[22.03.2017] Can you hear that?

Ответить
Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 13 фев 2018, 18:07

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
Весеннее равноденствие, 2017 год.
Около четырёх часов вечера.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Ирландия, Эннискерри.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Nuada Airgetlám, Thrud Thorsdottir.

СИНОПСИС:
Тюр, которому день рождения своего смертного воплощения стоит просто поперёк горла, пригласил Труд, знающую о его истинной сути, провести с ним пару дней отпуска, чтобы не сойти с ума от тоски. В общем-то, организовать немного скандинавского веселья в Ирландии совсем несложно, но оно почему-то опять превращается в крупные неприятности.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[22.06.2017] Can you hear that?

#2

Сообщение Týr Hymirson » 16 фев 2018, 23:44

Около месяца назад, Афганистан, окончание совместной операции HJK и MSA.
Стянув с себя ненавистные шлем и бронежилет, Уайт зашвырнул их в машину и сдавленно выругался. Задание вымотало его до предела, хотелось упасть и проспать несколько суток, чем он и планировал заняться по прибытии на базу. Операция трижды грозила пойти прахом из-за неумелых действий американских миротворцев, нервы были накалены до предела и если бы не присутствие племянницы, он сорвался бы давно, а миротворцев не осталось бы вообще.
С тех пор, как они встретились на ближнем востоке в первый раз, он присматривался к ней очень внимательно: его тяготила необходимость помнить о двух мирах сразу; народ, который нуждался в нём, был не в Асгарде. А, значит, нужен был кто-то, кто сможет занять его место. Молодые асы не подходили, весьма слабо представляя, что такое воинская честь. Но та, которая была и асиньей и валькирией, знала об этом на собственной шкуре. Жаль, в мирной обстановке они почти не пересекались. Проследив взглядом за рыжей шевелюрой, он позвал:
- Вигдис, погоди.
Подойдя к ней, он смущённо посмотрел куда-то в сторону и развёл руками.
- У меня через месяц день рождения. Человеческий, я имею ввиду. Обычно я ухожу на задание в этот день, но в этом году меня настойчиво попросили взять отпуск. Я еду к родителям и… - Он снова посмотрел мимо неё. - В общем, поехали, а? Я с ума сойду там без кого-то, кто знает обо мне…

Сегодня, сейчас.
Так вышло, что он приехал на день раньше Труд, поэтому сейчас он стоял в аэропорту, ожидая рейса из Норвегии. Старый спортивный Triumph был припаркован рядом со входом, ровно под табличкой “Fáilte roimh Éirinn”. Он был одет в потрёпанные джинсы и футболку с Iron Maiden; кожаную куртку и очки он держал в руках. Странно, как одежда меняет людей: он больше не выглядел военным, лишь нескладным мужчиной за сорок, который, вероятно, редко поднимался из-за компьютера и ничего тяжелее папки с бумагами не держал. Наконец, знакомая фигура мелькнула в толпе и ирландец тепло улыбнулся.

Погода была пасмурная, но на их счастье дождя не было. Вручив Вигдис шлем, Уайт сорвал с места байк так, словно за ними гналась Дикая Охота. На самом подъезде к Эннискерри мотоцикл встал намертво. Выругавшись, Оуэн слез с седла, проверить, что умерло на его старике в этот раз.
Извини, - попросил он Труд. - Я редко дома бываю, а машину сегодня забрал отец, ему нужно было что-то для магазина из нашего гаража.
Он последовательно проверил жидкости и проводку, скривился, заметив передавленные провода и полез в бардачок.
- Пару минут и мы снова поедем, - пообещал он, машинально проводя по лицу рукой в масле. Снова скривился и полез за тряпкой - стереть грязь.
Шум машины на дороге заставил его вздрогнуть и посмотреть, не мешает ли он движению. Не мешал, но машина всё равно остановилась. Щёгольский японец сверкал полированными боками, стекло опустилось вниз и глумливый голос произнёс:
- Эй, Уайт, так и ковыряешься в грязи, как твой папаша? - Из машины раздался грубый гогот. На красивом лице Оуэна застыло брезгливое выражение.
- Сорок пять лет придуркам, не повзрослеют никак, - пробурчал он.
- Что? Что ты сказал, эй?! - Пассажирская дверь распахнулась, а следом за ней открылись и остальные двери. Четверо громил вылезли из Лансера и направились к обочине.
- Добро пожаловать в Ирландию, - снова пробормотал Уайт, на этот раз так, чтобы слышала только Труд. И добавил громче. - Я спросил, изолента есть? Ты бы думать приучился, Дойл, прежде чем гнать: есть шансы очень удивиться, если будешь нарываться вот так.
- Вас двое, - намекнул названный Дойлом. - Одна из вас - девчонка, а второй - ботаник.
- Нда? - Протянул Уайт, роняя тряпку обратно в подсумок. - А тебе не говорили, чем я после колледжа занялся?
- Хватит пиздеть. Мы заберём твою девчонку и ты даже не рискнёшь что-то тявкнуть в ответ. - Дойл замахнулся кулаком, целя Уайту в челюсть. Но, к его удивлению, противника на месте не оказалось, а следом за этим пришла боль пониже спины, отправившая его на колени перед Труд.
- Зря, - скучно отозвался Уайт. - Морфлот многому учит. Есть ещё желающие поговорить? И я спросил про изоленту.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.06.2017] Can you hear that?

#3

Сообщение Thrud Thorsdottir » 16 фев 2018, 23:45

Осмысливая предложение Нуады отпраздновать с ним его день рождения, дева щита не могла выразить своей однозначной реакции. Отказывать она не стала - не сказать, чтобы у них были слишком тесные отношения, но всё же родственники на дороге не валяются, - однако до сих пор пребывала в сомнениях. Надо было дойти в жизни до очень серьёзной степени отчаяния, чтобы прийти с предложением о компании в родственном визите к дочери Тора и вестнице смерти.
Впрочем, бог в отставке особым жизнелюбием давно не отличался. Его можно было понять: перерождения, смертные жизни, потеря собственной сути и неминуемые возвращения с пробуждением… Странно, что бывший король на этой почве ещё крепко не повредился рассудком. Его сложно было назвать нормальным, но он определённо был не таким безумным, как мог бы - пьянел от крови и срывался на массовые убийства, но кто в Асгарде этим не увлекался. Даже Фрейе было можно.
Попытки приятельских отношений с валькирией на фоне этого выглядели вполне безобидно. Подумаешь, белая всадница - такие мелочи. Наверное, за последние пять тысячелетий Аргетлам не то, что свыкся со смертью, а привязался к ней и едва ли не побратался.

Багажа у женщины с собой не было, только один военный рюкзак. Она снова была вся в чёрном, сменив уставную форму на джинсы, тонкий свитер и кожаную куртку; на шее, обнажённой расстёгнутым воротом, смутно поблёскивал валькнут. Торсдоттир не расставалась со своими амулетами.
Пожав встречавшему её мужчине руку крепким, совершенно не девичьим жестом, воительница забрала шлем и застегнула привычным движением ремень: она и сама была не прочь в свободное время покататься на байке. Жаль вот только, что со свободным временем складывалось всё довольно смутно.

Остановка в пути её ничем не удивила. Спустившись с седла, она флегматично смотрела на проезжавшие мимо машины, сунув руки в карманы; в умении просто ждать, не задавая никаких вопросов, дева битв могла бы посрамить не одного кота.
Однако остановившаяся рядом машина разбила скучную действительность; отвлёкшись от созерцания пейзажа, Труд подняла голову и с некоторым плотоядным интересом посмотрела на гостей. В глубине её голубых глаз трескался и ломался тонкий осенний лёд, заманивая глупцов прямо на середину реки.
Облизнув медленным движением слегка пересохшие губы, женщина повернула голову и посмотрела на своего спутника, одними глазами спрашивая, что это за чудное видение. Пояснение её не то, чтобы удовлетворило, скорее, дало повод поставить себе мысленный крестик узнать потом душещипательные подробности.

Гости времени даром не теряли. В воздухе ощутимо запахло какими-то глубокими и нежными отношениями в прошлом.

Труд вежливо улыбнулась, и спустя мгновение оказавшемуся перед ней мужчине в челюсть прилетел отработанный удар коленом, после которого претендент на премию Дарвина растянулся на земле, на время выбыв из диалога. За что, видимо, и заслужил хороший след от военного берца прямо посреди спины на своей белой куртке.
- Чисто для справки, девчонка - боец NORSOF. Надо спрашивать перед тем, как нарываться на неприятности, точно ли ты готов к тому, что откроется, - любезно объяснила валькирия, обращаясь к телу под своими ногами.
То издало какой-то невнятный хрипящий звук. Женщина философски пожала плечами.
- Будем считать, что эту простую солдатскую истину ты усвоил.

Судя по всему, истину следовало усваивать и остальным участникам квартета, стремительно переходившего в трио. Если до этого мужчин интересовал исключительно Уайт, скучно созерцающий их с видом глубокого отвращения, то теперь на раздутой гордости попрыгала ещё странная девица неформального вида, что требовало немедленной моральной компенсации.
Мозг у этих представителей гордой человеческой цивилизации работал не очень.
- Да ну ладно, блядь, - пробормотала Труд себе под нос, уходя от удара.
Она привычно перехватила чужую руку за запястье, вывернула и дёрнула в сторону и вниз. Послышался неприятный хруст; повезло, если сустав после этого окажется выбитым, а не сломанным. Скользящим движением оказавшись за чужой спиной, дева битв схватила своего оппонента за волосы и с размаху приложила лицом о капот его же машины. Дважды. Для надёжности.
Тот медленно сполз на землю, отправившись созерцать черноту без всяких сновидений. Сейдкона скривилась:
- Как-то не задалось сегодняшнее утро. А где обещанное “забрать и увезти”?
Двое оставшихся в целости, но не то, чтобы невредимыми, попятились, когда она сделала шаг в их сторону.

- Отец говорил, что в Ирландии может быть весело, но чтоб настолько, - восхитилась женщина мимолётом. - Мне нравится местное гостеприимство! Даже в Швецию не каждая поездка начинается дракой. Оуэн, что тебе там надо было? Изоленту?
Обойдя машину по кругу, она подошла к багажнику, открыла его и, недолгое время покопавшись, обнаружила ящик с инструментами. Откинув крышку и изучив содержимое, дева битв сняла модуль с гаечными ключами, пошарила на дне и, вытащив синий моток, перебросила его дяде, после чего с грохотом захлопнула коробку, а следом - и дверь.
- Считаю, что вы выполнили свою миссию на сегодня. Можете молча свалить нахуй, и я тогда никому ничего не сломаю, - вежливо предложила она окружающим.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[22.06.2017] Can you hear that?

#4

Сообщение Týr Hymirson » 16 фев 2018, 23:46

Флегматично проводив взглядом сваливающих от машины любителей подраться, Уайт поймал моток изоленты и бросил его на седло, после чего залез в Лансер, выключил мотор и захлопнул двери. Пиликнула сигнализация, ключи опустились в карман куртки, а Оуэн наклонился к отдыхающим стараниями Труд ровесникам.
- За ключами и изолентой зайдёшь в полицию. Узнаю, что пытался отыграться на моих, простыми ушибами не отделаешься, понял меня, Дойл?
Удовлетворившись мычанием, Уайт быстро зачистил провода, скрутил их и перемотал. Мотоцикл радостно взревел.
- В городе почти на две тысячи народу всего четыре гопника и нам не повезло нарваться на них при въезде, - развёл он руками, извиняясь перед племянницей. - Славно ты их, я бы пожалел.

Городок был крохотный, домов на пятьсот, не больше. Сделав круг почёта по главной площади и оставив местным стражам порядка ключи и изоленту вместе с предъявленным удостоверением и короткими показаниями, Оуэн довёз-таки Труд до дома, в котором вырос.
Дом был в пригороде, с другой стороны от Дублина, в очень уютной, заросшей буками лощине. Сразу за ним простиралось поле, принадлежащее главе семейства. Сам дом был небольшим, но очень аккуратным, цветник перед ним уже сейчас радовал глаза первоцветами, а на двери висел венок из сплетённый из голых веток, в которых поблёскивали алые бусины. На звук мотора дверь распахнулась и на крыльцо вышла невысокая, но красивая женщина в домашней одежде. Сразу стало понятно, на кого похоже это воплощение Нуаду - в молодости его мать должна была быть ослепительно красивой, а сейчас перед Труд была достойная старость. Язык не поворачивался назвать пожилую леди бабушкой, только по имени или мэм.
- Вигдис, - немного смущённо проговорил Оуэн, - это Миранда Ноден-Уайт, моя мать. Мам, это Вигдис, моя коллега, я тебе о ней рассказывал.
- Очень приятно. Заходите, - вежливо улыбнулась миссис Уайт, пропуская сына и его гостью в дом. Женщина посмотрела на сына снизу вверх и неодобрительно покачала головой. - На столе чай, покажи гостье комнату и иди умойся, я пойду, отцу позвоню.
В доме к Уайту бросился чёрный кот, который тут же был подхвачен на руки. Гостью он игнорировал.
- Ладно, мам, - на отповедь смертный бог даже не отреагировал, видимо привык уже давно. - Не затевайте только вечером ничего? Я не готов к празднованию.
- Твои трудности, - хладнокровно отозвалась Миранда. - Мы с твоим отцом праздновали и будем праздновать.
С этими словами она скрылась за дверью, а через мгновение из-за двери послышался её командирский голос. Пожав плечами, Уайт повёл племянницу наверх. Комната была маленькой и уютной, на спинке стула висел плед, а на кровати лежали аккуратно сложенные полотенца.
- Устраивайся, я через пару минут подойду, - улыбнулся Уайт.

Он и правда вернулся скоро, а следом состоялось знакомство с отцом, в которого Оуэн удался ростом. Довольно быстро семья Уайтов прониклась к гостье, сочла её славной и намекнула сыну, что было бы неплохо показать гостье город или холмы: раз уж он не хочет праздника в свою честь, пусть катится ко всем чертям, а они заслужили этот вечер. Оуэн не сильно сопротивлялся.
- Идём, - позвал он Труд, прихватив из холодильника две бутылки с пивом и протягивая одну племяннице. - Скоро костры в холмах зажгутся, посмотришь, как здесь равноденствие встречают.

На улице было ещё светло, но суета на улицах усилилась. Людей не смущал холод, не смущал возможный туман и даже потенциальный дождь. Ещё меньше их смущало, что назавтра придётся стоять в церкви и слушать пасхальные молитвы - местный священник помогал тащить дрова в сторону холмов. А в сумерках запылали огни, весь горизонт украсился языками пламени, от каждого раздавался весёлый гомон, люди приветствовали древнюю богиню и гнали зиму. Зима бродил между ними, изредка знакомя спутницу с кем-нибудь из соседей. Наконец, он приткнулся в отдалении ото всех и улыбнулся племяннице.
- Извини, я - неважный собеседник, - вновь повинился он. - Так давно не был дома, что забыл, как здесь хорошо.
И он снова замолк, созерцая огни, пока от какого-то из костров не раздался барабанный рокот. Мужчина нахмурился, взглянув на Труд.
- Виккан что ли принесло? - Пробурчал он. - Пойдём, глянем?
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.06.2017] Can you hear that?

#5

Сообщение Thrud Thorsdottir » 16 фев 2018, 23:47

Обычно неразговорчивая Труд сегодня превзошла сама себя: за весь вечер чета Уайтов услышала от неё только приветствие и очень, очень короткое объяснение, что фамилии у неё нет, поэтому можно называть просто по имени. На этом её стремление к цивилизованному диалогу окончательно закончилось, и дальше женщина только коротко кивала, сохраняя на красивом остроскулом лице вежливое выражение глубокой отрешённости от земного.
Тюру повезло больше, чем родителям его смертной ипостаси: с ним валькирия могла быть почти собой, по крайней мере, не боясь выдать собственной сакральной сущности. Не то, чтобы в Скандинавии, до сих пор отчаянно верующей в своих языческих божеств, это имело какое-то большое значение; здесь никто особо не удивился бы даже вылезшему из-под земли Нидхёггу. Скорее, проблема была в самой Торсдоттир - она совершенно не готова была расставаться с обычной и даже в чём-то уютной жизнью простой смертной и становиться объектом поклонения.

Доставшаяся ей гостевая комната была небольшой, но уютной. Пристроив пока куртку на спинку кресла, воительница немного постояла около окна, созерцая ирландскую пастораль, потом задумчиво пожала плечами и пошла распаковывать рюкзак. Вещей у неё практически не было: пара тонких свитеров и три футболки. Изучив свой гардероб критическим взглядом женщины, которой всегда нечего надеть, и выбрав чёрную футболку с принтом “keep calm and love vikings”, дева щита сунула в карман джинсов телефон, переплела волосы в две тугие косы, спускавшиеся ниже пояса, и сочла, что окончательно прекрасна для этого вечера. Было неуютно без привычного пистолета, но приходилось страдать и терпеть.
Отказываться от пива она разумно не стала, отсалютовала бывшему богу открытой бутылкой:
- Твоё здоровье.

Вечер и огни костров делали Труд совершенно ирреальной, обозначая какие-то звериные черты в её облике и повадках. Она ходила бесшумно, рядом с Войной напоминая тень его, бесстрастную и молчаливую, изредка улыбалась, но смотрела куда-то в никуда. Зима уходила, но её это не слишком радовало: зима была временем Улля, а значит, немного и её тоже; славно они бегали наперегонки по заснеженному лесу, загоняя добрую добычу и слушая, как шепчет ветер в еловых ветвях.
- Разве я похожа на женщину, которая любит поговорить? - Усмехнулась она, бросив на Войну обжигающий взгляд. - В доме моём даже вороны вещие обыденно молчат. Пойдём. Может, и виккан. Ныне самое время ковенам собираться и петь.
Проскальзывая меж людей, асинья приблизилась к костру, и вдруг лицо её изменилось, стало настороженным - и злым, и было это удивительно и непривычно. Жуткие голубые глаза, приникшие намертво к высокому бледному мужчине в светлых одеждах, вспыхнули тусклым блеском грозового неба.
- Шаман, - обронила она, не глядя больше на своего спутника оплавленным, тягучим взором из чистой тревоги. - Кто-то из одиночек. И мне совершенно не нравится то, что он зовёт, здесь для духов недоброе место. Ты слышишь, как шепчет ветер?
В одно мгновение она оказалась рядом, перехватывая чужую руку. Люди вокруг костра удивлённо и с недоумением смотрели на странную женщину в чёрном, намертво державшую колдуна за запястье, кто-то даже вскрикнул, но ей не было до того никакого дела.
Она смотрела куда-то сквозь шамана.
- Ты знать не знаешь, с чем связался и что услышал. Не к добру эта песня.
Но было поздно. Пламя, вспыхнув вдруг ярко-ярко, угасло, прогорев до золы в один такт сердца, и на крошечном пятачке повисла какая-то неестественная темнота, слишком глубокая, чтобы быть обычной. Валькирия в сеодцах выматерилась, оттолкнув мужчину от себя.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#6

Сообщение Týr Hymirson » 17 фев 2018, 02:42

Аргетлам смотрел на племянницу, которая была, может быть, реальнее, чем всё остальное, окружавшее их. Равноденствие вступало в свои права и было гораздо древнее и пасхи и Остары, придуманной в средние века и приписываемой кельтам. Он и сам был сейчас больше Ши, нежели смертным: стал казаться выше, черты лица изгладились, показывая миру потустороннюю красоту.
- Ты похожа на женщину, которая не любит людей. - Беззлобно хмыкнул Нуаду, протягивая ей ещё одну бутылку пива. Выпить спокойно им не дали: пером по хребту протянуло чувством опасности и бывший бог вскочил на ноги, устремляясь следом за племянницей. Он спешил, очень спешил, но Труд успела первой. Конечно же он слышал тревожную песнь ветра и жаждал остановить неизвестного ему мага прежде, чем произойдёт что-то непоправимое. Настолько, что совершенно проигнорировал давешнего ушлёпка, который милостью обоих оказался без машины.
- Эй, Уайт! - Окликнул он, увязываясь следом - ирландская душа требовала реванша за унижение на дороге. - Стой, кому говорят, э!
Аргетлам просто отвесил ему леща и рванулся вперёд, под ледяной порыв ветра. Мгновенно стало темно, холод коснулся сознания всех присутствующих, а Нуаду застыл, осознав, что они всей компанией оказались в ловушке. Мозг работал на пределе, соображая, как выкрутиться из ситуации не поднимая паники и, стряхнву с себя Дойла уверенно произнёс:
- Обожаю дом, - в интонациях слышался сарказм. - То кошки по дымоходу вверх карабкаются, утверждая, что они стали королевами, то очередные придурки решают, что они неебаться колдуны и используют запрещённые вещества. Да отъебись ты, Дойл, - он снова стряхнул с себя хулигана и замолчал.
- Уайт, ты что ли? - Спросил в темноте встревоженный голос. - А девчонка?
- Со мной, дядя Питер, - немедленно отозвался Уайт. - Пожалуйста, если вам не трудно, уведите всех по домам? Дрянь, которую использовал этот мудак - и правда запрещённая, с алкоголем не монтируется.
- Ладно, парень, надеюсь, ты знаешь, что делаешь. - Ответил Питер и стал уговаривать народ разойтись.
- Стадо баранов! - Возопил в очередной раз упавший на землю от ненавязчивого движения Оуэна Дойл и заткнулся, получив, наконец, ощутимый пинок в печень. Аргетламу было всё равно, он уже думал о человеке, который всё это затеял.
- Вигдис, - позвал он. - Ты поняла, что этот недоучка натворил?
Он сам понимал прекрасно: песнь призыва прозвучала здесь. И если осенью на неё откликнулась бы Дикая Охота, то сегодня он мог призвать лишь воздушного короля, и раз уж король здесь, то неизвестно, как отреагирует мир на это колдовство. Присев рядом с викканцем, чьё одеяние смутно белело в сумрачном свете, исходящем от рун в рукоятках ножей, с которыми Аргетлам не расставался никогда.
- Какого хуя ты это устроил? - Ласково спросил он у викканца.
- Что? - Не понял мужчина, потирая след от железной хватки валькирии на запястье. - Эта песнь в книге была, там ещё много всякого было.
- А ты и рад всякую дрянь в рот тянуть, как дитя малое? - В голосе Уайта слышалось презрение. Его раздражал и этот недожрец и вопящий бывший одноклассник. - Хоть бы прочёл, чего она делает!
- Красивая же, - пробормотал в ответ маг, после чего его глаза закатились и он отключился.
- Сам дурак, - буркнул Аргетлам поднимаясь. - У каждой, блядь, магии, есть цена.
В наступившей тишине не было слышно ни шума от соседних костров, ни воплей Дойла. Где бы они не оказались, это была не Ирландия. От холмов поднимался туман, подсвеченный мрачноватыми белёсыми огоньками. Виккан перед ним истаивал из реальности. В своей ёмкой и многоэтажной конструкции Уайт недалеко ушёл от племянницы.
- Попали, - констатировал он. - И где, мать его, Дойл?
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#7

Сообщение Thrud Thorsdottir » 25 фев 2018, 19:16

У шамана три руки,
Мир вокруг - как темный зал.
На ладонях золотых
Нарисованы глаза. ©


Тьма, глубокая и чёрная, как безлунная ночь, продержалась не дольше пяти ударов сердца, а затем, как-то очень вдруг, её расчертило лёгким сероватым блеском, огибавшим женщину и мужчину, не являвшихся ни богами, ни смертными, изящным полукругом. Сквозь эту прореху на бархате небытия прорвался тусклый свет, и вскоре мрак схлынул прочь, обнажая странный, ирреальный пейзаж: холмы, подёрнутые пеленой тумана, шорох невидного, но ощущавшегося безошибочно мрачного ельника, закатные сумерки, шелест густой, высокой травы под ногами.
Больше всего в этой местности, пожалуй, удивляли цвета: ничего яркого, всё мягкое, приглушённое, отливавшее в сероватую хмарь. Присев на корточки, вёльва повела ладонью над густой растительностью, вслушиваясь в то, как стебли щекочут бледную кожу. Они были настоящими, их можно было ощутить телом, а не только увидеть, но слишком прохладными, чтобы сойти за мидгардские.
На какое-то мгновение дева битв нахмурилась, потом качнула головой; хищное остроскулое лицо её расслабилось вновь, стало равнодушным, непроницаемым.
- Ну зато этот праздник запомнится надолго. Не то, чтобы лично я жаловалась на память, но радость, как известно, не оставляет памятных шрамов. В отличие от какого-нибудь очередного пиздеца, - философски заметила она, вновь поднимаясь на ноги.

Как и сам Нуада, валькирия отчётливо понимала, что место, в котором они оказались, далеко от Ирландии примерно так же, как дочь Тора - от Афродиты. Слабо тянуло сладковатым ароматом каких-то цветов, однако было удивительно тихо - ни птиц, ни насекомых.
- Можно сказать, что этому городу повезло в том, что здесь оказались мы. То, что шаман этот не очень умный, очевидно, но надо признать, что не самый слабый. Сила - штука тонкая и весьма своенравная, не находя выхода, она порой способна выкидывать разные… Весьма разные фокусы. Впрочем, кому я рассказываю. Книга пришла к нему не случайно, даже если это в самом деле так выглядело. Сила нашла, как выплеснуться, как расхлёбывать это теперь - не её проблемы. Вот почему я не люблю двадцать первый век с его техническим прогрессом… Раньше колдуны были умнее и понимали цену, которую придётся платить, а теперь думают, что это всё - красивые игры.
Чуть раздражённо Труд пожала сильными плечами и закончила:
- А потом мы опять пытаемся удержать этот мир в равновесии. Хотя, казалось бы, зачем.
Оставив бывшего бога познавать эти глубокомысленные рассуждения, женщина осмотрелась ещё раз, прикидывая, куда им стоит идти. Лес был бесперспективным, духи там могло заморочить голову кому угодно, и связываться с ними без лишней необходимости воительница особо не рвалась. Холмы были чуть более безобидными - там хотя бы ничего не закрывало обзор.
Белёсые блики казались смутно знакомыми.

Тюру асинья откликнулась довольно рассеянно:
- Кто? А, этот придурок, которого мы утром видели… Да, скорее всего, остался там же, где все остальные - в реальности, особенно если ему повезло оказаться без сознания. Мы остались здесь, потому что оба принадлежим сакральному - нас занесло куда-то в нижний мир, должно быть, тем, кто без дара, сюда хода нет.
Протянув руку в сторону, женщина выхватила из воздуха длинный тяжёлый посох. Его навершие, сплетённое из древесины, запирало внутри крупный овальный камень белого цвета; сейдкона легко подула на осколок, и тот запылал неярким, успокаивающим огоньком. Вокруг него вдруг собралась небольшая стайка танцующих искр.
Изменился, как-то неуловимо, но несомненно, и женский облик. Лицо стало серым, запали глаза, сделавшиеся особенно яркими, неестественными, как проблески молний перед самым началом грозы, а на плечи, сменив недавно только бывшую кожаную куртку, легла волчья шкура. Принадлежавшая и мёртвому миру, сейдкона стремительно переходила в иную форму, превращаясь в неотъемлемую его часть.
- Пойдём, - окликнула она Войну, - до выхода надобно идти пешком, иного способа здесь не предусмотрено. Смертные сказывали про тебя, что ты сильный колдун, и я видела твой клинок, который убеждает в этом лучше всяких легенд. Ходил по тропам сейда прежде?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#8

Сообщение Týr Hymirson » 26 фев 2018, 00:28

Пробормотав что-то очень далёкое от восхищения происходящим, Аргетлам кивнул. Ему не было дела до Дойла, но он беспокоился за дядю Питера и остальных. Если Труд права и их поймал нижний мир, который жаждал сакрального, то для ирландцев это было большой проблемой: кровь Ши здесь была перемешана с кровью детей Милля так затейливо, что способности могли проснуться у кого угодно. Качнув головой бывший король Ирландии оглядел местность и перевёл взгляд на племянницу.
Она изменилась и ему, пожалуй, так нравилось гораздо больше: её глаза, они напоминали ему о его сути, оставшейся на Равнине Башен, о том времени, когда он сам был неистовым и воинственным, шёл вперёд, не думая о последствиях. И даже посеревшая кожа её была хороша в свете таинственных огней от холмов. Он и сам изменился, лицо стало правильнее и жёстче, глаза заледенели, а правая рукав ысверкнула серебром, отражая свет. Поднеся ладонь к лицу, Нуаду нахмурился:
- Вот как? - Задумчиво проговорил он и воззвал к своей сути. Но она всё ещё молчала, лишь лязг железа у его ног дал знать, что всё небезнадёжно. Нагнувшись, он подобрал меч, чьи потрёпанные ножны Труд уже видела однажды.
- Мне всегда казалось, - он усмехнулся, цепляя ножны к ремню, - что городу, наоборот, не повезло. Если бы не мы, этого не произошло бы. Ну попытался бы он позвать меня, обломался бы, спецэффектами всё и закончилось бы. Но раз Норны завели нас сюда, значит так тому и быть.
Движения бывшего бога стали скупыми, повеяло холодом и кожаная куртка моментально стала белой от инея. Волосы стали казаться чернее, а рост - выше. Теперь верилось, что этот человек некогда был сыном инеистого великана, королём Туата и богом.
- Я покровительствовал друидам, - ответил он на вопрос валькирии. - И сам многое мог, но тропы сейда не вели меня. В Асгарде было не до того, - он отвёл взгляд, стыдясь времяпрепровождения, которое считал неправильным для себя, - а после лишь прикасался, уводя свой народ от Хаоса. Сила альвов иного толка.
Он шёл легко, ступал беззвучно и трава под ним не приминалась, словно он был призраком. Он и ощущался так же: его сакральная сущность была слаба сейчас, - и всё же, он оставался одним из лучших смертных колдунов.
- Сила, разделившая Ирландию на два мира - Холмов и людей, построена по этому принципу. Но я уже не застал, знаю только, что был ритуал, в котором участвовали все четыре артефакта и направляла силу Морриган. Могу предположить, как он был сделан.
Он заговорил, шагая к холмам, его слова на древнем языке не были заклинанием или описанием обряда, лишь контуром, намеченным принципом. Туман поднимался всё выше, обступая их с обеих сторон, огни стремились к немёртвым телам, но отступали, потому что живыми они тоже не были. Глухие стоны, подобные тем, которые издают болота, звучали вокруг них, но чистый голос прогонял ужас, раздвигал туман, давая им путь. Даже сейчас в его словах жила сила - или просыпалась, но он не чувствовал того.
- Вот так, - он закончил говорить. - Я знаю принципы, но не могу им пользоваться. К чему был этот вопрос?
Он замолчал, слушая Труд и стена тумана поглотила их, сбивая с пути. Лишь огонь на кончике посоха не давал Аргетламу потерять спутницу - настолько непроглядной была пелена. Положив руку ей на плечо, - разумная предосторожность, - он шёл рядом. Глухую и плотную как кисель тишину прорезал отчаянный крик.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#9

Сообщение Thrud Thorsdottir » 26 фев 2018, 17:35

Чуть повернув голову, женщина посмотрела на тяжёлую ладонь бывшего бога, что легла на её плечо. Жестокое и по-своему красивое лицо её по-прежнему ничего не отражало, но выгнутая бровь могла бы сойти за вопрос. Дело было не столько в касании, хотя к вестницам смерти это было делом неблагодарным, ибо смерть на диво ревнива, сколько в самом жесте - так ведут слепых.
Однако Нуада мог быть слабее вёльвы и мог не знать того, что знала она, но слепым не был совершенно точно. Здесь он был больше существом сакральным, чем смертным; дочь Тора видела это в чертах хищного лица и в прозрачных глазах Зимы.
- Праздное любопытство, - как-то довольно безразлично ответила валькирия, потом, вздохнув, перекинула посох в другую руку. - Спросить хотела, кто кого поведёт, но так, кажется, и спрашивать не о чем. Побуду проводником, в конце концов, надо когда-то расширять свои горизонты, а то за всю вечность никакого разнообразия…
Если это и было шуткой, то Труд не подала виду ни интонациями, ни мимикой. Даже если чувство юмора у неё и было, то оно либо очень крепко спало, либо было присыпано проблемами мировосприятия существа, вынужденного ходить между смертью и жизнью, не принадлежа целиком ни одному миру.
Сбрасывать чужую руку она не стала.

Шаман - не маг; шаман не сотворит огненный смерч и не нашлёт потоп на город, но зато он видит и слышит, а ещё способен говорить с тем, чего не существует, и будет понят. Сейд - более искусство, чем сила, и ей не бьют, как молотом по наковальне - её плетут. Плела и Труд, из дыхания таинственной земли и шёпота леса прокладывая дорогу посреди ничего.
Природа вокруг них неторопливо менялась. Туман густел, но прямо перед девой битв он расступался, давая возможность спокойно идти вперёд. Белёсые огни, танцевавшие в тумане, приближались несколько раз, окружая путешественников кольцом, и тогда смолкал едва уловимый звук чьих-то мягких шагов по левую руку, напоминавший о звере, выслеживавшем добычу. Дважды им пришлось переправиться через ручьи - и из ниоткуда появлялись переправы, точно кочкам надоедало лежать на одном месте, и они приходили к вёльве, которая их ждала, сами.
Впрочем, кто смог бы сказать, что это было не так, если всё здесь было живым.

Крик заставил её остановиться, замерев, точно волчицу, почуявшую добычу. Она постояла на месте, опираясь на ровное длинное древко всем своим весом и запрокинув голову к небу, в котором невероятно голубые глаза высматривали что-то, одним им ведомое, но ответа так и не нашли. Остро сверкнул в посохе камень, меняя мягкий блеск на тусклую синеву; сейдкона нахмурилась и, ступая более осторожно, чем обычно, не тревожа даже самого понятия ирреальности вокруг, не давая нижнему миру почувствовать её присутствие, двинулась на звук. В ней теперь было от зверя больше, чем от бога; сквозь рыжину заплетённых в косы волос пробивалось серебро седых прядок, так похожих на отлив шкуры.
- Обычному человеку сюда дороги нет, - негромко рассказывала женщина, - если кто-то задержался, то у него есть дар. Насколько контролируемый - то мне неведомо, но в ваших землях… Много здесь полукровок было в своё время от альвок, так что какой-нибудь дальний потомок везде обязательно найдётся.

Зрелище, однако, потрясало своей неожиданностью. В болоте, отчаянно пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь, барахтался тот самый Дойл, день у которого не задался с самого утра. Над его головой танцевала стайка блуждающих огней, которая, должно быть, и заманила себе добычу, чей дух теперь навечно должен был стать их игрушкой.
Склонив голову к плечу, сейдкона несколько секунд смотрела на человека, а потом перевела взгляд туда, где полоса тумана обнажала начинавшийся лес - в нём сверкали алые искры чьих-то глаз. В звучном голосе Труд, потерявшем сейчас чистоту своего безупречного произношения и ставшем плавным, тягучим, как растопленный воск, прорезалась ирония:
- А вот и твоя драгоценная пропажа, о коей ты спрашивать изволил. Что делать будем, болоту оставим, волкам или сами добьём в качестве акта милосердия? Я сегодня особенно добра и миролюбива, так что обещаю обойтись даже без blodørn.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#10

Сообщение Týr Hymirson » 27 фев 2018, 00:26

Слепым Аргетлам не был определённо, но валькирии он доверял гораздо больше, чем себе самому и уж тем более - собственной силе. Он и впрямь не видел в тумане, чутьё зверя вело его следом за сейдконой, но даже этому чувству он доверять опасался.
- Разнообразия ради я хоть раз должен дойти за тобой хоть куда-то, - заметил Нуаду и от его голоса туман прядями рассыпался перед ними. Бывший король шёл следом за племянницей и любовался тем, как она прокладывает дорогу. Увы, ему пути не подчинялись но туман - туман он мог попробовать разогнать. И он запел; тихий напев вплетался в узор сейда, уводящий с пути опасностей и ужасов. Быть ведомым королю без королевства не нравилось, но песни он не прерывал, разговаривая с миром на языке творения и засунув гордость Туата подальше. Сейчас вела Труд, он мог лишь помочь. Владыка альвов замолчал лишь тогда, когда услышал крик, он по-звериному склонил голову вслушиваясь в переплетение звуков и ирреального.
- Гораздо больше, чем ты можешь себе представить, - так же тихо ответил Нуаду. - Долгое время Ирландия была местом, в котором полноценных людей не было вообще. Сейчас разбавилась кровь. Нам нужно было как-то выживать.
Пленник болота был для воздушного короля неожиданностью. Первым желанием было оставить всё как есть, отомстив обидчику с детства, но после среброрукий оценил пляску блуждающих огней над головой смертного, почуял хищников, таящихся в тумане и покачал головой.
- Хотелось бы, но нет. - Тихо ответил он. - Он - мудак, глупый мудак, но у него есть мать, славная женщина, которая не переживёт его смерти. Он не заслужил ничего из того, что ты предложила - глупость нужно искоренять другим способом. - Аргетлам почти кожей чувствовал ужас смертного, в чьей крови обнаружилось чуть больше крови Ши, чем у остальных горожан. - Он получил своё - с утра и теперь. Посмотри на него: он жалкий, по уши в грязи и напуган до усрачки. Нет, после этой Остары он ещё долго будет тише воды. Подержи, будь добра.
Он отстегнул от пояса меч и вручил его валькирии, не желая пачкать благородное оружие в болотной грязи. Едва уловимые круги на воде показывали, что там ступил бывший бог, а он уже склонялся над уходящим в трясину и протягивал руку. Дойл поднял мутные от ужаса глаза, не сознавая сейчас, кто перед ним, лишь машинально вцепился в руку, выбираясь на поверхность. Вода удержала и его.
- Как?.. - Местный хулиган посмотрел вниз, недоумевая, что они стоят на водной глади, но ответа не дождался. Ледяная рука ухватила его за шкирку и потащила к берегу. - Спа-спасибо, - заикаясь от страха и холода произнёс Дойл. - Уайт, ты что ли?
- Я, - ответил Аргетлам, вновь отправляя давнего неприятеля под ноги к Труд. - И девчонка, к которой ты изволил пристать только потому, что она - со мной. Ты - фееричный дебил, О'Брайен, со школы им был. Но теперь ты мне должен.
- Да, - ответил Дойл и замолчал, осмысливая сказанное.
Уайт стряхнул с руки тину и забрал меч. Огляделся и нахмурился.
- Мне кажется, я знаю, где мы, - поделился он с Труд. - Ирландия имеет несколько измерений из-за заклинания, о котором я говорил, мы в одном из них. Этот участок соответствует северному Уиклоу. - Он помолчал, потом добавил. - Я не сразу признпл его, потому что так он выглядел целую вечность назад, ещё до нашего переселения сюда. Здесь связь времён всегда была очень ненадёжной. Если мы пойдём туда, - он махнул рукой в туманную темноту, - то выйдем к морю и пещере рядом. Я жил там когда-то, может удастся использовать в качестве места под ритуал. Вытаскивать тебе, моих сил не хватит, но направлять я могу.
- Ты о чём, Уайт? - Жалобно проскулил Дойл.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#11

Сообщение Thrud Thorsdottir » 27 фев 2018, 20:50

Судя по тому, как валькирия пожала плечами, принимая из рук мужчины меч, она считала его решение бессмысленным, но оставляла полностью на совести самого Аргетлама. Хочется ему быть благородным, честным и правильным, - впрочем, стоило ли чего-то иного ждать от бога воинской доблести, пусть даже временно оставившего свои полномочия? - пусть будет, ей-то до этого какое дело. Проводив совершенно равнодушным взглядом смертного, подкатившегося к её ногам, дева щита отступила назад, словно не хотела испачкать об него свои сапоги.
Губы её едва заметно скривились в некоем подобии усмешки, всё больше напоминавшей оскал.
- Заткнись, - очень безразлично посоветовала Труд спасённому человеку, а после перевела задумчивый взгляд на дядю. - Твоё предположение не лишено смысла. Я этих земель не знаю, не мои они, и прежде я по ним не ходила, так что тебе виднее, куда нас занесло. Но это значит, что нас могло переместить куда-то ещё и по времени, а это уже хуже, чем просто нижний мир.
Подумав, она закончила:
- Впрочем, не вижу иных путей, выбираться всё равно придётся. Подождите меня здесь.

Она бесстрашно шагнула в болото, но, как и Нуада, шедший там до неё, валькирия не проваливалась в топь. Стремительными шагами перейдя трясину и оставив её позади, сейдкона нырнула в призрачный лес, растворившись в нём, точно сама вдруг стала духом. Мелькнула и пропала серая шкура, наброшенная на сильные плечи, стало тихо и недобро. Раздосадованные блуждающие огни покружили вокруг бывшего короля, но поняли, что поживы им не будет, и убрались восвояси, вдруг побледнев.

Вернулась женщина вскоре, и вновь с ней рядом шли двое волков, высоких и крепких, с тяжёлыми лобастыми головами. Живыми они не были, но не были и мёртвыми; должно быть, кто-то из заблудившихся или ещё не рождённых заново. Безразлично осмотрев глазами-угольями Тюра и оскалившись на О'Брайена, дрожавшего, точно осиновый лист, от холода и страха, они скользнули вперёд дочери Тора, движением руки указавшей им дорогу.
Проводив их взглядом, она двинулась следом, опираясь на свой посох. Камень в нём вновь сменил цвет, превратившись из синеватого в недобрую, могильную зелень, а затем, остро вспыхнув, вновь побелел. Вёльва не обращала на то никакого внимания, тихо шепча что-то едва различимое, и в словах её угадывался некий отчётливый ритм.
Заплетённое меж пальцев колдовство проливалось на землю, заставляя слишком близко подступивший туман краснеть, и вновь потянулась странная дорога между гранями изнанки, больше похожая на сон или мираж.

Море встретило их свинцовыми волнами с белыми барашками. Двое волков умчались уже далеко, и теперь было слышно, как они перелаиваются друг с другом; валькирия хмурилась, слушая тот разговор, а затем стремительно зашагала по берегу. Вода не смела коснуться её, зато охотно накинулась на смертного, смывая с него остатки тины и грязи. Может быть, она желала его в жертву себе, как и болото.
Провожатые Вилкмерге остановились у мёртвого, выбеленного солью до цвета слоновой кости дерева; воительница присела около него на корточки, изучающе провела пальцами по гладкой поверхности.
- Тюр, - окликнула она, - поработай грубой силой, перевернём - это то, что нам нужно. Пусть твой… Должник, - странно выделила дева битв это слово злой улыбкой, - наберёт хвороста для розжига. Нам понадобится костёр. Волки проводят его.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#12

Сообщение Týr Hymirson » 01 мар 2018, 16:53

Аргетлам был недоволен, это чувствовалось по холоду, разлившемуся вокруг. Предложение прикончить Дойла можно было бы счесть шуткой, намёки чувства юмора у племянницы он видел, как бы она не старалась их скрыть. Брезгливость тоже можно было счесть заботой об одежде, но в совокупности это заставляло задуматься, насколько она годна для того, что задумал бывший бог. Бросив взгляд на смертного, который и правда предпочёл заткнуться, он кивнул плмяннице:
- Не торопись, это самый занимательный день рождения, который был у меня за последние десять столетий. - И было непонятно, шутит он, или серьёзно.
Человеческого в нём оставалось всё меньше. Бледная кожа таинственно мерцала, серебро в глазах и на запястьи отражало блики мистического свечения. Он даже стал казаться выше, чем был на самом деле, движения приобрели звериную грацию, спина выпрямилась. Ужас, который исходил от зимнего короля был осязаем не меньше, чем его недовольство. Друид звал Дикую Охоту по весне и её предводитель в этих землях появился, не взирая на отсутствие возможности приказаться к своим силам. Едва ли он сам это сознавал, зато это отчётливо чуял смертный, испуганно глядя на то, кем стал его бывший одноклассник.
Встретившись взглядом с волками, Нуаду равнодушно кивнул и последовал за племянницей, теперь наблюдая за ней ещё более пристально. В её ворожбу он более не вмешивался, всё что нужно он уже видел до этого. Теперь хотел лишь увидеть, насколько она самостоятельна в своих решениях и справится ли. Потому что честь для неё - определённо не пустой звук, всему остальному можно научить. Прямо или исподволь - ему не впервой, он был наставником для большого количества существ от богов до смертных.
И он не прогадал, дав ей ещё один шанс: валькирия была хороша, пожалуй даже слишком хороша для валькирии. Нуаду даже понимал, почему Всеотец позволил ей стать девой битв: племяннице нужно было вкусить этого мертвенного спокойствия после того, что с ней происходило. Он сам был лишь наслышан о происходящем, но для разумного существа этого было довольно, чтобы распроститься со здоровым рассудком. Но теперь она, кажется, перерастала этот статус. По крайней мере, он видел это так. Или хотел видеть, потому что нуждался в ком-то, кому сможет отдать своё место?

Море заставило Аргетлама вдохнуть полной грудью. Кивнув Труд, он обернулся к Дойлу.
- Выбраться домой хочешь? - О'Брайен замороченно кивнул. - Тогда делай то, что она говорит, пока я работаю грубой силой.
Он не мгновения не сомневался в том, что племянница хочет сплавить смертного подальше, потому что перевернуть дерево для неё составило бы гораздо меньше проблем, чем для него теперь. Тем не менее, он положил ладонь на ствол и кивнул Дойлу на ожидавших его волков. Обречённо вздохнув, должник Нуаду отправился следом за волками, а создатель Ирландии обратился к собственному творению с просьбой. Без особой надежды на успех, но земля ответила королю воздуха, высвободив мёртвое дерево из песка. Обычный остов ствола, с пустой серединой, он был слишком старым, чтобы подходить для полезных изделий, но для ритуала - подойдёт.
- Твои парни найдут дорогу к пещере? - На всякий случай уточнил Нуаду. - Идём, такие вещи лучше творить в закрытом пространстве.
Пещера была совсем близко и волны расступились, пропуская их в сухое нутро. Как туда будет добираться Дойл, Аргетлама волновало мало. Пещера была огромна. Казалось, что её стены сделаны из каменных блоков, такой правильной формы были стены и так напоминали современные строительные материалы. Но она была древней, древнее самого острова - жилище творца ещё до создания суши. Едва Нуаду ступил под своды, пещера осветилась ледяным пламенем, а вокруг заплясали снежинки, приветствуя хозяина.
- Ты управляла когда-нибудь временными потоками? - Аргетлам продолжал наблюдать за племянницей в поисках ответов для себя. - Это - фиксированная точка пространства и времени, она была, есть и будет во всех временах, пока есть Земля, через неё будет проще выбираться. Выбирай.
Он пристроил остов дерева к стене и коснулся огоньков, которые послушно приняли очертания рун, опоясав пещеру магическим кольцом. Из внешнего мира послышался мат и плеск воды. Кажется, бедняге Дойлу пришлось всё-таки плыть, потому что вошёл он мокрый и дрожащий от холода. Бросив к ногам бывшего одноклассника целую охапку хвороста и плавника. Скривившись, Аргетлам коснулся лба О'Брайена и тот опустился на камни: лечить этого придурка от воспаления лёгких после того, как они выберутся, Нуаду не желал.
Обернувшись к племяннице, он, подобно её волкам, склонил голову в ожидании дальнейших указаний. Он мог выдернуть из отсюда даже сейчас, но он желал посмотреть, как будет выкручиваться сейдкона - и, быть может, научиться чему-нибудь?
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#13

Сообщение Thrud Thorsdottir » 15 мар 2018, 15:36

Двумя руками опираясь на свой посох, как обыденно она опиралась на копьё, глубоко вгоняя в сырую землю металлическую пятку, Труд наблюдала за тем, как смертный побрёл куда-то от морского берега, сопровождаемый двумя волками, и лицо её оставалось бесстрастным. Глядя на женщину о глазах из льдов всех северных фьордов, сложно было понять, способна ли она была испытывать хоть что-то ещё кроме этого равнодушного принятия жизни со всем её многообразием.
- Мои волки найдут дорогу даже там, где её нет, о том не беспокойся. Однако ты мне изволишь рассказывать, где лучше колдовать, я не ошиблась? - С лёгким, беззлобным интересом спросила сейдкона.
Это не звучало упрёком; она будто и впрямь сомневалась, что Нуада дошёл в своей гордыне до таких впечатляющих высот. В Асгарде было мало тех, кто ведал тайны волшбы, мужам доступны были лишь руны, да и жёны не чаще рвались связывать себя с миром ирреального, предпочитая добрую сталь заклятьям; и та, кто была от крови Одина и училась у Фрейи, едва ли жаловалась на отсутствие сил. Взгляд, которым волчица изучила бывшего бога, был внимателен - и задумчив, она что-то взвешивала в уме.
Потом, легко кивнув, пошла к пещере, так ничего и не произнеся. Слово - что золото, это понимает каждый, кто чувствует силу, которая может быть облечена в звук, а потому тратить их зазря неразумно и даже опасно порою; в этих землях, где время и реальность сплетены иначе, отозваться разговор мог бы по-разному.

Призрачный снег, пляшущий в свете символов, придавал укрытию ещё большую мрачность, и несколько бесконечно долгих мгновений, запрокинув голову, женщина смотрела на этот странный танец, точно заворожённая. В её зрачках отражалась загадочная эта синева.

Сняв с пояса небольшой и почти изящный топор, валькирия принялась методично разделывать старое, выбеленное морской солью и временем дерево, и в её движениях чуялся несколько жутковатый, но неоспоримый опыт. Большую часть она отбрасывала прочь - из щепок выйдет хорошая растопка для костра, но на большее они не годны, - и лишь самые гладкие и ровные части вёльва оставляла рядом с собой.
Спустя полчаса у Труд было десятка три небольших аккуратных плашек, которые она обстругивала лезвием до округлой формы, затем принялась вырезать на них руны, тихо продолжая что-то говорить себе под нос. Волки, зачарованные мерным звуком этого голоса, в котором слышался шорох самых тёмных лесов, уханье филина да вороний крик, улеглись рядом с хозяйкой, но насторожённые уши не давали поверить в то, что жуткие звери из переплетения смерти и жизни дремлют.
Порой кто-то из них поднимал голову и скалил зубы куда-то во тьму.

Когда она закончила, в пещере было тихо. Человек, которому не повезло оказаться потомком кого-то из волшебного народца, затерявшегося уж в веках, молчал и даже не шевелился, кажется, пребывая на границе обморока; Нуада, конечно, порывался руководить, но он мог с равным успехом и бегать по потолку - валькирия обращала на него ровно столько внимания, сколько требовал бы того элемент пейзажа. В умении не замечать ничего, что могло бы её отвлечь, она давно сравнялась с Одином.
- Да. - Асинья помолчала, сосредоточенно рассматривая выложенные на каменном полу в каком-то строгом, хоть и малопонятном порядке знаки, потом поднялась на ноги. - Мне приходилось ходить и между временами тоже. И если ты не будешь мешать мне своими ценными указаниями, будет совсем хорошо.

Ей потребовалось совсем немного времени, чтобы сложить и разжечь костёр; куда больше она провела за тем, что, уложив посох на колени и скрестив ноги, сидела и просто смотрела в язычки пламени, продолжая тихо-тихо, на самом пределе возможности услышать, что-то напевать. Временами становилось тепло, затем воздух вновь схватывал мороз; и когда песнь стала непрерывной и запела вместе с валькирией сама пещера, она протянула руку и бросила в огонь первые девять рун.
Трижды три по три, магическое переплетение троек в девятки.
Полыхнуло.
- Сядьте к костру.
Реальность прогнулась, точно изображение в неровном стекле; голос вёльвы стал глуше и одновременно сильнее; она сетью из шёлка и бечевы оплетала мироздание, заставляя нити своей волшбы прорастать сквозь него. Танцевали рыжие злые искры на её волосах, и взгляд асиньи медленно размылся, стал прозрачным, сероватым, странно похожим на глаза Войны, смотревшие с противоположной стороны очага.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#14

Сообщение Týr Hymirson » 21 мар 2018, 01:33

Категоричность и самоуверенность, присущие молодости - как много он сам огребал за эти же качества, пока не понял, что для того, чтобы подчинять, нужно знать огромное количество информации, а ещё уметь подчиняться самому? Труд не была покорной, - никогда, судя по тому, что видел Нуаду; не умела смирять свою гордыню. Неодобрительно качнув головой, он продолжил смотреть на спокойные действия племянницы. Интересно, как она видит его вопросы? Как попытку вмешаться в процесс? Или как попытку контролировать его?
Ответ асинья дала сама, вызвав у Аргетлама недовольный смешок. Поспешна в своих суждениях, не терпит недоверия и даже не может предположить, что держит сейчас экзамен. Нуаду не пытался руководить, он молчал, позволяя валькирии самой отправлять обряд. Когда валькирия позвала к огню, он подхватил мирно сопящего Дойла и усадил собственную марионетку чуть подальше от костра, чтобы сонный смертный ненароком не вспыхнул, подобно мёртвому дереву. Только теперь, опустившись на песок в самом сердце собственного творения, Аргетлам ощутил, как устал. Сейчас бы смежить веки, подобно О'Брайену; голос валькирии убаюкивал, не соскользнуть с тонкой грани между явью и сном. До крови закусив губу, он посмотрел на Труд поверх костра и в растрепавшихся косах пламени увидел.

Огромная пещера уходила за границы восприятия, он был собой посреди этой упорядоченной темноты и на него смотрели его же собственные глаза; издевательская усмешка на тонких губах и ужас, плещущийся вокруг.

Ветер взметнул песок и искры от костра; бледная кожа сравнялась по цвету с глазами, тёмные волосы стали будто седыми, брови и ресницы тронуло инеем. Руны на стенах погасли, перестав ощущать хозяина.

Он не выдержал, ударил первым и Тюрфинг запел в его руке, но точно такой же меч высек искры из его клинка. Битва была очень скорой - быстрее мысли самой двигался Аргетлам, но не успел - был опрокинут на спину и лишь обманным ударом смог полоснуть противника - себя - по ноге. Только это и позволило одержать победу.

Песок разметался под ногами во время жуткого танца с тенью - пртивника Нуады видно не было, но мышцы бугрились от неимоверных усилий, а раны на теле были вполне реальными. Победа была быстрой и неловкой, а после мужчина рухнул как подкошенный.

Он падал, но падение было мучительно медленным, словно его замедлял ветер, но спасти от гибели не мог. Страх колотился сердцем в затылке, но глаза оказалось невозможно открыть. Он падал в пустоту, в ничто. Память прошлых жизней вновь подсунула воспоминания из Бедлама и разум воспротивился уходу. Из последних сил он уцепил чужую волю и потянул за собой.

Вокруг было серо и уныло, пряди тумана, вроде тех, что были вокруг них весь путь до пещеры, деловито сновали вокруг Труд, сбивая с дороги. Лишь тихий напев, да серебряный свет впереди, звали за собой. В конце пути было ложе, подобное тем, которые готовят мертвецам на ладьях. На белых тканях, поверх серебряных украшений, лежал темноволосый воин, облачённый в серябрянную кольчугу. На груди его покоился меч, а одна из рук отливала металлом. Он изменился - и остался прежним века спустя. Протяжный плач лентой вился над ложем. Так не могло быть - смерть Аргетлама кажлый раз, с самой первой начиная, была мучительной и очень жаркой, но так было сейчас.
Казалось, воин спит, настолько безмятежно и спокойно было его лицо. Быть может, он получил то, что заслужил?
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#15

Сообщение Thrud Thorsdottir » 29 апр 2018, 01:08

Запах беды выдернул её из транса совершенно топорно, но не было времени на то, чтобы познавать себя заново. Подавшись вперёд, прямо в костёр, Труд схватилась за бывшего короля, до боли сжав пальцы на его ладони, но было поздно: вместо искры чужого разума асинья ощутила только пустоту. Древняя волшба позволяла ходить по краям реальностей, по срезам между мирами, но с них немудрено было сорваться.
- Мать твою Ёрд, - хрипло произнесла валькирия, и глаза её вновь стали яркими, как вспышки отцовских молний.
Смертный удержался благодаря тому, что не в силах был понять, что происходит вокруг, а наутро, быть может, он и вовсе решит, что ему приснился кошмар; но с бывшим богом всё было куда хуже. Сейд вывернул что-то наизнанку в его душе, разбудил то, чему не следовало просыпаться, и теперь Тюр тонул - в самом себе, запутавшись в жизнях, что прожил, и в смертях, через которые прошёл. Труд знала точно: бросить его сейчас - утерять навсегда; ни одному существу не выбраться было из тех ловушек, что память, подстёгнутая волшебством, способна была уготовить самой себе.
Аргетлам уходил, тая снегом под солнцем; он искал собственной извечной смерти так долго, что теперь едва ли стал бы ей сопротивляться. Кожа его была всё ещё тепла, но пальцы женщины ощущали твёрдость металла - ещё один дурной знак.

И она решилась, не думая особо - бросить его погибать было немыслимо, вся сущность богини восставала против этого. Мертвецам она казала дорогу всю службу свою - теперь пришло время показать путь и живому, который не желал жить. Миг спустя она упала в стремнину чужой души, подхватившую её, словно игрушку, и рванувшую куда-то прочь, за грань реального и познаваемого, туда, где не было ни настоящего, ни прошлого, а только темнота. Темнота, которую Нуада носил с собой - и которая ныне почуяла свою власть над ним.

Ей пришлось оказаться рядом, и валькирия не помнила, как; быть может, она прошла прямо сквозь костёр, наплевав на то, что пламя, зачарованное напевом и рунами, способно ожечь даже её саму. Ладони запутались в чёрных волосах, густых и мягких, точно шёлк, а вёльва вскользнула в чужую сущность, потянулась за едва уловимым его касанием к чувствам своим.
И следом пришла боль.
В широко и слепо распахнутых глазах воительницы полыхнуло закатное зарево; ни ритуала, ни разговоров, ни песен - ничего, что смягчило бы погружение в разум, который противился тому, но ей теперь было не до того, чтобы себя жалеть. Сквозь чёрный лес, воздвигнутый в его душе, сквозь болота посреди холмов, Вилкмерге пробиралась дальше, стараясь не потерять из вида гаснувшую искорку души.

Не прошлое и не будущее; место без времени, место без жизни, исполненное только серого тумана и отрывков воспоминаний да горечи, которую он не способен был забыть. Ей пришлось открыться навстречу, позволяя чужим воспоминаниям беспрепятственно проникать в разум, и теперь границы размывались, одно забвение деля на двоих.
Эта ноша была уже по плечу. Вёльва хотела на то надеяться.
По её косам медленно полз иней.

Бесшумно ступавшая по каменным плитам женщина подошла к ложу, остановилась в изголовье, сверху вниз глядя на красивое лицо короля, а затем обошла возвышение и села на его край, спустив вниз длинные ноги. На ней было платье, которых дева щита не носила вот уже много лет, длинное, в пол, невероятно-голубого цвета, сотканное будто из неба, и по краю его струилась серебряная нить. Широкие рукава скрывали сильные руки. Распущенные рыжие волосы стекали вниз, удерживаемые только лёгким венцом о двух крыльях, и они спускались ниже талии даже, густо отсвёркивая калёной медью.
Никто, должно быть, не мог похвалиться тем, что видел белую всадницу такой: она являлась к павшим в доспехах и с оружием, она являлась к обречённым с дурными вестями и чёрным вороном на плече, но ни за кем она не приходила, чтобы отвернуть неминуемое прочь. Для той, что в смерть и войну была влюблена, принять иную сторону свою было тяжело - и она всё же была здесь, посреди ничего, и скорбная песнь утихла, став едва различимой, не в силах противиться присутствию девы щита.
- Твоё время ещё не пришло, - сказала Труд, и голос её звякнул мечом, извлечённым из ножен, прозвенел натянутой тетивою, - ты ищешь покоя, но так тебе его не найти. Ты найдёшь лишь забвение там, где тебя ждут, среди тех, кто тебя ждёт, но останешься навечно заперт посреди ничего, не в силах ни вернуться, ни идти дальше. Разве оного ты хочешь, Тюр Хюмирсон?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#16

Сообщение Týr Hymirson » 29 апр 2018, 18:31

Поверхностные эмоции легко коснулись разума валькирии.
Недоумение, смешанное с неодобрением - его мотивы были далеки от тех, которые приписывала ему племянница. Он знал строение этого мира, он понимал, как работает сейд и счёл необходимым донести известные ему факты, понимая, что даже богам невозможно учесть все нюансы.
Восхищение изящностью плетения чуждой ему магии, сменяющееся стихийным всплеском пророческого дара, слабого, но такого несвоевременного сейчас. Страх от непонимания, где реальность, а где видение и, наконец, боль.
Боль была всюду, он вновь горел заживо под жутким взглядом Балора и пытка эта не прекращалась ни на мгновение. Нуаду рванулся прочь, мечтая только о том, чтобы всё закончилось - хоть как-то. Дорога была проторенной, он был здесь столетия назад и провёл триста лет в тщетных попытках выбраться, пока не нашёл путь через пламя и смерть. Повторять подобное ещё раз он не особенно стремился, особенно теперь. Тогда проводником была Морриган - женщина, которая когда-то была его женой и которая убила его. Столетия боли - неужели он должен пройти через это снова?

А после пришла она - женщина, что разделила с ним его воспоминания и боль. То было неожиданно и - злило? Тьма, что жила с ним с незапамятных времён, нашла тропинку к его душе, извратив всё, что он чувствовал и ощущал где-то на самых задворках сознания. Она была врагом, вторгшимся на его территорию, она посягнула на него самого - и всё недоумение с неодобрением, что испытал он сегодня, вылились в восхитительную, пьянящую ярость, подобную той, что вела его на поле боя. С одной лишь разницей - он помнил себя, понимал, что делает и щедро делился этим с валькирией. Он был войной, он был жесток и нёс смерть; сложности Труд с принятием своей иной стороны веселили его, ему нравились её эмоции, лёгким эхом звучащие в его голове.
Вот только место - он помнил его слишком хорошо: каждая ночь, предшествующая смертельной опасности в его жизни, знаменовалась этим видением, он знал здесь каждый камешек, каждую складку на ткани и глубоко залёгшие тени на лице воина. Его лице. Наверное, это должно было причинять ему боль, но боль от пламени вытесняла всё. Теперь и она была поделена на двоих.

Он был больше похож на неупокоенного призрака - бледный и в белых одеждах, что мягкими складками укрывали его тело. Тёмные волосы были тронуты инеем, словно серебром - и иной короны зимнему королю было не нужно. Белёсые глаза слепо смотрели на врага, на правильном лице застыла маска боли, руки были сложены на груди, словно он раздумывал, что делать с нею. Сын великана, он обрёл, наконец, нормальный свой рост.
- Тебе нравится? - Сорвавшейся с тетивы стрелой прозвучали слова. - Я часто вижу это, дочь Тора, - шелестом трав продолжал звучать голос.
А после - завыванием вьюги:
- С чего ты взяла, что мне важно мнение той, которая сама не ведает, что хочет?
Воин на ложе был неподвижен; зимний король, стоящий поодаль, держал в поле зрения и мёртвого короля и валькирию, сидящую в изножии. Он был готов к битве, но то была не честная битва со звоном стали: серебро рунами да гальдраставами струилось по его рубахе, а ветер теребил полу плаща, словно испрашивая разрешения сорваться в полёт.
- Зачем ты пришла сюда? - Вскрывающимся льдом по весне прозвучал вопрос. - Здесь есть лишь старый колдун, что задаёт неудобные вопросы. Того, кого ты ищешь, ты не найдёшь, его нет более.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#17

Сообщение Thrud Thorsdottir » 30 апр 2018, 00:23

Похолодало. Появление той ипостаси бывшего бога, которая вызывала в воительнице особое желание возвести очи горе, всегда сопровождалось снегом. Колкий иней пополз по полу, растекаясь к стенам, но у ложа замер, не в силах перейти незримую границу, очерченную Труд.
Дева щита же внимательно смотрела на явившегося ей колдуна, и в изгибе её пухлых губ не читалось приветливости.
- Нет, - ответила она, - не нравится. Это место неправильно. Здесь нет смерти, что бывает в могильных курганах, той смерти, что несёт за собой утешение и награду за прожитое, здесь осталось только горе, и ты упиваешься им, точно вокруг нет ничего иного. Честь и доблесть, коими славился ты средь нас больше всех! В какой миг ты потерял их, чтобы прийти к вот этому? Когда ты утерял себя самого и почему решил, что так должно быть?
Она знала, что радости слова её не принесут, но плевать на то хотела; сейчас ей было не до того, что исцелять чужую душу или относиться к ней с глубокой бережностью, ибо ещё немного - и спасать будет уже некого. Этого белая всадница себе бы никогда не простила, даже несмотря на то, что ей чудовищно не нравилось то, что она видела в этой обители тоски и боли.

Труд прищурилась, точно раздражённая кошка, и на миг её глаза стали очень яростными, жёлтыми, больше звериными, чем женскими.
- Я знаю, чего хочу, получше тебя, только ты то желание постичь не в силах. С чего же ты взял, что то - мнение моё? С того, что оно не нравится тебе? Мироздание ничего не должно тебе, Тюр, и нравиться оно тебе не должно тоже. Как бы того не хотел, но время твоё ещё не вышло, ты не исполнил того, что исполнить должен, а потому уйти ты не в праве. Я говорю тебе о нити судьбы, что не истончилась ещё, и о смерти, что не желает видеть тебя нынче. Будь дело иначе - я не стала бы препятствовать твоим желаниям, ибо у меня найдутся и другие дела, и ты не единственный, кто не в силах дорогу рассмотреть под собственными ногами.
Она сделала лёгкий, стремительный жест рукой, в котором чудилась насмешка.
- Старый колдун не много знает о молодых вёльвах. На неудобные вопросы есть неудобные ответы, один из которых - ты сам позвал меня, и я пришла. Хотел бы уйти - не искал моей помощи, так что уж изволь принимать ответственность за собственные порывы.
Конечно, она лукавила; лёгкое касание к разуму её, на самом пределе чувств, не было основной причиной, по которой она шагнула за грань времён; не было ею даже чувство долга. Валькирия высоко ценила свою семью; пусть Тюр не был частым гостем в Асгарде, пусть он сам не ценил себя, пусть и её не знал вовсе, ибо некогда им было даже поговорить - вечно он, ушедший к альвам, пропадал у чужого народа, но он был родной кровью ей. Даже за тех, кто был побратимом, знавал, что за него любой из асов сложит буйную голову, не задумавшись; семья же была превыше всего.

Опираясь одной рукой о каменный стол, женщина медленно качнула ногой, отчего заструились блики по расшитому серебром подолу. Она даже не пыталась сдвинуться с места, глядя на мужчину перед собой, и резкое лицо её было задумчиво: асинья размышляла над тем, что могла чувствовать, под чуткими пальцами, привычными к касанию нитей да утка, ощущая полотно чужой души. Нежелание Тюра её видеть интересовало деву битв очень мало; деля с ним на двоих всё пережитое, осознанное, всё, что мучило его, она делила и всё своё, хотел он того или нет.
Его ярость становилась её, змеиными кольцами свиваясь в душе, а её вечное терпение щекотало его вороньими крыльями. Он мог тешить себя надеждой на то, что избавится от неё, прогнав или даже убив, но воительница знала, что никуда не уйдёт - без него, и лёгкий запах её спокойной решительности вплетался в аромат озона цветочной нотой.
Её слова серебряными шариками разлетались, рассыпались по полу, и их протяжные гласные звенели, терзая слух, контрастом к глухой речи Нуады. Ослеплённый тьмой, что выворачивала сущность его наизнанку, он едва ли верно мог оценить всё случившееся, но Вилкмерге - могла, и она говорила, умело вплетая тени сейда в напевный свой голос, чтобы вместо холодного отчуждения разжечь костёр.
Ничего так хорошо не сжигает мрак, как огонь гнева.
- Вот это всё - самообман. И это, - она указала на мёртвым сном спящего воина с мечом, стиснутым в сильных ладонях, - и вот это, - она указала на самого короля зимы, - и даже вот это, - Труд обвела рукой пещеру, - всё это - попытка спрятаться от себя самого. Я теперь вижу глазами твоими, как ты в силах смотреть моими, и я видеть могла то, что ты прячешь от себя самого, но в этом нет смысла. Ты не можешь избавиться от части себя самой, выкорчевав кусок души.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#18

Сообщение Týr Hymirson » 30 апр 2018, 21:41

Зачем она здесь? Чтобы задержать его? Помешать уйти или помешать вернуться? Злость ощутимым морозом схватила стены пещеры, камни задрожали, грозя раскрошиться от аномального холода, лишь маленький островок с ложем был тих. Она говорила, она оттягивала время, и он потянулся к её разуму, чтобы понять, чего она добивается: этика была утеряна вместе с сознанием Аргетлама, оставив лишь чистую силу, не сдерживаемую ничем. И чёрное колдовство; и Хаос, вытащивший на поверхность всё, что было спрятано глубоко в душе, - всё было частьтью одной сущности, что находилась здесь. И сущность эта была голодна и очень недобро настроена к той, что мешала ей и её носителю. Звон клинков и грохот выстрелов, поддержанные песней шамана, звучал в чистом голосе Войны - и сотни смертей в мире живых отзывались ему плачем вдов.
- Вместе с сознанием, - он не выглядел более как человек, тот облик, что помнила Труд с незапамятных времён, вернулся к нему. Порывом ветра он очутился возле ложа и длинные пальцы обхватили ножны клинка, что сжимал мертвец. Тело осыпалось прахом, но сути, что вот-вот потеряет хозяина, было всё равно. Каким бы слабым физически не было её воплощение, оно ещё было в состоянии удерживать её. Ждать ещё семнадцать лет ей тоже улыбалось мало.
В сознание Труд вломился стенобитный таран - именно так ощущались действия Войны, когда он не старался смягчить свои воздействия на окружающий мир. Выворачивая наизнанку последние несколько часов, суть искала злой умысел, но находила лишь неосторожность, да бездумные действия, свойственные юности. Отвечать на вопросы валькирии он не стал, сочтя их проявлением женской слабости.
- Тогда зачем, - он щёлкнул застёжками ножен, - ты тянешь время? Почему ты не выдернула всех в реальность и не озаботилась медицинской помощью? Благородный порыв юной вёльвы, не удосужившейся подумать о последствиях и судящей обо всех по себе?

Пещера была местом, где он провёл триста лет, изыскивая пути к выходу. Упрямо раз за разом обшаривая каждую пядь, пока не нашёл - через боль и страх, через пламя, что выжигало всё. Тогда у него не было шансов выжить - триста лет слишком огромный срок для смертного тела, на тот момент оно было непоправимо метрво, но теперь у него было с кем разделить все приятные ощущения. Если, конечно, вёльва сообразит, что спорить на пороге смерти с тем, кто очевидно опытнее - не самая хорошая идея.
Девица нравилась носителю, нравилась она и самой силе - из вёльвы выйдет хорошая богиня, но только после того, как Труд соизволит повзрослеть. Будь на её месте кто-то не из семьи, Война плюнул бы, оставив её разбираться с собственной неосторожностью и неразумным поведением, быть может, вытянув из ловушки, в которой они оказались, в последний момент. Но она была.
- Это, - он резко обернулся к племяннице, не страшась взгляда в лицо, - кошмар умирающего человека. У тебя есть шанс застрять здесь навечно, потому что ещё немного - и он уйдёт на перерождение, нарушив ход вещей.
И в подтверждение своих слов, он обрушил на юную деву всю память, которая была ему доступна, от осознания себя после первого рождения - и до последней смерти. Он не потаил ничего: ни чёрного отчаянья поначалу, ни нежелания жить сразу после, ни попыток смириться с происходящим, ни конечного равнодушия с собственной судьбе. Были там и его отношение к ней, и стремление найти своё место в жизни, и попытки избавиться от чёрного колдовства.Весь, как был, он оказался перед ней. Вечность - и мгновения спустя, резкий окрик его вернул валькирию в действительность.
- Идём, пока дорога ещё есть.
Он выдернул меч из ножен, полоснув себя по ладони и ослепительный свет разогнал мрак пещеры. Шагнув с постамента, Нуаду оглянулся на Труд, ожидая.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#19

Сообщение Thrud Thorsdottir » 01 май 2018, 00:16

Просто иди домой -
Я не готов... ©
Не препятствуя бывшему королю изучать её разум, Труд ждала, когда он наконец удостоверится, что в словах её нет лжи, размышляя о том, что на самом деле семья приносит больше горестей, чем счастья или хотя бы спокойствия. С тех пор, как Бальдр покинул мир живых, это стало особенно очевидно. Большая часть встреч с многочисленными дядюшками приносила в лучшем случае отчаянное разочарование, в худшем - вот как теперь - ещё и огромные неприятности. Возможно, это было частью задумки Всеотца, но дева битв упорно не понимала её смысла.
Замыслы старого Игга, впрочем, не понимал никто, кроме него самого. Он не спешил о них говорить.
- Потому что я не знаю способа вывести нас отсюда так быстро, как ты того желаешь, - легко пожала плечами женщина, и по бесстрастному холодному лицу невозможно было сказать, что хоть как-то тронули её чужие слова, - моей волшбе для того, чтобы ходить по грани, нужен ритуал, а твоих сил покуда не хватит на то, чтобы вытащить даже себя. Я могла бы оставить тебя и уйти одна, но так сделать я не могу, и можешь считать то ненужным благородством, твоё право; силой повлиять я на тебя не способна, приходится уповать на слово.

Тьма распахнулась навстречу, обрушив на неё девятый вал из чужой памяти, воспоминаний, принятых решений и чувств; асинья внимала им, широко распахнув глаза и сделав сознание прозрачным, как слюда, чтобы, пройдя сквозь неё ветром и стрелой, они не смогли уничтожить её собственные. Утонуть в чужой личности, будучи запертой в несуществующем, было подобно смертному приговору.
Труд не слишком цеплялась за жизнь, но старалась поступать сообразно тому, что должно было случиться; и её гибели, как и гибели Тюра, в скором будущем не должно быть, ибо это ломало многие иные ветви событий. Не моргая даже, она внимала и видела то, что было в нём, совершенно отчётливо. Раскрытая окном душа её также лежала пред ним на ладони, но дочери Тора, впрочем, было плевать, взглянет ли он в то, что составляло её саму, потому что не было там ничего, кроме вечного спокойствия.
Равнина, устланная снегом - вот на что она была похожа.

Голос позвал её наружу вновь; тряхнув головою, богиня вскинула глаза.
Несколько томительно долгих мгновений она смотрела на существо перед ней, смотрела молча; и во взгляде том вновь царила бескрайняя северная зима. Затем Труд кивнула и легко соскользнула с постамента, повела рукой, выхватывая из ничего тяжёлый посох, тяжело вбила его в каменный пол, проскальзывая между нитей и переплетений чужой силы. Шаман по умениям и сути даже, она не способна была уничтожать города или заклинать стихии, но зато умела видеть дорогу там, где никто иной найти её был не в силах, потому что не существовало тайной тропы, что способна укрыться от дев, чей долг - души скликать над битвой и вести их за собой.
Едва ли когда-то теперь она могла забыть слова Нуады, но пока до них не было никакого дела. Впереди у девы битв была ещё целая вечность, чтобы поразмыслить над всем произошедшим, сейчас же владелец этого отвратительного места был прав - им требовалось убраться отсюда как можно быстрее и как можно дальше. Тело бывшего бога, оставшееся там, в иной плоскости бытия, удерживаемое сильными руками воительницы, медленно теряло жизнь, таяло свечным воском, и, коль было не торопиться, от него могли остаться лишь воспоминания.
Могло не остаться и их - в нижнем мире логика не поддавалась объяснению и обыденным законам, так что смерть здесь, в преддверии ничего, могла стать вечной смертью.
Проверять оное не хотелось.

И тьма отпустила их, точно решив, что непоправимое случится не сегодня. Сквозь пустоту и звёздное небо они вырвались наружу, опалённые и холодом, и жаром; а встретил их трепетавший яростью и тревогой костёр да ожившие руны на аккуратно обструганных бляшках. От них исходил чуть заметное зелёное сияние.
Снова оказался под ногами каменный пол, снаружи плескало море - точно ничего не случалось, точно не было мертвеца на погребальном ложе и ночных кошмаров.
- С добрым, блядь, утром, - в высшей мере дружелюбно произнесла воительница, подхватывая ещё несколько кусочков древесины и швыряя их в огонь: тот охотно взвыл, и сквозь его танец стали проступать очертания чего-то иного, деревьев, не тронутых туманом, силуэты людей. - Если ты не против, то я очень хотела бы вот прямо сейчас покинуть это чудеснейшее место.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1714
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[22.03.2017] Can you hear that?

#20

Сообщение Týr Hymirson » 01 май 2018, 01:39

Это было больно, но в сравнении с пламенем Балора, можно было тепреть. Сейдкона вела его путями, которыми он сам хаживал не раз - и выход, возможный лишь через смерть, оказался не таким мучительным. Гораздо мучительнее был первый вдох после долгих секунд без кислорода. Мучительный кашель заставил Аргетлама сложиться пополам и совершенно дико посмотреть на племянницу. Ответить внятно он не мог, зато мог кивнуть и, собрав силу, пляшущую по стенам пещеры, сложить свои умения со знаниями вёльвы. Стоило сделать это раньше, да непомерная гордыня обоих помешала оказать и принять помощь. Свой урок из произошедшего бывший король вынес, вместе с суждением о произошедшем, чему был совершенно не рад.
Реальность встретила их дождём. Поднявшись на ноги и пошатываясь, Нуаду разбудил Дойла и очень доходчиво, но многоэтажно, объяснил, где видал попытки найти перепившего долбоёба вместо того, чтобы праздновать равноденствие и день рождения в компании коллеги. Выставлять хулигана из пещеры пришлось почти пинками, но Аргетлам справился, к своему немалому удивлению: силы восстанавливались быстрее, чем обычно. В наступившей блаженной тишине, говорить казалось кощунством, и всё же, он заговорил:
- Мне жаль, - произнёс он, не глядя на Труд. - Я, - он помолчал, собираясь с мыслями, - помню, всё, что говорил там.
Даже теперь, спустя тысячи лет без своей сути, он не разделял себя с нею, в полной мере неся ответственность за содеянное в помрачении рассудка, стыд за себя самого стал для него привычной вещью.
- Ни мгновения я не сомневался ни в тебе, ни в твоих силах, или ответственности. Я вновь в долгу перед тобой. Спасибо.
Он выдохся и замолчал. Горло саднило. Оставив валькирию разбираться с останками её сейда, он вышел.
Дождь охладил его лицо, промочил одежду насквозь, но ему было всё равно. Бывший король смотрел на море, а перед глазами стояли серебряные ладьи, идущие к месту его гибели. Голова гудела, словно растревоженный улей, туата силился понять, почему они оба смогли выбраться. Вердикт был странным - бывший король осознал, что до сих пор может читать в душе Труд. Это было непривычно и неуютно, словно он сам подглядывает в щёлочку за самым сокровенным, даже за тем, что она скрывает от самой себя. Сказать бы ей об этом, да вряд ли она готова услышать, особенно, если сказанное будет исходить от него. Сейчас гораздо лучше будет оставить всё как есть и научиться жить с новой для них головной болью, в которой виноваты они сами.
Дождавшись Труд, он неловко улыбнулся.
- Вот они какие, тропы сейда, - в голосе не было ни намёка на иронию, не было её и в мыслях. - Никогда не думал, что окажусь на них так. - Он покачал головой, отдавая должное мастерству валькирии и признавая свою неправоту. - Величайшая глупость - считать их недостойными мужей, - они опаснее любой битвы. Прости, что сомневался в тебе.
Он протянул руку, давая валькирии решить, готова ли она прошать. Лицо было спокойно, но теперь видимым спокойствием не обманывался ни один из них. Обоим было о чём подумать, и они побрели обратно к дому Уайтов, то и дело здороваясь с соседями и знакомыми Оуэна. Друг другу за всю дорогу они не сказали ни слова.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей