[06.10.2018] Tell me how you died

ШАБЛОН ОФОРМЛЕНИЯ ЭПИЗОДОВ
Все эпизоды далекого — и не очень — прошлого. Сюда также переносятся эпизоды из настоящего после перевода времени, если они не были доиграны.
Ответить
Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#1

Сообщение Wolfgang Krüger » 09 май 2019, 17:53

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
06 отября 2018 года, утро и дальше
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Берген, Норвегия
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Wolfgang, Thrud

СИНОПСИС:
У Вольфганга было время, чтобы разобраться с новой обьективной реальностью, осознать себя живым и принять тот факт, что надо как-то дальше. Теперь он хочет разобраться с остоятельствами собственной смерти, потому что чуйка подсказывает, что все было далеко от случайности...
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#2

Сообщение Wolfgang Krüger » 09 май 2019, 22:58

Папа Иоанн Павел II. Роберт Шекли. Саддам Хуссейн. Патрик Суэйзи. Хит Леджер. Профессор Снейп.
Список смертей впечатлял.
Вольфгангу казалось, что его не было среди живых не четырнадцать лет, а все пятьдесят. Незнакомая музыка по радио. Непонятные ТВ-шоу. Какие-то новые герои, которых он не видел и о которых ничего не знал. "Игру престолов" экранизировали. Братья Вачовски больше не братья. Кинг дописал "Темную башню". Коптеры позволяют стрелять с расстояния тысячи километров. Кнопочные телефоны - редкость. Гей-парады - нет. К списку горячих точек на ближнем востоке добавилось несколько. В восточной Европе тоже не все спокойно. Канцлер - женщина. Чертов сендвич стоит пять евро. Фейсбук позволяет выигрывать выборы. Викиликс. Андерс. Трамп. Брекзит. Вашу ж. Мать.
Мир сошел с ума. Мир сдвинулся.
...и мир остался прежним.
За окном были почти привычные и цветные, как конструктор лего, домики. Если б не залив и не ор чаек по утрам, можно было бы вообразить себе что он в Фельдкирхене на базе. Но домой пока нельзя. Будут вопросы - много вопросов, и ладно бы он вернулся постаревшим, бородатым и изнуренным долгим пленом, но ведь он не изменился. Эрике уже сорок четыре - он нашел на фейсбуке её страницу. Муж. Дети. Докторская степень по истории искусств. Ему несложно было представить, как мать заламывала руки - Рихард, почему мы позволили ему сделать эту глупость, Рихард, почему мы не остановили его, Рихард, почему мы не сделали все что могли?! - когда в дом постучал человек в военной форме и сообщил, что Вольфганг Крюгер пропал без вести. Он мог легко увидеть в воображении и могилу на военном кладбище, в которую опускали пустой гроб, и скорбные лица родителей, и Эрику на восьмом месяце - тогда она по идее была беременна вторым ребенком. Мог увидеть, мог представить, но осознать в полной мере не получалось. "Просто сейчас такая миссия" - сказал себе Крюгер и отложил это на полочку, еще дальше чем осознание того кошмара, который творился в Афганистане после того как он... воскрес? Это тоже не налазило на голову. Нет, ну если б там бородатый мужик с открыточек из воскресной школы простер перст и изрек - "встань и иди" - еще ладно. Но мужика он не помнил. Ничего не помнил.

Лазарь, выйди вон. Лазарь, серьезно, встал и вышел.

Лазарь сидел на служебной квартире в Норвегии, ел пиццу и смотрел в монитор ноутбука, пытаясь утолить голод. Пицца помогала с физическим. Интернет - с информационным. Форсаж больше не будет прежним. Ульрих, командир его первой учебной роты, подорвался на фугасе в Ираке в 2008. Школьная подружка вышла замуж и уехала в Израиль. Мир несся с безумной скоростью дальше - без него, это не было обидно, нет, он не думал, что является центром вселенной, просто пока не мог понять, в какую сторону бежать с обочины этого скоростного шоссе под названием "жизнь".

Вигдис - Труд! Дочь бога Тора! Скандинавские боги существуют! Добро пожаловать в Мидгард! - появлялась раз в две-три недели справиться о его самочувствии. Холодильник он наполнял сам - с нынешней потребностью в еде это требовалось делать через день и Вольфганг искренне надеялся, что этот побочный эффект пройдет со временем. За месяц с небольшим он относительно освоился в городе, немного раззнакомился с соседями (правда, сосед сверху оказался мертвым лет десять как, по-настоящему мёртвым, а не как Вольфганг - он только при третьей встрече заметил след от удавки на шее) и подтянул разговорный норвержский, его уже не считывали как иностранца сразу же.
Первого октября он торжественно объявил мультиварке и утопленнице из ванной, что период реабилитации окончен, освободил одну из стен, подключил принтер и принялся за дело.

...он помнил, что Вигдис придет сегодня, просто увлекся, не услышал звонка и даже не особо дернулся, когда асинья зашла в комнату, отперев квартиру своими ключами.
- Привет, - Вольфганг обернулся на неё, улыбнулся и снова посмотрел на стену. А смотреть там было на что. Фотографии, распечатанные из интернета статьи, записки, снова фотографии и снова куски текста, а то и пометки "см.папка №2" - протянутые между этим всем цветные нити делали картину похожей на доску криминалиста или маньяка, - Я тут пытаюсь разобраться, кстати, пиво будешь? Вот ящик, слева, еще холодное, почти как пицца. Короче. В августе 2004 мы получили приказ выдвинуться в Нимроз, это провинция на юго-западе Афганистана. Высадка, как обычно, была секретной и мы, как обычно, понятия не имели о цели. На месте мы получили приказ выдвигаться по указанным координатам в Дашти-Марго, это пустыня, мы там были вот недавно, - он нахмурился на секунду, вспоминая не самые веселые события, но в следующий миг уже выдохнул и продолжил, - Нашей задачей было найти заброшенный аул, выйти на связь и ждать дальнейших указаний, что мы и сделали. Получили задачу войти в один из домов - нам сказали, какой, захватить обьект, максимально тихо уничтожить свидетелей и снова выйти на связь для дальнейших указаний. Объект мы захватили, - Вольфганг помолчал, глядя куда-то в пустоту перед собой, - Получили указание доставить его в Гильменд. Не успели покинуть аул и - бах. Провал. Не помню, - он поднял взгляд на Вигдис, - Потом уже ты, Тор, арабские боги и вот это все, но... смотри, я их нашел, - Вольфганг подошел к своей схеме на стене и коснулся пальцами шести аккуратных квадратиков бумаги. Фотографий не было, только имена, - И они все числятся пропавшими без вести, как я. Я понимаю один потерянный боец, Вигдис, но - семеро?.. Как они не нашли тела, если знали, где мы? Почему не стали искать? - мужчина пристально смотрел на богиню, будто бы она сейчас могла дать ответ на все его вопросы, но вместе с тем и не ждал простого ответа.
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#3

Сообщение Thrud Thorsdottir » 10 май 2019, 13:57

С практической точки зрения, Труд не могла внятно объяснить, почему именно ей было дело до Вольфганга Крюгера и его возвращения из мира мёртвых в стан живых. Возможно, в большей мере это было извечное сострадание валькирий к павшим, которое и влекло их прокладывать дорогу к златым вратам Вальхаллы - однако, говоря откровенно, водить караваны в обратном направлении обычно не приходилось.
Законы мироздания, здравый смысл и логика, которая, как водится, никак не срабатывала на божественном масштабе проблем, в один голос говорили, что прах к праху, а мёртвое должно оставаться мёртвым. Но Смерть, верный своему странному чувству равновесия, плевал на условности с завидной регулярностью.
Смерть решил, что Вольфганг Крюгер должен жить снова.
Кто мог помешать?

В личном рейтинге любителей организовывать проблемы Смерть занимал у Вилкмерге первое место.
Даже Один, великий затейник всея Девяти Миров, удостоился только второго. Одина ещё иногда можно было понять, если выпить вина и закусить мухоморами.

Крюгер, впрочем, оказался крепок психикой настолько, что пока не собирался умирать повторно. Валькирия заходила к нему раз в пару недель - и уходила с ощущением, которое можно было одновременно счесть и удовлетворением, и задумчивостью. Пластичность человеческой психики восхищала её воображение - а уж за свой крайне длинный по меркам Мидгарда жизненный путь Труд видела многое и многих.
Меньший интерес к процессу воскрешения высказывал только Бальдр, который, впрочем, пользовался своим неограниченным талантом видеть все времена разом и потому удивляться был не способен по определению.

Вольфганг не высказывал протестов к тому, что периодически дева щита появлялась в его жизненном пространстве, и раз в несколько недель она заглядывала с тактичной целью уточнить, не появилось ли каких-то проблем и не требуется ли помощь. И не надо ли в очередной раз пнуть утопленницу, которая приплыла с ближайшего озерца, напоминавшего более болото, в поисках компании для общения.
Утопленница, видя мрачное лицо богини на пороге ванной, обычно вспоминала о всех неотложных делах и срочно скрывалась в неизвестности, оставляя после себя лёгкий запах тины. Труд только закатывала глаза и бурчала, что совести некоторым и после смерти не подвезли.

Уволившись из Телемарка с некоторым чувством глубокого злорадства в душе и обнаружив в графике внезапное свободное время, асинья решила, что скататься сейчас в Берген - неплохая мысль. Город со своим дождливым климатом действовал на неё почти успокаивающе.
Недоволен был только Лейкни, но Лейкни был недоволен примерно двадцать пять часов в сутках из двадцати четырёх, поэтому обращать на его склочный нрав внимание было просто бесполезно. Завернув в ближайший Rimi на восточном въезде, Труд прихватила с собой едва ли не половину прилавка готовой еды и удалилась, вполне довольная собой.
Совесть не позволяла ей опустошать холодильник Вольфганга, но голод этой неожиданной деликатности не понимал и заткнуться не желал.

В квартире пахло пиццей. Оживившийся вальравн бочком стал подбираться к открытой коробке, перепорхнув с рыжей головы валькирии на стол. Излишней тактичностью, философскими сентенциями и прочими моральными излишествами он не страдал.
- Привет, - поздоровалась Труд, вытаскивая из бумажного пакета с логотипом супермаркета упакованный в пластик сендвич.
От пива отказываться она тоже не стала. Правила гостеприимства и ответов на него, все дела.

Крюгер, похоже, не терял времени даром.
Не став уточнять, куда он дел картины из Икеи - они всё равно ей надоели, - Труд, усевшись на подлокотник дивана, уставилась на стену, расцвеченную разными бумажками и фотографиями с дотошностью, заставившей бы почувствовать свою профнепригодность не одного следователя. Лицо её приняло сложно передаваемое выражение голодной кобры, заметившей наконец крысу.
Роль крысы за неимением лучшего пришлось выполнять сендвичу.
- Вас не искали, - логично ответила валькирия наконец. - То есть искали, конечно, только ни про какие координаты в Дашти-Марго не знали. Судя по тому, что мы смогли вытрясти из Бундесвера, они потеряли вас ещё до вылета. Кто вообще отдал приказ об этой операции?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#4

Сообщение Wolfgang Krüger » 10 май 2019, 20:35

Вольфганг, кажется, ждал этого вопроса: он поднял указательный палец вверх и выдал радостное "вот!", казалось, проигнорировав и подбирающегося к пицце ворона, и пополнение запасов еды, и вообще все, что не относилось напрямую к делу. Кроме пива. К банке пива он периодически прикладывался.
- Вот! - произнес немец, - Тут начинается интересное. Приказ отдал некто подполковник Конрад Гримм, - он повторил рукой линию от шести пустых бумажек с именами к еще одной, тоже без фото, - Мы видели его иногда на брифингах и получали от него приказы и раньше. Мужик слегка за пятьдесят, седой, коротко стриженный, на левом мизинце отсутствует одна фаланга, но... - он сощурился, вглядваясь вдаль, будто пытался вспомнить детали, потом обратил уже обычный свой, ясный и внимательный взгляд на асинью, - Знаешь, вот оно чувствуется, когда человек военный, а когда - не очень? Этот Гримм не был военным. Он приходил по форме, он знал устав и специфику нашей работы, но взгляд у него был... - Вольфганг покачал головой, - Холодный и мёртвый. Даже у очень старых вояк он все равно не такой. Это скорее... - он щёлкнул пальцами, подбирая слово, - Особист. Разведка. Что-то такое. Впрочем, непосредственное командование ему доверяло, высшее - тоже, и у нас не было причин подозревать неладное, когда он вышел на связь при приземлении на аэродроме Заранджа и передал координаты в пустыне. Мы выдвинулись. Старшим группы был лейтенант Хайнц Шеффольд. Я был его замом. Еще было пятеро, - Крюгер поочередно указывал в сторону каждого листа бумаги банкой, - капрал Андреас Мартин, рядовой Юрген Штайн, рядовой Ларс Келлер, рядовой Дитрих Энгель, рядовой Янник Ковальски. Когда я... отключился, они все были еще живы. Я не видел, что с ними стало. Но сейчас... Я их нашел. Все, как и я, были объявлены пропавшими без вести, а через семь лет - погибшими. Подполковник Гримм никогда не существовал, - Вольфганг сделал глоток пива и отошел на шаг от стены, повернулся к Вигдис и развел руками, - Нет его. Никаких следов, - он вдруг хмыкнул, - Не могу сказать, что удивлен. Поиск со стороны и не должен был ничего дать. Но я не могу выйти на свои каналы в Бундесе, где смог бы урвать хоть немного информации. А мне нужно знать вот что: хотя бы к какому ведомству на самом деле относился человек, которого называли Конрад Гримм, в идеале - настоящее имя и где его можно найти, если все еще можно, конечно.

Он отошел от своей схемы и сел на край дивана, умолкнув и дав асинье время поизучать дело рук своих. Почти в центре схемы была карточка с надписью "Обьект" (рост - 180, среднее сложение, предположительно - белый, семит, предположительно - от 30 до 50 лет, имя - неизвестно, статус - ???). От объекта тянулись тонкие-тонкие цветные нити к распечаткам статей из интернета (вероятно, даже викиликс) и фотографий - вскрытые шпионы, использование химического оружия, отставки политиков, прорыв в исследованиях, подозрительные смерти. Состоявшиеся. Уже. В период с 2004 и по 2014.

За окном снова собиралось на дождь. Вольфганг смотрел на низкие, седые тучи над заливом и чувствовал, как сдавливает виски.

- Какую информацию бы не нес объект, - вымолвил Вольфганг наконец после долгого молчания, - Она уже использована. Все, что могло произойти - произошло. Как я понял, информация в этот век имеет ценность лишь покуда она свежая, - он невесело усмехнулся и покачал головой, - Или чуть громче ядерного взрыва. Не имеет значения, ЧТО рассказал объект. Я хочу найти... хочу понять, что произошло. Они все погибли? Или это я был случайной жертвой?.. Если погибли - кто их, - он запнулся, дернул щекой, - Кто нас убил? Если нет. Что ж. Я хочу понимать, почему. Ты можешь помочь мне с этим?
По глазам Крюгера было отлично видно, что сам он не отступится - и рыть будет даже в одиночку, пока не поймет, что произошло четырнадцать лет назад. Иногда, чтобы идти дальше, надо отпустить прошлое. Отпускать просто так обстоятельства собственной смерти Вольфганг явно не собирался.
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#5

Сообщение Thrud Thorsdottir » 11 май 2019, 15:30

О пустых и мёртвых глазах валькирия, прекрасно помнившая многих ССовцев, знала многое, поэтому просто кивнула. Это было правдой; солдаты, даже крайне потрёпанные службой ветераны, почти никогда не превращались в тех же чудовищ, которых порождали спецслужбы: армия, как ни крути, была братством, в армии нужно было быть вместе, чтобы выжить. Среди особистов было строго наоборот, доверие - признак непрофессионализма, изворотливость и бесконечные фальшивые истории - как обычные рабочие инструменты.
Внучка Одина, в общем-то, не испытывала от подобного сильного дискомфорта.
Трикстеры Асгарда хорошо закаляли психику - или хотя бы то, что от неё осталось.
- Имя наверняка фальшивое, конечно.
Но вот описание внешности - это уже кое-что. Это, если честно, довольно много, особенно с такими чёткими приметами, как увечье.

Ледяные глаза медленно скользили по нитям, изучая всё то, что погибший, но несогласный с этим скорбным происшествием Вольфганг сумел вытрясти из относительно открытых источников. Получалось, что немало - век информационных технологий здорово снижал шансы какой бы то ни было информации оставаться секретной, если только её не хранили на бумажных носителях где-то в глубинах архивов. Доев сендвич, дева щита смяла упаковку одним движением пальцев, на которые мерцали тонкие узоры татуировок, великолепным броском запустила комок пластика в корзину и, встав на ноги, подошла к доске поближе.
- Либо до тех пор, пока ей можно кого-то шантажировать, - кивнула Труд, делая крупный глоток пива.
Семь человек, которых никто так никогда и не нашёл, ничего о них больше не узнал. Вольфганг был единственным свидетелем трагедии, произошедшей четырнадцать лет назад, но он ничего не помнил, вероятно, погибший первым. Валькирию отчаянно занимал вопрос, где же тела. Они с отцом сочли, что вернулся Крюгер на месте своего убийства, но там ничего не напоминало останки ещё шести человек.
Может быть, конечно, их давно пожрала пустыня, но всё же что-то тут было не так.
Что-то не складывалось.

Некоторое время богиня молчала, покачивая в руке банку пива, и казалось, что она тяжело думает о заданном вопросе. Хотя, конечно, на самом деле это было не так - ведь в глубине души Труд знала ответ на вопрос ещё до того, как Вольфганг его озвучил. Она совершенно точно понимала, что сейчас не может отказаться и отправить Крюгера искать приключений самостоятельно.
Может быть, она неожиданно начала чувствовать за него ответственность.
Может быть, поэтому это именно её Смерть столкнул со своей полу-марионеткой в сердце пустыни, зная, что его вестница не развернётся и не уйдёт, даже если искушение счесть, что всё это её не касается, будет велико. Притягивая к себе проблемы, асинья никогда не пыталась после сбросить их на кого-нибудь другого. (Не в последнюю очередь потому, что инстанции ниже уже не существовало, но это обычно благоразумно замалчивалось.)
Исполненная загадочности тишина нарушалась только тихим поцокиванием когтей огромной птицы, с философским видом отдиравшей салями с пиццы.
- Я помогу, - просто произнесла она наконец.
Вытащила телефон и, копаясь на ходу в записной книге, выудила из бумажного пакета с едой шоколадный батончик.

Иногда обширные родственные связи бывают удивительно полезными. Из короткого обмена репликами между Труд и ещё одной валькирией, Хильд, окопавшейся в немецкой армии ещё лет десять назад, становилось понятно, что нет ничего невозможного в поисках информации, даже если она совсем секретная, совсем закрытая или вообще как бы никогда не существовала. Поблагодарив и сбросив звонок, Труд сунула смартфон обратно в карман, уселась за стол и, разбудив компьютер, решивший подремать, пока белковые формы жизни занимались бессмысленным обменом звуками, подняла VPN.
Бессмертные, конечно, к политике хранения персональных данных, режимам секретности и прочим условностям относились с пренебрежением, но иногда лучше было не привлекать к себе внимания. Хотя бы ради экономии времени.
Собственно, поэтому молодое поколение Асгарда весьма успешно осваивало глубины даркнета и прочие средства сетевой анонимности.
Помимо любопытства, конечно.

Откровенно скучавший Лейкни открыл клюв и издал неожиданно высокий горловой звук. Труд сунула кусок шоколадки в эту раззявленную пасть и сверху зажала клюв ладонью. Чёрные глаза-бусины посмотрели на неё с возмущением, на что валькирия посоветовала не орать.

Письма пришли довольно быстро, и Вилкмерге решила не задаваться сложными вопросами вроде "какой именно горячей кочергой Хильд добывала информацию в такой короткий срок". Задумчиво щёлкая мышкой, она открыла оба. Фотографий тоже было две, одна - снятая явно тайно и с сильным увеличением, но черты угадывались, вторая - прямо из личного дела.
Ральф Герман и Габриэль Кестнер.
- Посмотри, - окликнула Крюгера асинья, поворачивая к нему экран. - Сестра нашла вот этих двух, кто-то из них похож на вашего Гримма?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#6

Сообщение Wolfgang Krüger » 13 май 2019, 23:15

Вольфганг знал, как работает армейская бюрократия. Между запросом и ответом могли проходить месяцы - пока запрос достигнет нужного ведомства, а в нем - уполномоченного офицера (если он не в командировке, не в отпуске, не на ротации), пока этот офицер проматерится "кому там неймется, а свою работу мне когда делать?!", пока дотянет до крайнего срока реагирования на запрос, пока напишет ответ, пока этот ответ пройдет через коррекцию (точно ли у запрашивающего есть доступ к этим данным? А к этим?..), пока доберется до вопрощающего - по официальным каналам, разумеется... в общем, может статься что "спасибо, уже не надо". А еще Вольфганг знал, как работают личные связи. Теория шести рукопожатий в армии сокращалась до двух. Если не знаешь ты - знает кто-то, кого ты знаешь, или он знает того, кто знает. Или узнает, в крайнем случае. Таким образом получить можно было практически какую угодно информацию. И он прекрасно знал, что может получить её сам. Точнее, мог бы. Если бы был жив. Но он уже четырнадцать лет как официально мертв, и тут нельзя найти на фейсбучике старину Хельмута и попросить его по старой дружбе узнать куда подевался тот старый хрыч Гримм, потому что старина Хельмут, вероятно, поднимал за тебя поминальный тост.
Scheisse.
Крюгер не выдавал нетерпеливого ожидания, пока Труд звонила сестре и пока они ожидали ответа. Может, разве что, к банке прикладывался чаще, чем мог бы, и покурил два раза вместо одного. Со дня воскрешения ему неоднократно хотелось нажраться и проораться, но на первой же попытке он понял, что хренушки. Пиво вообще никак не било в голову, а столько виски или шнапса он выпить не мог физически - раньше начинало подташнивать от вкуса, чем от интоксикации.
Когда, наконец, пришел ответ, только что выглядевший чуть ли не скучающим Вольфганг моментально оказался у компьютера и уткнулся жадным взглядом в экран.
- Второй точно минус, - мужчина моментально отмел фото из личного дела, - Тип лица не тот, - он коротко и мрачно хохотнул, - Уж поверь мне, мы в этом разбираемся. Гримм был ближе к восточноевопейскому типу. Польские или литовские корни. А вот первый... Ральф Герман. Спорю на , что и это не настоящее имя, но уже хоть что-то, - Вольфганг перевел взгляд на валькирию, - Когда мы можем вылететь?..

...можно было бы и раньше осознать, что когда в деле участвуют асгардийцы, все происходит быстро, стремительно и беспощадно. Надо разобраться? Значит, надо прямо сейчас. Чего ждать-то. Ноги в руки и полетели. На такси до аэропорта и ближайшим рейсом до Мюниха, оттуда до Меммингема, в промежутке между рейсами заказать аренду машины, и - как посмеивался мысленно Крюгер - с них бы сталось устроить так, что в багажнике пригнанного к крохотному аэропортику "фолькса" был бы небольшой арсенал огнестрельного оружия, а на заднем сидении - еще и какая-нибудь еда. Но арсенала не нарисовалось, в плане еды пришлось довольствоваться сендвичами еще из брегенского дьюти-фри, впрочем, вкусовые качества ему были в последнее время не так важны. Необходимость частых "перекусов" раздражала, но сделать с этим он ничего не мог.

Виды за окном машины по дороге в Равенсбург вызывали оттенок глухой тоски. Не ностальгии, нет, именно - тоски, как запах сердечных капель и довоенный сервант с фарфором. Вольфганг сел за руль - он когда-то очень давно проезжал здесь по пути к Баденскому озеру и немного помнил дорогу. Он смотрел на убранные поля, укрытые туманной дымкой, на аккуратные старые домики и фермы - тут будто бы ничего и не изменилось. Бавария. Наверное, и сто лет назад виды были почти прежними - разве что машин меньше и дороги хуже. Когда они проезжали сквозь лес, он приоткрыл окно со своей стороны, пуская в машину запах влажных листьев, грибов и мха.
- То, что мы начали обсуждать в самолете, - вспомнил Крюгер. Они оговорили ситуацию только в общих чертах - все же обсуждать военные дела и тайны, когда со всех сторон люди, было бы излишней беспечностью, и поначалу он сам думал, что ему лучше держаться на расстоянии как официальному трупу, но чем ближе они подбирались к цели, тем больше хотелось быть ближе. Слышать самому, - Я все же хотел бы находиться вблизи. Я довольно неплохо его помню и, возможно, смогу уловить какие-то... тонкости. Если получится уговорить его сесть с тобой на заднее сидение, я мог бы остаться на водительском месте. Не думаю, что он узнает меня в затылок спустя столько-то лет. Что думаешь?.. Или у тебя есть какие-то э-э-э... возможности маскировки?
Вольфганг понятия не имел, на что способны боги. Вероятно, на все. Он видел, как Труд сражалась с жуткими тварями, видел, как она оборачивалась лисой, и видел, как закусывает сендвич с бужениной и солеными огурцами шоколадом, так что можно было предположить наличие еще каких-то секретов.
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#7

Сообщение Thrud Thorsdottir » 14 май 2019, 18:25

Первое, что обнаружила Труд по прилёту - "Старбакс", где незамедлительно приобрела себе пол-литра эспрессо - видом, цветом и крепостью подозрительно напоминавшего нефть, и это было как раз то, что внушало желание жить дальше. На картонном стаканчике имя Вигдис было написано всего с одной ошибкой. Полюбовавшись на надпись, сделанную чёрным маркером, валькирия перевернула кофе другим боком и уставилась на русалку с двумя хвостами, как будто та могла поведать смысл жизни и расположение сокровищ, если долго на неё смотреть.
Не случилось.
Вздохнув, Вилкмерге юркнула в машину, предварительно отодвинув сиденье максимально далеко. В её росте было много лося и очень мало - от грациозной компактной лани. Это бывало преимуществом, когда надо было на кого-то посмотреть с особой любовью сверху вниз, но в остальное время в Мидгарде, приспособленном под людей довольно средней комплекции и такого же среднего роста, навевало некоторую тоску.

Впрочем, кофе всё ещё примирял с происходящим.
Горький аромат смешивался с лесными ароматами влаги и мха. Здесь была тёплая и спокойная осень - не чета северным регионам Норвегии, где снег летом-то таял без особой охоты и вообще ненадолго.

Откинувшись на спинку кресла, дева битв немного помолчала, следя за тем, как мелькают в окне пасторальные пейзажи ухоженной Германии, потом задумчиво качнула головой, и не понять было, она соглашалась или напротив. На белых сильных пальцах мерцали, словно живые, гладкая змеиная чешуя в солнечных лучах, сложные линии татуировок.
- Не знаю, - призналась она, посмотрела на профиль Крюгера, сейчас излучавший суровую решительность, которой он подозрительно напоминал дочери громовника другого мужчину, с которым бок-о-бок она провела всю жизнь. - Веришь ли, даже в моём длительном жизненном опыте не приходилось прежде накладывать иллюзии на кого-то… Ну… Вроде тебя. Смерть - странная штука, она - как плотный саван, с неё всё соскальзывает. Драугра и мне не скрыть, мёртвое отторгает всё извне, от оружия до волшбы, но ты вроде как и не мёртв. Я могу попробовать, укутаю тебя в туман, чтобы с тебя соскальзывал чужой взгляд, но тебе придётся всё же удержаться от того, чтобы показать лицо, такие чары - не самый надёжный путь, если взглянуть внимательно - они рассыплются. Твой голос изменить легче. Отговаривать тебя не вмешиваться не буду, в конце концов, это прежде твоё дело, чем моё, тебе и решать. Не так уж сильно мы рискуем: этот Гримм… Не слишком-то молод, при случае кто ему вообще поверит.
Потом она позволила себе странно улыбнуться, сминая в руке опустевший стаканчик, и снова блеснули сложные узоры на меловой коже:
- А вот уговаривать я умею хорошо, так что за этим дело не станет.

Пасторальный домик не вязался в воображении с личностью человека, которого они искали.
Металлическая пластинка на двери; кажется, Вольфганг угадал, и предыдущее тоже не было настоящим именем, потому что выгравирована была другая фамилия - Ленц. Труд это, впрочем, не особо удивило.
Валькирия перекинулась несколькими фразами с женщиной благообразного пенсионного вида, и только по тому, как странно блеснуло золото в льдистых глазах, можно было предположить, что разговор не совсем обычный. Впрочем, навык выуживать неводом сейда из окружающих правду вёльва отточила до того, что это было не просто безболезненно, но даже оставляло лёгкое ощущение тепла.
В машину она вернулась уже на заднее сиденье.
- Фрау от доброты сердечной поведала, что герра Ленца в это время обычно можно найти в парке.

И, надо отдать фрау должное - она не ошиблась.

Труд потребовалось около пяти минут, чтобы уговорить - и снова эта золотистая дымка - хорошо одетого пожилого мужчину поболтать с ней в более приватной обстановке. Ему было на вид под восемьдесят, пожалуй, в походке и осанке ещё чувствовалась выправка, но более выдавал его взгляд, тот самый, о котором Крюгер вспоминал даже спустя четырнадцать лет. Взгляд, подошедший бы более змее.
Выворачивать разум бывшего разведчика оказалось не в пример сложнее, чем той женщины; цельный и слаженный, он напоминал кристалл или хорошо отлаженный механизм. Сеть древней волшбы так и норовила соскользнуть или зацепиться за то, что было неважным, и на скулах валькирии вздулись желваки.
Голос её, впрочем, звучал ровно и гладко, бархатно, обволакивая неожиданной глубиной.
- Вы очень хотите ответить на вопросы честно. Для начала представьтесь, пожалуйста.
У старика была хорошо поставленная речь.
- Теодор Ленц.
- Ваше звание?
- Полковник BND, в отставке с 2009 года.
Труд прикинула: уже почти десять лет. Не самое большое количество особистов могли похвастать тем, что прожили на пенсии так долго - обычно по странному стечению обстоятельств они довольно быстро умирали, не иначе, уставая от безделья.
- 2004 год, военная операция KSK в Дашти-Марго. Вы организовывали её под именем Конрада Гримма?
Удивительно, но перед тем, как услышать ответ, сейдкона почувствовала сопротивление - воистину, железная психика была у этого человека, обычно люди воспринимали желание говорить своим собственным и охотно ему следовали.
- Да.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#8

Сообщение Wolfgang Krüger » 15 май 2019, 22:57

...дальше было проще.
Седой и рослый, когда-то сильный мужчина, все еще хранившись сталь во взгляде и характере, будто обмяк, в одну секунду сделавшись смертельно уставшим стариком. Взгляд его помутнел, став похожим на запыленный хрусталь, даже перекрученные артитом и покрытые пигментными пятнами кисти расслабились и опустились на сидение машины, будто он не имел сил их удерживать.
- Да, - повторил Ленц. Его голос скрипел, как и качели на детской площадке, которую Крюгер и Труд могли видеть сквозь желтую листву в глубине парка, - Я организовал её с ведома своего начальства. Командование KSK не было в курсе. Кто-то передавал информацию на сторону и мы подозревали одного из старших офицеров, полковника Карла Мюллера, поэтому все происходило без участия их штаба. У нас был внедренный в сеть Хаккани агент, - старик сглотнул, прикрыл на миг глаза, не то вспоминая, не то противясь воле валькирии. Тем не менее, он продолжил, - Мюллер знал о его наличии, но не знал, когда и как мы будем его выводить из игры. Координаты, которые мне выслал мой агент, были известны только мне, моему командованию и группе Шеффольда. Задачей группы было устранить лишних и взять "обьект" - живым. Им не было известно о том, что их "обьект" является агентом. Не было, - он выдохнул усталый вздох, - По крайней мере, я так считал. Шеффольд вышел на связь и сообщил, что объект у них, я выслал координаты, где им стоило передать агента другой группе, но они больше не вышли на связь. Я собрал группу из своих доверенных людей и выдвинулся в Дашти-Марго на следующее утро. Там я нашел восемь тел. Шесть из группы Шеффольда... Зулу, группа Зулу. И двое из Хаккани, которых, очевидно, устранили Зулу.
Вигдис могла видеть, как побелели костяшки пальцев Вольфганга, сжимающие руль. Морок, накинутый асиньей, плыл, но Ленц, казалось, не обращал никакого внимания на водителя - его взгляд был устремлен в бездну собственной памяти.
- Мы искали не там, - отставной полковник медленно шевелил губами, выплевывая все новые детали дела. Ему было тяжело... и легко одновременно. Кто знает, сколько груза тайн может выдержать одна человеческая душа, - Мюллер был ни при чем, - он хмыкнул, - Нет, дерьмо за ним водилось, но среди его дерьма передачи данных на сторону не числилось. Крыса оказалась гораздо мельче. Пули в телах и песчанике, которые мы нашли в Дашти-Марго, были 5,56 на 45, это натовский калибр. Группу Шеффольда убили не террористы. Те, как минимум, забрали бы их оружие и боеприпасы. Их сдал кто-то из своих... я думаю, он использовал маячок. ЦРУ делает такие штуки. Хотя, забавно, что хвост данных от моего агента всплывал в России. Проваленная операция. Никогда раньше не сталкивался с настолько эффективными чужими агентами на таких позициях и в настолько малом звании...
- Ложь! - Крюгер развернулся, с перекошенным от боли и побледневшим от ярости лицом. Зрачки светлых глаз сузились настолько, что взгляд казался слепым, - Кто-то из твоих штабных крыс сдал нас! Никто из наших не мог этого сделать!
...морок - что пепел, сдуло с не-мертвого и не-живого лица, растворило ошметки в дымке.
Глаза старика снова стали ясными, цепкими, но в следующий же миг расширились от ужаса.
- С-с-сержант, - скрученные старостью пальцы сгребли воздух напротив сердца, впалая грудь вздымалась тяжело и неровно, - Я же хоронил вас. Я же своими руками хоронил вас... у тебя же была дыра в башке... ты не мог выжить, как, о Господи, как?.. - он вдруг словно захлебнулся вдохом и - следующим, и следующим, узкие губы хватали воздух, но буто не могли схватить, лицо из бледного стало стремительно синеть.
- Кто?! - рявкнул Вольфганг. Но ответа уже не было. Полковник Ленц отключился. Или умер. Вольфганг поднял все еще чуть ошалевший, но уже почти виноватый взгляд на валькирию, - Пиздец. Ему в больничку надо. Наверное.
Повисла та самая пауза, после которой обычно гремит гром, вдавливают педаль газа в пол или начинают разговаривать исключительно матом.
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#9

Сообщение Thrud Thorsdottir » 16 май 2019, 21:24

Пауза в салоне крошечного автомобильчика, в котором стало ощутимо жарко от трёх крайне доброжелательных друг к другу существ, провисела примерно полторы секунды. Затем гром, который прямо-таки серьёзно собирался грянуть, передумал.
- Окей, гугл, - произнесла Труд, и в отличном немецком внезапно прорезался тягучий скандинавский акцент, - где ближайшая больница?
Оживившийся смартфон в её кармане что-то прощёлкал в своей электронной памяти и сообщил приятным женским голосом, что надо проехать пятьсот метров прямо и повернуть налево. Валькирия посмотрела на Вольфганга немигающим взглядом, в котором было очень много от змеиного, и предложила послушаться навигатора, но на этом, похоже, обмен любезностями и завершился; она переключила внимание на Ленца, который стараниями скандинавского универсального оружия формата "драугр" получил себе инфаркт и пребывал в состоянии не лучшем для продолжения беседы. Расстегнула ему воротник, открыла окно и коснулась пальцами шеи, замеряя пульс.
Стоило отдать старику должное: рассказал он довольно много, и благодаря этому завеса тайны на событиями четырнадцатилетней давности стала чуть прозрачнее. В общем-то, этот факт и перевесил некоторое желание валькирии сгрузить его на какую-нибудь дальнюю лавочку и оставить благополучно умереть.

Врачи на прощание сказали, что, скорее всего, жизни герра Ленца ничего не угрожает. Асинья на это философски пожала плечами: норнам виднее. Все когда-то умрут, но если кто-то умрёт не сегодня - это, пожалуй, хорошо.

Относительно неподалёку всё тот же всемогущий гугл нашёл ещё один Старбакс. Труд разжилась двумя стаканчиками - хотя уместнее было бы назвать их стаканищами, поскольку объём традиционно был больше полулитра, - кофе и едой для них обоих. И даже пачкой шоколадного печенья, покупку которого мотивировала необходимостью стимуляции аналитических способностей мозга притоком глюкозы. Тот факт, что её тушка вообще-то не нуждалась ни в глюкозе, ни в кофеине, валькирия обычно благоразумно игнорировала, потому что где ещё брать удовольствие от жизни.
- Что-то и впрямь не сходится, - выразила наконец Вилкмерге, разглядывая чёртову двухвостую русалку, снова надолго замолчала.
Её остроскулое бледное лицо, и без того не имевшее особенных признаков эмоциональности, перестало выражать хоть какое-то подобие жизни, превратилось в алебастровый слепок, и только льдистые глаза выдавали напряжение. Ещё не до конца найдя причины, асинья сейчас уже понимала, что бывший разведчик был прав, и в том, что бойцы KSK нашли себе последний приют в не особенно гостеприимных песках пустыни, виноват был кто-то из своих.
Отвратительная версия.
И всё же не такая уж невероятная.

Труд многое видела и многое пережила. Всегда найдётся тот, для кого личная выгода будет важнее, для кого она перевесит мораль, братство и всякую верность, любовь и кровные клятвы. Всегда найдётся тот, кого можно купить - всё зависит от цены, которую готовы заплатить. Сет, предавший Осириса, Локи, предавший Бальдра, Иуда, предавший Христа.
Сколько их было за историю вселенной? Не сосчитать.
На мгновение сейдкона прикрыла глаза. Тридцать серебряников, крошечная плата за то, что меняет историю и перечёркивает жизни, тот самый взмах крыльев бабочки, от которого возникает торнадо.
"Ищи, кому выгодно."

Горячий эспрессо приятно прокатился горечью чёрного, без молока и сахара, кофе по нёбу, и Вилкмерге выдохнула, из своих странных, отрывистых видений возвращаясь в реальный мир. Мир, где был взбешённый Крюгер, вернувшийся с того света, получивший инфаркт старик-полковник и полный белый свет впереди вместо оформившегося пути. Дева битв, чья суть вроде как и состояла в том, чтобы открывать дороги, почувствовала некоторый укол растерянности.
Тупик это напоминало больше, чем путь к звёздам.
Она вздохнула. Постучала пальцами по колену. Взболтнула кофе.
Но слова всё равно надо было сказать, сколько бы их не оттягивали, и валькирия наконец сказала:
- Ты перечислил в группе Шеффольда семь человек, включая себя, но Ленц назвал только шестерых ваших погибших. Одного человека не хватает, Вольф. Кто-то из пропавших без вести на самом деле не умер.
Снова долгая, очень долгая пауза.
- Возможно, стоит вернуться в пустыню.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#10

Сообщение Wolfgang Krüger » 19 май 2019, 13:53

К старбаксу Вольфганг был равнодушен. Нет он, как любой военный, на кофе жил - пил ведрами, не особо разбирая вкуса, растворимый, три в одном, какой угодно, но если уж собирался выпить вкусного, то предпочитал сваренный в турке, с восточными специями и - непременно! - солью на кончике ножа. Так что сейчас он без явного удовольствия влил в себя четветь стакана кофе и принялся с хмурым видом жевать принесенный валькирией сендвич. Если бледное лицо Труд потеряло всякие эмоции, то у Крюгера... тут не надо было быть ни богом, ни пророком, ни экстрасенсом, чтобы ощущать все растущее мрачное напряжение в каждом его жесте.
В процессе принятия неизбежного немец находился где-то между депрессией и, собственно, принятием. Сомневаться в том, что зачарованный асиньей Ленц, сказал правду, не приходилось. Однако полностью исключать того, что он не сказал всей правды или сказал то, что считал правдой, Вольфганг тоже не мог.
И Труд снов была права. Что-то не сходилось.
- Да, не сходится, - кивнул Крюгер, - Знаешь вот как кусочек пазла вроде ложится, но не так. Кстати, посмотрите налево, дорогие туристы, посмотрите направо, мы находимся в Равенсбурге - городе, который славится производством гребаных пазлов, - он дернул краем рта, изображая улыбку, но даже такую нервно-натянутую долго на лице не удержал, мрачнея еще больше, - Хорошо. Давай сначала... - дико не хватало карты с фигурками или, на худой конец, стола в каком-нибудь пабе, где при помощи кружек пива, столовых приборов, зубочисток и заградительного кордона из квашеной капусты можно выложить тактическую карту, - Есть Гримм. То есть Ленц. А, неважно. Большая, но не самая большая шишика в федеральной разведывательной службе. У него есть агент в Хаккани. Здесь я должен сказать, что любой агент в радикальных исламистских организациях на вес золота, потому что исламисты каким-то образом чуют чужаков. И вот, Гримм и его начальство подозревают, что офицер из КСК сливает информацию. И что они делают? Собираются выводить своего агента из игры и поручают прикрывать это дело группе бойцов из КСК в обход их командования. Группа тоже работает втемную - она не знает, что пленный али-баба - свой парень, но группа приходит на место, валит лишних хаккани, берет нужного и тут - пиф-паф, кто-то решает забрать агента, у которого много ценной информации... И чудесным образом оказывается, что предатель - это один из группы КСК, которая даже не знала, по словам самого же Гримма, кого они забирают, - Вольфганг чуть скривился, как от головной боли, - Это только моей логике делает больно, или твоей тоже? Тут отсутствует минимум одна цепочка связи. Даже если предатель... - он вздохнул, - Ладно, по всему выходит, что предателем был один из нас. Он не мог работать один. У него был заказчик с доступом к информации. Кто-то, кто знал, что пленный али-баба не так-то прост. Ну или на твоем волшебном допросе наш полкан пиздел как дышал, - он развел руками, чуть не сшиб свое ведерко кофе, примостившееся между сидениями, подхватил его, переставил на колено. Подумал, сделал глоток, - В чем я сомневаюсь. Да, - Крюгер бросил долгий и будто невидящий взгляд на парк, на башенку вдали, на такой знакомый и такой опостылевший пасторальный ландшафт, - Пожалуй, да. Ты права. Стоит поехать в пустыню и разобраться, кого же не хватает в нашей тесной братской могиле. Кроме меня. А потом найти его, - он недобро сощурился, - И поговорить.
...из всех эмоций самой простой и самой доступной для Крюгера была злость. Нет, смерть тут даже была ни при чем. Так было задолго до прилетевшей в голову пули. Даже вполовину так же ярко он не ощущал ничего. Иногда - после боя - приходила эйфория. Короткая первобытная радость от того, что ты выжил. Интересно, испытает ли он подобное сейчас, после того, как - не. Не выжил.
- Что там сейчас вообще с поездками в Афганистан? - встрепенулся Вольфганг, - Мы можем как парочка цивильных туда приехать, или надо подключать связи... твоего отца?
Бога Тора. Его "Телемарк", вроде как, должен был быть еще на ротации, и Крюгер хоть и смутно, но помнил бойцов, которые нашли его почти два месяца назад в пустыне. Возможно, так и правда было бы быстрее - и лопаты, опять-таки, можно на месте одолжить, а не с собой везти. И форма. И сухпайки. И дополнительня рабочая сила, опять-таки... идея начинала казаться все более подходящей.
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#11

Сообщение Thrud Thorsdottir » 19 май 2019, 23:12

Длинные пальцы Труд постукивали по колену, отбивая какой-то непонятный, но совершенно чёткий ритм - раз-два, раз-два. Исламские радикалы стали большой проблемой давно. За длительную и увлекательную военную карьеру валькирии, охватывавшую всю Северную Европу в новейшей истории, дева битв насмотрелась на них порядком.
Дважды им - тогда она ещё была, кажется, в NORSOF, но на самом деле, даже великолепная память Вилкмерге не всегда справлялась с тем, чтобы фиксировать места службы, - приходилось вытаскивать кротов из группировок разной степени безумия, и ещё дважды - искать хотя бы то, что от них оставалось. Ближний Восток с тех пор, как несложно было догадаться, асинья недолюбливала.
С каждым разом - всё больше.

Может быть, на самом деле Ангброда зря вытаскивала отца из Афганистана.
Стал бы там океан вместо пустыни, зато сколько проблем этим простым действием можно было бы решить.
Богиня поймала себя на мысли, что начинает понимать Яхве и его так себе идею с Великим Потопом.

- Скорее всего, кто-то из вашей группы знал, что объект вовсе не объект, - произнесла она наконец, большим глотком допивая кофе и запихивая в пустой стаканчик скомканную упаковку от печенья. - И скорее всего, этот объект теперь прикопан где-то в той же пустыне вместе со всем тем, что он знал. Многое бы отдала, чтобы кто-нибудь пролил свет на то, что в нём было настолько опасного, что всплыли американцы или русские… Явно же какая-то лажа с нефтью, эти две блядские сверхдержавы ни за что больше не дерутся.
Пустыня большая, если хорошенько копнуть вглубь, наверняка найти в ней можно намного больше, чем описано во всём цикле "Дюны".
- Не знаю, как ты, а я предпочитаю более изысканные способы наживать себе проблемы, чем лететь в эту жопу мира под видом, - Труд изобразила кавычки, и лицо её отображало весь мировой скептицизм в одном флаконе, - цивильных граждан. Хотя у нас всегда есть возможность воспользоваться моим личным экспрессом, он Тюра на себе без проблем поднял, тебя утащит и подавно, но с отцовскими ресурсами нам будет проще.

Последующие полчаса асинья потратила на то, чтобы выйти на связь с любимым родителем, который традиционно игнорировал такие достижения человечества, как наличие мобильных телефонов. В конце концов одному из сержантов удалось найти одного лейтенанта, который, в свою очередь, смог найти бригадира и всучить ему трубку со словами "сверхсрочно".
К тому моменту валькирия разговаривала на смеси исландского с немецким и украинским и исключительно в нецензурном виде, но результат себя оправдал. Тор хорошо понимал категорию "очень надо", поскольку дочь подобным аргументом не злоупотребляла, так что с привычным себе масштабом дал добро. Тут, правда, существовала опасная вероятность, что по прибытию их будет ждать, например, танк, но заранее Вилкмерге решила не пугаться.
- Вернёмся в Норвегию, из Тромсё нас перекинут в Афган.
Асы, как Крюгер наверняка уже понял, жутко не любили откладывать дела в долгий ящик.

Между тем, как они вылетели из Германии и как они очутились во внедорожнике, бодро катящем по направлению к той точке, которая, скорее всего, была последней в первой жизни Вольфганга, прошло меньше тридцати часов. С двумя не до конца мёртвыми были двое вполне живых солдат, невозмутимых мужчин с непроницаемыми лицами, по которым было понятно, что они давно утратили любую способность удивляться.
Отставного майора Асбьёрнсдоттир они оба знали прекрасно, а один, Ларс, вспомнил и немца, появление которого не обросло в лагере дополнительными легендами просто по той причине, что само по себе являлось достаточной мифологической концепцией - в силу своей неправдоподобности. Ларс даже искренне сказал, что рад видеть Вольфганга в добром здравии.

Заброшенный лагерь, с которого уже третий раз начиналась какая-то мрачная история, за время отсутствия людей не особенно изменился.
- Вопрос вот в чём: где нам начинать искать, - сказала Труд, невозмутимо покачивая лопатой. - У нас есть предположительно семь трупов в братской могиле, причём явно не очень глубокой, но крестов им никто не ставил. Сейд здесь едва ли мне поможет, не моя земля, да ещё и днём - ему не прорасти.
С её весьма монументальной фигуры можно было без труда ваять новую версию "Девушки с веслом", только без весла.

Внезапно встрепенулись бойцы "Телемарка": с юго-востока к ним приближалось что-то подозрительно большое. Сложившая в уме два и два, то есть отца и его заботу, валькирия сообразила первая.
- Отставить! Отставить! - Её рёв вполне мог опрокидывать столетние дубы, так что галопирующий Фенрир влетел в объятия асиньи, не собрав на себя пули. Не то, чтобы они могли ему повредить, но расстроили бы таким скорбным гостеприимством точно.
Волк был доволен. Волк был, более того, абсолютно счастлив - ему доверили целую гипотетическую операцию по спасению Труд, и он собирался сделать всё, чтобы не подвести возложенное на него доверие.

Юная богиня только вздохнула: сопротивляться желанию папы обеспечить безопасность было бесполезно.
- Знакомьтесь, это Феня. Тяжёлая конница нам в поддержку от бригадира.
Ларс икнул.
Хродвитнир завилял прямым, как палка, хвостом. Росточком он ныне доходил валькирии до груди, и это было довольно скромно.
- Феня, нам надо найти братскую могилу, - тем временем принялась растолковывать Труд, - где-то тут должны быть похоронены семь человек, пролежавшие в песке четырнадцать лет. Ты можешь их учуять?
Локисон сообщил, что, конечно же, может, уткнул нос в землю и, поставив торчком треугольные уши, начал медленно обходить лагерь. Стояла тишина.

Воскресший мертвец. Гигантский волк. Валькирия. Два берсеркера.
Отличнейшая подобралась компания, если подумать.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#12

Сообщение Wolfgang Krüger » 22 май 2019, 22:16

...волк размером с лошадь. Волк, размером с лошадь, который вообще-то сын того самого бога, который вечно во всем скандинавам виноват. Волк, который пожрет солнце и луну (или только что-то одно? Крюгер не помнил) и наступит Рагнарёк. Фенрир, мать вашу. Фен-рир. Можно "Феня".
Хтоническая тварь виляла хвостом и обнюхивала песок влажным кожаным носом.
Нет, правда, чему тут удивляться.
Волфганг достал из кармана кителя пачку сигарет, сунул одну в зубы и щелкнул зажигалкой, глядя, как создание из мифов рыщет в поисках его могилы. Интересно, технически, как прошло его воскрешение? Какая-то сила выдернула из-под песка его скелет, налепила плоти, крови, кожи - как было? Залатала истлевшую бундесовскую пустынную форму? Отмотала время назад - и заделала две смертельных раны? Нет, как это вообще работает?.. Сложней расступившихся волн красного моря или проще? А создания вселенной из большого взрыва? Иггдрасиля? Цветка лотоса? Проще ведь устройства песочных часов смерти и жизни?
Я маленький недо-мертвый дойче зольдат. Вносите ваши шутки про зомби-наци. А мне такое сложно. Можно я пойду?.. - мысленно и нервно смеялся Крюгер, сохраняя непроницаемое лицо, в чем немало помогали тактические солнцезащитные очки и сигарета в зубах.
Шесть евро за пачку - вот это реально беспредел.

Курить по такой жаре было не то чтоб приятно, но привычно. Привычной была и жара - он ощущал, как солнце припекает открытые участки кожи, как скрипит на зубах песок. Холмы в паре миль от поселка расплывались в мираже. Пройдет несколько часов, прежде чем солнце опустится за горизонт, и тогда - Вольфганг знал - здесь станет чертовски холодно, и дневная жара будет вспоминаться как благо.
Фенрир вынюхивал. Валькирия и трое мужчин наблюдали, не забывая поглядывать по сторонам и крыть каждый свой сектор. Крюгер разрывался между желанием спросить у Ларса, часто ли у них так, и с серьезным лицом начать рассказывать про верного слона Буцефала, с которым они сдружились когда Джанардана лично дал им увольняшку перед великой битвой, а потом промышляли черной археологией в Атлантике.
Приступ дурного чувства юмора обычно значил, что Вольфганг нервничает. И сделать с этим ничего не может. А что тут сделаешь? Противник неизвестен, расстановка сил неясна, план в процессе, оставайтесь на линии, ваш звонок важен.

...пять тел. Когда край солнца, почти красного сейчас, касался верхушек гор на горизонте, на сероватом песке перед ними лежало пять тел. Сухой климат пустыни за четырнадцать лет превратил их в подобие египетских мумий - только вместо льняных бинтов, золотых скарабеев и масок с миндалевидными глазами - бундесовская форма, оружие и жетоны. Гримм со своей группой, когда прибыл на место четырнадцать лет назад, видимо, решил похоронить их как было, не взяв с тел ни "смертничков", ни крестиков, ничего - что могло бы свидетельствовать о гибели. Двоих из хаккани, видимо, давно унесли свои - Гримм, похоже, не стал тратить времени на похороны террористов и постеснялся складывать их в ту же могилу, что и "своих".
Крюгер присел рядом с первым телом, коснулся пальцами тусклого циферблата механических часов на коричневом пергаментном запястье.
- Шеффольд.
Голос его звучал глухо и сухо. Ларс поддел цепочку "смертника" на трупе, вытащил овальную металлическую пластинку.
- Верно, - кивнул берсерк.
- Я и без жетонов скажу, кто здесь, - Вольфганг чуть перенес вес тела, становясь на одно колено и указывая вперед, - Вон, с набедренной кобурой слева и трехточкой под левую руку - это Юрген.
У рядового Юргена Штайна отсутствовала часть головы. Его сын, рыжий смешной мальчишка, должно быть, уже совсм взрослый.
- Следующий, с кольцом на мизинце, это Янник Ковальски, - продолжил немец. На форме Янника было несколько отверстий от пуль, застрявших навсегда в высушенном теле, - За ним - Андреас Мартин, за ним - Ларс Келлер.
Андреас опознавался по росту. Единственный во всем отряде человек, которому Вольфганг не смотрел в подбородок. У всех, кроме Келлера, были маленькие штатные аптечки, Келлер выполнял функции медика и все свое медицинское барахло носил в куче дополнительных подсумков. Крюгер поднялся на ноги, оттряхивая налипший песок с колен, посмотрел на Труд долгим нечитаемым взглядом.
- Нет тела Дитриха Энгеля.
"И моего", - мысленно добавил он. Вот тебе еще один ответ, который ничего не дает, кроме новых вопросов.
Это было странно. Помнить своих братьев по оружию живыми, полными сил, еще совсем недавно, каких-то два месяца назад, и вот уже стоять над их высушенными песком телами и постепенно осознавать, что они давно мертвы.
Как и ты сам.
- Я предлагаю сообщить об этой находке по какому-нибудь официальному каналу. Чтоб информация точно разошлась и не была сокрыта, - предложил Вольфганг, обращаясь одновременно и к Вигдис, как старшей здесь, и двоим норвежцам, которые, вероятно, точно знали куда можно сообщить, - Парни не заслуживают лежать в братской могилее посреди гребанного нигде, а их семьи заслуживают знать, что произошло... хотя бы так.
Еще он он думал о том, что известия о найденной могиле может припечь пару-тройку задниц. И, вероятно, эти задницы начнут шевеления, по которым их можно будет вычислить. Он сфокусировал взгляд на валькирии, прикидывая, думает ли она в том же направлении, или все же считает, что пока стоит оставить предателей - где б они ни были - в счастливом неведении. Тут он полагался скорее на её опыт. Пусть она и выглядела в лучшем случае его ровестницей, но даже прикидывать её возраст Крюгеру было тупо страшно.
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#13

Сообщение Thrud Thorsdottir » 23 май 2019, 21:01

Глубоко вогнав лопату, которой она так толком и не пользовалась - Фенрир лапами работал, что трактор, - в песок, валькирия опустилась на корточки на краю вскрытой могилы, склонила голову к левому плечу и стала смотреть. Было что-то жуткое, почти неестественное в её позе, её мёртвом выражении лица, в том, как темны, подобны провалам черепа, были её глаза.
Тел было всё же пять: видно, найдя в себе какие-то остатки представления о сомнительной правильности поступков, полковник всё же оставил боевиков их товарищам, и хотя бы во смерти погибшие солдаты были лишены крайне неприятной компании тех, с кем воевали. Тяжёлый вздох выбирающей убитых прокатился над пустыней, точно раскат грома, и с верхушки дальнего бархана потекли песчаные струйки.
Но помочь им теперь уж было никак нельзя.

Хотя где-то на границе восприятия, выжженного пустынным жаром, Труд ощущала беспокойство, чьё-то едва понятное присутствие, но это было столь смутно, что она решила покуда не думать.
Оставались ведь более насущные вопросы, лишённые столь глубоких философских аспектов.
Их давно выразила классическая литература: "кто виноват" и "что делать".
Ответа, конечно же, никто по славной традиции не знал, хотя очень хотелось.

- Мы сообщим, - спокойно ответил один из берсеркеров. - И переправим тела в Германию, пусть семьи решают, какие похороны им воздать.
Труд и Фенрир, повернувшись синхронно, посмотрели на бойцов Телемарка, на Крюгера с одинаково пристальным вниманием. Двигались они странно похоже, да и в хищных чертах Вилкмерге было - рядом с чудовищным волком особенно - что-то очень звериное.
- Огласка сейчас ни к чему. Мы нашли пять тел, но пропавших - семеро, и это значит, что ещё двух могут начать активно искать. И если один - вот он, - асинья кивнула на немёртвого и неживого, прячущегося за очками и сигаретным дымом, - то насчёт второго нам ничего неизвестно. Если он сам ещё жив, а я вполне допускаю такую возможность, то он может залезть куда-нибудь в Марианскую впадину до того, как мы с ним встретимся. Это будет достаточно прискорбным итогом всех розыскных мероприятий. Пусть побудет в неведении и твёрдой уверенности, что о нём никто ничего не знает, и остальные тоже.
Обстоятельно обдумавший всё услышанное Ларс кивнул и погладил подошедшего подружить волка по лобастой голове, отчего тот довольно осклабился, продемонстрировав клыки длиной в пол-ладони.

Не вставая, богиня некоторое время молча и задумчиво смотрела на Вольфганга, и было видно, что она напряжённо размышляет. Её сомнения были достаточно просты и крутились вокруг того, не следует ли всё же позаботиться о том, чтобы и его тоже признали умершим в самом деле, "найдя" в этой же могиле с братьями по оружию. Сделать это было не так, чтобы слишком сложно, а смерть - самое надёжное средство навсегда прекратить искать человека.
В том, что правде о воскресшем Крюгере лучше не выплывать наружу из тесного круга посвящённых, у асиньи не было никаких сомнений. Людям с этой частью мироздания лучше было лишний раз не соприкасаться, и без тёмных тайн проблем в Мидгарде хватало.
Но в конце концов Труд решила обсудить этот вопрос позже - Вольфгангу и без подобных тяжёлых выборов о своём статусе было, чем сейчас занять голову.

- Найти человека, который не хочет, чтобы его нашли, не так, чтобы просто. Я попрошу сестру узнать всё, что существовало о Дитрихе Энгеле в Бундесе, но сильно на положительный эффект рассчитывать вряд ли приходится. Куда бы он не сбежал, личность он наверняка сменил, по обычным следам его не отыскать. Если он не идиот, на родину он не возвращался, связи с родственниками, если они вообще есть, не поддерживает. А судя по тому, что Ленц со своими ищейками его не нашёл, Дитрих, к нашему сожалению, действительно не идиот.
Изучающий взгляд, приобрётший вновь свою бесконечную прозрачность чистого морского льда, не отрывался от Крюгера.
- Насколько хорошо ты знаешь его жизнь? - Спросила она. - Я смогу… Скорее всего, смогу взять след, я вижу больше, чем люди, но мне нужно что-то, за что можно будет зацепиться. Кровные родные, дом, личные вещи… Не знаю… Да хоть любовные письма подружкам, что угодно, что может хранить память о нём.

Солнце тем временем медленно, но неотвратимо начинало катиться к горизонту, становясь жутким и красным.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#14

Сообщение Wolfgang Krüger » 24 май 2019, 00:34

Глядя на Труд, Вольфганг иногда забывал о том, кто она. Это было довольно легко сделать - просто высоченная рыжая девушка с любовью к кофе из старбакса, фастфуду и быстрым, эффективным решениям. Иногда она напоминала ему Петру - невозмутимого лейтенанта из СИМИКов, которая с одинаковым выражением лица ела мороженое и перекладывала куски тел из одного мешка в другой. Сейчас же, глядя на валькирию, сквозь черты лица которой сквозило нездешним, он недоумевал - как можно было их сравнивать?.. Как можно было сходу не увидеть сходства человеческих и волчьих черт?..
Все хитрые механизмы психологической защиты, не иначе.

Один из норвежцев пообещал переправить тела в Германию, но - Крюгер вынужден был признать правоту Торсдоттир - когда о находке станет известно, Дитриха начнут искать не только они. Да и ему самому будет сложнее оставаться незамеченным, если в выпуске новостей покажут их радостные фото. Видимо, ребятам придется подождать нормальных похорон. Впрочем, что такое несколько недель или даже месяцев после четырнадцати-то лет в безымянной могиле посреди гребаного нигде?.. Он кивнул, соглашаясь, мол, ладно, подождем. Подождут. Успеется. Следующий же ворос заставил невесело усмехнуться.
- Я думал, что знаю его хорошо, - не без горечи в голосе заметил Вольфганг, снимая солнцезащитные очки, в которых было уже слишком темно, - Но, как оказалось, недостаточно, чтобы даже предположить такой вариант, - он набрал в легкие воздуза, словно собираясь с силами, медленно выдохнул, поджал губы и покачал головой, - Дитрих Энгель. На момент 2004-го - двадцать шесть лет, один из самых младших в отряде. Похож скорее на итальянца, чем на немца. Красавчик, девушки на него гроздьями вешались, менял их как перчатки. Вроде как где-то в Ганновере у него жил брат, его контакты были указаны "на случай чего". Упоминал, что родителей нет давно в живых, только он и старший брат, но они мало общались. У него еще, - вдруг сощурился Крюгер, вспоминая детали, - Улыбка какая-то будто кривая была. То есть не как вот, бывает, криво человек улыбается потому что так хочет, а он будто по-другому физически не мог. Не было ничего особенного больше. Он даже на официальные пьянки в части каждый раз с новой девушкой приходил. В остальном... толковый. Умный. Соображал быстро. Проблем с дисциплиной и субординацией не было никаких. Не ныл, не надоедал, не ссал лезть в пекло. Целеустремленный, в общем, парень был... есть. Где-то, вероятно, есть. М-мда, - Вольфганг сунул руки в карманы, уткнулся взглядом в лежащие на песке тела, почти черные в отблесках заката. Казалось, на лице Ларса промелькнуло что-то вроде смеси сочувствия и облегчения. Возможно, берсерк представлял, что такое - предательство брата по оружию. А, возможно, радовался, что не представляет на самом деле.
Крюгер ощущал что-то вроде стыда. Поначалу он думал, что подставил их Янник. У Янника были польские корни, он был женат на еврейке и он периодически поддевал их шуточками про нацистов, газенвагены, гетто и тому подобное, как-то раз даже попробовал разбудить их самоличным исполнением пародии на Гитлера. Хайнц тогда его чуть не отлупил, но обошлось... а вот ведь как. Ковальски вот он лежит, мертвее не придумаешь, а славный парень Дитрих, к которому они с Шеффольдом относились как к младшему брату, где-то ходит. Дышит. Живет. Сороковник разменял, поди, недавно.

...темнело быстро. Багряный шар солнца скрылся за горным хребтом, забрав с собой последние крохи тепла и высветив звезды на востоке.
Ларс и второй берсерк как по команде включили фонари. Как бы там ни было, тела нельзя было оставлять просто так - их стоило либо закопать обратно, либо забрать и продержать где-нибудь...в холодильнике, до поры.
В луче света, скользнувшем по горке песка, блеснули ядовитой зеленью волчьи глаза и - показалось - что и глаза асиньи тоже человеческими не были.
Вольфганг ощутил, что начинает замерзать, и открыл было рот, чтоб предложить решать что делать с телами побыстрее и выдвигаться на базу - там теплая палатка, грелки, сухпайки, но тут понял, что холод этот не имеет ничего общего с температурой воздуха. Короткие волоски на затылке стали дыбом, по спине будто ледяными пальцами провели - ощущение присутствия смерти. Это ощущалось как открытая дверь в бездну за левым плечом. Чувствуешь. Тянет. Сквозняк. И оглядываться не смей.
Мужчина рвано выдохнул и оглянулся. За его плечом, у края их общей могилы, стоял Хайнц Шеффольд. Он смотрел на собственное тело и открывал и закрывал рот, будто пытаясь что-то сказать, но не мог - его шея была разворочена выстрелом - можно было даже увидеть бледное кольцо трахеи в ране и свежие потёки крови на бронежилете. Луч фонаря пробивал его тело насквозь и высвечивал камень за его спиной. Контур силуэта подергивался - как мираж, как помехи, как что-то, что не должно находиться здесь, но почему-то все равно находитсяю
...Вольф не знал, что говорить.
"Спокойно, мы найдем тех, кто это сделал?.."
"Я расскажу твоей жене, что произошло, я приду на твои похороны?"
"Я отомщу за всех нас?.."
Хайнц поднял взгляд от тел и вперился немигающим взглядом в Вольфганга. Один призрак смотрел на другого. Он вряд ли понимал, что происходит. И что произошло тогда. Хайнц попытался сказать что-то, но из глотки вырвался только сип, а из дыры на шее - еще толчок призрачной крови, упавшей на песок и тут же исчезнувшей без следа.
- Вигдис, - произнес Крюгер, с трудом шевеля пересохшими губами и не отрывая взгляда от бывшего командира и старого друга, - Ты можешь что-то сделать... для него?..
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#15

Сообщение Thrud Thorsdottir » 25 май 2019, 00:26

Вполголоса разговаривавшая с берсеркерами Труд настояла на том, чтобы тела, обернув в брезент и мешковину, что можно было срезать с пологов заброшенной стоянки, забрали в собой в лагерь. Вся её суть восставала против того, чтобы бросить их здесь снова - потревожив мертвецов один раз, жестоко и неправильно было оставлять их в одиночестве лишь для того, чтобы потревожить затем во второй. Это люди думали, что мёртвому будет всё равно; валькирия же знала, что это не так.
Сопереживание дев битв порой приобретало странные, непонятные живым формы - и они не могли объяснить, что значит любовь к каждому из павших, да, пожалуй, что и не стремились. Мёртвому не уразуметь живого, живому не постичь мёртвого, эти миры не любили смешиваться друг с другом, а когда всё же встречались - порождали чудовищ и новые страдания.
Вилкмерге тряхнула головой, и толстые рыжие косы запрыгали по спине - всё равно что кошачий хвост.

Но они, выходит, не закончили здесь.
По позвоночнику взбежал холодок, растворился где-то меж шейных позвонков; асинья рассеянно кивнула сама себе и закрыла багажник внедорожника с сильным хлопком. Красные лучи умиравшего солнца ещё пачкали горизонт, но небо уже потемнело, и в сумерках, стремительно опускавшихся на пустыню, остро запахло порохом и мокрым железом. Лениво развалившийся на песке Фенрир вскинул лобастую голову и недовольно заворчал, приподнял верхнюю губу, тёмная шерсть вздыбилась на загривке.
Как и все дети Ангрбоды, первой из всех ведьм, он видел очень многое.
Видела и Труд - её чувства, впрочем, сказали её об этом госте раньше, и сейчас она не чувствовала удивления, только всё тоже горьковатое, грустное сочувствие. Шеффольд плохо выглядел, плохо - даже для мертвеца, и не в том было дело, что на призрачном теле были видны следы смерти, выстрел, разорвавший шею, но во взгляде, в котором стояла тоска и боль, давно не имевшая ничего общего с физической.

Норвежцы присутствия призрака не видели, и луч, который скользил по барханам, для них выхватывал лишь золотые переливы песчинок. Нахмурившаяся чуть больше обычного Вилкмерге попросила их отойти, вплетя в тихий шёпот нечто неуловимое, змеиное шипение, вой разыгравшейся бури; берсеркеры предпочли не спорить, и теперь фонари смотрели совсем в другую сторону.
Голубые до невозможности глаза валькирии блестели в темноте, точно звериные. Или, быть может, даже сами светились.
- Конечно, - ответила она Крюгеру, на какое-то мгновение вновь испытав острый укол уважения к этому человеку, упорно державшемуся на ногах - несмотря на всё то, что он успел увидеть и услышать за последние недели, он всё ещё способен был о чём-то думать.
Более того, думать о чём-то, кроме себя самого.

С каждым шагом Труд в ней что-то менялось, контур физической оболочки плыл. Длинные косы, похожие на живой огонь, перехвачены лентами, военная форма сменилась доспехом, а от высоких сапог не оставалось никаких следов, словно бы женщина ничего больше не весила.
Неземная, странная красота, застывшая, последний взгляд мёртвого на всё совершенство мира перед тем, как упасть во мрак; обычно этого было не видно, красота белой всадницы пряталась за простым и реальным, за попыткой быть среди смертных и понимать их, за равнодушием, что сродни каменному, и только в мгновения, когда она сбрасывала всё материальное, земное, становилось видно, что дочь Сиф может превзойти мать.

Протянув руку, валькирия кончиками пальцев коснулась бронежилета призрака. Измученный, безумный почти взгляд его метнулся к женщине и на ней и застыл.
Было как-то особенно, неестественно тихо.
- Тело больше ничего не значит.
Мертвец молчал долго, почти целую вечность, уложившуюся в пять минут, но она его не торопила.
Потом лицо Шеффольда исказила неловкая, смятая улыбка. Кровь из раны больше не текла.
- Это ты - Смерть?
Труд улыбнулась ему в ответ, и её лицо осветилось, точно северным сиянием.
- Нет, но я близко с ним знакома. Я открываю путь, Хайнц, и твой я открою тоже. Тебе пора.
- Да… Да, пожалуй. Я только…
Мертвец посмотрел на Крюгера. Повернувшись, дева битв тоже посмотрела на него и едва заметно кивнула.
- Ты совсем не постарел, - почти неуверенно произнёс Шеффольд. - Ты вернулся за нами?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#16

Сообщение Wolfgang Krüger » 25 май 2019, 16:20

За два месяца, прошедших после возвращения к жизни, Вольфганг думал, что почти привык к новым обстоятельствам. К отсутствию сна. К возможности поболтать с утопленницей, пока принимаешь ванную. К мёртвому соседу этажом выше. К постоянному призраку голода, ощущению пустоты внутри, которое невозможно было заполнить надолго.
...думал. Ошибался. Механизмы психологической защиты трещали по швам. Крюгер почти физически ощущал, как внутри зарождается крик и как перехватывают горло невидимые ледяные пальцы, как проходится по позвоночнику волна дрожи.
Смертный облик стекал с валькирии как морок, которым, наверное и был. Вспыхнувшая тонкая бумага, моментально осыпающаяся пеплом. Это было красиво. Это было страшно. Этого не должны были видеть смертные. Живые - не должны были. Крюгер смотрел, широко раскрыв глаза, на доспех, на рыжий огонь волос и голубой - глаз, и понимал, что видит то, чего видеть не должен. Не по эту сторону, к которой привык себя относить.
...он должен был лежать в этой же могиле. Со своими братьями по оружию. Он не должен был возвращаться. Мёртвое должно оставаться мёртвым. Зачем?! Зачем Смерть вернул его?! Зачем он вообще понадобился здесь и сейчас на этой... шахматной, блять, доске, размером с Мидгард, где высшие силы играют в какие-то свои игры?!
Крик бился в глотке и рвался наружу отчаянным "зачем?!" на которое нет и не будет ответа.
Вольфганг стиснул зубы, сухо сглотнул. Медленно выдохнул, заставив себя успокоиться. Смятение, переколотившее все мысли, оседало как грязноватый песок на дно стакана, оставляя относительно чистую воду. Спокойно. Спокойно.
"Никуда не напрашивайся, ни от чего не отказывайся" - основное правило на войне. Вытащили - ок, значит, так надо было. Боги вокруг - ладно, новая расстановка сил принята и освоена. Действуйте по ситуации, сержант. Не маленький, разберетесь.

Смотреть на Хайнца было больно, будто песка в глаза сыпанули, сопроводив это парой метких ударов под дых, но он смотрел - заставлял себя смотреть и видеть, запоминать заново знакомые почти десять лет крупные, грубоватые черты лица, темную рану на горле, форму в потеках крови, кисть со старыми дедовскими часами расслабленно лежащую на винтовке. До этого момента он, как оказалось, не верил на самом деле в смерть друзей. "Просто они уехали куда-то далеко" - так просто и удобно. Теперь же их смерть стала реальной. Очень зримой и очень ощутимой.
- Это долгая история, - ответил Хайнцу Крюгер, заставив себя улыбнуться. Улыбка вышла кривой и вымученной, - Я вернулся за тобой, Хайнц. Они все ушли. Тебе теперь тоже пора. Это место и это тело больше не должны быть твоей тюрьмой. Считай это, - он сощурился и хмыкнул, - Переводом с повышением.
Нервное напряжение прорвалось смехом - Вольфганг смеялся почти беззвучно, но совершенно искренне, до слез. Так ведь проще - не рыдать, не орать от боли, а смеяться. Правда, проще. А что истерикой отдает, так... бывает. Даже у суровых вроде как взрослых солдат. Неожиданно и Хайнц засмеялся тоже.
- Не смогли уволить, так переводят? Куда, в штаб? - сквозь смех переспросил призрак.
- Ага, дежурным по штабу "Вальхалла", - кое-как отдышавшись, простонал Вольфганг между приступами смеха, - Будешь Одину лично на подпись рапорта на увал и отпуск носить, и по БЧС доклады.
- Докладываю - три берсерка в СОЧи? - предположил Хайнц, - А еще кто-то за ночь слил все топливо с пегасов, старшая валькирия обещает наряду глаз на жопу натянуть, что делать прикажете, господин асенфюрер?
Заржали оба мертвеца - и настоящий, и живой. По сути, оба были полумертвыми еще давно и привыкли шутить над всем, включя саму смерть.
Смех оборвался так же быстро как и начался. Помолчали.
- Ну, в общем, да, - Вольфганг неловко переступил с ноги на ногу. Остро не хватало ощущения винтовки на плече.
- Ага, - вздохнул Хайнц.
Взгляды сказали больше.
- Ты это... держись тут, - произнес наконец лейтенант, - И чтоб без залётов, сержант.
- Так точно, господин офицер,- выдавил Вольфганг. Слова казались песком, забившим глотку, - Хорошей дороги, Шеффольд.
Объятие вышло коротким и скомканным (до Крюгера только потом дойдет, что оно - вышло, но пока что он даже не осознал этого).
Хайнц отступил на шаг, бросил последний взгляд на своего бывшего зама и приложил ровную ладонь к виску в последнем воинском приветствии - и прощании. Вольфганг повторил его жест и сцепил руки в замок за спиной - как делали они все во время церемонии опускания флага, каждый вечер, в шесть.
Призрак вернул взгляд к валькирии.
- Я готов, - прошелестел он.
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#17

Сообщение Thrud Thorsdottir » 26 май 2019, 00:46

Лёгкий, призрачный смех валькирии вторил мужскому, он вплёлся в их разговор тонкой нотой шелеста перьев. Необидный, беззлобный; она смеялась вместе с ними, и её смех уносил прочь дурные мысли, горечь прощания и понимания того, что всё это - взаправду, от него становилось легче и будто проще. Даже насторожённый Фенрир, прижавший уши, вновь спокойно растянулся на песке.
Замолчала, даже будто отступила на шаг, позволяя старым друзьям, для которых вовсе не было этих четырнадцати лет, закончить.
Лучше многих Труд знала, что последние слова - самые важные, они остаются в памяти на всю жизнь, которая порой оказывается слишком долгой, и даже если осознаются они не сразу, где-то в сознании, во тьме, наедине с собой, отпечатываются навсегда. Её взгляд, такой холодный в своём сиянии и такой одновременно мягкий, почти нежный, смотрел на Шеффольда.

Четырнадцать лет вахты в полном одиночестве по ночам, в пустынных песках, в вечном созерцании восхода солнца.
Во что он верил при жизни? В ад и рай, в Господа, который воздаст по заслугам? Если так, то своё чистилище он наверняка сполна прошёл.
Но верил ли во что-нибудь вообще, кроме ощущения спускового крючка под пальцем?

Она улыбнулась Хайнцу вновь и протянула руку ладонью вверх, и белая кожа казалась сотканной из лунного света, столь ирреальной, полупрозрачной она была. От длинных волос, убранных в тяжёлые косы, пахло сладковатым ароматом маков - вечный сон, обещание нового взамен оставленного, ведь теперь не только тело не имело никакого значения, теперь и вся прошлая жизнь оказывалась за дверью, что должна была вот-вот закрыться.
- Тогда пойдём, - просто произнесла Вилкмерге.
Мертвец взял её руку в свою, сжал пальцы, и женщина ощутила грубую кожу, шершавость мозолей.

"Ты сражался достойно."

Их фигуры поплыли, смазались, истончились, как бывает при несфокусированной съёмке.
На миг выблеснуло разноцветным танцем северного сияния, всполохом с полированного до зеркала доспеха.

Для мёртвых времени уже не существуют, и для тех, кто остался в пустыне, ничего не произошло. Они не могли увидеть тропу, по которой шли двое, прямую, как полёт стрелы, увидеть красные бутоны маков, проросших на обочине, златых врат, за которыми была другая жизнь.
Не могли они увидеть и того, как выбирающая убитых поцеловала павшего - коснулась горячими губами его лба, и как всё для него залил ослепительный свет, который затем обернулся в гул да гомон.
Битвы, веселье да небесные девы - может быть, этого стоило ждать.

Труд покачнулась, тяжело вздохнула - и опустила руку, вот и всё, что было в реальном мире. Повернувшись к Вольфгангу, она внимательно и строго посмотрела прямо в его лицо и затем изящно склонила голову.
- Теперь они все ушли. Нам тоже пора возвращаться. В лагерь.
Ей нужны были живые, запахи и шум, беспокойство вокруг, всё то, что могло вытеснить прелесть мертвенного покоя, что тянул к ней щупальца тумана, что вечно ждал за порогом, обещая укрытие в вечной ночи, сон в красных маках. Там было так тихо и так спокойно, её тянуло туда, за грань, так невыносимо сильно, каждый раз, тысячелетие за тысячелетием.
С некоторым моральным усилием улыбнувшись молчаливо наблюдавшим за всем берсеркерам, Труд забралась во внедорожник. Она вновь стала обычной.
Фенрир, помахав всем на прощание хвостом, отбыл своим ходом, бодрой трусцой в сторону горизонта.

- А про пегасов в самом деле было смешно, - вполголоса сказала валькирия Крюгеру. - Когда вернёмся в Норвегию, я тебе покажу, как беснуется Руни, если у него в корыте мёда нет.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#18

Сообщение Wolfgang Krüger » 29 май 2019, 22:23

Абсолютно ничего не произошло - как показалось. Только моргнул - и все, нет огненноволосой валькирии, нет полупрозрачного павшего воина с вырванным пулей кадыком, нет гигантского волка из мифов... есть только серая пустыня под звездами с черными абрисами полуразрушенных хижин, словно вырезанных из бумаги, есть четверо человек в полевой форме, есть внедорожник с пятью завернутыми в брезент и мешковину телами, и это, в принципе, вполне обыденная для этих краев картина. Что удивительней - то, что валькирии в принципе существуют, или то - что они хлещут кофе, пользуются рациями, ездят на внедорожнике и удивительно затейливо матерятся на дикой смеси языков?.. Крюгер понятия не имел и решил его не иметь, восприняв этот контраст просто маленьким чудом, которым можно наслаждаться, но которое совершенно не обязательно разбирать по полочкам.

...пегасы. Блядь. Как выглядят пегасы?.. В смысле - вот всамделишный здоровенный конь с крыльями? Каких же размеров там должны быть крылья, чтоб поднять коня?!
Вольфганг бросил на Труд взгляд, в котором сквозила опаска, вероятно, все же заметно-наигранная, словно он всерьез переживал, что в пегаса превратится вот этот самый внедорожник, везший их сквозь пустыню обратно к лагерю.
Почему бы и нет, если могилу разрывал Фенрир своими собственными лапами?..
- Это он еще карамельного латте, видать, не пробовал, - пробормотал немец, пряча усмешку в шемаг. Остаток дороги он был молчалив. Смотрел в окно и думал о своём, периодически хмурясь, но было непохоже, что его гложут незаданные вопросы.

Уже по прибытию на базу - и после того, как они хорошенько перекусили (два "трофейных" американских сухпайка, вероятно, оказавшихся в наличии в результате программы обмена кулинарными достижениями отечественных военпромов) - Вольфганг решил, что пришла пора провести дебрифинг по итогам миссии. Он попросил поприсутствовать и двоих норвежцев, которые уже оказались немного в курсе ситуации, и, как он надеялся, могли увидеть что-то "свежим" взглядом. Группа контрольного мнения. "Ебать ты умный, сержант", - мысленно похвалил себя Вольф. У внутреннего голоса, как обычно, оказались слишком саркастичные интонации.

Они заняли секцию палатки, вероятно, и предназначенную для брифингов - во всяком случае на это намекала маркерная доска, стол и несколько складных стульев, расставленных в вольном порядке.
Стулья захотелось немедленно расставить ровно, но Крюгер поборол это желание и даже оперся задницей о край стола, чего себе раньше (при жизни - ладно, при предыдущей жизни) не позволял.
- Хорошие новости - мы узнали имя бойца, которого в могиле нет, - начал Вольфганг, - Это Дитрих Энгель, 1978 года рождения, на момент своей "пропажи без вести" пребывал в звании рядового. Плохи новости - четырнадцать лет - это дохуя долго, за это время след остыл как... - он хотел сказать "норвежская селедка", решил, что это будет неполиткорректно, но почти без запинки нашел замену, - исландская треска в январе. Не факт даже, что он жив. Найти его будет сложно, хоть и возможно, но в любом случае на данный момент он - единственная ниточка к заказчику. И я понятия не имею что делать, если она оборвана.
По мнению Вольфганга, наказания заслуживало по меньшей мере двое - сам Энгель (если он действительно предатель, а он оставлял шанс на то, что все может быть не так однозначно) и его настоящий шеф. Тот, кто передал информацию. Тот, кто сказал, что делать. Тот, кто велел другой группе открыть огонь. Искать и карать тех, кто жал спусковые крючки, Вольфу не приходило в голову - вряд ли у них вообще был выбор. Придаток к винтовке. Как, наверное, все они - в какой-то момент.

...а еще одна мысль засела в его голове надоедливым осколочком и не давала полностью сосредоточиться на поиске вариантов.
...где он сам - или то, что было его душой - находился все эти четырнадцать лет?..
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#19

Сообщение Thrud Thorsdottir » 30 май 2019, 23:51

Заботливый Ларс принёс с собой тяжеленный полевой ноутбук, который тут же перекочевал к Труд. За время поездки, во время которой она обдумывала всё увиденное и, главное, услышанное, асинья сделала много выводов, и основным из них была необходимость выудить откуда-то хотя бы какие-то крохи информации, даже если для этого пришлось бы воспользоваться запрещёнными приёмами.

Слава человеческому прогрессу и технологиям.

Обширные социальные связи валькирии простирались очень далеко. С тех пор, как в её жизни плотно окопался Тюр со своим ненаглядным агентством (Вилкмерге размышляла на досуге, в чём проблема всех мужчин в её жизни, потому что Тюр чудовищно напоминал ей отца, беззаветно любящего молот), круг знакомств стал ещё обширнее. Воспитанная Одином, чьи манипуляторские таланты простирались далеко за границы одного только Асгарда, кровь от его крови, унаследовавшая от дедушки прямо-таки отборные, лучшие качества, младшая дочь Тора не стеснялась использовать окружающих.
Правда, стоило отдать ей должное, она делала это несколько мягче и изящнее, чем Всеотец, который оставлял после себя ощущение лесного пожара, землетрясения и наводнения - одновременно.
Впрочем, работавшая теперь помощницей у Нуады Ламиак, очаровательная красавица со взглядом, который легко сражал наповал, обычно бывала совершенно не против снабдить Труд нужной информацией - доступ АМБ позволял если не всё, то довольно многое. Валькирия иронично подшучивала, что только за это не замечает, как Ламиак строит своему шефу глазки.

Потом она старательно обдумала всё, что суммировал по итогам увлекательной поездочки Вольфганг.
Прокрутила в одну сторону. В другую. Обратно.
Пожалуй, мысль о том, что Энгель может быть мёртв - и мёртв давно, - ей в голову тоже приходила, но была слишком неприятной, чтобы там задержаться. Верить в настолько убогое стечение обстоятельств от вселенной не хотелось.
- Ну, - подумав, сказала Труд, с крайне отрешённым видом изучая собственные ногти, - не то, чтобы я этого очень хотела, но если никаких иных вариантов не останется, я достану тебе мертвеца прямиком из той бездны, в которой он обитает, даже если он не будет хотеть с тобой встречаться. Это сложно, неприятно и дорого, но не то, чтобы совсем невозможно.
Потом она вспомнила лицо Михаила в ответ на очередное "мне очень надо в Ад, ну пожалуйста" и подумала, что кроме всего перечисленного это ещё и очень опасно для нервной системы, которая с трудом выдерживала укоризненный архангельский взгляд, без всяких усилий пропускавший душу через мясорубку своим доброжелательным терпением. Но чего только не сделаешь из чувства долга.

Коротко пиликнуло каким-то очередным оповещением. Асинья подняла голову с неуловимым налётом звериной натуры в этом движении, посмотрела в экран и снова заскользила пальцами по клавиатуре.
- Ты упоминал, что у Энгеля где-то был брат, - заметила она, в очередной раз демонстрируя восхитительное умение запоминать детали, которые казались ей важными. - Кое-что мне про него смогли найти, Курт Энгель, семьдесят второго года рождения, проживал в Ганновере, умер ещё десять лет назад. Передоз, нашли в собственной квартире спустя два дня. Был женат, разведён, детей нет… Небогато, конечно. Может, невестка Дитриха способна что-нибудь вспомнить, хотя я сильно сомневаюсь, четырнадцать лет - всё же очень много.
Склонив голову на птичий манер, дева битв покусывала нижнюю губу. Лицо её было очень задумчивым.
- Не нравится мне это, если честно.
- Ну да, когда единственный кровный родственник "пропавшего без вести" умирает, это как-то несколько подозрительно, - согласился один из берсеркеров.
В его обстоятельной и размеренной манере речи было что-то успокаивающее.

Валькирия поскребла ногтями подбородок, посмотрела на Вольфганга, который, как ни крути, руководил всей этой операцией по выкапыванию прошлого из могилы и вытаскиванию его на свет божий. Вопрос, какого же именно боженьки был этот свет, деликатно замалчивался.
- Рейтинг подозрительности всей этой истории с самого начала был на высоте, однако тут уже не звоночек, а колокола бьют вовсю. Как я уже… Рассказывала… Я могу найти этого Дитриха, в какую бы дыру он не залез за эти четырнадцать лет, я больше половины жизни провела за охотой, но для этого мне нужно что-то, по чему я могу взять след. Вещи, которые сохранили его… Запах, тень, не знаю, как это объяснить, вещи, которые сохранили его отпечаток, вот. Может быть, ты вспомнишь что-нибудь, кого-нибудь, подружку какую-то, которой он письма отправлял, друга детства на гражданке, не знаю. Не может же у человека не быть никаких следов в чужой памяти, если его не прокляли забвением!
Отчего-то сердитая, Труд откинулась на спинку стула; зрачок в её глазах пульсировал.

Возможно, Энгелю бы в самом деле было неплохо оказаться мёртвым.
Лучше для него самого.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#20

Сообщение Wolfgang Krüger » 02 июн 2019, 15:12

Вольфганг крепко задумался. Ни одна девушка обаятельного Дитриха не запомнилась - все они были... одинаковыми, что ли. Красивыми, но одинаковыми, как модели на подиуме. Может, это уже тогда было частью плана. Может, ему просто такие нравились. Может, это вообще была какая-то эскорт-служба чтоб не вызывать подозрений. Искать какие-то принадлежащие Дитриху вещи у его брата - все равно что искать иголку в стоге сена. Одному (или не одному?) богу ведомо, куда делось барахло Курта после того как нашли его труп. Распродали на барахолке? Вынесли в коридор - забирайте или выбрасывайте? Пожертвовали в какой-то дом престарелых? Искать можно долго и нудно, и так и не найти. Действительно, не может же у человека не быть никаких следов...
Крюгер хлопнул себя ладонью по лбу. Звук получился громкий и, как показалось, гулкий.
- Блядь, я тупой, - он подорвался с места, осознал, что не очень понимает, куда бежать и повернулся к норвежцам, - Тела. Куда положили тела?

Заново зарыть их, к счастью, не успели - он не знал, собирались ли вообще, ему в принципе было достаточно обещания, что когда все закончится, тела вернут семьям, чтобы те смогли похоронить их как полагается.
...и снова, он представил себе так ярко, будто на самом деле видел эту картину - как Эльке, жена Хайнца, сидит на военном кладбище у пустой могилы мужа и смотрит на неё, гадая, увидит ли его когда-то? Может, он жив, в плену, может, его просто не смогли найти, но он обязательно когда-нибудь вернется?..
Вернется, да не так, чтоб хэппи энд.
- Я почему-то так уперся мозгами в этого брата и неизвестную подружку, что совершенно забыл, - поделился с Вигдис немец, когда они шли к отдаленной палатке, в которой был лазарет и где временно разместили тела. Его слегка трясло, но это скорее была дрожь гончей, взявшей след, чем от страха или холода, - Этот говнюк мелкий с каждым из нас дружил. Знал нас хорошо. И постоянно притаскивал что-то. Ларсу - крутые ножницы-мультитул, знаешь, форму срезать, Ларс на седьмом небе от счастья был, черт знает, где их Юнга наш спер... Мартину где-то откопал Евангелие раритетное, маленькое, чуть ли не с первой мировой, Хайнцу не помню, дарил ли что-то, а вот Яннику нож подарил, маленький, "в зубах ковырять", но все равно штука удобная, мне тогда, - Вольфганг ухмыльнулся, - Подарил старую монету с изображением не то собаки, не то волка. Похоже, она в той могиле и осталась... не помню, чтоб я находил её...после. А! Вспомнил что Хайнцу подарил. Шапку-пуштунку. Типа, трофей, - он закончил вспоминать как раз к тому моменту, когда они дошли до лазарета. Он остановился у дверей и посмотрел на валькирию. Ему самому не очень хотелось обыскивать тела, но он понимал, что так надо.
- Какой-то из этих предметов наверняка подойдет. Надеюсь, его "тени" там хватит. Надеюсь, он хоть что-то чувствовал, когда... когда, - Вольф не договорил. Когда? Когда они вместе сидели в засаде по многу часов? Когда прикрывали друг друга огнем? Когда пили вместе? Когда жена Штайна просила их всех присмотреть за её мужем? Когда они сопровождали маму Келлера и его самого на похоронах отца? Когда он шел вместе с ними и понимал, что все они - кроме него - идут на смерть и даже не знают об этом?..
- Ладно, - вздохнул мужчина, - Идем, обнюхаем все это барахло.
Он не знал, куда выведет их след. Не слишком задумывался. Почему-то казалось, что это будет какая-то Сибирь. Холодно, мороз минус сорок, снежная буря и постаревший Энгель в шапке-ушанке. Как в каком-нибудь фильме с Джоном Траволтой и Де Ниро. Отчасти его это даже радовало - после жаркого Афганистана хотелось чего-нибудь прохладнее.
До момента, когда он проклянет все поиски, Энгеля, сраный Афганистан, сраную пустыню, сраного Гримма и вообще всю эту срань, оставалось что-то около двух суток. Сейчас пока что... ладно, Хеймдаль, наверное, догадывался, что следующую неделю им предстояло провести в чудовищно жарких и влажных джунглях, где убить тебя хочет всё: начиная от ядовитых растений и заканчивая недружелюбными аборигенами, вооруженными автоматами и наркотическим бесстрашием. Еще Вольфгангу предстояло получить очередь из этого самого автомата, осознать много нового и прийти к неутешительным выводам - но это будет потом, а пока в медицинской палатке щелкнул свет и четверо, ни один из которых не был человеком в обычном смысле этого слова, приступили к делу.
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#21

Сообщение Thrud Thorsdottir » 04 июн 2019, 23:27

Стояла тишина - тревожная, напряжённая, тишина, в которой не было слышно даже звуков дыхания. Все занимались не самым приятным делом.
- Я, кажется, нашёл, - наконец произнёс один из норвежцев, аккуратно обшаривавший все карманы изрядно истрёпанной жаром и холодом формы, - Вигдис, посмотри.

Точно змею, что могла бы укусить, женщина взяла маленький нож двумя пальцами, поднесла его к глазам и посмотрела в него как-то особенно странно, будто её взгляд мог проникнуть под простое внешнее, под металлическую тусклую оболочку, и увидеть там истину. Впрочем, никто не смог бы отрицать того, что подобное сейдкона действительно могла: способная ткать бытие, она тянула за нити прошлого, находила узелки и петли с такой лёгкостью, будто бы это был просто ковёр, полотно, а на само мироздание.
Некоторое время Вилкмерге стояла, сжав вещицу в руке, потом развернулась на пятках высоких берцев и стремительно вышла прочь, ничего никому не сказав, мелькнули только туго заплетённые огненные косы.

Запрокинув голову, асинья стояла и смотрела в небо, и в огромных чёрных её зрачках отражался звёздный свет. Она никогда не испытывала холода, и сейчас давала сухому и почти ледяному воздуху пустыни пробраться в лёгкие, затечь, точно ядовитому газу, вытравить мысли, унести прочь всё разумное, которому здесь не было места, потому что охота для зверя - это инстинкт, стремление выжить. Это бесконечный бег сквозь леса и поля, погоня за собственной жизнью, которую нельзя упустить.
Не о чем здесь думать.
Только чувствовать.

Тонкое девичье лицо приобрело резкие, злые черты, заострились скулы, залегли складки у края губ.
А она продолжала смотреть - как по небу Гончие Псы мчатся за Лебедем, и нечто от неё самой, то тёмное и древнее, что гонит волков по лосиным следам, мчалось с ними, ища следы, невидимые глазу, необъяснимые разуму, следы, которые пронизывают всю вселенную и рано или поздно сходятся в одной точке - той, которую называют смертью.
Если бы Труд сжала нож ещё немного сильней, он бы, наверное, рассыпался в металлическую пыль.

Чёрная птица кружила так высоко над лагерем, что её было совершенно не видно.
Они делили сознание, предчувствия на двоих, и они шли по следу, которого не существовало, чтобы найти того, кто давно считался мёртвым.

Мёртвое - мёртвому.

Срезав прядку своих волос, вёльва вытянула её из косы и обмотала рукоять ножа в несколько колец, пристроила его за собственный пояс.
Она нашла.

Норвежцы, примерно представлявшие уровень аномалии снаружи, которую могло создать вмешательство богини с крайне говорящим именем, подождали в медицинском шатре ещё некоторое время, потом предложили Вольфгангу последовать за ними. Где именно искать своё бывшее командование, они прекрасно представляли - ноутбук всё ещё оставался на прежнем месте, но вообще в палатке, приспособленной для брифингов, было кое-что более ценное.
Там была еда.
Собственно, они не ошиблись.
Жевавшая с сосредоточенностью хомяка Труд обнаружилась за столом вместо со включённым ноутбуком. В одной руке у неё был крекер, который валькирия старательно отодвигала от нахохлившегося ворона, пытавшегося выхватить еду из хозяйских пальцев. Асинья недовольно шипела, не отвлекаясь от монитора.
- Фру Землеройка, - добродушно сказал Ларс, прекрасно понимая, что ничем не рискует, потому что кинуть в него крекером валькирия попросту не могла себе позволить.

Но она отмахнулась. Белые сильные пальцы так и летали над клавиатурой.
- Он жив, - только и сказала Вилкмерге.
Дикция её была несколько невнятной, но это, кажется, ничем не мешало.
- Далеко забрался, честно сказать. - Валькирия наконец подняла глаза, скомкала в руке пустую упаковку. - Зато его теперь можно красиво утопить в Амазонке.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#22

Сообщение Wolfgang Krüger » 09 июн 2019, 00:18

Четыре дня спустя.

- Сууууука, - выругался Вольфганг, хлопнув себя по шее сзади - в очередной раз. Москитов здесь была чертова уйма. Чертова уйма непуганных здоровенных москитов, чей мерный писк звенел в ушах, не затыкаясь, как при контузии, и - как казалось - даже заглушал многоголосье джунглей, - Я же мертвый, бля, куда ты присосался, падло, ты ж обосрешься и сдохнешь, твою мать, - последнее предназначалось уже следующему москиту. Чем ближе к воде они подходили, тем больше их становилось, но отходить далеко от русла реки не стоило - гид, найденный в Летисии, предупреждал о том, что потеряться в этих местах легче легкого. Вольфганг сомневался, что им это грозит, учитывая божественное происхождение Труд, но гиду покивал, оставил несколько бумажек местных денег и высказал мучос грасиас, буэнос ночес, сомбреро, текила, федерико гарсиа лорка. Собственно, этим его словарный запас испанского ограничивался, по счастью, Диего кое-как изъяснялся на ломанном английском.
Диего довел их с валькирией до теряющейся между буйной зелени тропы и сказал, что дальше не пойдет ни за какие деньги, потому что дальше земли дона Эрнана, а его люди стреляют без предупреждения, смелые-глупые-белые синьор и синьорита могут идти, если хотят, или если им не дороги их жизни, а у Диего пятеро детей и он не хочет сделать их сиротами. Десять-пятнадцать миль вдоль небольшого притока Амазонки, по старой тропе, кое-где прорубаясь при помощи мачете, и окажетесь на опушке поселения - держите руки высоко и лучше нацепите белую футболку на палку, может быть, вам повезет.

По сравнению с Амасонас, погода в Дашти-Марго теперь вспоминалась с ностальгией. Там тоже было жарко, но жара при сухом воздухе переносится гораздо легче, да и немец привык к афганскому климату, а вот джунгли...
- ...ебучие джунгли, - ворчал Крюгер. Он где-то с день назад окончательно перестал цензурировать речь при валькирии, которая в общем-то и сама могла завернуть на несколько этажей, но, видать, маменькино воспитание не совсем даром прошло, - Ебучая Амазонка. Ебучий Энгель. Нельзя было залечь на дно в каком-нибудь... хотя бы Нью-Мехико, нет? Обязательно было лезть в эту жопу?.. Сууука, - разговоры недо-драугра с москитами не отличались разнообразием и изяществом лексикона. "Десять-пятнадцать километров" тянулись уже четыре часа и Вольф начинал подозревать, что Диего либо недооценил дальность расположения ППД местного картеля, либо их ввели в заблуждение намеренно. Впрочем, Труд, казалось, не сомневалась в том, что путь верный - но у валькирии явно были свои секреты. Её огненные волосы на фоне сочной зелени сельвы казались диковинным цветком, Крюгер ориентировался на рыжую макушку впереди и думал, что асинья, наверное, вообще не знает, как это - уставать. Потом внезапно пришло осознание, что и сам он не устал - физически. Зол - да. Раздражен - очень. Голоден - еще бы! А вот мышцы даже не ноют, будто они тут и не пробираются сквозь джунгли уже несколько часов, будо бы до этого не было нескольких перелетов - из Афганистана в Стамбул, из Стамбула в Киев, из Киева в Хьюстон, из Хьюстона в Боготу, из Боготы в Летисию, будто они не ехали из Летисии еще несколько часов по раздолбанной дороге на открытом внедорожнике, будто бы... будто бы он не был человеком. Ну да.

Что скучно не будет, стало понятно еще в городке, чьего названия он не запомнил. За несколько часов прогулок по городу им несколько раз предложили купить кокаин и один раз - оружие. От кокаина вежливо отказались. Оружие купили. Оружие Вольфганг любил и в нем разбирался, так что без труда опознал Беретту 92F, некоторое время состоявший на вооружении армии США (и снятый после того как выяснилось, что этот стильный итальянский пистолет стреляет не только вперед, но иногда прилетает и в лицо стрелку кусками металла).
"Куда деваются все снятые с вооружения стволы?.." - хмыкнул он тогда немец, вертя в руках пистолет, - "А ведь еще лет десять лет назад я наивно думал, что их уничтожают..".


Из воспоминаний об относительно тихом вечере в безымянном городке Крюгера вырвали чьи-то голоса. Они звучали достаточно далеко, но они с Труд замедлили шаг, наконец сошли с тропы и чуть понизили профиль.
Через несколько десятков метров лес закончился, а тропа уперлась в огромное поле, засаженное коноплей. Кое где кусты были высокими, в человеческий рост, кое-где не доставали и до пояса. По тропкам между квадратикам поля, прогуливался смуглый мужчина в белой майке и с АКС в руках, при чем манера держать оружие выдавала в нем... скажем прямо, не профессионального военного, но человека со слабыми нервами и минимальным уважением к чужой жизни. Он активно переругивался с кем-то по ту сторону поля, кого Вольфгангу и Труд не было видно из их укрытия.
- Ладно, - добравшись до цели, Вольфганг оживился и даже уже не реагировал на москита, сидящего на виске. Он сел на землю спиной к поваленному дереву из-за которого они только что наблюдали поле и достал из нагрудного кармана полурасстаявший сникерс. Если идти на штурм, то хоть не настолько голодным, - Можем пробиваться с боем, можем подождать ночи и прокрасться по-тихому. Ночью будет тише и надежней захватить больше народу живьем. Это плюс. К ночи я буду голодный как волк. Это минус. Что думаешь?..
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#23

Сообщение Thrud Thorsdottir » 11 июн 2019, 00:46

Спустя "пятнадцать километров", которые на деле больше напоминали примерно двадцать пять, валькирия пришла к интересному выводу: лучше бы Энгель всё-таки оказался мёртвым, потому что прогулка в Ад могла бы оказаться куда более приятной. По крайней мере, москитов и прочей летающей дряни отдельно от Вельзельвула там не встречалось точно. Тот факт, что от божественной крови они мгновенно склеивали свои длинные лапки, теряли крылышки и заканчивали бренное существование в мучительной агонии, насекомых не останавливал.
Их целью было вызывать жгучую ненависть во всём живом, и они с этим великолепно справлялись.

Хотя, стоило признать, это было целью всех джунглей как явления.
Влажность была такой, что воздух почти пружинил под пальцами, всё, что попадалось на пути, хотело жрать и рассматривало - очень зря - двуногих гостей в качестве добычи, а то, что было слишком мелким, чтобы сожрать целиком, норовило хотя бы слегка покусать. Богине приходилось то и дело вступать в длительную полемику с очередной бегающей, прыгающей или ползающей зверюгой, проявлявшей к её конечностям нездоровый интерес, но затишье длилось от силы пятьсот шагов, пока не появлялся кто-нибудь новый.
- Вот теперь я вспомнила, - шипела валькирия, широко размахиваясь мачете, чтобы приложить лезвием по очередной какой-то лиане, - почему, - лиана со смачным звуком падала на землю только для того, чтобы открыть вид на следующую, - мы никогда сюда не рвались.

Потому что ебись оно конём.
Потому что наслаждайтесь своей долбанной духотой сами.
Потому что топитесь в Амазонке тоже сами. ("Хотя я с удовольствием помогу," - мрачно размышляла Труд.)

Ничего удивительного, что боги Южной Америки, пока ещё не вымерли, были настолько странными. Если на их землях творился такой бесконечный хтонический мрак, то страшно придумать, что должно было происходить в их мирах, от которых Мидгард был лишь бледной тенью. Конечно, в таком климате легко свихнуться и начать убивать всё, что видишь, потому что иначе оно просто попытается убить тебя первым.

Конопляное поле вызывало чувство глубокого восхищения своими размерами.
- Я думаю, что хочу жрать, - проворчала Вилкмерге, - а ягуар-людоед явление слишком редкое, чтобы сойти за правдоподобное.
Сложно было сказать, насколько она шутила; ведь зверем она была настолько же, насколько богом, а есть ли волку разница, с чьих костей обгладывать мясо. Её верный друг-вальравн отведывал плоти многих ярлов и королей, да и всеми остальными не брезговал, включая, говаривали, богов, и сейдкону это никогда не смущало.
Недовольно нахмурившись, женщина снова посмотрела в сторону поля.
Хорошо, эти двое, если верить великолепному волчьему обонянию, то их действительно было только двое, охраняли коноплю, которую потом планировалось пустить на экспорт и радоваться жизни. Благое начинание. Но из монолога старательно подбиравшего английские слова проводника следовало, что местный дон - человек влиятельный, и бизнес у него большой, что наверняка не ограничивалось только наркотиками.
Хель его знает, сколько у него тут по близости может быть людей.

Не то, чтобы асинья чего-то опасалась.
В конце концов, она уже достаточно ненавидела жизнь и мир, чтобы спустить с поводка Жворуне, после чего от дона, его людей, его плантаций и его доходной торговли не останется даже воспоминаний, но это было, так сказать, оружием последнего шанса. Труд не до конца была уверена, что та конвенция, которую Один подписывал, подразумевала возможность бесконтрольного убийства даже откровенно криминальных человеческих элементов.
С особой жестокостью, разумеется.
Жворуне, как заправская психопатка, иначе попросту не умела.

Она мрачно облизнула губы быстрым, сердитым жестом. Если Энгеля здесь не будет, то ему точно будет лучше покончить с собой, чем встретиться с дочерью Тора, которая порой удивительно напоминала терпением и методами любимого папеньку.
- А много ли народу нужно живьём? Ценность у них всех примерно одинаковая, где найти этого, как там, Эрнана, всё равно никто не скажет, потому что будет уверен, что дон страшнее, чем я, так и какой смысл ждать?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Wolfgang Krüger
Lazarus
Аватара пользователя
Репутация: 61
Статус: Lazarus
Информация: Вольфганг Крюгер
29-32 y.o.| 47 y.o.; временно безработный ветеран; Хельги Трудсон; недо-драугр, трудноубиваемый, видит духов, чует магию.
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 08 май 2019, 16:50
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#24

Сообщение Wolfgang Krüger » 11 июл 2019, 20:00

Конопляные поля напоминали об Афганистане. Нет, картинка была совершенно другой - там поля наркотических растений простирались под жарким, низким небом, а не среди сельвы, но суть оставалась прежней. Криминальные элементы с оружием в руках охраняют то, что станет наркотиком, который будет продан за деньги, которые позволят купить больше криминальных элементов и больше оружия для охраны наркотика, и больше власти для их хозяев. Замкнутый круг. В Афганистане он не задумывался над тем, какую роль в той войне играли наркотики, теперь пришлось, и складывающаяся картина не особо радовала. Особенно учитывая, что кроме наркотиков эти две локации связывал один вероятный предатель.
- Хоть один живьем да нужен, - сказал Вольфганг после недолгой паузы. Ему самому идея идти напролом штурмовать конопляное поле уже не казалась такой уж глупой. Вот сникерс сейчас доест - вприкуску с москитами - и можно идти. Да и ягуары-людоеды в этих местах, думалось ему, не такое уже редкое явление, - Мы как-то крались по конопляному полю… в Гильменде, кажется, - он с сомнением покосился на огненно-рыжую гриву валькирии и собственную яркую рубаху. Маскировка, конечно, так себе. Надо прикинуть, как их отвлечь. Вопрос в том, будут ли они стрелять сразу, если на них, к примеру, из лесу выйдет парочка заплутавших туристов?.. - Есть одна идея, - пробормотал Крюгер, задумчиво почесывая щетину на подбородке, - Называется “тупой гринго, ты зашел не в тот район”. Но может сработать, а учитывая, что убойная дальность АК немного выше, чем у долбанной беретты, особых вариантов у нас нет…

Хавьер Ортега, которого, впрочем, никто не звал ни по имени, ни по фамилии - прозвище “Москит” прилипло к нему с детства не хуже настоящего москита, на дона Эрнана работал со своих тринадцати. Сначала носил мелкие посылки, потом - послания, потом стоял на стреме, потом - ездил на разборки, где стрелял, правда, в основном в воздух или все равно не попадал, только месяц назад был удостоен чести работать на плантации. В сердце джунглей. Совсем рядом с домом Самого! дона. Работа не пыльная, платят хорошо, гуляешь себе с автоматом, прямо настоящий солдат.
...то ли по молодости, то ли по тупости, то ли по причине охреневшего самомнения, Москит и допустил ошибку, которая, в итоге, стоила жизни всем, кто находился дальше первого конопляного форпоста: он не открыл огонь на поражение сразу же.Стоило. Конечно же, стоило пристрелить эту парочку как только они вышли из джунглей - рыжая баба и мелковатый белобрысый мужик. Кто же знал, что парочка туристов, делающих селфи на фоне леса - не туристы-то нихера?! Даже испугались так натурально, когда он подошел к ним и передернул затвор (о, как Москиту нравился этот звук!), но стоило ему почти что упереть укороченное дуло автомата мужику в пузо… что-то произошло. Он просто не понял как. Автомат будто сам рванулся из рук, выкручивая кисти и пальцы, а в следующий момент дуло смотрело ему в лицо. Последним, что он слышал, был тихий и неприятный голос мужика, который сказал что-то на непонятном языке. Движения женщины он не рассмотрел вовсе и не почувствовал почти ничего, кроме растекающегося в штанах тепла, а потом земля ударилась в лицо и перед глазами оказался аккуратно окученный куст марихуаны и вереница рыжих муравьев, деловито бредущих по каким-то своим муравьиным делам - он давил их сотнями, брызгал на них подожженным дезодорантом, когда был ребенком. Москит смотрел на них, думал, что стоило стрелять в тех двоих, сразу стрелять, но не мог ни крикнуть, ни пошевелиться. “Я умираю” - подумал он, но мысль почему-то не вызывала ни страха, ни противоречия. Темнота подступала со всех сторон, затемняя картинку, как конец дурацкого мультика про кролика. Последним, что видел Хавьер Ортега в своей недолгой жизни, был рыжий муравей.

Трофейный автомат - укороченную “сучку” - Вольфганг куртуазно попытался уступить Труд. Не то, чтоб валькирии нужно было оружие, но мама учила, что все лучшее надо сначала предлагать девочкам. Что делать с богинями, правда, мама не рассказывала, но тут уже было не принципиально.
Через несколько десятков шагов по тропе, стало ясно, что они в начале огромной плантации, а дом - трехэтажный особняк - находится метрах в восьмиста впереди, под сенью нетронутого клочка джунглей.
- Вот там уже охрана посерьезней, - заметил Вольфганг, присев на одно колено и вглядываясь в сторону дома, - И у них явно есть что-то круче, чем АКСу. Ты видела, в какую сторону пошел второй охранник? Я как-то его пропустил. Надеюсь, он не видел, что мы творим, потому что на его месте, я б со всех ног бежал предупреждать своих…
Он правда надеялся, что на это охраннику мозгов не хватит. Вряд ли их тут после Гарварда набирают.
Изображение Oh, Lazarus
How did your debts get paid?
Oh, Lazarus
Were you so afraid?

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1509
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4024
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[06.10.2018] Tell me how you died

#25

Сообщение Thrud Thorsdottir » 14 июл 2019, 23:55

Просто и эффективно. Пожелав Москиту приятного пути навстречу посмертным приключениям в аду, валькирия отказалась от попытки вручить ей автомат, без проблем обходясь тем, что щедро отсыпала ей природа лице любимого папеньки, и бесшумно двинулась следом за Крюгером сквозь проложенную посреди квадратов плантации тропку. Одуряюще пахло соком, смолой и коноплёй.
Концентрация всей Колумбии, не иначе.

Прошли они метров пятьдесят.
- Ничего такой домик. Сразу видно, строилось исключительно на честно заработанные тяжёлым трудом средства, - произнесла Вилкмерге.
Запрокинув голову, она принюхалась, точно - как крупный хищник, слегка приоткрыв рот, повернулась затем и указала куда-то сквозь высоченные кусты:
- Он где-то довольно близко, с наветренной стороны, и я его чую. И, кажется, он больше занят собой, чем своим, эээ, сотоварищем. Подозреваю, что у них тут охрана больше по методу сарафанного радио - все знают, что сюда ходить не стоят, и не ходят, потому народец и расслабился, если вообще когда-то представлял из себя что-нибудь ценное.

Второй охранник, видимо, закончив свои чрезвычайно важные дела (Труд подозревала, что он занимался тем, что делал себе максимально героические селфи), внезапно понял, что нигде на горизонте не виднеется первого. Настороженно внимавшая звукам шагов, доносившихся откуда-то справа и чуть спереди, богиня прищурилась, позволяя зрению размыться, стать нечётким и соскользнуть туда, где нет обычной материи, но есть всполохи энергий и реальностей, о существовании которых человечество даже не догадывается.
Аура сторожа была коричневатой, с лёгкими малиновыми разводами: похоже, он был раздражён тем, что молодой напарник куда-то провалился, ничего не сказав. Он же говорил, что этот идиот слишком молод и туп для того, чтобы работать в поле, но никто к нему прислушался - и вот, пожалуйста, кому теперь разгребать.
Хотя, может, Москит просто отошёл чуть подальше, чтобы отлить.
Послышались громкие ругательства. Говорил мужчина на каком-то испанском диалекте, и даже Труд с её обширными познаниями культур и языков было сложно вычленить что-то внятное. Кажется, охранник советовал Москиту вылезти из той дыры, в которую он залез, прямо сейчас, если он всё ещё хочет иметь целый череп, хотя в том нет и горошины мозгов.

Женщина дёрнула губами в какой-то странной улыбке.
- У меня тоже есть идея - я отвлеку охрану на себя. Если им придётся бегать за зверем с явно выраженным интересом к человеческому мясу, оставаться на постах будет крайне проблематично.
Сняв с пояса мачете и воткнув его в почву на половину лезвия, потому что терять этому достижению гения наполовину слепого кузнеца было нечего, Труд села прямо на землю и стала стягивать с себя высокие военные ботинки. Убрала шнурки внутрь, поставила берцы рядом с ножом, пробормотала что-то вроде "потом заберу" и, поведя головой, резко перекатилась-перекувыркнулась как-то особенно хитро, в сторону.
На четыре лапы приземлился уже кот.

По официальным данным зоологов, самый крупный ягуар, пойманный в дикой природе, был весом почти сто шестьдесят килограмм и длинной - под два метра. Это чудовище с жёлтыми, как расплавленное золото, глазами могло бы составить ему серьёзную конкуренцию. Песочная шкура с россыпью чёрных колец с маленькими точками внутри, округлые гладкие уши, совершенно бесшумный шаг и длинный хвост, раздражённо бивший по гладким бокам.
Ягуар обошёл Вольфганга по кругу, принюхался, отёрся о его ногу щекой и загривком, а после - сошёл с тропы и исчез среди зелёной травы, совершенно непонятным образом сливаясь с пейзажем настолько, что даже птицы не замечали.

Второй охранник едва ли успел что-то понять, когда зверь выпрыгнул на него из засады, в два мгновения подмял под себя огромной тушей и, располосовав лицо и грудь когтями, исчез, оставив лишь медленно остывавший труп, истекавший кровью и с сильно обглоданным лицом. Со времён Каина и Авеля, как известно, одно из самых популярных и надёжных удобрений для повышения урожайности.
Хотя местные наркофермеры вроде и так не жаловались, но всегда приятно помочь в благом деле.

Особняк стоял в странном месте для двуногих, но в очень удобном - для хищника, привыкшего перемещаться по деревьям. Пробравшись сквозь поле и нырнув в островок сельвы, где он чувствовал себя, как дома, ягуар немного побродил туда-сюда, скрытый тяжёлой яркой зеленью и собственной пятнистой шкурой. Охрану он более видел, чем чуял: запах пороха, пота и оружейной смазки, но ни один из этих запахов его не отпугивал.
Ловко вскарабкавшись по одному из деревьев, росших достаточно близко, огромный кот перебрался на крышу. Мягкие подушечки лап ощущали тепло от разогретой солнцем кровли.
Продефилировав по самому краю, ягуар заглядывал в окна третьего этажа, немного свешиваясь вниз, пока не нашёл наконец приемлемый спуск на нечто вроде открытой террасы или длинной лоджии, опоясывавшей дом. Спиной к зверю стоял крепко сбитый, приземистый человек в военной форме без знаков отличия.
Ягуар продвинулся немного вперёд, пытаясь понять, что же он делал, вытянул шею, крепко и недовольно прижав уши к голове, и наконец увидел, что мужчина пытался что-то разглядеть в бинокль.
И тогда зверь прыгнул, распрямив сильные лапы, точно пружины.

Если Вольфгангу требовался какой-то знак того, что у Труд, переодевшейся в кошачью шкуру, всё идёт по плану, то лучшего ему ожидать не приходилось: в доме поднялась несколько беспорядочная стрельба. Пользуясь силой и проворством, намного превосходившими человеческие, ягуар метался по особняку, но в его перемещениях не было хаотичности - он целенаправленно двигался сквозь комнаты, заставляя охрану бросать посты и пытаться если не пристрелить желтоглазую тварь, которая явно была не в курсе о том, что люди - неестественная для неё добыча, то хотя бы выжить.
Кто-то с воплем выпал в окно.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость