[25.12.2018] Ёлочка, гори

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#1

Сообщение Nina Skorzeny » 03 окт 2019, 09:29

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
середина дня.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Северная Германия, Шлезвиг.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Gabriel, Nina Skorzeny.

СИНОПСИС:
В небольшом немецком городке по соседству с Данией происходят странные вещи: внезапный всплеск замерших беременностей и выкидышей. Подобные грустные события встречаются и совершенно по естественным причинам, но не в таких масштабах.
И пока местный роддом пытается разобраться в происходящем, привлекая заодно доктора Скорцени, чьи КДЛ работают с анализами на аутсорсе по всей зоне Евросоюза, маленький датско-немецкий Шлезвиг внезапно становится местом очень странных семейных встреч.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#2

Сообщение Gabriel » 04 окт 2019, 01:41

В декабре холодно было даже в Ницце. Туристы прогуливались по площади Массены в теплых куртках, а когда Габриэль Бушар по привычке поднимался на палубу босиком, телесный облик архангела противился этому, как мог: стылое железо до боли обжигало ступни. И это… бодрило. Люди были слабы, век их, по сравнению с тем безвременьем, что предполагает бессмертие, казался короче, чем сполох искр, отлетающих от костра, но чувства их имели необычайную яркость и формировали удивительную картину мира, реальности, данной в ощущении. Путешествуя через центр звезды где-нибудь на краю вселенной в своем первозданном виде, Габриэль познал бы больше, но почувствовал бы неизмеримо меньше, чем в тот миг, когда у него, - человека, - начинали замерзать уши от хозяйничающего над побережьем ветра. Впрочем, он не всегда позволял себе подобную двойственность ощущений. Но сейчас за спиной его, подобно гигантскому живому существу, дышало море, и воды его тянулись за Луной, двигающейся к небесному меридиану. На траверзе пульсировала жизнь и энергия иного рода, людской город готовился к Рождеству, суетился в ожидании чуда, и в нем каждому причиталось свое: подарки, дружба, любовь, семья, разочарование, одиночество и смерть. А уши продолжали мерзнуть.
- Месье Бушар, возьмите куртку.
На яхте был капитан, крепкий мужчина на шестом десятке, татуированный якорями и русалками, воспринимал своего работодателя, как неплохого парня со странностями, но поскольку творческие натуры уже давно убедили весь мир, что у них закономерно не все дома, Габриэль не стремился разрушать эту иллюзию.
- Спасибо, Питер. Я задумался. И не почувствовал, что замерз.
Питер, обычно склонный к ворчливой отеческой заботе, на этот раз только плечами пожал.
- Я вам еще нужен? Хотел поехать, купить внукам подарки на Рождество.
- Нет, можешь заниматься своими делами. Я буду работать. И не забудь показать мне подарки.
У Питера были хорошие внуки, Габриэль приглядывал за ними так же, как их дед приглядывал за ним самим.

Он спустился в каюту и включил компьютер. Почта была завалена свидетельствами очевидцев о разного рода сверхъестественных событиях. Не так давно месье Бушар анонсировал для своих поклонников, что его следующая книга будет посвящена именно этой теме, и попросил поделиться личным опытом, у кого какой имеется. Нет, он не проверял эффективность соглашения о невмешательстве, заключенного еще в XI веке и перезаключенного после второй мировой, скорее просто любопытствовал, насколько АМБ удается заметать следы тех, о ком людям ни в коем случае не полагалось знать. Рассказы, фотографии, видео… Мир менялся, раньше нужны были десятилетия, а иногда столетия для того, чтобы распространить в нем знания. Теперь это происходило мгновенно, и важнее было научиться отделять в новом Вавилоне Интернета зерна от плевел и правду от вымыслов и домыслов. Архангел не касался клавиатуры, страницы на его мониторе сменялись сами по себе со скоростью, за которой человеческий глаз с трудом мог уследить. Пока изображение не остановилось, что означало, что Габриэлю удалось отыскать в лавине обрушившихся на него откровений что-то, что его заинтересовало. Это была запись видео регистратора, камера скрупулезно сохранила время и дату, приславший запись уверял, что она сделана в окрестностях Рима. Вспышка света, ставшего материальным настолько, чтобы располосовать два автомобиля вместе с их пассажирами, взрыв, всепоглощающий огонь. Людская техника обезличила сигнатуру силы, и все же случившееся выглядело знакомо. Как-то даже «по родному». Среди тысяч и тысяч существ, блуждающих по земле в своем тайном магическом мире по своим неведомым людям делам, это, кем бы оно ни было, заслуживало особого интереса.
Значит, нужно лететь в Рим?
Габриэль откинулся в кресле, сплетая пальцы рук в замок, и заговорил сам с собой на языке, который не звучал на Земле со времен вавилонского столпотворения.
«Дай мне знак»
Со стороны происходящее выглядело проявлением глупейшего суеверия, но архангел знал, как странно порой работает дар предвидения.
На экране всплыло уведомление.
Сообщая о новом электронном письме.
Адресат священник. Представился по всей форме, и кто, и откуда. Шлезвиг, Габриэль даже не мог сразу вспомнить толком, где это. Преподобный обвинял его дурном влиянии на свою паству, глупые бездуховные книжицы, сначала было Слово, и куда все скатилось. Архистратиг Гавриил мог точно и довольно подробно рассказать, куда именно, но сейчас важно было не это. Предвидение накрыло само по себе, пахло снегопадом, кофе и смертью. Фигура сидящего за рабочим столом мужчины поблекла, теряя четкость, какое-то недолгое время через полупрозрачный силуэт можно было рассмотреть противоположную стену с пластиковой книжной полкой, а потом хозяин кабинета и вовсе растаял, оставив за собой едва ощутимый запах грозовой свежести.
В аэропорту Фленсбурга материализовавшийся Габриэль сначала озадаченно уставился на свои босые ноги, потом, иронично дернув плечом, привел себя в подобающий вид, - длинное пальто, теплый шарф, высокие ботинки на шнуровке, - и только после всех этих невидимых окружающим занимательных метаморфоз облика протянул парню у регистрационной стойки свои водительские права и кредитку.
- Мне нужна машина. Не подскажите, сколько от вас до Шлезвига?
- Километров тридцать, - предположил тот. – Вам сказать точнее?
- Не стоит, это не настолько важно.
- Тогда залог… Страховка… Не забудьте вернуть ее с полным баком…
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#3

Сообщение Nina Skorzeny » 04 окт 2019, 15:39

Волны бухты лениво плескались, ударяясь о берег, и в этой монотонности угадывалась какая-то неизбежность. В этом году было чуть теплее обычного, термометр еле-еле согласился показать ноль; погода, видимо, размышляла о том, что пора соответствовать проникновенным рассказам защитников экологии о глобальном потеплении.
Было сыро. Кутаясь в плотное серое пальто, Нина чуть заметно поёжилась и, пропустив медсестричку, выскочившую за стаканом кофе в соседнее кафе, вышла из роддома на улицу.
Высокие каблуки сапог твёрдо простучали по вымощенным плиткой ступеням.

Доктор Скорцени приехала из Берлина ночью, прокатившись с двумя пересадками почти до датской границы. Это только на сувенирных фарфоровых тарелочках, которые продавали в немецкой столице, Германия казалась аккуратной и небольшой.
Впрочем, Сауле не жаловалась. Она любила поезда, в них было что-то такое родное и привычное, что отдавало ностальгией и запахом крепкого чая, заваренного проводником. Дойчебан, правда, не располагал этими жуткими гранёнными стаканами советского наследия, да и вагоны у них были сильно помоложе, но стук колёс оставался неизменным всюду.
С остальным неплохо справлялась и фантазия.

Однако - и, в общем-то, достаточно ожидаемо, - поездка ничего не смогла дать (кроме каких-нибудь красивых определений про “репутационные риски” из учебников по маркетингу), инициированное расследование закончилось ничем, никаких нарушений со стороны лабораторий не выявлено. Да и не могло; в своём оборудовании доктор Скорцени, учитывая затраты на его покупку, обслуживание и бесконечное обучение младшего персонала, имевшего нехорошую привычку страшно пугаться мигавших лампочек на панели, была уверена. В анализах беременных и лежавших на сохранении женщин было всё хорошо не только в выписках, но и на самом деле; в порядке были и они сами.
Резкий скачок замерших беременностей и выкидышей был, должно быть, просто статистическим феноменом, потому что ни одной более правдоподобной причины найти было невозможно.
Это были здоровые женщины - по крайней мере, в абсолютных величинах медицины. Все они были способны выносить и родить ребёнка.
Были.
Что-то случалось.

Но врачи, наблюдавшие за этим уже около двух месяцев, проверили всё, что пришло им в голову, и даже то, что прийти вроде бы не могло. Инфекционные возбудители, токсические вещества, генетические заболевания - не было ничего.
Статистика - одна из самых бессердечных дисциплин в мире, ряд цифр и значений, за которыми скрывается множество грустных историй, обезличенных и превратившихся в сухие факты.

“Статистический феномен.”
Ничего больше. Не напишешь же в протокол свои смутные предчувствия на грани вещих снов.

Взглянув на часы, Нина в очередной раз пришла к выводу, что хотя бы раз в день можно позволять себе обед, свернула в первое попавшееся кафе, даже не обратив внимание на название, начертанное на вывеске изящным готическим шрифтом.
Пристроив своё пальто на вешалку и оставшись в простом голубом платье с широкой юбкой, Скорцени выбрала столик в дальнем углу. Было тепло; мягко переливались гирлянды рождественник украшений на стенах.
Женщина смотрела в окно. Остро чувствуя дыхание болезни, она ощущала, что с роддомом где-то в глубине было что-то не так, но никак не могла понять, в чём же дело.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#4

Сообщение Gabriel » 05 окт 2019, 08:26

Архангел Гавриил добрался до Шлезвига ночью, так же, как и Нина, а утром пошел в кафедральный собор святого Петра, взглянуть на знаменитый (в глазах тех, кто в принципе интересуется подобными вещами) алтарь и посмотреть на священника, который, сам того не ведая, призвал его в этот город.
Бренный сосуд, который есть временное вместилище бессмертной души, Преподобного изрядно потрепало временем, добрый пастырь часто болел и еще чаще брюзжал, аура его напоминала старые мазки светлой краски, раздробленные сеткой темных трещин телесных слабостей и душевных разочарований. Решительно, на фоне тринадцатиметрового резного алтаря, излагающего жизнеописание Христа с момента его ареста до вознесения, смотрелась как-то не очень вдохновляюще, так что Габриэль решил добавить этому полотну немного святости. Сквозь низкие, набухшие от сырости облака, на несколько минут выглянуло солнце, лучи его пробились в стрельчатые окна, превращая пыль в воздухе в сияние, лица людей разгладились, а по полу, между дубовыми скамьями для прихожан, заплясали странные, похожие на знаки на магических печатях блики света. Такой благодати собор в Шлезвиге не знал, кажется, с тех дней, когда Юрриан Овенс писал Голубую Мадонну.
Но на этом “милые шалости" пора было заканчивать, людей присутствие ангела не беспокоило, они ощущали его лишь настолько, насколько предопределено их природой, то есть очень слабо. Но тот, кого Габриэль надеялся отыскать, был не совсем человеком. А может, совсем не человеком. Поэтому стоило впредь быть осторожнее и оставаться неузнанным до той поры, пока он сам не пожелает, чтобы его узнали.

Город пропах рождественскими пряностями, имбирем, корицей и мускатным орехом. Архангел осторожно проверял частоту биения его пульса, притрагиваясь, словно к артериям, к расходящимся от центра штрассе и гассе. Ничего. И снова ничего. Ничего похожего на то, что он почувствовал, когда просматривал видеозапись.
- Мама, мама, я хочу пирожное!
Девчушка лет пяти настойчиво тянула за рукав к витрине кафе свою мать, молодую белокурую женщину, под свободным пальто которой угадывалось еще одно скорое пополнение в семействе светловолосых.
Та виновато оглядывалась, прохожие оборачивались, но большей частью понимающе улыбались. Обернулся и Габриэль, пытаясь рассмотреть, что именно в меню десертов так привлекает малышку. И увидел…
Нет, не увидел, потому что Нина выбрала столик далеко от окна, но совершенно точно ощутил присутствие, и одновременно словно глотнул холодной воды с привкусом пепла.
Вода? Почему на ум приходит именно вода?
- Я вижу, фройляйн знает толк в сладостях, - окликнул Габриэль девочку. – Покажешь мне, какое пирожное тут самое вкусное?
И учтиво придержал дверь, пропуская в кафе мать с дочерью. А затем зашел и сам.

Женщина.
А он ждал чего-то иного?
Она казалась намного слабее, чем тот, кто мог устроить взрыв в Риме. Умеет скрывать свои резервы и возможности? Кто-то ей помогает?
Для проформы Рафаэль оглядел зал, в кафе еще были свободные столики, но подсесть архангел все же собирался к уже занятому.
- Вы знаете, что голубой цвет имеет особое значение для этого города? - он мазнул взглядом по голубому платью женщины и смущенно улыбнулся. Смущение в большинстве случаев действует на людей вернее самоуверенности. – Позволите составить вам компанию? У меня, знаете ли, боязнь пустых столиков в кафе.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#5

Сообщение Nina Skorzeny » 05 окт 2019, 21:17

К еде Нина так и не притронулась, и единственный живой интерес возник у неё будто бы к кофе, поданному в крупной толстостенной чашке из белой керамики; об неё было так приятно греть ладони, сцепив их в “замок”. Терпкий запах корицы щекотал обоняние.
Однако вскоре, из бескрайнего моря мыслей, Нину внезапно вырвал мягкий хлопок входной двери; молодая женщина с дочкой лет пяти и ещё мужчина, вошедший следом, но совершенно ясно ощущалось, что он - не с ними, один.
Скорцени вздрогнула, так и не сумев понять, откуда появился привкус пепла, ведь никто не курил.

Девочка показывала своей маме что-то на витрине с десертами.
Было спокойно и даже уютно внешне - и так неуверенно-тревожно на самом деле.

Первое ощущение от подошедшего мужчины было сродни порыву ветра с бухты, и Сауле неуверенно улыбнулась в ответ, несколько нервным жестом поправляя подол платья. Её взгляд казался приветливым, но в нём притаился отголосок настороженности. Скорцени до сих пор не знала, что с ней случилось в Милане, не до конца понимала, чего следует опасаться дальше, а потому напоминала сейчас сжатую пружину, готовую в любой момент распрямиться.
Незнакомцы и случайные попутчики не казались самыми надёжными кандидатами для того, чтобы выпить вместе чашечку кофе. Высокий, подтянутый, темноволосый, этот пах свежестью, которую принёс с улицы, и чем-то горьким. И немного - терпким запахом благовоний, должно быть, от куртки.

С его сути взгляд соскальзывал, но безошибочным шестым чувством дочь Рафаила, потратившая немалое количество времени на полирование своих оккультных возможностей, ощущала в нём всё же что-то очень горячее и яркое; обжигающий свет, скользнувший бликами по кончикам пальцев, отразившийся в зрачках. Что-то похожее она видела, когда не очень удачно, но очень увлекательно съездила в Израиль.
Притворявшийся Найджелом оказался отнюдь не человеком и даже не полукровкой.

Вспоминать об этой истории Нина тоже не особенно любила.

Но интуиция молчала, и, за неимением лучшего инструмента для правильного выбора, Сауле решила попридержать ручную паранойю на поводке и оставить в стороне панику - время для них ещё наверняка найдётся. Потянувшись, она забрала со второго сиденья сумку и повесила её на спинку своего кресла.
- Конечно, - у Скорцени был приятный мелодичный голос и мягкий, тягучий акцент в беглом немецком, - пожалуйста, присаживайтесь. К сожалению, не знаю; вместо путеводителей и википедии дорогу у меня заняли бессердечные заключения экспертиз, а голубой цвет мне просто нравится. Может быть, расскажете вы?
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#6

Сообщение Gabriel » 05 окт 2019, 23:01

- Значит, вы приезжая? – переспросил и одновременно констатировал факт Габриэль, опускаясь в освободившееся кресло. – Я тоже.
Это было неожиданно, и если бы архангел сейчас немного лучше понимал, кто перед ним, он мог бы предположить, что, думая о загадке взрыва на автобане и читая письмо священника, он сам же и призвал в Шлезвиг ту, которую намерен был разыскать. Или же кто-то третий проделал этот фокус с ними обоими. Нет, вот это, наверное, слишком сложно.

Было время обеда, но еда на столике его собеседницы, кажется, не слишком ее интересовала. Не по нраву местная кухня, или в пище, как таковой, просто нет особой необходимости?
- Я так понимаю, мне не стоит ждать от вас комментариев в отношении талантов местного повара, - Габриэль кивнул на массивную керамическую тарелку и ее остывшее уже содержимое. - Вы к ней даже не притронулись, неужели настолько несъедобно?
Посуда в кафе отличалась тяжеловесной немецкой обстоятельностью, а вот женщина, напротив, казалась хрупкой, как старинный китайский фарфор. Впрочем, почему казалась? Это не морок, не иллюзия, - ее Эдемский гость распознал бы сразу и без особых усилий, - но истинный облик. Плоть и свет. Свет архангел чувствовал совершенно определенно, и в нем силилось ощущение, что он уже догадывется, что к чему, но при этом отказывается это признавать.

«И случилось, — после того как сыны человеческие умножились в те дни, у них родились красивые и прелестные дочери. И ангелы, сыны неба, увидели их, и возжелали их, и сказали друг другу: «давайте выберем себе жён в среде сынов человеческих и родим себе детей»!»
«И все эти дети, все исполины-нифилимы были сыновьями, - мысленно добавил к откровениям из книги Еноха Габриэль. – Сыновьями. Вот так вот».

- Если вам это интересно, конечно, расскажу. Об одной картине в кафедральном соборе.
Он не спешил представляться сам и не спрашивал у женщины ее имя, оставляя их знакомству основания считаться случайным и ни к чему не обязывающим. Просто разговор за чашкой кофе, с каждым может случиться.
- В путеводителе ее называют Голубой Мадонной…

Рассказу не суждено было продолжиться в этом месте и времени, потому что белокурая женщина, мгновение тому умильно наблюдавшая за тем, как ее дочурка расправляется с десертом, внезапно глухо охнула и испуганно прижала ладони к животу.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#7

Сообщение Nina Skorzeny » 06 окт 2019, 17:45

Чисто-голубые, как небо по весне, глаза Нины скользнули по мужчине снова. Это казалось всего лишь случайным разговором в маленьком кафе провинциального городка, крошечным последствием череды десятка случайностей, но эта женщина всё ещё не верила в случайности.
Десятилетия работы приучили искать закономерности, а сложные кровные связи с существами сакральной природы приоткрыли завесу над творением, действительно объясняя многие вещи исключительно Божественным замыслом. Это могло бы быть даже ироничным: ведь первые священнослужители христианства нашли это объяснение ещё две тысячи лет назад, позаимствовав его у иудеев, и удивительным образом оказывались правы.
Но могла ли быть замыслом, промыслом, чьей-то сложной задумкой эта встреча с незнакомцем, от которого тянуло благовониями и пеплом? Хотелось бы верить, что нет (но только не очень получалось).
- Да, - ответила Сауле, подумав мгновение, - приехала ненадолго из Берлина.
Рассеянно посмотрев на тарелку с салатом, она смущённо пожала плечами.
- Нет, здесь вкусно, просто... Задумалась. Вы уже были в соборе, да? Говорят, очень красивый алтарь.

Но их отвлекли.
Чужая боль для неё, дочери одного из лучших целителей вселенной, напоминала резкое движение лезвием бритвы по обнажённой коже, и женщина вздрогнула, на мгновение слишком сильно стиснув чашку с кофе. Казалось, ещё немного - и керамика хрустнет.

Главному врачу она ничего не смогла объяснить; он, впрочем, тоже не смог, равно как и весь остальной медперсонал. Внешне у всех женщин всё было в порядке, они были здоровы и ничем не болели. Мистика. Необъяснимое.
“Статистический феномен.”
Когда статистика выглядит цифрами на экране, воспринимать её намного проще, чем когда эта статистика выглядит живой женщиной, скорчившейся от боли. Белокурая девочка, отвлёкшись от витрины, испуганно схватила мать за подол пальто:
- Мама!
Её звонкий голос прозвучал так испуганно, что тихие застольные разговоры смолкли, как будто кто-то выключил радио.

Если бы у Сауле было чуть больше свободного времени, она бы в очередной раз возненавидела саму себя и своё происхождение, добавляя ещё один камень в лавину, которой когда-нибудь наверняка было суждено снести её: она так и не научилась помогать всем, кому было по-настоящему нужно. Хуже того, она так и не научилась с этим мириться.
- Извините, - бросила она собеседнику, уже вставая с кресла, и только взметнулась нежно-голубая ткань от её резкого движения.

Молодая женщина, тяжело опираясь одной рукой на прилавок, стояла как-то странно, будто пыталась удержать равновесие; бариста, варившая кофе, растерянно хлопала тёмными ресницами, явно не понимая, что ей нужно делать.
Понимала Нина.
Стоило ей подойти немного ближе, как по чуткому обонянию хлестнуло неприятным, сыроватым запахом мокрого железа. На ходу Скорцени вытаскивала телефон из кармана и набирала номер “Скорой”.
- Какая неделя?
- Двадцать третья, - еле слышно ответила ей женщина.
Губы у неё сильно побелели.

“Двадцать третья.” Серьёзный срок. На таком уже наверняка выбрали имя и обставили детскую.

Нине самой хотелось бы закричать, но вместо этого она посмотрела на девчонку лет двадцати за барной стойкой:
- Адрес?
Второй рукой она без проблем удерживала в вертикальном состоянии беременную - хрупкой Сауле, сотканная из света и железной воли, была только внешне.

Металлический запах стал сильнее. Нина, нажимая “отбой” после уложившегося в пятнадцать секунд разговора с дежурным, отрешённо прикинула, что спасти можно только мать. Ребёнка в её теле она более не ощущала, и целительное золото, скрытое от глаз смертных, скользнуло только в тело женщины - крошечное чудо, отголосок надежды. Через физический контакт Сауле тянула боль к себе, но с причиной сделать что-либо была бессильна.
Если “Скорая” доедет вовремя - спасут.

Впрочем, маленькие размеры Шлезвига в этом были очень удачны.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#8

Сообщение Gabriel » 06 окт 2019, 23:30

Оказывается, должно было случиться несчастье, чтобы все встало на свои места. Оказывается, должно было случиться несчастье для того, чтобы окончательно все запутать.

Посетители кафе даже суетиться еще не начали, кто-то продолжал жевать свой обед, кто-то, парализованный пронзительным криком ребенка, просто следил за происходящим: случайные растерянные зрители, еще не успевшие ни испугаться, ни преисполниться сострадания к теряющей дитя матери, ни испытать малодушное облегчение от того, что все это происходит не с ними. И только нифилим, позабыв об осторожности, сплетал себя со стонущей от боли женщиной живительным золотом своей силы, и Габриэль наконец-то узнал это исцеляющее свечение.
Рафаэль, брат мой!
Как ты мог, как ты это допустил?!
То, что люди ничему не учатся на прошлых ошибках, не было для архангела новостью. Его же падшие собратья, после того, как Потоп уничтожил всех их детей от смертных дочерей, а на них самих обрушился Гнев Отца, стали осмотрительнее в страстях, и время гигантов на Земле миновало безвозвратно. Но падшие на то и падшие, чтобы вновь и вновь выступать против Замысла, а сейчас речь о его, Габриэля, младшем брате и оплошности, которую тот не просто совершил, но и скрыл от остальных.
Оплошность эта, - женщина из плоти и крови, - дитя бога, сама наполовину бог, не была уже праведной, архангел помнил, что она умеет не только исцелять, но и убивать, и кто знает, чего еще она пожелает в будущем. Каждый, кто обладает даром и любым выгодным отличием от прочих, рано или поздно им воспользуется. Или им воспользуются другие.
Вода и пепел.
Выход только один.
Но не сейчас. Сейчас он не сможет. Сейчас что-то мешает, что-то еще происходит, что-то неестественное, что-то темное.

Люди были смертны, таков был сотворенный порядок вещей.
Порядок этот, - удивительно, но факт, - предполагал причинно-следственные связи перемещения от бытия к небытию, а уж тех, кто приходил за душами умерших, архангел Гавриил знал так хорошо, как только можно знать коллег по ремеслу.
Сейчас в астрале он не чувствовал ни одного знакомого присутствия, только темноту, отлетающая душа младенца словно несла на себе какое-то темное клеймо, природа которого неприятно ускользала от небожителя. Проклятие? Его бы он почувствовал сразу, еще на входе в кафе. Но нет, это что-то иное, только что же?

Оказавшись рядом с прилавком, Габриэль схватил Нину за плечо, махнул ладонью перед ее лицом, обрывая разом перетекающую от нее в тело другой женщины силу.
- Прекрати, - прошипел на ухо, - твое сияние мешает мне узнать лик тьмы.

Несчастная будет страдать, но не умрет. Сегодня не ее черед уходить. А вот плод в ее чреве…
Архангел потянулся за тающим сгустком чужой жизненной энергии, тьма упруго оттолкнула его, не желая отдавать свое.
«Да вы, гребаные колдуны, потеряли всякий стыд!»
Гирлянда на стене, заискрив, замигала и погасла.
В какой-то момент Габриэлю показалось что он видит Древо, она раскинуло странно перекрученные ветви во тьме и в нем больше не было света, только какое-то блеклое холодное мерцание. А потом все закончилось.
- Этого не должно было произойти, - пробормотал он растерянно.
Сирена скорой выла уже под самой дверью, кто-то кричал: «Сюда, скорее сюда!», женщина судорожно ловила воздух открытым ртом, но все еще была жива, как архангел и предполагал. И больше похвастаться было нечем.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#9

Сообщение Nina Skorzeny » 07 окт 2019, 18:43

Мужчина отсёк её силы так легко, словно они были из паутины, и Нина отшатнулась в сторону, едва не выпустив смертную, поморщилась и отвернулась не то раздражённо, не то - испуганно. Она промолчала, но едва ли разделяла это возвышенное понимание, что пусть лучше живой будет страдать, но ради мёртвого что-то удастся увидеть.
Мёртвым уже всё равно. Нина это точно знала.

Плачущую навзрыд девочку врачи увели следом за матерью, которую очень быстро уложили в машину, приятного вида фельдшер что-то негромко рассказывала ей, гладя по голове, но рыдания от этого тише не становились. Дети очень хорошо чувствуют беду, зачастую - много сильнее взрослых.
Сирены “Скорой” вскоре стихли в отдалении.
В последние месяцы в этом роддоме было так неспокойно, что медперсонал уже, должно быть, привык. Люди ко всему привыкают, их сотворили приспосабливающимися, готовыми к изменениям, в этом было их несомненное достоинство перед существами, живущими вечность и в ней застывающими, как мошка - в янтаре.

Её странный визитёр - а теперь Нина не сомневалась, что пришёл он по её душу, - кажется, ломал голову теперь над той же загадкой, что уже которую неделю занимала мысли акушеров.
- Не должно, - ответила Сауле, на мгновение прикрыв глаза, - и врачи в роддоме тоже так думают; я, собственно, поэтому в это захолустье и приехала. “Статистический феномен” - это единственное внятное объяснение, которое мы тут смогли найти. И оно, в общем-то, годится только для отчётов, но никак не для того, чтобы действительно что-то объяснять. То, что здесь на самом деле, выше моего понимания, я никогда не видела, чтобы души отлетали так… Странно. В никуда?
Она устало вздохнула.

Спокойная, с прямой, как тонкий ствол молодого платана, спиною, женщина внимательно посмотрела на незнакомца. В её взгляде было внимательное ожидание; он обнажился перед ней достаточно, когда сверкнул калёным железом, чистым светом, отсекая от смертной её силы, чтобы у Нины не было больше сомнений, кто говорил с ней.
Она разве что не знала - пока - его имени, но знала совершенно точно, что один из первых детей Господних встал пред нею в плоти и крови. Он чувствовался жёстче отца и чуть, кажется, бледнее, чем Михаил; в нём не было надлома, мрака, пробивавшегося сквозь трещины, как в Самаиле; но были ещё архангелы, от которых Скорцени ускользала всю свою жизнь почти также, как ускользала тридцать лет от бывшего командования.
Это было, пожалуй, одновременно нелепо и грустно, но она из всех тех, с кем путанными золотыми нитями состояла в родстве, предпочитала общество павших: они были ближе ей, дочери Эдема лишь наполовину, понятнее, они больше походили на людей - испытывали страсти и наслаждались ими, они умели и желать, и сожалеть.
Недосягаемые зачастую в своей искусной беспорочности, светлые дети Эдема были чужими - и потому она предпочитала им тех, кого хотя бы немного могла постичь.

Заказав себе ещё кофе, Скорцени вернулась за стол, сложила бледные руки не коленях.
Куда уж теперь было торопиться.
- Наверное, нам всё-таки пора представиться друг другу. Сауле, - она сильно повела плечами, будто пыталась развернуть крылья, и как-то вдруг сгорбилась, устало и тяжело, - дочь Рафаила, что уже, наверное, очевидно. А ты? Уриил? Гавриил? Иегудиил? Кого могло привлечь моё скорбное существование и на кой чёрт?
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#10

Сообщение Gabriel » 07 окт 2019, 20:44

- Отрадно слышать, что мой брат, пусть и заочно, познакомил тебя с родней, Сауле, - протянул Габриэль.
Имена архангелов можно было найти и в христианской литературе, и в Интернете, но нифилим точно знала, чья она дочь, и это в корне меняло дело. Она уже не была той мятущейся душой, что вслепую постигает себя и свои отличия от простых смертных, Рафаэль не оставил свое дитя в неведении. Архангелу внезапно стало любопытно, что брат рассказывал своей Сауле о них всех, об Эдеме, об истинном мироустройстве. Определенно что-то такое, что ее не впечатлило. В собеседнице не чувствовалось радости от его появления, наоборот, крепло внутреннее напряжение и готовность противостоять. В отличие от всех остальных посетителей кафе.

Габриэль больше не имел необходимости сдерживать свой свет, так что его присутствие проявлялось в людях блаженным умиротворением, все они будто разом позабыли о том, что только что произошло, уверившись, что все будет хорошо: и с той бедняжкой, что увезла скорая, и с ее дочуркой, и вообще все. Все на свете. Жиль, что сам архангел этого ощущения не разделял. Он все еще оставался под впечатлением увиденного им потухшего Древа. Сауле сказала, что приехала в Шлезвиг потому, что нерожденные дети умирают тут не впервые. То, что дочь Рафаила, небесного целителя, выбрала себе медицинскую стезю в мире людей, Габриэля не удивляло. Но в окрестностях тысячи и тысячи врачей, а тут, в этом самом месте и времени, появилась именно она. И он. И Тьма.
- Я Гавриил. И неужели ты действительно полагаешь свое существование скорбным?
То, что говорила Сауле, было просто фигурой речи, но Слово, как способность выражать свои мысли словами (или умение скрывать свои мысли за словами) было дано людям не просто так, за вопросом нифилима чувствовалась какая-то усталая тяжесть, так что архангел сразу же задался встречным вопросом: а сколько, собственно, лет его собеседнице.

- Простите, вы не могли бы пересесть? - официантка принесла заказ, поставила перед Скорцени новую чашку кофе, но не спешила уходить. – У нас гирлянда сгорела, сейчас будут менять. Но у окна как раз есть свободный столик.
- Конечно, - кивнул Габриэль и за себя и за Нину. – Пойдем к свету, Сауле, - в синих глазах его полыхнул отблеск звездного сияния. С легкой улыбкой эдемский родственник дотронулся до чашки кофе, и в ароматной темноте, искрясь, закружилась вся вселенная.
- Для разговоров о вещах, которые не должны случаться, умнее выбирать светлые места.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#11

Сообщение Nina Skorzeny » 08 окт 2019, 20:20

Мысли об отце вызывали у Сауле сложную смесь чувств, основной нотой которых была грусть, такая привычная и почти светлая. Она никогда не могла пожаловаться на то, что Рафаил не любил её, но его любовь была такой же нездешней, как он сам, и такой же отрешённой.
Рафаил был хиппи задолго до того, как это понятие появилось у людей, и втягивать его в мирскую жизнь не имело никакого смысла - он всегда оставался вне её. Конечно, когда дела были совсем плохи, он приходил к ней на помощь, дочь могла позвать его - но никогда этого не делала.
Она любила его, как, наверное, в задумке Бога и было правильно для каждого дитя, но это и всё, что Скорцени могла сказать о родителе. Он не баловал её ни своим присутствием, ни своими разговорами.
Так и жили.
- Отец? Да не особенно. Ты же знаешь, Рафаилу нет особого дела до всего происходящего, до родственных уз, в целом, тоже. Просто мне довелось кое с кем из родни быть знакомой… Со старшими. - Нина вздохнула. - Да и легенд о вас средь человеческих источников хватает.
Додумать, что, говоря откровенно, в этих источниках зачастую содержалась крайне нелестная информация про Потопы, моры, массовые казни и другие интересные развлечения, архангел мог и сам. У Скорцени были сложные отношения с верой в собственную семью, в добро, справедливость и “счастье для всех даром”.

Пожав плечами, она взяла щипцы для сахара и бросила в кофе кусок рафинада, подумала и бросила ещё парочку. Потраченные силы требовали восполнения, и быстрые углеводы были лучшим из придуманных природой способов получения энергии.
- Я всю жизнь от чего-нибудь бегу: от родственников, от Америки, от Союза, от спецслужб, от прошлого, от будущего, от самой себя, в конце концов. Иногда это невероятно утомляет.
Всмотревшись в Гавриила внимательнее, Сауле задумчиво качнула головой. Её вывод был, с учётом ситуации вокруг, крайне неожиданным:
- Я представляла тебя выше. И светловолосым.

Закинув сумку на плечо, женщина подняла одной рукой чашку, другой - тарелку с нетронутым и безнадёжно уже остывшим салатом, который подавался как тёплый, прошла к свободному столику около окна, и её высокие каблуки звонко цокали по полу.
Солнечный свет лился сквозь стекло, и лучи красили светлые волосы Сауле в цвет чеканного золота. Она вновь сцепила тонкие пальцы на керамических стенках кружки, посмотрела прямо на мужчину напротив - и улыбнулась, спокойной, мягкой улыбкой, что роднила её с Мадонной полотен Возрождения. Её проблемы людей интересовали больше, чем смутное присутствие архангела, Земля была её домом.
- В этом Шлезвиге что-то неладно уже несколько месяцев, слишком высокий процент выкидышей у здоровых женщин, намного выше обычного. Моя лаборатория выиграла тендер три года назад, мы гоняем анализы для местного роддома в том числе, подозревали, что это мы что-то не выявили. Возбудитель или токсин, но тут всё чисто. Женщины не болеют, они здоровы; они просто… Теряют детей, как будто, я не знаю, дети не хотят рождаться здесь.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#12

Сообщение Gabriel » 09 окт 2019, 04:44

- В таком случае, мне еще повезло, - родственник-небожитель почти неуловимо улыбнулся краешком губ. – Я представлял тебя мужчиной.
Тем самым он признавал и неслучайность их встречи, и удивление, которое вызывала у него Сауле. Хотя о последнем она вряд ли догадывается. То, как «племянница» говорила о Рафаэле, а потом о своем бесконечном бегстве от всех и вся, включая себя саму, только подтверждало неприятные предположения Габриэля: брат и на этот раз явил миру свою божественную безответственность. Даже Падшие учили своих детей. Магии, отголоски которой до сих пор причиняют небесным сущностям множество неудобств, мироустройству, умению защищать себя, обернувшемуся бесконечными кровавыми войнами. Но Рафаэль, похоже, не стал утруждать себя подобной возней.
Сауле упомянула Союз, и собеседник сразу накинул к ее нынешнему облику еще полвека. В утешение ей он мог бы сказать, что дитя его брата появилось на свет в неудачном месте в неудачное время, но это не было бы правдой. Потому что в истории человечества не существовало удачных времен и мест. Люди извечно стремились к потерянному раю, при этом с достойным лучшего применения упорством превращая в ад ареал своего текущего обитания. Прекрасно отдавая себе отчет в том, какую особую ценность представляет жизнь для любого смертного существа, никто не умел отнимать эту жизнь у себе подобных с таким размахом и такой страстью, как человек. Никто так не преуспел в унижении и порабощении себе подобных, как человек. Никто не был так жесток, как бывал человек. И если таково послевкусие запретного плода с Древа, возможно, Еве все же не стоило слушать Самаила и пробовать яблоко. Но что сделано, то сделано.

- От себя не убежать, Сауле. Это изматывающий и с первого шага обреченный на неудачу марафон.
Сказанное прозвучало банально и липко, как переслащенный рафинадом кофе, но истины часто такими и оказываются.
- Мне жаль, что ты потратила на него так много времени, - добавил Габриэль. - Но, знаешь, никогда не поздно остановиться, оглянуться и встретить свою судьбу лицом к лицу.
«Я искал тебя, чтобы убить тебя. Не слишком благая весть на этот раз».
Так он подумал, но промолчал. Пока.
Потому что сейчас Сауле еще больше напоминала архангелу мадонну Овенса. Не ту женщину, совсем еще девочку, к которой он когда-то явился от имени Отца, - Мария из Назарета была галиллеянкой, смуглой и черноволосой, - но собирательный образ Девы высокого средневековья: голубые глаза, золотые волосы и кроткая улыбка. Для полного сходства не хватало только младенца.
С младенцами в Шлезвиге ныне что-то неладно.

- Я думаю, если внести сегодняшнее происшествие в твой анализ, то результаты окажутся такими же, как прежде, - заключил Габриэль, выслушав рассказ Нины. – Здоровая молодая женщина, готовая в положенный срок стать матерью. И даже больше скажу, я был на расстоянии вытянутой руки от нее, когда открывал дверь. И ничего не почувствовал. А потом… Давай предположим, что чаша весов покачнулась в тот короткий срок, пока маленькая девочка выбрала и ела пирожное. Пойдем, поговорим с баристой.

- Фройляйн, не могли бы вы помочь нам?
Голос Габриэля сделался глубже, и миловидная девушка с густо накрашенными ресницами в ответ блаженно заулыбалась, не в силах противостоять его магии. Дальше архангел расспрашивал быстро и подробно с дотошностью опытного детектива:
- Что заказывала женщина, которую увезла скорая?
- Десерт «шоколадный бархат» и яблочный сок для ребенка.
- Чем расплатилась?
Девушка в ответ открыла конторку и протянула Габриэлю несколько купюр, тот, скользнув над ними ладонью, покачал головой, после чего деньги вернулись в кассу.
- Сама она что-нибудь просила для себя?
- Нет, но… Она отпила немного сока из стаканчика дочери.
- И все?
Свидетельница задумалась, нерешительно комкая салфетку.
- Мне кажется, она что-то запивала. Какую-то таблетку.
- Где она ее взяла? Стандартная упаковка, или из тех, что по рецепту?
- Я не видела, простите. Я варила кофе.
- Спасибо, фройляйн, - Габриэль обласкал девушку светом, потом оглянулся по сторонам. Все вещи потерпевшей фельдшер, разумеется, забрала с собой.
- Поедем? – он смотрел на Сауле выжидающе-вопросительно.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#13

Сообщение Nina Skorzeny » 09 окт 2019, 22:44

В флегматичных движениях, которыми женщина размешивала сахар маленькой ложкой, было что-то очень медитативное.
На правой руке у Скорцени матово поблёскивало кольцо из белого золота - тонкая и гладкая полоска металла без всяких вставок, оно напоминало обручальное, но мужское. Им оно и было; но для того, чтобы носить его на безымянном пальце, кольцо Марка было слишком большим для тонких рук вдовы, и она носила его на среднем.
- Понимаю. С женщинами вашей - нашей - семьи всё как-то обычно не ладится. Мне, наверное, с мамой повезло. Хотя образование говорит, что, конечно, с отцом, но не уверена, что сакральная природа обращает внимание на такие мелочи, как хромосомы.
Она улыбнулась, задумчиво и немного грустно, отвернулась к окну, и в почти неестественно ярких глазах блеснуло тусклое золото. Гавриил спокойно и почти наставительно изрекал прописные истины, о которых знала и она, и всё остальное человечество.
Весь секрет был в том, что никто им не следовал.
- Иногда смысл только в том, чтобы бежать, - заметила Нина и залпом допила кофе.
Толстостенная чашка с лёгким стуком встала на блюдце.

Кивнув, она поднялась из-за стола и, вновь звонко цокая каблуками, прошлась к барной стойке вслед за архангелом. Флёр, который струился вслед за женщиной, был едва уловим, не такой уж яркий и скорее тёплый, рядом с сыном Господним, от которого волнами расходился свет, она казалась почти незаметной.
Молча выслушав рассказ баристы, Скорцени неопределённо пожала плечами. С одной стороны, кровь беременных перепроверили три независимые лаборатории, с другой - история с выпитой таблеткой всё равно была какой-то странной.
- Последний раз мы виделись с главврачом примерно три часа назад, думаю, он не успел забыть мой светлый образ. Окей… Я вызову Uber.
И уже девчонке за барной стойкой, всё ещё пребывавшей в лёгком опьянении от излитого на неё божественного света:
- Посчитайте мне всё, пожалуйста.

Шлезвиг действительно городком был очень скромным в своих размерах, так что вся дорога заняла от силы пятнадцать минут, из которых примерно половину машина простояла на светофорах.

Доктор Хейтс если и удивился возвращению, да ещё и в компании, то не подал виду. Это был худощавый невысокий мужчина возрастом основательно за шестьдесят, с глубокими и очень тёмными глазами. И без того высокая, на каблуках Нина была выше его головы на две, что, впрочем, смущало только её саму, самого главврача приводя едва ли не в восторг.
Известие про принятую непосредственно перед трагедией таблетку его тоже смутило, ещё больше смущало то, что за время расследования все препараты проверили примерно десять раз, и их побочные эффекты, и концентрацию действующих веществ в крови пациенток.

Полистав справочник своего телефона, Хейтс вызвал лечащего врача - грустную женщину средних лет с красивым именем Мадлен. Та могла только развести руками, но поскольку вопрос о назначенных пациенткам препаратах за последние два месяца ей задали больше трёх сотен раз, наизусть продиктовала список.
Нина, вытащив смартфон, читала составы.
Ничего привлекательного и интересного: препараты железа, фолиевая кислота, поливитамины, седативное... Она сморгнула и остановилась.

В составе были травы.
У Сауле в сознании звонко забился колокольчик.

- Доктор Вебер, что это за препарат?
- А, да, - Мадлен постучала обратной стороной ручки по своему блокноту, - успокоительное на натуральных компонентах. Валерьяна, мята, шиповник, что-то там ещё, мы его всем лет тридцать уже назначаем, безобидное слабенькое снотворное.
Сауле задумчиво посмотрела сначала на коллег, потом - на Гавриила. Осторожно и вежливо улыбнулась, мазнув по их разумам чистым светом; уносила тревожность и смывала яркость воспоминаниям.

В палату к пациентке их, конечно, не пустили, да и к ней уже приехал супруг, а услышать от неё что-нибудь полезное они вряд ли могли рассчитывать.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#14

Сообщение Gabriel » 10 окт 2019, 00:12

Сейчас была его очередь оставаться невидимым. Нет, архангел не исчез, он по-прежнему оставался рядом с Сауле, но при этом никто не обращал на Габриэля внимания, не спрашивал, кто он такой и на каком основании присутствует при обсуждении конфиденциальной в общем-то информации о здоровье посторонней ему женщины.

- Выпить снотворное средь бела дня в кафе? – засомневался он, когда Нина закончила свою порцию расспросов, успокоила коллег ненавязчивым прикосновением света к их сознанию, - эдемский родственник одобрительно кивнул, оценив деликатность манипуляции, - и они остались наедине посреди гулкого больничного коридора. – Вы, женщины, с которыми в нашей семье обычно не ладится, вечно себе на уме, - в голосе Габриэля слышалась легкая ирония, единственной женщиной, официально принятой в Серебряном Граде на правах родственницы, была земная мать Иисуса. Лилит и прочие похождения Самаила не в счет. Несмотря на этот факт, о женщинах архангел знал более, чем достаточно, не даром именно его верующие определили в покровителя семейных ценностей. – Она могла принимать что-нибудь в обход официальной медицины, по совету матери, подруги, насмотревшись рекламы. Ты ведь понимаешь, что речь не о химическом составе пилюли, способной убить младенца в утробе матери и спровадить его душу в неизвестном направлении…
Габриэль кашлянул.
О своем кратковременном столкновении с Тьмой, о том, что он не смог удержать отлетающую душу и установить ту силу, что заявила на нее права, он, кажется, Сауле еще не говорил.
- Там, кхм, что-то другое… В любом случае я хочу заполучить содержимое ее сумочки. Лучше один раз увидеть. Так что не обессудь.

В конце коридора появился мужчина, ведущий за руку маленькую девочку. Та, - совсем недавно воплощение радости и жизнелюбия, - теперь едва тлела отчаянием и растерянностью. Отец ее выглядел не лучше, но в ауре его ярким стержнем сияла ответственность. В руках он нес пальто и сумку жены.
- Я отвезу тебя к тете Кристен, а потом вернусь сюда, к маме, ладно?
Девочка молча кивнула, Габриэль едва заметно повел подбородком, и малышка споткнулась.
- Па, у меня шнурок развязался! – заявила она, глядя под ноги.
- Обожди, милая, сейчас все исправим.
Отец усадил дочь на откидное кресло у стены, положил на соседнее вещи, опустился перед девчушкой на одно колено в позе прекрасного принца, завязывая ярко-розовый шнурок на блестящем ботиночке. А когда они пошли дальше, пальто и сумка оказались забыты.
- Он скоро спохватится, - предупредил Габриэль. – Так что времени у нас немного.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#15

Сообщение Nina Skorzeny » 10 окт 2019, 20:47

Привычным движением Скорцени поправила наброшенный на плечи белый халат. Он относился к особому типу нежно любимой ею спецодежды: в больнице человек, облаченный в белый халат, становился невидимым, на него просто никто не обращал внимания. Никто не спрашивал, зачем он заходит в подсобные помещения или общие палаты; исключением были разве что реанимация и интенсивная терапия - там медсестричкам приходилось отвлекаться от чириканья друг с другом и определять приходящих чуть более эффективно.
- Такие седативные пьют по несколько таблеток в день, - ответила она на попытку иронии, - это же не транквилизаторы с мгновенным эффектом. По силе действия они где-то между гемеопатией, мятным чаем и самовнушением: вещь, конечно, неплохая, но не более. Впрочем, беременным ничего более заметного и нельзя, а принимать таблетки всё-таки, как правило, сильно удобнее, чем заваривать тот самый травяной чай. Не будешь же носить в сумочке френч-пресс.
Хотя, если смотреть на сумочку самой Нины, по некоторым признакам именующуюся дамской, можно было без труда заключить, что в неё бы влез даже самовар. Но светлое Рафаилово дитя вообще в понятие среднестатистической нормы не попадало, как уже озвучивалось сегодня очередным родственником, примерно с рождения, так что вряд ли её можно было считать подходящей выборкой.

Сегодняшней беременной в каком-то смысле всё же повезло: её успели дотянуть до реанимации, но вряд ли в ближайшие несколько месяцев она сумеет радоваться этому факту.
Нине было её безумно жаль. У неё самой не было детей, но она каким-то истинно женским чутьём понимала, что такое материнство и каким беспроглядным мраком будет потеря дитя, ещё даже не родившегося.
“Он уже никогда не закричит.”
Уходящую душу она успела только мимолётом почувствовать; это должен был быть мальчик.

Должен был.
Это совсем не тот статистический феномен, о котором хочется говорить.

Проводив взглядом отца, державшего дочь за руку, Сауле снова повернулась к архангелу, приподняла широкую светлую бровь, достаточно ёмко выражая этим жестом сомнения. Сама она, военный учёный из не самого социально-ориентированного периода истории, провела в армии достаточно времени, чтобы не страдать никакими комплексами по поводу обысков, - что там, не один раз пришлось и пережить, и поучаствовать самой, - но Гавриил её вновь удивил.
Хотелось поинтересоваться про гуманистические ценности и уважение к личному пространству; но Нина, чуть заметно усмехнувшись себе, сдержалась.
- Исключительно ради благой цели.

Она опустилась около кресла на корточки, в пять секунд обшарила карманы пальто, найдя там несколько чеков, прихватила их тоже.
В сумочке не было ничего особо интересного: телефон, носовые бумажные платочки, кошелёк, немного косметики, крем для рук, блокнот (его было некогда листать, но Нина вытащила отдельно лежавшие в обложке листы), ещё какая-то привычная женская мелочь.
И два маленьких блистера с таблетками; Сауле вытащила их и застегнула сумку. Подняла её и пальто и торопливо зашагала вслед за ушедшим мужчиной.
- Герр, подождите! Вы забыли.
Она нагнала его у самой лестницы и, отдавая вещи, на мгновение коснулась его баюкавшим теплом. Многого она не могла, но оставить в их семье ощущение надежды и веры в лучшее Нине было под силу.

Распрощавшись с ним, она вытащила из кармана упаковки, повертела в пальцах сначала одну, потом вторую.
- Действительно похоже на седативное, а вот это - витамины, но…
Скорцени понюхала “травяной сбор” и поморщилась. Пахло не пластиком, пахло чем-то злым и сладковатым, как подгнившие фрукты. Человек этого бы не чувствовал, но не она.
- Кажется, ты прав, с этими таблетками что-то не так. Что-то вроде порчи? Первый раз такое вижу.
Она мгновение размышляла.
- Может, попробовать выпить? Моё тело сильнее человеческого, может, на мне будет проще увидеть действие.
Затем Сауле, помахивая блистером в кончиках пальцев, с куда большим, чем прежде, интересом изучила Гавриила пристальным взглядом. С таким же видом она внимательно осматривала лабораторных крысок.
- Или напоить ими тебя.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#16

Сообщение Gabriel » 11 окт 2019, 09:50

- Хотя бы сгоняй к автомату за минералкой, племянница, - по достоинству оценил предложение Сауле Габриэль. – Неохота давиться порчей всухомятку.

Он отобрал у Нины блистер, посмотрел данные производителя и срок годности: неужели люди додумались до того, чтобы поставить колдовство на промышленную основу? Да и возможно ли такое? Архангел полагал, что нет: активировать магическую печать, наслать порчу или проклятие - это далеко не то же самое, что штамповать дату изготовления, тут задействованы совсем иные силы и материи. А главное, заклинание не может просто читать кто угодно, это своего рода творческий процесс, тянущий из колдуна немалые силы. Упаковщик номер пять – не тот парень, которому это по плечу.
Да и сама Сауле говорила ему о статистическом феномене, затрагивающем всего один город. Что бы ни происходило, ответ на все вопросы придется искать не на фармацевтическом заводе в Шарлоттенбурге, а тут, в Шлезвиге.

Габриэль извлек их упаковки одну, наполненную бурым порошком злосчастного травяного сбора, капсулу и неторопливо размял в пальцах. От соприкосновения с плотью архангела, а вернее, с его истинной сутью, - светом, - содержимое капсулы задымилось, запах, который уловила Нина, сделался сильнее, наполняя пространство растущим иррациональным ощущением страха и безысходности. А еще, следом за страхом, выкручивая плоть ноющей «ревматической» болью, послышался зов, властный, парализующий волю зов. Дудочка Крысолова, квинтэссенция лунного света и волчьего воя, вынуждающая оборотней менять облик, что-то такое же сильное, такое же древнее и такое же опасное. Габриэль не знал, слышит ли его Сауле, но его самого буквально передернуло от отвращения.
- М-да, это не мята, - глухо заключил архангел, торопливо стряхивая с ладони остатки посеревшего до блекло-пепельного цвета порошка. – Это… запах гниения Древа. Именно так будет пахнуть в Эдеме перед тем, как Свет окончательно иссякнет и мир погрузится во тьму.

Что-то подсказывало светоносному небожителю, что такого рода поэтические иносказания его спутницу не удовлетворят. Сауле ученая, и вера ее – вера в безграничные возможности науки, в формулы, цифры, анализы и статистку, а не в запахи, ощущения и метафизику небесных сфер. Эту веру она не утратит и не предаст, даже разговаривая с ангелом. Если бы он могла засунуть его под микроскоп, запереть в рентген кабинете или подсоединить к осциллографу, сделала бы это без колебаний. Если бы он мог оперировать точными и однозначными величинами, сделал бы это с удовольствием. Но не сейчас.

- Нужно найти и уничтожить их все до одной. Эти чудесные пилюли. Я думаю, всё дело в аптеке, где же еще, если не там… Знаешь что, возвращайся в гостиницу, - внезапно то ли предложил, то ли распорядился Габриэль. – Минералку я сам себе куплю.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#17

Сообщение Nina Skorzeny » 11 окт 2019, 23:43

Тягучий аромат забродивших яблок, мокрой коры и перегноя, совсем не похожий на сухой травяной запах; Нина почувствовала приступ тошноты и несколько торопливо отвернулась, закрывая нос и рот ладонью. Её сложно было испугать - свою долю страхов она давно изжила, - и сложно было вызвать отвращение, она повидала слишком много безрадостного, а кое-чему и сама косвенно случалась причиной, но сейчас мерзкое ощущение умирания больно сжало виски.
Это не обычная, естественная смерть, не начало новому.
Так ощущался беспроглядный мрак, вязкий и топкий, как болото.

Скорцени отступила на шаг, сделала какой-то смутный жест рукой, точно пыталась охладить лицо, лихорадочно пылавшее румянцем, выдохнула. Мысль выпить это уже не казалась столь увлекательной: вся солнечная природа её существа протестовала.
Архангел был тысячу раз прав, всё это следовало уничтожить, выжечь калёным железом даже следы подобной дряни, но пред этим была одна крошечная проблема: сначала все эти препараты следовало найти. Шлезвиг был маленьким городком, беременных в нём - не в пример меньше, чем в Берлине, но всё же совершенно точно - больше одной.

Выдохнув, Нина ладонью убрала светлые волосы с высокого лба, тряхнула головой. Ну уж нет; никуда она не пойдёт, она это знала теперь совершенно точно, и даже архистратиг не смог бы её в этом переупрямить.
Может быть, судьба только за этим и толкнула её в Шлезвиг - за тем, что крылось под глянцевой, внешне безмятежной поверхностью болота. Воспоминание о той боли, которую она зацепила у женщины, лежавшей теперь в реанимации, отрезвляло.

“Никакой это не статистический феномен.”
Теперь уже - точно. Но зато нет сомнений, почему никто из людей не смог ничего обнаружить. Никаких материальных следов и не было, а линз и анализаторов, чтобы видеть колдовство, не придумал пока никто из живых.

Торговый автомат, женщина точно помнила, был напротив администраторской стойки.
- Я вообще не останавливалась в гостинице, - мягко улыбнулась Сауле, - так что не обессудь, меня тебе придётся терпеть и дальше: ближайший берлинский поезд ночью, а просто сидеть на вокзале у меня нет особого желания. Здесь от меня всё равно будет больше пользы, просто потому, что любое действие лучше, чем бездействие вообще.
Лёгкий цокот каблуков.
Вернувшись, она перебросила Гавриилу бутылку газированной “Evian”, излишне холодную для зимнего времени, и поманила его за собой. Экспериментировать с приёмом таблеток на глазах изумлённой публики не казалось очень хорошей мыслью.

В небольшом подсобном помещении, где стояли две аккуратные тележки с бытовой химией, которыми пользовались санитарки, Нина аккуратно прикрыла дверь и заперла фиксатор изнутри. Ручная паранойя ходила рука об руку с предусмотрительностью и зачастую бывала очень полезной.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#18

Сообщение Gabriel » 13 окт 2019, 08:42

- А если что-то пойдет не так, будет, чем прибраться, - хмыкнул архангел, кивая на тележки. Сейчас, наедине с Ниной, ему не было нужды беспокоиться о том, что должно быть скрыто от посторонних взглядов, так что синие глаза Габриэля наполнились жарким белым свечением, щедро озаряя полумрак подсобки, а над головой, просвечивая сквозь темные, коротко остриженные волосы, воссиял, пронизанный ослепительными сполохами света, диск столь любимого многими портретистами небожителей нимба. Теперь Гавриила, и правда, смело можно было счесть белокурым.

Он, существо, жившее так долго, что этот срок можно было объявить вечностью, находился вне и человеческих страхов, и человеческой морали. Но кое-какие опасения у серафима все же имелись.
- Раз ты из тех дочерей Евы, Сауле, с которыми проще связаться, чем потом отвязаться от них, попробуем извлечь из этого пользу. Тем более, что мы родственники, и это многое упрощает.
Габриэль резко выбросил вперед руку, и свет его устремился к нифилиму и в нифилима, заставляя засветиться в ответ не только всю кровь Нины, но и каждый волосок на ее бледной коже.
- Это очень красиво, прямо даже по-рождественски, - заметил архангел. - Не больно?
Нет, боли Сауле не должна была почувствовать, скорее что-то сродни блаженному наркотическому опьянению светом. Поток обрушившейся на женщину благодати полыхнул и иссяк, сузившись до размера тонкой ослепительной нити, связавшей Габриэля с его племянницей.
- Если ты ознакомилась с основными постулатами… хм… некоторой весьма ненаучной литературы, то помнишь, что Отец создал человека по своему образу и подобию. Люди и ангелы в чем-то очень похожи, но при этом кардинально отличны. Тебе придется побыть моей Ариадной, Сауле. Ты ведь не хочешь заполучить на месте этого милого городка кратер размером с Чесапик-Бей? Поэтому не отпускай меня слишком далеко во Тьму.

Он деловито скрутил крышку на бутылке с минеральной водой и проглотил капсулу. Мгновенно ничего не произошло, видимо, колдовству нужно было время для того, чтобы проявить себя.
- Хотел бы сказать, что чувствую себя Жаком Понто с его тремя гадюками, но пока еще нет. И кстати, раз уж это все из-за еще нарожденных детей… Сауле, а почему ты не завела себе ребенка? Например, с тем мужчиной, чье кольцо ты носишь?
Ободок на пальце Нины засветился, а Габриэль, наоборот, прикрыл глаза, что-то в нем менялось, а в световой нити почувствовалось первое легкое натяжение.
- Или в твоем бесконечном бегстве любой груз – обуза? – все еще продолжала задавать вопросы «подопытная крыска». - Ты никогда не думала о том, что Марку пришлось умереть именно потому, что ты не готова была остановиться и поискать себе другой смысл жизни? Ты ведь не человек, Сауле. Ты сильнее всех их, вместе взятых, в твоей власти предопределять людские судьбы, тем более судьбы твоих близих...
Голос его делася все глуше, а по нимбу пятнами ржавчины разливались отголоски Зова.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#19

Сообщение Nina Skorzeny » 13 окт 2019, 22:49

Оглядев каморку ещё раз, Нина философски пожала плечами. Хотелось возразить, что если что-то действительно пойдёт не так, как нужно, то, во-первых, беспорядок будет меньшей из их проблем, а во-вторых, шваброй и мыльным раствором следы божественных вмешательств в грешную жизнь не уберёшь, но она оставила свой сарказм при себе.
Не в последнюю очередь потому, что Гавриил, который больше не скрывал себя, завораживал - восхитительной чистотой света, из которого был сотворён и которым жил. В глазах Скорцени, ловко совмещавшей в себе прагматизм учёного и веру в сакральное, мелькнуло такое искреннее, что даже немного забавное восхищение.

Впрочем, это по-детски наивное в своей чистоте выражение с её лица быстро исчезло: неприятных мыслей было слишком много. Хлынувший свет не вытравил их, наоборот - осветил во всей их неприглядности. Обдумав вопрос, женщина сдержанно кивнула:
- Не больно.
Было, скорее, приятно - и немного щекотно; по углам глаз, там, где обычно бывают мелкие морщинки, разлетелась тонкая сетка трещин, сквозь которые пробивалась не плоть, но раскалённое золото.
Над её светлыми волосами тоже сверкнул нимб: меньше, светлее, чем у архангела, почти прозрачный, но всё же абсолютно узнаваемый.

Трещины с лица поползли ниже, охватывая тонкую шею наподобие причудливого золотого ожерелья. Сауле медленно затягивала нить вокруг своего запястья, не просто привязывая свет к себе, но позволяя ему стать собой, чтобы нить не смогла лопнуть.
О том, что Гавриил может просто утянуть её за собой, женщина думать не стала.
- Среди людей такие вопросы теперь считаются неприличными, - заметила она в ответ, но ни раздражения, ни обиды за этими словами не чувствовалось. - Потому что иногда ответ совсем не в том, хочет ли женщина или нет, а в том, может ли.

Возможно, на последующую тираду стоило бы сказать Гавриилу, что он - мудак, несмотря на весь свой божественный статус, но Сауле насторожилась: что-то было не так. Не то, чтобы устами Архистратига мог молвить кто-то другой, он был слишком силён для того, чтобы подчинить его себе, но мрак размывал ему границы истины, искажал её, точно кривое зеркало.
Но хуже того, мрак искажал и самого Гавриила, будто вода, что падает на акварельный рисунок. Извне - тень ржавчины на золоте, внутри - чернота, пустота; дрожь на поверхности спокойной воды. И вновь - запахи моря, блик лунного света.
Половину того, что она чувствовала, Нина не могла понять.

Может ли ангел пасть против собственной воли? Астарот говорил, что да.
"Не хочешь заполучить на месте этого милого городка кратер..."
Нина не очень верила тому, что писали в гримуарах, но проверять не хотелось.

Нить натянулась уже очень сильно, врезалась в запястье, и Сауле всё-таки повлекло туда, во тьму, где пахло гнилой древесиной и заплесневелыми яблоками, а ещё почему-то - солью.
Вот теперь действительно стало больно: словно нервы вытягивали из-под кожи, и Скорцени закусила нижнюю губу. Связь между нею и архангелом тускнела, истончалась.
Вновь подступила к горлу тошнота, на этот раз - смешанная с ощущением паники, и Нина вспыхнула вдруг - рассветным заревом. Она не умела разогнать столь плотную тьму, но всё ещё могла быть маяком.
По нити, накаляя её добела, прокатилась ослепительная вспышка.

“Возвращайся!”
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#20

Сообщение Gabriel » 14 окт 2019, 08:35

Колдовство растекалось по плоти сладковато-удушливой червоточиной, и поначалу Габриэль наблюдал за происходящим отстраненно: воплощенный облик, в отличие от человеческого тела, не был для архангела определяющей сутью. Он по-прежнему не опасался ничего земного, но не стоило забывать о том, что Земля – хоть и особенный, но не единственный мир в этой вселенной, а Тьма, принимающая множество обликов, опасна для всех созданий света. По мере того, как все пространство внутри и вне заполнял дурманящий запах гниения, Зов переставал казаться чуждым и пугающим, он зазвучал вдруг какой-то обреченной нежностью и обещанием… спасения?
Габриэль позволил себе следовать за этим обещанием, нить, связывающая его с Сауле, легко тянулась следом. В какой-то момент серафим почувствовал чужые отчаяние и надежду, на своем пути он больше не был одинок, где-то в Шлезвиге снова, так и не успев родиться, умирал ребенок, душа его мерцающей звездой проплывала мимо, и Габриэль подхватил ее на лету.
«Домой, - шептал маленький комок света, сопротивляясь попыткам архангела остановить его движение. – Домой… Я снова буду цвести…»

Мир на другом краю Зова напоминал лунную поверхность, безжизненную и изрытую оспинами кратеров. И в то же время это был… сад. Черные, изъязвленные тьмой саженцы, каждый из которых – маленькое Древо, настолько уродливое, насколько истинное Древо было прекрасным и величественным.
Теперь понятно было, сколь незавидная участь ждала души младенцев. Но зачем?
У сада имелся, между тем, заботливый садовник. Архангел ощутил его присутствие в том месте, где Тьма делалась такой непроницаемой, что становилась материальной, так же, как это случалось со светом в Эдеме.
- Отдай мне то, что тебе не принадлежит, - потребовал серафим.
Тьма укоризненно вздохнула в ответ:
- Сначала сделай то же самое, мой незваный гость. Мои дети, мои миры однажды придут на смену вашим. Но пока они еще иногда нуждаются в свете, как цветы в поливе, отдай его мне.
Искореженные ветви темных Древ разом зашевелились, потянувшись к Габриэлю, не в силах больше терпеть, он полыхнул огнем, намереваясь с корнем выжечь эти отвратительные порождения Тьмы, но внезапно обнаружил, что свет его не разгоняет мрак, а просто уходит в землю без следа и остатка.
- Да! Именно так! Дай им еще, архангел. Еще!

Душа, которую Гавриил все еще удерживал подле себя, затрепетала, темный садовник звал ее к себе, он уже приготовил лунку, - черное на черном, - для нового ростка, но свет ангельского присутствия вынуждал душу цепляться за воспоминания об истинном Древе. И эти колебания внезапно разозлили хозяина сада.
- Отсюда нет пути назад! – взвыла Тьма, размазываясь между скрюченных ветвей липкими полосами безвременья. – Все, кто увидел запретное, кто принадлежит мне, слепы. А слепцам не дано ведать иного пути, кроме того, что укажу им я!
«Возвращайся!» - позвала, засияв в сгущающемся вокруг Гавриила мраке, связывающая его с земным миром нить.
Люди, вся суть в них. Есть женщина, которая вернет его к свету, есть человек, который добровольно сошел во тьму и плетет свое колдовство, убивая то, что еще не рождено, для того, чтобы рождалось то, что не может быть живо.
- Я знаю обратный путь. И постиг природу твоего Зова, - хватаясь за свою путеводную нить, пока она не истаяла окончательно, серафим отмахнулся от клубящегося вокруг него мрака во всю мощь ангельских крыльев, светящиеся перья рассекали саму сущность чуждого его мира, и хватка Тьмы слабела. - Я все еще немного больше, чем удобрение для твоих уродцев…

Архангел выронил блистер, который до сих пор зачем-то держал в руках. Едва коснувшись пола, тот полыхнул белым пламенем, разом сгорая дотла. Сам пол при этом ощутимо вздрогнул, а затем мир с другой стороны двери наполнился шумом, удивленными и испуганными возгласами, а где-то неподалеку взвыла пожарная сирена.
Габриэль вздохнул судорожно, так, будто долгое время провел под водой.
- Он слепой, - прошептал он, устало протирая глаза ладонью. Странно, что сам он не ослеп, хотя Тьма вещала об этом так уверенно, как о свершившемся факте. – Колдун, который все это устроил. Я думаю, я сжег их все, все порченные таблетки, и какое-то время больше никто не умрет. Но если мы не найдем колдуна, все начнется снова. И… спасибо, что позвала меня обратно, племянница.

- Что случилось? – спрашивали в коридоре. – Взрыв, вы его слышали?
- Говорят, что утечка газа. Аптека Альстадт, там весь фасад разнесло…
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#21

Сообщение Nina Skorzeny » 14 окт 2019, 22:08

Узкая горячая ладонь Нины легла на плечо архангела, и несколько секунд в каморке, сузившейся до размера одного вдоха, царила абсолютная тишина, словно бы мир поставили на паузу. Затем снаружи что-то громыхнуло: и вернулись и звуки, и ощущение чужого присутствия, и громкие человеческие голоса, и само понятие жизни; чуть неловко улыбнувшись, женщина осторожно провела пальцами по руке Гавриила и отступила в сторону.
- Ты в порядке? Я чувствовала что-то очень мерзкое там, куда дотянулась нить, но только отголосками. И, - на мгновение она запнулась, - ощущение моря, ты не слышал? Постоянный плеск волн и как будто солёный запах.
Лавкрафту бы понравилось.

Приоткрыв дверь так, чтобы появилась маленькая щель, в которую было видно происходящее, Нина дождалась, пока в коридоре никого не будет, кто мог бы обратить внимание на странную пару, и выскользнула наружу. Ей хватало жизненного опыта понять, что первым думают люди, видя выходящих из укромного уголка мужчину и женщину, и, пусть даже смутить подобные подозрения и взгляды в спину её вряд ли могли, их просто хотелось избежать.
Сауле предпочитала создавать вокруг себя атмосферу спокойствия и прятаться в неё, точно в защитный купол: разочарований и шепотков за спиной хватало и в высокоинтеллектуальной академической среде.

(В мире вообще сложно найти больших сплетников, чем учёные. Слухи и пересуды - естественная среда обитания всех университетов и лабораторий.)

Остановившись у торгового автомата, Нина поискала по сумке кошелёк и выгребла остатки мелких монет откуда-то из его бескрайних глубин. Ей нужен был кофе - хотя бы чисто символически, чтобы ощутить реальный мир, который был вот он, но упорно пытался ускользнуть от её внимания, скрыться за тонкой дымкой тумана.
Второй картонный стаканчик с громкой надписью “ROMA” Скорцени протянула архангелу.
- Взрыв решение не очень изящное, но эффективное, - произнесла она, вытаскивая смартфон.

Фейсбук, конечно же, впереди всякой прессы уже освещал события. Вагон фотографий, куча видео, десять тысяч комментариев - и всё это примерно через полчаса после “взрыва бытового газа” эквивалентом в одного рассерженного архангела.
Сильно пострадавших не было; фармацевт получила лёгкие ожоги, пара покупателей отделалась мелкими осколочными ранениями и испугом. Шлезвиг получил замечательную почву для разговоров на ближайшие полгода.

- Надо, наверное, посетить этот уголочек драмы, - решила Нина, снова открывая Uber, - слепец - достаточно заметная фигура среди людей, в толпе ему затеряться сложно. Если я что-нибудь понимаю в порче, то для волшбы такой силы надо находиться рядом, иголкой в дверь или подкладом никак не обойдёшься. Даже если его там нет сейчас, кто-то может вспомнить.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#22

Сообщение Gabriel » 15 окт 2019, 21:28

- Огонь очищает, - напомнил Габриэль, покладисто глотая кофе. - Это знают давно и многие, оттуда и аутодафе. Пожар был необходим.
Стоило бы добавить, что божий гнев во всех его проявлениях никогда не бывал изящным, но не стоило забывать, что рядом с ним женщина, а дочери Евы видят мир иначе: только женщина, например, в состоянии беспокоиться о том, ровно ли ей остригли волосы перед гильотинированием.
Поэтому небожитель не стал уточнять, что сжег не только аптеку, по всему городу одновременно вспыхнули микровозгорания, напугав многих беременных фрау и фройляйн и их близких. Пока это не обсуждали, даже в твиттере, но когда начнут, люди сами придумают подходящее объяснение, в этом они большие мастера. Главное, что опасного седативного больше не существовало, ни единой капсулы. Пока.
- Сейчас на месте взрыва нет никого, кто мог бы вспомнить слепца, - поделился он своими соображениями, не препятствуя, впрочем, намерениям Нины ехать к аптеке. – Зеваки, пожарные. Тот стог сена, в котором практически невозможно отыскать нужную иглу.

Водитель, призванный Убером, отнес их к категории зевак.
- Туда, куда вы хотите, сейчас на машине не добраться, - предупредил он. - Съезд с Бисмарк-штрассе перекрыла полиция.
- Что ж, мы пройдемся пешком.

В витринах центральных улиц по-прежнему красовались елки и блестела рождественская мишура, вокруг все так же пахло имбирем и ванилью, но на этот раз к запахам праздника примешивался запах дыма.
Памятуя все те забавные предосторожности, с которыми они покидали подсобку, архангел не пытался предложить Сауле взять его под руку. Они просто по-деловому шагали рядом.
- На счет шума прибоя и привкуса волн, там, во тьме, я не встретил ничего подобного, но последнее время я постоянно вспоминаю про последний Потоп. Все эти смешения света, путеводные нити и прочие связи… Возможно, теперь ты знаешь обо мне больше, чем тебе стоило бы, племянница. А может и нет… Думаешь, колдун мог быть кем-то из постоянных посетителей аптеки? – сменил тему Габриэль. - Я бы скорее предположил родственника кого-то из персонала. Или родственницу. Так вот его, или ее, придется убить. Знаешь какие-нибудь изящные способы?
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#23

Сообщение Nina Skorzeny » 16 окт 2019, 22:39

Высокие каблуки легко цокали по ровному асфальту: пользуясь тем, что всё равно район был оцеплен, а движение - перекрыто, можно было идти по проезжей части.
- Знать больше, чем нужно для счастливой жизни, и страдать от этого - любимое человеческое развлечение, - философски пожала плечами Сауле.
В конце концов, вся история их вида началась с плодов познания. Если бы не Ева, ведомая Змеем и любопытством, ещё неизвестно, совершила бы эволюция резкий скачок к достаточной массе мозга, которая была совершенно не выгодна для энергетического баланса. (Хотя тут, конечно, напрашивалась шуточка, которую доктор Скорцени мрачно записывала в ежедневник после открытых лекций: студенты, эта опора и надежда цивилизованного мира, отлично умели экономить энергию и сознанием не пользовались.)

Она взболтнула кофе движением кисти, размышляя над вопросом.
- Скорее родственник или друг. У постоянного посетителя всё равно не будет доступа к препаратам, да и сидеть в аптеке по нескольку часов, нужных для ритуала, сложно - всё равно привлекает внимание. А тут маленький город, где через три рукопожатия все знакомы. Слишком опасно.

Однако Гавриил, что уж там, умел удивлять.
Приподняв бровь, Нина с интересом посмотрела на архангела, смяла в руке допитый наконец картонный стаканчик. Очень увлекательное предложение; женщина на всякий случай перебрала в памяти ощущения от сегодняшнего дня - не оказался ли её прекрасный гость кем-то из адских владык, которому стало скучно.
Но вроде бы золотая нить, что оплетала тогда её запястье, была настоящей, калёной и жаркой, не иллюзией, скрывающей хаотичный мрак напополам с дурным весельем, вечным флёром клубившиеся вокруг демонов.
- Допустим, - протянула Сауле задумчиво, - но разве это не ты должен высказываться за соблюдение заповедей вроде “не убий”, а я, по своей женской природе грешница, говорить про меньшее зло?
И было не слишком понятно, шутила она или интересовалась всерьёз.

Толпа была достаточно внушительной, но по-немецки вежливой: вперёд не лезла, пожарным и врачам не мешала, пропустили даже подъехавший маленький фургончик прессы. Внимательно осмотревшись, Нина приметила отличную жертву для своего любопытства: дородную матрону лет шестидесяти с небольшим, крупнокостную фрау, что-то ожесточённо строчившую в смартфоне.

Всё правильно, Фейсбук сам себя контентом не наполнит.

Скорцени подошла поближе.
Заговорить - много ума не нужно; люди вообще зачастую сами готовы очень много выболтать, особенно если задавать им правильные вопросы.
Из недолгой беседы Нина узнала чуть больше, чем всё: что фрау Штайн (“милочка, называйте меня просто Гердой”) живёт по соседству, прогуливалась с собачкой (“правда, она замечательная?”), услышала громкий звук и поспешила посмотреть (“аптекарша всегда такая милая! как ужасно!”), что она пыталась вызвать пожарных, но её кто-то опередил, а также море другой очень ценной информации.
В какой-то момент Скорцени даже пожалела, что не включила диктофон.

- У хозяйки аптеки муж - слепой, много лет назад получил травму в ремонтном доке и с тех пор инвалид, - невозмутимо сообщила она, вернувшись наконец к архангелу. - Благослови Господь этих всезнающих старушек, они намного полезнее полиции.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#24

Сообщение Gabriel » 17 окт 2019, 05:49

Чем дольше Габриэль общался с Сауле, тем вернее укреплялся в предположении, что у дочери Рафаила имеются какие-то свои, личные счеты с моралью. Умная, очень умная женщина, она не могла не понимать, что Заповеди – всего лишь один из возможных наборов этических костылей, в свое время предложенный людям, а вовсе не абсолют моральных норм, на которых безусловно зиждется существование любого разумного существа.
И даже древнееврейское «לֹא תִרְצָח» в свое время означало безнравственное преднамеренное убийство, а не убийство вообще.
В истории в Шлезвиге архангел и вовсе предпочел бы иное, но тоже библейское «око за око», вручив судьбу колдуна матерям, потерявшим своих нерожденных детей. Нецивилизованно и даже, возможно, по варварски, но разве несправедливо?

- Давай не будем спешить с благословениями, - Гавриил безрадостно смерил взглядом словоохотливого информатора Нины, проверяя ауру фрау Штайн на следы присутствия магии. Не слишком ли просто все разрешилось?
Подозрительно, и в то же время все чисто, никаких манипуляций с сознанием Герды Штайн он не диагностировал, женщина рассказала то, что знала, без всяких внушений извне.
«Много лет назад».
Он покатал эту фразу на языке, ощущая затхлый вкус недоумения: чреда младенческих смертей нагрянула в город недавно, что такое вдруг нашло на темного садовника, почему именно сейчас ему приспичило высадить из неупокоенных душ нерожденных детей свое «слово «счастье»?

- Поищи их адрес, - попросил Габриэль Сауле. – Покажи мне карту. И давай на этот раз обойдемся без такси. Просто отойдем в сторонку.
Хочет она того, или нет, но люди, если увидят уединившуюся в ближайшем проулке пару, подумают именно то, что его племяннице так не по нраву.
Для убедительности архангел даже обнял Нину за плечи, привлекая к себе, - она была высокой женщиной, там, где Габриэлю обычно доводилось лицезреть дамскую макушку, тут пришлось смотреть глаза в глаза. И в следующий миг они переместились в пространстве и очутились в просторной, просто обставленной квартире.
Запах озона, что обычно сопровождал такие вот перемещения, мешался с запахом газа, похоже, и тут грозило что-то рвануть, но уже не по желанию аргхангела.
- Да, он слепой, - Гавриил кивнул на раздвижные двери и текстурные направляющие на стенах, облегчающие незрячим людям ориентирование в пространстве. – И он мертв. Мы опоздали.

Пришлось спешно открывать окно на кухне и выключать плиту. Мужчина средних лет навзничь лежал на полу, из груди его торчал загнанный по самую рукоятку кухонный нож, а на лице, и без того изуродованном старой аварией в доках, - пластический хирург в свое время сделал все, что мог, но этого оказалось недостаточно - застыло выражение такого ужаса, что Габриэль нахмурился:
- Самоубийство. Но не похоже, чтобы он хотел умереть.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#25

Сообщение Nina Skorzeny » 17 окт 2019, 22:31

Мельком Нине захотелось наступить каблуком архангелу на ногу и сделать вид, что это - совершенная случайность. Впрочем, здесь не было любопытных медсестричек с их интересными вопросами, а прикосновение Гавриила не было по-настоящему неприятным, скорее - неожиданным, так что она только посмотрела на него с лёгкой укоризной.
И опять он мог понимать этот взгляд так, как ему хотелось. За кроткой улыбкой женщины с лицом Мадонны скрывалось глубокое, глубокое море чувств, о которых вечность можно было гадать.

Несмотря на то, что они торопились - настолько, что даже сверх-удобный по мнению Сауле Uber ждать не стали, - они всё же опоздали. Их ждали только мертвец и острый запах отдушки бытового газа.

Присев на корточки, Нина без всякой брезгливости на лице изучила тело, надолго задержав прозрачный небесный взгляд на рукоятке ножа, потом задумчиво повела плечами.
- Странное самоубийство, - сказала она наконец, поднимаясь, - очень странное, сначала человек открывает газ, а затем вгоняет в себя лезвие. Зачем столько лишних телодвижений - не проще ли было обойтись чем-то одним?
Предсмертную записку, понятное дело, искать было делом бессмысленным: мертвец просто не сумел бы, ничего не видя, оставить её. Все тайны, которые были у него - а их наверняка было у него немало - он унёс с собой, надёжно запечатав их от чужих взглядов, и разве что смерть могла его разговорить.

Но то уже было не для живых.

Сауле поднялась, бесшумно прошлась по квартире, бегло оглядев квартиру. Чисто и убрано, обстановка простая, но функциональная, даже - почти уютная, но чего-то не хватало. Пахло всё теми же рождественскими запахами, корицей, имбирём и хвоей; но больше - ничем.
Не было ни резкого привкуса крапивы, ни запаха гнилых яблок, что чувствовался от блистеров со странными таблетками, и Нина ощущала некоторую неуверенность. Иногда не стоит искать двойное дно, и всё именно так просто, как кажется: испугавшийся неминуемого, колдун предпочёл умереть сам, не дожидаясь, пока к нему придёт спросить тот, кто сумел выжечь всю аптеку.
Но было ли это именно так?

Сауле не знала. Не была уверена и в том, что знал архангел.

- Возможно, оно и к лучшему, - произнесла она наконец, кивнув на мёртвое тело, - что он ушёл сам. Жаль только, что не удалось услышать, зачем ему нужны были эти души, но едва ли бы он об этом, даже будучи живым, рассказал всю правду. Пойдём отсюда, Гавриил, мы здесь, похоже, ничего больше не узнаем.
В конце концов, пусть с этим разбирается полиция. Со Шлезвига, как смутно ощущала Скорцени, хватит божественных вмешательств; пусть теперь всё снова идёт своим чередом.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#26

Сообщение Gabriel » 18 окт 2019, 06:22

- Логика самоубийц не всегда очевидна.
Пока Сауле искала следы колдовства, архангел в очередной раз убедился, что люди вполне в состоянии обходиться без него. Изнутри квартиры к ручке входной двери была скотчем примотана яркая праздничная хлопушка, а нить от нее накрепко зацепили за дверной косяк.
– Если бы мы попытались войти сюда через дверь… Для запала хлопушки используется простенькая химическая реакция, но внутри было полно газа, так что это фактически граната. Покойный был неглуп, но, что в общем-то странно для колдуна, не слишком полагался на заклинания, - криво улыбнулся Габриэль, которому, не меньше Нины хотелось верить в то, что для маленького провинциального Шлезвига на этот раз все мистическое закончилось.
- В остальном ты права, тут нам больше делать нечего. Вернемся тем же путем, что и явились, если ты не возражаешь.

Спешить было уже некуда, хоть до вечера на Убере катайся, но выходить из здания через парадный выход Габриэль не хотел: там, наверняка есть камеры, не стоит их недооценивать. Если бы не видеорегистратор какой-то итальянской фуры, его бы тут, в Шлезвиге, вообще не было.
Воспоминание о видео с горящими машинами естественным образом потянуло за собой воспоминание о том, зачем он на самом деле явился в этот город. Не священников благословлять и не на колдунов-детоубийц охотиться. Все намного проще и, после связавшей их с дочерью Рафаила магии света, намного сложнее.

Архангел снова потянулся к плечу Нины, - физический контакт облегчал перемещение в пространстве, свое воплощенное тело Гавриил контролировал полностью, а вот контроль над чужим требовал определенных усилий. Но если Сауле ожидала, что в итоге они окажутся там же, откуда прибыли, возле аптеки, то ошиблась. Потому что в следующее мгновение архангел и нифилим стояли на песчаном берегу бухты Шлей у самой кромки воды, так что каблуки Нины тут же глубоко погрузились в сырой песок, и Габриэль вовремя подхватил свою спутницу под локоть.
- Об этом я как-то не подумал, прости.
Зрелище со всех сторон открывалось величественное и даже немного футуристическое, на узкой полоске пляжа вздымались черными сплетениями корней остовы поваленных штормами сосен, в сухой траве, встававшей на смену песку за спиной Нины и Габриэля, протяжно поскуливал ветер, невысокие, но резкие волны швыряли на берег клочья белой пены, а свинцовое небо нависало над головой так низко, что, казалось, оно вот-вот рухнет в залив.

- Это Рисхолм, местный национальный парк. Тут и в теплые дни не слишком людно, а в декабре, в такую погоду, как сегодня, и вовсе никого не бывает. Зато можно попытаться рассмотреть южную оконечность бухты и древнее поселение викингов. Рискну предположить, что если подняться выше, видно станет лучше. Сауле, есть ли они у тебя, никак не могу разобрать? Крылья?
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#27

Сообщение Nina Skorzeny » 18 окт 2019, 23:39

Нина пожала плечами. Квартира всё равно сгорит, когда вернётся домой хозяйка аптеки, потому что она откроет дверь ключом и повернёт ручку двери.
- То обеспечили бы пожарным ещё работы, а заодно смели бы здесь абсолютно все следы, которые в теории могли остаться.
Очень странная история, вот что Сауле могла сказать об этом. Все внешние, продиктованные разумом и жёсткой логикой реальности, признаки действительно говорили о том, что это - самоубийство. И тысячу, в общем-то, раз был прав Гавриил - самоубийц редко можно понять.

Но тогда чего так испугался слепец и почему не предпочёл безболезненно уснуть от газа, а добил сам себя ножом - и почему в грудь, а не перерезал горло? Мысль о пронзённом сердце кажется романтическим тропом, достойным поэмы, но технически это весьма неудобный способ свести счёты с жизнью.
Эволюция позаботилась о том, чтобы оно было хорошо защищено. Потому что сердце ничего не чувствует, оно качает кровь - ту самую, что тёмной неровной кляксой застыла теперь на полу, и природа позаботилась о том, чтобы оно могло это делать подольше.

Последний раз бросив взгляд на мёртвое тело, Скорцени кивнула - и закрыла глаза, позволяя телу рассыпаться в ослепляющем свете перехода.

В лицо ударил сырой ветер, пропахший водорослями и солью. Клочья белой пены на сыром песке и мягкий, успокаивающий почти шум волн.
Покачнувшись, Нина взмахнула было рукой, пытаясь удержать равновесие, но архангел успел первым; и снова это ощущение чужого присутствия, горячих пальцев, чьё тепло проникало сквозь плотную шерсть пальто и тревожило разум.
Она снова обернула на него взгляд, задумчивый - и, кажется, тревожный. По краю чёрного, как уголь, зрачка золотилась тонкая нить солнечного сияния.

Затягивалось молчание, но в конце концов Нина всё же ответила:
- Да.
Она поставила на песок, туда, куда не докатывались в своём бесконечном беге волны, у ствола поваленного дерева, сумку, сбросила пальто, и радостный бриз налетел на её голубое платья, затрепал широкий подол. Вокруг не было никого, она не чувствовала живых людей - да и что им было делать здесь в Рождество, когда были уютные ресторанчики и обеды в кругу семьи.

Гавриил и Сауле, наверное, тоже технически были семьёй, но на этом их близость - и, в общем-то, надежда на неё - исчерпывалась. И дело было не столько даже в том, что дочь Рафаила родилась женщиной; но она давно слишком проросла корнями в землю. Стремиться к небу ей было незачем - ждало её там не больше, чем здесь.

Крылья были большими - и очень, чрезвычайно белыми, они почти сверкали этой белизной на фоне хмарого тяжёлого неба. Длинные маховые перья пару раз царапнули песок, оставив глубокие полосы. Нина расправила их, напрягла, но так и продолжала стоять на берегу, увязая сапогами в песке.
Скрестив руки на талии, она всё так же задумчиво и чуточку строго продолжала смотреть на архангела, словно ждала от него чего-то.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#28

Сообщение Gabriel » 19 окт 2019, 06:01

- Взлетай, - предложил Гавриил, когда следующая пригоршня упавшего между ними молчания начала тяготить даже небожителя. – Взлетай, Сауле.

Не объясняя, зачем это нужно, и чего, собственно, хочет сейчас от своей неожиданной родственницы. Тем более оставляя за краем недосказанности и вопрос «что будет, если я не хочу лететь?», и возможный ответ на него.

Сам он не стал раздеваться, пальто просто стекло с тела архангела в песок и стало песком, мимоходом демонстрируя ту почти абсолютную власть над материей, что предполагала его божественная сущность. Воплощенная сущность при том осталась в простой черной футболке с открытым воротом и свободных армейского покроя темных брюках.
- Или, думаешь, погода нелетная? Ладно.

Габриэль легко развел руки в свободном, словно перемешивающем что-то движении, и ветер, дующий с залива, послушно изменил направление. Потоки воздуха вихрились вокруг них с Ниной снизу вверх, и если на земле от этого ничего особенного не происходило, то над головой, в небе, облака будто кто-то перемешал гигантским звездным черпаком, в низких тучах образовалась круговая проталина, светлая и безмятежная, как глаз бури. Над южной оконечностью бухты Шлей начал моросить дождь, а над Рисхолмом засияло зимнее скупое солнце. Свет его струился с небес на золотые волосы Сауле, золотил пронзительно-белые перья ее крыльев, ласкал нежданным для декабря теплом бледную женскую кожу.

- Ангельская красота тебе к лицу, племянница.

Она и правда была прекрасна, притягивала взгляд утонченной и немного отстраненной красотой, даже тут родство с его племенем давало о себе знать: облик мадонны, а не чувственные формы блудницы. И это синее платье… Такое ощущение, что художник, ученик великого Ван Эйка, выдумал ее еще до того, как она родилась.

- Даже если ты и летала ранее, - немного нараспев предположил Габриэль. - уверен, ты это делала, - то всегда одна. Одиночество величественно и уныло. Сегодня давай полетаем вместе.

Он тоже развернул свои крылья, темно-серебристые, белыми они казались только там, где по оперению скользил солнечный свет, преломляясь на полых перьевых стволах, не круглых, как у обычных земных птиц, а сложно граненных и почти прозрачных, пятами сотен маленьких радуг. Сияние клубилось вокруг них теплым маревом, так что, казалось, что этому обитателю Эдема воздух для полета и вовсе не нужен, так же свободно он будет парить за пределами земного тяготения, опираясь крылами не на пустоту, а на свое собственное свечение.

Но, посмотрев в строгое и напряженное лицо Нины, архангел внезапно одним росчерком уничтожил им же сотворенную величественную картину момента, заулыбался и, не скрывая насмешки, предупредил:
- Если ты откажешься, я прокляну Убер, так и знай.
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Nina Skorzeny
Juoda Saulė
Аватара пользователя
Репутация: 103
Статус: Juoda Saulė
Информация: Нина С. Скорцени
возраст, 30 y.o. | 74; медицинский микробиолог, внештатный сотрудник ВОЗ; крылатая дочь архангела, святая в миниатюре, оккультист и учёный в равной мере.
На форуме: воробушек
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 08 сен 2019, 13:33
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#29

Сообщение Nina Skorzeny » 20 окт 2019, 00:19

Внезапное тепло обласкало зябко ёжившуюся Скорцени, наблюдавшую за тем, как кружат на небосводе сизые тучи, как перекраивает воля Гавриила реальность - а той будто бы в радость соответствовать желаниям его.

Ответ Нины был бесхитростен:
- Я лишь научилась летать, но не слишком в том хороша. Небо не для людей, а я могу казаться ангелом, но…
Архангел, такой странно, изумительно прекрасный в своём неземном величии, сам мог понять, додумать, что скрывалось в том полумраке недоговорённых слов. Сауле была женщиной, Сауле была из плоти и крови, Сауле носила с собой собственные грехи, их было не мало, и, отпущенные или нет, они всегда оставались с ней навсегда - памятью, сожалением, тоской.

Корнями она проросла в землю.
Она всегда считала себя человеком.

Запрокинув голову, Нина подставила лицо этому тусклому и слабому зимнему солнцу, не закрывая глаз, и странно было видеть, как её зрачки, вместо того, чтобы сузиться, стать маленькой чёрной точкой, расширились. Точно свежую воду, она пила солнечный свет, вбирала его всей собой, греясь не телом, но душой, и вдруг обозначившаяся в тонко очерченном лице тревога исчезла, отступила прочь.

Божественное чудо, власть над землёй и небом, над стихиями и сутью вещей; всё это было вне умений и даже понимания дочери Рафаила, но какое до того было дело. Остро ощущавшая конечность всякого мгновения, всегда чувствовавшая, что увядают цветы и гаснут звёзды по имени Солнце, Сауле жила мгновением, что только здесь и сейчас.

Нина не верила в будущее - Нина была только в настоящем.

Мгновение, со странной растерянностью глядя на Гавриила, она молчала, а потом, тряхнув густой копной волос, что были точно отлиты из золота, тихо рассмеялась. Смех этой женщины был под стать всей её нежной, хрупкой красоте - высокий и мелодичный, очень мягкий.
- Это очень коварно с твоей стороны, - ответила она, - но ты выиграл.

И, зачерпнув крыльями воздух, она взмыла в воздух, порывистая и лёгкая, упругими толчками поднимаясь всё выше и выше, туда, к солнцу, что когда-то сожгло Икара. Серые воды бухты и чёрные, точно набросанные тушью стволы деревьев; с высоты всё казалось маленьким и одновременно - очень отчётливым.
Сердце твоё двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу -
Каменное, каменное дно.

Gabriel
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 144
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Габриэль
35+ y. o. | ~17 млрд; на Земле известен, как Габриэль Бушар, популярный писатель и журналист; в Эдеме Архистратиг, Благой вестник, Судия Божий
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 27 сен 2019, 03:52
Контактная информация:

[25.12.2018] Ёлочка, гори

#30

Сообщение Gabriel » 20 окт 2019, 11:14

Архангел мог и понять, и додумать, но нехитрая истина, которую предлагала ему Нина, была Габриэлю не по нраву. Льву не суждено стать комнатной болонкой, а Сауле – не человек.
Привыкший повелевать стихиями, материей и светом, он знал, что с людьми все бывает намного сложнее; противоречивый, хрупкий и смертный, человек удивительно упрям там, где дело касается самых дорогих ему заблуждений. И все же люди всегда мечтали уподобиться божествам, кто-то искал силу и власть, кто-то знания, кто-то гармонию. Кто-то совершенство. Но впервые мироздание столкнуло Гавриила с нифилимом, что хотел быть человеком более, чем богом. Было что-то неестественное и даже обидное для небожителя в том, что Нина будто бы стыдится той части своей сущности, что она унаследовала от отца.

Он догнал Сауле в два взмаха крыл.
- Тебе не надо ничему учиться.
Вокруг пел ветер, но Гавриилу не нужно было перекрикивать шум полета, голос его был слышим всеми и всегда.
- Умение летать – часть твоей природы. Просто прими его, как данность, и наслаждайся так же, как возможностью видеть или дышать. Почувствуй, как ты движешься через пространство, а пространство движется через тебя. Пари, иначе ты быстро потеряешь силы.
«И мне будет легче убить тебя».

Он все еще не решался. Он все еще не решил.
В прошлый раз на то была воля Отца, для ангела ее невозможно было оспорить и немыслимо - не исполнить. Но сейчас решение должно было стать его собственным.
Если она так хочет оставаться человеком, быть может, от нее не будет вреда миру, принявшему в себя множество существ, куда более опасных, чем дитя Рафаила?

С той высоты, на которую они поднялись, можно было рассмотреть не только Рисхолм и обещанное поселение викингов, но и крошечные улочки Шлезвига: до городского центра было километров пять по прямой над водой, и в два раза дальше – в объезд. Готический шпиль кафедрального собора надсадно тянулся к небу вытянутым острием, но был так мал по сравнению с простором всего поднебесья над ним, что служил своего рода аллегорией тщетности попыток людей дотянуться до бога. Парящая в этом поднебесье золотоволосая женщина, напротив, была примером единения человека с богом, хоть и предпочитала открещиваться от всякого христианского символизма.
Взлетев выше Нины, Габриэль резко и сильно взмахнул крыльями, сбивая нифилима с воздушного потока, спикировал, увлекая ее вниз, к темной воде опасным головокружительным пируэтом. И снова верх.
- Расскажи мне, что случилось в Риме, Сауле. За что ты убила тех людей? Все же, человек ты, или нет?
You're a drop in the rain
Just a number not a name
And you don't see it
You don't believe it
Изображение At the end of the day
You're a needle in the hay
You signed and sealed it
And now you gotta deal with it
Humanity

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя