[30.06.2018] На одной стороне

Ответить
Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 114
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#1

Сообщение Senka Belich » 17 апр 2019, 14:01

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
Вечер | 30 июня
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Старый театр на окраине Брюсселя
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
werewolf | strzyga

СИНОПСИС:
У каждого своё собственное понятие справедливости и, если ты следуешь ему безукоризненно, рано или поздно это приведёт тебя к моральной дилемме, сотрёт чёткие границы между врагами и друзьями. и всё, что остаётся - выяснить, что важнее: месть или ненависть.
Danger, danger, high voltage

Frank Shepard

[30.06.2018] На одной стороне

#2

Сообщение Frank Shepard » 18 апр 2019, 11:38

Перекись водорода из аптеки на Миди.
Серная кислота из автомастерской на Буше.
Ацетон из хозяйственного отдела в Универмаге на Эвек.
Смешать в пропорциях. Следить за температурой.
Фрэнку всегда нравилась химия. Она была одной из самых разрушительных наук. В смеси с саперным делом и электроникой она давала порой стопроцентно победные результаты. Будь ты хоть вампир, хоть оборотень, хоть неведомая гребаная хуйня, - от направленного взрыва с начинкой из свежего метиза не спасет ни реакция, ни скорость, ни даже магия. Фрэнк видел, что такие взрывпакеты делают с человеческими телами. По сути дела, вместо тел остается лишь свежий парящий фарш и литры крови, которая лениво впитывается в землю под ногами.
Высушенный осадок раствора представлял собой безвкусный белый кристаллический порошок, не имеющий запаха и нерастворимый в воде. Фрэнк фильтровал осадок в кухонном полотенце. После чего тщательно промыл тряпку под краном, швырнул ее в ванную и бросил спичку. Грохнуло так, что уши забило ватой, а в глазах запрыгали звезды. Фрэнк покачнулся. И присел на пороге, сбивчиво дыша и морщась от контузии. Продукт получился отличный. Если даже тщательно промытое все еще мокрое полотенце дает эффект объемного взрыва… В узком техническом коридоре подземки от такого взрыва ничто не спасет. Негде будет укрыться и некуда бежать. Поэтому Шепард методично и старательно заминировал весь длинный коридор, ведущий к его логову, установив жестяные коробочки с картонной стенкой – для направления осколочных элементов. По крайней мере, спать в своей норе Шепард теперь может спокойно.
Штрыгу он не искал. Старался даже не появляться рядом со «Спирито» и центральным парком. За эти две короткие встречи он успел понять, что Худи – чертовски эмоциональная зверюга. Она заводится с пол-оборота и переключается между целями своей агрессии по щелчку пальцев. Шепард просто надеялся, что ей надоест его искать. А в том, что она его выслеживала – волк даже не сомневался. Потому что на ее месте – он бы искал. Фрэнк ни разу за следующую неделю не видел девчонку. Не встречал ее запаха и не слышал ничего, что с ней связано. И тоже немного успокоился. Нужно было выдохнуть. Умять эмоции. Подготовиться.

А Брюссель тем временем не спал. Монстры грызли друг друга в подворотнях. Ведьмы колдовали над своими котлами. Оборотни рыскали по ночным улицам. Вампиры соблазняли девственниц в темных уголках оглушительно гремящих и сияющих клубов. Какие только гады не шатались промеж людей, угрожая невинным жизням.
Полицейский сканер пиликал целыми днями без остановки, улавливая сообщения о взломах, проникновениях, угонах, драках, преследованиях, нападениях на офицеров полиции и облавах на наркопритоны и бордели. Преступная жизнь Брюсселя не затихала ни на час. Как и преступная жизнь любой крупной, уважающей себя столицы.
Убийства случались редко. Необычные убийства…
- Говорит шестой патруль! Десять-один-восемь-семь, Локенгьен шесть! Повторяю, десять-один-восемь-семь на Локенгьен шесть. Пришлите кого-нибудь.
- Принято, офицер. Команда выезжает. Что у вас там?
- Четыре тела. Двое взрослых и два ребенка. Вижу огнестрельные ранения и гильзы.
- Ничего не трогайте, офицер. Оградите место преступления, не подпускайте людей. Ждите команду реагирования…
Фрэнк поднялся, взял куртку и вышел за дверь. До улицы Локенгьен он доберется минут за десять.

Когда он дошел до нужного квартала, то понял, что опоздал – отряд быстрого реагирования уже был на месте. Копы выгружались из машин, растягивали яркую полосатую ленту. Фрэнк подошел ближе и огляделся. Убийство произошло в квартире – окна на втором этаже раскрыты настежь, в проеме видна голова в полицейской фуражке. Если дом квартирный…
- Сэр, сюда нельзя. Пройдите дальше, пожалуйста.
- Мне нужно попасть домой, офицер. Я здесь живу…
Патрульный кивнул и пропустил Шепарда. Волк бросил быстрый взгляд на лычки и бирку с фамилией на груди копа. Сержант Янсенс…
Тут еще не начали работать криминалисты, и запахи и следы крови, - все было свежим. Утренним. Шепард остановился у порога и потянул носом. Пахло мокрой псиной. Оборотни… У Фрэнка волосы встали дыбом на затылке – от ярости и накатившего бешенства. Людей снова убивали твари… Он заглянул в квартиру и увидел на полу прямо перед дверью женщину. Она была ранена, когда пыталась ползти к двери. Широкий кровавый след стелился за ней от кухни через всю гостиную. Рука протянута вперед, в затылке дыра и огромная лужа крови – ее добили выстрелом в затылок. Шепард нахмурился. Оборотни? Убивают выстрелом в затылок? В остальном тело выглядело целым. Его даже не пытались есть. И запах псины так яростно лупил в ноздри, словно…
Фрэнка передернуло от осознания. Оборотни не нападали. Оборотни были жертвами. Шепард шагнул за порог, аккуратно огибая лужи крови и следы на полу. В дальней комнате кто-то шумел, слышны были шаги и шуршание бумаг. Но Фрэнка это не останавливало. Счет времени шел на секунды.
Он заглянул в первую детскую и нашел там тело девочки лет девяти. Оборотень. Белокурый нежный цветок. Она все еще была в своей пижамке с капюшоном и заячьими ушками. Ее вытащили из-под кровати и убили двумя выстрелами в спину. Фрэнка замутило от ярости. В другой комнате с надписью «Лукас» на двери - лужа крови вытекала из шкафа. Из-за открытой двери видна была только голая детская нога, окровавленная и расслабленная. Отца он нашел в кухне. Прикрученного к стулу проволокой. Оборотень.
- Эй! Вы кто?
Время вышло. Патрульный на кухне заполнял лист протокола. Он вскинулся, когда увидел Фрэнка на пороге, но тот напористо шагнул вперед.
- Я Натан Питерс, журналист из газеты «Таймз…»
- Немедленно покиньте квартиру! Кто вас пустил? Это место преступления. Вы что вообще не понимаете? Сейчас вы затопчете улики. Какого хрена? Янсенс! – заорал он в рацию, - Ты там спишь что ли? Уже журналисты в квартире! Где оцепление?
- Сэр, хотя бы в двух словах! Кто мог совершить такое зверское убийство? Это разборки банд? Или личная месть? Чем занимались эти люди?
- Уходите! Даю вам три секунды. Иначе я вас арестую.
- Меня не за что арестовывать, офицер. Я представитель свободной прессы.
- Черт возьми, у вас есть хотя бы тень уважения к этим людям? Я ничего не скажу вам. Покиньте место преступления!
- Ладно. Прошу прощения, сэр. Но я считаю, люди должны знать правду.
- Да. Должны. И узнают. Когда мы во всем разберемся. Пресс-служба полиции все расскажет.
Шепард говорил и водил носом по сторонам, улавливая запахи. Человеческие. Люди пришли сегодня в эту квартиру и перестреляли целую семью оборотней. Убили двоих детей. И судя по открытому сейфу на стене под картиной, - они не побрезговали и грабежом. Может быть, приходили именно за деньгами. Или за чем-то еще, не менее ценным. Фрэнк отбросил запах полицейского, изгнавшего его из квартиры, и запах патрульного сержанта Янсенса, который обнаружил тела. Оставался целый букет. Пять или шесть человек. Следы огромных ботинок в кровавых лужах. Запах вызывающе дорогой мужской туалетной воды Том Форд Нероли – триста баксов за пятьдесят миллилитров. Запах метамфетамина. Запах пота. Мятного освежителя для рта. Табачного дыма сигариллы с вишневым ароматизатором. Пороха. Гари. Паленой плоти. КРОВИ…
Фрэнк вышел из здания и сходу трахнул мозг патрульному офицеру Янсенсу, переведя его атаку в оборону и его желание доколебаться до Шепарда – в желание поскорее от него избавиться. Янсенс ничего не знал. А если и знал – молчал, как обиженная рыба. Из-за проклятого журналюги ему влетит смачный нагоняй от капитана. Извини, брат…
Фрэнк наконец выпустил копа из когтей и свалил восвояси. Нужно было найти этих мразей. И раздавить их, как тараканов.

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 114
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#3

Сообщение Senka Belich » 18 апр 2019, 18:55

Она обратилась голубем и упорхнула, казалось бы, в дальние дали при их последней встрече. Но нет. Сенка наблюдала за перемещениями Фрэнка, смотрела, куда он идёт, что покупает, рассчитывала найти его уютное логово и нагрянуть туда, как старый приятель. и устроить небольшой погромчик... да только волк был осторожен, хитёр или просто жил далеко, в момент, когда он спустился в метро, стрыга потеряла его из виду, а запахов было столько, что невозможно было опознать знакомый даже отдалённо. Это было... разочаровывающе. Но что-то уже имелось, с этим можно было работать. Жаль было только, что повседневная жизнь Белич была в приоритете, ей нельзя было пропадать с работы, нельзя было пропадать с глаз друзей и знакомых. Слишком велик был шанс, что, если её начнут искать(особенно, если это будет нечисть), они найдут ещё и сопутствующую её деятельности информацию. И в этот раз предупреждениями дело не ограничится, ей основательно надерут задницу, может быть, даже казнят. Фрэнк был хорош. Заманчив. Но он не стоил её жизни.

И она продолжила заниматься своими делами, продолжила быть очаровательной белой совой в гостинице, продолжила забавно хрумкать печеньки с рук, продолжила пить яркие коктейли со своими друзьями в Спирито, а также, продолжила встречаться со сворой сплетниц из мира нечисти. Последние оказывались чаще всего непередаваемо полезны, они одними из первых узнавали о том, что творилось.

В один из вечером Сенка сидела на лавке напротив станции метро, где оборвался след Фрэнка, и вяло жевала бургер, сосредоточенно глядя на людей, входящих туда и выходящих оттуда. Рано или поздно там должен был появиться и волк, тогда-то она его не упустит. Но он не появился. Вместо этого раздался звонок. Цветновласка достала смартфон из кармана и, вытерев горчицу с губ, поднесла его к уху.
- Привет, Кэт.
- Сенка! - всхлипнул голос с той стороны.
Так, что это может быть? Рассталась с парнем? Нет, он её бросил, не иначе. Или нет, скорее всего, она подозревает, что он ей изменяет. А подозревает, потому что-о-о-о... не купил дорогую безделицу? Белич любила строить догадки на такие темы, это была своего рода игра, она приносила массу удовольствия, особенно приятно было почти каждый раз говорить "Именно так я и подумала" и видеть, как у девчат закатываются глаза.
- Бэкки убили!
Первая мысль была ещё расслабленной и звучала примерно так: "Ну, в этот раз я не угадала", но буквально через мгновение весь этот флёр расслабленного вечера с Белич слетел. она метким броском швырнула остаток бургера в урну и вскочила на ноги.
- Как!? - в ужасе и гневе взревела она в трубку, - Кто!?
- Я не зна-аю, - взвыла Кэт и всхлипнула, - Рокси сказала мне об этом! Сенка, это просто кошмар! Я не могу поверить! Как это могло случиться!?
- Держись, - серьёзно произнесла стрыга, быстрым шагом направляясь в сторону парковой зоны, чтобы иметь возможность обратиться не прилюдно, - Джош с тобой?
- Нет, но сейчас придёт, - проговорила девушка.
- Хорошо. Я загляну к тебе вечером или завтра и мы с тобой обо всём поговорим, мне сейчас нужно б. Будь осторожна, ладно?
- Ладно, - вздохнула Кэт с той стороны и стрыга сбросила вызов.
Она сунула телефон в карман и вышла на газон с пушистыми кустарниками, подошла к одному, так делает множество людей, чтобы понюхать или нарвать цветов. Она зашла глубже и пробралась через ветви, выбираясь из них голубем, после чего взмывая в небо, где обратилась уже сапсаном. Она понимала, что ей необходимо посмотреть в глаза Рокси, а не поговорить по телефону, тем более, что та жила не слишком далеко. и наверняка закрылась у себя от этих новостей. Сплетницы и стервы в такие моменты становились плаксивыми девочками, а если ты - нечисть, то и уберечь тебя просто некому, ты не поплачешь на плече у своего бойфренда, потому что ты не сможешь объяснить ему, кто погиб и почему это так страшно.
В приоткрытое окно ворвался сапсан, сложив крылья, и Сенка, обернувшись собой, кубарем покатилась по длинному коридору, набивая себе ссадины на коленках и шишки на макушке - не успела затормозить. Хорошо ещё, что мебель не побила.
- Рокси, это я! - сразу же громко выпалила она, логично предполагая, что девушка нападёт на любого, кто появится без приглашения.
На первом этаже послышалась возня и Сенка бегом спустилась с лестницы на первый этаж. Роксанна стояла в кухонной зоне большой гостиной с пистолетом в руках, зарёванная, злая и с дрожащими руками. Почему-то люди думают, что оборотни, вампиры и прочие монстры являют собой именно чудовищ - злых, храбрых, если не сказать бесстрашных, сильных и диких. Но на самом деле в большинстве своём это те же люди, только обременённые проклятием. Или даром. Живут среди тех, кто и не подозревает об их сути, заводят семьи с ними или себе подобными, ходят на работу, пьют пиво по пятничным вечерам, возят детей в Диснейленд. Белич кинулась к Рокси и крепко ту обняла, почти выдавив из подруги всхлип.
- Всё в порядке, - произнесла стрыга, укладывая ладонь на затылок девушки, невысокой и худенькой.
- Сенка, они... они,- Роксанна дрожала, но не плакала больше.
Какое-то время стрыга просто поглаживала ту по волосам молча, стоя посреди кухни, а затем они обе сели на диван гостиной. Стрыга была терпелива, хотя понимала, что сейчас ценна каждая секунда. Но Рокси постепенно пришла в себя настолько, насколько это было возможно.
- Расскажи всё, что знаешь. Мне позвонила Кэт и сказала, что Бэкки мертва.
- И Бэкки, и Роберт, - она выдохнула и опустила взгляд, поджимая губы.
- Эмили? - почти без голоса пробормотала Белич, в ответ получив кивок, - Лукас?
И Рокси накрыла лицо руками. Стрыга тут же вскочила с дивана, её дыхание стало сбивчивым, надрывным, в нём проклюнулся голос. Совсем недобрый. КРовь сразу ударила в голову, где-то в затылке начало покалывать, а кулаки сжались с такой силой, что побелела каждая костяшка на пальцах.
- Это просто уму непостижимо, - выдохнула она тихо, но при этом гневно, - известно, кто это?
Роксанна покачала головой и утёрла слёзы, шмыгнув носом.
- Нет. Я узнала о случившемся случайно. Я же... я сейчас встречаюсь с полицейским, он был на месте. Обмолвился о происшествии сегодня, я выпытала у него адрес и поняла, кто это был. Он сказал, что всех застрелили, а дом ограбили.
- То есть, это были не охотники? - стрыга моргнула.
- Нет, вряд ли, те так не работают, - Рокси прочистила горло, - он сказал, что это похоже на другой случай, подобный. Банда. или вроде того. Я не понимаю, кем нужно быть, чтобы убивать детей...
- Монстром, - произнесла Сенка, с выдохом садясь на диван и упирая в колени когтистые лапы, - У тебя был приятель раньше, который ты совался со всякими отбросами человеческого общества. Можешь спросить у него, кто это мог бы сделать?
- Что ты задумала?
- Ничего законного, Рокси, и надеюсь на твоё понимание.
Сплетницы они были или нет, но сейчас была та ситуация, когда лояльность не нужно было доказывать. Как бы Белич это ни отрицала, легальная жизнь подарила ей пусть не друзей, но достаточно верных товарищей, мнение которых сходится с её собственным в вопросах защиты нечисти. От людей. Они знали о том, что стрыга иногда, скажем так, увлекается. Но её пока никто не накрыл, значит девчонки её не сдали. И даже не позволили никому заподозрить её. Рокси взяла телефон, прокашлялась и нашла один из контактов. Когда произошло соединение, она преобразилась, стала спокойной и даже чуточку развязной, словно бы смерти эти её совсем не волновали.
- Привет, Дизель! Я соскучилась по твоему голосу, - бойко произнесла она в трубку, - слушай, я к тебе по делу. Не знала, кому позвонить, кроме тебя, ты же в этих делах разбираешься. Слушай, до меня тут дошёл слух о довольно развязных ребятах, которые и мокрухи не чураются и зелень у них водится.... да, я в курсе, слушай, - рассмеялась она, - сегодня они, вроде, грабанули семейство. Ага... да... серьёзно? А, да мне девки рассказали, как обычно, ты же знаешь, у меня ушки на макушке. А? О, нет, нет, я не собираюсь, у меня просто есть очень крутой парниша, которому хочется пощекотать себе нервишки и подзаработать, он рукастый, я бы тебе его подсунула, но, знаешь... бешеный он, короче. И мне нужно его сбагрить кому-то такому же бешеному. Ага... ага.... это всё? Маловато, Дизель, детка, я-то думала, что ты всесилен, - и снова звонкий смех, - но спасибо тебе и на том, пусть пошароёбится по окраинам, может, поостынет. Увидимся в пятницу? Хах, хорошо, до связи.
И она сбросила вызов, сразу же устало выдыхая.
- На окраине Брюсселя, где-то на юге, есть старый театр. Заброшка или нет - я так и не поняла, там обитает банда. Они только недавно вылезли из подполья или сформировались - тоже не ясно, в общем, дали о себе знать. И кто-то сболтнул, что это они... сегодня...
- Спасибо, - произнесла серьёзно стрыга, подаваясь вперёд и крепко обнимая подругу.
- Что, если они охотятся на оборотней? Что, если они придут и за мной? - тихо пробормотала Рокси, отстраняясь.
- Не придут, - произнесла Белич, поднимаясь с дивана и направляясь к окну, - они ни к кому больше не придут.
Последнее было сказано совсем уж злобно, наверняка по спине Роксанны пробежали мурашки. Дёрнув ручку двери, стрыга вышла на улицу и поймала такси, называя случайный адрес на южной стороне города. Птицей она быстра, но не настолько.
- Я опаздываю. Плачу вдвое больше, если мы домчим туда, как на ракете, - с улыбкой произнесла девчонка и водитель был такому предложению только рад.


Оставшись в дерьмовом районе наедине с собой, цветноволосая обратилась в сапсана и начала осмотр местности. Время не играло в пользу стрыги, нужно было максимально быстро заканчивать это представление. Просто найти место, просто убедиться, что это они, просто стереть их в пыль. Птице понадобилось приличное количество времени, чтобы облететь район, но старый театр сложно было с чем-то спутать. Спикировав на крышу, Белич уже белесой мартышкой спустилась к тёмным окнам, найдя выбитое и проникнув внутрь. Откуда-то доносились голоса. Теперь нужно было слушать, впитывать каждое слово. Конечно, если это не те ублюдки и она их порешит, никто по ним не поплачет, однако, у неё не было времени на подобные ошибки. пройдя по массивной балке под потолком, мартышка притаилась, прижавшись к поверхности и прислушавшись. Она даже закрыла глаза, сосредотачиваясь на чужой речи.
Danger, danger, high voltage

Frank Shepard

[30.06.2018] На одной стороне

#4

Сообщение Frank Shepard » 26 апр 2019, 12:33

Полиция здесь чухалась едва-едва. Может быть, убийства были не слишком частыми в этом районе, и протоколу следовали, но медленно, без автоматизма. Может, работала привычка никуда не спешить и все делать обстоятельно. Вроде как – люди уже не оживут, а убийцы никуда не денутся.
А может, кто-то из копов жестко замазан. Все могло быть в этом сраном ублюдочном мире. Фрэнку было плевать с высокой колокольни. На такие случаи он имел значок и удостоверение бельгийской городской полиции. Профессионал, который делал эти документы, определенно имел талант. И золотые руки.
Пока копы расчехляли свои ленточки, пока обходили соседей, пока будут ждать криминалистов и коронера. Опишут улики, сделают снимки. Выпьют кофе, потрындят, отобьют пару атак журналистов… Фрэнк успеет обежать половину города, найти гандонов и порубить их в мелкий фарш. Так, чтобы хоронить было нечего.
Шепард еще на подходе оглядел улицу. Дом стоял во внутреннем колодце. Внутрь вела всего одна автомобильная дорога – через арку на проезжую трасу. Вряд ли ублюдок был один. Не справился бы с семьей оборотней в одиночку без шума. А в квартире Фрэнк видел только выстрелы, прилетевшие точно в цель. Никакой беспорядочной стрельбы, долгого сопротивления и лишнего шума. Значит, работали эти мрази группой. И очень быстро. Выбили замок, зашли, рассыпались по квартире. Взяли на прицел женщину. Угрожали вынести ей мозги, принудили мужчину сесть, привязали проволокой. Допрашивали. Возможно, получили то, что хотели. Убили всех. Может статься, что под ногтями женщины и остались фрагменты кожи или даже кровь убийц, если она сопротивлялась. Но Фрэнку некуда было деть образцы, даже если бы он успел их взять. И доступа к полицейской базе данных в Бельгии у него, конечно, тоже не было. Так что пусть с этим работают эксперты. А он пройдет по верхам.
Шепард вышел из арки и перешел дорогу. Напротив – адвокатская контора по земельным вопросам. И Фрэнк скрестил пальцы на удачу. Пусть камера на их козырьке окажется не пустышкой.
Камера была настоящей. И запись – свежей. Утреннее видео записалось штатно. Фрэнк не стал забирать диск. Попросил скопировать запись на флешку. Ему очень свезло, что внутри адвокатской конторы камера была всего одна. И ей Фрэнк свое лицо не показал.
Надо завязывать с такой наглой работой. Сегодня он по-настоящему охамел. Утащил видео прямо перед носом у копов, представившись копом. Да, возможно, после сегодняшнего инцидента, убойники решат, что Фрэнк просто особо необузданный журналюга без комплексов и понятий о морали и законности сведений. И даже если пришлют штатного художника – не объявят же они его в розыск. Ориентировку может и дадут, но без фанатизма.
Он слишком хорошо представлял себе степень похуизма в рядах полиции. Убийство этой семьи уже не утаить. Но шумиху поднимать точно не будут. Это не выгодно ни мэру, ни прокурору, ни шефу полиции. Если поднимут шум – нужно будет дать прессе результаты. А вот результаты никто не гарантирует. Поэтому Фрэнк считал, что, скорее всего, притянут кого-то по наркоте, найдут косвенные улики и засадят первого попавшегося барана на пожизненное без права досрочки. На том и закончится.
Поэтому сейчас, унося видео на флешке, он не испытывал даже тени волнения за свое инкогнито. Никто не будет его искать.
А в логове, просматривая черно-белые мелкие кадры, он увидел все, что нужно. Черный Джип. Стекла тонированы. Номер видно частично. Въехал в арку двора в семь ноль пять. Выехал назад через пятнадцать минут и свернул на запад по Бикс. Кроме него в трехчасовой промежуток еще только четыре машины выехали с территории, а одна заехала и больше не показывалась. Люди ехали на работу или возвращались с ночных смен. Пешком через арку люди тоже группами не ходили. По одному, по двое, с детьми, с собаками. Нет, тут все было чисто. И Джип этот – оказался единственным гвоздем программы. На что рассчитывали ублюдки – непонятно. Машина, конечно, могла числиться в угоне. И лица они могли прятать под масками. Если их кто и видел, то Фрэнк об этом узнает уже только из газет.

Семья. Отец, мать, мальчишка лет десяти. И маленькая девочка-шестилетка. Такая хрупкая и красивая, что она вообще казалась ненастоящей. Словно крохотная фея проснулась в своем цветке в костюмчике зайчонка. Маленькая мертвая фея с двумя бордовыми метками от пуль между лопаток. В упор.
Фрэнк с размаху швырнул в стену табуретку – только щепки полетели. Для чего блядь он вообще живет на свете? Для чего спит в норе под землей, жрет холодную пиццу и убивает как заведенный? Как палач – без устали взводя курок и отправляя и отправляя и отправляя в ад ублюдков, сволочей, убийц и кровожадных голодных тварей. Чтобы никогда больше не увидеть мертвых фей.
Но феи. Все равно умирали. Чтобы он ни делал. Как бы быстро ни бежал. Как бы метко ни стрелял. Они все равно – умирали.
Фрэнку казалось, что он живет зря. Что он не оправдывает надежд того, кто заставил его вернуться из-за границы смерти. И это бесило его так страшно, что зубы скрипели а под сжатыми пальцами хрустела столешница. А черный джип все въезжал и въезжал в арку дома. И номер, который частично был виден с ракурса камеры – не имел значения. В Брюсселе вряд ли много американских тачек марки Джип. Черных. Тонированных.
Кто это вообще мог быть? Русские предпочитали в основном Тойоты и Мерседесы. Джип – не их стиль. Мексиканцев в Брюсселе не водилось. Нигеры любили побогаче. Поярче. Могли быть немцы. Могли местные.
Фрэнк не стал долго размышлять. Он распечатал кадр с выезжающей из арки машиной и , надвинув поглубже капюшон толстовки, навестил одного из своих информаторов. Бармен одного из тех баров на окраине Брюсселя, где воняет шлюхами и кислятиной, но народу всегда битком. Здесь собиралось все отребье. Здесь крутились все новости низов. Тут облавы были по расписанию – завтрак-обед-ужин. Но это все равно не помогало. Как говорили – злачное место. Фрэнк вышел на этот бар почти в самом начале. Сюда вело много ниточек и наводок информаторов. Он вошел туда в тот раз в три часа ночи, разнес половину бара и убил парочку вампиров, которые охотились на подростков у школ и спортивных стадионов. А бармен, старый и коричневый, словно орех, ирландец, только кивнул, сказал «Давно пора было завалить этих уродов» и налил Шепарду двойной виски.
С тех пор Донни давал ему кое-какие наводки и информацию. Фрэнк не слишком светился в том баре. Но сейчас пришло время. Информация нужна была быстро.
И Донни не подвел. Иногда Шепарду казалось, что у этого пропитого и просоленного насквозь ирландца в башке вся полицейская база онлайн и связь со спутником. Чтобы убить такого как Донни будет мало какого-нибудь инсульта или ссаного рака печени. Донни сдохнет только от выстрела картечью прямо в голову. И никак иначе. Все остальное – просто насмешка для такой проспиртованной и битой жизнью твари как он.
- Знаю я этих обсосков. Обмороженные из молодняка. Думают, что они отряд наемников. Гондоны. Тачку эту видел здесь вчера. Это их младшего, он сынок какого-то воротилы из местных. Как говорят внебрачный, но мне похуй. Главное, что папашка его прикрывает временами, вот мелкий пидорас и заигрался. Собрал свою банду и теперь работает «по найму». Ублюдки.
- Кто дает им заказы?
- А вот этого не знаю. Если что и было, то не здесь. Что? Порешили кого?
- Угу… Семью. Двое маленьких детей.
Донни хмуро кивнул и налил Шепарду на два пальца.
- Грохни их.
- Грохну. Если скажешь, где их найти.
- А чего ж не сказать. Заброшенный театр, чуть западнее отсюда. Пара кварталов. Там раньше наркоманы собирались, сатанисты всякие и прочая срань. Но говорят, эти уроды всех оттуда вычасали и прописались. Тайное блядь логово наемных убийц…
Донни злобно сплюнул и яростно прикурил.
- Сколько их?
- Человек двенадцать, может больше. Осторожнее там.
Фрэнк кивнул, заглотил свой виски и молча вышел.
К театру он пришел через час. Пешком. В полном обвесе. Машину оставил за квартал. Он не собирался долго наблюдать или проводить бесшумные операции. Наоборот. Чем громче он зайдет, тем больше их сбежится на шум. А значит – не надо будет тратить время, ходить и искать их по одному. В груди Шепарда клокотала безумная ярость. Но голова была абсолютно спокойной, а мысли - холодными и четкими.
Он зашел с парадного.

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 114
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#5

Сообщение Senka Belich » 26 апр 2019, 17:05

Они были достойны смерти - это первое, что стало наверняка ясно из того, что Сенка услышала. Эта свора, кажется, впервые совершила нечто масштабное, они не могли перестать говорить об убийстве целого семейства и, что самое примечательное и, пожалуй, худшее, никто из них не сожалел о содеянном. Может быть, они кичились перед своим малолетним боссом, но и этого было достаточно, чтобы умереть сегодня вечером. Мартышка тихонько сместилась и соскочила с балки на перекрытие чердака, спускаясь по стене вниз и запирая дверь чёрного выхода. Затем она быстрым кругом обошла здание театра, убеждаясь, что больше никаких выходов, кроме парадного, у них не будет. Пора было приступать. Забравшись через разбитое окно в коридор первого этажа, девчонка обратилась человеком и распустила волосы, убирая все заколки и резинки по карманам. Она туго зашнуровала яркие ботинки и убедилась, что ничего из её одежды не слетит по ходу дела. Сегодня её волосы были уже не радужными, сегодня они были поделены пополам на розовый и голубой, впрочем, совсем скоро их оттенок станет единым. Аккуратно "работать" Сенка не умела. Или не хотела. Сегодня она точно решила побыть чужим кошмаром, да чем страшнее, тем лучше, она решила принести сегодня столько страдания перед чужой смертью, на сколько вообще способна. Эти твари заслужили и не такое. Девчонка одёрнула чёрный свитер с надписью "BITCH" и направилась вперёд по одному из закоулков театра, тут стояли гримёрки и гардеробные, давно заброшенные, но ещё оставившие на себе отпечатки прошлого в виде списков имён или ярких брошюр. В одной из комнат послышалась возня и девичье хихиканье. Хороший старт. Стрыга медленно приоткрыла дверь, из-за которой услышала голоса и остановилась на входе, равнодушным взглядом оценивая участников подростковой случки. Мальчишка лет двадцати, девчонка того же возраста, наглые и безмозглые, считающие себя потрясающе сексуальными во всех этих вихляниях. Прижав девушку к столу, парниша заметил стрыгу, стоявшую на входе.
- Ты ещё кто? - недоумённо, совершенно не чувствуя опасности, произнёс он.
- Я хочу присоединиться, - усмехнулась Сенка, делая шаг в комнату.
Паренёк замер в каком-то радостном шоке, а вот девица под ним высказала возмущение своим красноречивым "Чё!?" и чпоком жвачки.
- Да ладно тебе, я быстренько, - уже серьёзно произнесла она, делая рывок вперёд, - даже пикнуть не успеет.
В следующее мгновение её чёрные, как смоль, когти взрезали воздух вместе с плотью ублюдка, заставляя того орошить его девку горячей кровью. Сенка сжала кулак уже без когтей и с крепкого замаха дала девице этим самым кулаком в нос с такой силой, что она свалилась на пол вместе со своим булькающим и дёргающимся кавалером. Интересно, он умрёт от кровопотери или захлебнётся? Всё же, стрыга ударила его по горлу достаточно слабо, просто для того, чтобы напугать. Жёлтый звериный взор выцепил на столе бутыль с торчащей из неё тряпкой. А у ножки стола ещё парочку таких. О, это она удачно зашла. Протянув руку, Белич поморщилась от девичьего визга. Засранка пыталась улизнуть, но была поймана за волосы цепкой стригоайской рукой. Ещё один удар в нос заставил девку уползти в угол, подальше от своего умирающего кавалера.
- Сиди смирно, - негромко произнесла цветноволосая, опускаясь на корточки и шаря по карманам паренька, - О, нашла.
Она взяла со стола коктейль, а затем направилась на выход, заставляя девку даже поверить в то, что та отделается парой ударов. Только вот нет, не повезло, в этой плотоядной твари не было ни грамма человечности сейчас, ей было даже плевать, участвовала ли эта скотина в убийстве или выползает только на мелкие делишки.
- Ты будешь умирать медленно, - произнесла Сенка мрачно, - сначала у тебя сгорят волосы, потом ты попытаешься накрыть глаза руками, но это будет бесполезно. ты почувствуешь каждый волдырь, который надуется и лопнет на твоей коже, твоя одежда станет частью твоей плоти, мясо будет коптиться и чернеть, а ты будешь чувствовать буквально всё. Каждый тычок о мебель, каждое движение, а вдохи будут наполнять тебя пламенем изнутри. Ни с чем не сравнимые ощущения.
Девка молила о пощаде, говорила что-то о случайных знакомствах и глупостях по молодости, но едва ли это тронуло сердце стригоацки. Скорее уж наоборот, распалило её гнев. Бутыль была подожжена, в этот момент девка предприняла попытку подняться на ноги с колен, но не успела, всю дальнюю часть комнаты вместе с ней объяло пламя, а дверь была захлопнута. Несмотря на то, что пламя приносило много боли и сейчас подходило идеально для жестокой расправы, всё же, оно нагоняло на Белич до чёртиков много страху и посмотреть на то, как девица загорится, ей не хватило духу. Было немного жаль из-за этого. И пришлось поторопиться. Стрыга бежала по узкому коридору, а из-за её спины раздавались абсолютно не человеческие истошные вопли. Интересно, вопила ли она сама на костре? Она не помнила.
Перед носом появился всклокоченный парень с одновременно злым и негодующим взглядом. К его приходу стрыга была готова, было бы странно, если бы на этот дикий вой не сбежались все ублюдки. И, судя по топоту и голосам в коридоре за углом, они все придут по очереди. Хорошо. Девчонка не стала распаляться на первых, наверняках их грёбанный подбоссок прятался за спинами, до него добраться хотелось больше всего. Кажется, парень хотел выразить своё удивление от встречи с девчонкой в коридоре словесно, но не успел, она вспорола ему брюхо когтями, заставляя сделать несколько выстрелов с перепугу, но... ей-то что? она стала только злее, когда по её свитеру разошлись влажные пятна. Всего пара, как ни странно. парень заорал во всю глотку, а Сенка резким движением вбросила ему руку, затем выдёргивая и разбрасывая горсть кишок. Он отрубился сразу, но домрёт постепенно, пора было переключаться на следующего. В коридоре началась стрельба, но Белич обращалась то в птицу, то в мышь, уворачиваясь от прицела, приближаясь и бросаясь на тех, кто попадался ей под руки. Они все были примерно одинаковы на вкус - полны страха и гнева, пресыщены непониманием и чувством несправедливости. Она погружала чёрные зубы в обрамлении чёрной губной помады в глотки и оставляя ребят медленно умирать, истекая кровью, ни одного она не добила, проявив великодушие, каждый страдал в той или иной степени и каждый орал, как умалишённый. А прямо на пороге двери, ведущей за кулисы, стрыга, залитая кровью от губ до пят, столкнулась с молоденьким мальчишкой, лет семнадцать ему было, не больше, он с ужасом наблюдал за её жёлтыми глазами, а затем рванул прочь. Но куда ему деться от монстра? Белич нагнала его в три прыжка и повалила на деревянное покрытие сцены. Мальчишка вопил и извивался, он палил из пистолета во все стороны, но стрыга быстро лишила его кисти одним крепким укусом. Девчонка придавливала его к полу и с каким-то совсем животным любопытством рассматривала его слёзы, слушала его визги. Она тыльной стороной руки вытерла губы и приблизилась к его лицу.
- Это ты убил детей? - произнесла она, но он, кажется, просто не слышал её, пытаясь вырваться и уползти.
Сенка склонилась набок и медленно, с чувством надкусила его плечо, оттягивая плоть на себя, срывая острыми зубами тёплое мясо, оголяя кость. Мальчишка был в сознании, это даже удивляло. Неужели, волевой? Только вот ему это не поможет. Сплюнув оторванный кусок в сторону, стрыга рявкнула ему в морду уже достаточно агрессивно:
- Это ты убил детей!?
Вопль её был чертовски громким и каким-то будоражащим, что ли, паренёк замер на пару секунд, а затем запричитал, захлёбываясь слезами:
- Нет! Это не я! Это Джон! Клянусь, это не я! Отпусти, отпусти, умоляю!
Сенка накрыла его рот и нос когтистой ладонью, сжимая, приглушая его причитания и вопли, а заодно перекрывая кислород.
- Кого ты убил? Ответишь честно, получишь хэппи энд.
Она отпустила его.
- Женщину! Я застрелил женщину, женщину, отпусти!
Стрыга молча склонилась над ним, погружая острые зубы в кожу на его лице от скулы до подбородка, сжимая челюсти, снимая под вопли и брыкания нежную кожу лица и выплёвывая её в сторону. Глаза мальчишки начали закатываться, но он ещё держался. Поразительно, сколько мучений он был способен выдержать. Сенка сдвинулась на нём ниже и распахнула его окровавленную рубаху, запуская когти к рёбрам и растягивая из в стороны с целью переломать и, видимо, добраться до сердца живьём. Её взгляд казался затуманенным, он почти светился своей желтизной. Она даже не понимала сейчас, почему рядом больше никого из малолетних бандюков не оказалось, почему на вопли не прибежали все, на что они отвлеклись. Она просто сдирала кожу зубами и ломала кости когтистыми пальцами. Кончики волос, лицо и одежда её были покрыты чужой и своей кровью, дыхание было хрипловатым и сбивчивым, с проскакивающим утробным рычанием, которого за криками жертвы просто не было слышно, но с каждым мгновением, с каждой потерей своей частички голос мальчишки становился всё тише. А в ушах стрыги был только монотонный гул, словно сигнал парохода, её сердца заходились диким ритмом, она одновременно испытывала горе от произошедшего и удовлетворение от происходящего. А густой чёрный дым тем временем проникал по узким коридорам в помещение концертного зала.
Danger, danger, high voltage

Frank Shepard

[30.06.2018] На одной стороне

#6

Сообщение Frank Shepard » 27 апр 2019, 14:04

У них даже было собственное пулеметное гнездо в фойе за оградой балкона второго этажа. Сквозь мраморные балясины лестницы Фрэнк увидел высокий бруствер из мешков и отблескивающий длинный ствол. Правда, гнездо пустовало. Что ж отлично, если ствол – не бутафория, чтобы запугивать и внушать потенциальных клиентов, – еще один пулемет в доме лишним точно не будет.
Фрэнк коротко огляделся. Театр выглядел так, будто простоял пустым лет триста. Пыль, облупившаяся краска, какое-то невнятное тряпье, пустые бутылки. В углу под изрезанным кожаным диванчиком валялся огромный металлический чайник с изогнутым носиком и помятой винтажной крышкой. Похабные надписи на стенах, застарелый запах мочи и бомжатины – как ни проветривай, от него не избавиться, если только не сжечь это место дотла. Последний вариант Фрэнка вполне устраивал.
Он осторожно повел носом, прислушался и шагнул вперед, миновал фойе и вступил в полумрак внутренней залы перед входом в зрительный зал. Здесь не было окон – лишь наверху, под высоким куполом, брезжило не до конца поднявшееся в зенит солнце. Здесь гребаные наемники устроили себе рубеж обороны. Играли в игру «Если сраные копы будут нас штурмовать…». Фрэнк осторожно смотрел под ноги. Этим идиотам хватило бы ума заминировать подходы. Баррикады, укрепленные стрелковые точки, ДОТы из говна и палок. Все было сделано так, будто скопировано из компьютерной игры или с ролика на ютубе. Этот зал был самым дерьмовым местом для обустройства обороны. Сквозная проходная площадь с дверями в каждой стене. Неизвестно, откуда придет потенциальный противник и куда направлять линию обороны. Разве что – во все стороны сразу. Но местные наемники почему-то думали, что враг ходит только через парадную дверь. А черных ходов не существует. Поэтому линия обороны была направлена сейчас в лицо Шепарду. И полностью игнорировала обе лестницы наверх, вход в зрительный зал и широкую мраморную лестницу, ведущую вниз, к туалетам, кафетерию, зоне торговли и гардеробу.
Под ногой хрустнуло стекло.
- Эй, кто там ходит в огороде?
Из-за деревянного щита поднялась белобрысая голова в одном наушнике. Фрэнк пробил ее навылет одним выстрелом и тут же шагнул за колонну, ожидая выстрелов и суматохи. Тело скучавшего дозорного тихо съехало под баррикаду. Эхо выстрела растаяло в тишине, никто не пришел, словно не стреляли тут, а бутылку пива открыли. Фрэнк подумал вдруг, что он зашел не вовремя, и этих ублюдков просто нет дома.
Ну что ж… Проверим…

Фрэнк никогда раньше здесь не был, но зато изрядно в своей жизни насмотрелся планов и чертежей общественных мест. После целой серии терактов в крупных городах США десять лет назад, полицию вздрючили по всем фронтам. И Фрэнку не нужно было посещать спектакли, чтобы знать, как устроены театры.
Он снова замер, прислушиваясь, и вдруг насторожил уши. Какая-то невнятная возня слышалась из подвальной зоны. Было похоже на сдавленный мучительный рык.
Шепард поднял пистолет и тихо спустился вниз. Электричества тут не водилось, зато на углах стояли бочки с горящим хламьем. Воздух тяжелый, сдавленный вонью испражнений и выжженным кислородом. Спуск, поворот, еще спуск, давно опустевшие торговые лотки с остатками раскисших газет, измалеванные колонны, оружейка за решеткой гардероба. Фрэнк успел заметить пару ящиков патрон и сетку с развешенными пистолетами и дробовиками.
Он хотел было глянуть, нет ли там гранат, но впереди резким пинком распахнули дверь кафетерия, и в коридор размашисто шагнул крупный мужик в армейской форме и бронежилете. Шепард уронил его тремя выстрелами – в грудь, в горло и в голову. Тот, кто шел следом, юркнул назад в кафетерий, и в Шепарда тут же полетела автоматная очередь. Неприцельная, конечно, но беспокоящий огонь не зря так называется. Он чертовски обеспокоил Фрэнка. Так, что бывший коп сиганул вперед, как сайгак, вжимаясь в стену и надеясь, что у этих ублюдков нет гранат. Иначе ему останется лишь два пути – под осколки или под пули. Выберет он, конечно, второе.
Из-за двери снова послышался мучительный мычащий рык. Словно кто-то страдал от невыносимой боли с зажатым ртом. А еще чуткий слух волка уловил быстрые угрожающие слова:
- Кто это? Я спрашиваю блядь в последний раз сука – кто это пришел? За тобой? Это за тобой пришли?
Заложник… Это все осложняло.
- Я не знаю… - голос надорванный, мучительно-болезненный. Мужской.
- Эй! Ты, там! – Фрэнк слушал взвинченный тон ублюдка и смотрел на влажно-красную лужу, подползающую к носкам его ботинок. Нужно будет перешагнуть, чтобы подошвы не скользили. – Бросай стволы, урод! Иначе я твоему дружку башку отчикаю. Слышишь меня?
И тихое, но отчетливо слышное оборотню шипение:
- Скажи ему. Скажи ему блядь, чтобы пушки бросил.
Фрэнк ждал этой секунды. Он услышал глухой удар и тут же метнулся вперед. Заложника прессовали. А значит, ствол оружия направлен не на дверь. По крайней мере, один.
Кафетерий был просторным и когда-то видимо – красивым. Тут стояли столики, металлические стулья с витыми спинками. Прилавок мраморно-деревянный, словно тут не еду продавали, а золото и бриллианты.
В центре кафетерия на том месте, где когда-то висела огромная хрустальная люстра, с потолка свешивалась цепь. А на цепи, распятый на затейливой арматурной рамке, висел заложник. Единственное, что успел заметить Фрэнк, - у парня не было обеих ступней. И перетянутые ремнями обрубки, и кровь, ухлеставшая весь мрамор под рамкой, говорили о том, что ног он лишился именно здесь.
На подробные разглядывания времени не оказалось. Потому что в Шепарда ударило свинцом сразу с двух углов. Он резко перекатился по полу и ушел за колонну, унося в бронежилете пару счастливых пуль. Резко высунулся с одной стороны, дал пару выстрелов. И тут же – пару выстрелов с другой. Где-то за колонной, в глубине кафетерия забулькало и забилось в судорогах умирающее тело – Фрэнк попал в горло.
- Я ему башку отрежу. Отрежу сука! Сдохнет прямо тут!! Думаешь, я шутки с тобой шучу?
Нельзя было говорить, что он не знает заложника. Иначе жизнь парня мгновенно потеряет ценность. И его убьют просто из ярости.
- Убьешь его – живым не выйдешь.
- Бросай пушку! Брось ее! Выходи с поднятыми руками.
Фрэнк поморщился. Он не любил раскрывать рот на поле боя.
- Не. Отдай парня, и я свалю.
- Ты убил моих людей, урод! Думаешь, у твоей сказочки счастливый конец будет? Да я тебя на кусочки порежу и скормлю псам. На мелкой терке тебя сотру. Слышал? Лицо тебе отрежу и заставлю смотреть в зеркало, пока ты кровью истекать будешь. Слышал?

Нельзя больше тянуть. Место плохое. Позиция для стрельбы – дерьмо. Были бы они поумнее и посмелее – уже обошли бы его с двух сторон и грохнули. Но раз тянут – значит тупые трусы. А значит…
- Слышал, ты, выблядок сраный, я…
Фрэнк на секунду высунулся из-за колонны, дал выстрел на вскидку и снова ушел за укрытие. Белый мрамор рядом с его ухом щербился крошкой выстрелов. Но стрелял только один ствол. Вместо второго отчаянно раздирал атмосферу надсадный человеческий вопль. Ранен.
- Сука! Сука! Сука блядь! Блядь! Убей его нахуй! Он за колонной. Убей эту тварь!
Фрэнк услышал шорох и скрип мраморной крошки под чужими ботинками. Совсем близко за колонной. Не было времени думать – он шагнул вокруг колонны.
- Вон он!
Да, спасибо. Вижу. Фрэнк увидел огромные совершенно ошалевшие глаза молодого мужика с винтовкой. Близко, почти вплотную. Тот начал было разворачивать длинный ствол, но Шепард подбил его руку, задирая оружие вверх. Грохнула длинная очередь в потолок. Ладонь, которой Фрэнк ухватил чужое оружие, мгновенно обожгло раскалившимся металлом ствола. А в бок уже летели выстрелы. Один, второй, третий. Бронежилет, бедро, колонна, осечка…
Фрэнк поднял пистолет и дважды выстрелил в голову «наемнику» с винтовкой. А второй уже сваливал из кафетерия, не забыв при этом воткнуть в пленника нож.
- Спасай его! Спасай, я пырнул!
Блядь…
Фрэнк дважды выстрелил вслед, но промахнулся. Посреди кафетерия хрипело и булькало подвешенное к потолку изувеченное тело оборотня с ножом в бедренной артерии. Шепард не сразу учуял запах его крови сквозь дикий трахан застарелого дерьма, блевотины и гниющего мяса. Но сейчас, когда свежая кровь полилась так щедро, бодрым звонким ручьем стекая на пол, - Шепрад почуял.
Блядь… Как в чертовом кино. Показательный образцовый злодей. Ладно. Далеко не уйдет на пробитой ноге.
Он шагнул к пленнику. Парень уже даже не дергался. Похоже, смирился. Возраст его определить сейчас было совершенно невозможно. Кроме ступней у него не было глаза, обоих ушей, кончика носа и почти всех зубов. Зубы, вырванные клещами, белоснежно-окровавленной горкой лежали рядом, на бочке. Со спины резали кожу, как в ебаной средневековой инквизиции. А кончики пальцев на руках были раздроблены до состояния фарша. Что они делали с его членом, Фрэнк разглядывать не стал, но там тоже все было в кровище по колено. Главное сейчас было не дать ему сдохнуть. Остальное заживет.
На бочке рядом с зубами лежали инструменты. Пытошная, значит. Шепард увидел то единственное, что сейчас было нужно – моток скотча. Он содрал со стула какую-то тряпку, свернул ее жгутом, прижал к ране и вынул нож. Пока нож перекрывал рану – кровь еще как-то сдерживалась. Сейчас все брызнуло фонтаном, обдавая Шепарду лицо, грудь и руки до самых плечей.
- Да блядь!
Он прижал свернутую жгутом тряпку плотнее и принялся быстро заматывать скотчем в восемь слоев Полностью все бедро. Под скотчем вздулся пузырь крови. Но это ничего. Выдержит. Главное – остановить хотя бы на час. Чтобы схватилось.
Снимать тело было некогда.
- Я вернусь за тобой.
- Пожалуйста…
Голос такой обреченный и умоляющий, что Фрэнк щерится от злости на самого себя. Но он совершенно точно знает, что делает. Сначала нужно завалить всех ублюдков, зачистить и обезопасить пространство, а потом уже вызывать службу спасения.
- Убей меня…
Шепард замер, не донеся ногу до пола. Обернулся резко, вглядываясь в единственный уцелевший глаз пленника.
- Какого хера ты несешь?
- Я сдавал их… адреса. Существ. Они охотились… убивали. Я наводил. Я не смогу с этим…
Так вот в чем дело. Фрэнк мгновенно все понял. Этого парня взяли первым и, скорее всего, случайно. А потом пытали, заставляя выдавать адреса всех его знакомых нелюдей. Простая патриотичная схема. Не считая убийства невиновных и маленьких детей…
Фрэнк развернулся и вышел из кафетерия. За спиной забился на цепи окровавленный пленник. Хорошо, что Фрэнк не стал его снимать. Иначе он нашел бы способ свести счеты с жизнью прямо здесь.
Поднявшись по лестнице ко внутренним баррикадам, Фрэнк наклонился подцепил пальцами свежую кровь на грязном мраморе. Поднес к носу, вдыхая запах, прослеживая взглядом частую капель. А потом потянул носом, тревожно улавливая отчетливый запах дыма. И приглушенные вопли где-то далеко внутри здания. Там что-то происходило. Но Фрэнку было плевать – он убьет всех.

Он вступил в короткий и яростный бой в коридоре перед сценой. Здесь уже лежало несколько тел, раненых, растерзанных, уже умерших или только-только отдающих богу душу. Дым валил из гримерки. И Фрэнк понял, почему на постах никого не было. Все сбежались сюда. Кто-то пытался тушить пожар, кто-то тащил шмотки и оружие из комнат. Фрэнк не стал мелочиться и вмазал по всей этой ублюдочной кодле из конфискованного в гардеробе ручного пулемета. От тяжелого дробного рокота загудели стены. Стены прошивало насквозь, «наемники» визжали как придавленные крысы. Во Фрэнка летели пули, мат и запах смертельного ужаса. Когда лента закончилась, Шепард сбросил пулемет на пол и снова взялся за пистолеты. Проверял каждую дверь, методично и аккуратно добивал раненых. Никто не уйдет живым.
Но когда он выбрался из очередной гримерки, увидел щенка, что пытал пленника внизу, в кафетерии. Он хромал что есть силы прочь по коридору. К сцене.
Ну вот и свиделись. Фрэнк шагал по коридору к сцене, на ходу перезаряжая пистолеты. Рожа его была словно высечена из камня. Кровь пропитала штанину и рукав. Кровь покрывала его с ног до головы. Лицо, руки, всю амуницию, и истертый белый череп на груди снова стал красным.

*Сцена вторая. Те же и Шепард*

На сцене было глухо, как в ватной комнате. Звуки совершенно изменились. Никакого эха. Бесконечно замызганный, местами горелый бархат портьер и обивка сидений – глушили любые звуки. Шаги, слова, звон гильз, хруст стекла под ногами, хруст костей и хрип подыхающего ублюдка.
У Шепарда екнуло в груди. Она! Клубничные губы на его щеке. Бесконечно яростный взгляд, зверский и беспощадный. Острые черные зубы, чьи укусы он долго будет помнить. Острые когти, которые раздирали бронежилет, влезали ему под ребра… Этими же пальцами она совала ему в нос свое чертово клубничное мороженное.
Красная Шапочка.

Он не видел ее лица. Девчонка сидела к нему спиной, склонившись над едва дергающимся мальчишкой. Но ее запах он не спутает ни с чьим другим. Никогда. Волосы выкрасила по-другому. Но он узнает ее все равно, даже если она побреется под Котовского. Значит те трупы в коридоре – ее рук дело…
Беглец мчался через сцену на крейсерской скорости подбитой утки. Он дико шарахнулся от Шапки, когда увидел чудовищное месиво костей и внутренних органов, над которым она склонилась, и поднял пистолет, целя ей в голову.
Фрэнк выстрелил трижды. Голова-горло-торс. Тело упало, вывалив мозги прямо к ногам Красной Шапочки. Фрэнк взглянул на ее добычу, и во взгляде его не было ни тени жалости и сострадания к умирающему человеку. Казалось, он даже кивнул, едва заметно, соглашаясь и одобряя его участь.
Из глубины зала грохнул выстрел. С балкона. Крупнокалиберная снайперская винтовка. Стрелок то ли был косым, то ли хотел поиграть. Пуля пробила бронежилет у самого края лопатки, почти под рукой, удар в плечо крутанул Фрэнка, роняя его на доски сцены.
В тишине зрительного зала послышался звук перезарядки продольно-скользящего затвора. Тихое звяканье выброшенной гильзы и приглушенный лязг встающего на место затвора. Сейчас он снова выстрелит. Рука почти не слушалась. Крупный калибр не просто дырявит мясо – он мнет, давит и обжигает все вокруг. Мышечная контузия, рука не может удержать вес тела. Надо перекатиться. Уйти с линии огня. За занавес. Там хотя бы не видно…

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 114
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#7

Сообщение Senka Belich » 02 май 2019, 18:20

Стрыга тянула кости в разные стороны, а затем те с хрустом поддались одним рывком, раскрывая, словно цветок, человеческую плоть. Парнишка хрипнул, булькнул и затих, такое не каждый монстр выдержит, что уж говорить о человеке. Девица запустила руку ему в грудь, вытягивая сердце с каким-то непередаваемым чувством, напоминающим восторг. Он был этого достоин, он должен был умереть и от духа его не останется ни капли, как только она сожрёт его сердце, как какой-нибудь монстр из ночных кошмаров. Хотя, подождите-ка. Именно им она и была. Только вот свершить задуманное она не успела, послышался топот ног, заставивший её обернуться. Но человек уже был напуган, он уже рассмотрел всё, что нужно и принял моментальное решение. Абсолютно верное. Сенка не была уверена, что переживёт выстрел в голову. Да, она была сожжена почти до состояния угля, но не могла сказать, насколько тогда пострадала внутри. Что, если процесс регенерации не запустится при повреждении мозга? Она успела лишь понять, что ей срочно нужно обратиться, а также осознать, что всё равно попадёт под пулю. В страхе человек может быть чертовски быстр. она даже.... испугалась. Чёрт, она в самом деле испугалась, что сейчас умрёт, однако, вмешалась Судьба в лице оборотня, который, на минуточку, сам прикладывал огромные усилия к тому, чтобы умертвить стрыгу. Мозги бандита разметало мелкими брызгами, словно залп фейерверка, заставив девчонку вздрогнуть и устремить взгляд туда, откуда раздалось следом ещё два выстрела. Взоры встретились лишь на пару мгновений, но этого времени стало для Сенки достаточно, чтобы понять, что сейчас он выступает союзником. Не было времени думать о том, насколько ситуация вышла ироничной, не было времени язвить и прощупывать границы терпения вновь, не было времени на игры. Прогремел выстрел, заставив оборотня свалиться на сцену, а девчонку шмыгнуть за кулисы, рефлекторно прячась от опасности. Она гулко выдохнула, разбрасывая капли крови, обильно накопившиеся на губах. Стреляли Фрэнку со спины, Стрыга подняла взгляд и резко сорвалась с места. Послышался звук затвора. Она скакнула вперёд со сцены, отталкиваясь окровавленными подошвами кед и подпрыгивая в воздух. Гильза звонко брякнула об пол. К балкону уже неслась маленькая юркая птица, некогда белая, но сейчас покрытая кровью с макушки до кончика хвоста, она успела лишь пару раз взмахнуть крыльями, развивая скорость, когда затвор встал на место. Крылья вновь стали когтистыми руками и Белич вцепилась в край балкона не то с рёвом, не то с воплем, а затем столкнулась нос к носу со стрелком. Крепкий мужик, ещё и не идиот, похоже. Лицо его Сенке не было знакомо, но ей с ним детей не крестить, какая разница, как он выглядит, если изнутри люди одинаковые? Она дёрнула оружие из его рук, но не смогла из своего шаткого положения от него избавиться, однако, выстрел уже не был прицельным, пуля впилась рядом с Шепардом, но, по крайней мере, не в него самого. А Белич использовала винтовку, как ступеньку и, упершись в неё ногой, вцепилась пальцами в воротник бандита. Её веса пальцы шокированного человека не смогли выдержать и, дабы не переломать их, оружие было выпущено и полетело вниз с балкона. Девчонка клацнула зубами, намереваясь откусить от лица человека здоровенный кусок, однако, тот закрылся рукой и отпихнул стрыгу. Он не мог знать, кто она, вряд ли целенаправленно наводил справки, однако, он явно умел бороться с тварями и имел достаточно много сил в запасе. Белич даже опешила немного от того факта, что получила сопротивление. С рыком она дёрнула мужика наверх и, прорвав ему бок когтями, вывалила его через балкон наружу, заставляя свалиться на пол, сидения были смещены с этого места. Сама же с выдохом показалась из-за ограждения. Что ж, глупо было ронять его к оружию, такая высота, может, и сломала что-то этому здоровяку, но не убила - это точно, потому что он уже схватился за оружие и пытался его перезарядить. Девчонка скакнула через ограждение и приземлилась своим весом прямо на мужика, без прелюдий начав рвать его когтями, как ещё недавно раздирала ключицы Фрэнку в переулке рядом с клубом. Только, в отличие от оборотня, человек этого пережить не мог, тем более, сейчас не было ни времени, ни желания тянуть. Напоследок, девчонка под рычание, хрипы и бульканья, склонилась над горлом незадачливого банита и вонзила острые зубы в его плоть, вырывая кадык с трахеей и сплёвывая в сторону. А затем возвращаясь снова. Она сделала четыре таких захода, прежде, чем смогла зубами отделить его голову от тела. Сенка даже не могла наверняка сказать, в какой момент этот ублюдок испустил дух, настолько она увлеклась, однако, дело было сделано. Отстранившись, девчонка склонилась набок и судорожно закашлялась с хрипом, прижимая руки к своим ключицам. Она кашляла без возможности вздохнуть, даже глаза начали слезиться, однако, в какой-то момент со свистом очень медленно втянула в лёгкие воздуха и кашлянула особенно старательно, заставляя кусок, попавший не в то горло, вылететь к чёртовой матери. Белич несколько раз глубоко вздохнула и качнула головой, словно бы корила себя за неосторожность. Умереть от удушения она не смогла бы, конечно, но давиться тоже очень неприятно, особенно, в логове врага. Хотя, кажется, больше никого, кроме Фрэнка не осталось. Девчонка, даже не вытирая рук, скакнула в его сторону, взбираясь на сцену и сводя в недоумении брови, которые сейчас были покрыты багряными брызгами.
- Ты что здесь забыл? - произнесла она серьёзно, затем оборачиваясь на дым, валивший из коридора.
Воплей оттуда не было слышно, девка явно уже догорела, никто больше не носился вокруг. Появилось время подумать. Стрыга не видела причин, по которым Шепард оказался здесь и вместе с ней истреблял этот клоповник, но факт оставался фактом, здесь они были на одной стороне, поэтому...
- Ты всех убил там? - она обернулась к главному входу.
Тяжёлой тягучей каплей чужая кровь сорвалась с подбородка и упала ей на чёрную ткань толстовки на груди, которая и так была уже залита кровью. Сенка провела алыми руками по губам и щекам, стирая лишнюю влагу, а затем прошлась там же рукавом, теперь было видно слегка размазанную тёмную помаду на её губах. Будучи монстром, поглощающим людей на завтрак, обед или ужин, ты начинаешь покупать только самую стойкую косметику, которая не превратит тебя в кошмар или посмешище, когда всё кончится. Стригоайка моргнула и принюхалась. Воняло гарью. Она спрыгнула со сцены и направилась в сторону выхода из концертного зала, чтобы самой проверить каждый закуток, пока это место не сгорело. Если оборотень зашёл с главного входа, то никто не сбежал, хоть дверь и не была заперта. Она закрыла служебный вход, через пламя ломиться бы не стали, а звука битых окон она не слышала. Хотя, пока раздирала людей на куски, многое могла и просто упустить. Дыхание было сбитое, ажиотаж ещё не сошёл, восторг и ужас продолжали бить то по ушам, то по затылку, но ей сейчас хватало ума и сосредоточенности, чтобы понять, что в спину Фрэнк стрелять не станет. Кроме того, что это было не в его характере, сейчас и ситуация была, скажем так, специфическая. Со своим отношением к ней девчонка определится позже.
- Спасибо, - произнесла она достаточно уверенно и серьёзно, без всяких жеманных жестов.
По всей видимости, эта благодарность относилась к тому, что он не дал бандиту застрелить её. Достаточно веская причина, чтобы поблагодарить и не трепать нервы этим вечером. Но только им. Как только они разойдутся, всё начнётся по-новой. Разве что, с той оговоркой, что теперь можно будет не ждать мужчину у станции метро, а просто последовать по кровавому следу.
Danger, danger, high voltage

Frank Shepard

[30.06.2018] На одной стороне

#8

Сообщение Frank Shepard » 27 май 2019, 00:07

Блядский гребаный крупный калибр. Фрэнк вдохнул запах рассохшихся старых досок. Пыль, кровь, плесень, свежая моча. Мелкий ублюдок, которого Худи театрально и со вкусом вскрывала на сцене – обмочил штаны.
Девчонка яркой молнией метнулась за спину, уходя из поля зрения. Шепард резко перекатился, рыча от оглушающей боли и, поднимаясь на ноги, подобрал пистолет. Из зрительного зала, откуда-то сверху послышалась дикая возня, рычание, хруст и скрежет. Шепард выглянул из-за занавеса, всмотрелся в то, что происходило сейчас на полу под балконом, и выдохнул, опуская оружие. Девчонка доедала стрелка.
И жрала, похоже, в три горла, хотя хотелось в четыре. Все, что она хватала зубами – не помещалось. Вот же жадная тварь. И, похоже, от одной только неконтролируемой жадности она подавилась, поперхнулась, закашлялась мучительно и страшно. Но, выплюнув лишки, только облизнулась и в три прыжка снова вернулась на сцену.
Вот сейчас она выглядела искренне. Как настоящее чудовище. Не скрывалась, не пряталась. Стояла, честно утирая рукавом окровавленное лицо и нимало не заботясь о том, что о ней подумают или скажут. Любуйтесь – какая есть, стою перед вами. Ночной кошмар. Монстр из тени. Смерть во плоти.
Шепард лишь на секунду задержал на ней взгляд – девчонка явно не настроена была драться с оборотнем. Что-то подсказывало Фрэнку, что она тут нихера не случайно. Гибель целой семьи оборотней – скорее всего, причина была именно в этом.
Шепард задумался на миг, внимательно оглядывая со сцены остальные балконы и темные углы зала, прислушиваясь к гулкой тишине заброшенного театра и принюхиваясь к едкому дыму из коридора. Неужели эта тварь способна кого-то… защищать? Или она только расправляется с убийцами? Как он сам расправлялся с монстрами, убивающими людей.
Как бы там ни было, сейчас они по одну сторону баррикад. И у Шепарда тут еще было одно важное дело.
- Ты что здесь забыл? – девчонка явно была настроена дружелюбно. И Фрэнк оценил это. Опустил пистолет. Самая честная и мирная встреча их случилась среди горы человеческих трупов, по глотку в крови в заброшенном здании, где занимается мощный и пожар.
- Семья оборотней на Локенгьен шесть, – голос Фрэнка хриплый и низкий, словно заниженный Порше, - Пришел прикончить тех, кто убил детей.
На следующий вопрос он просто кивнул и мягко спрыгнул со сцены, собираясь вернуться к кафетерию. Шепард не ожидал встретить здесь Худи. Черт, в последний раз он был почти уверен – она следила за ним. В этот раз будет сложнее. Если она снова придет за ним к метро – то может догадаться. Хотя, не факт, конечно. Кто в здравом уме и трезвой памяти станет жить в гребаном метро. Бомжи? Наркоманы? Монстры? Допустим, Шепард подходил под все три описания. Бродяга, адреналиновый наркоман, оборотень, - взрывная смесь. Но все же – она совсем не дура. И догадаться рано или поздно – сможет.
Но разобраться с оборотнем быстро не выйдет. К тому же Шепард понятия не имел, что с ним делать. У него не было ни времени, ни желания нянчиться с потенциальным самоубийцей. Он не психолог и не врач. Он мог бы помочь удержаться на краю жизни. Но когда человек не хочет жить… что поделать. Но Шепарду нужно было занять Худи хотя бы на некоторое время. Пусть этот человек станет ее проблемой. Заодно ей некогда будет следить за самим Шепардом. Если конечно девчонка не прикончит оборотня на месте за все, что он сделал.
Но попробовать все равно стоило.
А потому, когда девчонка серьезно и с полным осознанием поблагодарила Фрэнка, он кивнул, мирно и спокойно, без тени пренебрежения, без единого признака снисходительности. Не было им тут места. А потом поправил на плече винтовку.
- Эй! Там внизу я нашел пленника. Оборотня. Его жестко пытали. Но он был живой, когда я уходил. Если хочешь – идем.
Они оба были залиты кровью по самую макушку. Худи – кровью людей. Фрэнк – кровью оборотня. Как бы он ни начищал снаряжение, как бы она ни красила волосы и не покупала новые карандашики для губ, - правда все равно лезла наружу, заливая их обоих по самое горло, покрывая руки красным и пропитывая одежду насквозь. Они убийцы. Бешенные звери, которым место в земле. Так сказал бы любой человеческий суд. Хорошо, что ни судьи, ни прокурор, ни тем более присяжные, не знали, сколько десятков тысяч человеческих жизней на руках этих двоих. Только они двое убили столько людей, что хватило бы на выборы мэра в небольшом городке.
Фрэнк мрачно посмотрел на окровавленное лицо непрошенной напарницы и шагнул к выходу. Нужно было спешить. Если тот придурок в кафетерии как-то ухитрится содрать скотч с бедра – он сдохнет за двадцать секунд. Никакая регенерация не спасет. А Фрэнку отчаянно нужен был сейчас этот отвлекающий маневр. Иначе ему не скрыться от этой кровавой Мэри.

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 114
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#9

Сообщение Senka Belich » 12 июн 2019, 21:42

Сенка была способна защищать и делала это остервенело, словно, от успешности этой миссии зависела её собственная жизнь. Но иногда она просто не знала, кому требуется эта защита и тогда всё, что ей оставалось - мстить. Мстить страшно, жестоко, в назидание остальным, чтобы предотвратить повторение таких инцидентов. Несмотря на всю свою ярость, на весь своё внутренний огонь, стрыга получала мало удовольствия от подобных вылазок. Для неё они всегда означали горе. Своё и чужое. Но это же придавало ей сил, заставляло её выживать в любой ситуации. Да, она сильна, да, оружие ранит её, но не смертельно, однако, настала пора, когда люди научились как-то вычислять и убивать нечисть, целенаправленно охотиться на неё. Значит, вполне возможно, что скоро Белич перестанет быть столь... бессмертной. Но этот момент ещё не настал. О том говорила кровь, стекающая с подбородка прямо от губами, окрашенными тёмной помадой. Капли беззвучно падали на грудь, утопая в плотной ткани чёрной толстовки, а взгляд стрыги был... утомлённым.
- Семья оборотней на Локенгьен шесть.
Девчонка нахмурила брови и оскалилась, но не агрессивно а так, словно бы у неё разболелась старая рана.
- Пришел прикончить тех, кто убил детей.
Стрыга отвернулась и спрыгнула со сцены. Учитывая, что Фрэнк не пристрелил её сразу же, как увидел, похоже, они были на одной стороне. Кто в своём уме смог бы быть равнодушным к смерти семьи? но были неувязки, достаточно серьёзные по мнению цветновласки. Оборотень ненавидел нечисть, он грозился убивать её и своих сородичей, потому что они - чудовища. А теперь что? Он пришёл мстить... да, за детей. но, в то же время - щенков. Оборотней. Маленьких чудовищ. Выходит, он лгал ей для красного словца? Не похож на лгуна. Стрыга повела плечом и опустила взгляд, затем исподлобья поднимая его на мужчину. Они здесь были на одной стороне. Но он оставался её естественным врагом. И она всё ещё не выследила его, он тогда так и не появился у метро. Выходит, живёт в другом районе? Она должна была взять его след. Любой ценой.
- Там внизу я нашел пленника. Оборотня. Его жестко пытали.
Стрыга сразу же заинтересовалась. Неужели, ещё одна жертва. Если они вырезали всю семью, зачем пытали кого-то другого? У него была информация? В принципе, ублюдки могли прознать, что нечисть живёт долго и там могут быть не хилые накопления.
- Если хочешь – идем.
- Хочу, - беззастенчиво ответила цветновласка, небрежным жестом вытирая пальцы о свою толстовку, словно бы это действительно могло сделать их чище, - Но не думай, что мы стали друзьями.
Девчонка пошла вперёд вслед за оборотнем, глядя в коридор, прислушиваясь к треску дикого пламени в другой части старого театра, принюхиваясь к густеющему запаху гари.
- В этих стенах и только сейчас - мы не враги. Но как только ты шагнёшь прочь, лучше не нарывайся, я не стану сдерживаться.
Её голос был удивительно спокойным. Она словно бы ставила перед фактом, что нужно бы проверить почтовыцй ящик, а потом сходить за молоком в магазин. Сенка не ненавидела Фрэнка. Она испытывала к нему какую-то жуткую и злую смесь чувств, они вились, словно клубок ядовитых змей, жалящих себя и друг друга в этой путанице, они умирали и рождались в этих бесконечных узлах, но при этом ни на мгновение не переставали двигаться. Эти чувства были непонятны стрыге, но её тянуло пустить ему кровь. И узнать его лучше. Казалось, что как только она углубится в его историю, сможет понять что-то важное для себя самой. Любопытство? Да, пожалуй. Его хотелось испытывать на прочность, ломать, рвать, а потом смотреть, как плоть срастается, как правятся кости, смотреть, сколько мук ему это причиняет. Или не причиняет вовсе. Он был для стрыги, словно заглухо закрытая книга и это бесило, раздражало её. Хотя, объективно, она осталась при своём медальоне, он принёс его ей и не потребовал обратно, за это стоило бы быть благодарной. Но стрыга гневалась. И у неё нет действительно серьёзных причин охотиться на него, там, в парке он только угрожал, но вреда ей не причинил. Ей стоило бы с пониманием отнестись к его внутреннему зверю, запертому накрепко в клетке. Но стрыга гневалась. Он был во всех отношениях одиноким и несчастным созданием, он был одним из множества тварей, за которых она стояла горой, он явно потерял кого-то, кого-то горячо любимого, ей стоило бы проявить к нему сочувствие. Но стрыга гневалась. Она подняла на мужчину серьёзный взгляд, словно бы как-то по-новому пыталась посмотреть на него, увидеть что-то, чего не видела ранее. Как знать, может быть, она бы и нашла для себя какие-то ответы, однако, просто не успела сконцентрироваться на мыслях - услышала тихий стон. Резко развернувшись на звук, стригоайка в три прыжка оказалась в дверном проёме, ведущем в кафетерий. По полу разбросаны трупы, Фрэнк прекрасно постарался. Однако, внимание Сенки было приковано к единственному живому. Оборотню. Которого пытали. Его единственный уцелевший глаз медленно поднялся к цветновласке и расширился.
- Нейт, - выдохнула девчонка, почему-то напрочь позабыв на пару мгновений о том, что её главная цель, её кровный враг стоит рядом, - я сейчас.
Её голоса почти не было слышно. По всему было понятно, что стрыга не была готова встретить кого-то знакомого. Впрочем, он встрече с ней тоже не был рад явно, он пребывал просто в чёртовом ужасе и не похоже, что он испытывал эту ужасную гамму эмоций из-за страха перед знакомым лицом. Они были друзьями. Или, по крайней мере, хорошими знакомыми. Для Сенки эта встреча означала, что она сможет спасти кого-то, что ещё не всё сгинуло, не все погибли, кто должен был. От рук этих ублюдков. Для несчастного оборотня эта встреча означала нечто совсем иное - полный кошмар. Если бы существо, вроде него, могло погибнуть от сердечного приступа, именно это сейчас и случилось бы. Одно дело - корить себя за содеянное. Одно дело - признаться незнакомцу. И совсем, совсем другое - сказать об этом другу, который пришёл спасти тебя. Тогда, когда ты этого спасения совсем не достоин. Он устремил умоляющий, полный отчаяния взгляд на Фрэнка, находя в нём единственную возможность не сталкиваться снова лицом к лицу со своими грехами. Он вновь просил его. А девчонка тем временем с диким скрежетом придвинула металлический столик к раме из арматуры, на которой был распят Нейт, забралась на него и осмотрела цепи. Затем присела на корточки и посмотрела на отсутствующие стопы. Поджала губы, прикусила нижнюю губу, задумчиво пожевала её, рассматривая конструкцию, а после посмотрела на Шепарда.
- Помоги мне, - серьёзно произнесла она, впиваясь жёлтым звериным взглядом в глаза мужчины, - Помоги отнести Нейта в безопасное место, я не смогу сделать это одна, не навредив ему. Я дам тебе уйти после, отсыплю денег, сделаю всё, что захочешь, только помоги сейчас.
Она поднялась на ноги, всё ещё стоя на столе и прикоснулась к шее распятого оборотня тыльной стороной пальцев.
- Не волнуйся, я что-нибудь придумаю, - а после осмотрела цепи, - я могу сорвать их, но нужно будет держать его на весу. У него много ран, в том числе и серьёзных, я бы не снимала его с арматуры. Вынесем на улицу, я попрошу помощи в доставке его отсюда, например, ко мне.
Она просто размышляла вслух. Серьёзная, сосредоточенная и напуганная. Сенка видела, в каком состоянии оборотень, она осознавала, что если дать ему время на регенерацию - он оклемается, у него даже стопы со временем восстановятся. Но если сейчас поступить неправильно, совершить ошибку, то она может стать последней для него. Стрыга готова была идти на любые жертвы, лишь бы не допустить этого.
Danger, danger, high voltage

Frank Shepard
тротиловый эквивалент правосудия
Аватара пользователя
Репутация: 19
Статус: тротиловый эквивалент правосудия
Информация: Фрэнк Шепард
~40 y.o. | 313 y.o.; истребляет зарвавшихся монстров; шарит в вооружении, живет в норе под землей, пытается справляться с тем, что осталось от его жизни.
На форуме: punisher
Сообщения: 25
Зарегистрирован: 31 авг 2019, 23:46
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#10

Сообщение Frank Shepard » 09 сен 2019, 16:49

Дым заполнял коридоры, скапливался под потолками, оглушительно вонючими клубами бился наружу. Скоро сюда приедут пожарные машины и полиция. Трупы возможно успеют обгореть, но их все равно опознают. Очередные разборки банд. Или даже возможно «власти подозревают появление власти картелей». Какой только ереси не лепят в газеты. Все что угодно, - только не правду. Так было всегда. Когда убивали его семью и разрывали на части его сыновей – газеты писали «разборки банд». Просто кто-то оказался не в том месте не в то время. Случайные жертвы преступников. Глава убойного отдела полиции стал жертвой собственных недоработок. Отставка – лучшее решение для Фрэнка Шепарда. После гибели семьи и тяжелого ранения - непригоден к исполнению обязанностей по физическим и моральным показателям.
Непригоден к службе.
Непригоден к жизни.
Отставка. Пенсия. Концы в воду.
Шепард ненавидел газетчиков и журналистов почти как класс. Все они были одинаково мерзотными тварями. Трусливыми падальщиками, выживающими возле огромной смертельной машины государства. Они подбирают то, что падает им сверху, и стараются не попасть под тяжелое копыто правительства. Времена отваги, правды и свободы закончились где-то в пятидесятых. Ушли в забвение настоящие леопарды журналистики. Сейчас – эра пресмыкающихся перед политикой, купленных с потрохами шакалов.

Когда Фрэнк с головой окунулся в мир охоты на чудовищ, то наконец-то ощутил, что он в настоящей Америке. В той самой, какой она была на самом деле. А не в той, какой она хотела казаться. Тут все решала только сила. Только ярость, хитрость и звериная чуйка. И разрывая очередные глотки, Шепард на мгновение ощущал, что идет верным путем. Что он хотя бы в эту секунду живет не зря.
Сейчас он сменил Америку на Европу. Но, как он и думал, - страна ничего не решала. Дикие твари везде были одинаковые.

И вот сейчас он шел по коридору в гребаных пердях совершенно чужой страны. Простреленное плечо заживет, конечно, но прямо сейчас кровь строчила частую красную дорожку вслед за его рукой. Вонь гари и дыма начинала выедать ноздри. А сзади едва слышно топала по захламленному коридору самая сильная и самая кровожадная тварь из всех, что Фрэнку приходилось встречать.

- Но не думай, что мы стали друзьями.
Фрэнк не ответил девчонке, только едва слышно презрительно хмыкнул. Друзьями, ишь ты… У него не осталось больше друзей. Тех, кого можно было позвать за собой, не боясь навредить им. Тех, кому можно было рассказать все без утайки. Тех, кто знал бы его и просто был рядом. Последним таким другом была его жена.
Дружбу надо заслужить.
Единственное, что Фрэнк мог себе позволить – верить этой яростной кровожадной твари. Она, видимо, то ли не хотела, то ли не считала нужным врать или хитрить. На ее месте слишком многие уверили бы его в мирных намерениях, а потом попытались всадить когти в печень. Но эта девчонка говорила прямо – сейчас мы не деремся только потому что есть дела поважнее. Но дай закончить, – и я вырву тебе глотку.
Согласен.

Она предложила Шепарду денег и обещала «дать ему уйти», если только он поможет спасти пленника. Если бы она только знала, сколько раз ему предлагали деньги и любые блага за то, чтобы он сохранил чью-то жизнь. Это ни разу его не остановило. И не заставило усомниться в цели даже на секунду.
Конечно же, Шепард не брезговал деньгами кровавых ублюдков. Точно так же как их золотыми цепями, кольцами, часами и прочими ценностями, которые легко будет потом отмыть от крови и продать знающим людям. Но только брал все это он уже после того, как заканчивал дело. Мертвецам деньги ни к чему. А гранаты сегодня – чертовски дорогое удовольствие.
Фрэнк шагнул вперед, едва заметно хромая на простреленную ногу. Лицо его было похоже на каменную маску угрюмой и мрачной решимости.
- Дипломат из тебя так себе… - буркнул он, шагая вперед и снова подбирая с пола катушку скотча.
- Он оборотень, нихрена с ним не случится. Вот это было опасно, - Шепард коротко ткнул пальцем в сторону бедра пленника, замотанного скотчем в восемнадцать слоев. – А остальное хрень. Сдерни его с арматурин, я придержу. Замотаем дырки скотчем и можно увозить.
Шепард тяжело вздохнул и все же поднял глаза на девчонку, которая возвышалась над ним сейчас на три головы.
- Дым пожара уже видно в городе. Пара минут, и кто-нибудь вызовет спасателей. Твои люди не успеют доехать. Полиция будет здесь раньше.
Фрэнк сверлил маленького цветастого монстра тяжелым угрюмым взглядом. Он никак не мог понять, какого черта делает эта девчонка. И как эта безумная невыразимо бесчеловечная кровожадность могла сочетаться в ней с заботой и желанием хоть кого-то спасать. То, что Нейт ее друг, было очевидно. Но самым чудовищным Шепарду казался сам факт того, что у нее вообще могут быть друзья.
- Моя машина недалеко. Отвезу в безопасное место. Снимай.
Фрэнк шагнул вплотную к висящему на цепях оборотню, обхватывая его под бедра и поясницу, и готовясь принять вес тела сначала на плечо, а потом на руки.
- Сенка…
Фрэнк намеренно не смотрел на Нейта, не желая встречаться с ним взглядом и видеть в его лице мольбу о смерти. Это не его дело. И не его задача. Парень считает себя виноватым. И какой нормальный человек ощущал бы иначе? Из-за него погибли дети и невинные люди. Фрэнк Шепард – не психотерапевт. И не священник. Он казнит виновных. Но в этой ситуации он не мог бы винить вообще никого.
Да возможно, он сам висел бы тут до самой своей смерти, не говоря ничего, что просили от него эти твари. Но Фрэнк давно перестал ровнять себя с людьми и даже молодыми оборотнями. Очень легко сказать «лучше бы ты сдох, чем называть их имена», но очень сложно взять и сдохнуть на его месте, особенно если ты молодой, дурной, если у тебя семья или еще что-то.
То, что сделали с этим парнем – достаточное доказательство того, что ему отмерили гораздо больше, чем большинству из живущих сейчас на земле людей. Такое дерьмо Фрэнк видел разве что во Вьетнаме.
Узкие, порой почти непроходимые извилистые ходы. Ни луча света. Ни дуновения воздуха. Острая вонь нечистот, пота и немытых тел. Пронзительный запах крови и влажной требухи. Едва слышные стоны. И это не стоны человека. Это стоны животного, в которое превратился когда-то простой и незамысловатый парень из Алабамы. Джон Смит, Томас Джонс, Дональд о`Келли, - их было много таких, молодых зеленых парней, которые навсегда оставили душу и разум в темных глубинах смердящей вьетнамской земли. Домой вернулись лишь обрубки. Без рук. Без ног. Без глаз, ушей и языков. Куски мяса, страдающие и молящие о смерти.
Многие ли из них выдали секреты своей родины? Скорее всего, каждый. И никто не смеет их винить.
Имя Зои Космодемьянской не зря осталось в памяти людей. Таких как она – единицы.
- Сенка, не надо…
Пленник видимо понял, наконец, что Фрэнк ему тут не помощник. И решил все сделать сам.
- Не снимай. Я должен умереть. Он не стал меня убивать, - короткий отчаянный взгляд вниз, на Шепарда, - Но ты должна. Ты должна! Они умерли… Их убили из-за меня. Бэкки и Роберт, и их дети. И Майк Эванс… тот вампир. И Сара Дюбуа. И ее брат. И Лара Уильямс тоже. Они все из-за меня… Прошу тебя…
Фрэнк мягким, почти незаметным движением кисти, вынул из кобуры пистолет, ненавязчиво доворачивая его вверх, в сторону окровавленной девчонки.
Хотя даже сам Шепард не смог бы наверное ответить сейчас на вопрос, почему он целился ей не в голову. Каждый из присутствующих здесь живых существ прекрасно знал, что выстрел из пистолета в любую часть ее тела, кроме головы, не остановит ее. Голова, впрочем для Фрэнка тоже оставалась под сомнением. Но он за каким-то хером все равно сверлил девчонку взглядом стального дула короткого безотказного пистолета.
- Даже не думай…
Хриплый чуть надорванный голос. Фрэнк знает, что ничем хорошим все это не закончится.
Ее зовут Сенка.

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 114
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#11

Сообщение Senka Belich » 09 сен 2019, 17:54

Сенка стояла на столе и смотрела на подвешенного оборотня. Сейчас она даже не думала о том, что Фрэнк узнает её настоящее имя и это может повлечь за собой некоторые неудобства, было кое-что поважнее. На предложение отвезти в безопасное место, стрыга кивнула, не задумываясь, а затем подтянула цепи вверх, вновь отрастив чёрные острые зубы. Нейт говорил, винил себя по всём, а девчонка оттягивала звенья цепей своими чудовищными резцами, разрывая их, раскусывая пусть и не без труда, но, всё же... создавалось впечатление, что она даже не слышит, что ей говорят, но она слышала. Когда цепи были ослаблены, стригоайка отклонилась назад, посмотрев своим жёлтым взглядом на того, кто стал причиной смерти такого количества нечисти. Семей. Детей. Она не двигалась даже тогда, когда Нейт замолк. Просто смотрела на него внимательно, можно даже сказать, что задумчиво, хотя, конечно, её лицо выглядело устрашающе, учитывая, что оно было залито чужой кровью и из под мягких губ виднелись чёрные зубищи.
- Даже не думай…
Она медленно перевела взгляд на Фрэнка, изучая теперь его.
- Не твоё собачье дело, заткнись нахер, - проговорила Сенка неожиданно спокойно, а затем качнула головой, возвращая внимание к жертве пыток, - Я сейчас проговорю тебе план действий, а ты больше не будешь ныть.
Несмотря на грубоватые слова, тон был вполне спокойным, если не сказать лояльным.
- Мы снимем тебя и отвезём в безопасное место. Там я тебя подлатаю и организую встречу с твоей семьёй, они должны тебя забрать. Если ты хочешь самоубиться после такого - это твоё право, я не стану мешать, но сама тебя убивать не стану.
Она чуть не сказала "и ему не позволю" с намёком на Фрэнка, но слишком хлёстко по мыслям ударил тот факт, что у него уже была возможность избавиться от Нейта, но он не сделал этого. Значит, не сделает и теперь.
- Эбби нуждается в твоей защите, она ещё слишком мала, чтобы оставаться одной. Твои родители, может быть, поймут причину твоего суицида, но она - нет. Пока будешь терпеть боль и транспортировку, рекомендую подумать о сестре. А потом сам решишь, как поступить.
Она знала семью этого парня, как и множество других семей, интегрировавшихся в человеческое общество. Родители не дадут ему умереть, на то они и родители. Да, были мстительные твари, которые захотели бы проучить болтливого оборотня, но если тот не станет орать об этой ситуации на каждом углу, то никто ему голову и не откусит.
- Мне нужно, чтобы ты перечислил имена, которые назвал. Все до единого.
Сенка должна была проверить, о ком они в курсе, нет гарантий, что здесь были все до единого ублюдки. Это был риск. И следовало установить наблюдение за теми, кто был жив, но уже на прицеле.
- Но потом. Сейчас заткнись и терпи.
Девчонка посмотрела на Фрэнка, кивнула ему, что готова начинать, и дёрнула цепи вниз, разрывая повреждённые звенья, роняя конструкцию на руки оборотня. Можно было подумать, что стрыга легко смирилась с произошедшим и простила пострадавшего, но нет. Она была очень жла и ей хотелось рыдать от бессилия, потому что из-за этого козла погибло столько прекрасных созданий... даже детей. Но он всё ещё был одним из них. И он всё ещё был молод. Его легко было понять. Стрыга сейчас дико жалела, что поймали не её. Она бы устроила этим уёбкам охоту на нечисть, да такую, что весь город бы вопил о кровавой расправе. Она насадила бы каждую голову на фонарные столбы поблизости, сложив из них слово "жопа", которое было бы видно со спутника. Но они выбрали жертву предельно удачно.
- Пошли, - негромко шикнула девчонка, спрыгивая со стола, оставив Нейта на попечении Фрэнка.
Она шмыгнула вперёд, проверяя, не налезли ли откуда-то ещё тараканы, а затем открыла двери на улицу. Дым ещё охотнее повалил к небу, теперь точно пора было ретироваться. И, чёрт побери, быстро, сирены уже было слышно. Её не радовал тот факт, что придтся ехать куда-то с Фрэнком, но, кажется, сегодняшней ночью он проявляет лояльность. Пусть будет так. Когда Нейт был размещён в автомобиле, стрыга забралась внутрь тоже, усаживаясь на переднее пассажирское сиденье. Она опустила стекло и забралась в кресло с ногами, явно готовая в любой момент сигануть в окно, нельзя было исключать преследование, а его нужно было всенепременно остановить.
- Улица Отле, 11, - проговорила она, - подъезжай со двора, Фрэнк, там чёрный ход в дом.
Самым безопасным местом сейчас был её собственный дом. Пусть это и квартира, она знала все ходы, знала расписание, знала, что можно делать, а что - нет. И в той зоне едва ли контролировали нечисть, она часто возвращалась в крови и ничего ей за это не было. Прячься на виду. Дом почти в центре города. Жаль, что ей придётся съехать оттуда после сегодняшней ночи, но сейчас нелшьзя было везти Нейта к другим, нельзя было вообще посвящать остальных в произошедшее. Девчонка обернулась через плечо, всё ещё по-звериному сидя на корточках.
- Имена, Нейт.
Вот теперь она звучала уверенно и жёстко. Она готовилась запоминать.
Danger, danger, high voltage

Frank Shepard
тротиловый эквивалент правосудия
Аватара пользователя
Репутация: 19
Статус: тротиловый эквивалент правосудия
Информация: Фрэнк Шепард
~40 y.o. | 313 y.o.; истребляет зарвавшихся монстров; шарит в вооружении, живет в норе под землей, пытается справляться с тем, что осталось от его жизни.
На форуме: punisher
Сообщения: 25
Зарегистрирован: 31 авг 2019, 23:46
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#12

Сообщение Frank Shepard » 10 сен 2019, 15:15

Что ты делаешь, Фрэнк?
Можешь объяснить хотя бы самому себе, что ты, блядь, творишь?
Ты сделал свое дело. Убил всех, кто этого заслужил за сегодняшнее преступление. Так развернись и уходи. Ты никогда не собираешь гильз и плевать ты хотел на то, что свидетели смогут тебя описать. Но нужно просто сесть в тачку и уехать. Дело сделано.
Зачем ты все еще стоишь здесь? В тебе три пули, пёс! Иди домой. Вымойся, пожри и спи. Зализывай раны. Нет?
Нет.

Сенка раздирала зубами толстые звенья цепи. Это чудовище прекрасно знало цену своим силам и возможностям. Она сорвала раму с цепей, и Фрэнк принял вес. Опустил распятого на пол и принялся срывать крепежи с его запястий, а потом быстро перематывать скотчем особо крупные дыры на размочаленном теле оборотня.
Нейт опустил взгляд на грудь Шепарда и уже не отводил. Он был не в силах ни бояться, ни тем более удивляться. Но он все же выдавил хрипло и судорожно.
- Ты охотник. С черепом. Ты же убиваешь…
- Заткнись уже, а? – Фрэнк раздраженно и коротко показал зубы. И отшвырнул катушку скотча в угол. А потом поднял раненого, перкинул через плечо и двинул на выход следом за своим ярким окровавленным мячком.

Машину Шепард оставил чуть поодаль, чтобы никто в заброшенном театре не услышал шума мотора. В то время, пока оборотень бинтовал пострадавшего собрата скотчем, он успел выделить немного и для себя. Зато теперь кровь так бодро не кропила его путь. И настолько явных следов на земле он не оставлял.
У Фрэнка нет своей машины. Всегда – только аренда. Всегда – неприметный седан или старый фургончик. Он менял машины не реже, чем раз в месяц. Сегодня возле безобразно заросших кустов чайной розы стоял пыльный серо-бежевый Опель старой модели. На таких ездят пенсионеры или мамаши-одиночки из очень бедных слоев населения. Машина-невидимка. Безотказный немецкий движок. Салон, вычищенный до блеска с дезинфекцией и полиролью, - в прошлый раз Фрэнк по уши залил эту тачку кровью – своей и чужой. Здесь было столько кровищи, будто на сиденье водителя кто-то зарезал здоровенного пса. Сейчас тут ни один, даже самый придирчивый коп не нашел бы и следа, ни одного подозрительного пятнышка.
Но, похоже, после сегодняшнего вечера, тачку придется сжечь.
Шепард открыл заднюю дверь и сгрузил Нейта на сиденье, уложил его и прикрыл шерстяным пледом, чтобы это раздолбанное изувеченное тело не прыгало в глаза постовым или случайным патрульным копам.
Девчонка умостилась на переднем, подтянув под себя ноги, словно сидела на ветке или на баскетбольной площадке в гетто.
Шепард тронул машину с места, не дожидаясь комментариев, адреса не имели значения, - нужно было просто свалить подальше от опасного места. Сирены выли все ближе, и бежевый опель резко вырулил налево, к спонтанной свалке из мусорных баков, строительных панелей и упаковочной фанеры. Они едва смогли разминуться с нарядом пожарных. Две машины с воем подъехали к объятому заревом театру. Небо над театральной площадью стало рыжим. Горели деревянные перекрытия.
Фрэнк тихо, на первой скорости, крался между кустами, заборами и метил все глубже в тень. Объехать бедлам и выбраться к жилым кварталам.
Он уже очень неплохо знал Брюссель. Улицу Оттле знал, но сейчас лучше было не рисковать. Фрэнк наклонился и протянул руку к бардачку под коленями Сенки. Навигатор вспыхнул в ладони, и уже через минуту Шепард видел точную дорожку на карте. Налево, объехать пару кварталов и дальше прямо на центральную.
- Имена, Нейт! – голос девчонки давил буром. Шепард смотрел вперед, выбирая дорогу, а с заднего сиденья тихий дрожащий шепот называл имена. Одно за другим. Иногда с уточнениями. Иногда просто подряд. Их было семнадцать. Близко Сенка знала только последнюю семью. Еще пара имен были знакомыми. Остальные звучали для нее впервые.
- Они сказали, что убьют Эбби. И родителей… Приносили фотографии… Они следили за Эбби. Дома. И на улице…

Шепард резко тормознул в середине темной арки между домами. Прямо напротив крошечной круглосуточной аптеки. Он знал такие места назубок. На всех концах города. Знал аптекарей, платил сверху и был уверен, что камер тут нет.
- Хирургические иглы, шовный материал, тампоны, спирт, бинты, пинцет.
- Обезболивающее?
- Да.
- Антибиотики?
- Не надо.
Поджарая старуха-мексиканка знала Фрэнка как облупленного. В первый раз, несколько месяцев назад, он завалился к ней под утро, на простреленной ноге, изорванный вампирами буквально в лоскуты. Кровища текла с него, как со смертельно раненого лося. Он дошел до прилавка, попросил упаковку бинта и отрубился прямо на полу. Мама Консуэлла затащила пса господня внутрь, уложила на диван, притерла кровь в магазине и зашила всего его раны. Она видела дикие, нечеловеческие следы зубов на его теле. Видела как почти на глазах рубцуется свежий шов. Видела его оружие, снаряжение и его череп на бронежилете. Но видимо, эту старуху было ничем не пронять.
Когда Шепард очухался через несколько часов, в занавешенное окно бились яркие рассветные лучи. А Мама Консуэлла сидела рядом и дымила трубкой.
- Тебе дать человечьей еды, или ты ешь только сырое мясо?
- Воды дай… Пожалуйста.
- Какой вежливый пес… - сказала Мама и подала ему воды.
С тех пор они виделись много и часто. Мама нравилась Фрэнку. Она никогда не задавала лишних вопросов. И принимала жизнь такой, какая она есть, без лишних истерик и ужаса.

Шепард вернулся в машину и кинул на колени Сенке бумажный пакет с лекарствами. Он взглянул на цветастую голову монстра и некстати вспомнил, как она посулила ему денег. Смешно… И тут же невольно припомнил железное ведро у двери в своей подземной норе. Куда он просто скидывал деньги, золото, мобильники и прочие ценности, которые брал с трупов чудовищ. А чудовища частенько оказывались весьма обеспеченными.
- Живой? – Шепард обернулся к заднему сиденью, убеждаясь, что Нейт все еще дышит. И машина тронулась вперед. К улице Оттле.

Он подъехал со двора, как и сказала чертова девчонка. Ночь укрывала все вокруг, и надо было сделать все быстро и тихо. Они вышли из машины, и Сенка указала на пожарную лестницу. Фрэнк снова завалил Нейта на плечо и, ступая едва слышно по гулкому металлу, поднялся на третий этаж. Будь он один с раненым на руках, Шепард просто выдавил бы стекло. Но Красная Шапка умела использовать свои способности и в бою, и в быту. Она обернулась какой-то белой тварью и шмыгнула в открытую форточку. А через несколько секунд окно в квартиру распахнулось. Фрэнк шагнул через подоконник и сгрузил тело там, куда указала Сенка.
- Свет нужен. Кастрюля с водой и тряпка чистая.
Фрэнк кое-как обмыл руки от крови и грязи, и разложил медикаменты на пакете. Нужно было определить опасные раны, ушить их хотя бы как-нибудь. После от них, конечно, не останется и следа. Но сейчас каждая зашитая дырка уменьшала время регенерации для этого парня. Так что Фрэнк собирался зашить как можно больше.
Когда он развернул плед, и тело несчастного Нейта было немного обмыто, стало ясно, что работы много. Зашивать член смысла не было никакого. Там его почти не осталось, даже кровь уже не шла – все вены зарубцевались. Потому Фрэнк, с угрюмой каменной мордой просто обмыл свою жертву и перевязал рану, как смог. Что ж, некоторое время будет писать сидя – от этого не умирают.
Все это время Шепард почти не смотрел по сторонам. Но после того, как закончил перевязку самого опасного места – с разорванной бедренной артерией – он все же пару раз взглянул вокруг. И на девчонку заодно, пытаясь понять, ее эта нора или чья-то еще. Неужели она просто так впустила его в свое жилище?
Ну а если она хоть словом еще заикнется о деньгах… Шепард невольно сжал зубы так, что желваки прыгнули под скулами. Он не сможет удержаться – скажет то, что должен. И тогда они точно убьют друг друга прямо тут. Разворотят дом, укокошат соседей со всеми вытекающими…
Так что ради всего святого, чертова дрянь, просто – молчи.

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 114
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#13

Сообщение Senka Belich » 11 сен 2019, 12:39

Юн. Слаб. Глуп. Труслив. Они угрожали его сестре, а он не имел достаточно сил для того, чтобы просто порешить ублюдков к чёртовой матери. Сенка понимала, почему он поступил так. Она винила его, безусловно, но она могла смириться с его поступком. Нейт перечислял имена, а девчонка записывала их в заметки в телефоне, водя окровавленными пальцами по уже основательно заляпанному экрану. Она не следила за дорогой слишком сосредоточена была на том, чтобы вспомнить, кому принадлежали озвученные имена, поэтому едва не клюнула носом, когда Фрэнк резко остановился в переулке.
- Какого хера, - зашипела раздражённо Белич, агрессивно прищурившись на выходящего из-за руля оборотня.
Он был спокоен. Вряд ли он привёз их в ловушку. Не должен был. То есть, стрыга была к этому более, чем готова, нельзя доверять ублюдку, который едва не вскрыл тебя, как консервную банку, но ей не казалось, что он такого типа существо. Даже при всей своей херовости у него явно были понятия справедливости и чести, которые Сенка могла осознать и понять. Цветновласка давно уже научилась справляться со своей паранойей, она была настолько спокойна, насколько позволяла ситуация. И действительно, оборотень появился со свёртком, который отправил на колени стрыге. Она убрала телефон в карман Джинс и раскрыла пакет на коленях. Шитьё, обезболивающее. Девчонка подняла внимательный взгляд на Фрэнка. Он оказался немного сложнее, чем она подумала.

Когда они добрались до её обиталища, стрыга обратилась белой мартышкой и открыла перед неожиданными гостями окно. С этой стороны двора не было буквально ни одного фонаря, а репутацию девчонка здесь имела достаточно разгульную. Белич даже целенаправленно таким образом таскала к себе друзей и случайных знакомых, чтобы в важной ситуации соседи не додумались бить тревогу. И это сработало, никто даже света в окнах не включил, людям было просто плевать. В этом вся их суть.

Стрыга указала на очертания дивана в тусклом лунном свете, а затем закрыла окно, не мешая оборотням перемещаться в её обиталище. Белич задёрнула плотные шторы на окне, а затем подошла к стене и подкрутила выключатель, плавно делая освещение помещения ярче до тех пор, пока глаз не привык к дневному свету. Открыв дверь в просторную совмещённую ванную, девчонка принесла туда табурет, а сама вышла. Она ничего не говорила, Фрэнк в принципе, тоже почти всё время молчал, но всем было ясно, что нужно делать в данной ситуации. Девчонка оставила двух мужиков наедине друг с другом в ванной, а сама стянула с себя грязные вещи, бросив их в угол комнаты. Чужой кровью пропиталось всё от свитера до трусов, потому и переоблачаться пришлось полностью, хотя, даже смена одежды не избавила её от этого отвратительного запаха. Когда Фрэнк закончил с Нейтом, он обнаружил стрыгу на кухне, она разливала по двум чашкам свежесваренный кофе одной рукой, а во второй держала смартфон, в который задумчиво поглядывала. Её лицо было умыто, а одежда другая – розовая футболка с динозавром и варёные джинсы, словно она вынырнула прямиком из восьмидесятых. Хотя, волосы свисали окровавленными сосульками, от этого следа боя она не смогла избавиться на кухне. Квартира же явно принадлежала ей, повсюду валялась разноцветная одежда, на туалетном столике стояла целая куча парфюма и косметики, от которых тянуло сладкой ватой, клубникой и шоколадом, обувь была свалена у входа, дверью девчонка явно не пользуется, на ней висело несколько курток, да и всё. Однако, мебель была рядовой, обои рядовыми, кухонный гарнитур – тоже. Эта квартира была съёмной, тут была куча её вещей, но всё, что больше тостера – чужое. А ещё здесь пахло кровью. Её собственной, это Фрэнк с уверенностью мог сказать, хоть всё и было замыто с химией.

Сенка, не поднимая взгляда, придвинула одну кружку с кофе ближе к Фрэнку, а другую поднесла к губам, делая глоток. Её внимание было сконцентрировано на смартфоне. На несколько секунд повисла тишина, а затем Белич вздохнула и мрачно посмотрела на Фрэнка.
- Спасибо, - произнесла она серьёзно.
Безусловно, она бы и сама дотащила Нейта, смогла бы ему помочь, но делала бы это дольше, менее чисто и организованно. Неизвестно, чем такой финт мог закончиться. Не слишком приятно было осознавать, но оборотень помог ей. Всерьёз. Вероятно, её мнение сошлось с его собственным, они просто двигались в одном направлении.
- Я не уверена, что все они были там. Поэтому утром я выйду на охоту, и я рассчитываю, что ты не станешь совать мне палки в колёса, - она сделала ещё один глоток кофе, кажется, рассчитывая сегодня вообще не спать, - Если хочешь, можешь остаться здесь, мне всё равно, я в любом случае сменю место дислокации в ближайшее время. А можешь уйти и я не буду преследовать тебя в этот раз.
Стрыга чуть прищурилась, серьёзно глядя на Фрэнка. Сейчас он бесил её значительно меньше, хотя, пламя внутри потухать и не собиралось. Создавалось впечатление, что она ждёт подходящего момента, чтобы броситься на него, готова рвануть при малейшем триггере.
- Я созвонюсь с его семьёй утром, когда ему немного полегчает, иначе есть риск, что они полезут туда, куда лезть не стоит. Кроме того, нужно будет проверить всех этих людей на предмет слежки. Урок эти уёбки получили отличный, но если сохранилась хоть одна голова этой сраной гидры, проблем будет уйма.
Она просто рассуждала вслух, даже выглядела сейчас старше, чем обычно пытается казаться.
- Но ты меня удивил, - проговорила Сенка, убирая смартфон, - я была уверена, что ты убиваешь только нечисть. А оказывается, ты убиваешь всех подряд.
Было видно её раздражение, было видно её напряжение, только вот не слишком бросался в глаза тот факт, что интереснее всего ей было изучать Фрэнка, щупать его со всех сторон, пробовать на зуб. С момента, как она увидела его там, в театре, когда он размотал мозги мудаку, помышлявшему её саму порешить, стрыга решила, что стоит уделить ему больше внимания. Этот оборотень был способен удивлять.. Это, конечно, завораживало, но с этим нужно было что-то делать. Нельзя иметь под боком непредсказуемый элемент. Особенно, когда он знает, что девчонка лезет в любое пекло за своих людей. Захочет поквитаться с ней – у него уже есть рычаг давления. Осталось только выяснить, как далеко она сможет откусить его руки, прежде, чем он доберётся до неё.
Danger, danger, high voltage

Frank Shepard
тротиловый эквивалент правосудия
Аватара пользователя
Репутация: 19
Статус: тротиловый эквивалент правосудия
Информация: Фрэнк Шепард
~40 y.o. | 313 y.o.; истребляет зарвавшихся монстров; шарит в вооружении, живет в норе под землей, пытается справляться с тем, что осталось от его жизни.
На форуме: punisher
Сообщения: 25
Зарегистрирован: 31 авг 2019, 23:46
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#14

Сообщение Frank Shepard » 19 сен 2019, 17:45

Триста лет бесконечной войны. За свободу. За людей. За деньги. За принципы. За человечность. За покой и мир во всем мире. Фрэнк воевал за всё. Даже за пустые слова и лживые обещания. Сотни ран. Десятки таких, после которых люди не выживают.
Однажды Фрэнк, оставшись последним из своего отряда, двое суток пролежал среди горы убитых индейцев и англичан. И очнулся лишь когда шакалы попытались сожрать его как падаль. Тогда Фрэнк кое-как перебинтовал длинную рубленную рану от топора на своей груди, встал и пошел домой.
С тех пор Шепард изрядно поднаторел в полевой хирургии. Он даже читал кое-какие книжки и смотрел пару обучающих фильмов. Заштопать оборотня – гораздо легче, чем человека. Поэтому его собственной сноровки сегодня хватило с лихвой, чтобы разобраться со всеми ранами, которые нашлись у них с Нейтаном. Парень, едва оказавшись в ванной, потянулся к крану. Фрэнку пришлось придержать собрата, пока тот пил, долго и от души.
А потом Фрэнк обколол оборотня обезболивающим, и парень мгновенно и благодарно отрубился. Ему, очевидно, было искренне плевать, что с ним будут делать сейчас. Помоют и зашьют или просто порежут на куски и бросят псам. Плевать. Просто боль ушла. И сейчас не было ничего другого, что он мог бы желать в этом мире.
Когда все раны Нейта были зашиты и перебинтованы, Шепард оставил его на полу и принялся раздеваться. Осмотрел собственные повреждения. Дырки в бедре, в плече и в боку. Ничего нового. Ничего – необычного. В мясе осталась только одна пуля, остальные прошли навылет. Шепард ширнул себе последний шприц обезболивающего и снова взялся за иглу.

Через двадцать минут Фрэнк швырнул последнюю иглу с ниткой в раковину, к остальной куче окровавленных тампонов и обрезков бинта. Надел штаны, ботинки, прополоснул под краном окровавленную футболку. А потом завернул Нейта в большое полотенце и на руках вынес из ванной.
Ноздри тут же уловили настойчивый и яркий запах сладких духов. Яркие вещички, яркая одежда, яркие волосы и яркие ароматы. Эта девчонка любила быть заметной. Сочной. С претензией на невинность. Естественно, кто из людей подумает, что это сладкое милое дитя на самом деле – безумный кровожадный монстр, способный оторвать их бошку одним движением острых когтей.
Фрэнк услышал ее на кухне. Скрипнул на плите чайник. Вода льется в чашку. Шепард шагнул к дивану, укладывая Нейта и набрасывая на него подвернувшийся под руку плед, а сам вернулся в ванную за бронежилетом и снаряжением. Ошметки своего друга из раковины девчонка сможет убрать и без его помощи.
Свои вещи он бесшумно сложил у дивана. Только достал из кармана куртки здоровенный телефон с окровавленным экраном и один пистолет вынул из кобуры и сунул за пояс сзади. Случись что – этот калибр все равно не остановит монстра. Но сделать хотя бы два шага без пушки уже давно стало для Фрэнка невозможным.

Шепард встал на пороге кухни молча, словно не решаясь переступить границу от войны к ненападению. От хриплого рычания и басовитых выстрелов дробовика к двум чашкам кофе на столе.
Сейчас она еще больше походила на подростка. Розовая футболка, худенькое бледное личико, тонкие, будто прозрачные пальцы кольцом вокруг чашки. Она предлагала ему кофе. С таким лицом, будто он был кем-то настолько обыкновенным в ее жизни, что даже в глаза смотреть не нужно.
Фрэнк сейчас должен был развернуться и уйти. Молча. Распивать кофеи с чудовищем, что сожрало столько человеческих жизней. Столько невинных людей… таких же, как его дети. Как Джен…
- Спасибо.
Они угрюмо и мрачно смотрели друг на друга в упор. Сенка очевидно уже твердо решила сегодня больше не драться. А Фрэнк словно сомневался еще. Но в руках у него не было оружия. А на груди не было бронежилета. Лишь влажная, плохо отмытая от крови футболка, сквозь дырку в которой белели свежие бинты на боку.

Фрэнк никак не мог понять, что двигало этой девчонкой. Может быть, именно поэтому он все еще здесь. Сенка была непонятной. Непредсказуемой. Резкой, как пуля. И яростной, словно лавина. Она была древней как сам дьявол. И такой же безжалостной и кровавой.
Но тогда почему он все еще здесь?
Фрэнк Шепард хотел ответов. Хотел знать, что случилось тогда, триста лет назад. И до сегодняшней ночи он даже не представлял, как подступить к этому вопросу. Но сейчас видел, что этот монстр иногда бывает… человечным. Что и у Сенки есть слабые стороны. Как у всех. И если есть эти слабые стороны… то может быть. Есть шанс. Что он заставит ее когда-нибудь оставить в покое людей.

Она говорила о завтрашнем дне. Об охоте на охотников, а он все думал, откуда берутся такие чудовища. И что в их головах. Рождаются ли они такими, или жизнь мочалит их так страшно, что и высказать нельзя? Вырывает с корнем и выжигает все человеческое? Да? Или нет?
- А оказывается, ты убиваешь всех подряд.

Он молчал несколько секунд. И лицо его было похоже на маску. Стереть со щеки брызги чужой крови он даже не думал, - забыл.
- Ни хрена ты обо мне не знаешь. Так что хватит нести чушь.
Шепард коротко выдохнул, словно перед прыжком с обрыва. Шагнул вперед и положил на край стола здоровенный модный смартфон. Корпус в крови, но стекло цело, без единой трещинки.
А через секунду Фрэнк протянул вперед руку и аккуратно положил сверху на телефон отрезанный человеческий палец.
- Блок снимается по отпечатку.
Шепард, поморщившись, вытер окровавленные пальцы о штанину. И с сомнением взглянул на чашку кофе. Хороший кофе – редкость. Очень хотелось глотнуть горячего. Но если он сейчас примет от нее еду, – они вроде как преломят хлеб. А как преломить хлеб с врагом? Никак.
- Они все подписаны в контактах как «агенты» с номерами. Через телефонную компанию узнай, кому принадлежат все номера агентов. Через пару дней в Лаатсте Нивс уже будет некролог по трупам в театре. Сравни списки и узнаешь выживших.

Фрэнк смотрел ей в лицо и понимал, что он шагает не туда. Он помогает ей… Помогает монстру и убийце.
Да нихрена это не помощь. Просто она, как бешенная зверюга бросится по их следу. И Шепард может быть абсолютно уверен, что этот монстр отыщет каждого из них и подвесит на крюке для мяса. Так, как они этого и заслуживают. Она просто сэкономит ему время и силы. Вот и все. Никакой помощи…

Пиздобол…

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 114
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#15

Сообщение Senka Belich » 21 сен 2019, 21:41

- Ни хрена ты обо мне не знаешь. Так что хватит нести чушь.
Только посмотрите на него, какой нежный. Сенка невольно закатила глаза и качнула головой. Когда Фрэнк шагнул вперёд, стрыга опустила подбородок и внимательно на него посмотрела. Возьмёт ли он кофе? Даст ли ей в нос? Что у него на уме? Он выглядит спокойным и сосредоточенным, правда... печать сомнения на лице. На край стола лёг смартфон и девчонка опустила на него взгляд. Палец удостоился вопросительного движения ярких бровей.
- Блок снимается по отпечатку.
Белич мотнула головой и свела брови. Она сделала глоток кофе из чашки, что держала в руке и усиленно старалась понять, что сейчас происходит. Какого хрена? Чёртов оборотень, она ещё не успела осознать, почему он вдруг помог ей, как теперь... помогал снова? Хочет втереться в доверие, собака, не иначе. Однако... эта помощь была неоценимой. И никто из легальной нечисти не помог бы стрыге вычислить виновников смертей, никто не дал бы ей шанса вершить своё собственное правосудие, заливать улицы кровью тех, кого она выберет сама. Оборотень говорил, а девчонка смотрела на него серьёзно и сосредоточенно. она почти не дышала.

- Ты говоришь... - она сделала глоток кофе и поставила кружку на стол, - ты говоришь, что в этом смартфоне информация об ублюдках. Ты даёшь мне этот смартфон. И палец. Для разблокировки.
Она делала паузы между словами не то, чтобы Фрэнк всё осмыслил, не то, чтобы осмыслить самой. Не могло быть так, чтобы волк решил просто помочь ей в этом дерьмовом деле. Не мог он быть таким. Таким! Сенка вздохнула и напряжённо скрестила на груди руки, глядя на мужчину исподлобья.
- Я не буду задавать вопросов, в принципе, мне плевать на ответы, я всё равно не поверю ни единому твоему слову. Но у меня есть условия, - она отцепила от плеча одну руку и загнула мизинец к кулаку, - во-первых, я хочу акцентировать внимание на том, что я просила о помощи лишь там. О смартфоне я не просила. Но я приму его.
Белич не моргала даже, она была предельно серьёзна и внимательна сейчас, смотрела неотрывно на Фрэнка, да так, словно возвышалась над ним на три метра, а не дышала ему в пупок.
- Во-вторых, - загнула безымянный палец, - этот.... с позволения сказать, жест доброй воли не обязывает меня ни к чему. Однако, я соблюдаю правила, даже, если они негласны.
Девчонка обошла стол и подошла к оборотню ближе, всё ещё глядя тому в глаза. От неё не исходила угроза, стрыга была несколько измотана, да и находилась в эмоциональном раздрае, поэтому было дсотаточно очевидно, что кидаться она не станет. даже у такого монстра, как она были понятия о чести. Оборотень помог ей. Нельзя его убивать. Не сейчас.
- Ты помог мне при просьбе в театре. Ты принёс мне то, что поможет мне добить остатки ублюдков. Два добрых дела на одного оборотня. Многовато, как по мне, подозрительно даже, но сказать я хочу не об этом, - она мотнула головой, заставив окровавленные цветные сосульки волос качнуться, - Я исполню две твои просьбы. Или отвечу на два вопроса предельно честно. Ни больше, ни меньше. Я не собираюсь быть тебе обязанной всю свою долгую жизнь, поэтому ты должен прямо сейчас решить, чего ты от меня хочешь.

Стрыга сделала пару шагов вперёд и подошла к волку вплотную. Она провела языком по подушечке своего большого пальца и, протянув руку вверх, принялась этим же пальцем оттирать кровь с щеки Фрэнка. Ей для этого даже пришлось приподняться на носочках.
- Подумай хорошенько, волк, - тихо проговорила она, внимательно глядя на кровь на его лице, но при этом не встречаясь с ним взглядом, - другого шанса у тебя уже не будет.
Её голос звучал... убаюкивающе. Спокойно. Тепло. Он словно бы не принадлежал той, кто ещё недавно вытаскивала кишки из людей или сжигала их живьём. Сейчас она водила прохладной рукой по оборотничьему лицу и вновь играла в свои игры. Хотя, безусловно, было достаточно очевидно, что Белич находится в некоторой растерянности.

Она и помыслить не могла, что он будет для неё столь полезен. да ещё и добровольно. С одной стороны она не могла не ассоциировать его с его предком, хотелось посмотреть на него, прощупать его, понять. С другой стороны, она прекрасно помнила их встречи и ничего хорошего те в себе не несли, даже смерть прошлась совсем рядом с девчонкой. Ему нельзя было доверять. Так зачем это всё? Выгнать бы его к чёртовой матери прямо сейчас, но... чёрт, было слишком любопытно, что он скажет. Что выберет. Отвернётся ли он и откажется ли от этого её предложения? Как гордый одинокий волк, хех, которому не нужна ничья помощь, тем более, помощь сраного монстра. Или он выжмет из этого короткого союза всё и уйдёт с максимальной выгодой? Слишком любопытно. Но кроме этого интереса присутствовало желание... отплатить той же монетой. Где-то в глубине Сенка могла принять тот факт, что Фрэнк просто мочит ублюдков, независимо от их расы. Он был зол там, в театре. И он спас ей жизнь, убив козла на сцене. За это она ему отплатила, да, однако, факта вмешательства это не меняло. Им было нужно одно, только с разных сторон? За всю свою жизнь Белич не нашла в этом деле единомышленника, который бы не был бездумным монстром или упёртым законником, а тут вдруг объявился оборотень, эхо из прошлого, и он вдруг оказался им? Или это лишь видимость? Слишком много вопросов и, чёрт, как же хотелось ответов.

Она бы убила за них.
Danger, danger, high voltage

Frank Shepard
тротиловый эквивалент правосудия
Аватара пользователя
Репутация: 19
Статус: тротиловый эквивалент правосудия
Информация: Фрэнк Шепард
~40 y.o. | 313 y.o.; истребляет зарвавшихся монстров; шарит в вооружении, живет в норе под землей, пытается справляться с тем, что осталось от его жизни.
На форуме: punisher
Сообщения: 25
Зарегистрирован: 31 авг 2019, 23:46
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#16

Сообщение Frank Shepard » 22 сен 2019, 15:57

Дверь черного хода была даже не заперта, лишь накинут легкий крючок от сквозняка. Шепард выдавил его мягким осторожным нажимом. Дверь тихонько скрипнула и распахнулась.
Он стоял на пороге темного дома, в спину бил яркий свет огромной оранжевой луны. Двухэтажный старый особняк с собственным запущенным участком земли, грязным бассейном и парой хилых сараюх. Даже изгороди вокруг не было. Этот дом принадлежал старому потомственному аристократу, меценату и филантропу Вилли Янсену. Дед прожил долгую и наверняка славную жизнь. Но закончил свои дни в полной нищете, в хостеле, парализованный и ослепший на оба глаза.
Единственное, что осталось от богатства – это огромный двухэтажный дом, старый, как говно мамонта.
После его смерти нашлась парочка настолько дальних и мутных родственников Вилли, что справедливее было бы оставить разлагающуюся недвижимость старому Фригги - лабрадору мистера Янсена, - такому же древнему и больному, как и сам почивший хозяин. В отличие от родичей, Фригги хотя бы знал деда лично. Но закон есть закон. Фригги отправился в питомник для животных, а в дом заселилась парочка вампиров. И все бы ничего…

Фрэнк едва заметно шевельнул рукой. В пальцах мягко лежала рукоять короткого обреза пятидесятого калибра. Серебряная картечь с увеличенной навеской пороха. Выстрел таким патроном любому человеку вывернул бы запястье, но Шепард никогда не был человеком.
В доме остро пахло кровью. Свежей. Сегодняшней. Окна занавешены. Вокруг темно, как в гробу. Света из входной двери вполне хватало, чтобы сориентироваться на первом этаже. Второй же тонул во мраке и страстных захлебывающихся звуках бурного секса.
Фрэнк спокойно шагнул в дом. Коротким стволом обреза приоткрыл дверь в большую кухню. Кровь была здесь повсюду. Сраные упыри даже не прибрались за собой, просто оставили все как есть, занявшись друг другом.
Два тела. Парень и девушка. Он – на полу, с разорванной глоткой. Неаккуратно и грязно. Размах клыков узкий, зубы мелкие. Его убила женщина.
Второе тело принадлежало девушке. С этой все сделали чисто и чинно. Твари игрались в пафос и ритуализм. Конечно девушка была белокурой и красивой. Ее разложили на столе, с которого сбросили на пол остатки предварительного ужина. Потухшие свечи, разлитое вино, телятина в сливочном соусе, - это никого не интересовало. Важнее всего была бушующая от ужаса кровь юной девы. Укус аккуратный, словно бы вежливый и почтительный. В темноте ее кожа сияла бледной мертвенной синевой. В ней почти не осталось крови.

Этим уже не помочь. Но все еще можно спасти всех остальных.
Фрэнк спокойно и медленно поднимался по лестнице – слушая нарастающие агрессивные звуки. Будто две огромные рыбы с яростным рычанием шлепались друг о друга. Хорошо. Пока орут – ничего вокруг не слышат. Вампиры - чертовски быстрые и ловкие твари. Чтобы попасть наверняка – нужно хотя бы полсекунды. Их вечно не хватало. А теперь у Фрэнка была даже пара секунд. Хорошо.

Он открыл дверь пинком, одновременно засвечивая фонарь – мощный ультрафиолетовый луч широким потоком перекрыл всю кровать, вырывая из темноты ослепительно белую девичью спину и яркую гриву светлых волос.
Выстрел снес вампирше голову почти до основания. Ошметки волос, костяное крошево и фарш из мозгов обхлестали стену за кроватью. Девичье тело гибко накренилось и завалилось на бок, открывая Фрэнку второго участника этого чувственного свидания.
Мужику было лет тридцать пять. И отмеренные ему секунды уходили катастрофически быстро. Он был прикован к каменной стене здоровенными кованными кандалами. Кожа его бугрилась и исходила едким дымом в свете ультрафиолета, на члене болталась мертвая подружка а прямо в лицо заглядывало равнодушное бездонно-черное дуло дробовика.
- Не надо! Не стреляй! Она меня заставила. Она принуждала. Слышишь? Я тут не по своей воле. Она приковала меня! Я готов сотрудничать. Я дам много имен. Я все знаю. Не убивай! Пожалуйста!
Он не мог открыть глаза – мягкий синий свет выжигал все, до чего мог коснуться. Оставались лишь кости и белоснежные зубы.
- У меня огромный счет в банке. Я прямо сейчас сделаю тебе перевод. Только скажи, куда. Там почти миллион евро. Ты можешь столько всего сделать на эти деньги. Слышишь? Любое твое желание исполнится. Не стреляй…

Фрэнк выстрелил. Спокойно и ровно вдавил спусковой крючок.
Никто и никогда не сможет исполнить его единственного желания.

- Другого шанса у тебя уже не будет.
Фрэнк медленно и мягко завел руку за спину. Спокойно, без спешки и судорожных движений. Он не отшагнул, не дернулся, даже не шелохнулся, когда чудовищная Красная Шапочка коснулась его лица. Она слишком быстрая. И она слишком близко.
В ноздри снова ударил аромат конфет и каких-то сладких булок, которым она маскировала свой собственный запах.
Но Шепард все же не смог удержать лица. На миг в нем мелькнуло не просто раздражение – презрение и ярость, чего, видимо, Сенка и добивалась, так настойчиво сокращая расстояние между ними. Тесно, вплотную. Они дышат друг другом, ощущают тепло тел. Касания. Ярость. И ожидание, когда противник шевельнется. И попытки угадать, чего ждать. И что за этим всем стоит?

Он цыкнул презрительно и зло, будто последняя ее фраза переполнила чашу его терпения, и уже невозможно стало удерживать гнев.
- Торгуешься? - он словно искал ответную ярость в ее глазах.
- Все вы, твари, торгуетесь. Каждый раз. Думаете, что все можно купить. Семью. Верность. Молчание. Жизнь. Любое заветное желание. Всему есть цена, да? Нашлась тут фея, блядь…

Вот оно… То самое, чего ты так хотел, Шепард.
С того самого дня, когда стоял на коленях перед могилами своей семьи.
Ни одна война тебя не убила. Ни один монстр не смог дотянуться до твоего сердца.
Но ты все равно хотел этого. Сдохнуть, наконец.
Она дотянется. Она – сможет. Просто скажи то, что должен. Заставь ее…

- Только вот слова таких, как ты, нихера не стоят. Две просьбы, говоришь? Нахуй.
Рука за спиной сомкнулась на рукояти пистолета. Бесполезного и смешного. Но он не сдохнет безоружным.

-У меня всего одна… просьба.

Он вдруг пошевелился, наклоняясь над Сенкой, почти касаясь щекой ее виска.
- Верни. Мой. Медальон.

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 114
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#17

Сообщение Senka Belich » 23 сен 2019, 23:43

- Торгуешься?
Она видела его недовольство, его злость, но не то, чтобы... была против. Пусть злится, это даже забавно. Он говорил о покупке семьи, верности и молчания, но ведь Белич совсем не это ему предлагала. Она предлагала ему свою помощь, а он столь горделиво от неё отказывался. Она отняла ладонь от его лица, но всё ещё упиралась локтем в оборотничью грудь.
- Нашлась тут фея, блядь…
- Поговори мне ещё, - с саркастичной улыбкой проговорила Сенка, - ты думал, что феи - это маленькие лапули с крылышками? Наивный щенок.

Ей доставляла удовольствие его ярость.
- Две просьбы, говоришь? Нахуй.
Вы только посмотрите, какой гордый волк. Неужели, хочет отказаться от любой помощи со стороны мерзкого монстра, убивающего людей? Ах, что за тварь, ну как же принимать от неё что-то. Забери к чёртовой матери свои подачки, да? Кажется, Белич даже выглядеть стала более расслабленной, такой заезженный был этот сценарий.
-У меня всего одна… просьба.
Ах, что же это может быть? Не убивать людей, хех? Сдохнуть под мостом? Выдать кого-то? Столько вариантов и все такие вкусные. Стрыга растянула губы в улыбке, упирая локоть в грудь оборотня. Она не отстранилась, когда он приблизился к ней, он неплохо нагнетал напряжения.

- Верни. Мой. Медальон.

В такие моменты обычно проходит пара секунд молчания, а потом начинаются разборки. Нужно время на осмысление, на понимание, какой уровень наглости у твоего собеседника. Однако... сейчас всё произошло в то же мгновение, когда он произнёс последнюю букву. Девчонка вцепилась рукой, которая была поднята, в его шею, вонзая ещё человеческие пальцы в кадык. Вторая ладонь ударила его по руке с пистолетом, не давая направить дуло в себя.
- Он не твой! - не стесняясь своего голоса, выкрикнула ему в лицо стрыга.
Она надавила Фрэнку на горло, отталкивая его с такой силой, что, кажется, намеревалась через стену выбросить его в окно, в которое он залез. На её лице отражалась такая ярость, что, кажется, она готова была запихать его в убробу его матери, а не просто в окно. Она ощерилась, её зубы были чёрными и острыми, а пальцы уже больше походили на оружие, нежели на девичьи ручки.
- Он - мой! - выпалила она, хмуря брови, - ты сказал, что он тебе не нужен, так что иди к чёрту!
Эта вещь была немыслимо ей дорога, особенно теперь, когда она нашлась, спустя столько лет. Спустя всю жизнь! Медальон был у неё, лежал в ящичке тумбы, словно бы и был там всегда. Сам факт его существования успокаивал Белич, заставлял её вспоминать былые времена, размышлять о том, что случилось бы, если бы её не сожгли... или она тогда не сразилась с предком Фрэнка. Похоже, на неё начали охотиться именно в тот момент. Была бы она другой? Её золотые волосы могли и не стать вестниками смерти, как белоснежные, а глаза... какого же цвета были её глаза? Она так давно привыкла к этому жестокому жёлтому звериному взору в отражении зеркала, что уже позабыла, какой она была раньше. И какой могла бы быть.

Она не хотела быть такой. Но её таковой сделали. Пусть теперь пожинают плоды трудов своих, твари.

Стрыга не стала дожидаться, когда Фрэнк оклемается, она кинулась на него вновь, зная, что без жилета добраться до него будет легче. Она вцепилась в его ключицы зубами, а когтями принялась драть его грудь. Яростно, неистово. Она действительно очень боялась, что он учает медальон, который носил с собой столько лет, что найдёт его и отберёт. она не позволить этого. Девчонка давила на мужчину своим невеликим весом, но предпринимала все возможные попытки повалить его на пол или оттеснить обратно к окну. Вряд ли у него сейчас припасён такой арсенал, как там, в клубе. Наверняка нет. Никаких сюрпризов. Только горячая кровь. Сенка гулко дышала через сомкнутые губы, совершенно не скрывая своих гнева и страха за вещь... жадность ли это? В каком-то смысле. А ещё крошечные, почти неосязаемые семейные чувства, которые она могла испытывать лишь к этому медальону. У Фрэнка была семья. Да, он её потерял, какое горе, всё такое прочее. А у цветновласки семьи не было с момента, как умерла её матушка. Восемь чёртовых сотен лет. И сейчас появился минимальный намёк на неё. Крошечный осколок воспоминаний и тёплых мыслей.

За эту вещь она будет биться до конца.
Danger, danger, high voltage

Frank Shepard
тротиловый эквивалент правосудия
Аватара пользователя
Репутация: 19
Статус: тротиловый эквивалент правосудия
Информация: Фрэнк Шепард
~40 y.o. | 313 y.o.; истребляет зарвавшихся монстров; шарит в вооружении, живет в норе под землей, пытается справляться с тем, что осталось от его жизни.
На форуме: punisher
Сообщения: 25
Зарегистрирован: 31 авг 2019, 23:46
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#18

Сообщение Frank Shepard » 30 сен 2019, 00:59

Она должна была убить его сразу. Одним ударом. Или хотя бы серией ударов, если уж ей захотелось бы его помучить.
Вырвать глотку, так, чтобы кровь из артерии хлестнула на потолок и на стену за спиной, а внутри, в кровавом месиве лунно-белесой мягкостью чтобы сверкнули кости позвоночника.
Вонзить острые когти под ребра, рвануть вверх, разламывая грудную клетку и открывая легкое, трепещущее, икорно-розовое, словно нежный лосось.
И третьим молниеносным движением всунуть руку прямо внутрь, точно в центр груди, нащупывая трепещущее крупное горячее сердце. Сжать в кулаке и рвануть наружу, раздирая артерии, вены, мышцы и обрывая саму жизнь. А потом смотреть в глаза подыхающей жертве. Псу, который так устал быть один.

Но она не смогла.
Ударила в горло, оттолкнула, зарычала, зафырчала и взъерошилась.
А потом бросилась вперед. Добивать. Рвать и кромсать.
Но было уже поздно.
Зверь понял, что его убивают. И взял верх. Так, как инстинкт выживания берет верх над логикой, чувствами и эмоциями. Так, как тело судорожно бьется в конвульсиях, пытаясь глотнуть ускользающего воздуха. С природой не спорь – проиграешь. И Фрэнк проиграл.

Она рвала его грудь когтями, а он до какой-то секунды даже не пытался сопротивляться. Просто позволяя ей наносить удар за ударом. Даже рук не поднимал. Только смотрел насмешливо и победно, будто выиграл не только этот бой, но и всю чертову войну.

А потом, в какой-то неуловимый миг все изменилось. Темные карие глаза резко, в один миг налились ярким, янтарно-желтым. Одним движением он подтянул руку к горлу, защищая смертельно-опасный участок, а второй отшвырнул Сенку с себя мощным толчком. Задел. Попал. Скинул. Тело его будто стальной пружиной подбросило вверх. Он одним прыжком встал на ноги, но тут же опустился на колено. Судорога прошла по всему телу от плеча до самых пяток. А в лице на миг отразился дикий ужас. И это точно было что-то пострашнее, чем разъяренная стрыга.

Оборотень оглушительно и испуганно, рявкнул. И этот явно страдающий и неожиданно отчаянный человеческий вопль утонул в зверином рыке – низком, хриплом и вибрирующем. Это был настоящий волчий бас.

Фрэнк ненавидел свою звериную сущность. Ненавидел и боялся ее. С самого детства, когда он впервые обернулся лопоухим длинноногим волчонком, Фрэнк не мог справиться с этим безотчетным ужасом перед превращением. Это было той вещью, которую он так и не мог научиться контролировать. Если бы Шепард был женщиной с ребенком, возможно, он мог бы сравнить свое обращение в зверя – с родами. Когда что-то лезет изнутри, раздирая тебя на части, а ты не можешь ничего с этим сделать, не можешь остановить, не можешь контролировать, не можешь ускорить или хоть как-то повлиять на все происходящее. Это оно управляет тобой. И делает с твоим телом и разумом все, что только пожелает.
Но Шепард не был женщиной с ребенком. И ему не с чем было сравнить. Поэтому он продолжал бояться. Зверь – настоящий хозяин этого тела. Волк – единственная тварь в мире, которую боится Фрэнк Шепард. Это он сам. Это его истинная сущность, с которой он не смог сжиться и смириться. Которую не смог перестать бояться. До одури. До тошноты. До щенячьего визга. До смерти.
Одежда свалилась с огромного черного зверя. Он выскочил из штанов и ботинок. Лишь на шее осталась висеть цепочка с тонким обручальным кольцом.
И Сенка с ее опытом и многими сотнями и тысячами знакомых существ, могла бы сейчас многое понять об этом оборотне. Никто и никогда его ничему не учил. Ни обращению, ни самоконтролю, ни владению своей сущностью. Может, потому он и взялся за оружие, компенсируя отсутствие природных способностей. Он даже не мог обратиться в зверя вместе со всей своей одеждой. Его чертовы штаны, ботинки и ремень – остались на полу сиротливой скомканной кучкой.
Но его ужас сейчас был почти осязаем. Сенка могла бы успеть подскочить и смертельно ударить его несколько раз до тех пор, пока он не обернулся окончательно. Медленно. Невероятно и непозволительно для оборотня его возраста.
А когда он все же встал посреди ее комнаты, сделав ее еще более тесной своими мощными габаритами, - все стало еще хуже. Этот огромный матерый зверь выглядел как шокированный избитый щенок. Хвост поджат между ног, уши опущены вниз. Едва он увидел свои черные мохнатые лапы, как вздрогнул и попятился, попытался отпрянуть испуганно назад, от самого себя. Отступил назад, к окну, приседая на задние лапы и судорожно оглядываясь не на Сенку, которая была сейчас его главным врагом, а по сторонам, коротко и невнимательно, будто вся эта атмосфера, запахи, звуки и звериное ориентирование в пространстве – шокировали его до одури.
Кровь капала с его мохнатой черной груди, широкой как стол, но в длинной густой шерсти не видно было ран. Волк, пятясь, оставлял кровавые отпечатки огромных лап на полу.
А потом он все же натолкнулся взглядом на стрыгу, и волчий взгляд, метнувшийся в сторону отброшенного пистолета, был вместо тысячи слов.

Фрэнк понял, что он проиграл. Зверь не даст принести себя в жертву, как послушного теленка. Он будет сопротивляться до последнего. Но Шепард ни за что в жизни не хотел сдохнуть этой тварью. Все что угодно. Только дайте умереть человеком. Оборачиваться обратно он так и не научился. Форма зверя спадала с него сама, чаще всего утром, после того как он просыпался. Потому сейчас единственное, что оставалось – это бежать.
Зря он надеялся на Сенку. Даже ей не под силу оказалось убить Шепарда. Она промедлила. А может, не захотела. Сейчас это было уже неважно. Путь в комнату из кухни был отрезан. Оставалось лишь окно кухни. Тут не было пожарной лестницы – лишь три этажа вниз до темной брусчатки. И Фрэнк без сомнения выбрал этот путь. Наверняка он сломает ногу или даже не одну. Там, где обычный оборотень даже не почесался бы.
Но выбор был небогат.
И Шепард метнулся к окну. Тяжелым массивным и абсолютно неуклюжим прыжком зверя, который чертовски сильно путается в четырех лапах. Если после приземления он останется жив – это будет чудом.

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 114
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[30.06.2018] На одной стороне

#19

Сообщение Senka Belich » 30 сен 2019, 13:21

Сенка не хотела его убивать. Она была готова орать «да я с тебя шкуру спущу» или «тебе хана», но на самом деле к этому не стремилась. Да, опасность потерять медальон напугала её и стрыга билась бы действительно до смерти, если бы было необходимо. Однако, волк был интересен ей живым, его лицо было отголоском далёкого прошлого, того, в котором она ещё не была чудовищем. Как бы она ни отнекивалась от этого клейма, она его заслужила. Заработала, пуская людям кровь. Сколько раз она пыталась остановиться? Не сосчитать, слишком долго жила эта тварь, чтобы время от времени предпринимать попытки перестать быть сукой. Но каждый раз всё шло не по плану и становилось только хуже.

- Джозеф, как думаешь, может монстр стать человеком?
- Гипотетический монстр может стать, кем угодно.
- А не гипотетический? Настоящий.
- Настоящих монстров не существует.
- А если бы существовали?
- Думаю, нет, монстр есть монстр.
Они тогда лежали на крыше фабрики. Девчонка подпирала белёсую голову ладонями, а паренёк задумчиво потирал козырёк своей кепки. В отдалении раздался пароходный гудок. Какое-то время они молчали, а затем девушка вновь подала голос:
- Как ты себе их представляешь? Монстров.
- Ну, они огромные, волосатые, с рогами и … копытами? – парень пожал плечами.
- То есть, ты боишься коров? – она заливисто рассмеялась, чем вогнала мальчишку в ступор.
- Нет же! Как огромные черти!
- Да ладно тебе, я же пошутила, - она приняла сидячее положение, нависая над ночным собеседником, - ладно, если монстр не может стать человеком, может ли он стать хорошим?
- Ну, если он разумный, то может, конечно. Кто угодно может стать хорошим, если захочет.
- А что, если я скажу, что монстры существуют?
- Я тебе не поверю.
- А если я докажу?
Паренёк с ехидной улыбкой приподнялся на локтях.
- И где ты собралась его искать?
- Нигде, он уже здесь.
Мальчишка с улыбкой осмотрелся по сторонам.
- Что-то я его тут не вижу, - саркастично выдал он.
- Видишь. Монстр – это я, - улыбнулась белобрысая.
- Ага, конечно, - он поднялся и оттянул её ногу в сторону из под юбки, - копыт не вижу, рогов тоже что-то нет.
- Ну, не все монстры – коровы, - хохотнула девчонка и притянула к себе ноги, обнимая их руками, - у монстров острые зубы и длинные когти. А ещё они умеют превращаться в зверей.
- Ну это ты что-то совсем фантазии дала разгуляться. Ты говорила о доказательствах. Ну, давай, доказывай. Всё равно ничего не придумаешь, монстры злые и страшные, а ты милая и добрая. Ты не монстр и не сможешь переубедить меня.
Он был настроен скептически к разговору и лояльно к стрыге. Может быть, это был тот самый шанс? Она подалась вперёд, упирая ладони в крышу, и слегка прикоснулась губами к щеке юноши, тот аж зарделся, но в лице не изменился.
- Вот кошмар-то, до смерти меня напугала, точно монстр, не иначе, - иронично произнёс он, всё же, расплываясь в улыбке.
- Да нет же, глупый, я просто хочу сказать тебе, что даже, если буду выглядеть пугающе, не причиню тебе вреда. Если, конечно, ты не начнёшь верещать, как девочка.
Он закатил глаза, а стрыга отстранилась. В лунном свете видно было достаточно для фантазии, но недостаточно для уверенности. Её чёрные зубы и длинные когти потерялись на фоне звёздного неба. Тем не менее, мальчик напрягся.
- Это как ты такое провернула? У тебя с собой обувной крем? Ты же отравишься!
Он протянул руку и беспардонно провёл большим пальцем по её чёрным смертоносным зубам. Потёр. Посмотрел на свой палец. Рядом двинулись когти, стрыга давала ему возможность хорошенько рассмотреть их. Сейчас было начало двадцатого века, достойный грим появится только через столетие, да и он потребует массу времени.
- Я же говорила, я – монстр, - произнесла девчонка и склонила голову.
Мальчишка молчал, видимо, пытался сложить в голове картину. Но выглядел настороженным. Она чуть приблизилась, он чуть отстранился. Всё понятно.
- Ты говорила, что монстры превращаются в зверей…
- Да, это я тоже могу. Смотри.
Она уже не питала надежд, она знала, как кончится эта ночь. Она кончалась одинаково из раза в раз на протяжении столетий, менялись только костюмы и обстановка. И разговоры всегда были одинаковые. Монстр может быть хорошим? Может! Я - монстр. И выходило, что нет. Не может. Стрыга опустила голову, а подняла уже усатую морду. Маленькая пушистая белая кошка махнула хвостом и потянулась вперёд, потеревшись о колено мальчишки своей макушкой. Но это ничего не изменило. Паренёк издал не то вздох, не то взвизг, подскочил на ноги и наутёк помчался с крыши. На краю, как только он склонился над лестницей, ему прямо в ноги влетела белоснежная птица, заставляя потерять равновесие и, напоследок взмахнув руками, помчаться вниз с высоты фабрики. Стрыга упорхнула прочь, оставляя своего несостоявшегося кавалера и несостоявшийся ужин лежать у стены со сломанной шеей. Плохое место, там его найдут в лучшем случае через несколько дней. Жаль, красивый был мальчик. Но его смерть совсем не огорчала Белич, слишком часто происходили такие ситуации, чтобы горевать по неплохим людям. Он был добр, наивен и глуп. Такие не живут долго. Зато она помнила каждое имя, каждое лицо, которому открывалась во время своих странствий. Открывалась в надежде на понимание, а не с целью напугать перед смертью. Братислав, Вук, Ранка, Милица, Радован, Ангелар, Тияна, Изельда, Молли, Джон, Айзек, Роджер, Майкл и Джозеф. Каждая пара глаз была в памяти, каждое из лиц. И ужас на них. Абсолютно одинаковый во всех случаях. Люди говорили о любви, о дружбе, взаимопонимании и взаимопомощи, но не готовы были ни к чему из этого. Каждый раз Сенка зарекалась верить людям и надеяться на то, что они изменятся. Каждый раз она не держала это слово и всерьёз надеялась, что уж этот-то человек поймёт её и примет. Сначала она любила людей. Потом относилась к ним с осторожностью. Потом эти вспышки надежды становились всё реже. И теперь появлялись с такой частотой, что стрыга попытает удачу не ранее, чем через сотню лет. Когда она убила Братислава, Белич долго была в трауре, она рыдала ночи напролёт и до сих пор помнит тепло его рук. О смерти Тияны она скорбела тихо. На смерть Джозефа Сенка отреагировала примерно никак. Она просто запомнила его и всё. Она была готова к тому, что он не примет её. Надеялась. Но была готова.

Сейчас же перед ней был другой монстр, желавший быть человеком. И это было не отражение в зеркале. Хотя, кажется, у Фрэнка это дело выходило даже хуже, чем у Сенки. Может быть, поэтому она так не хотела обрывать его жизнь? А может быть, потому что он принимал её? Знал, что она – монстр, ненавидел её, презирал, но принимал. И не боялся. Когда в последний раз она видела таких? Нельзя было просто избавляться от него, он был слишком ценен, он давал возможность Белич что-то почувствовать снова. Сейчас, когда кровавая пелена спала с глаз, стрыга замерла, больше не врезаясь в крепкие оборотничьи кости. Она не хотела его убивать. Только сейчас она в полной мере осознала это, призналась в этом самой себе. Она. Не хотела. Его. Убивать. Кто бы мог подумать, чёрт подери! Правда, окончить мысль девчонка не успела – волк отбросил её. Кажется, он только сейчас впервые дал ей отпор. Но эта мысль слишком быстро пронеслась мимо, потому что кое-что произошло. Белич болезненно поморщилась и подняла плечи, борясь с болью в спине, которой она впилилась в угол кухонного шкафа.

Фрэнк был готов обратиться.

Вот это сулило Сенке не шуточные проблемы, потому что оборотни были крупнее, быстрее и смертоноснее, чем она сама в зверином обличье, а в человеческом есть шанс не задавить массой. Теперь пора было подключать мозги. Оборотень издал рык, заставив вздрогнуть бокалы в шкафу и девчонку вскочить на ноги. Только вот зверь, скоро представший пред её взором не был пугающим. Он был напуганным. Стрыга слишком долго была животным, чтобы не понимать жестов, движений и голоса. Фрэнк был в ужасе. Он хотел быть человеком, но его внутренняя суть взяла над ним верх. Иронично. Сенка могла бы сейчас полоснуть его по глотке когтями, вырвать ему сердце, но… не этого она хотела. Поэтому даже не шелохнулась. И когда их взгляды встретились, девчонка выпрямилась и опустила руки, открыто демонстрируя своё бездействие. Но на лице её горела жутковатая, но восторженная улыбка, полная острых чёрных зубов. Он боялся своей сути и это было универсальное оружие против него. Не убивающее, но превращающее его в трусливого щенка. Это знание делало Сенку победителем этой схватки. Не последней. И всё ещё не оконченной. Белич резко сорвалась с места, когда волк попытался рвануть к кухонному окну. Нельзя было привлекать внимание к этому месту, поэтому прежде, чем огромная туша вынесла стекло вместе с рамой, девчонка резко подняла створку вверх, давая ему выскользнуть максимально тихо, учитывая его габариты. Сама же скользнула в сторону, произнеся ему вслед негромко:
- До встречи, волчок, береги свой бочок.
Огромный зверь был достаточно силён, чтобы пережить удар об землю с этой высоты. Даже, если он неумел, даже, если он неловок. Он выживет. И уползёт в свою берлогу, где бы она ни была. Стрыга хотела бы проследовать за ним, но она обещала, что не сделает этого сегодня. Сколько своих слов она нарушала раньше – не счесть, она была виртуозной лгуньей, но Фрэнку она врать не хотела. По крайней мере, пока. Да, она была монстром. Но не бесчестной мерзкой тварью. Он помог ей, она не будет его преследовать. Пусть бежит, куда хочет, лишь бы его не нашли. Потому что им ещё предстояло встретиться. Не раз и не два.

Девчонка стояла у окна, покрытая кровью оборотня, и смотрела ему вслед. Глубокий вдох. Выдох. Есть более важные дела. Сенка закрыла окно и вернулась к месту побоища, где осталась куча вещей мужчины. Присев на корточки, она собрала всю кучу и поднесла к лицу, втягивая носом запах и закрывая глаза. Сегодня она не будет преследовать, но она найдёт его. И по следу она пойдёт уже завтра, сразу же, как передаст Нейта его семье. Стрыга открыла глаза и провела ладонью по луже крови на полу. Прохладная. Даже замывать её не хотелось, жаль, что придётся. Девчонка села на пол, положила вещи Фрэнка себе на колени и медленно выдохнула. Сначала ублюдки. Потом оборотень. Его след не потеряется, теперь она знала, как он действует и куда движется.

Теперь ему от неё не спрятаться.
Danger, danger, high voltage

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость