[03.11.2018] God is in the detail

ШАБЛОН ОФОРМЛЕНИЯ ЭПИЗОДОВ
Время в игре: осень 2018 года.
Все эпизоды, относящиеся к текущему таймлайну. На проекте нет деления на сюжетные и личные эпизоды, поскольку, как известно, взмах крыльев бабочки порождает ураган на другом конце земли, и любая игра может повлиять на расстановку сил во вселенной. Может быть, этот мотылёк прилетит именно к вашей свече.
Ответить
Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 29 июн 2019, 23:54

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
ранний вечер, начало ноября.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Мидгард.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Thrud Thorsdottir, Týr Hymirson.

СИНОПСИС:
Пока Труд только пришла на новую должность, на неё сбрасывают дела, далеко не всегда увлекательные, но зачастую - крайне объёмные, вроде нынешнего. В нём - небольшая драматическая история одной семьи, где отец убил собственного ребёнка, и всё настолько прозрачно, что после задержания он повесился в камере, не вынеся груза вины.
Казалось бы, всё просто: разбери бумаги, собери, отдай в архив.
Но Труд видит, что что-то не сходится. Маленькая, незначительная деталь.
Дьявол, говорят люди, кроется в деталях. Правда и ложь - родные сёстры, близнецы, и их так просто не распознаешь.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#2

Сообщение Thrud Thorsdottir » 30 июн 2019, 23:48

Служба криминальной полиции отлично демонстрировала безграничность человеческой выдумки и глубин отчаяния, в которые можно соскользнуть, единожды оступившись. Большинство кейсов, которые увидела Труд за последний месяц, кричали о боли и горечи едва ли не громче, чем кричал Ближний Восток, и временами асинья размышляла, что должно руководить теми людьми, которые хотят смотреть на преступления себе подобных.
Стремление к справедливости? Понимание безысходности, но одновременно - нежелание с ней мириться?
Сейдкона понимала, что не знает. Она слишком привыкла к войне, где всё было немного проще; движущая сила любой войны - ресурсы, за чем бы они не прятались, но что двигало здесь, она не могла постичь. Это вызывало смутные ощущения любопытства, смешанного с лёгкой тревожностью: для привыкшей читать мир, что книгу, заглядывая под реальную нереальность событий, странно было видеть только то, что видят другие, и ничего сверх.

Возможно, впервые за три миллиарда лет прошедшей вечности, стоило было сказать, что Вилкмерге чем-то увлеклась. Обычно события закручивались вокруг неё на манер бурана, а она просто делала то, что должна была делать, не задаваясь вопросами, зачем и отчего.

Одно дело не давало ей покоя - оно было слишком прозрачным. Труд скинули его со словами "причеши и сдай в архив", потому что всё там было совершенно очевидно, а ей неплохо было бы потренироваться в бесконечном составлении просто бумажек, бумажек о составлении других бумажек и бумажек о проверке бумажек про составление бумажек. (Обозревая количество работы, связанной с писаниной и протоколами, асинья решила, что на какой-нибудь подходящий праздник купит на китайском чёрном рынке любую сакральную тварь, которая питается рукописями, чем сделает сразу два добрых дела: спасёт несчастное животное от жестокой судьбы и офис NCB Interpol от неизбежной гибели в бесконечной лавине бумаг.)
Кейс же был слишком простым, чтобы быть настоящим.

Высококлассный нейрохирург, имевший свою практику в соседней Швеции, к которому записывались не то, что за несколько месяцев - за несколько лет, бежал из страны после убийства собственного младшего ребёнка. Тело сына обнаружила вернувшаяся домой супруга, которая и вызвала полицию. Три месяца спустя отца задержали в крошечном городке в норвежском Нурланне. Дав признательные показания, он повесился в камере, не дождавшись суда.
Труд щёлкала ручкой, пока по десятому кругу слушала записанные беседы следователя с женой.
Неправильные интонации. Неправильный подбор слов. Неправильные паузы.
Сейдкона не верила этой женщине - слушая, как та говорит, она слышала то, что не способно было уловить человеческое ухо, слишком тугое для звериного восприятия. Жена убийцы лгала, но Труд не в состоянии была понять, зачем: она не пыталась выгородить мужа, не пыталась уменьшить его вины, не пыталась сделать ничего, что могло бы принести ей выгоду.

Но валькирия твёрдо верила, что во всём, даже в самой большой бессмыслице, должен быть смысл.

Потом она нашла протокол техников, и там тоже были странности.

Труд решила забрать дело с собой и подумать над ним в тишине и покое.
Проблема была только в том, что на конеферме, где количество гостей, постояльцев и обитателей, состоявших из магической фауны (и иногда флоры) Скандинавии чуть более, чем целиком, не приходилось говорить о тишине и покое как класс. Отбившись от Фенрира, желавшего любви, и в очередной раз отцепив от себя двух молодых жеребчиков, которые хотели играть, богиня глубоко выдохнула, запихнула ноутбук в сумку и, зажав подмышкой вальравна и папку, убралась куда подальше.
Сначала планировался лес, но потом, немного подумав, она решила, что принимала немалое участие в очередной авантюре Тюра, так что имеет полное право на какую-нибудь часть дома, где не будут скакать олени, лисы и мертвецы.

Над чайником поднимался лёгкий ароматный дымок, парили заваренные листья. Труд раскладывала по столу в гостиной свои бумаги, разговаривая одновременно с Лейкни и Гугл-Ассистентом.
Стоило отметить, что ответы голосового помощника явно были более осмысленны.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#3

Сообщение Týr Hymirson » 01 июл 2019, 11:32

Он сдержал слово.
Самайн и его последствия были последними делами в Мидгарде, которые имели отношение к Агентству и публичности Аргетлама. Викторианский особняк, находящийся за пределами мироздания и имеющий выход во все известнве миры, оказался отличным жильём. Во-первых, здесь не существовало законов, в чём Нуада успел убедиться, наведавшись в гости к Селене. Это давало возможность роздыха от собственной сути и даже - возможность как следует надраться. Во-вторых, здесь не было вездесущих проблем, которые среброрукий притягивал как магнит. И существ разной степени смертности здесь не было. Даже Тор не смог бы найти этот дом - рассинхронизация с реальностью в одну секунду не дала бы ему, живущему линейно, даже малейшей возможности без помощи извне. Самый полезный артефакт, когда-либо выходивший из рук Нуады, и только одна Труд имела ключ от него. Кольцо изо льда Нифльхейма, отливающее серебром и синими искрами. Его довольно было лишь подержать в руках, чтобы дом принял её за хозяйку.
Первый день вынужденного бездействия Аргетлам не мог найти себе места, слоняясь по бесконечным комнатам особняка, или медитируя на доску улик в кабинете - вскрывшиеся пару недель назад подробности его попадания в колесо Сансары упрямо не желали складываться в единую картину. А после его догнала усталость. Настолько сильная, что он едва успел добраться до кровати прежде, чем вырубиться. Здесь, вне времени и пространства, всё было иначе. Он проснулся отдохнувшим, привёл себя в порядок и собрал отросшие волосы в хвост. Сунул в карман джинсов сигареты и зажигалку. В одних джинсах и босиком он вышел из душа, собираясь сварить себе кофе. Немного удивился, услышав голоса из гостиной, но разобрав среди них Труд, спокойно обосновался на кухне, собрав бутербродов себе и жене.
Кофе сварился. Взяв свою кружку и обе тарелки, он прошёл в гостиную, поставил тарелку рядом с чайником. Собеседниками Труд были Лейкни, которому Нуада привычно кивнул, и гуглопомощник, зачитывающий биографическую статью из википедии. Папок на столе было много, но меньше обычного. Вот перед Труд первая - начало делопроизводства. Он точно знал, что там стандартный набор бумажек, они не менялись от дела к делу: документ о заведении дела, протокол вызова, протокол осмотра места происшествия, первичные допросы. Папка была обычной, полицейской, вторая, с экспертизами, тоже. Третья была тонкой, с печатью Интерпола и валялась где-то в стороне. Вероятно, о передаче дела и другая процедурная бюрркратия, которая для расследования не важна. Папки Интерпола были солидно толще, коробка с уликами стояла чуть ли не в центре стола поверх папки с уликами. Порядка в бумагах не было, пластиковые файлы, в которых оббычно хранят улики и диски с допросами, торчали даже из полицейских папок, а некоторые стопки были подшиты настолько номинально, что расползались на глазах.
Работа на дом, и, судя по рассказанному голосовым помощником, довольно очевидная. Но Труд она чем-то заинтересовала.
- Привет, - тихо поздоровался он, - помочь разобрать?
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#4

Сообщение Thrud Thorsdottir » 01 июл 2019, 21:14

Что мир -
Только усмешка,
Что теплится
На устах
Повешенного.


Важно каркнув, ворон прошёлся по столу и заглянул в чашку с кофе, но она его ничем не вдохновила, и он решил перебраться поближе к тарелке с едой, как к ресурсу более приятному во всех отношениях. Посмотрев на него с выражением плохо скрытого скептицизма, Труд вздохнула и перевела взгляд на аса, улыбнулась краями губ, подумав о том, что с волосами, собранными в хвост, и в этих заметно потрёпанных жизнью джинсах Тюр похож на рокеров из норвежского андеграунда годов девяностых. Её жесткое бледное лицо казалось, как всегда, спокойно, но не было привычной тяжёлой морщины на лбу, появлявшейся, когда валькирия хмурилась.
За гранью миров, пространств и времени незримые законы мироздания не давили не вестницу смерти: кажется, крошечный зазор в одну секунду от действительности и им мешал найти странный дом, бывший всюду и одновременно - негде.

Лейкни положил когтистую лапу на кусок ветчины, подождал примерно одно мгновение и, убедившись, что никто ничего не сказал, торопливо умыкнул еду, чтобы вместе с ней спрятаться под стол.

- Я думала, ты спишь, - сказала женщина, кивнула на тарелку, - спасибо.
Взболтнув в высоком термостакане, куда она перелила заварившийся чай, напиток, она сделала пару больших глотков, совершенно не заботясь о том, что это нечто довольно близкое к кипятку, сделала обширный и малопонятный жест рукой, который как бы охватывал всё, разложенное по столу. Папки, пластиковые пакеты, ноутбук, бумажки.
Восхитительно много бумажек, являвшихся неотъемлемой нагрузкой на любые действия силовых ведомств.
(Интерполу срочно требовались книжные черви, способных пожрать хотя бы половину от этого.)
- Да вот… Да, пожалуй, да. Тут вроде бы всё так просто и одновременно так бессмысленно. Следователь ушёл в загул или в заплыв, точно не знаю, с новыми погонами, у него там любовница, виски и кокаин, ему не до истины, особенно если она такая призрачная, что даже я в ней сомневаюсь. Но этот кейс… Странный.
Она кивнула на ноутбук.
- Я слушала записи с допросов, и эта женщина совершенно точно лжёт, но я не в состоянии понять, зачем. Нет, впрочем, надо начать не с этого.

Присев на край стола, Вилкмерге обстоятельно, в присущей ей неторопливо-тягучей манере, рассказала всё, что прочитала. Про женатого нейрохирурга, про трёх детей, про убитого пятилетнего ребёнка, про супругу, нашедшую его тело, про бегство, про то, что история закончилась повесившимся в камере врачом. Снова глотнула чая, прикрыла на мгновение глаза, и закончила, мягко уронив голос до немного вибрирующего, тихого тона, в котором приятно тянулись гласные:
- И экспертиза этого ружья странная, отпечатки мужа - вторым слоем, а первым - смазанные, но достаточные для идентификации - жены. Она говорила, что была в шоке и схватила ружьё с пола, смывы пороха у неё брали, руки чистые, одежда тоже, но зачем брать оружие за приклад и за ствол снизу, если ты не собираешься стрелять? Когда поднимаешь что-то, - валькирия сделала жест свободной рукой, имитируя движение, - вот так, то трогаешь совсем иначе. Я… Не совсем понимаю, но тут где-то провал. Признание есть, а логики нет.
Она подумала ещё мгновение.
- Да и мотива, в общем-то, тоже.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#5

Сообщение Týr Hymirson » 02 июл 2019, 09:45

- Я и спал, - Нуада улыбнулся в ответ, - жаль, не долго - голова раскалывается. Не за что.
Он отодвинул стул с высокой спинкой и уселся на него верхом, потягивая кофе. Чашка была поллитровой. Проводив вальравана взглядом, Аргетлам вздохнул и сунул кусок аетчины со своей тарелки прямо под стол. Есть не хотелось.
Склонив голову, он слушал объяснения жены. Интуиция для богов мудрости и знаний всегда была лишь инструментом: разум, мгновенно простраивая причинно-следственные связи, моментально выдавал результат, иногда удивляя этим самих богов. Значит, надо было попытаться снова пройти эту цепочку, на этот раз внимательнее, вдруг выйдет подцепить эти связи снова.
Немного подумав, Нуада спросил:
- Она врёт всё время, или в какие-то определённые моменты?
Покопавшись на столе и переложив папки рядом так, чтобы были видны маркировки, Нуада нашёл среди них досье убийцы, и, пока Труд говорила, быстро пролистал материалы, выискивая справку о душевном здоровье. Нахмурился - искомой бумажки не было.
- Я правильно понял, что подозреваемый не дошёл до медицинского освидетельствования? - Уточнил он, - здесь есть только копия психологической проверки с места работы, а она не соответствует тому, о чём ты рассказала, - потом несколько недовольно добавил, - она вообще ничему не соответствует, они б ещё характеристику из колледжа приложили!
Беспорядок в делах Нуада не любил. Он выудил листок и положил перед Труд, а после объяснил, к чему ведёт.
- Мотива может не быть в случае, если убийца имеет какие-то психические отклонения, либо если это была случайность. Последнее - сомнительно. Случайно зарядить ружьё, случайно прицелиться и случайно застрелить собственного ребёнка возможно, но в такой долбоебизм у взрослых людей верится с трудом, - он помолчал, отхлебнул кофе и продолжил. - В пользу версии с отклонением говорит самоубийство, но посмотри на характеристики штатного психолога: дотошный, внимательный, собранный. Даже если это преукрашено для того, чтобы повыше задрать зарплату, оно не может быть основано на ложных данных, потому что их перепроверяют. Ни намёка на депрессивное состояние, или аффективные расстройства, о которых говорят самоубийство и убийство. Отклонения - не простуда, случайно подхватить нельзя, мы бы видели здесь вспыльчивость или апатию под каким-нибудь благовидным синонимом. Такой, как описан здесь, скорее тщательно продумал бы защиту для себя и спрятал бы тело вместе с уликами, а потом безутешные родители заявили бы о пропаже ребёнка.
Голова действительно болела, тоскливо и нудно, фоном. Занимаясь делом, к которому имел и вкус и привычку, слушая голос жены, Нуада почти перестал обращать внимание на это, но едва он замолчал, голова заныла снова. С тоской заглянув в кружку, он понял что кофе было мало. Чтобы отвлечься, он попросил:
- Давай попробуем послушать её ещё раз? Может, вдвоём получится отловить нестыковки? Погоди только, я блокнот возьму.
Он вышел и вернулся с синей тетрадью в клетку. За плотную обложку была зацеплена перьевая ручка. Нуада уселся за стол уже нормально и приготовился слушать.
Труд была права: допрос выглядел странно.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#6

Сообщение Thrud Thorsdottir » 02 июл 2019, 21:10

Горьковато пахло кофе, медленно остывавшим в чашке аса. Лёгкий шорох бумаг да недовольно цоканье когтей где-то под столом были единственными звуками в мягкой, окутывавшей сознание тишине дома.
- Похоже, что не успели, - подумав, ответила Труд. - Он повесился сразу после задержания, оставил предсмертную записку, в которой всю вину взял на себя. Где-то… В коробке, я её видела. Но она тоже странная. В подлинности сомнений нет, зато в осмысленности - более чем. Я знаю, как люди сходят с ума, это по-разному называют, но никто не сходит с ума по щелчку пальцев, несомненно. Кроме того, никто не сходит с ума без… Как бы это описать… Внутренних причин. Если бы он решил, что ребёнок одержим демоном или что его подменили рептилоиды с Нибиру, это не вызывало бы вопросов, правда? Ну кроме как к штатному психотерапевту, который это проморгал. Но когда здоровый человек совершает убийство и не может объяснить, зачем, реальны ли те причины или нет, это странно.

Пока Тюр ходил в какие-то неведомые дебри, чтобы найти блокнот, она успела допить свой чай и заварить новый. Этот отдавал мятой и дикими ягодами.
Сев за стол, валькирия притянула к себе ноутбук поближе, попрыгала по папкам, отыскивая нужные файлы, и запустила проигрывание. Лёгкий фоновый шум, треск записи, отчётливый голос следователя; диалог шёл на шведском, но у полицейского чувствовался лёгкий акцент, похожий на финский.
Это почему-то заставило женщину улыбнуться: может быть, напомнив ей собственный.

Но странная задачка, протёкшая сквозь кучу бумаг, никак не желала исчезать.
- Вот здесь, - Труд кликнула по тачпаду, вернула на три секунды, - голос меняется, слишком высокий тон. Когда она рассказывает про себя, она звучит правильно, но когда она рассказывает, что вернулась с работы и обнаружила сына, она звучит неправильно. Но зачем она лжёт об этом? Её проверяли довольно поверхностно, но ничто не противоречит тому, что она говорила, её машину зафиксировала внешняя камера двора, она действительно приехала в это время. И ещё вот здесь, когда она говорит, что схватила ружьё. И вот здесь, когда говорит, что пыталась реанимировать сына, но он был уже мёртв.
Длинные пальцы щёлкали по клавиатуре, запуская и снова останавливая проигрывание, некоторые отрезки валькирия прокручивала по несколько раз, но ответов так и не маячило.
- Её слова подтверждает почти всё дело, - валькирия вновь обвела одной рукой стол. - Всё, кроме неё самой.
Сплошная нелепость, если вдуматься.

Качнувшись на стуле, женщина заложила руки за голову, запустила в густую медь волос пальцы. Длинные прядки свободно рассыпались по плечам, несобранные в косы; сегодня, сейчас - которого не существовало для остальной вселенной - Вилкмерге была не на службе, а потому и выглядела как-то домашне. В ней всё ещё чувствовалась напряжённая, жёсткая собранность кошки перед прыжком, но она не резала глаз, не привлекала внимания, да и мешковатый свитер вместо кителя привносил лёгкую ноту мягкости.
- А ещё она уехала из Швеции. Как будто… Исчезла несколько недель спустя. Карты заблокированы, телефон мёртв, документы нигде не мелькнули. Своеобразно, правда?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#7

Сообщение Týr Hymirson » 03 июл 2019, 01:09

Записка была скорее не запиской, а письмом. В ней было написано примерно то же, что и в протоколе первичного допроса, с небольшими вариациями и поправкой о том, что ему невыносимо жаль. Нуада нахмурился, глядя на два текста, один, написанный следователем, второй - подозреваемым. Словесные обороты, вот что смутило законника. Он проглядел обе бумажки ещё раз и, допив кофе, раскрыл тетрадь, помечая мысли. Писал рунами, так было солидно быстрее.
Движение жены к ноутбуку и её лёгкая улыбка отвлекли его на целый вдох, он мечтательно улыбнулся в ответ и обратился в слух. Труд была права, женщина лгала во всём, что касается дела.
- Погоди, - попросил Нуада, когда валькирия в очередной раз прокрутила запись и остановила её. Подтянул бумажки с допросом и предсмертное признание. - Давай ещё раз с того места, где она говорит, как схватила ружьё?
Женский голос, то и дело срывался. В нём слышался страх, не печаль. Но даже не это было важно. Важна была формулировка.
- "Пулевое ранение", - проговорил следом за записью Нуада, - кто говорит "пулевое ранение"? Это казённый язык, он может быть здесь, - бог постучал пальцем по бумажке, - но как часто ты говоришь это? Даже я при даче показаний сказал бы "выстрелил в голову", а не "нанёс пулевое ранение". Если в признании, - он подвинул записку к Труд, - можно предположить влияние формулировок из протокола, то при допросе женщина его не могла видеть. Это очень похоже на отрепетированную речь.
Быстро записав сказанное, Нуада предложил:
- Давай предположим, что всё, что она говорит - не правда от первого до последнего слова. Тогда, учитывая, что её слова совпадают с признанием мужа, он тоже лжёт. Все улики можно смело перетасовать и складывать в новый паззл, абстрагировавшись от расказанной сказочки. Давай посмотрим, что у нас есть?
Было не густо: застреленный пятилетний парень, два вида отпечатков пальцев на ружье, признательные показания супруга и его самоубийство, враньё супруги, почти слово в слово повторяющее это признание, подтверждённый камерой банкомата и показаниями охранника парковки распорядок дня женщины и её возвращение домой, укладывающееся в интервал времени убийства указанного медэкспертом при вскрытии. Не до конца понятный распорядок дня мужчины, который убил сына. Его поспешное бегство из страны. Страх в голосе женщины, слова о том, что ему жаль - мужчины.
Нуада устало потёр виски, ноющие почти безостановочно.
- Ладно, - вздохнул он, - дело сляпано на скорую руку и дырявое, как память Ванадис на мужчин. Если ты его вернёшь на доследование, тебе спасибо не скажут, его надо уже с выкладками и вновь открывшимися фактами приносить. Значит, ты говоришь, что женщина исчезла из страны. Дети вместе с ней? Почему не допросили их? Старший, - он сверился с документами, - в том возрасте, когда суд учитывает мнение при разводе. Они все были дома.
Выслушав ответ жены, законник поднялся, поболтав пустой чашкой.
- Пойду ещё кофе сделаю и покурю, надо подумать.

В кухне тихо загудела вытяжка. Щёлкнула зажигалка и запах фруктов с копчёной корой дуба смешался с запахом кофе из кофемашины. Нуада присел на каменную стойку с варочной панелью и прикрыл глаза. Что-то ещё цепляло его в этом деле, кроме очевидных нестыковок, которые уже были найдены, но он не понимал - что.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#8

Сообщение Thrud Thorsdottir » 04 июл 2019, 23:20

Издав хрипловатый горловой звук, Лейкни процокал когтями по полу под столом, вытащил из пальцев аса кусок ветчины и ушёл подальше, явно на случай, если внезапный благодетель решит передумать, потому что кто их вообще поймёт, этих богов. Валькирия этого не заметила. Накручивая медный локон волос на палец, она продолжала смотреть, пытаясь будто бы проникнуть взглядом сквозь суть написанного, чтобы увидеть настоящее.
Вопрос супруга вырвал её из глубин задумчивости, и она встрепенулась, как проснувшийся зверь.
- Не знаю, скорее всего, потому что социальщикам их вроде не передавали, но я посмотрю, какова их судьба. Учитывая психическую травму матери, варианты могут разные. Ммм… Похоже, что их пытались допросить, но в день убийства у обоих старших была сильнейшая лихорадка неясной природы, и их показания не отличались ни осмысленностью, ни правдоподобностью. То они ничего не слышали, то слышали и видели едва ли не голливудский боевик. По показаниям жены, отец поэтому был дома, с детьми, поскольку он сам врач и мог оказать им необходимую помощь не хуже нанятой сиделки.
Снова зашуршали бумаги. Кивнув Тюру, вёльва осталась на месте - ей тоже надо было подумать, и она не хотела нарушать ни его уединения, ни собственного.

Иногда мысли любят одиночество.
Когда он вернулся, дева лесов, кажется, даже не поменяла позу.
- Я нашла интересную штуку, - произнесла Труд, осторожно раскладывая несколько листов поверх других. - Насчёт алиби жены: есть машина, есть проведение операции по её счёту в продуктовом магазине, check-out её карты доступа в офисе и съёмка камеры наблюдения в холле. Но странно то, что здесь нигде не видно со стопроцентной вероятностью её лица… Женщина с тёмными волосами, разрешение везде хреновое, максимум, что можно было сделать - вот.
Валькирия кивнула на распечатанный кадр, где было видно укрупнённое изображение какой-то женщины. Косая чёлка закрывает часть лица, очки в крупной оправе с лёгкой тонировкой; опознали её больше по схожему овалу лица и шарфу на шее, а также потому, что никто особенно не хотел копаться. Номера машины совпали, показания совпали - зачем усложнять себе жизнь.

В некоторых случаях асинья была с этим согласна, но иногда нежелание присмотреться пристальней заканчивалось плачевно.
Как, например, сегодня.

- Возможно, на самом деле, это - не она. Мало ли… Знаешь, сестра, подруга, просто случайная проститутка, которой предложили поработать за дорого и даже не по профессии. Свидетельских показаний о том, что кто-то видел именно эту, как её там, Анну, нет. Херня, конечно.
Окончание всей этой увлекательной цепочки рассуждения у валькирии вышло особенно пронзительным, с сильным, так сказать, драматическим финалом. Вздохнув, она залпом допила чай.

Неожиданно пиликнул телефон, валявшийся где-то под кучей документов; посидев мгновение неподвижно, Вилкмерге вспомнила, что только что попросила голосового ассистента записать голосовое сообщение в Whatsapp и осчастливить одного из компьютерных специалистов. Поскольку ничего сверхъестественного проверять не требовалось, уникальные личные номера были в документах, а по защите персональных данных эта семья не проходила, узнать, куда испарились несовершеннолетние, особого труда не составляло.
- Окей, гугл, - согласилась Труд, - проиграй.
Смартфон пискнул, и мягкий женский голос на норвежском продиктовал совсем немного, но крайне странного: о том, что мальчики были отправлены в интернат с полным проживанием.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#9

Сообщение Týr Hymirson » 06 июл 2019, 00:24

Факты пролистывались перед внутренним зрением, переворачивались под разными углами, но не стыковались в одну картинку. В невиновности самоубийцы Аргетлам сильно сомневался - слишком белыми нитками была шита эта история. Непонятно было, кто из присутствовавших там был действительным убийцей и почему. Загадочная болезнь обоих старших детей тоже озадачивала. Но самым главным фактором в том, что происходило что-то не вписывающееся в рамки нормального, был интерес Труд. Дело было довольно очевидным, простым даже - собери бумажки в хронологическом порядке и сдай в архив, чтобы не бодаться потом с тем, кто не раскрыл дело. Но Труд не прошла мимо, решив, что оно зачем-то ей надо. В подобные совпадения, применительно к собственной жене Нуада верил ещё меньше, чем в виновность отца. Что-то ещё зацепило её, что-то отличное от не стыкующихся между собой фактов.
Двойной шот, две сигареты, пока согрелось и взбилось молоко, щедрая порция виски и открытое пламя над коктейлем прежде чем пенка закрыла собой смесь алкоголя и кофе. Нуада вернулся в гостиную. От него пахло копчёной корой дуба смешавшейся с запахом кофе, калёного сахара, виски и совсем немного - зимой и травами. Наклонившись над столом в непосредственной близости от жены, он внимательно всмотрелся в показываемые ему подробности. Пожалуй, алиби жены было тоже довольно шатким.
- Или просто похожая женщина, не имеющая никакого отношения к делу, - пробормотал он и отодвинулся от жены, давая больше свободного пространства в личной зоне. - Я не очень разбираюсь в женских тряпках, но большая часть смертных девиц выглядит для меня овечками Долли, которые отличаются только бирками на ухе.
Он был не очень далёк от истины: современная мода подстраивала женщин под себя вплоть до формы лица, носа и разреза глаз. Это не миновало и богатых людей, женщина на фото выглядела одинаково, в погоне за оригинальностью потратив тысячи евро, но потеряв себя. Скользнув взглядом по точёному лицу жены, Нуада покачал головой, признавая, что эта часть женской жизни останется для него малопонятной навечно.
- Нет смысла нанимать кого-то, если это - не она. Покажи мне тайминги, пожалуйста?
Он притянул к себе папку с описанием улик и заключениями экспертов, желая ещё раз сверить время с предполагаемым временем убийства, но открыть её не успел - сообщение довольно сильно удивляло.
- Всё страньше и страньше, - констатировал Нуада, - интернат после болезни и психотравмы. Когда, ты говоришь, закрыли дело? В конце сентября? - Немного подумал и осуждающе буркнул, - дилетанты.
Наконец, Аргетлам добрался до заключения экспертов и сверил его с показаниями.
- Ух ты! - Зло усмехнулся он. - Смотри, эксперты дают трёхчасовой интервал со временем убийства, видимо дробь сильно затрудняла работу. Видишь, с трёх до шести вечера, но ориентировочное время убийства - три тридцать - расходится с показаниями супругов на полчаса. За это время любой из них мог позвонить кому угодно, но съездить в центр уже не мог. Карточки и машины часто меняют хозяина в семьях, живущих вместе долгое время. У нас не то, что подтверждения алиби жены нет, у нас нет сведений о том, кто на самом деле был дома, а кто- в городе. Распечатки звонков где?
Он подтянул к себе бумаги от сотовой компании.
- Смотри, - он отчеркнул ногтём указанное экспертами время, - до этого сообщения, в основном с телефона Адама, но в три тридцать три есть звонок с номера Анны, она говорила, что звонила, чтобы узнать, всё ли в порядке, но он не взял трубку. Длительность в десять секунд - обычное время, чтобы оставить сообщение на автоответчике. Но женщина, у которой болеют дети и которая волнуется за них, не могла отделаться "привет, позвони мне как освободишься", звонок должен быть длиннее и не один.
Он выразительно постучал пальцем по следующему времени звонка - в полицию, спустя сорок минут после первого.
Нуада вздохнул и пригубил кофе. У Труд совершенно точно будут неприятности, но он даже не стал задавать вопрос о том, хочет ли она копать дальше - она будет это делать даже если не хочет, он сам бы стал, не взирая на подлянки, которые будет чинить разжалованное, а то и уволенное начальство. Бросив взгляд на хронограф на запястье, всё ещё выставленный на бельгийское время, Аргетлам заметил:
- Поздно уже, может попробуешь поспать? Утром можно будет пройтись до детей, правду вынуть из памяти несложно.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#10

Сообщение Thrud Thorsdottir » 06 июл 2019, 23:34

Легко качнув головой, Труд снова стала рассматривать снимки, медленно перебирая их пачку. Больше всего её интересовала женщина на парковке; богиня смотрела и запись видеонаблюдения, и было в ней что-то странное. Немного покатав эту мысль в голове, валькирия вспомнила - женщина как будто не сразу разобралась, что с ключом машины, нажала сначала на кнопку блокировки, потому что автомобиль начал моргать аварийными огнями.
Мелочь, в общем-то: мало ли, как это бывает, задумалась, отвлеклась, а может быть, замок просто не открылся с первого раза, сигнализацию застопорило.
Но в этот раз в совпадения почему-то не верилось.

Потянув за локон, вёльва куснула его кончик, медную кисточку, но было невкусно; она, наконец, вздохнула, аккуратно сложенную стопку листов уложила обратно в одну из папок, подавшись вперёд, подпёрла ладонями острый подбородок и стала смотреть, как Тюр изучает документы. В голубых глазах стояла прохлада, оттаявшие воды фьорда, но никогда не могущие согреться в своих глубинах.
- Не скажу, что я хорошо разбираюсь во внешности женщин, но я думаю, что это одна и та же, да и техники умеют идентифицировать людей с относительной точностью. Платок на шее, очки, а ещё кто-то вроде бы пользовался её машиной, и я не уверена, что это сама Анна. Но едва ли это что-то может дать, искать женщину, похожую на другую женщину, совершенно бесполезное занятие, только если у неё нет шрама на половину лица или неуставное количество конечностей.
Вытянув длинные ноги и закинув их на один из стульев, который она поманила к себе движением руки, Вилкмерге прикрыла глаза и стала слушать низкий голос супруга. Потом плавно повела плечами, запрокинула голову назад; длинные волосы хлынули вниз, дотянулись почти до пола.
- Все лгут, - рассеянно произнесла она вполголоса. - Слишком много лжи на квадратный сантиметр дела, а где не ложь - там хотя бы утайки и недобросовестный подход к обязанностям. Получается, что мы не знаем ничего: где был Адам, где была Анна, кто был дома, кто был в машине, кто взял ружьё первым и что на самом деле там произошло. Восхитительно, если вдуматься, что вообще всё это время делали следователи? Похоже, ждали, что дело как-нибудь само сложится. - Помолчав минуту, она неожиданно усмехнулась и закончила: - Впрочем, нельзя не признать, что в этом подходе что-то есть. Рано или поздно найдётся тот, кому можно, как это говаривал один из моих лейтенантов, "делегировать полномочия".

Заглянув в термостакан, Труд с сожалением убедилась, что чай закончился. Кофе не хотелось; похлопав себя по карманам и вытащив флягу, валькирия допила оставшиеся в ней полтора глотка и кивнула. Ей тоже казалась разумной мысль поговорить с детьми, что-то слишком уж странное было в истории с лихорадкой и в том, что они оказались в интернате. Не то, чтобы богиня была большим знатоком человеческих душ, но всё же даже её знаний хватало, чтобы предположить - для матери подобное странно. Обычно, лишаясь одного ребёнка, матери вцеплялись в оставшихся намертво, порой удушая их заботой и ужасом потери, но не бросали - на волю мироздания и провидения.
- Пожалуй… Может, что-то в их памяти и есть, чуть менее запутанного, чем в их словах. Давно не была в Уддевале, после пожара там стало совсем уж безрадостно.
Поймав руку аса, Вилкмерге повернула её к себе запястьем и тоже посмотрела на его часы, потом кивнула. Ей заметно не помешало бы просто побыть в нигде, не видя ни пророческих снов, ни сумрачных видений, ни размышляя о вечном.
- Да, мысль о сне кажется прекрасной. Я возьму что-нибудь из твоих рубашек? Хочу в душ.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#11

Сообщение Týr Hymirson » 08 июл 2019, 00:10

Нуада слушал жену и машинально собирал бумажки в процессуально-верном порядке. Чтобы раскрыть дело, им нужно будет искать новые улики, которые можно приобщить к делу. Выуживание информации у детей с помощью колдовства прошло бы в случае, если бы дело вело АМБ, но Интерполу нужно совсем иное.
- Составить тебе компанию? - Спросил Аргетлам с надеждой. Он выжидал, когда придёт время вернуться домой вместе с братом, ему было чем себя занять в ожидании, но он хотел помочь жене и, кажется, даже от себя самого скрывал, что скучает по ней. Здесь, в безвременьи ничто он снова видел её во снах.
Сложив папки одна на другую, Аргетлам кивнул. Руку отнимать не стал, только улыбнулся уголками губ.
- Бери, - ответил он и поболтал кружкой, в которой ещё был кофе, - я допью и тоже пойду. Полотенца в шкафчике слева. И, кажется, я забирал твою зубную щётку из Брюсселя, она должна быть в ящике в футляре.
Его эмоций слышно не было - не потому что он отгородился, как часто делал это в Мидгарде, чтобы не тревожить жену, но потому что был по-настоящему спокоен. Здесь, вне времени и пространства его потребность куда-то двигаться диктовалась лишь разумом, привыкшим работать постоянно, да скукой, вызванной бездействием. Он чувствовал здесь всё, что чувствует любое существо; головная боль была досадной, но давала ему осознание того, что он жив.
Ему нравились прикосновения Труд, нравилось, что она будет здесь, в их доме хотя бы на выходные. И даже то, что они вместе разбирают дело, которое было собрано из лоскутков и разваливалось на глазах, ему тоже нравилось. Неспешно допив кофе и выкурив ещё одну сигарету к вящему неудовольствию вальравана, Нуада заглянул в кабинет, а после ушёл в спальню, надеясь, что Лейкни не решит исследовать дом самостоятельно. Отлавливать его по разным измерениям огромного артефакта будет несколько затруднительно.

Когда Труд вышла из ванной, Аргетлам полусидел на кровати, а на коленях лежала тетрадь, в которую он что-то сосредоточенно записывал. Скорее почувствовав, чем услышав жену, он поднял взгляд и улыбнулся снова, той славной улыбкой, которая принадлежала Оуэну Уайту, смертному, который был слаб, но твёрдо знал, что ему нужно от жизни. Или эта улыбка принадлежала богу, но не могла проявиться из-за того, что он не был целым?
- Привет, - зачем-то снова поздоровался он и отложил тетрадь с ручкой под ночник. На тумбочке рядом с изголовьем с другой стороны стояла термокружка валькирии, в которой были заварены травы. - Размять тебе плечи?
Спокойная радость ощущалась непривычно.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#12

Сообщение Thrud Thorsdottir » 08 июл 2019, 20:37

Выйдя из-под стола с крайне важным видом, Лейкни немного покачался на лапах взад-вперёд, делая вид, что о чём-то сосредоточенно размышляет, потом пару раз хлопнул крыльями и тяжело взлетел, чтобы усесться на светильник на стене. Нахохлившись и сложив крылья, он низко опустил голову и, кажется, задремал, вслед за хозяйкой здраво рассудив, что дело, лежащее в крайне распотрошённом виде и занимающее весь стол гостиной, никуда не денется.
Да и вообще, как говорили русские сказки, в формировании которых Девана и развесёлая компания её волшебного зоопарка приняли немалое участие, утро вечера мудренее.
Тянувшийся к потолку сигаретный дым, в общем-то, мало его беспокоил - коронный взгляд “фу” он просто выучил у Труд и любил на досуге её изобразить. Когда валькирия не видела, конечно, потому что выдернутые из хвоста перья долго отрастали.
- Если захочешь, то да, - кивнула асинья, вставая. - Ты можешь услышать то, что не услышу я.

Где-то в глубинах дома зашумела вода.

От бесшумных шагов оставались лёгкие влажные следы на тёмном паркете: Вилкмерге с завидным постоянством игнорировала такое великое достижение лёгкой промышленности, как комнатные тапочки, и предпочитала ходить босиком. Длинные волосы, влажные после души, казались почти чёрными. Стремительно высыхая, будто не только цветом, но и огнём, запертым внутри, напоминая пожар, они завивались в крупные кольца.
От мраморной кожи мягко тянуло свежим ароматом свежести - хвои и мороза.
Присев на край кровати, Труд спустила вниз длинные ноги, задумчиво посмотрела на аса, на его тетрадь, мягко повела плечами и улыбнулась как-то рассеянно, будто бы не знала, что ответить. В тусклом освещении ночника её глаза казались неожиданно прозрачными и светлыми, почти сияющими, словно бы отражали весь свет лампы, точно кошачьи.

Труд так редко разрешала испытывать себе что-либо, предпочтя живому мёртвое, где было только чувство безбрежного, извечного покоя, что уже не была уверена в том, может ли чувствовать вовсе. Ей было хорошо здесь и сейчас, в застывшем мгновении дома посреди ничто, но она не знала, что делать с этим чувством - и делать ли что-нибудь вовсе.
Расслабиться и позволить себе быть, закрыться и вновь оказаться в изолированной тишине? Вёльва подумала о том, как это всё одновременно нелепо, забавно и чуточку грустно: видящая от природы чужие пути и помогающая павшим найти дорогу, когда они заблудились, своей дороги она так и не знала.
Долг на поверку не слишком-то придавал смысл жизни.

Несколько долгих мгновений Труд молчала, потом наконец кивнула. Её мягкий голос казался шелестом, скольжением шёлка.
- Да.
Расстегнув рубашку на груди, она спустила белую плотную ткань вниз, обнажая плечи, повернулась к Тюру спиной. Сильные мышцы, отлитые из свинца, клубились под тонкой кожей, что была крепче всякой кольчуги, но больше завораживали рисунки: звери и птицы, цветы и листья, заплетённые в причудливые узоры, они казались почти живыми.[AVA]https://d.radikal.ru/d40/1808/01/ddca15e63309.jpg[/AVA]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#13

Сообщение Týr Hymirson » 08 июл 2019, 23:31

Вести дневниковые записи Аргетлам стал с того момента, как Один принёс руны и научил складывать из них слова. Привычке было больше лет, чем многим богам. Сперва это были камни и дерево, потом - береста и пергамент, а после - бумажные тетради. Те, древние дневники бог перевёл в бумажный формат, на на нём и остановился. Теперь тетради занимали два больших зала бесконечного дома.
А тапочек у него самого не водилось.
Труд в его рубашке выглядела фантастически. Две богини до неё называли себя его жёнами, десятки женщин делили с ним постель. Все они остались в прошлой жизни, до того, как рыжая грива волос, которая сейчас казалась почти чёрной, перечеркнула спокойствие Нуады и подвинула долг на второе место. Он умел ждать; чудовищно долгие миллиарды лет рядом с асами сделали его терпеливым сверх меры. Вся эта выучка забывалась моментально, когда появлялась Труд. Куда охотнее он не размял бы жене плечи, а вовсе избавил от одежды со всем последующим, но портить момент внезапной нежности он не хотел - разрешение на прикосновения стоило для него очень много; обычно он просто касался её, потому что не мог больше терпеть, она была не против, но всё равно потом казалось, что он издевается над нею. И даже то, что он мог слышать и чувствовать то, чувствовала она, не помогало избавиться от этого ощущения. Улыбка Аргетлама на мгновение стала грустной.
Кровать примялась под его весом, он встал на колени и бережно коснулся тонкой кожи. Не по-асовски изящные руки оказались неожиданно сильными; движения сперва были неуверенными, но рефлексы всё же взяли своё и мышцы под умелыми руками разогрелись.
- Облокотись на меня, - посоветовал Нуада сосредоточенно.
В серых глазах застыла какая-то обречённость, но бог был всё ещё спокоен; его чувства пребывали в равновесии, в мыслях же всё было не так ровно. Отчего-то сильно колотилось сердце, это ощущалось даже через ткань рубашки. А руки продолжали скользить по разноцветным узорам, извивающимся под тонкой кожей как языки пламени или дыма. Нуада же сосредоточенно смотрел в стремительно рыжеющую макушку вёльвы, хорошо зная, что за сон он сегодня увидит.
- Устала? - Спросил он прежде, чем мысль возникла в голове. В висках пульсировало.
Близость Труд, запахи хвои и мороза, немного приглушали боль.
Неожиданно реальность вокруг них поплыла, отдаляя стены спальни - дом, уловив настроение хозяев, создавал помещение под их настроение. Они всё ещё были в его стенах, это ощущалось, но потолок казался небом, в котором угадывались созвездия, а стены казались то вековым лесом, то бесконечной равниной, уходящей в океан. Нуада осторожно собрал волосы Труд и свернул их, чтобы была возможность добраться до мышц шеи.
- Я не знал, что дом так может, - заметил он со смешком, радуясь, что может отвлечься от мыслей, - это ты его разбудила. Мне нравится.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#14

Сообщение Thrud Thorsdottir » 09 июл 2019, 21:40

Их связь была такой же странной и исполненной печали, как каждый из них - сам по себе, застывший в одиночестве, что в смоле, вроде бы пытавшийся избежать его, но лишь шедший навстречу. У него были бывшие жёны и бывшие любовницы, делившие с ним постель, но не поделившие - да и не желавшие того, - душу, у неё были чёрные перья и серые земли, лежавшие между живым и мёртвым, павшие, нуждавшиеся в ней, но едва ли могущие что-то дать в ответ. Быть может, речь на самом деле давно уж не шла о долге, а только о том, что жить иначе валькирия не умела вовсе.
Дар и проклятие - ткань судеб, что струится под пальцами.
Прозрачные глаза Труд отблёскивали в мягком сумраке, странные и чистые, омуты, что вели в безвременье.

Прямая, что древко её излюбленного копья, спина. Дева битв сидела неподвижно, и только глубокое, спокойное дыхание давало понять, что она - не статуя из древесины платана. Мышцы, отлитые из свинца, совсем неженские, сильные, согревались будто бы неохотно.
Перестав сторониться физической близости, она так, кажется, и не научилась радоваться ей. Не сопротивлялась - и одновременно не стремилась, балансируя в странном, подвешенном состоянии равнодушия, из которого не видела особого выхода.
И дело было не в том, что касания Тюра были неприятны; один из немногих, он не причинял ей боли чужим присутствием жизни и переживаний, которых валькирия изо всех сил стремилась избежать, просто Труд будто бы так и не сумела понять, что ей должно чувствовать. Диса умела гореть, но она будто бы и сгорала в пепел, и этот пепел заполнял валькирии душу.
- Не знаю, - помедлив мгновение, ответила она, - может быть. Я не ощущаю усталости, но она как будто есть где-то там, далеко, где я просто не способна её заметить.

Из воздуха Труд извлекла гребень из тёмного дерева, широкий, размером с ладонь, с длинными редкими зубцами, провернула его в пальцах и подколола густую гриву волос снизу, обнажив шею для прикосновений.
Какая-то часть асиньи стремилась к супругу, как цветы упрямо тянутся к солнцу, и изредка этот свет пробивался сквозь сизый дым костров, что тёк по её венам. Покачнувшись, Труд откинулась назад, затылком прижалась к плечу бога и стала смотреть в потолок, где мерцали созвездия, которых, быть может, даже не существовало в реальном мире.

Неожиданно поймав руку аса за запястье, вёльва удержала его ладонь, прижав чужие пальцы к ложбинке между ключиц; там пульсировала маленькая искорка расплавленного золота, единственное видимое напоминание о том, что душа у неё всё же была. Вилкмерге прикрыла глаза. Так она и чувствовала саму себя - в полной темноте были лишь смутные проблески света, которые почти невозможно уловить взглядом; так и воспринимала мир.
Шум деревьев, который так мягко и совершенно по-настоящему извлёк из неведомых земель дом, баюкал, заставлял почувствовать себя где-то в лесу, где ей всегда было так уютно. Кутаясь в чужую рубашку, женщина с лицом статуи вновь стала неподвижной, но в её позе скользнула, прочиталась какая-то расслабленность.
Не от чего защищаться.
Как всякий зверь, Труд нуждалась в чувстве безопасности, даже если сама не отдавала себе в этом отчёт.
- Вот я пытаюсь ткать себя, но всё раз за разом рвётся. Расскажи мне о себе, - попросила она неожиданно, - из того, что я не знаю. Что приносит тебе удовольствие. На что ты любишь смотреть. О чём ты думаешь по утрам.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#15

Сообщение Týr Hymirson » 10 июл 2019, 00:08

Им было сложно вдвоём: той, что в дыму костров, бегущему по венам, прятала самоё себя, страшась неизвестно чего - и яростному ветру, что разгоняет дым, обнажая самую суть. Нуада искренне хотел помочь жене справиться с самой собой, но всё, что он мог нынче - просто быть рядом. Он и был, но с каждым разом становилось всё сложнее удерживать себя.
Спокойные, размеренные движения сильных рук проминали мышцы, не желающие расслабляться. Разогреть их было тяжело, но они всё же поддавались, становясь мягче.
- Тогда точно облокачивайся, - улыбку Труд скорее услышала, чем увидела.
Тонкие пальцы осторожно разминали шею; Нуаде было интересно, когда жена расслабится хотя бы немного, и сколько сотен лет придётся подождать перед этим. К его удивлению, ждать не пришлось - приятная тяжесть на плече была неожиданной; бог подался навстречу, чтобы жене было удобнее. Руки скользнули по плечам, но опустить их не дала сама валькирия. Правая рука, ощущающаяся как настоящая, на миг замерла, чувствуя биение души, такой живой, какой Нуада не видел Труд никогда. А после укрыла ладонью искру, точно хотела согреть.
Аргетлам поделился бы с ней собственным светом, если бы мог, но он отдал его не задумываясь, чтобы эта женщина могла просто быть. И отдал бы ещё больше, чтобы она смогла дышать полной грудью, не скованная панцирем собственных ограничений.
И этого чувства потаить он уже не смог - самообладание покинуло его вместе с пропущенным ударом сердца. Со свистом выдохнув воздух сквозь зубы, Аргетлам замер, боясь шевельнуться и спугнуть всё, что происходило сейчас. Ради таких моментов стоило выдерживать любые ссоры, даже те, в которых хочется плюнуть на всё и уйти, чтобы не мешать.
Чудесами дома он насладится когда-нибудь потом.

Ткать себя? Он не очень понимал, зачем. Следующий вопрос и вовсе поставил его в тупик.
- Что, например? - Уточнил Нуада, стараясь, чтобы голос не сорвался.
Вышло не очень - низкие обертона звучали с заметной хрипотцой. Аргетлам задумался. Было ли что-то, что Труд не знала о нём? А он о ней? Связь, казалось, давала им возможность слышать всё. Но слушали ли они? Он честно старался оставлять за ней право на собственную жизнь; валькирия была слишком сосредоточена, осваивая всё, что на неё свалилось.
- Огонь, - ответ оказался неожиданным, - я люблю смотреть на огонь.
Тихий смешок щекотно прошёлся по расслабленным мышцам. А дом послушно взметнул языки пламени там, где раньше уютно горел ночник. Конечно же оно было нереальным, но тепло от него исходило вполне настоящее. Или это жар чужого тела? Нуада смущённо пояснил.
- Я его боялся тысячи лет, понимаешь? Каждая моя смерть была связана с пламенем, а это всегда очень больно. Твоё появление там, в Афганистане первый раз, помнишь? Ты была там такой яркой, как вспышка. И я увидел, что огонь может быть таким как ты - яростным, но не уничтожающим всё вокруг, - это звучало странно, учитывая при каких обстоятельствах они возобновили знакомство, но для него имело смысл. - Тогда в первый раз за долгое время огонь послушался меня. Он всё ещё не приносит мне успокоения, но он и не должен, наверное. Я в это не мог поверить, а потом стал видеть во снах что-то кроме темноты или погребальных плачей. Твои волосы - они как огонь, всё началось с них, потом я стал видеть тебя. И до сих пор вижу, - с убийственной честностью признался он, - поэтому мои мысли по утрам чаще всего о тебе. Потом, конечно, сбиваюсь на рутину и дела, а иногда коты не дают думать вообще ни о чём.
Он перевёл дыхание, потом спросил.
- А ты?
Ладонь всё ещё укрывала искру.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#16

Сообщение Thrud Thorsdottir » 10 июл 2019, 22:53

Медленно Труд кивнула, не открывая глаз, и рыжий шёлк её длинных волос, подобранных под гребень, ярко высверкнул в костре-ночнике, который так услужливо демонстрировал дом, будто верная собака желая понравиться хозяину. Дочь громовника же думала о том, сколько в этом правды, которую ас, быть может, и сам пока до конца не понял, ведь она действительно была пламенем - вся, целиком, унаследовавшая небесный огонь от своего отца. Птица-Магура была молнией - стремительной и пылавшей, от чьего явления порой занимались дома да шпили дворцов.
Иногда сейдкона катала на ногтях крошечные голубые искорки электричества, подражая в этом Тору.

Не сегодня, впрочем. В этот вечер для сил и могущества не было места, они были не нужны.
Тяжёлая ладонь из зачарованного серебра, что была, как живая, лежала чуть повыше её груди, на ключицах, и между пальцами, заглянув туда, в изнанку, куда вечно смотрели глаза шаманов и провидцев, можно было увидеть, как всполохами сверкала душа, маленькая и странно-колючая, готовая оцарапать, защищаясь, что дикий шиповник. Вилкмерге оберегала свою жизнь и своё личное, подо льдом укрытое "я" со злостью зверя, за именем которого балты прятали жестокость своей богини, опасаясь лишний раз называть её и кликать на свой дом беду.
И прятала она душу даже от самой себя.
Быть может, будь у неё возможность, и вовсе отказалась бы от такого бесполезного дара, что приносил сплошные разочарования, но не бывает духа без души, как дыма не бывает без костров.

Длинные пальцы Труд медленно прошлись по ладони супруга, лапки паука, отстукивавшие непонятный ритм.
Она глубоко вздохнула - ей особо нечего было рассказывать, ибо за всю жизнь свою она боялась только самой себя и от себя же с немалым успехом скрывалась, а потому не было у неё за душой ни историй, ни верных путей.
Это всё ещё было настолько нелепо для вечной проводницы павших, что было даже по-своему забавно.
- Я люблю ясное ночное небо и полную луну над летним хвойным лесом. Когда солнце уходит за горизонт, из тьмы проступает то, что не хочет быть заметным. Ночь сминает внешнее, делает его неважным, ночь оставляет нас наедине с собой - потому что от света прячется не только то, что таится меж елей, но и то, что ждёт внутри. А ещё ночью можно разминуться с тем, кого не хочешь встречать, и он ничего не заметит. По-над болотами бродят блуждающие огни, напевают свои сказки. По утрам я чаще всего думаю о том, что видела, а там всё чаще - вещие сны, а в хорошие ночи - Ванахейм со своими озёрами и вечным запахом цветов.

Ещё мгновение она сидела неподвижной, затем улеглась на кровати, совсем по-лисьи свернувшись в клубок, и в такой мягкой позе валькирия казалась почти трогательной. На мраморной коже обнажённых плеч извивались, тревожились узоры змей и цветов, птиц и листьев, будто хотели выбраться наружу.
- Говоря о том, что я похожа на огонь, ты говоришь правду больше, чем кажется на первый взгляд. Всё, что падает в него, сгорает, превращается в уголья. Вот почему я пытаюсь ткать, - она улыбнулась, немного рассеянно, чуточку печально, - моя душа - из заплат и дыр, раздробленные части, которые всё никак не уживутся друг с другом.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#17

Сообщение Týr Hymirson » 12 июл 2019, 00:37

Сидеть на коленях было не очень удобно, но Аргетлам сидел, точно пришитый к месту, вдыхая прохладный воздух дома и держа в своих объятиях женщину, близость с которой согревала вернее всех кровавых битв вместе взятых. Он молчал, слушая её дыхание, ощущая её прикосновения, которые казались ему несмелыми. К добру или к худу, он слишком хорошо умел держать себя в руках, контролировать свои чувства и эмоции. Ещё месяц назад ему казалось хорошей идеей беречь жену от своих переживаний, теперь он мучительно гадал, правильно ли это, и не стоит ли ей дать возможность ощущать всё хотя бы через него. Но это всё упиралось в одну существенную деталь: он не знал, хочет ли этого сама Труд, или будет как с прикосновениями. Но Труд не знала этого сама.
Вздохнув в макушку валькирии, Нуада, наконец, пошевелился. Что ответить ей про ночь, он не знал. Ночь была его уделом ещё до смерти - ночь и зима. Теперь, когда приходилось учиться жить с тем, чем он стал, пожалуй он мог сказать, что это - его время, но был ли ночью он сам? Он сомневался даже после визита к Селене.
- Вещие сны, - эхом повторил туата, с наслаждением вытягивая ноги.
Он тоже их видел, но понимать и трактовать всё увиденное не мог и не хотел, считая, что таким образом сам себе создаёт предопределённость. Иногда этот подход даже работал, но чаще - нет. А дом повторял картины, которые озвучила Труд: ночь, леса Ванахейма, блуждающие огни и озёра и даже запах цветов. А над этим - бескрайнее небо, мерцающее звёздами ванахеймских созвездий.
Перевернувшись на бок и глядя на свернувшуюся клубочком жену, Нуада подумал, что нужно бы прекращать разговоры и спать, потому что из этого снова выйдет что-то не то - так происходило уже, и почему в этот раз должно произойти иначе, он не знал. Но он не смог.
- Огонь, - он осторожно коснулся рыжих волос. Немного подумал и вытащил гребень, который пристроил на недописанный дневник, - подходит тебе, пожалуй.
Любой - от погребального костра до лесного пожара. Только не в домашнем очаге, когда он дарит покой и тепло. Нуада слез с кровати и стянул с себя джинсы, бросил их на какой-то куст и потянул одеяло, укрывая Труд. Вернувшись на своё место, он снова улёгся на бок, опираясь на руку.
Они уже начинали этот разговор, любой его ответ в нём был неправильным. Он советовал, пытался помочь решить проблему, а нужно было не решать её, потому что не за этим Труд говорила. Немного помолчав, Нуада произнёс:
- Ты знаешь, с пламенем у меня очень странные отношения, - как будто с женой - нет, - я приручил и его, в итоге, перешагнув через свой страх. Мне было легче, потому что, рядом была женщина, которая помогла мне.
Он оказался вдруг очень близко.
- Она сказала, что все проблемы я придумываю себе сам. Такой удар по гордости, - он засмеялся будоражащим смехом, - но она была права. Стоило разобраться, какие именно проблемы были надуманными, как удалось найти причину, которая мешала жить мне и отравляла жизнь всех, кто был рядом. Она - очень мудрая, эта женщина.
Говорить о Труд в третьем лице, как о ком-то другом, было странно, хотя именно сейчас это имело смысл: та Труд, которая была до источника и та, которая лежала рядом с ним, были разными.
- Единственная, чьё мнение мне по-настоящему важно. Любимая женщина, - он осторожно коснулся щеки кончиками пальцев, - я верю, что узор сложится так, как хочешь ты.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#18

Сообщение Thrud Thorsdottir » 14 июл 2019, 00:12

Мягкий, белый свет звёзд, таких далёких, что для Мидгарда их вовсе не существовало, делал её кожу ещё бледнее, заставлял почти светиться изнутри.
- Во всём, что не касается её самой, - беззлобно улыбнулась валькирия в ответ, но в бездонных глазах её на какое-то мгновение отразилась грусть.
Прошло столько лет. Менялись цивилизации, рушились империи, восставали и сгорали в пепел великие идеи, зажигались новые солнца; она видела всё это, она была всюду, она забирала тех, кто пал, но сама до сих пор чувствовала себя потерянной, нецельной, ненастоящей. В ней чего-то не хватало, чего-то очень важного, вот только Труд не понимала, чего.
Не помог и источник.
Хвергельмир давал лишь то, что должно было быть отдано, но никак не учил жить с тем, что даровано.
В этом была суть всех асов. Они брали, что было, и строили из этого оружие, корабли, стены; самих себя.

В острых приступах самоиронии, в последнее время накатывавших всё чаще, дочь Тора думала, что, не знай она крови своей матери и не чувствуй её в собственных венах, решила бы, что её удочерили. Слишком многое она не умела, чтобы в своей же семье жить, как должно. Слишком часто чувствовала себя лишней - всюду и всегда.

Под одеялом было тепло. Некоторое время женщина с волосами из пламени, о котором они так часто говорили в этот вечер, лежала неподвижно, тугой, звериный клубочек из странной смеси настороженности и попытки найти покой, потом - будто бы расслабилась больше, растянулась, перекатилась набок, легла лицом к лицу с асом. Так они могли быть вровень, не думая о разнице в росте; сын великана, в ком текла кровь древности, кровь зари времён, Тюр часто смотрел на неё сверху вниз.
Иногда это почему-то заставляло Труд чувствовать себя растерянно и будто бы некомфортно. Не на своём месте.
Снова.

Она взглянула в его глаза, серые, как осеннее небо.
Потом, протянув руку, повторила жест супруга: так же медленно коснулась горячими пальцами его щеки, провела чуть ниже, к губам. Её прикосновение было очень лёгким, почти невесомым; странно было даже, насколько её ладони, казалось бы, загрубевшие от оружия и войн, могут быть нежны.
- Спасибо, - произнесла валькирия чуть слышно.
Это не было благодарностью за только попытку поддержать; за что-то большее.
Он был единственным, кто говорил ей о любви - и кто старался её любить и принять. Труд не всегда могла ответить тем же, выкорчевавшая из своей души всё лишнее, но сквозь него, когда они были так близко, она могла прикоснуться к миру, которого почти не существовало для неё самой, миру, в котором были чувства; в котором была любовь не за что-то, не за то, что их связывали узы одной семьи, а просто так.
Ни за что.
Это всё ещё восхищало.

Словно прыгая в воду, богиня прикрыла глаза. Её пальцы продолжали вдумчиво, медленно изучать чужие черты.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#19

Сообщение Týr Hymirson » 15 июл 2019, 23:28

Нуада неприкрыто любовался женой. Ему нравилась её светлая кожа, покрытая вязью татуировок на теле и совершенно фарфоровая на лице, текущие по плечам и расплескавшиеся по кровати волосы завораживали. Длинные пальцы ощущали прохладу кожи, биение чужого сердца на высокой шее, дыхание и слова, прежде, чем они покидали её губы. Грусть он тоже ощутил - не рукой, нет. Они были связаны и её эмоции Аргетлам слышал и переживал едва ли не глубже, чем свои, потому что для неё, отгородившейся от всего, они были ярче, чем привычные ему. Остро захотелось развеселить женщину, или заставить испытать всё, что испытывал он. Не разделить свои ощущения, просто дать ей ощутить жадность до жизни, наслаждение каждым вздохом, радость открывать для себя что-то, чего до этого не знал и не мог. Чувствовать наслаждение от возможности быть рядом, или просто быть.
Его ли желание, разделённое на двоих, заставило Труд расслабиться, или она сама для себя что-то решила - он не знал. Мысли были сокрыты для него - они оба могли слышать их, но он не находил правильным и сколько-нибудь этичным лезть в голову собственной жены, как бы ему того не хотелось.
- А нет разницы, - тихо проговорил он, отодвигаясь немного, чтобы дать женщине пространство для манёвра, - между тобой и мной - почти никакой.
Хотел сказать что-то ещё, но тихий голос ножом полоснул по нервам. Так благодарят за то, что кажется нереальным, во что не могут поверить. Глухое раздражение эхом плеснулось в мозгу и замерло, подавленное волей. Он не знал, на кого злится - на обстоятельства, из-за которых Труд настолько замкнулась в себе, или на окружение, которое не могло дать ей того, что она безусловно заслуживала. Нуада хотел тряхнуть головой, чтобы прогнать непрошенную злость, но прерывать касания очень не хотелось. Он замер на мгновение, потом, что-то решив для себя, всё-таки дёрнул головой, сбрасывая её руку, а вдох спустя валькирия уже лежала на нём, имея возможность смотреть сверху вниз. С этого ракурса лицо Нуады было как-то особенно беззащитно.
- Знаешь, - осторожно начал он, - что я понял там, в пустыне, перед смертью?
Он никогда не говорил об этом - даже ей.
- У меня всегда было за кого умереть, но теперь, - длинные пальцы бога запутались в волосах богини, отражающих пламя костра, - теперь у меня есть ради кого жить. Вот так всё просто.
Он улыбнулся жене, игнорируя вновь ввинтившуюся в висок боль. Держать эмоции в узде для утомлённого разума стоило неимоверных усилий, зрение плыло и Нуада прикрыл глаза. Собраться с духом и сказать то, что собирался - не так просто.
- Туата любят лишь однажды и это чувство - всё, что мне доступно там, в мироздании. Мне было неважно, ответишь ты мне взаимностью, или нет, сейчас, в общем-то, тоже - я люблю тебя и это не изменится. Нет, - почти без паузы продолжил Аргетлам, - не могу больше, прости.
Он поднялся, невесомо коснувшись губ богини своими а чувства, все которые он испытывал, начиная с мелких опасений и страхов, заканчивая тем, о чём он только что говорил, обрушились на разум валькирии. Это был целый мир, другой, не тот, к которому она привыкла, живой и ослепительный в своей искренности.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#20

Сообщение Thrud Thorsdottir » 16 июл 2019, 23:17

В ледяных глазах асиньи на миг полыхнуло какое-то странное выражение, и вдруг расплылся, растёкся чёрной кляксой зрачок, неожиданно закрывая собой всю радужку. Провалы, омуты, ведущие в безоглядный мрак, посмотрели в лицо Тюра, и даже его собственного отражения нельзя было разобрать в этой бездне, которая не отражала ни капли света, но весь его вбирала в себя.

Какое-то очень долгое мгновение, что было слишком длинным в доме, где времени не существовало вовсе, казалось, что Труд вышвырнет его прочь, серпом перережет алые нити их связи, что были куда крепче обычной любви. Отвращение к жизни, взошедшее на пепле, в который очень давно она превратила собственную суть, было слишком крепко.
Но затем будто бы что-то произошло; холодное лицо с очень резкими, хищными чертами, вырезанными из твёрдой древесины белого платана, смягчилось. Богиня перестала сопротивляться рухнувшему на неё потоку чужих эмоций, и только застелился по полу сизый дым, пахнувший жжёной хвоей и терпкой смолой, такой же, как клубился в её разуме, завесью, тенью смягчая чуждую шаманке яркость чувств.
Подхватив её, словно могучие воды реки, поток повлёк валькирию за собой, захлестнул волнами. Было, на самом деле, не слишком-то приятно, словно царапали кожу камни на дне, но каким-то звериным чутьём зная, что для Тюра это важно, богиня позволила своему бесстрастию мрамора поддаться этой огромной силе.

Мало-помалу, но ветер стачивает песчаник.
Мало-помалу, но море шлифует стекло.

Сильные белые пальцы Вилкмерге, испещрённые символами да рунами, медленно скользили по твёрдому плечу аса, рисуя непрерывные узоры из спиралей и линий, которые не оставляли никаких следов, но казались материальными. Мягкие рыжие волосы, расплескавшиеся по плечам, по плотному одеялу, которым укрыл её супруг, по его же телу, при каждом случайном движении её головы едва щекотали ему шею. Едва уловимо они мерцали - уголья в костре.
Устало выдохнув, валькирия повернулась и, уткнувшись лбом в ключицы Тюра, закрыла глаза, будто отдаваясь на волю всему происходящему.
В её теле гранитной тяжестью ощущалась усталость, похожая на глухую болотную топь. Искорка любви горела там ровно и спокойно, разогретая чужими словами, и это было единственным ярким пятном посреди всего, что происходило в сознании вёльвы.
Вскоре неподвижность её позы стала размягчённой, словно воск. Выровнялось и дыхание, и тихий, мерный стук сердца. Пригревшись равно на чужом теле и в чужих эмоциях, женщина уснула, заплутав где-то в полумраке на полпути к свету.
Вновь ей снился лес и волчьи следы на первом снегу.

Само понятие утра в доме, где не было времени, было столько же относительным, сколь и понятие вечера. Сколько она проспала, Труд не знала, но, спустив ноги с кровати и некоторое время бесцельно созерцая свои ноги, на которых переплетались в единое и странное татуировки, подумала, что выспалась - впервые едва ли не за тысячелетие.
Обычно сон сейдконе заменял транс, а отдых - созерцание унылых пейзажей горячих точек в бинокль с целью найти что-нибудь ещё, что разрушить не успели, но было очень нужно. Прихватив валявшуюся почему-то на полу белую рубашку Тюра, которую она вчера лихо присвоила себе, валькирия ушла на кухню, задумчиво шлёпая босыми ногами по паркету.

Откуда-то нарисовался Лейкни, клацавший по полу когтями с характерным костяным стуком. Судя по его изумительно заинтересованному виду, ворон очень надеялся поживиться какой-нибудь едой.

Заглянув в гостиную и откопав в завалах бумаг свой телефон, асинья встретилась лицом к лицу с сумрачно сверкавшей кофемашиной, монстром с хромированными запчастями и устрашающего вида встроенной мельницей. Потыкав в кнопки несколько наугад, женщине всё-таки удалось прочувствовать себя почти-нормальной-хозяйкой-а-не-как-обычно и запустить это чудовище в режим приготовления.
Сама же она нырнула в холодильник, надеясь, что в запасах Тюра найдётся что-то более пристойное, чем одинокие хлебцы и яблоко. Есть хотелось до невозможности - впрочем, как и всегда.

Жуя отрезанный кусок сыра, половину из которого пришлось сунуть в вездесущий чёрный клюв, лишь бы он заткнулся, Вилкмерге лениво помешивала лопаткой грибы в сковородке. По дому тёк аромат завтрака, от которого мысль куда-то идти не казалась такой уж отвратительной.[AVA]https://d.radikal.ru/d40/1808/01/ddca15e63309.jpg[/AVA]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#21

Сообщение Týr Hymirson » 17 июл 2019, 18:47

Его руки удерживали женщину на месте, чтобы разжаться в следующее мгновение, если она того захочет. Но она не захотела, замерев, точно диковинная хищная зверушка, попавшая в силки. Нежелание чувствовать, понимать осознавать, что мир, который он показывал ей - и её тоже, Аргетлам ощутил сполна в тот невыносимо долгий момент, когда зверь понял, что попался. А после оно ушло, оставляя женщину нестись по течению.
Завороженно Нуада следил за тем, как меняется лицо Труд - едва заметно и неуловимо, но он видел эти изменения. Это само по себе было чудом, а для него, знавшего, насколько валькирии чуждо всё, что она ощущает сейчас - особенно. Он мягко улыбнулся и осторожно сменил позу, чтобы им обоим было удобнее лежать. Костёр на тумбочке догорел, обратившись в погашенный светильник, звёзды в нездешнем небе таинственно мерцали и Аргетлам сам не заметил, как соскользнул в сон без сновидений.

Проснулся он незадолго до Труд, которая за время сна сползла с него и заняла большую часть кровати. Его рубашка на ней задралась и перекрутилась. Осторожно вытащив её из-под жены, он положил её в ноги, чтобы легко было найти и ушёл в душ. Вернулся и обнаружил, что жена лежит поперёк кровати. Улыбнулся, забрал дневник и ушёл в кабинет, чтобы закончить записи, не законченные накануне.
Еда дома была, подобранная по вкусу хозяина, который совершенно не совпадал со вкусами большинства в их мире. Он любил мясо, но на этом совпадения заканчивались: было много сыров, сыровяленного мяса и овощей, - набор больше подходящий для средиземноморской кухни. Из глубокой сосредоточенности Нуаду вывел звук заворчавшей кофеварки. Спокойно закончив записи, он поставил дневник на полку и пошёл на запах еды. Труд за короткое время умудрилась превратить его кухню в обжитую, казалось, что дом сам подсовывает ей то, что нужно.
- Доброе утро, - он подошёл очень близко, запах зимнего утра щекотал обаняние. Руки его казались странно горячими сквозь ткань рубашки.
Что-то неуловимо изменилось за эту ночь, в нём тоже. Куда-то ушла скованность, но пришли эмоции, нормальные, не прикрытые колдовством, не прячущиеся за силу воли. Он и раньше давал себе возможность разделить что-то важное для него, теперь же перестал скрывать всё. Ушла недосказанность, за спокойствием, которое было накануне, слышались другие эмоции, без которых невозможна жизнь.
Поцеловав жену в макушку, Нуада отошёл. Достал две чашки, немного подумал, посмотрел на приговаривающего остатки сыра Лейкни и достал третью. Из холодильника на свет появились овощи и мясо, из ящика - хлеб.
- Тосты или просто так? - Уточнил он у жены.

Завтрак получился очень спокойным и неспешным, кофе прогнал остатки сна, а вкусная еда действительно примирила с необходимостью в воскресеное утро идти куда-то. Сгрузив посуду в посудомоечную машинку, Аргетлам отправился собираться. Вернулся к жене в деловом костюме, с жетоном Интерпола на поясе. Нужен он был исключительно на случай, если у воспитателей и директоров интерната в Уддевалле возникнут вопросы на тему личности, сопровождающей агента Асбьёрнсдоттир.
- Пойдём? - Спросил он, снимая с вешалки пальто и открывая дверь. Из-за неё пахло стылым застоявшимся воздухом, запахом фабрик и безысходностью провинциального промышленного города. Огромный особняк в викторианском стиле так и остался незамеченным для простых смертных.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#22

Сообщение Thrud Thorsdottir » 17 июл 2019, 23:11

На третью чашку ворон посмотрел с живым интересом, даже подошёл, ловко перебираясь сквозь тарелки с тостами и ветчиной, поближе, взял одной лапой за ручку и немного наклонил. Кофе он терпеть не мог, но внезапный жест щедрости его подкупил, и в антрацитовом взгляде, исполненном плохо скрытого ехидства, мелькнуло что-то, напоминавшее уважение. Вернув чашку в прежнее положение, Лейкни повернулся и, встопорщив перья, слегка склонив голову, ткнувшись тяжёлым клювом в полированное дерево столешницы.
Потом, встряхнувшись, перепорхнул на голову хозяйке, которая не обратила на это ровным счётом никакого внимания, лениво пролистывая мировые новости. Мир продолжал осмысливать пожар в Париже, землетрясение в Чехии, эпидемиологическую обстановку и военные конфликты Ближнего Востока, не угасавшие последние триста лет. Труд без особого интереса изучила длинный плач французского президента и заверения о восстановлении собора, а также начавшийся и хорошо пошедший сбор средств.
Что ж, по крайней мере, людям решительно было, чем заняться. Охоту можно было считать удавшейся по многим вопросам, в этом - в том числе.

Отложив телефон, валькирия с крайне задумчивым выражением лица потрогала кофейную чашку.
Это было изящным предметом тонкого фарфора с красивым узором из ромбов синего и золотистого цвета, но Вилкмерге, как не примеривалась, так и не смогла совместить с ним себя.
- Надо будет прихватить свою, - сказала она, - пол-литровую, а то такие объёмы питья - это несерьёзно.
Вальравн, путавшийся когтями в рыжих волосах, издал хриплый звук, подозрительно напоминавший смешок.

Собралась дева битв очень быстро: Валькириор, войны, армия, вся её жизнь не располагала к тому, чтобы прихорашиваться дольше, чем требовалось для того, чтобы заплести волосы. Рыжую гриву она собрала в косу, что была толще мужской руки, откопала в глубинах почти пустого гардероба свои вещи, заботливо перевезённые из квартиры, которую Тюр занимал в Бельгии, и оказалось, что опять у неё не было ничего, кроме джинсов и свитера.
Так Труд выглядела всегда, когда не носила форму. Возможно, единственным разнообразием её внешнего вида были рубашки, которые она таскала из супружеского шкафа и использовала взамен халатов.
На плечи она набросила кожаную куртку. Не то, чтобы выросшая в Асгарде богиня, привыкшая с братом-Уллем бегать на лыжах, умела мёрзнуть, но кобуру обычно приходилось скрывать: люди, как правило, нервничали, встречаясь с вооружёнными агентами криминальной полиции. Сама по себе полиция не слишком-то радовала, а уж при таких отягощающих обстоятельствах - и подавно.

В лицо дохнуло запахом соли, дыма и немного - машинного масла. В Уддевалле работал завод Вольво, ставший новым центром жизни и вдохнувший в видавший виды городок искру новизны и смысла. Критично важное расположение прямо у залива Скагеррака в мирное время оказалось почти никому не нужным, и Уддевалла функционировала размеренно и довольно вяло, никуда уже не торопясь. Ритм Гётеборга явно был ей не по нраву.

Интернат найти было несложно - помог всезнающий Ассистент, и Труд предложила прогуляться. Было тихо, мимо пару раз пробежали адепты здорового образа жизни да прошествовала благообразного вида старушка с двумя болонками. Одна из них недовольно тявкнула на Тюра, но после передумала и поспешила ретироваться, сделав вид, что это была не она.
Старинная усадьба, слегка помятая жизнью, но почти восстановленная, стояла ещё тёмной и сонной.
За невысоким забором было прекрасно видно прибранный двор с подстриженными сухими ветвями кустов, уже распрощавшихся с зеленью, пару качелей и крыльцо с наглухо закрытыми двустворчатыми дверями. Выкрашены они были в густой синий цвет, по мнению валькирии имевший какую-то глубинную связь со всеми казёнными учреждениями.

В домофон долго никто не отвечал, но спустя бесконечные гудки наконец послышался суровый женский голос, представившийся дежурным воспитателем. Труд представилась заученным формальным тоном и показала в глазок камеры жетон; в ответ ей послышался тяжёлый вздох, но калитку всё-таки отпёрли.

Фру Ванья Эберг встретила посетителей в большом холле, пожала протянутую руку валькирии. Ей было, этой женщине с коротко остриженными волосами, лет пятьдесят, может, чуть больше; крепко скроенная и строго одетая, она внушала ощущение надёжности. Аккуратно и не вдаваясь в подробности, асинья обрисовала цель визита, тактично умолчав, что "вскрывшиеся обстоятельства" именуются ленью и нежеланием работать сослуживцев.
Воспитательница провела посетителей в небольшую комнату с включённым компьютером и книжными шкафами. Судя по выведенной на стол трубке домофона, это было и приёмной, и дежурной в одном флаконе.
- Ужасная история. Мальчиков нам передала опека, и они были в очень плохом состоянии. Физически они быстро пришли в норму, но душевно… Эрик - младший - не разговаривает, и все усилия нашего психолога бесполезны. Не подумайте, она отличный специалист, но он совсем не хочет идти на контакт.
- А старший?
- Он постоянно рядом с братом и тоже не слишком разговорчив. На самом деле, не думаю, что от вашей поездки будет прок, к сожалению, наши успехи в помощи им не особенно существенны.
Сейдкона уверила, что желает хотя бы попытаться.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#23

Сообщение Týr Hymirson » 18 июл 2019, 22:43

В Мидгарде было погано - тяжёлым ярмом придавила собственная сила, отобрав возможность чувствовать в полной мере; из глаз ушла жизнь, оставив гнетущее ощущение могущества, тут же подавленное, чтобы не пугать людей. Это, впрочем, не помешало Аргетламу насладиться прогулкой с женой. Странно они выглядели - крепкая молодая женщина и несуразный великан, рядом с которым даже рослая валькирия казалась невысокой.
В интернат их впустили без особенных проблем, Труд была весьма убедительна в роли следователя - настолько же, насколько была убедительна в роли майора Телемарка. Нуада надеялся, что эта роль удовлетворит супругу больше предыдущих - искать себя в этом мире было безумно сложно, а времени даже при их долгой жизни было бесконечно жаль, не говоря уж о том, что разум валькирии не мог успокоиться и остановиться. Она была похожа на Одина больше, чем хотелось бы; эта черта тоже была унаследована от старого Игга, который в погоне за знаниями до сих пор надевал одежды странника или бизнесмена. Аргетлам и сам понимал, что остановиться для них подобно смерти. А Труд стояла слишком долго, чтобы её природа не сказалась на ней самой.
Вежливо улыбнувшись фру Эберг, Нуада последовал за женщинами, с любопытством оглядывая интернат. Недешёвое заведение, ремонт сделан неплохо, сильно отличается от того убожества, которое он видел недавно в Хамельне, на стенах висели оформленные работы детей, некоторые были весьма приличного качества, что говорило о том, что учителя здесь неплохие. Небольшая приёмная была обставлена довольно бедно, что не отменяло недешёвых изданий справочников и довольно приличного компьютера.
Детей привели ещё в пижамах. Они смотрели на гостей как дикие зверята, которые опасаются всего подряд. Нуада попытался улыбнуться и им, но не преуспел: младший шарахнулся от него как от огня, личико перекосило, словно он собирался плакать, а старший моментально встал между ним и страшным дядей. Аргетлам виновато посмотрел на жену и развёл руками.
- Фру Эберг, если вы не против, я хотел бы поговорить с вами о юридической стороне вопроса. Если вас смущает, что моя коллега будет говорить с детьми без взрослого свидетеля, мы можем сделать это в коридоре при открытой двери.
Дежурный воспитатель была женщиной разумной и дверь за собой прикрыла, оставив щель, чтобы услышать, если что-то пойдёт не так.
- Как вы сказали, вас зовут? - Спросила фру Эберг.
- Я не говорил, - снова улыбнулся Аргетлам, - Оуэн Уайт. Я помогаю фру Асбьёрнсдоттир, дело ведёт она.
После короткого знакомства, Уайт уточнил:
- Скажите, интернат существует за счёт бюджетных средств?
Воспитатель настрожилась:
- А что?
- Меня интересует, платят ли родители за содержание детей здесь? И если да, то платит ли кто-то за содержание детей Энгстромов? Мы хотели бы попытаться поговорить с их матерью, но она пропала.
Женщина помолчала некоторое время, словно пыталась разгадать, не хочет ли заезжий агент раскопать какие-то финансовые махинации и тем самым причинить вред интернату, но потом кивнула.
- Платят, - ответила она, - но как-то странно. Перевод адресный, на фамилию детей, но суммы поступают из разных отделений банка Nordea, переводы наличными, без указания отправителя.
Уайт нахмурился.
- Скажите, могу я получить распечатку последних переводов?
- Без ордера? - Удивилась фру Эберг. - Нет, не могу отдать.
Уайт вздохнул и заглянул в глаза женщины.
- Без ордера, - ответил он, - мне не нужна официальная выписка, для неё пока не пришло время. Мы просто хотим попытаться найти мать мальчиков.
- Хорошо, - несколько деревянным голосом ответила воспитатель, - я распечатаю для вас.
- Фру Асбьёрнсдоттир обязательно пришлёт вам официальный запрос, если возникнет необходимость.
Женщина зашла в кабинет, почти не глядя на валькирию и детей и несколько заторможено вывела на печать несколько документов. На обратном пути потрепала младшего по волосам и вышла, протянув бумаги Уайту.
- Я могу помочь чем-нибудь ещё? - Спросила она.
- Спасибо, - ответил Уайт, - этого достаточно.
Женщина моргнула и кивнула уже нормально. Уайт остался подпирать стенку, перебирать бумажки и ждать жену.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#24

Сообщение Thrud Thorsdottir » 19 июл 2019, 20:10

Посмотрев на внимательно вглядывавшуюся в двух агентов Интерпола воспитательницу, которая выглядела как-то одновременно печально и строго, Вилкмерге слегка склонила голову к плечу. Она легко выдерживала испытующие взгляды людей, потому что едва ли кто-то из них мог сравниться с ощущением холода, что излучал единственный глаз Всеотца.

Неизвестно, впрочем, что увидела в этой рыжеволосой женщине фру Эберг, но, должно быть, её устроило. Оставив дверь приоткрытой, она удалилась вместе с Уайтом, и теперь их приглушённые голоса доносились из коридора. Труд легко могла бы их услышать, едва напрягая волчий слух, но предпочла сосредоточиться на детях.
Ей было известно, что воспитательница очень сильно идёт навстречу и могла бы легко заупрямиться, отказавшись оставлять воспитанников без присутствия психолога, директора и самой себя.
Это же заставляло задуматься.
Валькирия шестым чувством ощущала, что с детьми что-то не так, настолько не так, что воспитательница предпочла закрыть глаза на некоторые несостыковки с юридической стороной шведской опеки и надеяться на помощь от кого угодно.

Богиня посмотрела на мальчишек - и улыбнулась им, открыто и мягко, отчего вокруг её глаз залегла мелкая сетка приятных морщинок. Кажется, она понравилась детям немного больше Тюра, потому что Эрик не стал шарахаться прочь.
Мягко пройдясь по кабинету, бесшумная, как тень, асинья опустилась в кресло. Её высокий голос казался очень лёгким, шелковистым, и к нему примешивалось ощущение безмерного покоя, материнских объятий, солнечного света в весенний полдень.
- Может быть, я смогу вам помочь. Меня зовут Вигдис.
На самом деле, от золотоволосой Сиф её дочь взяла вовсе не так мало, как казалось на первый и не слишком внимательный взгляд.

В приёмной тянуло запахом разогретой смолы, и блеснули - на один короткий миг - золотые искорки вокруг сильных женских пальцев, испещрённых татуировками.

Мальчишки перестали напоминать диких зверёнышей, вытащенных из норы, где тепло пахло материнским брюхом, присели на диван напротив своей странной гостьи. Эрик заворожённо смотрел на то, как танцует, переливаясь бликами от каждого случайного движения, подвеска-копьё на женской шее; старший, Труд вспомнила, что его звали Ингвар, рассматривал её руки. Похоже было, что он по непонятным причинам смог увидеть проблеск сейда, и вёльва ощутила лёгкий укол беспокойства, на грани уловимого, но неизбежного.
Впрочем, с этим можно было подождать.

Валькирия начала издалека: расспрашивала Ингвара о расписании в интернате, о других воспитанниках, о брате, о маленьком рыжем котёнке, который жил у старика-сторожа, и лишь спустя добрых двадцать минут соскользнула на то, из-за чего они с Тюром приехали в Уддеваллу. Она спросила детей об их матери, но не узнала ничего нового: они не видели её с тех пор, как оказались здесь.
- Может быть, она вам звонила? Что-нибудь присылала, может быть, от неё кто-то приходил. Она же не могла вас бросить.
Старший, явно вынужденный повзрослеть раньше времени, старательно обдумал вопрос, а затем отрицательно замотал коротко стриженной головой.
Совершенно внезапно заговорил Эрик.

В коридоре замолчала и изумлённо посмотрела на дверь воспитательница.

Паренёк слегка картавил, но говорил вполне уверено, и у валькирии мельком возникло ощущение, что он давно понял, что надо рассказать, только не знал, кому.
- Я видел тётю, которая приходила к нам домой, но она не стала со мной разговаривать.
Ингвар посмотрел на брата задумчиво.
- Какую? - Мягко спросила вёльва.
Она встала с кресла и села на корточки перед мальчишками, которые теперь оказались почти вровень с её лицом и могли видеть безбрежную голубизну глаз, в которой плескалось бескрайнее весеннее небо.
- Мари, - не задумываясь, выпалил Эрик.
Труд представила общее количество женщин с настолько редким именем, и ей захотелось немного повыть на луну, но для начала она решила вытянуть из мальчишек что-нибудь ещё. Надежда умирала последней.

Ей помог старший. Он рассказал, что некоторое время назад к ним приходила женщина, которая вроде бы подружилась с их матерью. Кажется, она раньше лечилась у отца, или не она, а её родственник, а потом однажды мать устроила огромнейший скандал отцу, чтобы эта женщина никогда больше не приходила.
А потом началась лихорадка. Умер Макс, самый младший. Родители исчезли.
Они остались вдвоём.

Эрик уверенно настаивал на то, что не мог ошибиться, Мари приходила в интернат, но ушла, ничего не сказав.
Совсем недавно, две или три недели назад - с ощущением времени у ребят было неважно.
"Она невысокая, у неё волосы цвета как у Ингвара, а ещё у неё вот тут рисунок как у тебя. Маленький. Кошка! Это кошка. Нет, это пан-те-ра."
Паренёк явно очень обрадовался, вспомнив правильное слово.

Труд с нежностью потрепала его по волосам, и он зажмурился, заулыбавшись впервые за несколько месяцев, встала и попрощалась. Тайком она оставила ребятам визитку, маленький белый прямоугольник, скорее на случай, если им понадобится помощь, чем если они захотят рассказать ещё что-нибудь.
- Большое спасибо, фру Эберг.
Они распрощались, оставив воспитательницу чуть менее суровой, чем она была ранним утром.

На улице было прохладно и пахло - немного - сигаретным дымом. На лавке у входа курил сторож, пожилой мужчина приятного вида.
- Плохие новости, - произнесла валькирия, сунув руки в карманы, - я почти уверена, что на них была порча. Следы остались. Парень увидел мой сейд, такое возможно только после того, как он пережил бы тяжёлое магическое влияние, а их лихорадка… То, что они рассказывают, особенно то, что она прошла сама по себе, сразу, всего за пару дней... Ребёнок, который погиб, тоже болел. И они говорят, что у них постоянно шла кровь из ушей и носа, а отец ничего не мог сделать. Это не похоже на какую-нибудь инфекцию или что-то такое.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Пересмешник
Аватара пользователя
Репутация: 1512
Статус: Пересмешник
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9010
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#25

Сообщение Týr Hymirson » Вчера, 01:01

Ждать пришлось долго, около сорока минут. Решив, что Труд найдёт его и так, Аргетлам отлепился от стены и отправился к выходу, доставая портсигар. Отойдя на пару шагов от крыльца, чтобы не задымить холл, и машинально кивнув сторожу, он снова и снова просматривал распечатки счетов. Что-то в них было не так. Докуривая вторую сигарету, он сообразил, наконец, что. Не в отсутствии адресата было дело, и не в том, что они были сделаны из одного банка: причину этого явления он понимал. Так сложнее вычислить того, кто переводил. Снятие наличных, а потом перевод - он сам делал бы точно так же, для надёжности поменяв банк. Дело было в сумме. Один и тот же банк должен брать одну и ту же комиссию; вряд ли за месяц стоимость проживания в приюте разнится. Нуада даже достал смартфон из кармана, чтобы проверить, прав ли он. На сайте стоимость менялась полгода назад. Это было любопытно.
Навстречу Труд Аргетлам улыбнулся так ласково, что сторож осторожно хрюкнул в рукав, но вовремя сделал вид, что поперхнулся. Нуада проигнорировал его, отправил недокуренную сигарету в мусорку и присоединился к жене. Информация его удивила.
- Это объясняет реакцию детей на меня, - заметил он. Туата часто пугали людей одним своим видом, а зимний король в своё время, должно быть, был жуток для детей, видящих иную реальность. - У меня тоже есть что-то, но я не понял пока, что это даст. Пойдём, выпьем кофе, покажу.
Стараниями колдуна, их разговор для сторожа звучал как простой обмен мнениями, информацию о порче он пропустил мимо ушей.
- А вы кто? - Прокуренным и простуженным голосом враждебно уточнил он. - Снова по душу бедных Энгстромов приехали?
- Интерпол, - Нуада показал значок, - пытаемся разыскать их мать.
- Точно не из опеки? - Мужчина мрачно поднялся, видимо надеясь грозно нависнуть над асами, но безбожно проиграл в росте Труд.
- Агент Асбьёрнсдоттир, - холодно представил жену Нуада, - и агент Уайт.
- Ну и слава Богу, - сторож недоверчиво сверлил взглядом жетон, стараясь запомнить цифры, - как в прошлый раз пришла эта фря, мы решили, что пацанов переводят.
- Почему? - Уточнил Уайт.
На лице сторожа промелькнуло изумление, а потом он разазлился.
- Нипочему, - пробурчал он, - узнали, что вам надо и идите нахуй.
- Суровый малый, - фыркнул агент жене и заглянул в глаза посылавшего.
Сторож отпрянул как от удара и судорожно достал мятую пачку сигарет, старательно делая вид, что не желает знать обоих агентов.
- Интересные посетители по душу детей приходят, - Оуэн нахмурился, - может и правда перевести пока в безопасное место?
Но это всё ждало - пока не было ничего определённого в деле, которое им досталось. По-хорошему, перевести бы его в юрисдикцию АМБ, но это должна была решить сама Труд после того, как дело будет вновь открыто и отправлено на доследование.
Дома было всё так же спокойно, бумаги, разложенные в гостиной на столе были нетронуты. Скинув пальто, Аргетлам прошёл на кухню, ткнул в кнопку включения кофеварки, а после показал жене распечатки.
- Смотри, такое впечатление, что эта дамочка или не умеет считать, или вынуждена обналичивать валюту.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1427
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 3872
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[03.11.2018] God is in the detail

#26

Сообщение Thrud Thorsdottir » Сегодня, 00:27

Несколько минут валькирия что-то сосредоточенно щёлкала в смартфоне, набивая текст, потом перечитала ещё раз и отправила. Письмо было не особенно пространным, но подробным; майор хотела получить хотя бы какие-то полезные сведения из обширных доступов Интерпола, раскинувшихся по многочисленным базам различных мировых ведомств, заведений и реестров. Ей не давала покоя всплывшая фигура загадочной посетительницы, Вилкмерге, почти убеждённая уже в существовании порчи, подозревала связь между непонятными визитами и болезнью детей, просто покуда не могла нащупать правильный ответ.
- Помнишь, сторож сказал, что к ним приходила какая-то особа, и они думали, что мальчиков заберут в другой интернат? - Спросила Труд, присаживаясь за стол. - Они мне тоже рассказывали… Вернее, не они, только Эрик, младший. Что была женщина, которая приходила к ним домой, раньше, дружила с их матерью, а потом они почему-то поссорились, и больше она не приходила, а теперь он видел её в интернате несколько недель назад, две или три. Она невысокая, русая, и у неё на шее татуировка в виде пантеры. Вроде как её зовут Мари. Небогато, конечно, но что-то… Странное. Она не стала с ними разговаривать, просто постояла на территории интерната и ушла. Не верю, что какая-то случайная знакомая станет приезжать в Уддеваллу, чтобы посмотреть на чужих детей, тем более, после этого молча уйти. Я попрошу ребят-техников поискать какие-нибудь совпадения в медицинских базах. Имя совсем нередкое, но вдруг.

Немного поурчала, привнося некоторый элемент домашнего уюта, кофемашина, затем потянуло приятным, горьковатым ароматом.
- Спасибо.
Горячие стенки чашки с кофе грели ладони, пока дева щита задумчиво изучала распечатки с датами и суммами переводов, не прикасаясь к бумагам и пальцем, потом немного рассеянно покачала головой. Надолго замолчав, Труд просто пила, позволив взгляду размыться, превратиться в дым, такой же, как тёк по её венам, щекотал мысли, отражался в черноте чуть расширенных зрачков.
Пристровшийся на хозяйском колене вальравн, неожиданно возжелавший любви, ластился, отираясь чёрными пернатыми боками о её локоть.

Наконец, встряхнувшись, будто крупная собака после купания, дева битв залпом опрокинула в себя остатки напитка, отставила опустевшую кружку и снова начала накручивать длинный медный волос на палец. Мерцавший голубой свет её глаз чуть утих, перестав напоминать осколки призрачного сияния, но в нём осталось какое-то странное, непонятное выражение, ощущение тревоги. Не потому, что эта женщина умела бояться, а потому, что мир умел бояться её саму.
- Возможно, она хочет остаться неизвестной? Или, возможно, деньги переводит даже не она… Я почти не работала с финансовой полицией, но, когда я служила в "Дельте", мы периодически разгребали… Ну, силовой поддержкой… Дела банков и всё подобное. Заграничные переводы, я думаю. - Труд кивнула на отчёты. - Отправитель где-то в другой стране и очень хочет, чтобы его не нашли. Если переводить с карты или со счёта, можно отследить все транзакции, но с наличкой всё сложнее для нас.
Неожиданно она улыбнулась, пробарабанила кончиками пальцев по столешнице.
- Хотя я бы воспользовалась криптовалютой. Это точно более анонимно. Здесь, смотри… Номера переводов есть. И да поможет нам всемогущий интернет.

В отличие от большинства старшего поколения богов, ко всему человеческому и новому относившегося с достаточным пренебрежением, вёльва внимала цивилизации не просто с благодушным вниманием, но живым интересом. Покопавшись в глубинах Nordea, она обнаружила, что статус перевода можно узнать по идентификационному номеру.
Информации там было немного, личных данных - по крайней мере, в общем доступе, - не выдавалось, но богиня всё равно довольно помахала телефоном в воздухе. Лейкни посмотрел на неё с большим подозрением, но смолчал.
- Можно предположить, что фру укатила в Германию, если считать, что оплачивать интернат всё же было её идеей.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость