[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

Ответить
Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 31 июл 2018, 21:23

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
1 июля, вечер.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Ванахейм.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Týr Hymirson, Thrud Thorsdottir.

СИНОПСИС:
За последние две недели Тюр и Труд пережили количество увлекательных неприятностей едва ли не больше, чем за десять последних лет. Как итог, Тюр озверел до состояния бешеного волка, а у Труд от общения с многочисленными родственниками и изливаний их родственной любви дёргаются попеременно оба глаза.
И чтобы не взбеситься окончательно и никого не убить - из тех, кто в последствии мог бы пригодиться, - валькирия уговорила супруга отдохнуть пару дней в Ванахейме, где, по крайней мере, спокойно. В теории.
На практике сейд в руках начинающего шамана - это всегда крайне увлекательно и волнительно для всей реальности.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[31.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#2

Сообщение Týr Hymirson » 01 авг 2018, 00:55

Он разучился чувствовать усталость. Это было хорошо, потому что позволяло справляться с делами без перерывов на сон. И это было отвратительно, потому что злость накапливалась и требовала выхода. Срываться на жену или брата Тюр считал неправильным, и только понимание последующих проблем останавливало его от того, чтобы убивать всех подряд. Труд уговорила его на этот отпуск, он не стал особенно противиться. В Ванахейме было спокойно; половину дня они с женой шатались по лесу, молчали, изредка обмениваясь ничего не значащими фразами, а после устроились на ночлег.

От охоты воздержались. Сколько-то еды взяли с собой, первый день было решено не тратить на труды, а отдохнуть и, быть может, отоспаться, если получится. Но пропускать ежевечернюю тренировку Хюмирсон отказался: он радовался вернувшейся силе как ребёнок, изучал новые грани возможностей и любовался ими как цверг драгоценными камнями. Вот и сейчас он оставил жену рядом с костром на берегу, а сам стоял посреди водного зеркала в боевой стойке и нарочито медленно перетекал из одной сложной позы в другую.
Заходящее солнце играло в каплях воды, осевших на мышцах, рисовало жёсткие тени на совершенном лице, серебрило виски. Происходящее больше походило на танец, каждое плавное движение подчинялось определённому ритму, не было бессмысленным и ненужным. Иногда в его движения вплетался ветер, несущий листья с берега, или воды озера, свивающиеся в круги и леминискаты. Глаза были закрыты, лицо спокойно и умиротворено.
Наконец, ему надоело это занятие и он провалился под воду, чтобы вынырнуть уже рядом с берегом, довольный и мокрый. Отряхнулся, точно волк, и подошёл к жене, на плечи валькирии легли уже сухие руки, умелыми движениями расслабляя мышцы. Зимний король наслаждался тем, чтобы просто быть с нею; отсутствие людей приносило умиротворение и не хотелось ни говорить ни думать.

Отпустив Труд, Аргетлам подбросил хворост в костёр, проверил воду в котелке, бросил в неё собранные по дороге сюда травы, а потом упал на землю рядом с женой и вытянулся во весь рост, глядя в небо. Оно отражалось в его глазах, делая их ярко-синими. Солнце медленно опускалось за лес, вызолотив прощальными лучами верхушки деревьев.
- Спасибо. - За прошедший день это была едва ли не первая попытка к связному диалогу с его стороны. - Это была отличная мысль.
После перерождения терпение перестало быть в списке добродетелей бога закона - кровь асов брала своё. Поймав жену за руку, он коснулся губами пальцев и тут же отпустил. С озера потянулись пряди тумана, в умирающем солнце выглядящие отдельным волшебством. Но просто так наслаждаться покоем Аргетлам не мог, ему казалось, что он упускает что-то важное. Он поделился с женой этим наблюдением и продолжил созерцать медленно темнеющее небо. Кончик косы валькирии запутался в его пальцах. После общения Труд с отцом поговорить толком не удалось - работа догнала главу Агентства и пришибла не хуже молота Тора. Теперь он силился наверстать упущенное, но выходило плохо. Он попробовал ещё один заход.
Поднялся, разлил по складным стаканам отвар и протянул жене, улыбнувшись.
- Непривычно, - поделился он. - Столько времени никто не пытается вытрясти из нас душу, не жаждет спасения мира ещё вчера. - Он снова замолчал, но в этот раз ненадолго. - Я скучал по тебе.
Он сел рядом и притянул жену к себе. От него пахло озером и луговыми травами - лёгкий, бодрящий запах никак не подходил к ночи, опускающейся на лес. [AVA]https://image.ibb.co/hj2wCx/777.jpg[/AVA][SGN]Изображение[/SGN]
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[31.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#3

Сообщение Thrud Thorsdottir » 01 авг 2018, 22:07

О гневе, ярости и желании убивать женщина, выросшая в семье богов войны, каждый из которых отчаянно любил уезжать с катушек в самый неподходящий момент, но при этом совершенно не любил приходить в чувство, знала всё. Говоря откровенно, Труд даже не было нужды куда-то вести супруга за руку: владевшая сейдом и знавшая тайные тропы древней волшбы, что способна менять душу и разум с одинаковой лёгкостью, она могла бы убрать его чувства и принести ощущение блаженного спокойствия, золотой нитью пропустив его сквозь сознание.
И Аргетлам, возможно, действительно перестал бы расплёскивать вокруг себя ненависть ко всему живому и движимому, но поступать так казалось нечестным. Поразмышляв о превратностях личной жизни, - обычно честь в вопросах "вправь мозг Моди" её, например, не волновала, потому что главное было добиться нужного результата до того, как на месте какой-нибудь злогребучей Африки остались бы только дымящиеся развалины, - дочь Тора увела бога за собой в Ванахейм.
На диво сегодня он не особенно упирался. Возможно, и впрямь устал от происходившего вокруг безумия; неоновая табличка "не подходи, убьёт (с особой жестокостью)" буквально горела над черноволосой головой и читалась в каждой черте мрачного красивого лица.
От аса при желании можно было бы прикуривать сигареты.

Мир, исполненный силы жизни и первоначал природы, утешал незаметно: в нём просто было хорошо. В отличие от братьев, которые начинали скучать от перспективы тотального отсутствия драк в первые полторы минуты, дева щита любила бывать здесь, сопровождаемая лишь верным вальравном да собственными мыслями. Леса принимали её за родную, исподволь вымывая лишнее из мыслей да чувств.
Высокая и стройная, облачённая в чёрные одежды, плотно облегавшие статную фигуру, она сама напоминала видение, призрака, странное существо из старых сказок, что люди ранее рассказывали своим детям. Не добрая и не злая, Медейне была душою лесов и их вечным стражем - и оттого в Ванахейме ей было хорошо, порой даже лучше, чем средь сурового дома.
Вскоре перестал пылать и Нуада.

Опустился на мир вечер; пока сереброрукий, познавая себя заново, красовался для морских дев посреди озера, Труд, сложив ноги по-турецки, шевелила длинным прутом уголья в костре. К берегу подплыл один из озёрных духов, выскользнул на землю и оказался красивой девицей с волосами цвета мха. Длинные жаберные щели на немного синеватой коже шеи возбуждённо раскрывались, обнажая красные полосы плоти.
Труд, поискав по своему рюкзаку что-нибудь интересное, молча протянула девице половину шоколадки - та не отказалась, а спустя несколько минут бесшумно уплыла прочь, только взметнув роскошный рыбий хвост, и ненадолго вскоре вернулась с красивой ракушкой, которую пристроила на песке.
- Среди местного женского населения ты произвёл просто фурор, - с беззлобной насмешкой сообщила дева битв подошедшему богу, потёрлась щекою о лежавшую на плече тяжёлую ладонь.

Пели какие-то насекомые, и их мелодичное треньканье вплеталось в ночную прохладу.

Приняв из рук мужа стакан, валькирия пригубила горячий отвар, потянулась, точно огромная кошка, гибко и довольно, на миг зажмурилась. Рыжие косы, столь длинные, что стекали до самой земли, казались в свете заходящего солнца сделанными из чернённой меди.
- Ничего. Вернёмся в Мидгард - будет сполна и спасения миров, и вытряхивания душ, и получения срочно-обморочно-смертельно-важных миссий за вчерашнее число, - заметила Труд.
Повернув голову, она посмотрела на аса, подалась вперёд, коснувшись кончиками горячих пальцев его щеки; поцелуй её отдавал мёдом и диким хмелем, спокойствием и ночной прохлады. Чуть отстранившись, она улыбнулась.
- Но пока об этом лучше не думать. Хочешь посмотреть, как Ванахейм выглядит сквозь сейд?[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#4

Сообщение Týr Hymirson » 02 авг 2018, 13:27

Как Медейне была душою лесов, так Нуаду был душою воздуха и вод, он находил успокоение в обеих стихиях и даже не задумыаался, как его внешний вид может влиять на окружение. Для него, отдавшего свет, была важна только одна женщина - та, что была на берегу. Он чувствовал остальных обитателей мира, где-то там, на пиреферии сознания; тренировка забирала всё его внимание, вводя в подобие транса и отключая эмоции. Владыка воздуха оставил в стороне и изменённое тело и изменённый разум, - лишь сила и её хозяин имели значение в этой пляске туата. Оставлять полученную назад игрушку было невыразимо жаль, но там на берегу сидела жена, терпеливо ожидая, пока он наиграется.
Его тянуло к Труд. Дело было не в обострившейся после смерти обоих связи; он сам не понял, когда его чувство стало пожаром, с которым он не в состоянии справиться. Совершенно определённо его подвело человеческое сердце, скорое на эмоции; он ждал, что перегорит или остынет, что желание быть с нею пройдёт. Не прошло. Для смертного и десятилетие - срок, а лет минуло много больше. Сперва он не понимал, что с ним происходит, потом боролся с собой, сознавая, что это недолжное чувство. Проиграл и смирился, запретив себе даже думать о ней - и не смог, через день позвав её знакомиться с родителями. Последовавшая за этим размолвка была болезненной, а возникшая следом связь и вовсе заставила его отгородиться от Труд. Но раз за разом их встречи стирали кусок отчуждения, исподволь подводя его к неизбежному, пока он не понял, что и в эту предопределённость хочет войти на своих условиях. Болезненная честность сыграла с ним злую шутку, разделив братьев и едва не лишив его жизни до срока, но это ещё вернее толкнуло Труд в его объятья и он прекрасно сознавал это. А нынче она стала его женой и он, всё ещё оглушённый произошедшим, слабо понимал, что они теперь вместе, всё казалось, что очередная размолвка или воля Тора разведут их по разным углам мироздания, оставив пустоту в сердце. Тем больше поводов было не отлынивать от супружеских обязанностей и быть с нею.

- А после, - певуче подхватил насмешку Нуада - мелодия танца ещё звучала в его голове, - они полгода будут обсуждать нас с тобой, пока не появится другой повод для сплетен. Мне нет дела до них, Труд.
Он распрощался с маской сурового главы Агентства, позволив себе быть собой. От валькирии не было нужды таиться, их связь не давала ни малейшей возможности ко лжи. Горячий травяной отвар успокаивал так же, как успокаивал Ванахейм - незаметно и исподволь. Напряжение не ушло, но желание убивать ушло на второй план. Предложи Труд воспользоваться сейдом, чтобы успокоить Нуаду, он согласился бы не раздумывая, но тогда они не получили бы возможность отдохнуть вдвоём.
- Учитывая моё везение, - самокритично заметил трикстер, - спасение мира может застать нас и здесь. Но пока этого не произошло, - он ответил на поцелуй жены и улыбнулся, соглашаясь, - мы не будем думать об этом. Я...
Он осёкся. Сейда он опасался до сих пор - в своих руках, не в руках жены. Прошлые попытки были не очень удачными: один раз они чуть не застряли в его безумии, второй окончательно лишил его сил. Сомнение коснулось разума Труд, но выдохнув, Аргетлам заставил себя расслабиться - жене он доверял полностью.
- Да. - Ответил он, упрямо мотнув головой. - Да, хочу. Должен же я понять, что с ним делать и как. Покажи мне?
Отвар делал своё дело, расслабляя мышцы, а выгнать из головы сторонние мысли было не так трудно - после полумедитативной тренировки они и без того не задерживались надолго. [AVA]https://image.ibb.co/hj2wCx/777.jpg[/AVA][SGN]Изображение[/SGN]
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[31.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#5

Сообщение Thrud Thorsdottir » 02 авг 2018, 21:42

Чуть качнув головою, вёльва улыбнулась, беззлобно и почти нежно. Сомнения, что источал Тюр, были для неё открытой книгой; дева битв понимала, в чём дело, но осознать, как исправить оное, мог лишь он сам. Сейдкона могла давать советы, могла вести за собой, но мириться с собственной сутью Аргетламу предстояло своими силами - не во всём она способна была помочь.
- Твоя беда вот здесь, - Труд легонько постучала по лбу бога согнутым пальцем, - и она в том, что ты пытаешься разумно подходить к практике, в которой нет разума совершенно. Сейд - это тропы между мёртвым и живым, между чувствами и ощущениями, сейд - это дым и тень миров, а ты пытаешься анализировать то, что видишь, как будто перед тобой твой очередной отчёт. Так оно не работает, и он никогда не будет тебя слушаться. Я могу вести тебя по тропам, могу показывать пути - я всегда буду ведать их лучше, ибо родилась с этим даром, я - проводник душ, но познать, как ходить, ты должен сам. Чувствуй - здесь нет знания, здесь есть дороги, и все они текут сквозь тебя.
Поднявшись на ноги, Вилкмерге сняла котёл и крючок, на котором он висел, отложила их, покопавшись чуть в рюкзаке, вытащила кожаный мешочек и бросила пригоршню высушенных трав в жадное пламя.
Полыхнуло, а следом потянуло дурманящим ароматом: угадывались багульник и папортник, остро отдавала горьким привкусом полынь, пряно струилась кошачья мята.
Высокий голос звучал чарующим морским биением волн о песчаный берег:
- Расслабься. Не думай и просто смотри в костёр.

Встав на колени за мужской спиной - Тюр был выше ростом, и сидеть было неудобно, - Торсдоттир положила руки на его твёрдые плечи, и мягкое тепло её кожи, спокойное и мерное, проникало сквозь одежду, пробиралось к самому сердцу. Легонько коснувшись серебристого виска зимнего короля губами, асинья едва заметно улыбнулась, ладони её скользнули ниже, исполняя какой-то неведомый танец, и касания приносили спокойствие и какую-то странную, немного ирреальную лёгкость.

Было очень тихо. Отошёл куда-то, отодвинулся плеск озера и совиный крик вдалеке, не стало шороха леса, треска поленьев в костре; были только они вдвоём - и пляшущее пламя, в чьих язычках мелькали и пропадали неясные видения. Огонь занимал всё больше места, становился всё ярче, казалось, что поднимается он к самым небесам, чтобы поглотить собою всё; обнимавшая мужа дева щита что-то шептала, и её наговор вплетался в реальность, размывая её, точно вода - пятно акварели на бумаге.
Всё вокруг поплыло, становясь немного ненастоящим. Мир расслоился, выпуская для взгляда шаманов иную правду, показывая тень, отбрасываемую жизнью. Лес стал гуще и темнее, в нём обозначилось какое-то движение; над водой кружили существа, похожие на призрачных стрекоз, и всюду, куда ни глянь, был лёгкий белёсый туман, стелившийся по земле. Кое-где он поднимался до уровня человеческого роста, где-то был позёмкою, но везде тянулись его бледные невесомые пальцы.

Чуть поодаль от богов стоял огромный белоснежный олень о златых рогах, стоял недвижимо и совершенно спокойно, только чуть раздувались тёмные ноздри. Не оставалось никаких сомнений в том, что он ждал, пока его заметят. Длинные сильные ноги, густая шерсть, великолепная точёная голова и крутая шея: зверь выглядел очень царственным, величественным, и им хотелось любоваться.
Убедившись, что на него обратили внимание, он подошёл к костру, остановился в паре шагов от гостей своего мира и точно поклонился, низко опустив венценосную голову. Он был настоящим - и не был одновременно, лесной дух, он существовал лишь для тех, кто способен был видеть суть вещей сквозь смерть и жизнь.
- Он зовёт нас с собой, - негромко произнесла Труд. - Хочешь посмотреть?[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#6

Сообщение Týr Hymirson » 03 авг 2018, 01:33

От неожиданности Аргетлам засмеялся. Негромкий смех отозвался шелестом трав, шорохом ветра и плеском воды. Перехватив руку, он потянул жену к себе и поцеловал её в нос.
- Déjà vu, - произнёс он. - Моё последнее воплощение сломалось о предложение не обдумывать происходящее логично, исходящее от Ангрбоды. - Он говорил об этом легко теперь. - Я постараюсь сделать так, как ты говоришь.
Запах дурманил, но особенной нужды в том не было - усталость брала свое, а прикосновения сейдконы расслабляли мышцы. В пляске пламени чудились странные картины, на которых Нуада не акцентировал внимание, хорошо зная, что увиденное будущее плохо способствует расслаблению и возможности не думать.
Он боялся пламени. Никогда не признавался себе в этом, но смерть от ока Балора навсегда оставила отпечаток на его разуме, найдя отражение в огненной тюрьме, жившей в его памяти. Пламя заслоняло собой всё и даже Труд не могла сделать с его страхом ничего. Сердце пропустило удар, заставляя среброрукого подобраться. Следом поднялась досада на себя самого. Глубоко вздохнув, Нуаду закрыл глаза. Прогнать алые языки из мыслей оказалось проще, чем он опасался, всё сменил плавный напев воды, уносящий во тьму все тревоги, размывая мир вокруг и принося мелодию мира, где даже треск пламени подчинялся общему ритму, такому же древнему и такому же юному, как земля. Белёсый туман запутался в его одежде, превращая её в доспехи; дубовые листья стали короной на тёмных волосах, на лице залегли глубокие тени, делая совершенные черты резче. Мёртвый король так и не стал живым, принадлежа обоим мирам сразу. Нуаду открыл глаза, залитые серебром и руки Труд коснулся холодный металл. Сказки о Сидхе не были сказками, туата был жуток в своей красоте.
- Получилось! - Восхищённо прошептал он и облако пара сорвалось с его губ.
Он осматривал всё вокруг; супруга, сейчас тоже более мёртвая, чем живая, была похожа на него. Жуткая улыбка тронула его губы, Лорд Охоты увидел дичь.

Олень был прекрасен и не боялся шаманов, отблески пламени запутались в его рогах и теперь искали выход, блуждающими огнями мечась над точёной головой. Зимний король поклонился в ответ, и был то поклон равного.
- Очень хочу, - Нуада протянул ей руку, точно королеве, королевою она и была, дав согласие на завершение обряда, но здесь она была в своих владениях, тогда как он был её гостем до поры.
Они следовали за восхитительным зверем сквозь ирреальный, наполненный странными бестелесными существами лес. Под ногами среброрукого распускались травы, а вьюга стелилась плащом за его плечами. Поляна, на которую вывел их олень, была полна таких же заблудившихся огней и Нуаду не удержался, протянул руку.
Огни льнули к колдовскому металлу, собираясь в тонкую цепь, серебряные пальцы перебирали их, точно бусы на нитках, а капли росы, став вдруг камнями ярче алмазов, заняли место в лёгком венце, что воздушный король восхищённо протянул своей жене. Олень терпеливо ждал, покуда гость наиграется с реальностью, что приняла его. Изумление мешалось с удовлетворением от того, что происходит, а ощущение счастья, аномальное в таких масштабах, оглушало. Аргетлам был похож на ребёнка, которому рассказали, что сказки - это реальность. [AVA]https://image.ibb.co/hj2wCx/777.jpg[/AVA][SGN]Изображение[/SGN]
- Я люблю тебя, - прошептал Нуаду Труд. Просто потому что очень хотел и не мог не сказать. Олень склонил голову и вновь шагнул под сень призрачных деревьев.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[31.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#7

Сообщение Thrud Thorsdottir » 03 авг 2018, 22:51

Протянув руку в сторону, вёльва подхватила соткавшийся из воздуха посох, легко кивнула Тюру. Черты её лица вновь заострились, стали резкими, чеканными, хищными даже, запали глаза; дева битв не была полностью ни живой, ни мёртвой, ходя меж миров в поисках тех, кому нужно было указать дорогу, и её облик здесь ясно говорил о том. Труд всё ещё была по-своему красива, как красивы были все боги, но то было красотой величественного последнего покоя и идеально отточенного клинка.
- Потом маяки перестанут быть тебе нужны, - негромко произнесла она, - огонь помогает видеть тень, вода - отражение, но на самом деле все они есть в нас самих. Каждый шаман - связь между живым и мёртвым, и для того, чтобы видеть сокрытое, достаточно просто знать, что оно есть.

Серебряная рука зимнего короля была холодной, тогда как её собственная - горела жаром, таким же яростным, как уголья костра, и было странно видеть их, таких изумительно разных и одновременно похожих. Седймад и его фюльгия - для нижних миров, для тени сущего они были на самом деле единым; золотые нити связи, что крепче всякой родственной крови, прорастали сквозь их души.
Возможно, на самом деле, они были обречены любить друг друга, ведь невозможно остаться в стороне от того, кто душу твою ведает едва ли не лучше своей; возможно, на самом деле, связь их была из любви, в которой они не признавались даже себе, ибо нет ничего, что её крепче, и нельзя познать другого, не любя его.
Женщина чуть улыбнулась, и на миг в лицо её вернулись тени жизни.
- Тогда пойдём, мой король.

Бесшумная, точно кошка, она ступала по колдовским травам Ванахейма, и те совершенно не приминались под лёгкими её стопами. Олень о златых рогах шёл чуть впереди, и чаща расступалась перед ним, однако по пятам двух гостей стелился туман. Свет, что разожжён был на навершие посоха, останавливал его за несколько пядей до того, как коснуться бы их ног, но следовал он упрямо и неотступно, словно желал смыть присутствие чужих из памяти земли самой.
Нижние миры, в которых цвела не-жизнь, в которых царила не-смерть, существовали по своим меркам и законам.
Приняв из рук Нуады волшебный венок, дева щита легонько усмехнулась - и опустила его на медные волосы, рассыпавшиеся вдруг водопадом по её сильным плечам. Блики-светлячки заплясали над её головой. Поймав мужа за руку, она потянула аса к себе и как-то очень вдруг, почти неуловимо коснулась его губ мягким, спокойным поцелуем, в котором были хмель и мёд, огладила щёку тыльной стороной ладони.
Она промолчала, отступив, но в её глазах, бездонно-голубых, как весеннее небо, сияли самые искренние ответы, каких бы только пожелал он найти.

Сколько величественный лесной дух вёл их сквозь неведомые тропы, было невозможно понять, время здесь текло отлично от обычной реальности, но вдруг, точно огромный бутон, лес раскрылся, обнажив большую поляну, посредине которой стоял полу-разрушенный временем алтарь. Огромный, сделанный из нескольких монолитных кусков гранита, он изрядно покосился и с одной стороны ушёл в землю, был облеплен мхом, но всё ещё внушал острое чувство собственного величия.
- Надо же, - не без удивления протянула валькирия, - старые места силы. Можем поискать клад… Здесь вряд ли остались следы тех, кому приносили дары, но могло остаться что-то после них.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#8

Сообщение Týr Hymirson » 04 авг 2018, 20:20

Он уже бывал в тонких мирах - неосознанно. Не зря привычное обличье Лорда Охоты вернулось к нему; начав с Дикой Охоты Одина, он не единожды пересекал грань под предводительством старого шамана, а после и сам вёл за собой самых жутких детей Дану в погоне за дичью. И Олень был знаком с туата, но в этот раз не спешил убраться с дороги - в Ванахейме всё было иначе, сам король стал другим, даже здесь сохранив больше рассудочного, чем должно. Возможно, потому что под умелым руководством жены контролировал свои действия, перестав быть захватчиком или наблюдателем, являлся полноценной частью происходящего. Это было изумительно: Нуаду впитывал ощущения, понимал их и знал, что сможет повторить всё, что необходимо. Возможно, это была ещё одна иллюзия, что даровало место, но он рад был обмануться, искренне наслаждаясь новыми гранями своих возможностей.
Поймав жену, он ответил на поцелуй и, будь его воля, поцелуем бы дело не ограничилось, но их вёл Олень и нужно было идти. Дух Охоты вздохнул, слизнув со своих губ сладкий и хмельной вкус губ жены и улыбнулся. Эту дичь загнать будет интересно - такая же, как он, не единожды участвовавшая в погонях за смертными или сакральным, она сможет сделать погоню увлекательной. Или он сам может стать дичью, что тоже будет интересно, если в конце их обоих ждёт награда. Лукавый дух, оставивший весь свет в Хвергельмире, он сдерживал свою злость и кровожадность только силой воли, да присутствием фюльгьи рядом. Она была его светом и он стремился к ней.

Прогулка закончилась, Олень склонил голову, легко коснувшись рогами плеча духа Охоты, давая понять, что вражда не забыта и мягко ткнул мордой Труд напрашиваясь на ласку. Туата кивнул, принимая предостережение и стал изучать алтарь. Сила его уже ушла, но её отголоски бродили вокруг, исподволь забираясь под одежду и будоража разум. Старый колдун азартно усмехнулся в ответ.
- Искать клад в Ванахейме во время шаманского трипа в компании жены. - Он заглянул в тёмные провалы глаз Труд и зассмеялся. - Кому рассказать про то, как мы проводим медовый месяц, узавидуются. Куда интереснее, чем Охота.
Олень возмущённо фыркнул.
Аргетлам осторожно коснулся мха, покрывающего камень и тот отступил под его пальцами, стремясь убраться от вечного холода. Подо мхом обнаружились руны и Нуаду позвал:
- Смотри, нам записка от предыдущих хозяев.
И он отстранился, давая возможность жене самой увидеть надпись. Серебряная рука слепо скользила по камню, оглаживая его, словно бедро любовницы, ледяные узоры тянулись следом, очищая древнюю поверхность, пока пальцы не наткнулись на что-то, спрятавшееся во мхе. Осторожно отчистив найденное от земли, травы и мха, зимний король изумлённо уставился на ритульный кинжал из камня.
- Война везде оружие найдёт, - хмыкнул он. - А колдун - неприятностей на свою задницу, и древний ритуал комплектом.
Он благоразумно не касался обычной рукой лезвия, которому не повредило время, но что-то его голос сдвинул в шатком равновесии тонкого мира, вокруг них поднялись стены из мерцающего золотого света, оставив Оленя снаружи. Туата засмеялся, глядя на жену безумными серебряными глазами.
- Накаркал, - беззлобно усмехнулся он. [AVA]https://image.ibb.co/hj2wCx/777.jpg[/AVA][SGN]Изображение[/SGN]
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#9

Сообщение Thrud Thorsdottir » 06 авг 2018, 20:59

Наблюдая за тем, как Нуада осматривает алтарь, подобный соколу, описывающему всё сужающуюся спираль перед самым своим падением на добычу, женщина, сотканная из дыма и тени, улыбнулась. Она видела его - видела насквозь, целиком, ей было доступно то, что сам ас о себе покуда не знал, равно как и он мог увидеть в жене то, что ей постичь было ещё рано. Это было странное чувство, разделять происходившее, ощущения и знания, на двоих, но оно не отталкивало.
Было, впрочем, и недоброе; Труд остро понимала, что зимний король, неистовый и яростный дух, оставил всё светлое, что в нём было, в источнике, когда выбрал её вместо всего остального мира. Это не беспокоило саму деву щита: мёртвая и живая, она, как никто, быть может, иной, знала цену добру и злу, знала, что на самом деле нет ни одного, ни другого. Тёмный или светлый, он оставался единственным мужчиной, кого лесная хозяйка согласилась подпустить к себе, и жалеть о том она не собиралась.

Однако для реальных миров, для Мидгарда, для вселенной, что была соткана из простой и живой материи, Лорд Охоты был серьёзным испытанием. Не меньшим, чем для себя самого. Его рассудочность помогала ему сдерживаться, но жажда страсти - и крови не исчезала; она никогда бы и не могла исчезнуть.
Что с этим делать, Труд покуда не ведала.
Догадывалась, впрочем, что этих чудовищ, как и тех, с которыми жила она, выбирающая убитых и жившая в тени, придётся приручать и порой кормить, чтобы однажды они не обрели ту власть, когда сдержать их будет уже нельзя.

Гладя тяжёлую морду оленя и путаясь пальцами в его мягкой, длинной шерсти, валькирия внимательно посмотрела на бога, и в тёмных провалах глазниц мелькнуло что-то, похожее на задумчивость. Он желал погони за ней и светом её - что же, пусть будет погоня; два охотника, они могли состязаться друг с другом, не зная, кто выиграет, и в этом была своя прелесть.
Нити сейда струились по её рукам, плечам и шее, превращая деву битв в причудливый силуэт, видение на грани ирреального.

Подошла она, лишь когда бог окликнул свою спутницу, мягко коснулась кончиками пальцев твёрдого гранита, повела по рунам, осторожно, почти ласково, но знаки лишь едва-едва разгорались от чувства силы рядом. Прошло слишком много времени, хозяева мест этих давно исчезли, истёрлась даже память о них, и руны молчали, навечно уснув. Присев на корточки, вёльва подула на вырезанные символы, и её дыхание заискрилось лёгкой зеленцой тревожных болотных огней.
- Да уж, - проворчала она беззлобно, не поворачивая головы, и только златое сияние барьера делало мертвенное лицо подобным маске, - а коль не найдёт, то из подручных материалов сделает его сам. Ну что ж, проводник нас сюда не зря привёл.
Она поднялась и, опираясь обеими руками на столешницу, взглядом велела мху стечь прочь, на землю. Тот подчинился беспрекословно, обнажив каменные желоба и небольшое углубление в центре.

Сильная рука Труд легла на рукоять клинка, но тот не стал сопротивляться - выскользнул, точно бы только этого и ждал, лёг в её ладони, простой и почти изящный, с блестящим, чуть изогнутым лезвием.
- Коль я верно поняла, - она легонько постучала ногтями по рунам, - здесь речь о том, что место это для примирения враждующих. Щит для того, чтобы не ушли, пока не поняли друг друга, алтарь - для ритуальных даров и жертвенной крови. Даров не припасли, но с кровью особых проблем не наблюдается.
Её ледяные глаза были безмятежны, как океан в штиль, столь контрастно к плескавшемуся в серебре радужки хмельному безумию Туата.
- У тебя есть идеи, в чём бы ты хотел поклясться? - Спросила дева битв, присев на край столешницы и лениво подбрасывая клинок в воздух.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#10

Сообщение Týr Hymirson » 07 авг 2018, 19:37

Он пошевелился и белоснежный плащ окутал плечи, скрывая туманные доспехи; король кутался во вьюгу, словно в тёплую шерсть и вьюга льнула к его плечам. Улыбка так и не сошла с его лица, лишь углубились тени, размывая его лицо и делая более духом, нежели богом. Он смотрел на Труд, ставшую такой же, как он и любовался обвивавшими её статную фигуру нитями сейда, совершенно забыв о том, что было в Мидгарде. Злость не ушла, она трансформировалась в жажду веселья. Происходящее нравилось ему. Настолько нравилось, что начнись здесь какой-нибудь местный вариант Армагеддона, он, пожалуй, поддержал бы его.
Поднявшись во весь свой рост, великан всмотрелся в надписи давно ушедших существ, силясь постигнуть написанное. Полустёртые руны с трудом поддавались чтению и заставляли его хмуриться. Что-то мешало ему поверить во всё, что сказала Труд. Нет, она не лгала, она читала то, что видела, но в рунах крылось гораздо больше, чем казалось. Аргетлам задумался.
- За дарами дело не стало, - произнёс он, делая замысловатый жест правой рукой. Из-под земли, раздвигая плиты, показался росток, который выпустил бутон и тут же распустил лепестки, явив овна, пупуовиной связанного со стеблем. Взявшись серебряной рукой за стебель, Нуаду сорвал диковинный цветок, подхватил животное и положил на алтарь. Земля под ногами содрогнулась, металлические пальцы в полёте перехватили клинок за лезвие и уложили на стол рядом с жертвой.

Безумие, что плескалось в его глазах, подступало к разуму и он не сопротивлялся - здесь не было места рассудочному.
- Нет, - произнёс зимний король и голос его сдвинул звёзды на небосводе, закружив хоровод. Клятвы у него вызывали сложноконтролируемое желание убивать, почти как пророчества. - Я предпочту, чтобы единственной клятвой в моей жизни осталась та, что я дал тебе.
Он отошёл, чтобы коснуться золотого света, убеждаясь, что всё не так просто. От его прикосновения по защите пробежали круги, а Олень отпрянул, угрожающе опустив голову.
- Единственное с чем я не могу примириться, - весело сообщил волшебному зверю дух Охоты, - это с тем, что древние чары смеют диктовать мне условия. Я рано или поздно покину это место и я запомнил, кто нас сюда привёл.
Олень отошёл на шаг. Такое легкомысленное общение от древнего бога пугало гораздо больше, чем угроза, хотя ничего плохого обещано не было. А Аргетлам повернулся к Труд и по-птичьи склонил голову на бок, усиливая сходство с соколом. Безмятежный взгляд её должен был раздражать, но он успокаивал, отодвигая неистовое безумие. Он видел её как переплетение нитей, больше колдовства, чем живого существа. Её неясный силуэт, запутавшийся в паутине сейда был светлым, ярким контрастом к сумрачному Охотнику, вызывающе живым и в то же время мёртвым. Ему не было дела до мира людей, до остальных миров, впрочем, тоже; холод тёк по его венам, инеем ложился под ноги, срывался паром с тонко очерченых губ. Он был силой, что сродни первородным, но Труд не была. Она была росчерком света, которого Туата не хватало. Переведя дыхание, Аргетлам подошёл к ней и присел рядом.
- Я мог бы поклясться, что буду использовать силы только во благо, облегчать боль, быть защитником и что-нибудь ещё столь же благородное, сколь и глупое. - И без клятв закон исполнял всё вышеперечисленное, не было нужды закрепллять это ещё раз. Он потеребил серебряную фибулу, удерживающую плащ на плече и фибула покрылась льдом. - Мог бы поклясться, что буду любить тебя вечно и не давать священному пламени угаснуть, но правда в том, что для подобных клятв слова - ложь. - Осторожно Нуаду коснулся волос валькирии, разогнав огоньки в венце. - Правда в том, что мне не в чем более клясться. Есть вещи, что беспокоят меня, но они незначительны и не достойны того, чтобы упоминать о них здесь. С тобою я и вовсе не ссорился, лишь с твоим отцом, но и это временное явление. У меня нет ответа на твой вопрос, любовь моя.
Он поднял глаза вверх и в серебре отразились нити звёзд, кружащих над ними. Тихий напев взлетел вверх, вплетаясь в защиту древнего святилища и золотая стена запульсировала, а звёзды подчинились его ритму. [AVA]https://image.ibb.co/hj2wCx/777.jpg[/AVA][SGN]Изображение[/SGN]
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#11

Сообщение Thrud Thorsdottir » 08 авг 2018, 00:47

Дева щита цокнула языком и посмотрела в черноволосый затылок Тюра примерно таким же взглядом, каким солдат смотрит на цель сквозь снайперскую винтовку. Рядом с покровительницей живого и мёртвого делать нехорошие реверансы в сторону зверя, волшебного или нет, отдавало некоторой тягой к самоубийству.
То, что ас её определённо не лишён - чего стоила только идея ввязаться в драку с немёртвыми стражами за свой ненаглядный меч, - и без того не было новостью, однако размах, конечно, впечатлял. Впрочем, наверняка делал он это не со зла; природа духа, связанного с охотой, рвалась наружу, и едва ли Нуаду отдавал себе отчёт в своей жажде веселья и погони.
- Оставь, - мягко попросила она, но в голосе высверкнула, блеснула сила, древняя и тёмная, как место, где они оказались, - нижние миры ничего не делают случайно. Раз он привёл нас сюда, значит, это нужно нам обоим, и мы должны быть ему благодарны. Тебе стоит принять это как данность - или забыть о сейде, потому что тогда ничего хорошего не выйдет. Это не шаман владеет путями, а пути владеют им. Всегда.
Немного помолчав, она осмотрела могучую фигуру супруга с головы до ног, протянула руку и, мягко поймав его за запястье, привлекла к себе. Зимние ветра короля плясали вокруг него позёмкой и запахом озона; а вокруг весенней Медейне порхали светлячки и витал цветочный аромат.
- Иди сюда. Тяжёлая аллергия на клятвы и на пророчества? Тебе со мной будет тяжело жить, я пророчествую в среднем раз в три дня, а оставшееся время принимаю от павших клятвы разной степени идиотизма, - белозубо усмехнулась валькирия.

Немного повернувшись, она пристроила затылок на твёрдое плечо бога и тоже стала смотреть в небо, разглядывая звёзды. Шёлковый водопад её длинных волос казался тёплым на ощупь.
- Это всё…
Она тихо, переливчато рассмеялась.
- Я однажды обещала матери, что отгрызу голову любому мужчине, если он посмеет назвать меня "любовью", - доверительно поделилась она с Нуадой, и блеснули синевою её запавшие глаза. - Пожалуй, я готова признать теперь, что была не права. Скажи ещё!
Она ткнулась лбом в его грудь, словно крупный зверь.

Олень, отошедший чуть поодаль, наблюдал за двумя шаманами с огромным интересом, и в его золотых рогах сияло то же немного тревожное, горячее свечение, что и на барьере вокруг.

Кончиками пальцев вёльва коснулась своей переносицы, отстранившись от аса, к которому ластилась, откинулась назад и остро взглянула на клинок, потом поманила его к себе. Лезвие, проявив неожиданную прыть, ловко прыгнуло в её ладонь; женщина, задумчиво покусывая свои губы, провернула клинок в пальцах ещё раз.
- Не все клятвы требуют слов, - объяснила она, помолчав немного, - я и без того твой проводник сейчас, эта связь появилась не добровольно, но я о ней не жалею. Но мы можем закончить начатое, если ты захочешь, - снова пауза, - чтобы я была только твоей. Смешение крови в нижнем мире - это крепче любого брака, мой дух после этого всегда будет с тобой, незрим и невидим, но захочешь позвать - я явлюсь.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#12

Сообщение Týr Hymirson » 08 авг 2018, 22:53

Долгим взглядом Нуаду посмотрел на жену, силясь осознать, о чём она говорит. Для него было естественным желать смерти этого существа - как дышать.
- Я... - Он осёкся, услышав интонации, которых ещё никогда не слышал у Труд. - Я понял, спасибо.
Он вздохнул, искоса глядя на оленя и скривился. Осознавать себя было сложно, рассудок воспринимал тьму как неизбежное и не считал это проблемой. Но, похоже, она была такой - со стороны виднее. Тепло рук жены, её ласковые прикосновения и мягкая речь утешали уязвлённую гордость; среброрукий вновь вздохнул и опустил глаза, вдыхая запахи лета. Веселье куда-то испарилось.
- Пророчества, - смешок звучал глухо и горько, - я и сам вижу будущее. В пламени, текущих водах, да снах. Я обладаю властью над клятвами. И я хочу убивать, когда это всё касается меня. Хорош законник, да? - Ему было стыдно. - Каждая клятва, каждый гейс или пророчество заканчивались отвратительно и для меня и для моих близких. Иногда мне кажется, что я - бог неудач, потому что притягиваю к себе неприятности с завидной регулярностью, а совершать глупости в последнее время стал фантастически часто.
Аргетлам склонил голову, коснувшись губами рыжей макушки и грустно улыбнулся. Он так привык воспринимать себя правым, считать, что знает, что делает, понимать взаимосвязи всего происходящего, что теперь было жутко от того, что он может натворить со своими силами. Нужно было научиться пользоваться всем арсеналом открывшихся возможностей, но это происходит не вдруг. Он лишь надеялся, что не совершил ошибку, пойдя на поводу у Одина. Быть может, лучше было воспользоваться вариантом, когда он уходит в Хаос?
Пораженческие мысли были не свойственны Лорду Охоты, но вполне понятны Тюру, чьи обострённое чувство справедливости, болезнная честность и мудрость многие тысячи лет удерживали мироздание, вечно летящее в бездну. Однако, мысли, что пристали смертному, не пристали богу. Он сделал то, что сделал и жалеть о том не собирался. Найдя равновесие между рефлексией и весёлой злостью, он отёрся щекой о волосы Труд.
- Так что если ты отгрызёшь мне голову, любовь моя, я совсем не удивлюсь.
Он умыл лицо руками и посмотрел в глаза валькирии. Предложенное было неожиданно и он задумался на мгновение, прежде чем ответить.
- Я, наверное, тебя не заслужил, - честно сказал он, - хочу. Я лишь не хочу, чтобы это было односторонним явлением, потому что так будет не правильно. Позволь?
Он схватил клинок ладонью, не забирая его из рук жены, и с силой провёл рукой вниз. Кровь тягуче пролилась на алтарь, заставив руны замерцать холодным светом. Теперь Нуаду знал, что за клятва от него требуется. И он запел. Ветра откликнулись ему шумом листвы в кронах, травы потянулись к ним, обвивая ноги. Больше дух, чем бог сейчас, владыка стужи называл себя хранителем. Высокая и чистая песнь, призывающая в свидетели древние силы, стелилась по земле позёмкой, серебрила поверхность стола и тянулась нитями от Нуады к Труд. Напев смолк, Аргетлам протянул руку окровавленной ладонью вверх и мягко улыбнулся жене. [AVA]https://image.ibb.co/hj2wCx/777.jpg[/AVA][SGN]Изображение[/SGN]
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#13

Сообщение Thrud Thorsdottir » 09 авг 2018, 15:19

Обняв супруга осторожно и ласково, вёльва запутала сильные пальцы в черноте его густых волос и легонько подула на висок: её дыхание искрилось звёздной пылью, что разлетается от копыт белых всадниц. На миг валькирия задумалась, не в этом ли был смысл: они уравновесили друг друга в своём шатком балансе между тягой к смерти из жизни, они могли чувствовать силы друг друга и направлять их до того, как мироздание треснет, подобно стене под Мьёлльниром.
Едва заметно дочь Тора улыбнулась. Как бы то ни было, она любила мужа, и любила искренне, пусть её чувство со стороны казалось едва уловимым; она отдавалась настолько полно, сколь вообще была способна. И сейчас Тюр нуждался в ней.

Труд не укоряла его, не винила; она принимала супруга таким, каким он был - Охотником или Законом, ей то было неважно, в отличие от него самого. Ладони мягко скользили по широкой спине, унося прочь дурные мысли; дева битв не касалась его разума прямо, не меняла, не заставляла чувствовать иначе, она лишь осторожно приглушала яркость тех его переживаний, что приносили боль. Золотые искорки скользили на её руками, нежные светлячки, похожие на тех, что жили в венце, подаренном Аргетламом.
Ночь, глубокая и спокойная, укутывала её чернотой, такой особенно тёмной, контрастною рядом с зимним королём в белых одеждах.
- Единственная глупость, которую ты совершаешь - это самокопание, и вот в нём ты достиг великих успехов. На тебя табличку можно вешать, "не справляюсь с объёмами самоедства лопатой, срочно пришлите бульдозер". Помнишь, я сказала, что твоя беда - вот здесь? - Женщина легонько постучала по лбу аса костяшками пальцев. - И это всё ещё так. Есть баланс между верным исполнением долга и полной самоотдачей, положить всего себя на исполнение вселенского закона ты, конечно, можешь, и я не смогу тебя затормозить в этом благородном порыве, но прежде подумай - нужно оно тебе? Мне - нет. Не пытайся взваливать на себя всю ношу, которую видишь, рано или поздно хребет от слишком большого груза переломится у любой лошади. Ты не должен всем, Тюр, и не стоит терзать себя тем, что ты недостаточно соответствуешь тому, чему нужно, потому что ни-че-му не нужно. Ты - это ты. Неба ради, дай себе право быть таким, каков ты есть.

Безбрежно-голубые, весенние глаза Вилкмерге блеснули, став на миг жёлтыми, звериными - хищными, как совиные когти. Несильно она куснула мужчину в плечо, блеснуло чернённое серебро шкуры меж её рыжих волос: так волчица предлагает своему волку поиграть, делая вид, что пытается отгрызть ему лапу, но вместо клыков чувствуется только шершавый язык.
- Будешь закапывать себя дальше - и отгрызу.
Однако за шутливым тоном крылась просьба.

Безмолвно Труд наблюдала за тем, как зимний король вертит в пальцах нож, а затем по чуткому обонянию резануло запахом металла.
- Не более, чем я не заслужила тебя, - безмятежно улыбнулась красавица из тени и дыма.
И их подхватил напев, закружив в танце настоящего и ирреального, касаясь самых дальних уголков души. Запрокинув голову, сейдкона смотрела на то, как пляшут в высоте, под самыми звёздами, искры снега, призванного его силой, выплетают чудесные кружева; она не шевелилась, превратившись лишь в силуэт, и очнулась будто лишь тогда, когда супруг протянул ей руку.
Острый, несмотря на прошедшую вечность, край лезвия легко вскрыл бледную кожу на ладони; женщина молча сжала пальцы Туата, и вдруг пробежали по её шее и лицу тонкие нити белёсого тумана. Остро запахло хвоей и костром. Тихий, слабый вздох: женское тело стало совершенно бесплотным, едва различимым силуэтом, дымкой, и только красное пятно крови было заметно - оно выблёскивало глянцем в странном, сумрачном свечении.

А затем всё пропало, и подавшаяся вперёд асинья, снова - почти - из живой плоти, уткнулась лбом в шею Тюра. Золотой барьер исчез, бесследно впитавшись в землю.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#14

Сообщение Týr Hymirson » 09 авг 2018, 22:04

Дух-хранитель. Он принял Труд под своё покровительство и это было правильно, не менее правильно, чем их связь. Он чувствовал её дыхание на своей шее и её тепло рядом. Олень смотрел на них, устроившись под деревом, потом дёрнул головой и растворился в призрачных огнях волшебного леса. Аргетлам подул в макушку жены, разгоняя огоньки в короне, ему нравилось смотреть на то, как они запутываются в волосах и превращают огненную шевелюру в настоящее пламя. Это было очень красиво: лёд и пламень, льнущие друг к другу яркими росчерками в сгустившейся тьме.
- Что дальше, любовь моя? - Тихо спросил Аргетлам, удерживая переплетённые пальцы.
Он помнил, что был здесь гостем и, наверняка скоро будет пора знать честь. Но уходить не хотелось. Здесь было спокойно, невзирая на тревожность волшебных огней. Быть может, сказывалась его природа, а, может, последствия ритуала, дающие возможность разделить знания о сейде на двоих. Усваивать эти знания было неимоверно трудно: Нуаду не знал ещё, на что способен, не понимал до конца границ своего могущества. Новые сведения заставляли мозг работать в усиленном режиме, это не могло не сказаться на восприятии действительности и Аргетлам тряхнул головой, заставляя себя отвлечься. Сердце всё ещё жаждало погони; что ж, это не самый дрянной способ сбросить напряжение и прогнать дурные мысли.

Осторожно отстранив от себя Труд, он коснулся её губ указательным пальцем, лукаво улыбнулся и произнёс:
- Догоняй!
Реальность вокруг него поплыла изменяясь, спустя вдох вместо великана стоял матёрый волк. Боднув головой жену, он коротко тявкнул и сорвался с места. Позёмка стелилась под лапы, ледяные огни освещали ему путь, деревья летели назад, ветви кустов хлестали по бокам, сзади слышалось дыхание Труд. Он не разбирал дороги, понимая, что путь назад он сможет отыскать, просто наслаждался бегом и единением разумов. Их вынесло на поляну и поначалу Аргетлам шарахнулся от огромного волка, летящего ему навстречу, и лишь потом понял, что это он сам отражается в замёрзшем до состояния зеркала источнике. Пахло холодом, водой и зимними травами. Как далеко от места стоянки они забрались?
Озадаченно склонив голову на бок, он застыл на широко расставленных лапах, глядя самому себе в глаза, позабыв про погоню.
"Что это?" В голове Труд слова звучали гулко, словно Нуада говорил в пустую бочку. Шерсть встала дыбом, хвост вытянулся параллельно земле, но скалиться и прижимать уши волк не стал, обходя странную аномалию кругом. Не было ни самого источника воды, ни намёков, откуда она могла взяться. Только замёрзшая лужа, да зеркальная стена льда. "Часто здесь такое?" Волк немного подумал и сел, опасности он не чуял, а спустя ещё мгновение, на его месте вновь сидел Лорд Охоты.
- Ладно, - вздохнул он, глядя на жену, - здесь, наверное, должна быть лекция о сути зеркал, но я об их сакральных смыслах знаю и так, будем считать это экзаменом на усвоение материала. Я бежал не разбирая дороги, отдавшись случаю, поэтому мы оказались здесь. Это должно значить, что мы здесь и должны были оказаться. Кому из нас двоих этот привет, тебе, мне, обоим?
Он повёл плечами, отчего белый плащ плеснулся по траве в сторону лужи. Нуаду удивлённо поднял бровь. [AVA]https://image.ibb.co/hj2wCx/777.jpg[/AVA][SGN]Изображение[/SGN]
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#15

Сообщение Thrud Thorsdottir » 10 авг 2018, 13:16

Волчица, в которую перекинулась асинья, была крупной и сильной, но изрядно уступала в размерах Нуаде - тот был великаном и в зверином обличье. Возмущённо взрыкнув, она бросилась в погоню, явно намереваясь укусить волка за хвост, чтобы неповадно было, и деревья, поляны да звёзды вокруг пустились в пляс, а они всё мчались по лесу, и их сердца стучали в унисон, повторяя такты пульсации самого мира.

Гонка прекратилась очень вдруг.

Мягко ступая по поляне, что пахла зимой, притаившись в самом сердце лета, волчица подошла к Тюру, улеглась рядом и пристроила крупную лобастую голову ему на колено, ворчанием требуя погладить и подставляясь под его руки, затем легонько укусив и потянув плащ. Превращаться обратно не слишком хотелось, и она дурачилась ещё несколько минут, заставляя Аргетлама отвлечься от созерцания замёрзшего источника на то, чтобы отобрать у зверя свою одежду. Гладкая серая шерсть казалась тёмной в тусклом свете звёзд.
Наконец, убедившись, что играть с ней больше не будут, ас опять нашёл себе какое-то приключение и очень хочет в него влезть, волчица тяжело вздохнула, смешно фыркнула, потерев нос передней лапой, и вернулась в божественный облик. Это, впрочем, помогло не слишком: перед тем, как подняться на ноги, Труд чувствительно укусила мужа в плечо, после чего, абсолютно невозмутимая, отошла, на ходу призывая в руки копьё. Её отражение в чистейшем льду дробилось и казалось немного дёрганным, но отчётливым.

Женщина обошла источник, которого не было, по кругу, опираясь на своё оружие, легонько стукнула окованной железом пяткой его по замёрзшей воде.
- На самом деле, в Ванахейме хватает чудес, - улыбнулась она немного рассеянно, - это мир, который состоит из жизни и волшбы, поэтому тут на каждом шагу можно найти разгадку смысла бытия и парочку древних артефактов, которые могут откатить историю обратно к Большому Взрыву. Такого я ещё не встречала, но я вообще не припомню этого места, хотя знаю Ванахейм очень хорошо. Возможно, оно открывается только для двоих? Тут есть места, куда можно прийти лишь в одиночку, почему бы не быть тем, кто поддаётся только двоим. Закрой лицо рукой, пожалуйста, - она показала лёгким, плавным жестом, - сейчас полетит лёд, и я не совсем понимаю, как он подействует.
Взмыло копьё, и листовидный наконечник с громким, торжествующим звоном вбился прямо в сердцевину застывшей струи. Полыхнуло калёным серебром, осколки льда вспыхнули прямо в воздухе - и вопреки всякой логике обернулись в десятки крошечных белых бабочек.
Зажурчала вода.

Несколько бесконечно долгих мгновений дева щита изучала поднимавшийся почти в два её роста столб, от которого исходила прохлада, а потом, протянув руку, повела пальцами по струям. Те раздвинулись, демонстрируя проход на иную сторону, где был ещё ранний вечер, солнце лишь катилось к горизонту и виднелись развалины. Храм? Святилище?
Светило окрашивало тёмные камни тревожными тенями, из-за чего древнее строение казалось немного загадочным.
Дочь Тора тихо засмеялась, обернулась к асу.
- Пойдём. Ты вывел нас к порталу в святилище жизни. Я слышала про эту легенду, но не знала, что от неё ещё остались следы. Когда Фрейя и Фрейр были юными, они сочетались браком - урожай и жатва, любовь и семья; потом случилась война с Асгардом, и всё это утратило значение, а потом они и вовсе развелись. Но святилище, даровавшее силу их союзу, осталось где-то в Ванахейме, спрятавшись от чужих глаз, и оно сейчас, похоже, не против нас видеть.
Она протянула руку супругу, зовя за собой.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#16

Сообщение Týr Hymirson » 10 авг 2018, 22:59

Долго размышлять о природе происходящего не получилось: волчица требовала внимания и он не мог не дать ей его. Ас тормошил серый мех, трепал зверя за уши подставлял лицо под шершавый язык и даже поперетягивал вьюгу, отчего снег разлетелся по поляне, запорошив их обоих. Но ледяная стена воды не давала получить удовольствие от происходящего - взгляд постоянно натыкался на лёд и дразнил любопытство.
Это было новым чувством, настолько новым, что Аргетлам от удивления пропустил момент, когда жена укусила его за плечо.
- Эй! - Возмутился он, намереваясь поймать, но не успел. - Я отомщу! - Пообещал он, поднимаясь и подходя к Труд. - Если ты не знаешь, то я - тем более, я здесь не был миллиарды лет.
Закрывать лицо он не стал - что такое лёд для него? Конечно, осколки могли обернуться чем угодно, даже убить его, если вдуматься, но чутьё молчало об опасности, а ему он привык доверять безоговорочно. И не прогадал, узрев бабочек, разлетающихся от копья валькирии. Текущие струи завораживали, зимний король собрался было положить руки на плечи жены, но открывшийся портал заставил его опустить руки и зачарованно выдохнуть.
- Я как в детство вернулся, - поделился он с супругой. - Учусь ходить и удивляюсь чудесам. - Он протянул руку Труд. - И мне повезло с учителем. Пойдём.
Он не раздумывая шагнул за нею следом, подставляя чеканное лицо навстречу солнечным лучам. Сладкий запах дразнил воображение, шелест травы завораживал своим ритмом. Они вышли из водопада, который за их спинами закрыл проход. Развалины были увиты плющом, но магия всё ещё была здесь - древняя и ласковая, всё ещё оставалась здесь. Нуаду шагнул вперёд, но словно впечатался в стену.
- Что за? - Он потёр лоб и удивлённо посмотрел на жену. - О, понял, - лукавая улыбка ему шла. Туманные доспехи опали лёгкой дымкой от водопада, оставив на нём лишь лёгкие белые одежды. Он вновь сделал шаг вперёд и легко взбежал по камням вверх. Лучи солнца высвечивали его силуэт, делая его хрупким, похожим на сильфа из сказок, золотился на листьях его венка.
- Иди сюда, - позвал он, вдохнув свежий воздух. - Только оружие оставь.
Они были на плато, с которого открывался вид на вековой лес и верхушки гор. Лёгкий ветер и бег облаков под ногами кружили голову и зимний король засмеялся, ловя жену в объятия.
- Верь мне, - шепнул он жене и, ухватив за плечи, шагнул вниз, увлекая за собой. Ветер подхватил их, кружа словно опавшие листья, то давая возможность познать свободное падение, то поднимая вверх. В какой момент Аргетлам обернулся драконом и расправил крылья, Труд не успела заметить. Он поднырнул под неё, давая устроиться на спине, и взмыл вверх. Солнечные лучи скользили по серебру чешуи, вызолачивая её и делая красной, ликование змея было разделено с вёльвой. Теперь не было угрзы, была лишь свобода - и они двое, парящие над миром в воздушных потоках, глядящие на догорающий закат и на блуждающие по лесу внизу огни.
На площадку храма, Аргетлам опустился снова великаном, держа жену на руках. Было спокойно и тихо, солнце село, но в храме было светло от стен и пылающего над алтарём пламени.
- Зачем мы здесь, как думаешь? - Он не хотел отпускать Труд, поэтому под останки крыши он вошёл, удерживая рядом с собой. Пол был устлан прошлогодней листвой и мхом, точно ковром. Выбрав место в углу недалеко от алтаря, он уселся и привалился спиной к стене. Выглядел он довольным, но усталым.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#17

Сообщение Thrud Thorsdottir » 11 авг 2018, 13:21

Сама легко встававшая на крыло, Труд всегда любила волшебство полёта, но никогда прежде ей не приходилось оседлать дракона. Гладкая серебристая чешуя была горячей на ощупь; устроившись в небольшом изгибе у начала шейных позвонков, асинья крепко взялась за один из костяных зубцов и подставила остроскулое лицо свежему ветру. Её чувство восторга щекотало чужой разум прикосновениями шёлковых прядей волос.
Закатное солнце плескалось на коже, оживляя в странных отблесках сложные линии татуировок.

Земля встретила их лёгкой, спокойной прохладой и запахом диких трав, поднимавшимся от зелёного ковра под ногами. Поцеловав супруга в висок, Вилкмерге с кошачьей грацией соскользнула с его рук, прошлась по храму, довольно потягиваясь, и в её движениях вновь чувствовалась изумительная плавность сильного тренированного тела. Она не столько двигалась, сколько танцевала, не оставляя следов, не производя ни единого звука, и только в глазах отражался живой интерес.
Впервые за очень долгое время безразличная ко всему и всем дева битв заинтересовалась реальностью вокруг более обычного "я делаю лишь то, что должно". Увидь её сейчас кто из братьев - не поверил бы и долго трогал сестрице лоб с целью узнать, не поднялась ли у неё температура от забродивших мухоморов.
- Пока не знаю, - безмятежно ответила женщина, - но мне здесь нравится. Думаю, мир хочет показать нам что-то ещё. Это место настолько легендарно и так давно утеряно, что вряд ли сам Ньёрд смог бы ответить на вопрос, что именно святилище решило.
Она прошлась вдоль стен, ловко прыгая по обрушившимся колоннам, касалась ладонями плюща, увившего стены, затем остановилась около самого алтаря, изучила сложную красивую резьбу на тяжёлых белых плитах.
- Довольно странно, что огонь здесь всё ещё горит. Это место заброшено едва ли не дольше, чем существует вселенная, - произнесла Труд несколько задумчиво, протянула руку к огню.
Рыжие язычки ласково целовали горячие пальцы, вовсе не обжигая; от них оставалось едва уловимое, лёгкое ощущение покалывания на коже, и оно было приятным. Несколько минут валькирия играла с ручным костерком, поводя ладонью, и он бился в танце, послушный и радостный чужому присутствию спустя вечность забвения, а затем вдруг отпрянул, выпрямился, потянулся вверх, превращаясь в крошечный столб, и по стенам заплясали рыжие блики, складываясь в какие-то сложные узоры.

С волос её сорвались светлячки и пустились в пляс, повторяющий их.
Юная богиня рассмеялась.
- Изящно. Я думаю, что это карта. Так, а ну-ка, кыш отсюда! - И она сделала повелительный жест рукою, говоря растениям убраться прочь с пола.
Те, пусть и без особой охоты, но всё же подчинились, обнажая плиты, выложенные в шахматном порядке: тёмно-серый, светло-серый, тёмно-серый… Присев на корточки, Труд коснулась их пальцами, простучала ногтями по одной и, сверяясь с пляской огней, упорно складывавшихся в нечто целое, начала считать, указывая пальцем на плитки.

- Вот здесь, - сказала она наконец, - похоже, что её нужно поднять. Я обнажаю меч не войны ради.
Пламя чуть вспыхнуло, должно быть, принимая обещание, и женщина, выхватив из воздуха свой клинок, вставила его в щель, налегла на кусок камня; тот с неохотой поддался - должно быть, слишком сильно врос в землю за прошедшие годы.

Внутри тайника оказался большой, окованный железом ларец с плотно закрытой крышкой - впрочем, незапертой, и дочь Тора выволокла его наружу, сдула пыль и крошки земли, открыла, отчего старые петли издали душераздирающий звук. Внутри оказались несколько свёртков из плотной материи светло-голубого цвета: пара браслетов, очевидно на женскую и мужскую руку, простое девичье платье из белого льна и мужские плащ да рубаха из него же.
Асинья рассмеялась вновь.
- Однако. Похоже, нам вручили приданное, - поднявшись на ноги, она приложила одежду к себе, и та едва уловимо поплыла, будто меняясь, а асинья продолжила: - Подозреваю, что от бабушки. Любит она подобные шуточки размахом в вечность.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#18

Сообщение Týr Hymirson » 13 авг 2018, 02:03

Настал черёд Труд находить для них обоих развлечение. Аргетлам сидел в облюбованном углу и наблюдал за женою прикрыв глаза. Он видел её такой: лёгкой, словно танцующей. Зимний король был готов поклясться, что слышит мелодию, которая ведёт её. Ему нравилось здесь; древний храм, что жил до войны Асгарда с Ванахеймом, он слышал о нём гораздо меньше, чем валькирия. Не мудрено - романтические истории интересовали его гораздо меньше жарких битв. Никогда Нуада не считал, что его романы станут достойны легенд, его вообще женщины интересовали сугубо утилитарно. Удовлетворить естественные потребности; быть может, получить что-то сверх того. Так было до недавнего времени.

Разговор с Одином Тюр помнил хорошо, как и своё нежелание соглашаться с происходящим. Быть обречённым на смерть он привык и ждал её как избавления, но быть обречённым на любовь - это было слишком даже для него. Он помнил свой гнев, сомнения, непонимание происходящего и, наконец, смирение. Так должно было случиться, но почему-то здесь, в святилище жизни самой, обречённость сменилась вдруг осознанием того, что Труд стоит всего пройденного и того, что предстоит пройти - вместе.
- Колдовской огонь, - тихо пояснил чародей, не открывая глаз, - горит, пока условие заклинания не выполнено и пока не истрачена сила. Это пламя, судя по всему, питает сама суть Ванахейма.
Посчитав на этом свой рассказ исчерпывающим, Тюр замолк, оставив жене разбираться с загадкою святилища. Это не значило, что ему было неинтересно или всё равно, это значило, что он устал от кажущейся бесконечной гонки последнего месяца. Поднявшись, он следил за перемещениями Труд, готовый помочь, если понадобится. Не понадобилось, валькирия справилась сама.

Содержимое тайника было внезапно, как снег летом, Аргетлам задумчиво просозерцал его, а после рассмеялся вслед за женой и подхватил женский браслет. От его пальцев по серебряным узорам разбежались искры, заставив руны засиять морозным светом. Можно было бы предположить, что украшение предназначалось Фрейе, но вплетённые в узор символы говорили никак не о любви и семье - лишь о смерти, мудрости, да битвах. Зла в артефакте не было, но наложенных заклятий Аргетлам не знал.
- Дану никак не угомонится, - отсмеявшись сказал Тюр. - Зачем это ей? Ей нравится злить Тора? Или это намёк нам с тобой на что-то?
Он помолчал и вдруг спросил:
- Я снова пытаюсь воспринимать всё не так, да?
Улыбнувшись, он поймал Труд за руку и защёлкнул на её запястьи браслет. Артефакт вспыхнул узорами, замки исчезли. Второй браслет занял место на его руке, скрыв под собой татуировку; зимний король заинтересованно посмотрел на жену, прикладывающую к себе платье.
- Надень? - Предложил он, отпуская туман да вьюгу. Джинсы с футболкой казались чем-то из прошлой жизни и не сочетались ни с местом, ни с венком на голове. - Я думаю, что здесь мы до утра - видишь, пламя ещё не погасло?
Огонь и правда ещё горел, окрашивая стены золотом да багрянцем; теперь, когда солнце вновь покинуло небосклон, это стало заметнее. Вздохнув, ас стянул с себя футболку и взялся за рубаху. Она оказалась длинной, расшитой гальдраставами, хотя Тюр был готов поклясться, что до того, как он коснулся льна, ткань была девственно чиста. Пояса к рубахе не прилагалось, пришлось импровизировать с туманом, который недавно заменял ему доспехи. Плащ оказался неожиданно тяжёлым и лежал на плечах без застёжек. В результате король стал напоминать друида из романтических иллюстраций.
- Чувствую себя глупо, - признался он Труд; с его точки зрения, ей платье шло гораздо больше. - Я так понимаю, от нас ждут ритуала здесь, но какого - не озаботились сообщить. Значит, - он заглянул в глаза супруги, - будем действовать по наитию.
Он не успел договорить, плющ потянул его за полу рубахи в сторону огня. Вздохнув, колдун подошёл к алтарю и заглянул в пляшущее под неведомую музыку пламя. Откуда-то сверху раздался рокот, отбивающий древний, как этот мир, ритм и словно приглашая к бешеной пляске. Серебро в глазах аса вспыхнуло; улыбка вышла пьяной и злой.
- Вот как? - Певучий голос ледяным звоном вплёлся в ритм и Аргетлам протянул руку Труд прямо сквозь огонь. Рукав рубахи предсказуемо вспыхнул и вскоре вся его фигура была объята колдовским пламенем, которое плясало на символах, удерживало плащ и делало бога абсолютно ирреальным и жутким. Безумие, такое приятное и такое первобытное, захлестнуло его разум, лишив страха перед огнём. - Идём, моя королева, - властно позвал он, - нас ждут!
И их ждали: плющ тянул к ним свои тонкие руки, увитые листьями; светляки звали их следовать за ними в хаотичности движений; пламя восторженно ревело, вплетая в рокот глубокие и низкие ноты. Снова появился Олень, но, кажется, оленем он больше не был - был зрелым духом, чью голову венчали золотые рога. Была и озёрная дева, что принесла Труд раковину, да не одна. Они тянулись к руке зимнего короля, но он видел только одну женщину и жаждал разделить танец с нею.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#19

Сообщение Thrud Thorsdottir » 14 авг 2018, 13:39

Несмотря на то, что от зимнего короля расходились волны некоторого неудовольствия, он нравился деве щита таким: казался нездешним, ирреальным; сейчас он был более похож на шамана, чем на воина, и она сама была ему под стать, дух родом из тревожных снов, что перед самым рассветом. Тёмные волосы Нуады тронуты были лёгким инеем, белый плащ тяжёлыми складками снегопада стекал с сильной мужской фигуры, и холодные, жуткие глаза серебрились поверхностью замёрзших по зиме вод.
Жуткая, злая красота Туата завораживала; воительница отвлеклась от него лишь с некоторым усилием. Ванахейм исподволь менял своих гостей, они были здесь немного, но всё же иными, отличными от того, какими оставались в своём доме.
И это было по-своему прекрасно. Это придавало их прогулке меж ничто и вечностью привкус сказки.
- Да кто же её разберёт, - улыбнулась валькирия, - Ёрд, уж насколько я её знаю, загадка не меньшая, чем Всеотец. Она очень старая, и её истинные цели и мотивы… Не уверена, на самом деле, что она даже сама их до конца понимает, если честно, вообще бабушка вечно оставляет у меня впечатление богини, существующей исключительно по наитию. И её всё устраивает.
Труд отстранила от себя платье, несколько томительных мгновений внимательно его изучала, потом усмехнулась, тряхнув медноволосой головой, и вновь взлетели вверх светлячки от её венца.
- Думаешь? Хорошо.

Белая ткань стала вдруг мягко-голубой, облегая статную фигуру мягким шёлком, заструилась широкой юбкой, из ниоткуда сплелись серебристые нити, выткали сложные узоры на подоле и плечах. Сбросившая старые одежды, теперь лежавшие у подножия алтаря, Вилкмерге была босиком, и её, казалось, это ничем не смущало. Мягкие травы и жестковатые листья плюща льнули к узким стопам, щекотали прохладой и немного пружинили под стремительными звериными шагами.
Огромные глаза, в которых растопленным золотом сверкали искры сейда, обернулись к асу, и пламя, что танцевало на его рубахе, казалось нереальным и настоящим одновременно. Совершенные черты его лица заострились особенно, стали очень резкими, яростными, и во взгляде, которым бог смотрел на жену, она разобрала безумие; и сейчас это вовсе не пугало. Так должно было быть.
Узкая сильная ладонь легла в протянутую руку Нуады, и красавица из теней и дыма вздрогнула, будто бы острая игла вонзилась в самое сердце.
- Да, мой король!
Её голос звучал шорохом совьих крыл и треском поленьев в кострах.

И мир исчез, вместо него под ноги богов лёг чёрный космос, пульсировавший в ритме жизни всей вселенной. Ничего не осталось; только темнота, звёздная пыль - и они вдвоём, единственные, существовавшие здесь и сейчас. Длинные волосы Труд, заплетённые в косы, вспыхнули вдруг и разметались огненной гривою по плечам и прямой, как копейное древко, спине, они горели и сверкали, как настоящий пожар. Одна рука валькирии лежала на шее Аргетлама, вторая - на поясе, и браслеты, застёгнутые на их запястьях, переливались бликами сложных узоров - и в этом свету тоже был ритм, тот бешеный и яростный, страстный ритм, что звал их за собой.
Звал танцевать, создавая новые звёзды.

Поцелуй асиньи, обласкавший губы Аргетлама, показался жадным, и можно было почувствовать дрожь, что пробегает по её телу, не давая стоять на месте, не позволяя замереть.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#20

Сообщение Týr Hymirson » 15 авг 2018, 17:02

You're a dancer
But you're dancing on air
Just a matter of time till you fall © Dio
Колдовской огонь слушался его руки! Это было дико, неожиданно, но очень страшно. Мышцы скрутило судорогой, точно тело вспоминало злой огонь пламени Балора. Всё ушло, оставив хмельное облегчение и огонь, питаемый ветром. Узкая ладонь той, что он назвал королевою, оказалась в его руке и он сомкнул длинные пальцы, уводя их с Труд из этого мира.
Бездна пела, вторя дикому ритму, что звучал в святилище. Прошлый танец, так сильно изменивший их обоих, был нецелым, как нецелыми были они сами, но теперь всё было иначе. Под босыми ногами клочьями плыли туманные следы, растворяясь в бездонной и бесконечной тьме Гиннунгагапа, пульсировало пламя на одежде зимнего короля, оставляя дымный шлейф, путающийся в белоснежном плаще. Огонь пока не перекинулся на платье юной богини, но то был лишь вопрос времени, когда в очередном па она окажется слишком близко к нему. Бесстрашно шагнула она в колдовской огонь и оба горели в нём не сгорая. Боги, находящиеся на пике собственного осознания, бесконечно древние и неимоверно юные - первозданная материя стирала любые различия между супругами. Танец творения был интимней, чем секс, откровеннее признаний в любви и жарче, чем лесной пожар.
Ответный поцелуй был с привкусом безумия, желания бешенной гонки и жертв, жажды убивать и тёплой крови на сильных руках. Тяжёлое дыхание обжигало холодом, а вой вьюги вплетал в мелодию высокие ноты. Аргетлам заговорил вдруг - древний язык, один из сотен умерших, а, может, никогда не звучавших на Земле, звучал отражением музыки, и ас подался навстречу, чтобы после оттолкнуть валькирию прочь и снова притянуть к себе.
В Ванахейме от их шагов распускались цветы, плющ и хмель обвивали стены святилища всё плотнее, а колдовской огонь на алтаре и вовсе неистовствовал. Бездна пульсировала в такт мелодии, или это были их сердца, сейчас звучащие как одно? Бешенный ритм пляски не оставлял ни мгновения подумать. Воздушный король вёл богиню, уверенной рукою направляя силу и щедро делясь пониманием того, что такое творение. Вспыхнула звезда, взорвалась сверхновая, раздался в стороны мрак. Из звёздной пыли рождались галактики, а ритм всё нёс их обоих вперёд, оставляя за спиною россыпи звёзд, точно драгоценных камней.

Чёрный силуэт возник словно из ниоткуда, заслонив собой творение. Он замер, провожая взглядом пару и, немного подумав, отправился по их следам. В музыку вплёлся тревожный напев, предупреждая обоих творцов об опасности. Ткань гобелена мира застонала от шагов разрушительной силы. Обернувшись, Нуада увидел преследователя и, не меняя рисунка танца, развернул жену, позволяя видеть и ей тоже. Паника, ярость, жажда крови, - всё вплелось в древнюю музыку, что вела обоих. Война видел врага и жаждал битвы, но оружием здесь была лишь сила, которой обоим богам не хватило бы, чтобы справиться с первородной силой. И Аргетлам запел, уводя жену с места следования первородной силы. Он не пытался противодействовать Хаосу, он просил помощи у самого мироздания, которое не хотело умирать. Бог лишь надеялся, что жена, что была жизнью так же, как была смертью, присоединит свой голос к его. Звёзды продолжали зажигаться и гаснуть.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#21

Сообщение Thrud Thorsdottir » 17 авг 2018, 19:13

Прошёл миг или целая вечность, и платье, густыми складками широкой юбки стекавшее на пол, вспыхнуло, как горела рубаха зимнего короля; асинья, расплёскивавшая вокруг себя искры, словно выхваченный из костра уголёк, не замечала того. Из дыма и тени, из смерти и ночи она состояла сейчас, и тела её не было здесь, был лишь женский дух, фюльгия, танцевавшая в горячих объятиях своего шамана, и было жарко от них даже посреди вечной пустоты древнего космоса.
По Млечному Пути мчались звери, коих не видывал реальный мир, на краях галактик зачинался огонь; вселенная, которую не лелеяли более те, кто её создал, очнувшись от долго забытья, тянула к двум богам жадные пальцы тёмной материи, и пульс, тревожный ритм, что напоминал одновременно удар меча о щит и посоха - о выделанную шкуру, звучал всё громче.
Голос Нуады, певшего уже не столько горлом, сколь собственной сутью, отмечал вехи творения.
Сияющие два силуэта посреди пустоты, заново постигавшие силы, что были с ними, но сокрыты были от них же самих ранее, скользили по-над бездной; и теперь танцем, близостью, что было в тысячу раз острее физической, ткали они новое полотно бытия.

Вокруг алтаря поднимались из ночного тумана и тревожного лунного света цветы, которых никогда не встречается в настоящих мирах, и на зелёный покров из трав да плюща они просыпали золотую пыльцу.

Чужое присутствие почудилось внезапно, и лишь затем, когда супруг развернул её лицом к появившейся из ничего фигуре в тёмном неряшливом капюшоне, Вилкмерге осознала, что взгляд, что казался ей наблюдавшим, был на самом деле: Хаос, чувствуя зарождение нового, не мог не возжелать его себе. Первоначало, что было раньше всего, и что, возможно, будет после всего, новорожденное и дряхлое оно равно считало своей законной добычей, суть его всего была лишь в том, чтобы всё вернуть в энергию обратно.
Странная, дикая музыка, что вела Туата и его жену по осколкам звёзд, стала яростнее, злее.
Вселенная содрогнулась, и по космосу прокатилась волна тоскливого, горестного звона, от которого сбились с ритма пульсары и двойные звёзды, а чёрные дыры изменили на миг свои границы. Мироздание действительно не хотело умирать.

И вселенная вдруг потекла, изменчивая, как воск в руках гадалки; чем ближе Хаос пытался подойти к ним, тем дальше они оказывались, а на его пути была лишь бесплодная чернота, сквозь которую он уже прошёл сам, только холод, запустение да следы звёздной пыли. Труд же запела, и её сильный голос вплёлся в напев Аргетлама блестевшей серебряной ниточкой, не перебивая, но становясь частью.

Она не знала, сколько длилось это; музыка продолжала звучать, и сильные руки мужа вели её сквозь ничто, чтобы дать тьме новую жизнь. Замерший на краю видимости Хаос следил за ними жадными глазами из-под своей накидки, не двигаясь больше, а потом - просто исчез, будто его и не было здесь вовсе.
Ему некуда было торопиться, и на сегодня он отступил, позволив новым звёздам приняться в плодородной почве вечности, а вселенная ответила своим создателям и покровителем высоким, пронзительным звуком вибрации всех своих струн, что напоминал резкое движение смычка по скрипке.
А затем - всё стихло.

Вилкмерге, не разжимая рук, бессильно откинулась на алтарь, утягивая супруга следом за собою, а колдовской огонь, ещё миг назад полыхавший отчаянно и безумно, стих, превращаясь в мягкое сияние лампады.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#22

Сообщение Týr Hymirson » 20 авг 2018, 00:20

Сильный и чистый голос вплёлся в его напев тонкой каймой, лёгким узором бытия вычерчивая по полотну жизни новые символы. Их голоса слились воедино, легко и мягко обтекая Хаос, давая вселенной возможность замкнуть первородную силу в цикл, который не имеет ни конца, ни начала. Надолго ли хватит его, творец не знал, как не знала и Труд, но голос его поднялся над чернотою, а женщина, что была поддатлива, как раскалённое железо и столь же горяча, вторила ему. Процесс творения подходил к концу, мелодия стихала, а безобразный старик исчез. Мироздание наполнилось благодарностью и звёздами, отпустив обоих богов обратно в их мир.

Поросший мхом камень приятно холодил лопатки, близость жены согревала. Полупотухший огонь успокаивал неярким свечением, что было особенно ценно после ослепительного сияния звёз. Взгляд колдуна бездумно скользил по потолку, увитому плющом больше, чем было раньше.
- Я скучал, - признался Аргетлам спустя вечность молчания. - Мне не хватало этого, знаешь? Без всего остального можно жить, но один раз увидев и почувствовав творение, невозможно представить, как обходиться без этого.
Он повернулся на бок, подперев голову рукой и глядя на Труд сверху вниз.
- Без тебя я бы не смог прикоснуться к этому снова. - Он сообщал об этом так же буднично, как сообщал, что пошёл за сигаретами; ни сожаления, ни боли, - констатация факта. Но следом правильное лицо стало иным - беззащитным и нежным. - Я люблю тебя.
Он осторожно коснулся её губ поцелуем и провёл рукой по лицу.

Вставать не хотелось. Шевелиться, впрочем, тоже. Стены святилища всё ещё двигались в такт их движениям, а отголоски вздохов и стонов звучали в месте, где почитались любовь и семья. Одежда лежала на полу, а Нуада перебирал волосы асиньи, лежащей на его плече. Они устали оба и, наверное, надо было вернуться хотя бы к их костру, где были спальные мешки и все их вещи. Но если в самом Ванахейме было спокойно, то святилище давало ощущение безопасности и выключало из действительности. Было тихо, лишь слышалось журчание воды откуда-то снаружи. Незаметно для себя Аргетлам заснул, уткнувшись носом в волосы валькирии.

Утро разбудило Нуаду прохладой, он осторожно пошевелился, стараясь не разбудить жену, но всё равно разбудил.
- Доброе утро, - немного виновато поздоровался война, а после вздохнул. - Тренировку сегодня я, пожалуй, пропущу.
Вставать с алтаря было не очень удобно, тело ныло после вчерашних метаморфоз, а голова - от количества сведений, что появились с укреплением связи. Особенно не утешало, что Труд ощущает те же прелести бытия, что и ас. Потянувшись, Тюр стал искать привычные джинсы и футболку и, не найдя, от души выругался - одежда в последние несколько дней стала для него больной темой. Пришлось ограничиться даром Ёрд, в конце концов, одежда - не самая большая жертва за предыдущие день и ночь.
- Хочешь покататься ещё раз? - Предложил он. - Верну нас обратно к костру.
При свете солнца рубаха не стала смотреться на нём хуже, вот только подобные вещи старый друид предпочитал носить поверх нижней одежды. Биться в таком виде было очень неудобно. Набросив на плечи плащ, Аргетлам посмотрел на жену, уже облачившуюся в платье.
- Не насмотрюсь на тебя никогда, наверное, - улыбнулся он. - Полетим, или прокатимся верхом?
Создать себе кэльпи или призвать другого элементаля он мог в любой момент.

Костёр потух, но вещи лежали нетронутыми и даже появилась вторая раковина, видимо плата за вчерашнее представление. Быстро ополоснув посуду в озере, они вновь углубились в лес.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#23

Сообщение Thrud Thorsdottir » 20 авг 2018, 14:13

В неярком, успокаивающем свете колдовского пламени хищное лицо Нуады смягчалось, и загадочные блики танцевали в глубине серой радужки. Повернувшись к мужу и подперев одной рукою голову, вёльва коснулась его щеки горячими пальцами, скользнула по скуле, по переносице, улыбнулась загадочной кошачьей усмешкой, где всезнание смешивалось с лукавством. Труд казалась очень далёкой, нездешней; не женщина из плоти и крови, но дух, видение на грани сна, и только её руки возвращали к настоящему миру.
Не бывает у неупокоенных такого тепла.
- Я думаю, в этом и был смысл, - она приблизилась, совсем немного, но теперь лёгкое, пахнувшее хвоей и полевыми цветами дыхание щекотало бога, - я не могла бы творить одна, моя сила в том, чтобы преобразовывать, но не создавать из ничего. Мы можем творить вдвоём, ты - создатель, я - проводник между жизнью и небытием. Возможно, потому вселенная и позвала нас.
Короткое мгновение она молчала, рассматривая чеканный профиль хримтюрса, потом вдруг повалилась на спину вновь и увлекла супруга за собой.
- И я люблю тебя, - прошелестел дикими травами, соловьиной песней по утру её голос, - иди сюда.
И всё утонуло в благословенной темноте, расцвеченной стонами близости. Сладкая истома, владевшая телами асов после таинства сакрального танца, обнимала их, и весь остальной мир сейчас не имел никакого значения. Огонь рассыпался в тысячу искорок, заплясавших на стенах, древний храм, за вечность впервые встретивший гостей, укутывал в покров своего покоя.

Было тихо, и затем пришёл сон, вымывавший усталость. Свернувшись в клубок, точно огромная лиса, валькирия устроилась под боком Тюра, и её длинные растрёпанные волосы свободно лились по его груди, шеи и рукам, тревожа своими шёлковыми касаниями.

Утро пришло внезапно. Довольно потянувшись, отчего волной едва уловимого сияния, отблеском на матовой коже вспыхнули сложные узоры татуировок, женщина лениво потёрлась щекой о твёрдое плечо, соскользнула на пол. Её одежды тоже не было, только платье; пожав плечами, дева щита облачилась в него, и оно вдруг поплыло, в очередной раз меняясь, становясь тёмным, сужая рукава и юбку.
- О, - озадаченно сморгнула Вилкмерге, - я слышала, что духи-пауки умеют плести одежду, что меняется под нужды и желания хозяина, но никогда не встречалась сама… Бабушка умеет удивить. Твои одежды, скорее всего, тоже так могут, просто подумай об этом.
Убрав на место снятую вчера плиту, которую тут же заволок мох, богиня кивнула и усмехнулась затем, повела руками, на миг показывая лебяжьи крыла, огромные и кипельно-белые. Она тоже была перевёртышем; впрочем, предложение оседлать дракона казалось заманчивым.
- У тебя вечность впереди, чтобы на меня насмотреться. Полетели, - улыбнулась вёльва.

Забрав свои вещи у ночной стоянки и аккуратно засыпав кострище песком, чтобы не оставлять чёрной проплешины на берегу, валькирия закинула рюкзак за спину и, легонько коснувшись локтя Нуады, кивнула ему в сторону леса.
- Я хочу показать тебе, у меня есть здесь дом. Иди за мной и смотри по сторонам, эти тропы скрыты от чужих взглядов, я, - она тихо засмеялась, - не слишком люблю незваных гостей.

Дом оказался крепким строением из тёмного камня, покрытым густо-красной черепицей, не слишком большим, одноэтажным, но вызывавшим какие-то приятные чувства в своей спокойной, вросшей корнями в землю уверенности в том, что ничто ему не навредит. На высоком крыльце стояла пара кресел, на одном из которых, пристроившись на спинке, лениво покачивался Лейкни, наблюдая за выскользнувшими из леса силуэтами.
Вспорхнув в воздух, он перебрался на хозяйское плечо, нежно отираясь головой и тёплым боком о её волосы; сейдкона погладила его по тёмному оперению, поднимаясь по ступеням и открывая тихо скрипнувшую дверь. Внутри было светло - в распахнутые ставни било утреннее солнце, обстановка была проста и уютна. Деревянная массивная мебель, мягкие шкуры на полу и постели, пара крупных зеркал.
Комнат было три, в одной из которых был сложен камин, да ещё была небольшая кухня.
- Будь как дома, - обратилась к супругу Вилкмерге, - это и твой дом тоже. Есть хочу, как волк перед охотой, пойду завтрак приготовлю.
Ворон заинтересованно приподнял голову. Мысль о еде всегда вызывала в нём живой отклик; женщина, на ходу открывая свой рюкзак, сунула в антрацитовый клюв кусок вяленого мяса.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#24

Сообщение Týr Hymirson » 22 авг 2018, 00:43

Совет Труд пришёлся очень кстати - собирать полами белоснежной рубахи мелкий мусор и кусты Аргетлам не имел никакого желания. Одежды шамана сменились охотничьими. Давно Нуаду не чувствовал себя настолько на месте, бесплотной тенью скользя лесными тропами след в след за Деваной.
Их полёт, стремительный и захватывающий дух, вернул силы в затёкшие за время сна мышцы и теперь они приятно ныли. Любое свидание с небом доставляло богу удовольствие, а полёт был самым долгим свиданием за прошедшие тысячелетия. В какой-то момент он даже позабыл про Труд, намереваясь развлечь себя флиртом с облаками, но понимание того, что его самка будет недовольна потом, остановило дракона от опрометчивых поступков. Вниз они спускались, поймав воздушный поток, словно по ступеням, рука об руку. Вещи собрали быстро, Нуада помог забросать кострище землёй, а после удивлённо посмотрел на Труд. Говорить, впрочем, не стал, лишь согласно кивнул и, подхватив рюкзак, отправился следом. Раковины взяли с собою, чтобы не обижать озёрных жителей.

Дом был хорош. Основателен, как оба аса, и так же надёжен. Аргетлам одобрительно кивнул; его хорошее настроение не смог испортить даже вальраван, который искренне не любил сына Дану. Сбросив обувь на крыльце, Тюр вошёл следом и успокоенно вхдохнул: дом нравился ему, но, что важнее, он тоже нравился дому. От уголков глаз разбежались морщинки, какие бывают у очень улыбчивых людей.
- Отличный дом, - искренне похвалил он. Оставив рюкзак у входа, - потом разберётся, - Хюмирсон нашёл умывальник, похожий на перевёрнутое ведёрко, со штырём, который при поднятии давал воду. Пустой, к несчастью. Осмотрев его внимательно и рассудив, что заклинаний на умывальнике не наложено, он провёл пальцем по боку, наполняя его водой.
- Тебе помочь? - Уточнил ас у супруги, но встретившись с нею взглядами, понял, что под ногами путаться - так себе идея.
Поэтому он умылся и пошёл смотреть, как устроено хозяйство. Удобств было немного - валькирия была непривиредливой; после короткой инспекци бог нашёл колонку для воды за домом. Натаскав воды, он вернулся в дом и приткнулся в углу, наблюдая за уверенными движениями жены. Старенький холодильник вдруг заурчал, удивив его работающим электричеством, только потом Тюр сообразил, что, вероятнее всего, чудо техники питает демонский артефакт.

Есть они выбрались на крыльцо, и, о чудо, Хюмирсон получил свою вожделенную кружку с кофе. Литровую для мёда, за неимением более удобной тары. Если до этого мгновения он просто любил свою жену, то теперь он стал её боготворить. Завтрак тоже прошёл в молчании и это, пожалуй, было не менее ценным подарком. Уже помогая убирать со стола и сгружая посуду в посудомойку, Тюр, наконец, заговорил.
- Спасибо, - странно было видеть расслабленным вечно напряжённое лицо, - и за завтрак и за то, что назвала этот дом моим. Я это очень ценю, правда.
Он смешался, не найдя слов, и замолчал. Молчал, впрочем, недолго - взгляд зацепился за полку с книгами и лицо сделалось алчным.
- Есть какие-нибудь планы на сегодня? - Уточнил он. Кровать, жена рядом и книжка представлялись ему идеальным времяпрепровождением на половину дня точно. Ладно, на четверть, больше ему не выдержать без дела, но пока он хотел именно этого, даже если небо вдруг упадёт на землю.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#25

Сообщение Thrud Thorsdottir » 22 авг 2018, 12:40

На мгновение подняв глаза, сейдкона усмехнулась и снова вернулась к разделочной доске. Несмотря на то, что она была крайне самодостаточна по своей природе, проявляемое внимание со стороны хримтюрса было приятно.
- Спасибо, но пока нет. Если нужно будет, я тебя попрошу. Купальня, ежели захочешь, вот там, - нож, покачнувшись в сильной женской руке, указал в сторону комнат, - за спальней, а умывальник снаружи я заклинать не стала, а то тут полно любителей устроить себе душ из подручных материалов. Только воду зря переводят да болото мне под фундаментом разводят. Да, Лейкни?
Чистивший на подоконнике огромное чёрное крыло ворон сделал вид, что обращаются не к нему.

Сидя на ступенях крыльца, Труд с абсолютно философским видом жевала свою кашу на воде, поставив деревянную плошку на колени. Над мужем дева щита по доброте своей издеваться не стала, так что вручила ему тарелку омлета с беконом и тостами из ржаного хлеба, и теперь привычно игнорировала взгляд вальравна, смотревшего на неё с сочувствием и каким-то таким неуловимым "дурочка ты моя безнадёжная", которое сопровождало их общение каждый раз, когда Лейкни созерцал хозяйский рацион. Объяснить птице, которая не была птицей, что цельнозерновая каша - это очень вкусно, валькирия даже не пыталась за бесполезностью данного занятия.
Чирикали синицы в кронах деревьев, и было спокойно. Повисшее молчание ничем не утомляло, не казалось тяжёлым: что уж и говорить, оба аса были не любители много говорить, и для них просто быть рядом было достаточным.
Неторопливо бежало время; позавтракав, они вновь ушли в дом.

Усмехнувшись, сейдкона подошла к Тюру, привстала на носочки и легко, почти нежно поцеловала его в лоб, отвечая тем на его благодарность, потом повернулась к небольшой, всего из пары конфорок, плите, на которой стояла большая гейзерная кофеварка.
- Перестань, - улыбнулась женщина, - ты взял меня в свою жизнь, а я беру тебя в свою. Хочешь ещё кофе? Я хочу.
Раскрутив и сполоснув кофейник, она поставила его на огонь снова, дождалась, пока по кухне потянет приятной горечью, вытащила из холодильника небольшой кувшин с молоком.
- Никого не видеть, кроме тебя? - Предположила валькирия. - По-моему, прекрасный план. Мне всё надоело, и я хочу продолжить отпуск, в конце концов, от пары лишних дней мир на части не развалится. А если и развалится… Ну что ж, судьба у него такая.
Прихватив кофейник, молочник и две чашки, она прошла в спальню, и платье, до этого короткое и лёгкое, больше напоминавшее греческий хитон, что ничем не стеснял движений, взвилось небесной голубизной, опадая на стройном стане глубокими складками. Пристроив посуду на тумбу рядом с кроватью, Торсдоттир, бормоча какие-то невнятные ругательства про своё неумение организовывать пространство, полезла в шкаф и долго сосредоточенно что-то перебирала в нижних ящиках, прежде чем выволокла наконец на свет ещё одну подушку.
Судя по вшитому во шву ярлычку, совершенно обычную, ничем не примечательную подушку из Икеи. Натянув на неё такую же ничем не примечательную наволочку в мелкую синюю крапинку - снова явно намекающую на происхождение из шведского гипермаркета, - дева битв бросила её на кровать и только после этого вернулась к книжной полке.

Длинные пальцы скользили по корешкам, затем богиня вытащила одну, пролистнула, отставила и взяла другую. На этой остановилась: небольшая белая книга с маленьким рисунком черепашки и заголовком "My Family and Other Animals".
- Хочешь, почитаю тебе? - Спросила она неожиданно. - Люблю читать вслух, но у меня обычно из слушателей только пара оленей, которые приходят выпрашивать хлеба, а им, увы, всё равно, что слушать, лишь бы покормили.
Про то, что под оленями в разные периоды жизни могли подразумеваться как животные, так и горячо любимые старшие братья, Вилкмерге упоминать не стала.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
Очарование и ужас
Аватара пользователя
Репутация: 1715
Статус: Очарование и ужас
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 9656
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 15:55
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#26

Сообщение Týr Hymirson » 25 авг 2018, 00:41

Вопрос валькирия задала, видимо, исключительно из вежливости, потому что кофе он хотел всегда. Кофе и курить. Курить в доме он не стал - кивнул жене, соглашаясь с её планом, и снова вышел на крыльцо. Терпкий дым струился в небо, запах кофе из дома дразнил вернуться обратно. И он вернулся, застав жену задумавшейся перед полкой. Подошёл со спины и обнял, поцеловав в макушку.
- Хочу, - отозвался он. - Мне с детства никто ничего не читал. Надеюсь, что не стану оленем; мне будет сложно потом объяснить рога.
Он не стал уточнять, что имеет ввиду детство последней смертной ипостаси, с его матерью Труд была знакома. Нужно будет позаботиться о родителях, как вернётся - они были для него уязвимым местом так же, как жена и брат.

В спальне было уютно, даже кровать была по росту, что удивило хримтурса весьма основательно. Любопытство, впрочем, было весьма поверхностным и желания нарушить молчание и спросить не вызвало. Разлив кофе по кружкам, Хюмирсон растянулся на кровати, притянув жену себе под бок. Было спокойно и уютно, высокий и чистый голос валькирии был способен вызвать у Аргетлама интерес даже к семейным перипетиям юного Джерри на Корфу. В некоторых местах он даже смеялся, что было совершенно нехарактерно для него. Проблемы Совета, ссора с братом, заговоры и первозданные силы - все заботы ушли на второй план, давая отдых перетруженным за смертную жизнь мозгам.
За окнами шумел лес, и, видимо привыкшие к тому, что юная богиня кормит их, вышли олени; а, может, они просто тянулись к своей покровительнице. В окно ткнулась морда, оставляя на стекле влажные и мутные разводы. Сделав глоток кофе, Нуаду покосился на морду в окне. Судя по перестуку копыт по отмостке, оленей был целый выводок и бог мягко остановил жену.
- У нас гости и они, кажется, соскучились по тебе. Иди, я подожду.
Он отпустил руку, давая жене принять решение самой. Честно говоря, он почти хотел, чтобы она сходила к зверям, потому что тогда он успел бы расстелить кровать для них обоих. Его мысли о прогулках дальше казались теперь неправильными и ненужными. Он хотел спать - для него это желание было нехарактерно, но привычка смертного оставалась с ним, а Труд своим голосом заставила его не думать, что было вообще фантастикой. Всё, о чём он желал - это отомстить ей за укушенное накануне плечо. Почему-то эта деталь волновала его сейчас гораздо больше мировых проблем. А после отключиться до завтрашнего утра.
В состоянии полутранса он смотрел в потолок, не особенно вникая в происходящее и, наконец, его глаза закрылись.

Сон был тёмен и тревожен, обладательница рыжих волос ускользала от него, а он не мог к ней прикоснуться. Это вряд ли было пророческое видение, скорее подсознательный страх, но имени тому страху Нуада не знал. Потом всё успокоилось, стало легко и тепло, словно он вернулся в те дни, когда судьбы вселенных зависили не от него.
Offer me your sacrifice
There's no escape
Fall into my arms again
Into my cold embrace
Изображение Raise your hand to hail your king
While the world is crumbling
See they flags, they rise and fall
For the god of war

Thrud Thorsdottir
дочь войны, жена войны
Аватара пользователя
Репутация: 1678
Статус: дочь войны, жена войны
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; Девана, Вилкмерге; богиня мудрости, покровительница природы и охотница, дева битв и воинской храбрости, сейдкона, действующий агент NCB Interpol
На форуме: лисонька
Сообщения: 4275
Зарегистрирован: 08 дек 2017, 00:03
Контактная информация:

[01.07.2018] Follow to the Tree of the Life

#27

Сообщение Thrud Thorsdottir » 25 авг 2018, 11:37

Запрокинув голову и немного откинувшись назад, Труд посмотрела на подошедшего аса снизу вверх и рассмеялась. Её хищное, по-звериному обычно злое лицо смягчилось, теряя остроту своих черт и вечный холод в глазах, сейчас женщина показалась будто бы моложе. Ванахейм менял её, пробуждая ту часть сути, что крепко спала среди битв и смерти.
- Да, пожалуй, - повернувшись, валькирия потёрлась щекою о плечо мужа и вдруг сделала вид, что хочет укусить его ещё раз. - Рога тебе не пойдут. Достаточно уже имеющихся лосей с оленями в округе.
Зажав книгу подмышкой и прихватив себе одну из чашек, в которые Аргетлам разлил кофе - правда, богиня употребляла скорее молоко, слегка размешанное кофе, делая вид, что это латте, только без пенки, - она ловко юркнула в угол огромной кровати, пристроив книжку себе на колени, тряхнула головой. Густая медь волос разлетелась по плечам, когда косы распустились сами собой.

Она хорошо читала; сильный голос с мягким выговором тёк рекой, успокаивая своими интонациями. Песни валькирий - песни последнего пристанища, - были не только в словах, сила жила в тех, кто пел; и хотя сейчас дочь Тора не славила смерть и не прокладывала ей путь по тропам меж миров, покой исходил от белой кожи запахом хвои, в словах плескался запахом соли от морских волн. Одной рукой гладя тёмные волосы мужа, она неторопливо перелистывала страницы, и лёгкий перезвон смеха, и его, и её, поднимался к деревянному высокому потолку.

Олени, конечно же, не могли не прийти.
Украдкой погрозив одному из них кулаком, валькирия уткнулась было в книгу вновь, но настойчивые тычки влажного носа в окно сложно было игнорировать, и она, улыбнувшись Нуаде, вздохнула, полушутливо-полу-обиженно:
- Наглые лесные хамы. Ладно, пойду покормлю, не успокоятся иначе. Не скучай.
Аккуратно закрыв книгу с листком-закладкой на последней прочитанной странице, сейдкона ловко скатилась на пол и, шлёпая по деревянным доскам босыми стопами, ушла сначала на кухню, а потом - во двор, прихватив с собой хлеба и оставшейся моркови.
Стук копыт стал значительно бодрее: весь выводок из красавца-самца о развесистых рогах и нескольких олених с телятами решительно потянулся навстречу.

Вернулась дева битв, когда Нуада уже дремал. Присев рядом, она осторожно коснулась его лица тыльной стороной ладони, улыбнулась чему-то; отошла снова, вытащила из шкафа тонкий большой плед, аккуратно свёрнутый в несколько раз. Сбросив своё платье и пристроив его на спинку кресла, валькирия забралась в постель, укрыла их обоих - и долго ещё лежала, слушая спокойное чужое дыхание рядом с собой.
В конце концов, впрочем, сон сморил и её. Обняв мужа, она уткнулась лбом в его шею и затихла, совсем по-лисьи свернувшись в клубок.[SGN]Изображение[/SGN]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость