежели холостяцкое обиталище Анны.

Она даже решила, что ей следует заняться этими осточертевшими бежевыми стенами как только так сразу, потому что они непременно будут напоминать треклятые залежи песчаника, треклятую пустыню и вот эти самые своды, тоже треклятые. А ещё непременно нужно будет раздобыть себе новое зеркало, и постараться больше не разбивать его в надежде вскрыть себе вены осколком. Анну из прошлого и Анну из настоящего разделяли лишь два с небольшим года, но между ними было колоссальное различие: Анна из настоящего снова хотела жить и даже наскребла по закоулкам души мужества в этом признаться самой себе.

Ворчливое замечание про "то же время и ту же реальность" Анна мимо ушей не пропустила, но оставила без расспросов. Впрочем, задержала в своей голове эту мысль. Теоретически, такое было возможно. Теоретически, здесь было возможно вообще всё, что угодно. Ей бы не хотелось выйти из царского подвала посередь, скажем, Второй Мировой или, ещё того хуже, во время эпидемии бубонной чумы. Хотя, что хуже - это ещё как посмотреть. Пока фон Нейдхарт являл свои таланты к изобразительному искусству, Анна поразмышляла на досуге о возможных издержках доступных её академическим познаниям в истории эпох. Если бы пришлось выбирать, впрочем, между чумой и Второй Мировой, всё же, она бы выбрала последнюю.

Когда с камнями было кончено, Анна решила "сверить часы" при помощи их проводника.
- Мик, сколько теперь прошло дней там? - Она указала саламандре на проход в "зазеркалье" в надежде, что её поймут правильно.
Мик, нехотя оторвавшись от кружки, изобразил на своей морде сосредоточенный мыслительный процесс. Принялся загибать длинные фаланги на свободной от драгоценного трофея руке и, наконец, изрёк:
- День, после ночь, а после снова день, и снова ночь. Второй ночь уже всё, потом снова день! И теперь три ночь. Надо поспешить.
- Вот видите, Карл-Юрген, нет времени на чревоугодие. Да и, сдаётся мне, чем дольше мы здесь остаёмся, тем меньше мы в пайках нуждаемся, - Анна недоверчиво глянула на своё отражение вновь, которое за последние несколько минут, что оказались часами, изменилось снова, ожидаемо в худшую сторону. Так, если бы она умерла примерно трое суток назад. Интересно, если они проведут здесь неделю, то раздуются от газов , глаза вылезут из орбит, а вся посеревшая кожа будет облеплена личинками?

- Поэтому прибережём пир на потом, когда выберемся отсюда. В пустыне он нам пригодится, особенно если не поспеем вовремя к машине.

***
Надо признать, царские туалеты Анне были к лицу, даже если сделать скидку на то, что сейчас в целом она была в не лучшей своей форме. Эдакий изысканный труп. Не такой изысканный, впрочем, как тот труп, что покоился на помпезной кровати, но тоже ничего.
- В конце концов, вы, Карл-Юрген, если мне не изменяет память, умеете создавать иллюзии, - резюмировала Анна, отворачиваясь от своего отражения в зеркале к фон Нейдхарту. - Избавите меня от синюшного оттенка на раз-два, не так ли? Что ж... Как бы там ни было, выбора особо нет. Что будем делать дальше? - Спросила Анна, рассматривая огромный, словно древнеримские наручи, золотой браслет, опоясывающий её подёрнутое синевой запястье.
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#44

Сообщение Thrud Thorsdottir » 01 сен 2021, 20:59

Пока Карл-Юрген не очень хотел думать о том, что будет, если машину угонят, и по пустыне придётся добираться пешком. Он-то особо не пропадёт - всегда можно поменять свои две на свои четыре, обернуться волком и за ночь покрыть расстояние километров в сорок.
Но насчёт Анны были сомнения.
Несмотря на все свои богатые душевные качества, которых можно было насчитать куда больше, чем в разрекламированной психоаналитиками “тёмной триаде”, Карл-Юрген не был законченным уродом. Моральный компас у него имелся. Своеобразный, но всё же. Женщина с зубодробительной фамилией оказалась здорово полезной и удивительно адекватной, да ещё и из Ордена, а всегда было полезно обзавестись знакомствами в максимально разных кружках по интересам.
Было бы довольно бесчестно пристрелить её в пустыне. Офицерское воспитание бунтовало.

(Ну и ещё Анна была красивой. Тут уже бунтовало всё мужское естество. С красивыми женщинами в Европе вообще не то, чтобы огонь и выбирай каждую первую, так что их следовало особенно беречь. Уж Улльсон-то разбирался.)

- Моё дело предложить, - подмигнул он и сгрёб все драгоценные камни с печатями, чтобы ссыпать их во внешний карман рюкзака.

Кажется, самого Карла-Юргена совершенно не беспокоил тот факт, что они медленно превращались в мумий. После посещений Хельхейма и пьянок, которые закатывал тот дядька, кто никогда не расставался с любимым топором, Улльсон к перспективе загробной нежизни относился равнодушно.
С подтекстом “ну удивите меня, ага”.

На ходу он сунул в край губ сигарету и, не сильно таясь, поджёг от ладоней, сложенных лодочкой. Терпкий табачный привкус на губах ещё чувствовался, что служило хорошим знаком.
А ещё стало легче идти. Тело переставало воспринимать не только голод, но и усталость. Нет мышц - нечему уставать, всё логично.

Так что монструозная лестница на второй раз покорилась им с уже заметно меньшими усилиями.

***
Пока Анна занималась потрошением царского гардероба, Карл-Юрген мародёрствовал без всякого зазрения совести. Надевать на свою прелестную спутницу все сто килограммов благородного металла он не планировал: ей ещё надо было как-то передвигаться самостоятельно, потому что палантина со слугами не предвиделось. Следовало выбрать что-то наиболее броское, что прям с первого взгляда заметно. Пояс шириной в три ладони, например.
Всё “невостребованное” золото, снятое с хладного трупа, Карл-Юрген ссыпал в расстеленную на полу шёлковую занавеску.

Полчаса спустя Анна была одета по первому слову восточных сказок, а Зафира потеряла все свои туалеты. В обращении с мёртвыми у Карла-Юргена не было особого пиетета, здесь, поди, не родная Германия и не горячо возлюбленная Скандинавия, драугров не завезли.
К счастью.

Медленно простукивая пальцами грудную клетку тела царицы, Карл-Юрген прислушивался - и действительно, звук заметно отличался от того, который бывал у людей. Он словно об стену стучал. Ладонь чувствовала неприятное покалывание чего-то магически существенного.

В левой руке Карла-Юргена выблеснул нож, который с изяществом бабочки мелькнул между пальцев стальным отблеском. Видны были многие годы тренировок: с холодным оружием Улльсон обращался просто мастерски. Во всех жизненных ситуациях, включая свежевание и прочие интересные охотничьи методы.

- Я вылеплю вам её лицо, - сказал он, не оборачиваясь, - подождите только, нам надо выудить последнюю… Ага, вот. Печать.

Грудная клетка раскрылась, как книга, но от живого тела там не было ничего. Вместо внутренностей - сухой золотой песок, мелкий и рассыпчатый, и только на месте сердца - камень цвета янтаря, сиявший, как крошечное солнце.
Подняв его двумя пальцами, Карл-Юрген посмотрел сквозь полупрозрачную поверхность в сторону окна. Внутри буквально горело живое пламя. Неужто настоящий бездымный огонь? Похоже, Зафиру неудавшийся жених достал ну очень сильно.

- Взгляните, - сказал Карл-Юрген, протягивая Анне печать.

Сам он отёр руки очередной наверняка дорогущей тряпкой, выполнявшей роль балдахина, встал, потянулся, завернул свёрток с золотом и, крепко перетянув сдёрнутым откуда-то шёлковым шнуром, примотал к рюкзаку.
- Вещи оставим внизу перед тем, как идти навстречу с ифритом, а то царица с поклажей за плечами - это как-то несерьёзно. Третий раз подниматься я не готов.

О своих подозрениях, что эта высотная башня со своей летящей архитектурой может рухнуть во время буйства ифрита, Карл-Юрген решил умолчать. Зачем нагнетать обстановку.

Сбросив китель, Улльсон обнажил сильные руки, от запястья до локтя увешанные браслетами и талисманами из чистого серебра и чёрной кожи. Он провёл пальцами по ним, снизу вверх, и металл вспыхнул, оживая.
Потянуло лёгким запахом хвои, максимально здесь, в сердце песчаного города, неуместным.

- Закройте глаза, - велел Карл-Юрген.

Он встал так близко, что можно было рассмотреть стежки шва на вороте его футболки.
Глубоко вдохнув, колдун положил ладони на женское лицо. Движения, которые совершали его пальцы, более всего и впрямь напоминали скульптора: огладить надбровные дуги, выделить скулы, очертить глазницы, заострить подбородок, подправить изгиб губ.
В них чувствовалась какая-то затаённая нежность.
Иллюзия ложилась на смуглую кожу Анны, как макияж, и была на ощупь чуть прохладной.

На какое-то короткое мгновение ладони Карла-Юргена замерли, но сам он не шевелился - застыл, прижав руки к её вискам, и лишь затем отступил, мягко и бесшумно.
То ли случайно, то ли завершая колдовство, он провёл пальцами по шее Анны, от подбородка до ключиц.

- Надо установить печати, но, - он снова встал у окна, разглядывая с высоты обманчиво-мёртвую пустошь, - до этого места надо хотя бы дойти, а нам это сделать будет сложно. Как думаете, ваш новый рептилоидный почитатель справится с такой миссией, если вы его попросите?

Недосаламандра, словно вообще забывшая про свою чудесную кружку, во все желтоватые глаза таращилась на Анну в царских одеяниях.[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 137
Статус: Silent leges inter arma
Информация: досье
АННА СКУАРЧАЛУПИ
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#45

Сообщение Anna Squarchalupi » 19 сен 2021, 14:34

Анна послушно закрыла глаза, приготовившись отчего-то к болезненным ощущениям. Наверное, "вылепливание лица", чем бы оно ни было на самом деле, в первую очередь ассоциировалось у неё с эдакой продвинутой версией пластической хирургии. Свежи ещё были воспоминания о том, как некто "мистер Сэм" с его звенящим профессорским английским снимал при помощи какого-то древнего-предревнего китайского артефакта у бедолаги Марека лицо, а потом приделал его себе (больной ублюдок).

Но никакой боли не было. Анна сперва решила, что это оттого, что она, точнее, они оба - сейчас не вполне живы. Однако, вместо боли она почувствовала что-то приятное. Прохладная нежность прикосновений, лёгкое покалывание, пронизывающее кожу: не то колдовство фон Нейдхарта, не то мурашки. Анна была из тех людей, кто сознательно пренебрегал спа-процедурами и всякими там массажами по одной причине: чужие прикосновения её нервировали, особенно если прикасались к лицу, голове, шее. Карл-Юрген касался её лица, в общем-то, из необходимости. Таков был план, это было дело, причём важное. Наверное поэтому она не почувствовала раздражения. Ни единой капли протеста или отторжения: будто многолетняя фобия растворилась, уступив осознанности долга и так называемому профессионализму.

Пока что Анна профессионально делала только две вещи: попадала в передряги и удивлялась.

От собственных размышлений ей сделалось смешно и она тихонечко усмехнулась, как раз тогда, когда Карл-Юрген завершал свою "лепку". Анна тут же нашла своё отражение в зеркале и снова удивилась. В самом факте того, что она являла собой ныне копию почившей Садии (точнее, царицы Зафиры), пожалуй, ничего удивительного не было. Анна давно примирилась с тем, что всё вокруг пронизано колдовством, что существует тонкий мир, что миров, на самом деле, огромное множество, и иллюзии, магия - это лишь малая часть того, что стало новой повседневностью. Проблема была с сопоставлением себя с отражением. Наверное, примерно так ощущают себя люди после пластических операций, когда спадает отёк, рассасывается гематома, им снимают повязку и они видят в зеркале другого себя. Она пощупала руками своё "новое" лицо, несколько раз сморщила нос, нахмурила брови, открыла и закрыла рот. Чужое лицо повиновалось её мимическим мышцам (точнее тому, что от них оставалось).

- Впечатляюще, Карл-Юрген, - отозвалась, наконец, Анна, переведя взгляд со своего нового отражения на отражение фон Нейдхарта. Эдакая метаморфоза впечатлила Анну, понятное дело, куда сильнее, чем пробка, обратившаяся птицей в помпезном номере отеля Палаццо Версаче.

Впечатлена стараниями графа оказалась не только Анна. Их ящероподобный проводник всем своим видом демонстрировал удивление и восхищение. А когда вау-эффект себя немного исчерпал, Мик вдруг повернулся прямо к Карлу-Юргену и ответствовал:
- Мик не читатель! Не по. По нечитатель. Нет. Ай, сложный, сложный ваш варварский язык. Мик может пойти и поставить камни. Но для Мика это тоже опасный задача. У Мика есть условие!

Анна глянула сперва на Мика потом на Карла-Юргена. Уголками губ усмехнулась и пожала плечами. Что поделать. не все добродетели ящерицы-проводника можно было покрыть кружкой и флягой.

- Кажется, наш депозит исчерпан, - шутливо заметила Анна фон Нейдхарту, а потом обратилась к ящерице. - Какое условие, Мик? Что тебе нужно?
- Вы забирай Мик с собой в мир там, - ящер ткнул тонкой и длинной фалангой куда-то наверх. - Мик устал быть один. Если вы обещай, Мик пойти и поставить все печать в лучшем виде. Честный сделка.

Анна снова глянула на Карла-Юргена. Уж если такая безделица, как драконий череп сулила большие сложности при транспортировке, то что уж говорить о живом и разумном существе другого мира. Плюс... придётся как-то утрясать это соседство с АМБ, заполнять кучу бумаг, брать Мика под свою ответственность (это в лучшем случае, в худшем - его могут просто "изъять" и поместить под наблюдение). Бедняга не понимал о чём просит. С другой стороны... если сравнивать перспективу жизни полной, возможно, не самых приятных приключений с жизнью в каменном мешке без единого живого существа вокруг, то альтернатива кажется не такой уж и бредовой. В конце концов об одиночестве Анна знала непонаслышке. И ей стало жаль говорливого ящера, или кем он там был.

- Ладно, Мик. Я согласна. Ты пойдёшь потом с нами. Карл-Юрген, вы ведь сможете помочь мне спрятать его от непосвящённых глаз?
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#46

Сообщение Thrud Thorsdottir » 25 сен 2021, 23:07

Разглядывая результат своей работы, ничуть не менее пристально созерцавший в зеркале своё отражение, Карл-Юрген решил, что он собой доволен. Работать с Анной и её внешностью было легко: её тело не пыталось отторгать иллюзию.
Был ли причиной тому её, Анны, магический дар, или сама она была талантливой актрисой, для которой перевоплощения были делом привычным, решено пока было оставить в стороне.

- Welcome, - отозвался фон Нейдхарт и полушутливо поклонился с истинно аристократическим изяществом.

Сейчас он был на большую часть убеждён, что поехавший с катушек жених окончательно свихнётся, увидев строптивую невесту во плоти, потому что в шелках и золоте Анна была неотличима от царицы змей.
Лучшего плана у них всё равно не было, но с имеющимся шансы на успех определённо были. Обладавший “характером стойким, нордическим”, Карл-Юрген успел насмотреться на то, какие дикие вещи творятся на почве страсти - и его это устраивало. Кто загорается желанием, тот не успевает думать.

А там уж дело техники.
Разыгрывать рыцарский поединок фон Нейдхарт сегодня не собирался. Убивая чудовищ, можно было благополучно забыть про правила дуэлей и прочую красивую мишуру, один точный удар со спины - и всё, доброго пути в Адские пустоши.
Оставлять в живых ифрита было безумием: мало ли, кто притащится сюда через год или сто, а вдруг решит сделать что-нибудь интересное и вытащит это чудовище на поверхность. Что тайный город навсегда останется тайным, Карл-Юрген сомневался: опыт говорил, что рано или поздно всё умеют раскопать, даже погребённое в вечной мерзлоте.
Вопрос времени.

Но тут внезапно возмутилась ящерица, уже довольно бодро изъяснявшаяся на английском. Просьба была не то, чтобы совсем удивительная, но неожиданная: до определённого момента Улльсон был уверен, что это создание является местным пленником и уйти никак не может.
Хотя…
- Ты должен был оставаться здесь, пока тело царицы лежит в спальне? - Спросил он, сложив в уме два и два.
Посмертные клятвы и обещания, конечно же. Половина европейских замков, получивших какие-нибудь подарки обиженных крёстных фей, обладали той же особенностью - кто-то из верных слуг оставался привязанным к стенам до тех пор, пока проклятие не падёт.

Саламандра решительно закивала.

Да уж. Оставаться в мёртвом городе, из которого исчезло последнее напоминание о том, что он был когда-то живым… Не самая приятная судьба, Карл-Юрген не мог судить это чудное создание за то, что оно хочет отсюда убраться.

Некоторое время он молчал, неторопливо затягиваясь очередной сигаретой. По строгому породистому лицу невозможно было толком понять, что фон Нейдхарт думает и насколько ему по душе вытаскивать с собой не только мешок с золотом, который представляет вполне понятную ценность, но и саламандру.

Не то, чтобы он имел что-то личное против этого чуда волшебной эволюции, в конце концов, без его наличия они с Анной тут бы потеряли раз в десять больше времени. Одни поиски сокровищницы могли бы затянуться троль знал насколько.
Так что отчасти у них действительно был вполне себе такой долг, который саламандра имела полное право стребовать себе. В принципе, Карл-Юрген, торговавший на чёрном рынке многими интересными вещами, нашёл бы способ обернуть сделку против него, но стоило ли оно того?
Анне, опять же, проводник вроде нравился. Разительное и приятное отличие от его последней супруги, которой рептилии казались красивыми только в форме сумок.

- Ну, допустим, я это могу, - не стал он спорить, бросив сигарету на пол и вдавив подошвой берца в пол, - и спрятать, и перевезти, дело нехитрое. Но у меня тогда тоже будет условие.

Он неожиданно улыбнулся Анне очаровательной залихватской улыбкой, которая в своё время обеспечила доблестному офицеру Абвера немало женских объятий. В Улльсоне всегда было это природное обаяние, которое он получил от отца, известного на все Девять миров не только тем, что он был лучшим из асгардийских лучников.

- Из Германии заберёте его лично - приедете ко мне и получите на руки.[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 137
Статус: Silent leges inter arma
Информация: досье
АННА СКУАРЧАЛУПИ
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#47

Сообщение Anna Squarchalupi » 16 окт 2021, 19:12

Сеньорина Скуарчалупи прищурила глаза. Обладая ныне лицом почившей Зафиры, она выглядела в эту минуту как прожжённая кокетка.

- Постараюсь не слишком долго обременять вас необходимостью быть нянькой для Мика, - Анна ответила, кажется, нарочито отстранённо и даже с эдаким формальным холодком, но вскоре её выдал с потрохами вырвавшийся невзначай смешок. Она отчего-то представила себе ящерицу, расхаживающую по какому-нибудь фамильному поместью в каком-нибудь стёганом бархатном красном халате.

Саламандр, до глубины души возмущённый высказыванием лже-царицы, вмешался в разговор:

- Оскорбление! Мик половозрелый страж! Нянька нет необходимый, - длиннолапый приятель-ящерица, потешно топая, встал между Анной и фон Нейдхартом и проникновенно заглянул в глаза сперва графу, затем Анне. - Никакой не нянька! Мик не кушай ваша еда, не спи ваша постель, не мёрзни без одежда. Никакой не нянька. Нет!

- Про мою постель - хорошее уточнение, Мик. Хорошо, так и быть. Никаких нянек. Что ж. Раз с этим решено, Карл-Юрген, нужно начинать. Промедление для нас подобно смерти в буквальном смысле. В куртуазных жестах и прочих книксенах я не сильна, - Анна усмехнулась и протянула фон Нейдхарту руку для рукопожатия. - Спасибо, что согласились помочь спрятать Мика.

***

Драгоценное барахло (вкупе с той самой "лампой Аладдина"), которое они решили вынести из "потустороннего склепа", было отчасти рассовано по рюкзакам и отчасти - по узелкам, собранных из шёлковых штор и балдахинов царской опочивальни. Слишком много брать, конечно, не стали (пусть такой соблазн и возникал, особенно в сокровищнице): был риск возвращаться обратно на своих двоих, ведь время, отведённое им людьми Маджида, уже начинало поджимать. План был прост, пусть и не лишён "перчинки" в виде нескольких неизвестных, что были в этих обстоятельствах отданы на откуп коварной фортуне.

Царица-Анна, как подсадная утка, должна будет до поры отвлекать ифрита от двух других участников этого представления: разговорами ли, оскорблениями ли или даже побегом, не слишком важно как именно, важнее - как продолжительно. В это время Мик, знающий затерянные руины как свои пять длинных пальцев, должен будет как можно быстрее оббежать все "точки силы" и пальнуть из ракетницы, подавая Анне сигнал, чтобы она установила последний камень. Здесь, в башне.

Теоретически, после установки последнего волшебного камня, злобный ифрит должен будет оказаться обездвижен, парализован, заточен среди образовавшегося своеобразного энергетического "щита", а Карл-Юрген, получив фору, умертвит злобное создание, вступив с ним в схватку. А потом они втроём дружно прихватят узелки с драгоценностями и дадут отсюда дёру через зеркало-портал в катакомбах.

- Всё будет нормально, да. Я быстро бегаю, а в пеших погонях мне никогда не было равных, думаю, в пешем бегстве уж подавно, - бормотала себе под нос Анна, перебирая ногами в остроносых шёлковых туфлях по полированным каменным плитам нижнего холла. - Даже в экстравагантной обуви. Карл-Юрген, - она вдруг остановилась и резко развернулась к фон Нейдхарту, - спасибо вам. Вы оказались отличным напарником. Это всё было... Очень познавательно и увлекательно. И с выгодой для кошелька, что не может не радовать, - Анна усмехнулась, кивнув на припасённые узелки с трофеями, которые уже были сложены аккуратной кучкой у арки коридора, ведущего к катакомбам.

Она всё старалась напомнить себе, что люди часто оказываются хитрее и смертоноснее многих тварей, и что страх сковывает разум. Такая напрасная трата ресурса. Но сегодня действительно был совсем неподходящий день для того, чтобы умереть. Потому что ей совсем недавно захотелось жить. Ну и потому что всё это многочисленное золото, в противном случае, так и будет пылиться здесь чёрт знает сколько времени.

Анна глубоко вдохнула и кивнула по очереди Мику и Карлу-Юргену.
- Всё. Я готова идти туда.

Когда тяжёлая дверь башни отворилась, руины казались безмятежными и пустыми. Тишина стояла пугающая, гнетущая, прямо как в фильмах ужасов перед внезапным скримером. Анна даже поёжилась. Придерживая полы шёлкового одеяния, она вышла на крыльцо перед башней, зябко повела плечами, огляделась по сторонам. Пару раз кашлянула, подготавливая голос.

- Эй, Малик Тареш, трусливая ты обезьяна, покажись и ответь за свои злодеяния! Или единственное, что тебе доступно - крушить остатки мёртвого города в тщедушной попытке привлечь к себе моё внимание? - Громко выкрикнула Анна в пустоту, а исполинские своды, заменяющие этому городу небеса, подхватили её голос и многослойным эхом отразили в пространстве.

"О да, Скуарчалупи, тебе вы в голливудских фильмах про капитана америку сниматься с таким-то пафосом", - подумала Анна, прежде чем воздух перед ней подёрнулся чёрно-красной рябью и загустел, очерчивая зловещей дымкой огромный, метра в четыре ростом, мужской силуэт, вместо ног у которого были то ли многочисленные змеиные хвосты, то ли щупальца.
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#48

Сообщение Thrud Thorsdottir » 19 окт 2021, 23:46

Разработанный командой энтузиастов план был прост и надёжен, как швейцарские часы. По три раза обговорив, кто, куда, зачем и с какими словами выбегает, маленькой боевой отряд имени волшебной лампы тронулся.

В этот раз пока в путь, но Карл-Юрген не исключал, что кто-то из них по итогу может тронуться и в более метафизичном смысле. У него-то опыт прогулки по мёртвым мирам имелся, что при наличии тётки-валькирии не представлялось чем-то особо удивительным, а вот насчёт Анны и её нового компаньона были вопросы.
Опять же, ладно Анна, ведьма она там или кто, раз связалась с Орденом и до сих пор руки на себя не наложила, на крепость психики не жаловалась. Но бедной саламандре предстояло узреть мир, в котором были двигатели внутреннего сгорания, небоскрёбы из стекла и TikTok.

Вот последний действительно был где-то на уровне “Фенрир, жри уже солнце, этот мир не спасти”.

Постучав кончиками пальцев по своим браслетам, которые снова отозвались нежным сиянием северной зимы, Карл-Юрген усмехнулся, склонил голову. В его светлых голубых глазах играли искры бесшабашного, до странного юношеского почти лукавства.
Он никогда не бывал слишком серьёзен. Это, как он считал, вредно.

- Да бросьте, фройляйн Анна, - прозвучало с нарочитым немецким акцентом, - вы тут никак со мной прощаться пытаетесь, а это рано делать, нам ещё обратно в Дубай добираться. Вот там и расскажете, что думаете обо мне и нашем замечательном походе, не торопите судьбу.

Потенциальная встреча с тварью, которая, вероятно, застала ещё Моисея, бродившего по пустыне, и вряд ли за это время сильно обрётшая житейскую мудрость, как-то всё равно нервировала. Пусть это даже был не дракон и не ледяной великан - этих, впрочем, как говаривал отец, забиравшийся далеко-далеко на восток, в Ётунхейм, почти не осталось, - всё же ифрит оставался существом сакральным.

Улльсон не был лишён чувства страха, хотя никогда его широкой публике не демонстрировал. Инстинкт самосохранения у него работал.

Привычным движением, которое каждый раз успокаивало как материнская колыбельная, он извлёк меч из ножен, мягко крутанул кистью, сверяясь с ощущением идеально выверенного баланса. Выцветшие здесь, под землёй, зрачки его расширились, как у хищника, присматривавшегося к добыче; затем Карл-Юрген кивнул.

- Идёмте.

И он куртуазно пропустил Анну в одеяниях царицы вперёд себя. Саламандра, последний раз любовно посмотревшись в кружку, пристроила свой прекрасный трофей на один из свёртков с золотом, строго сверкнув глазами.
Похоже, на четырёх лапах бегать этому чешуйчатому созданию было сподручнее, так что он решил пожертвовать ценным приобретением ради скорости. Оно и понятно, умирать никому не хочется.

Дверь распахнулась, и Анна вылетела на крыльцо башни с такой решительностью, что Карл-Юрген на мгновение даже залюбовался. До чего темпераментная барышня, отрада для его сурового арийского сердца, не то, что родные немки. Ураган!
Всё же было в южной итальянской крови что-то восхитительное.

“Трусливая обезьяна” от такого заявления, кажется, опешила, потому что в пространстве обозначилась не сразу. Тёмный силуэт, собираясь из песка и пламени, трепетал, складываясь в непрочные контуры.
Гигантское создание, которое напоминало не то смерч, не то змею, вставшую на собственный хвост в угрожающую позу, взвыло не хуже сирены, оповещавшей об авиа-ударе.

- Давай, - кивнул саламандре Карл-Юрген.

Опустившись на четыре лапы, гибкая ящерица тихонечко прокралась к окну и, пользуясь не только тем, что его прикрывал лёгкий щит иллюзии, но и тем, что озлобленный ифрит в принципе ничего кроме несостоявшейся жены не замечал, выбралась наружу. Вдоль стены Мик просочился в сторону и со всех ног бросился к разрушенному алтарю, зажав в пасти мешочек с драгоценными печатями.

Малик Тареш тем временем бушевал, очень быстро перейдя от ошарашенного изумления к ярости грозы. В основании его исполинской фигуры метались кровавые молнии.
Кажется, он даже не задался вопросом, почему это Зафира с ним заговорила совсем не на своём родном языке; сам он поливал её отборными проклятиями, из которых Карл-Юрген угадывал едва ли четверть. Арабский был близок к речи бедуинов, классическому языку пустыни, но из-за грохота, эха и сотрясавшихся стен понять что-то было практически невозможно.

- Я давал тебе сердце и весь мир! Я давал тебе всё золото и серебро, глупая ты дочь осла и змеи! И теперь ты смеешь…

Карл-Юрген нашёл это восхитительным.
Века и тысячелетия проходили мимо, а претензии отвергнутых ухажёров ничем не менялись. Потрясающая стабильность отношений мужчин и женщин лежала где-то в самой основе мироздания, не иначе.

- Ты пряталась от меня, как жалкая ящерица, а теперь смеёшься надо мной! Ты думаешь, что я не сумею заставить тебя остаться?!

- Scheiße, - совершенно буднично сказал Карл-Юрген, одновременно срывая с руки один из браслетов.

Серебряная пластинка с гравировкой хагалаз сверкнула, когда он швырнул его туда, в открытую дверь, к Анне.
Стоило догадаться, что всё, что может пойти не так, пойдёт. Впрочем, Карл-Юрген и не обманывался тем, что всё будет гладко: он был слишком стар для того, чтобы ещё верить в чудеса.

С металлическим лязгом браслет проехался по полированному камню и ткнулся в остроносую туфлю.

В следующую секунду произошло сразу несколько вещей.
Во-первых, откуда-то сбоку послышался хлопок, и в сероватую высоту взмыл алый огонёк ракеты.
Во-вторых, ифрит жутким рёвом сообщил “замри”.
В-третьих, серебряная пластинка с руной вспыхнула с такой силой, что прожгла шёлк обуви и расплавилась, но всё же с единственной возложенной задачей обратить в отрицание чужое заклятие справилась.

Всё замерло, и в первую очередь замер ифрит, не понимая, почему это его ненавистная любимая царица не стала песчаным столпом.
Карл-Юрген прыгнул с места, преодолевая в два рывка расстояние до Анны, без всякого пиетета рванул её за плечо и толкнул в башню. Сейчас было не до этикета. У неё оставалось примерно две секунды, чтобы успеть зажечь треклятую печать.

- Beeil dich! - Рявкнул он.

Вокруг запрыгали игральные кости, приносившие удачу. На мече, выставленном в защитной стойке параллельно земле, затанцевали отсветы бездымного пламени.
По крайней мере, факт неожиданности ещё оставался в силе, и Карл-Юрген очень надеялся, что этот герой-любовник отвлечётся на него, а не решит метнуться к алтарю и переколотить там печати.[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 137
Статус: Silent leges inter arma
Информация: досье
АННА СКУАРЧАЛУПИ
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#49

Сообщение Anna Squarchalupi » 06 ноя 2021, 19:43

Анна не говорила по-немецки. Её знания ограничивались тремя-пятью словами, но в такой ситуации не понять Карла-Юргена было просто невозможно.

Скуарчалупи всегда удивлялась, как это можно врастать в землю перед лицом неминуемой гибели? Выброс адреналина провоцировал ускорение мыслительного процесса и реакций. Это было одним из тех качеств, которые помогли ей в учёбе в академии. Когда другие терялись и замедлялись, она, подстёгиваемая чувством страха, делала с какой-то механической точностью именно то, что было оптимально в данный момент и в данных обстоятельствах. Но здесь и сейчас что-то пошло не так. Вернее, не совсем так. Кожу ступни обожгло, Мик выпалил из ракетницы, и Анне вдруг стало так страшно, как не было никогда в этой жизни: она заглянула ифриту в глаза и её буквально сковало. Но, к счастью, отнюдь не заклятие. Если бы не Карл-Юрген она, возможно, потеряла бы секунд десять или даже больше. Карл-Юрген ломанулся, чтобы отпихнуть Анну внутрь, но вместо того, чтобы подобрать шёлковые юбки и рвануть к "месту силы", чтобы вогнать туда камень и произнести чёртовы слова, она запуталась в чёртовом подоле, зацепившись носком чёртовой шёлковой туфли и упала. Камень, припрятанный в декольте почти у самого сердца (в царицыных шмотках, к несчастью, карманов не оказалось) выпал на холодный каменный пол и, перекатываясь-звеня гранями, покатился в сторону.

- No, no, no, aspetta! Porca puttana... - выкрикнула-простонала Анна, вытягивая вслед за камнем руку, будто это могло хоть чем-то помочь. Анна в очередной раз пожалела о том, что она всего лишь ведьма, а не рыцарь-джедай или, на худой конец, не телекинетик.

Ифрит это заметил и рванулся за ней. Разъярённый женишок оказался не настолько глуп и вовремя смекнул, что нечего тратить своё время на мужика с мечом, нужно поймать Анну, не дать ей подобрать камень. Приобретший плоть Малик Тареш вдруг снова рассеялся чёрным дымом, пронёсся прямо сквозь Карла-Юргена, казалось, даже не удостоив того вниманием. Анна поднялась на ноги и, скользя обеими ногами, просеменила вслед за камнем. Камень духа, извлечённый прямо из тела царицы, призывно поблескивал в дальнем конце обширного холла башни.

Но не успела Анна приблизиться к камню, как чёрным туманом загустело всё вокруг неё. Туман лез в ноздри, скручивался вокруг неё жгутами-щупальцами. А потом он схватил своим "щупальцем" упавший камень, и снова приобрёл человеческие очертания. Красные глаза уставились на Анну, а огромная чёрная ручища сжалась вокруг "сердца" почившей царицы. Камень пошёл трещинами и лопнул в руках ифрита со звуком бьющейся яичной скорлупы. А потом блестящим прахом осыпался на пол.

- Вот и всё, жалкая женщина. Кончена игра, тебе не заточить меня второй раз! А теперь ты будешь смотреть, как я убью последних твоих приспешников! - Рассмеялся ифрит и вдруг двинулся на Карла-Юргена, растворяясь чёрным туманом в воздухе. Бесформенным чёрным дымом заволокло весь холл, будто горела нефть или резина. Не видно было практически ничего за пределами вытянутой руки.

Что же она наделала? Как же они теперь смогут запереть этого монстра? Как Карл-Юрген сможет одолеть эту бесплотную массу, преисполненную желания убивать?

Вдруг чьи-то цепкие пальцы схватили Анну за плечо и потащили куда-то. С силой и напором, сопротивляться которому Анне едва достало сил.

- Спокойно! Спокойно! Это Мик, это Мик! - Зашелестело неподалёку от уха и Анна увидела в чёрном дыму жёлтые глаза. - Взять другой камень! Другой камень духа и поставить вот прямо здесь!
- Мик! Слава богу. Возьми. Там, у входа в коридоры... Рядом с рюкзаками свёрток. Возьми подходящий камень и неси мне.
- Там нет подходящий. Подходящий есть здесь, на твой палец, - Мик ткнул длинной фалангой на помолвочное кольцо Анны.
- Что это значит? Моё... Моё кольцо? Камень с моего кольца?
- Да. Надо снимать и окроплять кровь. И говорить заклинание!
- Нет... Я не могу, это ведь. Это ведь всё, что у меня осталось. У меня больше ничего не осталось, Мик. Должен быть другой выход.
- Нет другой выход. Только этот. Этот камень хороший камень духа, потому что в нём много любовь и память. То, что он тебе дорогой, спасёт нас. Давай, снимай! Иначе твой друга убить! Быстро убить!

Анна глянула на кольцо на своём пальце и поняла, что выбора у них нет. На кону три жизни и, возможно, ещё многие миллионы, если эта тварь выберется наружу из затерянного города. С этой памятью расставаться было невообразимо больно, почти так же больно, как расставаться навсегда с человеком, с которым ты мечтала прожить и в горе, и в радости, и в болезни, и в здравии до самой смерти. Она сняла кольцо и положила его на расчерченный узорами круг посередине холла. Дым понемногу рассеивался, слышались звуки борьбы и разрушения, боковое зрение выхватило из дымки силуэт Карла-Юргена с мечом. Анна капнула несколько капель крови на своё кольцо и произнесла заученные слова.
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#50

Сообщение Thrud Thorsdottir » 14 ноя 2021, 22:02

Надёжный, как швейцарские часы, план рассыпался вместе с печатью духа, выуженной из мумии царицы. Крошечная в чёрной лапище пустынного чудовища, она раскололась и невесомой пылью посыпалась на мраморные плиты.

На самом деле, Карл-Юрген этого не видел: чернота вокруг причиняла ему определённые неудобства даже несмотря на то, что в ночи он обычно видел не хуже кошки. И сейчас не ослеп полностью, как ополоумевший ифрит наверняка рассчитывал, но…
Но, в общем-то, а что тут можно было сделать, кроме как взвыть волком от того, какие узлы завязывают на нитях судеб норны? Отбить печать у твари размером с Майнцский собор он попросту не успел бы, а теперь оставалось примерно ничего.

Кроме как славно погибнуть в бою.
С мечом в руках - что может быть лучше; и когда белые врата Вальгаллы распахнутся, ему не будет стыдно перед лицами тех, кого белокурые всадницы забирали во смерть. И будет счастье от последнего её, прекрасной и воинственной, которую в семье нежно называли Торунн, поцелуя в лоб.

Была только одна проблема: Карл-Юрген не собирался умирать.
У него было полно дел, которые надо было успеть сделать.

- Немного чести в том, чтобы унижать женщину только из-за того, что она тебя не любила, - сказал он в пустоту.

Пустота обрела глаза. Алые, горящие, злобные; их было заметно больше двух уставных, и Карл-Юрген так и не понял - решил ли ифрит внезапно изобразить из себя Аргуса, или на замечательную драку посреди мёртвого города прискакала группа поддержки из бесов поменьше.

- Ты жалок, кафир. Я сожру твоё сердце.

Бледные губы Улльсона раздвинулись в ухмылке, продемонстрировав оскал, который уже довольно сложно было принять за человеческий. Лицо его слегка оплыло, теряя следы пластики, пережитой сорок лет назад, сам он точно бы вырос и ещё раздался в плечах.
Ифрит не знал, что недобрый гость, который не постеснялся прийти с мечом, был на самом деле полубогом, и оказался слишком увлечён своим самолюбованием, чтобы это заметить.

“Я взываю к тебе…”

Редко когда Карл-Юрген обращался к ней, к духу, к дисе, к валькирии, к фюльгие; она всегда была чуть в стороне - и всегда за его спиной, как за спиной всех тех, кто был до него. Кто будет после. Охранительница рода - божество из далёкой древности, когда не было ещё не то, что самого Малека Тареша, но даже пустыни, где он поселился.

Тьма сгустилась, и глаз стало как будто больше, но Карл-Юрген даже не заметил. Он чувствовал лишь как лёгкая, невесомая рука коснулась его затылка, и как по плечам пробежали мурашки. Как клинок, звеневший в предвкушении жертвы, стал легче, и как руку его направило что-то, что не противилось его воле, но стало ею.

Настала очередь выть ифрита, когда меч вошёл в одну из глазниц, оставив огромную прореху, из которой полился багряный туман. Он спешно пытался залатать рану, но не мог - рунный клинок, выкованный и закалённый руками асов, обладал властью над чудовищами и сакральными тварями.
Даже если жили они далеко.
Тонкий мир тонок везде, переруби нить - расползётся узор.

Ифрит перекинулся в змею, огромную песчаную эфу с тупой мордой, и бросился вперёд - отлетел прочь, уходя от метящего под череп острия; обратился в пламя - и тут же растёкся переливчатыми лужами на полу, подёрнутыми радужной плёнкой, как у бензина. Восстал исполинской фигурой, выпустил когти, точно у льва; и так каждый раз, новое и новое.
Карл-Юргену было, что терять, но сейчас он об этом не думал, выжигая амулеты один за одним. Меч порхал, и ему было почти хорошо, как давным-давно, когда мальчишкой отец, настоящий отец, впервые протянул ему лук. Злое ликование, смешанное с адреналином.

Чем занята была Анна, он не знал, но чётко понимал, что она ещё жива - смерть не пропустишь, когда рядом с тобой бесплотной тенью маячит диса. Может быть, она сможет что-то придумать.
Карл-Юрген и рад бы был ей помочь, но было нечем. А вот убивать он умел недурно - и тоже, пожалуй, что помощь.

А потом по холлу башни прокатился вздох. Такой лёгкий, едва слышный, что его немудрено было бы и пропустить, если бы не то, как вдруг взмыл ввысь, туда, к спальне на вершине башни, ослепительный столб пламени, белого, как первый снег.
Малек Тареш начал съёживаться, извиваясь, как кошка. Он ревел, как ураган, но силы, неумолимо более могущественные, стягивались на нём цепями.

И когда он был от силы пары метров роста, Карл-Юрген сделал выпад. Меч вошёл под кадыком ифрита и вышел со стороны затылка, пробив кости, точно тыкву. Одно движение в сторону, второе - и голова ифрита покатилась по полу, изливая вместо крови всё тот же багряный туман, а тело медленно-медленно начало рассыпаться.

Чтобы вскоре осталась только горка золы да тлеющих угольев.
С видом полного безразличия Карл-Юрген пошевелил их клинком, а после закинул его себе на плечо буднично, как будто каждый день только тем и занимался. Когда он посмотрел на Анну, сидевшую посреди расчерченного узора, глаза Улльсона были уже почти нормальными - только слишком яркими, броского небесно-голубого цвета.

Выглядел он как среднестатический герой боевиков в конце фильма: изрядно помятый и слегка обугленный, в порванном кителе и заляпанный кровью, но совершенно об этом не заботившийся.
И тем страннее была мягкость его голоса, прозвучавшего почти неожиданно:
- Чем ты пожертвовала?

Ведь Карл-Юрген был не идиот. За полтора века он хорошо понял, что у всего всегда есть своя цена.[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Anna Squarchalupi
Silent leges inter arma
Аватара пользователя
Репутация: 137
Статус: Silent leges inter arma
Информация: досье
АННА СКУАРЧАЛУПИ
32 y.o.; послушница Ордена Святого Иуды/агент АМБ под прикрытием; старший лейтенант полиции в отставке, заклинатель крови.
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 29 сен 2019, 22:16
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#51

Сообщение Anna Squarchalupi » 20 ноя 2021, 21:54

Когда снимаешь с пальца кольцо, которое сперва было символом большой любви и больших надежд, а после стало единственным физическим напоминанием о ней - кажется, будто снимаешь с себя что-то, без чего ты не сможешь жить, что-то, без чего твоя кожа растворится, мышцы высохнут и превратятся в труху, а кости станут хрупкими. Анне казалось всегда, что в этом кольце было заключено нечто более, чем память. Там, как в сказке про Гарри Поттера, была заключена часть её собственной души. Раньше ей казалось, что она пойдёт на что угодно, чтобы не расставаться с этим кольцом никогда и ни при каких обстоятельствах. Мы часто бываем очень принципиальны в своих мыслях.
Однако, порой эта принципиальность рушится, разбивается, крошится осколками, словно окно или зеркало, когда сталкивается с реальностью. Реальность победила: выбор Анна сделала быстро, думать было особенно некогда.

Она сидела, как истукан, и смотрела, как её кольцо начинает светиться, как обагрённый кровью металл раскаливается добела под действием древней магии, как кольцо плавится и превращается в лужицу под бриллиантом. Потом она перевела взгляд на ифрита, потом на Карла-Юргена. Реальность стала какой-то жутко тягучей. Всё происходило медленно-медленно, звуки все были приглушёнными и искажёнными, Анна слышала их будто-бы из-под толщи воды: лязг оружия, вой ифрита. Медленно-медленно покатилась голова с вытаращенными красными глазами по полу.

Ифрит был мёртв окончательно и бесповоротно, в этом не было никаких сомнений. Анна какое-то время гипнотизировала взглядом горстку пепла, что осталась от малик-тарешевской головы. А потом подняла глаза на Карла-Юргена. Выглядел тот истинным победителем. Даже глаза у него сияли, словно подсвеченные фонариком, как в старых фильмах.
- Своим сердцем, - ответила Анна на вопрос, мрачно усмехнувшись. Поднялась на ватных ногах, чуть приподняв многослойный шёлковые подол платья. - Не буквально, конечно. Иначе мы бы не разговаривали, верно? Живы и славно. Вы круче, чем Дункан Маклауд, Карл-Юрген. Вы отлично справились, - она протянула руку для рукопожатия.

Мик гигантской мышкой притаился сзади. Жёлтыми глазами проникновенно зыркал по очереди то на фон Нейдхарта, который залихватски водрузил меч плашмя на плечо (будто бы и правда какой Маклауд), то на горстку пепла, что осталась от ифрита. Потом глянул на то, что осталось от кольца: платиновая лужица и почерневший, что уголь, бриллиант посередине. Ящер грустно вздохнул.

- Вот это я понимай! Вот это отличный битва, гадкий Малик Тареш, черепаший ты сын, получит по заслугам! Карл-Юрген настоящий воин, Мик верно говори, да? - Ящер подошёл к ним обоим и принялся радостно похлопывать по плечам и фон Нейдхарта и Анну. Одновременно. Анну, правда, похлопывал крайне деликатно. - Но нам нельзя оставайся. Время! Время почти на исходе. Поспеши!

И, призывно мотнув головой и руками, ящер пошлёпал к припасённому драгоценному скарбу. Ящер явно был очень рад тому, что может, наконец, покинуть это место. Настолько рад, что мурчал себе под нос какую-то развесёлую песенку на древнеарабском.

- Ладно, идёмте. Моя великая жертва не будет стоить и выеденного яйца, если мы не поторопимся, - она попыталась перевести это всё в шутку, - Мик прав. Мы с вами натаскали столько драгоценностей из сокровищницы, что я, при желании, смогу купить себе такое же. Точнее, десятка два. В конце-концов, это просто кольцо, - Анна говорила это всё скорее даже не для того, чтобы убедить Карла-Юргена, что она в норме. А для того, чтобы убедить в этом себя.

Выбрать жизнь было правильно и естественно. Осталось теперь свыкнуться с этой мыслью.

Когда они оказались у зеркала-портала, Мик погремел своим узелком с "сокровищами" в виде кружки и фляги, видно, чтобы удостовериться, что его трофеи при нём и никуда не пропали. Глубоко вздохнул и, обернувшись к своим новым приятелсям, торжественно изрёк:
- Увидеться на ваша сторона! Мик иди вперёд, к новая жизнь и приключения! Мик очень гордый, что не убей вас и договорись, а потом подружись. Честная сделка!

И шагнул в портал.

- Вы точно уверены, что готовы временно взять этого болтуна под свою опеку? - Анна глянула на графа, приподняв бровь, - ну что, дамы снова вперёд?
LA PASSIONE VINCE SEMPRE.

Thrud Thorsdottir
mortido
Аватара пользователя
Репутация: 3263
Статус: mortido
Информация: досье
ТРУД ТОРСДОТТИР
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня силы и мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, учредитель и солдат ЧВК
На форуме: лисонька
Сообщения: 7225
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[09.02.2019] Netz aus Gold

#52

Сообщение Thrud Thorsdottir » 26 ноя 2021, 23:27

Подняв свою правую ладонь на уровень своих глаз, Карл-Юрген несколько томительных секунд её изучал, потом хмыкнул, отёр о китель от следов подозрительного красного цвета и ответил рукопожатием с привычной уверенностью старшего офицера. Женская ладонь была немного прохладной - то ли остыла от мозаичного пола, то ли от смерти, которая всё глубже прорастала в их телах, то ли от нервного потрясения.
А может, это и вовсе было игрой воображения.

- Взаимно.

Мгновение Карл-Юрген молчал, не отпуская её руки, и просто смотрел. Меч он спустил вниз, уткнул острием в пол, а артефакт благодушно мерцал, вдоволь напившись за сегодня крови и смерти. Его хозяин бы даже не удивился, если бы меч решил замурлыкать от удовольствия.
В конце концов, хоть кому-то же должно здесь было понравиться.
Всегда будет кто-то, кому выгодно, и речь не только о политических интригах и промышленном шпионаже.

- Дело всегда не в вещах, - сказал Карл-Юрген наконец и ушёл в сторону осыпавшегося угольями ифрита, - дело в памяти. То, что мы храним, связывает нас с прошлым. Тем прошлым, которое мы не в силах отпустить. Однако рано или поздно настигает такое странное… Понимание… Что даже насильно от неё не избавиться. Это не пуля, которую можно вытащить. Вещь исчезнет, мёртвый - никогда.

Он знал о памяти больше, чем хотел бы знать. Он слишком часто видел своих мертвецов, утеряв всё, что с ними когда-то связывало - от браслетов до страны, и только память никуда не ушла.

Выудив откуда-то из глубин облепленных карманами военных брюк пластиковую таблетницу, в которой весело постукивали несколько ярко-синих капсул, Карл-Юрген высыпал их прямо на пол, а затем щедро зачерпнул золы. Он не забыл, что ему из подручных материалов ещё предстояло сделать иллюзию всемогущего джинна в лампе, а для носителя волшебных образов ничего не подходит лучше, чем куски того, кого этот образ должен изображать. Найти бы, конечно, целую кость, но такой роскоши от пламени не осталось, так что сойдёт и это.
Любыми возможностями следует пользоваться максимально полно. В этом бывший военный разведчик тоже знавал толк - тяжёлый жизненный опыт.

Ну или, по меньшей мере, обширный.

Однако саламандра была права: времени на исследования богатого внутреннего мира у них не оставалось. Величественный затерянный город духов и змей заканчивал своё существование, потеряв последнего пленника и последнюю хранительницу. Всему было пора превращаться в песок: и прекрасной библиотеке, и высоченной башенке, и мощённым площадям.
Смерть, мера всему и конец, не знает ни исключений, ни пощады.
Медленно, тяжело вздрагивала земля.

Убрав меч в ножны и перекинув перевязь через плечо, Карл-Юрген подхватил свой изрядно отяжелевший рюкзак, протянул Анне её и кивнул. Дожидаться, когда бывшая опочивальня царицы упадёт им на голову, не хотелось.
С одеждой, внешним видом, смыслом бытия и экзистенциальным кризисом можно будет разобраться в машине, если её ещё пока не угнали из пустыни, сочтя, что и эти исследователи сгинули в неведомых горных глубинах.

Зеркало в сокровищнице чуть рябило после того, как саламандра радостно вывалилась в реальный мир, вильнув на прощание хвостом. С собой, нежно прижимая к сердцу, бывший проводник унёс свои сокровища, совершенно проигнорировав алмазы и рубины, рассыпанные по полу.
С другой стороны, дракон из этого чуда мифологичной эволюции действительно был так себе. Даже Фафнир трепался меньше, а его сложно было переплюнуть.

- Составит отличную компанию приведению в подвале моего замка, - не моргнув, ответил фон Нейдхарт, - оно всё время молчит, так что в паре они будут незабываемы и здорово компенсируют друг друга.

Замерев на мгновение, он закрыл глаза, словно пытался разобрать что-то очень тихое, потом медленно покачал головой:
- Нет, теперь первым пройду я. Выходить оттуда будет неприятно, и я смогу… Подстраховать.

И, не объясняя, какое именно значение он вкладывает в это интересное слово, Карл-Юрген шагнул в зеркало, лёгким пружинящим шагом, чтобы отразиться с той стороны и мягко спрыгнуть на камни. Распрямился он легко, как пружина, и со стороны, да ещё и сквозь зачарованное стекло, невозможно было разобрать, в самом ли деле процесс возвращения в реальный мир так неприятен.
Но когда он провёл рукой под носом, равнодушно глянул на тыльную сторону ладони и снова отёр её о китель, пачкая его и собственной кровью, сомнения в этом могли и рассеяться.

Ведь действительно у всего - своя цена, и у путешествий - тоже.

Саламандра тем временем воодушевлённо скакала вдоль ручья и восторгалась красотой. Эстетические стандарты в отношении пейзажей у неё явно были не самые высокие.[NIC]Karl-Jürgen von Neidhard[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d09/2011/9a/aebb2b544aa9.jpg[/AVA][STA]сердце в железе[/STA][SGN]Man hat auf das grosse Leben verzichtet, wenn man auf den Krieg verzichtet.[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя