[21.06.2018] Lost inside

Ответить
Marena
Перуна пряха
Аватара пользователя
Репутация: 108
Статус: Перуна пряха
Информация: Мария (Мара) Кузнецова
~30 y.o. | aeons;
дизайнер, модель; Моранна, Маржана, Морана, Мора; богиня смерти и зимы, пряха судеб.
На форуме: Lady Death
Сообщения: 390
Зарегистрирован: 03 дек 2017, 15:03
Контактная информация:

[21.06.2018] Lost inside

#1

Сообщение Marena » 15 июл 2018, 17:20

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
21.06.2018, вечер
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Бельгия, Брюссель, Bed&Breakfast
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Su'en, Marena

СИНОПСИС:
после окончания скандального дня в Совете Мара утащила Су'эна в Постель и Завтрак выпить мёда, поужинать и попытаться вспомнить, что за заклинание может удержать Порядок в узде. Владычица снов и колдунья уверена, что сможет помочь последнему из шумеров. Удастся ли им обоим безнаказанно заглянуть в прошлое и остаться невредимыми?
Ели снежные на ветру качаются,
Да лютая зима в сердце не кончается.
Да вьюгою в окно постучалася нежданно
Лютая зима.

Marena
Перуна пряха
Аватара пользователя
Репутация: 108
Статус: Перуна пряха
Информация: Мария (Мара) Кузнецова
~30 y.o. | aeons;
дизайнер, модель; Моранна, Маржана, Морана, Мора; богиня смерти и зимы, пряха судеб.
На форуме: Lady Death
Сообщения: 390
Зарегистрирован: 03 дек 2017, 15:03
Контактная информация:

[21.06.2018] Lost inside

#2

Сообщение Marena » 18 июл 2018, 20:14

Снять комнату у О'Салливана во время совета было задачей нетривиальной, Кузнецовой пришлось изворачиваться и кокетничать со страшной силой. Не помогло. Помогло родство с Уайтом, о котором обмолвилась случайно какая-то из помощниц хобгоблина. Скрипнув зубами, королевна получила ключ, проверила наличие таблички "не беспокоить" и стала приводить номер в место пригодное для колдовства. Перво-наперво, она раздвинула двуспальную кровать, расставила вокруг одной из них свечи и очень тщательно проветрила помещение. Электричество было слабым помощником при наличии сразу двух сакральных сущностей, девица готова была покляться кем-нибудь из своих дядюшек, что оно вырубится на третьей минуте их развлечений с магией.
Ждать было скучно. Она заказала ужин в номер, на двоих, приличия ради. Когда Син появился, она дожёвывала салат, запивая его медовухой.
- Открыто, - с набитым ртом промямлила она, в очередной раз забросив косу за спину.
Королевна сидела в кресле по-турецки, держала пластиковый контейнер с едой, даже не потрудившись переложить её в принесённые тарелки. Длинное платье задралось, показывая крепкие ножки и соблазнительное бельё. Сама девица была сосредоточена на содержимом контейнера.
- Ужин, - легко взмахнув рукой, она едва не уронила свой стакан с выпивкой. - Извини, я заказывала на свой вкус.

Говорила она много, охотно и с лёгким русским акцентом, почему-то по-французски, ничем не напоминая собранную женщину с совета; была лёгкой в общении и так же легко перешла от официоза к дружескому трёпу.
- Ты знаешь, я еле уломала Энгуса дать мне этот номер, если б не Тюр, хуй бы мне кто дал ключи. - Она бросила контейнер на тележку и уцепила коробку с горячим, от которой соблазнительно пахло курицей. - А вообще, они здесь ребята милые, я даже отдохнуть успела, пока тебя ждала. Ой, а что у тебя за духи такие классные?
Лёгкая болтовня расслабляла и располагала к богине, которая совершенно не выглядела как богиня мёртвых или солидная ведьма, скорее - как молоденькая девчонка, дорвавшаяся до общения с кем-то более старшим и опытным и надеющаяся произвести впечатление.
- А ты знаешь, с какого момента твоего прошлого стоит начинать? - Она вытерла рот рукавом, совершенно позабыв про салфетки. - Потому что я-то могу тебя отправить в воспоминаниях в любой. Ты не опасайся ничего, я с тобой буду, да помогу, если совсем тяжело будет. Я и драться умею и утешать боль, если нужно.

Наконец, с едой было покончено и Мара принялась колдовать над остатками медовухи.
- О'Салливан меня убьёт, если узнает, - хихикнула она, проводя рукой над кувшином. Широкий рукав обмёл пузатую стекляшку и золотистый цвет потемнел до тёмно-бурого. Запахло крепким пойлом и, почему-то, малиной. Девица бормотала какую-то считалку, но это больше было похоже на способ сосредоточиться, потому что магия стекала с её рук совершенно целенаправленно, заставляя бурую жидкость мерцать, словно звёздное небо. В очередной раз откинув назойливую косу за спину, она налила зелье в бокал и протянула богу.
- Вот, - она мило улыбнулась. - Это поможет расслабиться и даст мне возможность присутствовать в твоём сне. Ты только до дна выпей.
Себе она налила вторую порцию и опрокинула стакан залпом. Питьё было примерно сорока градусов, но всё ещё сладкое. Занюхав рукавом, дева снова улыбнулась, махнула рукой на кровать, вокруг которой стояли свечи и попросила:
- Ложись как можно комфортнее, я постараюсь не смотреть и не отвлекать тебя от процесса.
Щёлкнула пальцами, отчего все свечи загорелись разом, и потушила свет, устроившись на соседней кровати с телефоном, довольно активно написывая что-то в беззвучном режиме. На Сина она не смотрела и даже, кажется, дышала через раз, чтобы сильно не мешать. Дождавшись, когда бог заснёт, она выключила телефон, встала и коснулась его лба. Тёмная повязка легла на веки, а тонкая нить от неё протянулась к запястью пряхи. Свивая нить, богиня пела, расплетая веретено судьбы того, кто годился ей в деды. Как только в её руках оказалось веретено, она легла обратно и укрылась одеялом. Скоро сон сморил и её.
Ели снежные на ветру качаются,
Да лютая зима в сердце не кончается.
Да вьюгою в окно постучалася нежданно
Лютая зима.

Su'en

[21.06.2018] Lost inside

#3

Сообщение Su'en » 19 июл 2018, 02:57


Одним из лучших моментов этого дня, конечно, была еда. По обыкновению не сильно разговорчивый, задумчивый, Суэн прошел в комнату, кивнув вместо приветствия – и кивнув снова в ответ на предложенную пищу. По глазам его, однако, было видно, что он доволен. Несмотря на свою выходку на совете, бог, способный устроить оргию вокруг себя, никак не отреагировал на нескромный вид Мары, хоть и не скрывал, что заметил и ее взгляды, брошенные еще на собрании, и непринужденность, с которой девушка встретила его в номере. Его народ не порицал практически ничего, кроме недозволенной измены, пожалуй; Нанне же, как богу-покровителю семейной радости, и вовсе было дано больше свобод – однако он же являл собой пример верности, не повторяя любовных подвигов всеотца, своего отца, дядь и прочих родственников. Все зависело от его желания, и здесь и сейчас он присутствовал с определенной целью, наблюдая с невероятным спокойствием и неким равнодушием.
«Что? Духи?» - Суэн не ожидал вопроса после рассказов о местных обитальцах. Он аж кашлянул, едва не подавившись, и удивленно уставился на колдунью.
- А… Эм… Это мой… запах, - как-то смущенно ответил он и снова уставился в тарелку, по-детски причмокнув, а после весело добавил: - В зависимости от того, насколько я его усилю, у окружающих повысится влечение друг к другу. Могу улучшить показатели демографии.
Наверняка, многие решили бы, что расплодившиеся божества Дильмуна – его заслуга. Однако Нанна не имел к этому никакого (или почти никакого) отношения: дильмунцы сами по себе были теми еще любителями развлечься.
Все это показное веселье являлось лишь отсрочкой неизбежного, и улыбка быстро исчезла с лица лунного. Стоило ему подумать о том, что ждало его впереди, как аппетит пропал, и остатки ужина он дожевал нехотя, словно просто не хотел никого обидеть отказом от пищи. Он сам мог нырнуть в прошлое, заглянуть в память предков, сложить в единое даже разбросанные по бездонному космосу кусочки чьих-то воспоминаний. Он способен был попросту вернуться в прошлое и прожить свою жизнь с самого начала, меняя ее там, где ему хотелось бы, переплетая вероятности и судьбы, меняя историю… Но чем это закончилось в тот раз, когда он пытался спасти Дильмун. Он мог – он просто не хотел. Боялся, что не сможет вернуться, что печаль поглотит его и не выпустит, что потеряется его сущность в зыбких потоках памяти. Страшился самого себя, зная, что может не выдержать – и повернет время в обратную сторону. Однажды он разбил чашу весов Равновесия, и лишь силами Величайших удалось избежать катастрофы. Маре предстояла нелегкая задача: вытащить Суэна, если сам он не сумеет справиться.
- Знаю. Я отведу тебя.
Владыка Луны поглядел в бокал с напитком с долей сомнения. Быть может, им и не стоило заглядывать в прошлое, которое не имело права на будущее больше. Разворошить пепел, чтоб вновь вдохнуть запах, способный уничтожить разум и силу воли, напороться на клинок, обмазанный горьким ядом, задохнуться в дыме того, чего уже не осталось. И что было дороже: попытка побега – или шаг вперед? Нужно было сделать выбор.
- Если что-то пойдет не так – вытягивай любыми способами, - предупредил Суэн и выпил не то зелье, не то странную выпивку.

Для того, чтобы нырнуть в сон – или отправить в него кого-то – богу не требовалось помощи, ибо сам он был тем, кто даровал покой за гранью реальности. Однако же не в его силах было управление этим состоянием; едва ступил он за границы, как оказался в царстве, не подвластном ему. Путь их был спокоен. То и дело Суэн натыкался на размытые картины, отгоняя их и перешагивая дальше. Неясный шум то и дело касался слуха: множество голосов пели на древнем языке, шептали ласково, призывали в неизведанное, рассказывали сказки, теряясь на фоне звуков, словно легкий ветер играл с хрустальными каплями того, что уже случилось и что могло бы произойти. Бескрайнее море памяти, расчерченное звездными путями, едва освещенное, бездонное, оно поглощало и колебалось неисчислимым количеством ощущений, словно все чувства всех народов и существ касались душ вошедших в то, что нельзя было ни сосчитать, ни описать, ни пройти до конца.
Первый из них — Эредуг, вождю Нудиммуду его он дал, - прозвенело отчетливо. - Второй — жрице небес — Бадтибиру он ей дал. Третий — Лараг, Пабильсагу его он дал. Четвертый — Сиппар, герою Уту его он дал. Пятый — Шуруппак, Суд он его дал.
Нанна тяжело выдохнул и шагнул на голоса, утягивая за собой и Мару. Сквозь дымку сияли города, и средь безжизненных камней зеленели сады. А голоса продолжали шептать:
- Светлая Инанна за своих людей плач заводит. Энки сам с собою советуется. Ан, Энлиль, Энки, Нинхурсаг, Боги Вселенной именем Ана поклялись, Именем Энлиля поклялись.
Бог шагнул на широкую площадку средь поднимающихся ввысь строений. Все звуки казались приглушенными, но вот пение птиц стало слышно четче, ветер шумел в листве, и позади послышался женский смех.
- Кто имя жизни сберег…
- …где отец твой, свет дневной? – весело поинтересовался мужчина средних лет, хитро поглядывая на мальчишку, который на фоне живой девочки-забияки, бегавшей вокруг, выглядел по-взрослому спокойным.
- Поселили его в стране перехода, в стране Дильмун, там… - проговорил Суэн, медленно повернувшись к тем, кто был в его воспоминаниях, тихо, сорвавшимся голосом, - Где солнце-Уту восходит…
Он не решался поднять глаз, упрямо глядя на мужчину и не разворачиваясь к детям и той, звук шагов которой узнал бы и через миллиарды лет. Воспоминание вновь стало мутным и обернулось жгучим, невыносимым гулом, налетевшим на путников в Неизведанном пугающим вихрем. Суэн отшатнулся; глаза его, широко раскрытые, с ужасом смотрели на надвигающуюся не то бурю, не то волну, не то зев всепожирающего ничто. Страх и ненависть овладевали им, пробиваясь в разум жестоко и упорно. Лунный взмахнул рукой, отгоняя пугающее воспоминание, и уперся лбом в теплую стену в новом видении. Судорожный выдох и несколько мгновений передышки - и он вновь шагнул по шершавым плитам, освещенных ярким солнцем, в сторону широкого входа посреди строения, возвышавшегося над ними подобно могучей горе.
[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/ ... 72b2d8.jpg[/AVA]

Marena
Перуна пряха
Аватара пользователя
Репутация: 108
Статус: Перуна пряха
Информация: Мария (Мара) Кузнецова
~30 y.o. | aeons;
дизайнер, модель; Моранна, Маржана, Морана, Мора; богиня смерти и зимы, пряха судеб.
На форуме: Lady Death
Сообщения: 390
Зарегистрирован: 03 дек 2017, 15:03
Контактная информация:

[21.06.2018] Lost inside

#4

Сообщение Marena » 23 июл 2018, 16:09

Улучшение демографии интересовало Мару весьма остро, но сейчас было недосуг: она была сосредоточена на колдовстве.
- Классно, - искренне ответила она, - надо будет попробовать сделать линейку духов. Хочешь в долю? Мы поговорим об этом, когда вернёмся, у меня своё дело здесь, хочу добавить к одежде и запахи.
Она прекратила трепаться. Серьёзно посмотрела на Сина и его изменяющееся лицо и острый аромат скорби и смерти, перебивающий для неё все запахи реального мира.
- Веди, - ответила она со вздохом и пообещала, - я тебя вытащу.

Темнота ночного забвения сменилась звёздной бездной. Мара следовала за лунным богом больше напоминая призрак, чем живую женщину. В волосах плясали болотные огни, узоры на платье серебрились инеем, а милое личико было сосредоточено и отрешено. Для неё воспоминания Нанны не имели никакого смысла, слишком юной и слишком занятой она была для того, чтобы знать о происходящем в других мирах. Она слышала чувства Су'эна, но пока её помощь не требовалась, он справлялся сам.
Вид ушедшей цивилизации отдавался в её душе болью, она искренне переживала за погибших и очень сожалела, что Син остался один. И слова его горчили на языке, будто её собственные. Жизнь целого мира, которая оборвалась до срока, вставала перед их глазами. Владычица мёртвых отчётливо увидела тьму, ничто, уничтожающее воспоминания - и выдержку бога.
- Кто этот мужчина? - Шёпотом спросила она у Нанны, без особой надежды на ответ.
Догнав его в новом видении, дева с неожиданной силой развернула Нанну к себе. Он был выше её, но она не смутилась прижав к себе. От неё пахло весной, талыми водами и первыми цветами; от неё пахло осенью, опавшими листьями, яблоками и дымом костров. Тонкие пальцы запутались в светлых волосах, прикосновениями вымывая боль от увиденного. Королевна была спокойна, ни следа от похоти не осталось, лишь желание утешить и сострадание.
- Ты хороший, - тихо говорила она, словно ребёнку; не важно было, что она говорит, важно было, что её слова уносили боль, как руки матери уносят все невзгоды. - Ты очень хороший, и ты молодец. Мы идём по воспоминанию ровно, ты прекрасный проводник. Позволь, я успокою твою боль? Хотя бы сейчас.

Тела их на кроватях, лежали недвижимо, повязка на глазах Нанны искрилась волшебством, а нить, что связана была с пряхою, держалась ровно и веретено плясало над раскрытой ладонью Марены, наматывая витки жизни древнего бога.

- Послушай меня, пожалуйста, - попросила дева, отпуская Хонсу. - Нам нужно двигаться быстрее, это заклинание работает до тех пор, пока алкоголь туманит твой разум. Утром тебя будет мучать похмелье, но до этой поры нам надо успеть увидеть всё, что должно. А пока расскажи мне о потопе, это ведь о нём говорили голоса?
Шершавые плиты под ногами скрипели песком, принесённым откуда-то извне. На вход падала тень от листвы и растений, растущих на террасах сверху, где-то журчала вода, тёплый ветер трепал подол длинного платья.
- Красиво как! - Прошептала русская, идя следом за Сином. - Знаешь, иногда мне кажется, что Хаос и Порядок нужно уничтожить. Нет, я понимаю, что они - начало всего сущего, что без них погибнем и мы, но то, что они творят с вами, с Альвхеймом, с Поднебесной...
... И, вероятно, с Правью. Мара умолчала о том, что её интерес шкурный - она не хотела гибели своего мира. Больше никакого не хотела, но своего - особенно.
Ели снежные на ветру качаются,
Да лютая зима в сердце не кончается.
Да вьюгою в окно постучалася нежданно
Лютая зима.

Su'en

[21.06.2018] Lost inside

#5

Сообщение Su'en » 27 июл 2018, 04:02

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/ ... 72b2d8.jpg[/AVA]
Тяжелое ощущение, вздымавшееся в груди, подступило к горлу, не давая спокойно вдохнуть почти забытые запахи тех мест, что давным-давно Нанна называл домом. Сердце напряженно билось, неприятная дрожь, от которой хотелось сжимать кулаки, одновременно раздражала и словно бы нагоняла тоску, от которой невозможно было избавиться. Лунный бог всеми силами старался отогнать от себя всю ту бурю чувств, ломающих его разум и разрывающих сердце, и раз за разом настойчиво напоминал себе, зачем они пришли сюда. Шаги его, однако, становились все менее уверенными; он хотел поскорее уйти отсюда, проснуться и никогда более не давать себе повода вновь нырнуть в прошлое, приносящее столько боли, - и вместе с тем ему казалось, что у него не хватит ни сил, ни желания сделать это. Он хотел остаться, хотя бы тенью в воспоминаниях, с надеждой, что однажды забудет, кто он есть, затеряется средь этой иллюзии, в пустоте, пропитанной смертью и разрушениями, и сам станет частью памяти.
Объятия стали для него неожиданностью. Суэн растерянно смотрел перед собой, увлекшись своей печалью и не понимая, отчего вдруг ему стало спокойнее и легче, будто кто-то снял с него оковы. Дрожь успокаивалась, дыхание стало ровнее, напряжение начало уходить, и Син облегченно выдохнул. Ему не хотелось разрывать объятия, он стоял бы так долго, прислушиваясь к добрым ощущениям, наполнявшим его. Позабыв обо всем и отдавшись наступившему умиротворению, как дитя в родительской заботе, как любовник в мареве ласки, как усталый путник, сбросивший с себя одежды, внимающий тихой песне прохладного ночного ветра перед долгожданным сном. Теперь он отчетливо осознал, как ему не хватало чего-то подобного. Суэн прикрыл глаза, надеясь, что этот покой продлится еще немного. «Еще хотя бы минуту. Пожалуйста».
Но здесь Владыка Времени не был властен над своей стихией. Нехотя он отступил, скрывая сожаление от потери столь приятных ощущений за слабой улыбкой согласия. Кивнув, он зашагал вверх по длинным лестницам.
- Да, о нем, - бог вздохнул, вспоминая историю, так, на первый взгляд, похожую на события, предшествовавшие тем, ради которых они сюда пришли. – Мой отец был той еще задницей. Он убедил Совет в том, что сотворенное на Земле – ошибка. Неудавшийся проект. А люди, являвшиеся нашими рабами, получив мэ и города, распорядились ими не так, как мы им сказали.
В голосе Суэна проскользнуло сомнение. Энлиль был эгоистом, истинным сыном своего отца. По его воле не так уж и редко происходили неприятные даже для богов ситуации. Впрочем, своенравием славились едва ли не все потомки Ана. Сами создатели не всегда помнили о том, что смертные являлись копией их же самих.
- Но Энки всегда отличался от всех прочих тем, что на все имел свое собственное мнение. Надо отдать ему должное – он был мудрее всех нас, хоть нам не всегда были ясны его задумки. Да, от нас он отличался еще и редкостной хитрожопостью, - Суэн усмехнулся. – Если что-то пошло не так, значит, скорее всего, вмешался Энки. Быть может, он просто знал больше нас, впитав в себя знания от своей матери – Наммы. Ведь она была первородной от Хаоса. И она же впустила Хаос в Дильмун.
Голос лунного был чист, не дрогнул и не выдал его чувств. Но по глазам было видно – ненависть мучила душу бога, прочно вросшая в его сознание. Пройдя через очередной поворот, Нанна зашел в широкие покои. У большого резного стола крутился тот самый мужчина, которого они видели в одном из воспоминаний. Блондин кивнул в его сторону, указывая на того, о ком говорил.
- Среди смертных у Энки был любимец, которому он нашептывал, что нужно сделать, дабы усмирить нрав богов. И здесь этот хитрец обошел клятву, которую Ануннаки дали Энлилю. Отец после был очень зол на меня – я все знал, все видел, но…
Суэн заглянул через плечо Эа, наблюдая, как тот изучал таблички, исписанные множеством знаков. Мудрец был хмур, кусал губы, раздумывая над чем-то, и постукивал по глиняным плоским кирпичикам тростниковой палочкой для письма. Лунный сделал несколько шагов вдоль стола, рассматривая прочие записи.
- Но мы не давали клятвы сообщать ему, если кто-то попытается намекнуть смертным, как спастись.
В помещение вошел мужчина, отдаленно напоминавший Нанну. Он был так же молод, носил синие с пурпурными и серебристыми узорами и бахромой длинные одежды, а колпак, едва подошел к Энки, небрежно бросил на кушетку. Синие волосы его волной рассыпались по плечам, и мужчина, фыркнув, кое-как закрепил их одной из палочек для письма, оставив торчащие пряди и неряшливые петухи на макушке и затылке. Эа что-то недовольно забурчал, явно намереваясь забрать обратно письменную принадлежность.
- Я до сих пор так что ли делаю? – неуверенно спросил Суэн у Мары и провел рукой по слегка спутанным волосам.

Marena
Перуна пряха
Аватара пользователя
Репутация: 108
Статус: Перуна пряха
Информация: Мария (Мара) Кузнецова
~30 y.o. | aeons;
дизайнер, модель; Моранна, Маржана, Морана, Мора; богиня смерти и зимы, пряха судеб.
На форуме: Lady Death
Сообщения: 390
Зарегистрирован: 03 дек 2017, 15:03
Контактная информация:

[21.06.2018] Lost inside

#6

Сообщение Marena » 20 авг 2018, 20:29

Веретено наматывало виток за витком, искры метались по стенам, скорость вращения нарастала. Владычица ночи и магии легко и удовлетворённо вздохнула - там, во сне Суэн принял её помощь. Здесь всё оставалось по-прежнему: два спящих бога и тонкая нить, тянущаяся от одного к другому.

- Это вечная проблема людей, - дева согласно кивнула, поднимаясь следом. - Их создавали с критичностью ко всему происходящему и гибкостью мышления. Вечная проблема для ведущих их творцов.
Лёгкий вздох и Марья обратилась в слух, понимая, что для Сина важно то, о чём он говорит. Хитрожопые боги встречались везде, сама богиня могла бы считаться трикстером, если бы была мужчиной, но об этом она тоже благоразумно молчала. Ненависть его полоснула отточенной косою по нервам королевны и она снова вздохнула. Помочь унять старую боль она могла, что делать с оставшейся - не знала. И потому просто слушала исповедь Нанны.
Энки заинтересовал Мару, но лишь как герой рассказа. Всё что волновало богиню, было сосредоточено рядом, с измученным сомнениями Сином.
- Что за любимец? - Она любопытствовала не просто так, понимала, что любая деталь может быть важной. Особенно когда речь идёт о возможной семейной тайне, если, конечно, получавший от Энки информацию домашний зверёк выжил и размножился.
Вошёл Нанна. Тот, второй, был молод, как и её, привычный Нанна, их можно было бы спутать даже при разной одежде. Но Сина выдавали глаза: усталые, помнящие всё, что пережил вечно юный бог. Тёплая ладонь опустилась на плечо.
- Да, - она улыбалась нежно и искренне, но немного рассеянно, внимание богини занимали знаки на глиняных табличках. - Да, ты до сих пор так делаешь. Хочешь, я подарю тебе гребень? Моя дочь режет чудесные костяные гребни.

Мара знала, что чужие заклинания использовать нельзя, что это дурная практика, что это может обрушить всё мироздание в бездну. Страх за своих близких заставил её запоминать символы, мысленно и по слогам повторяя их. Выжженные на подкорке, они вставали рубиновыми символами перед глазами и Мара, оборвав себя, испуганно посмотрела на Сина.
- Прости, - в огромных глазах застыл ужас.
Для двоих, путешествующих по воспоминаниям, не произошло ничего. В гостинице, в комнате, где спали боги, веретено сбилось с ритма и нить провисла. Веретено восстановило бег, но искры потеряли гармонию движения.
Картинка смазалась, напоминая старый телевизор с помехами, шумом и лампами, которые должны нагреться, до того, как изображение станет чётким. Они по прежнему были в помещении, Нанна и Эа что-то деловито обсуждали, поочерёдно тыкая пальцами в таблички; теперь это выглядело как подделка, которая не имеет отношения к реальности. Наманикюренные пальчики богини больно сжали плечо Сина.
- Когда именно было произнесено это заклинание?
Она помнила разрушенный Думат, который они с Тором посетили больше десяти лет назад. Страх и боль до сих пор жили в тех камнях, поминая первородные силы стонами умерших богов. Ускорения этого процесса и изменения прошлого она допускать не хотела, но понимание того, что заклинание на табличках начинается с призыва Порядка, мешало ей сосредоточиться.
Веретено пропустило ещё один оборот.
- Син, пожалуйста, - поторопила дева. - Нужно разрывать заклинание, пока оно не сожрало нас обоих. У нас очень мало времени, меньше, чем тебе кажется! Если мы здесь застрянем, будет, - конец предложения русская загнула трёхэтажно и для наглядности провела большим пальцем по горлу.
Ели снежные на ветру качаются,
Да лютая зима в сердце не кончается.
Да вьюгою в окно постучалася нежданно
Лютая зима.

Su'en

[21.06.2018] Lost inside

#7

Сообщение Su'en » 30 авг 2018, 00:21

- Эн-Зиусудра, - ответил Нанна. – Так звали того смертного. Или Атрахасис. Бедняге даровали долгую жизнь. Вряд ли он рассчитывал на это. Дать смертному возможность жить средь богов, в особенности перед глазами отца, который был вынужден смириться с тем, что его план не прокатил, - такое себе удовольствие.
Быть может, жрецу стоило позволить просто умереть от старости в окружении людей. Души смертных не были созданы для того, чтоб переживать поколения, наблюдая падения империй и не имея возможности сделать хоть что-то; сердца их не были готовы ровно биться тысячелетиями. Выброшенная на берег моря рыба не выживет, даже если плавников ее касается вода.
Син смущенно убрал руку от волос. Такой небрежный, по-детски неуклюжий - слишком спокойный, потому что не догадывался, что ждет их всех впереди. Не знал, что у них нет будущего, о котором они так беззаботно мечтали. Бог наблюдал за собой со стороны. Это было и любопытно, и горько, и даже немного неловко: будто они заглянули туда, что могло их смутить. Если бы Суэн только знал, если бы мог предупредить сам себя, ничего этого сейчас не случилось бы. Раз за разом он задавался вопросом: почему именно его мир? В чем они были виновны?
Но сейчас и здесь не было смысла и, как бы это ни звучало, времени мучить себя. Ради целей необходимо было забыть о боли и смириться с тем, что нельзя уж было исправить. Нет, он мог. Он хотел бы. Но ему не было позволено, и обойти этот запрет сам Нанна не согласился бы – он не был уже похож на того мальчишку, который мог дать себе волю и поступить глупо.
- Да, пожалуй, - отстраненно согласился он на предложение о подарке и отвлекся на таблички.
Ведь где-то здесь должно было быть что-то… Синеволосый Нанна в задумчивости приложил вылезшую прядь к губам. В тот же момент это движение в точности повторил и Суэн, а потом будто опомнился и снова повернулся к Маре:
- Только если я не стану, как девица, сидя у окна, расчесывать волосы и петь птичкам занудные песенки.
Он усмехнулся, посмотрев на попытки Марены запомнить невнятные, на первый взгляд, символы, состоявшие из сложно сочетаемых между собой черточек и углублений. Лунный покачал головой:
- Недостаточно лишь слов. Чтобы заклинание работало правильно, необходимо соблюсти все тонкости. Какие-то из них требуют элементы, к примеру, огонь, - Син вспомнил то заклинание, которое они с Нуадой обнаружили у одного из «пассажиров» на корабле. – Или кровь. Или и то, и другое. Чем сложнее колдовство, тем больше в нем частей – и тем сильнее оно. Некоторые даже после смерти сотворивших их работают до сих пор. Но, если нужно, с парочкой я после поделюсь с тобой.
Он подмигнул так, будто намекал о чем-то слегка неприличном.
Казалось, его нисколько не смутило то, что с колдовством Мары происходит что-то неладное. Син просто кивнул и «отбросил» подпорченную картинку в сторону, шагнув в новую. Все, что ему было нужно в прошлом воспоминании, он уже увидел. В новом они оказались в большом темном гроте, стоящими на куске скалы, у ровного края которой мелкими, но неспешными волнами колыхалась вода. Где-то впереди маячил свет, будто лунные лучи проникали через трещины в потолке и растворялись в непроглядном потоке, соскальзывая с грубых, острых камней. Суэн осмотрелся, задумчиво закусив губу.
- Немного не туда… - пробормотал он.
Похоже, что из-за возникших проблем сбился и сам Владыка Памяти. Он несколько замешкался, а после осторожно ступил в воду – и провалился в нее с головой, успев разве что только булькнуть от неожиданности. Вода волнами пошла вперед – но вместе с тем ничего не изменилось, будто это был плохой спецэффект в фильме. Как если бы Суэн плюхнулся в кисель… Одновременно густой и очень жидкий кисель.
Спустя несколько секунд бог все же вынырнул, расплескав вокруг себя воду, в том числе залив и ноги Мары. На его лице не было ни отражения той паники, которая проскользнула в момент, когда он погрузился в воду, ни страха, ни веселья – только покерфэйс, с которым он поднялся из воды и остался стоять в ней лишь по бедра. «Ничего не произошло», - будто хотел сказать он и поднял руку, чтоб перепрыгнуть в нужный им момент прошлого. Передвинуться в новое нужное воспоминание ему, однако, помешали голоса, один из которых принадлежал Энки. Подав руку девушке, лунный пошел вперед, туда, где свет становился ярче.
Потолок стал ровнее, и вскоре они вышли в зал, в центре которого беспорядочно, на первый взгляд, были навалены острые камни, образуя своеобразный холм, торчащий прямо из воды. В стороне, справа у стены, полукругом из плит была расположена площадка с алтарем в ее центре. На нем стоял простой кувшин. Нанна остановился.
- А, - он коротко кивнул. – Я знаю, где мы. Это владения Энки - бездна подземных вод. А это, - он провел рукой по воде, - абзу. Над нами Э-энгурра и Эреду. А та гора камней – могила Энгура. Или его темница. Это день, когда был зачат Асаллухи: тот кувшин с ритуальным лалем этой парочке дал я. Но я не знал, что они пошли сюда. Зачем?
Не успел Суэн сделать и нескольких шагов, как две обнаженные фигуры подошли к алтарю. Женщина разрезала ножом сперва ладонь мужчине, затем себе – и оба они дали крови упасть в тот самый кувшин с медом. Затем мужчина- им оказался Энки - из чаши, которую держал в другой руке, также вылил в напиток темную жидкость.
- Вот как у них вышло, - пробормотал Суэн, наблюдая за происходящим.
Боги поочередно выпили напиток из кувшина, а после, опьяненные и горячие, прижались друг к другу.
- Эа говорил, что Асаллухи появился из апсу, но я не думал, что он будет использовать кровь Энгура. Сумасшедший.
Женщина склонилась над алтарем, позади нее устроился бог мудрости. Син, все так же не меняясь в лице, закрыл ладонью глаза Мары, не давая, словно рядом с ним было дитя, наблюдать за близостью богов.
- Ритуальное соитие, - пояснил он. – Отличный способ восполнить силы, кстати. Не думаю, что Энки и Нинхурсаг были рады, если б узнали, что за ними наблюдают. Впрочем, они уже никогда не узнают, что мы все видели.
Владыка Времени усмехнулся, но тут же отвернулся и шагнул к груде тяжелых камней, что служили темницей для Энгура. Его не смущали ни шумное дыхание увлеченных друг другом богов, ни звук шлепков, гулким эхом разносящийся по гроту, ни комментарии любителей потрахаться на месте погребения их предка.
- Здесь все началось, - теперь голос Нанны изменился: он был зол, разочарован и, вместе с тем, отдавал все той же горечью. – Он пришел отсюда. Но нам пора. Кажется, я знаю, что нам нужно. Потерпи еще немного. Но прежде, чем мы закончим и уйдем отсюда, у меня будет к тебе одна просьба… - Син повернулся к Маре. – Вы обе хозяйки снов, этот мир принадлежит вам, вы обе властны над ним. Позволь мне хоть на мгновение увидеть ее.
Синие глаза наполнились невероятной печалью, а потом вдруг молодой мужчина вздрогнул и обернулся, словно услышал шум, исходящий из-под груды тяжелых камней. Ничто не изменилось – лишь послышалась откуда-то музыка, словно играли одновременно несколько лир.
- Уходим, - бросил лунный и схватил девушку за руку, уводя по воде прочь от места, где лежал первородный Порядка.
Они провалились вниз, апсу поглотил их: бездонный темный поток, освещаемый сверху серебристым светом. Суэн булькнул в невероятно реальной воде и задрал голову: сверху пугающей, бурлящей массой прокатилась большая волна, стерев собой картинку еле различимого грота. Поток подхватил путешественников по путям памяти, изумленный Нанна едва успел ухватиться за девичью руку крепче и потянуть к себе Мару, прижимая ее к себе, будто защищал от чего-то. Их швырнуло в сторону и вверх, выплевывая на пол широкого зала, украшенного серебром и лазуритом.
- Я нашел тебя! – послышался где-то позади неприятный до дрожи голос, принадлежавший, судя по хрипотце и своеобразной слабости, старику.
Нанна испуганно и резко развернулся, скользя мокрыми руками по гладким плитам, одной рукой закрывая Моранну, другой спешно латая прошлое разбитое воспоминание. Вместе со стремительно удаляющимся мерзким голосом были слышны стоны лопающихся струн. И все в один миг утихло.
[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/ ... 72b2d8.jpg[/AVA]

Marena
Перуна пряха
Аватара пользователя
Репутация: 108
Статус: Перуна пряха
Информация: Мария (Мара) Кузнецова
~30 y.o. | aeons;
дизайнер, модель; Моранна, Маржана, Морана, Мора; богиня смерти и зимы, пряха судеб.
На форуме: Lady Death
Сообщения: 390
Зарегистрирован: 03 дек 2017, 15:03
Контактная информация:

[21.06.2018] Lost inside

#8

Сообщение Marena » 15 сен 2018, 22:08

- Не должен бы, - непритворно озадачилась дева, - на принцессу из сказок ты похож ещё меньше, чем я.
Она хихикнула, виновато посмотрела на лунного бога и покачала головой. Он слабо понимал, как работает её колдовство: силы, которыми владела Мара, не принадлежали Земле, снам или ещё чему-то. Они принадлежали миру мёртвых и черпались из их жизней, судеб и архея.
Взять себя в руки и постараться совладать с колдовством!
Дева закусила губу. Где-то в Бельгии веретено стало вновь набирать обороты, но нить ложилась неровно, точно пряха была пьяна, когда создавала судьбу Су'эна.
- Поделись, - Мара сосредоточенно смотрела на него и силилась унять дрожь в руках. Увы, она не была такой непробиваемой, как Тюр, или такой самоуверенной, как Тор. Она была одной из младших и прекрасно понимала, что даже близко не сможет сравняться с древними богами. Она бы приняла шутку про части колдовства и охотно отшутила бы в ответ, если бы не страх. Что это было? Что она чувствовала? Почему так испугалась этого заклинания? Ей было стыдно за свою панику, она опустила глаза. - Прости.

Большой грот был тих, негромко плескалась вода, других звуков не было.
- Осторожно, - попросила она Сина, когда тот шагнул на воду. Как водится в таких случаях, опоздала. Тихо ойкнув, она спрыгнула с камня, думая, что владыку времени нужно спасать. Не понадобилось, воды там было немного - обоим по колено. Послушно взяв проводника за руку, она шла следом, с интересом оглядываясь вокруг. Вода не расходилась от их движений, потому что их физические тела остались в гостинице и сейчас нить путалась, укладываясь в странные узоры на веретене.
Внимательно выслушав объяснения и проводив обнажённую парочку взглядом, дева уточнила:
- А что такое лаль? - И, прикрыв рот ладошкой, словно те, кто был в воспоминаниях, могли её услышать, продолжила, - что-то подсказывает, что они не собираются воздавать почести умершему.
Её смешок вышел двусмысленным.
Мара следила за происходящим, уже зная, что увидит, но кровавый мёд отчего-то заставил её передёрнуть плечами. Было неуютно. Сам факт соития любящая секс во всех его проявлениях богиня проигнорировала: мало ли кто как развлекается, балуясь с первородными силами. Син и его воспоминания интересовали королевну гораздо больше: она чувствовала, как их сила тает, утекает водицей сквозь пальцы. Она шла за ним, ожидая, когда можно будет вытянуть их назад. Его просьба была неожиданной. Мара замерла на миг, а после решительно кивнула.
Черты её лица поплыли, изменяясь, показывая лунному богу ту, которую он не видел долгие тысячи лет.
- Я не умею принимать облик мёртвых, - загадочно сказала дева за мгновение до того, как её оборвал звук лир. Она вздрогнула и дёрнулась следом и едва не захлебулась в водовороте силы чужого умирающего мира. Мара чувствовала уже отголоски там, возле Думата больше десяти лет назад. Неужели это - так? Она не стала сразу вырываться из объятий Сина лишь потому, что была оглушена тем, что ощутила. Этот голос пронизывал насквозь, пугал, и Мара не понимала, как это её создатели выдержали его настолько долго.
Закричав, она рванулась из рук Су'эна, вывернулась и с вызовом уставилась на воспоминание. Северная богиня, она всегда была охоча до битв, а когда дело доходило до защиты того, что ей дорого, она была такой же упрямой, как Тор. Увы, её боевому запалу не суждено было выплеснуться - воспоминание исчезло вместе с голосом. Упала темнота.
- Почему так темно? - Спросила она. - В конце всегда так?
Оглядевшись, дева вздохнула и коса исчезла.
- Пойдём отсюда, хороший мой? - Попросила она. - Там, снаружи, чертё что творится, пожалуйста!
Обняв Сина, она выдернула их на поверхность.

Пальцы сжали веретено, но нить продолжала струиться от запястья лунного бога.
- О, нет! Нет-нет-нет!
Дева слетела с кровати и принялась тормошить спящего. И голос, который звучал в воспоминании, теперь звучал и здесь.
- Я запомнил и тебя, - набатом прозвучали слова, заставив Мару скрипнуть зубами.
В комнате было темно и тревожно; злая воля, которая тянулась к Сину через тысячелетия, явно ощущалась здесь.
- Ну давай, покажись! - Королевна заслонила бога, давая ему проснуться. - Я не боюсь тебя!
Ели снежные на ветру качаются,
Да лютая зима в сердце не кончается.
Да вьюгою в окно постучалася нежданно
Лютая зима.

Su'en

[21.06.2018] Lost inside

#9

Сообщение Su'en » 09 окт 2018, 01:03

- Рано, слишком рано, - зашептал Суэн Маре, когда она решила вернуть их в ночную реальность.
В последний миг он вырвался и остался наедине с воспоминаниями, смешавшимся со сном прошлым, которое преследовало лунного бога тысячи лет, но вместе с тем было таким далеким и маняще теплым. Как бы он ни старался, а та жизнь манила его. Возможно, все эти годы он и не подозревал, как на самом деле сильно хотел умереть. Он видел Нингаль, но нет, это была не она, и образ этот хоть и приносил радость и боль одновременно, однако же так и не стал спасением для изнуренной одиночеством и горем души бога. Нет, он хотел увидеть ее по-другому. Все то время, что они существовали порознь, он знал, что его возлюбленная жива – как бы это ни звучало, в каком бы образе она ни была и где бы ни витала память о ней, готовая однажды возродиться вновь, как и было предсказано самой Нингаль. Времена же теперь были опасными, Син сам не был ни в чем уверен, и вот уже который день не слышал слабого дыхания где-то там, в непроглядной пустоте, не ощущал той сильной, напористой, страстной души. Это его беспокоило. Он просто хотел убедиться, что его Владычица все еще с ним.
Освободившись из паутины колдовства Марены, Суэн казался потерянным. У него теперь не было проводника, и зыбкий мир сна мог действительно оказаться опасным. Но сын Энлиля был слишком упрямым; он не собирался так просто сдаваться, не желал уходить, не узнав все, что должен был и хотел. Он уже знал, куда ему нужно идти и что именно искать, и потому, что время здесь не было ему подвластно в полной мере, нужно было спешить. И как бы ни рвалась душа бога разглядеть тень той, которая была мила ему, он понимал, что есть дело важнее его желаний – спасение миров. Син уже увидел, как был создан Асаллухи, он знал, как сын Энки и Нинхурсаг взял верх над Тиамат, ведь был одним из тех, кто поделился частью своей силы с ним. Но как Энки удалось запечатать Энгура и не дать Порядку возможность прорваться в Дильмун?
Колдовство Мары все еще работало. Суэн осмотрелся. Место, где он находился, не было ему знакомо, однако он знал – это именно то, что ему было нужно. Э-энгурра не был лишь гротом, заполненным стихией Энки – это был дом Энки, и в некоторые его части не мог попасть ни один бог. Даже сам Энлиль. Построенный из серебра и украшенный золотом и лазуритом Э-энгурра был величественным и огромным, подобным горе посреди Эреду, и сказки о том, что он парил над землей не были сказками: храм стоял на водах, скрытых глубоко внизу, в водах, что были тем апсу, космической силой, подвластной Эа. Он получил силу своего прародителя, он был рожден в апсу – и он убил Апсу, оставшись единственным, кому подчинялись пресные воды. Дильмун был землей рек и каналов, которые питали Энки и его силы; все появилось из воды – и все погибло из-за ее детей. Нанне было известно, что заклинание, сдерживавшее Энгура, заключало в себе множество элементов, среди которых были апсу, серебро и лазурит, песнь семи лир, чистота места, куда не ступала нога даже бессмертных, благословенное и нерушимое Слово Энлиля… Все это было частью мэ, хранимых Энки там же. Но что было еще? Какой элемент бог мудрости не раскрыл Совету?
Суэн зашагал вперед. Он знал, что где-то здесь должен быть хитрожопый бог, и в этот момент он соединял все части заклинания. Но зал – или огромный, широкий коридор – был, казалось, бесконечен. Или же бог топтался на одном месте.
- Пусти меня, Энки, - заговорил лунный, словно дядя мог его услышать. – Помоги мне найти способ остановить те силы, что погубили нас.
Ожидаемо ответа не последовало. Нанна вздохнул и закрыл глаза. Ему всего лишь нужно переместиться, совсем немного…
- Каков же последний элемент, Аши?
Он вздрогнул и раскрыл глаза, неожиданно испуганно озираясь. «Но как это возможно?» Голос Эа эхом разносился по искаженному пространству – остаткам расплывчатых воспоминаний, не способным объединиться в единую, цельную картинку.
- Когда соленые воды смешиваются со сладкими, теряют они и горечь свою, и сладость. Когда волна разбивается о скалы, теряет она свою силу, но точит камень. Когда острый клинок режет плоть, он тупится.
- Ты использовал силы Хаоса против Порядка… Но как? – все еще не понимал Нанна.
И вновь он остался наедине с тишиной и вопросами. Сон терял свою силу. Нужно было возвращаться. «Еще один миг, еще один вопрос», - словно бы взмолился Суэн, понимая, что Энки ему загадал очередную загадку, ответ на которую придется искать своими силами. Но что-то подсказывало богу, что разгадка ближе и яснее, чем он думает.
На грани сна он потянулся в то пространство, куда путь ему был закрыт и не подвластен. Используя то, что дала ему Мара, он заглянул сквозь отражения в тишину. И ничего там не нашел. Вернее, никого. Всего миг потребовался лунному божеству, чтоб понять, что Нингаль пропала. Что-то выдернуло его, угрожающе попыталось подавить его волю, вынудить остаться. «Ну нет, не сейчас», - запротестовал он, стараясь вырваться из пут. Над ним будто посмеялся кто-то, не сбежишь, твердило оно, не выйдет снова, ты тот, кто всегда возвращается…
- Именно, - усмехнулся Нанна. – Я всегда возвращаюсь.

Он шлепнулся с кровати так нелепо, что готов был сам над собой посмеяться, вот только мерзкий голос все еще звучал где-то там, глубоко в мутном сознании. Суэну казалось, что он совершенно обессилил, соорудив очередной клубок из времени и пространства, знакомо запутав пути для той сущности, что преследовала его. Он, казалось, ощущал те негодование и злобу, которые испытывал ненавистный старик – пусть даже то было лишь воспоминание или эхо.
- Не боишься? – прохрипел бог откуда-то с пола. – Лучше бойся. Страх делает нас умнее и сильнее.
Голова кружилась, и подняться Нанна не смог даже с третьей попытки.
- Что за зелье ты мне дала?..
Ужин готов был вывалиться обратно, и блондин замолчал, поджав губы. Это было очень – о-о-очень! – странное и неожиданное ощущение. К счастью, его быстро отпустило. Развалившись у кровати на полу, Син решил переждать и уставился… нет, не ожидаемо на потолок, а на Мару, тупо хлопая глазами и разглядывая ее ноги.
- Он загадал мне загадку. Дал подсказку. Нет, серьезно! – внезапно воскликнул бог и затараторил. – Кто трахается у могилы предка, который хотел всех перебить, потому что они шумели?! Для чего я дал ему лаль? Для этого вот??! Нет, ну ты видела? Почему бы не заняться этим в уютных покоях? В теплой, сухой постели… Как вот эта.
Он несильно постучал пару раз по кровати, рядом с которой лежал. Его лицо изображало столь сильное негодование, что казалось, будто из ушей повалит пар.
[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/ ... b76cb9.jpg[/AVA]

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость