Wanderlust

Ответить
Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 609
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: #ThorNo
Сообщения: 4015
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

Wanderlust

#1

Сообщение Týr Hymirson » 16 фев 2018, 10:27

Tír biþ tácna sum ■ healdeþ tréowa wel
wiþ æþelingas ■ á biþ on færelde
ofer nihta genipu, ■ næfre swíceþ.
Изображение

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wonderlust

#2

Сообщение Infinity » 25 фев 2018, 22:48

Изображение
rebecca ferguson
► Имя Фамилия: Honora "Nara" Farquhar || Хонора "Нара" Фаркуар
► Возраст: 32 года плюс-минус
►Трудоустройство: временно безработная
► Вид: незарегистрированное существо из категории shapeshifters, кеаск (ceasg)
► Легенда: русалка в мифологии Шотландии и острова Мэн
► Способности
Кеаск также известны как «девы волн»; это прекрасные женщины с рыбьими хвостами, которые по желанию способны менять на человеческие ноги. Основная функция в старинных легендах – соблазнять моряков или просто оказавшихся у океана мужчин и забирать их на дно морское.
По некоторым преданиям, кеаск способны одурманить человека не только красивой внешностью, но и пением, взглядом глаза в глаза и даже уговорами проследовать за ними (до вышеуказанного морского дна, вестимо, но вряд ли это уточняется заранее). Лучший способ избежать сей участи – вовремя скрыться; если этот ход конём не удался, ундине следует «высказать почтение», при этом избегая её взгляда и пения.
От человеческих мужей они могут иметь детей – также смертных.
Эти существа способны хранить свои «души» вне тела, обычно в тайном, труднодоступном месте; только найдя и уничтожив «душу», можно убить саму кеаск. Что не уберегает чудных дам от физических повреждений, разумеется.
В воде волосы русалки темно-зеленые, на воздухе же они становятся золотистыми.
Пойманная человеком, кеаск способна на манер золотой рыбки исполнить три его желания; после этого она получает свободу и способна исчезнуть в тот же миг.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Есть существа, к которым осознание собственной природы приходит постепенно, но Нара с рождения знала, чем отличается от людей – и с рождения желала быть среди них.
Её мать, разумеется, кеаск, отец – шелки, не оставивший о себе ни малейшего напоминания. Когда в благополучном пригороде Эдинбурга произошла серия убийств – поразительно, но среди найденных не было ни одного обычного смертного, - заподозревавшая неладное родительница, молодая и прекрасная, как рассвет, снялась с места и вместе с подругой, хваткой и активной Дэйной Эдсит, отправилась по программе академической мобильности в университет Канады и там, пленив красотой некоего юриста, вышла замуж и вскоре родила девочку – дитя совсем другого мужчины. Так началась жизнь Хоноры.
Нара не отрицала свою сверхъестественную сущность, но и не кичилась ею; по совету матери притворялась - вполне успешно - человеком и вела размеренную и сытую канадскую жизнь. Когда дочь Дэйны Эдсит, Тилли, вскользь упомянула о военной карьере, Хонор решила - а почему бы и нет? Они обе прошли равную подготовку, но были разведены в стороны на долгое время: у прелестной кеаск возникли к приятельнице чувства, выбивающиеся за рамки дружеских, но по-юношески грубая и неделикатная Тейлор была резка, когда говорила «нет».
Армейское общество Хонору не приняло; лишь только стали известны её бисексуальные предпочтения, на девушку градом обрушилось общественное осуждение – толерантность берёт верх отнюдь не всегда. После ожидаемого увольнения она пропала со всех радаров ровно до начала семнадцатого года, когда, перемахнув за океан в Эдинбург, оказалась на пороге дома матери Тилли – раненная, трясущаяся в лихорадке, с воспалением лёгких и переломом запястья, оставившая в Торонто потревоженный муравейник из полицейских (её всё ещё ищут по обвинению в непреднамеренном).
История должна была кончиться заключением под стражу, и в метафоричном смысле именно так оно и сложилось: старый дом Дэйны Эдсит стал для Хонор и госпиталем, и тюрьмой, а хлопочущая по хозяйству и умудряющаяся невесть откуда доставать самые разнообразные лекарства Тилли – самым строгим надсмотрщиком. Покуда ундина не чает иного, кроме как излечиться и окрепнуть, однако рано или поздно, так или иначе временное затишье окончится и всплывут на поверхность вопросы, доселе тщательно и по обоюдному желанию замалчиваемые.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
События, обернувшиеся гонкой с законом, коварно оставляю на откуп потенциальному соигроку. Я не исключаю полной невиновности Нары – подставить невиновного под карающую гильотину Фемиды порой дело вовсе не трудное, - равно как и полного осознания с её стороны всего лиходейства от и до (если у неё не было иного выхода, например). Логика и обоснованность в любом случае – наши с вами лучшие друзья, и я прошу учесть следующее: Хонора Фаркуар – человек, по умолчанию не склонный терпеть насилие. Она не сталкивалась с абьюзом (а если и да, не прогнулась под него), не потчевалась родительским террором, и, если кто из её друзей-сожителей вздумал бы выкручивать ей руки, дала б отпор или недолго думая ушла в закат. С её врождённым талантом находить компромиссы и средь бытовых дрязг сохранять в целостности спокойствие и рассудительность девушка, надо полагать, заведомо отделена от всяческих неприятностей, однако сия защита дала слабину, а результат, как говорится, налицо.
Её предпочтения на стороне не одних только мужчин, верно. По какой причине она отошла от предками навязанных традиций и полностью ли исключила из круга приближённых сильный пол – решение суть ваша, заинтересовавшийся, прерогатива.

Имя, фамилия, базовые элементы биографии и характера персонажа неизменны; внешность и раса выбирались наугад и доступны изменению после предварительного обсуждения.
Нара – девушка самодостаточная, и более чем вероятно, что после выздоровления она получит с некоторыми понятными оговорками полную свободу перемещения и действий, так что безоговорочной привязки к одной только Тилли не будет, обещаю.
Поделюсь с вами анкетой Тиллс как ещё одним источником информации о Наре и подсоблю, если потребуется, с пропущенными частями биографии Хонор. Приходите)
пример поста
На пасеке латиноамериканского гетто сегодня чрезвычайная суета.
Хель смотрит сквозь прищур, как двое ребят из наиболее отбитых и наименее разборчивых шестёрок их общей потрёпанной колодки сначала до абсурдности долго и серьёзно беседуют у запертой двери, затем отчаливают в неизвестность, лишь только завидев новую смену: нонче бдения у тайной комнаты подроблены до минуты выверенной почасовкой, и муха незамеченной не пролетит, куда уж отдельно взятой мексиканской девице. Собственной тенью Анхела маячит у самого края, домашняя рутина заменяет ей маскировочный костюм; очередной тюремный надзиратель – Нэсто, гадина эдакая, ничего ведь не упустит! – пробует выставить её вон, получает отпор и следующую четверть часа терпит её ненавязчивое присутствие. Хель, разумеется, на рожон не лезет, но хрупкая канва её терпения начинает стремительно истончаться.
В ночь среди узуального гудения их скромного улья она уловила доселе незнакомые нотки – тревожные слухи, выцеживать которые ей пришлось буквально по каплям; говорили о каком-то там решительном ударе, о каком-то там узнике, о каком-то там выкупе, о какой-то там мести… Впрочем, какое общество, такие и разговоры в нём циркулируют, однако под утро новости неожиданно подтвердились, а высветившиеся под солнцем неаппетитные подробности заставили Анхелу Флорес знатно переполошиться. Знатно настолько, что в зад раненным оленем она понеслась по просторам малой родины выжимать информационные крошки из немногочисленных свидетелей - появление в недрах баррио свежего мяса всегда сопровождалось бурным интересом со стороны аборигенов, - компилировать разрозненные фрагменты и строить догадки одна другой хуже до тех пор, пока все точки над i не были расставлены окончательно: в гости к радушным мексиканцам заявилась Ви, и едва ли по своей воле.
С этого момента Анхела переключается на задачу куда сложнее; узнать, кто прячется за закрытой дверью – полбеды, отпереть эту самую дверь – вот достойная ставка в игре. Она берётся за дело засучив рукава и ещё до завтрака начинает окучивать воевод-самозванцев, дабы их в крови замаранными руками прорубить себе дорогу к Виорике; первые два-три отвода её не шокируют и не охлаждают пыл, очередной внезапно оборачивается успехом. «Ради всего святого, Хель, тебе-то это зачем? – недоумённо спрашивает верзила с рассечённым неровной сеткой шрамов на несколько плоскостей лицом, но мобильник его разрывается в приступе фанатичной преданности, и языком трепать ему решительно не досуг, - а, к чёрту, иди и скажи». С номинальным допуском за спиной она проходит негласный предбанник, отделяющий жилую зону от логова зверя, сиречь от неказистых домишек особой стратегической важности – ей либо кивают, либо задают неудобные вопросы, но у Анхелы есть амулет – разрешение вышестоящего, - и амулет работает верно. Перед Нэсто и вторым, как его бишь, она объявляется ближе к полудню.
Эрнесто недоволен: в ходе божественной эманации указаний от старших ему досталась несладкая участь – помимо прочего гнать взашей праздношатающихся, и вот нате, пришла, да такая, какую не выгонишь. Он честно пытается, но Хель прерывает его и в конечном итоге отпирает заветную дверь, обронив лишь горсточку слов. Всего лишь два, если придерживаться математической точности, зато угодивших в самое сердце.
- Бывший наркоман.
- Что?
- Девчонка, - поясняет Анхела и ждёт, покуда по нервным каналам охраны дойдёт нехитрый посыл.
Ибо хлебосольство американо-мексиканских группировок подразумевает халявную раздачу дури всем засидевшимся визитёрам; иными словами, укатают посетителя в точку, если на власть имущих нападёт подобная блажь, и на власть имущих именно такая и нападает – чтобы девица не разбуянилась за товарищескими рукопожатиями, отчего ж не обдолбить её до невменяемости, ибо за апатичным телом присматривать неизмеримо проще. Соблюдая заветы предков, латиносы идут проторенной тропой, но они не знают предысторию Виорики, а вот Хель знает и уже предвидит последствия.
До Нэсто доходит. Его временный ассистент отправляется на ту сторону проверить, не отделилась ли душка от тушки, а Эрнесто ухмыляется Чеширским котом и клятвенно заверяет, что беспокоиться не о чем и что как только его приятель вернётся, она, Анхела, отправится прямиком в пешее эротическое. Приятель отлучается на секунду, а пропадает пятнадцать минут – Хель засекла. Когда возвращается, из-под узуальной мексиканской охры отчётливо просматривает неаппетитная серость.
Ужас наконец отпирает ей двери. Брошенная на чью-то заведомо заправленную кровать бесформенным тюком, Виорика напоминает живое существо огорчительно мало; Хель произносит тягучее как патока «Бля-а-а», за которое успевает прыжком пересечь комнатёнку – окно забито намертво, внутри буквально нечем дышать, сложноструктурный парфюм Ви доминирует над пространством, - опуститься пред пленницей на колени и, бережно приподняв веки, осмотреть белки глаз. Без кровоизлияний, хвала небесам! Однако дыхание практически неуловимо, пульс будто бы тепло от вчерашнего уголька – не чувствуется, но угадывается, - а время играет не на их стороне. Анхела стискивает зубы до боли и размышляет недолго.
Эрнесто смотрит ей в спину тяжело и беспокойно; сомнений нет, для Виорики в гетто ничего хорошего не готовили, однако если она отчалит раньше кем-то свыше оговоренных сроков, Нэсто предстоит перенести от своих же ряд весьма увлекательных профилактических мероприятий; профилактических, ибо лучшим средством для предотвращения болезней и горестей всегда была и остаётся гильотина. Он жаждет получить от Хель лечебный бальзам каких-никаких утешений, и с мягкой улыбкой старшей сестры, пришедшей унести от младшенького ночные кошмары, Анхела развевает его сомнения.
- Если девчонка умрёт, - говорит она на сумасшедшем чикано-арго, - твоей жене отрубят голову и заставят тебя сожрать её целиком. Всю, не только голову, Нэсто.
- Да иди ты, Хелла, - огрызается Нэсто, но неагрессивно.
Они все здесь понимают: обрисованная Хель перспектива при указанном ею раскладе едва ли не мягчайший паллиатив. В гетто прекрасно знают толк в извращениях.

В животе Анхелы Флорес урчит от голода, звук настолько отчётливый, что перекрывает торопливый топот кроссовок. Она прикидывает все за и против и прерывает самопальную спасительную операцию, чтобы разжиться хот-догом и стаканчиком горячего кофе на ближайшем углу; а затем, уединившись в непопулярном среди мимо проходящих людей тупичке, продолжает сгорать в огне нетерпения, смотреть на дверь безликой забегаловки и ждать, ждать. Сосиска на вкус оставляет желать лучшего, кофе горчит, а у Хель от предстоящего мелко и вероломно дрожат руки.
Она не могла покинуть дом сиюжесекундно: проще сразу расписаться в двойной игре и подставлять палачу шею. Раскалёнными щипцами вырвав у Нэсто обещание оставить Виорику запертой и ни при каких обстоятельствах не добавлять ей свежей дозы, даже если та вдруг очнётся и впадёт в боевой раж – поворот вполне прогнозируемый, между прочим, - наша дама не помчалась сломя голову прочь, но вернулась в мастерскую и приняла очередной заказ; даже потрудилась выслушать от хозяина тачки беспрецедентно мудрый поток рекомендаций и при этом ни разу – ни разу! – не выругалась. А ей, к слову сказать, очень хотелось. В течение следующих двух часов Хель была смертельно занята в компании бензиновых протечек и разводных ключей, и времени, убитого на прикрытие, ей хватило для окончательного вердикта – к братьям по разуму из Бюро обращаться определённо не стоит: попадёшь в многокилометровую очередь и получишь бонусом полный запрет на импровизацию.
Потому, едва успев обтереть руки от машинного масла, Анхела обратилась к известным мастерам джем-сейшна, славящимся высочайшим уровнем зажигательного на коленке деланного экспромта; иными словами, набрала Маркуса Гранде и, представившись таинственной незнакомкой, готовой слить бесценную информацию практически за бесценок, в наглую забила ему стрелку и отключилась, по всеми любимой бабской традиции оставив за собой пресловутое последнее слово.
Слово, тем не менее, сдержала: посетовав на отсутствие нужных деталей и на исключительную дороговизну оных у более-менее официалов, отправилась якобы на мелкий рынок, на деле же – караулить Марка у захудалой разливашки и попутно давиться хот-догом, для которого название cool-rat подходит куда как более.

История, в которую влезла, не нравится ей категорически.
Анхела хмурится, задерживаться ей непозволительно: не приведи господь кого встретит, да и начальник, свинья похотливая, в любой момент может затребовать её обратно. Из-за метафорического занавеса она выходит слишком рано, собиралась значительно позже и при совсем иных обстоятельствах, однако бог, как известно, смеётся над планами, над её так просто исхохотался.
Завидев у входа человека, биографические завихрения которого исподтишка наблюдала в течение стольких лет, Хель тенью следует за ним внутрь. Позволив ему отыскать закуток поукромнее, сама движется по затейливой траектории, проходящей через барную стойку и территорию женских сортиров – коп наверняка её заприметил, но запутать след лишним не будет. Она выжидает ещё горсточку минут, дабы убедиться, насколько возможно, что к рандеву не присоединится третья сторона, и лишь затем, нисколечко не успокоившись, обрисовывается пред светлые очи Маркуса во всём неподражаемом великолепии рабочей одежды и химозной автосервисной вони.
Выясняется внезапно, что подглядывать со стороны – одно, стоять лицом к лицу – совсем другое. Знакомые по старым фотографиям и эпизодическим слежкам черты вышибают из неё дух, и Анхела молчит, неспособная подобрать нужные слова – вообще какие-либо слова, - а в голове на повторе крутится извечный мотив: «А что, если?..». Заезженную песню она прерывает практически силой.
- Маркус Гранде, - не спрашивает – констатирует; она узнавала его в полумраке умирающих дней, узнаёт и сейчас. Боги, конечно же, узнаёт. – Это я звонила.
Когда Хель выкладывает перед ним хитросплетённый женский кулончик, серебряную безделушку из тех, за которые ей пришлось бы продать свою почку, руки её ещё трясутся.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wonderlust

#3

Сообщение Infinity » 04 мар 2018, 21:05

неактуально
Изображение Изображение
Adrien Brody
► Имя Фамилия: Чезаре Сфорца
► Возраст: "на глаз" определить по легенде
►Трудоустройство: владелец сети итальянских ресторанчиков, папочка местной коза ностра, преступно прекрасный элемент.
► Вид: дракон
► Легенда: Дракон Ла-Тринита (подробнее здесь)
► Способности
На усмотрение игрока, но желательно быть внушительным и пышущим пламенем страсти огнем.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Дракон Ла-Тринита родился в жерле вулкана, дыша раскаленными земными выхлопами, купаясь в лаве. На самом деле, старый змей рождения своего совершенно не помнит, но, болтая за сигаретой о былых деньках, может припомнить, как творил на земле своей небольшой разбой, поедая местных монахов и домашнюю скотину. Ну, подумаешь, проголодался, перепугал до седых волос парочку барышень, надругался над их мужьями или чего ещё учудил — герцог Сфорца мог бы и не тащить пику, всё равно от неё толку нет, не пробьет драконью чешую.
На самом деле, беда пришла много позже. К тому моменту потомки Сфорца вспоминали о нем, как о великом и ужасном змее, пораженном в глотку той самой пикой (история умалчивает, как было на самом деле, а сам сеньор только загадочно улыбается на расспросы), монахи давно носили личную дань по установленному расписанию, а местное население стабильно отдавало на растерзание то кобылу породистую, то красавицу пугливую, то юнцов храбрящихся. Не всегда на растерзание, многим даже нравилось! Потом появились цыгане. Ранее сеньор с этим народцем дел не имел, потому не сразу понял, что против него что-то замышляют, поддавшись, вот умора, совершенно предсказуемым и несуразным слухам — будто он, свернувшись кошачьим клубком, спит на несметных сокровищах! Горах золота! Чушь какая. Ладно, парочка сундуков в пещере припрятана, допустим, он даже знает, где можно достать ещё, но никаких пыльных залежей.
о том, как цыгане дракона украли
Как они умудрились его усыпить — черт знает, а может и помогал. В конце концов, драконье великолепие оказалось в Ирландии, подсчитав в уме, что на дворе 1660 год. Озадаченно осматриваясь в палаточном лагере цыган, итальянский змей даже подумать не мог, что его вздумали удержать, кто бы мог предположить, цепями да какими-то раскуренными травами. Своего похитителя в лицо ему позволили узнать сразу же — напыщенный барон из местных звался Кузой, за спиной имел ораву желторотых поклонников и амбиции на захват мира, не меньше. Но если цепи и травы для дракона раз плюнуть, то вот ослепительно синий камень в простой медной оправе, вызывающий надоедливую мигрень, озноб и желание зарыться с хвостом под землю, совершенно не понравился. В итоге, конечно, сеньор темпераментный из плена вырвался, но цыган, как на зло, исчез вместе с занятным камушком.
Искал этот камень дракон тридцать лет и три года достаточно долго по всему миру, пока не оказался в Шотландии в 1798м. И встретил там, какая неожиданность, семью Куза.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Мне нужен горячий итальянский мужчина темпераментный и крайне вредный оппонент, любовник, друг,
собутыльник и перманентная головная боль. Мы познакомились в странный период моей жизни (с), а с тех пор странности становились только страннее. Если кошку с собакой засунуть в мешок, получится ровно то, что получается из наших встреч — не плавится разве что фарфор бабули Куза, да и только потому, что заговорен ей лично от чрезмерных температурных перепадов, не иначе. У нас странные отношения, давно изживший себя конфликт и нежелание прекращать соперничество, приносящее, так скажем, массу острых и горячих ощущений.
Моменты биографии расскажу лично, там много подробностей.

Нам будет жарко весело, клянусь! Обеспечу личными эпизодами на год вперед, затащу в сюжет, если пожелается. В игре перепробуем всё, что вызовет интерес — я всеяден, охотно нырну в любую альтернативу. Хочу себе соигрока на навсегда долгий срок, поэтому, если нет уверенности, искра в ребро не уколола, химия не пошла, приходить не стоит. Прокляну ещё вдогонку, на коня бешенство нашлю, всё вино в доме скиснет.
Начнем с гостевой, а там выдам контакты на пообщаться.
пример поста
Изначально это было не его идеей. Но если Оливер только скептически кривил губы, то порывистый Стево, он же Стивен, пожелав наконец выйти из-под крыла старшего брата и внести лепту в семейный бизнес, неделю не слезал с его ушей. Милош терпел, пока позволяло приличие, и только однажды гаркнул так, что зазвенел фамильный сервиз бабули Куза. К своему недовольству, очень выраженному недовольству, после пришлось самолично откачивать впечатлительного мальчику крепким чаем. И поддержать чертову идею с расширением. На вкус Милоша, если бы молодежь, куда менее почтительно относящаяся к его персоне, чем видавшие всякое старики, пожелала спросить, расширение — хренова куча смердящего полицейского дерьма, в которое он самолично собирался окунуться с головой.
И вот теперь, смотря на всамделишного черта из табакерки, Куза не может понять, чего ему хочется больше — плюнуть на всё и налить себе выпить, а заодно и новому знакомому, или пойти искать одного идиота, которому не суждено дожить до утра.
— Черт бы побрал этих арабов. — Милош сдается и поворачивается к бару.

Арабы всегда плохо относились к перспективе быть выдранными чертом, а вот пить в его компании, судя по всему, считают неплохим завершением сложного трудового дня. Как трудового. Как сложного. Алим всего-то побывал на переговорах у местного цыганского хлыща, отведал дорогого, дабы скрепить сделку, а затем, как всякий уважающий себе криминальный элемент, отправился уравнять соотношения крови и алкоголя. Как всё началось? Ну...

— Стево, это твой человек? — Алим ощущает нервозность и бегущий вдоль позвонков холодок, глядя на мужчину, застывшего в кресле подобно взведенным курком. У него дрогой костюм, полный портсигар пахнущих гвоздикой сигарет и птичий поворот головы. Острый взгляд светлых глаз — смотрит прямо на него без какого-либо выражения. По кажущейся небогатой мимике сложно понять, что глава семейства Куза предпримет в следующую минуту. Алиму не нравятся такие люди, он себя рядом с ними чувствует добычей на разделочном столе. Даже после первого привода, сидя в суде перед въедливым судьей с неплохим расистским прошлым, он не ощущал себя менее защищенным, чем сейчас.
— Стево?
Застывший парень, в котором только отдаленно можно угадать цыгана, отвлекается от потрошения бара.
— Да, пшалоро*, нашел его через знакомых. — Короткий взгляд молодого Куза можно прочесть как "только попробуй всё испортить". Алим не портит. Он сидит молча, неуверенно держа в руках граненый стакан с неплохим виски. Вообще-то, виски просто чудесное, судя по бутылке, но сейчас ему и крошка поперек горла встанет. — Алим уже занимался оружием в прошлом. Правда?
Алим поспешно кивает. Он занимался охотничьей экипировкой, это немного другое, у него даже была лицензия. Но и перепродавал по мелочи, за что и сел на два года. Мог на значительно больший срок, но в его пользу сыграли недостаточные доказательства и слезливая история о недоразвитом брате. Адвокат, ради которого он влез в серьезные долги, отработал каждый фунт.
— Зачем ты... — Милош Куза замолкает, смаргивает недовольство, едва отразившееся во взгляде, и переходит на родной язык. Цыганское курлыканье для Алима звучит полной несуразицей, он не может разобрать и слова, но точно улавливает по интонациям, когда мужчина начинает злиться. Стево сразу же как-то уменьшается в размерах, морщит лоб и опускает взгляд в пол. Алиму остается только догадываться, о чем они говорят. По правде, он не уверен, что хочет знать. — Хорошо.
Араб вздрагивает, отрывается от созерцания подтаявшего льда в стакане.
— Ты говоришь, что сможешь продать стволы и не попасться полиции.
Алим осторожно кивает.
— Хорошо. — Милош Куза повторяется, но на этот раз это выглядит, как принятие на работу. — Завтра утром тебе привезут ящик. Начнем с малокалиберного. Сможешь продать дюжину стволов и не засветиться — ты в деле. Засветишься — мы никогда не встречались, ты меня не знаешь, я тебя тоже. Проболтаешься о нашей небольшой договоренности и твой скелет будут собирать по испражнениям атлантических палтусов, понял?
Во рту скапливается привкус застарелой ржавчины, но Алим снова кивает.
— Стево скинет тебе прайс. Накручиваешь не больше 5%. Мы хорошо платим тем, кто хорошо делает свою работу. Донесут, что больше — сам знаешь. — Милош поднимает свой стакан и залпом допивает неразбавленное содержимое. Стево поступает аналогично и Алиму, чтобы не обидеть хозяев дома, приходится последовать их примеру.
Жаль только, никто из Куза не знает, что он в завязке, и один глоток виски...

В общем, так он и оказался в "Бешеных Псах".
— Эй! — Алим поднимает голову от стойки, коротко стукает по ней опустевшим стаканом. — Повторить!

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wonderlust

#4

Сообщение Infinity » 05 мар 2018, 20:49

Изображение Изображение
Kristen Stewart
► Имя Фамилия: Любые. Буду звать Саманта (Сэм)
► Возраст: 22-26
►Трудоустройство: Какое угодно, может айфоны и зонтики чинить в подвале. Член "Освобождения существ", хакер.
► Вид: существо (зарегистрирована)
► Легенда: Саламандра
► Способности
Управление огнем, лечение себя огнем, изменение температуры тела. По желанию и согласованию с админами - некоторая трансформация веществ (в золото, да-да) и лечебные свойства крови.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Никто никогда не спрашивает Саманту, какой она была до того, как обнаружила в себе легенду. По той и так видно, что послушной девочкой она никогда не была. Просто однажды она попала в ряды тех, чья жизнь за один вечер или утро делится на "до" и "после". "До" - это до пожара в доме ее родителей. "После" - "Здрасьте, я Сэм, и я сожгла своих родных, психанув".
Еще от папы (папа был суровым и немного поехавшим) она усвоила, что никто не смеет обижать ее. Ее ведь достаточно колотили и травили на районе, до того как она научилась за себя постоять. Когда девочка попала, осиротев, в детский дом к доброму мистеру Кроуфорду, там всем быстро опытным путем стало ясно, что ее лучше не мокать в туалет грязной головой, потому что у девочки слишком хорошая память, она мстительная и любому, выждав удобного случая, даст прикурить с охотой. Она немного пугала детей, но умудрилась спустя пару лет стать душой компании. Ожог на боку, который позже (все в том же приюте, раздобыв чернила и робкого художника) она скроет татуировками. Вечно голодный взгляд и тощее тело. Ранимое сердце (правда, это без шуток), но слишком тяжелый характер и кулак. Таким подростком она была.
Она была классной девочкой. Даже доброй по-своему, способной, но не очень дальновидной. Да и кто в ее возрасте был бы. Так, например, очередное "после" наступило следом за тем, как она из компьютерного класса детдома смогла взломать какой-то некоммерческий фонд. Зачем Сэм нужны были деньги? А они и не были ей нужны по сути, она просто баловалась (по крайней мере, она так утверждала, хотя под ее кроватью всегда лежала собранная походная сумка). Кроуфорд любил ее, как и всех своих воспитанников, но у него не было выбора, кроме как сдать девчонку, как раз почти подошедшую возрастом к совершеннолетию, полиции. От хранителей порядка она отправилась в колонию для трудных детей на перевоспитание. Там ей должны были хорошенько промыть мозги.
Выждав пару месяцев в воспитательных целях, члены "Освобождения существ" (с подсказки все того же сердобольного главы детского дома) решили, что подающий надежды хакер им пригодится. Они забрали себе Саманту. Тогда ее заставили просить прощения перед фондом и раскаиваться. Носить чертов браслет. Поступить в колледж на какую-то хрень о "Безопасности информации". Но ее не кормили бурдой и не избивали. И Сэм, отойдя от стрессов колонии, обрела вторую семью.
Какое-то время она была самой молодой в "Освобождении", и ей не давали совершенно никакой самостоятельности. Но ее талант невозможно было игнорировать, и сегодня она - едва ли не главная по взломам и антивзломам в организации, и тысячелетние мужики без нее никуда. Безопасность документов и компьютеров, связь - все это ее стихия. Пакости - тоже. Стервозина она выросла та еще.
- Профессор, профессор, - Сэм садится перед Мерлином на стул и протягивает ему какую-то техническую штуку фаллической формы. Второй рукой водит карандашом по его запискам. - Я немного взломала какую-то оппозиционную радиостанцию. Шутят о геноциде всякое. Призовешь их к раскаянию за минуту? Ну или прокляни хотя бы. - У Мерлина глаза лезут на лоб, он готовится возмущаться. - А поздно. Я уже подрубилась. Тшш, - она поднимает в воздух перечерканную записку и тыкает на какую-то кнопку. Подбадривающе и очень любяще кивает. Записка коротенькая и вполне в ее духе: "Ебаш!"
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Просто "Освобождению" нужны люди. И я считаю, что девочка с широкой душой и горящей во всех смыслах задницей нам бы не помешала.
Требование - быть самостоятельной и бедовой (иначе в квестах не выживешь). Твори что угодно.
маленького гопника кусок
Изображение Изображение
Изображение Изображение
Изображение Изображение
пример поста
До того, как в дом решил постучать и засунуть свой горбатый нос небезызвестный публике блондин, в этом жилище разыгрывалось настоящее представление. Мерлин скакал по кухне, как рок-звезда, но все это делал молча и бесшумно, еле слышно шлепая по полу босыми ногами. Вжух - вверх, не хуже бутылки мартини у бармена, подлетает бутылка с соусом, из которой позже изящные пальцы щедро поливают почти готовые сэндвичи. Раздаются только благодушное пыхтение кулинара да далекие звуки городского утра за окном. Оп-оп - это Мальк крутит задом, скользя по полу и без единого писка крича на немецком в бутылку недавно ставшую хитом песню о воздушных шариках, прежде чем поставить соус на место. Кружки, конечно же, две, бережно ставятся на стол, таким жестом, будто мужчина крутит пластинки, и в одну из них, куда уже налит горячий кофе, падают кубики сахара - в такт мотающейся голове.
На последних звуках песни в своих массивных наушниках, которые сегодняшнему читателю показались бы настоящим антиквариатом, Монтгомери плавно плюхается на кухонный стул перед собственноручно накрытым (кофе, сэндвичами, гренками и беконом) столом, ставит локоть на стол, вытягивает ноги в центр кухни, плавно же нажимает большим пальцем кнопку "стоп" на плеере, что достает из нешироких штанин своих мини шорт, и снимает наушники с ушей. Совсем, кстати, не для того, чтобы услышать чье-то шарканье ног в гостиной и русскую речь, которая медленно плыла в сторону сидевшего на кухне мужчины. Просто уши вспотели.
Этим утром шотландец был в прекрасном настроении, как чаще всего бывал после прекрасной, простите за подробности, ночи любви. И он не очень хотел посвящать свое время завтрака разборкам со всякими русскими, которые взламывали чужие двери и в последние дни сыпались на него будто из рога изобилия, хотя он только неделю назад приехал опять в Эдинбург. Успевший поднести ко рту сэндвич, пока второй рукой откладывал плеер в сторону, Мальк прислушивается к чьим-то словам, что с ходу, без вступления, требуют присутствия в доме какой-то женщины. Малкольм может с уверенностью сказать, что в доме сегодня женщины никакой нет, есть только он, и вообще женщин в его смену здесь не будет (что за нежная "Оленька" - это еще к Уолтеру вопрос), но он не спешит общаться. Вместо этого с душой откусывает от сэндвича, принимаясь жевать. Благодарный слушатель, он вообще не перебивает нарушителя своей трапезы, который вползает на кухню задом наперед, критикуя картину, которая Мерлину нравилась. Мужчина только продолжает жевать, откусывая второй раз, чтобы не заржать в голос - гость (сколько в нем росту? от силы метр семьдесят пять?) на богатыря походил только массивной челюстью и начинающейся лысиной, что блестела бы, будь уютная кухня залита солнцем, как шлем.
Но такого было лучше не перебивать. За время своей женитьбы на русской барышне, что могла очень больно сделать яйцам, и длительных отношений с Кощеем, во время которых у того периодически обнаруживались тузы в рукавах и дамы в подвалах, Малкольм успел очень хорошо выучить русский язык, но не русский нрав. В его стереотипном, британском, представлении русские все еще были способны на что угодно, типа драться вприсядку и стрелять из балалайки. Так что он только пытался не потерять брови, которые от любопытства ползли вверх по его лицу навстречу краю волос, и взял в руки чашку - на случай, если придется от какой-нибудь балалайки отмахиваться. Ладно, шутка, просто со смаком отхлебывая, чтобы запить сэндвич, который от увиденного едва поперек горла не встал.
Нарушив свое молчание шумным глотком, Монтгомери улыбнулся мужчине, с которым, оказывается, был знаком. Это он понял, когда гость повернулся, встал напротив него с непередаваемым выражением лица и перешел на английский. Понял и даже немного расслабился. У волшебника, конечно же, появилось много вопросов. Например, почему его давний знакомый говорил по-русски. Почему Уолтер не предупреждал, что к нему в семь утра заходят всякие в дом. Наконец, как так получалось, что самые неожиданные знакомые шотландского колдуна вообще оказывались легендами. Но он точно знал, что блондин был адекватным. И был в проигрыше - Мальк не собирался сдавать без боя стул.
- Макс! - Монти упал в радостную паузу, посмотрел на старого друга секунды три, снова откусывая от сэндвича, приглашающим жестом указал рукой на стул, что стоял ближе к тому, и медленно перекинул свои голые ноги с таким вызовом, что сцена допроса с Шерон Стоун, снятая на десять лет позже, была жалким повторением этой утренней картины. Он дернул рукой, так что свободный стул подпрыгнул на месте, ударившись Киту под колени и призывая садиться.
Мерлин потянулся, снова приглашая сесть - чуть подвинув к себе вторую чашку, он принялся наливать в нее кофе. - А ты совсем не постарел. Помнишь меня? Малкольм. Как приятно видеть знакомое лицо спустя столько лет. Я уж было затосковал в этом изменившемся городе, совсем пока без друзей. - С улыбкой самого счастливого на свете человека, колдун игнорирует, как свободный стул хлопает бугая по коленным чашечкам, подпихивая к столу. - Будешь кофе? А сэндвич? - Мальк указывает пальцами на еду и вскидывает брови. Мол, ну не стой же столбом, не смотри на меня волком. Мол, понимаешь, ферштейн, компрендо? - Buterbr'...od'? Hleb s zakuskami?
Снова улыбнувшись мужчине, который раньше, пятьдесят лет назад, был его другом по имени Макс Файрмэн, небритый колдун пожал плечами и долил кофе себе, сосредоточившись на струе напитка, льющегося в чашку: - Какой Вилли? Прежний хозяин? Я заехал два дня назад. - Он отпивает кофе опять. - Картину привез с собой, кстати. Очень рад тебя видеть. Чем я могу помочь?

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#5

Сообщение Infinity » 13 мар 2018, 22:17

неактуально
Изображение Изображение
Clayne Crawford
► Имя и Фамилия: Леонард/Алекс/Райан*
► Возраст: ~ 150 y.o. (я думала о том, чтобы мы являлись примерными ровесниками, но на ваше усмотрение, можете сделать много больше или много меньше)
►Трудоустройство: на ваше усмотрение, но что-то связанное с оружием и убийствами. опер из скотланд-ярда, спецслужбы, наемник, бывший наемник, бывший наемник, которых хочет снова быть нанятым... что вам ляжет на душу
► Вид: незарегистрированное существо
► Легенда: бильвиз
более подробные бла бла про бильвиза
существо из немецкого фольклора, муж роггенмеме. в разных районах Германии он имеет свои особенности, его представляют как добрым, так и злым существом. мне больше импонирует вариант, в котором ваш бильвиз - несущее разрушение существо, т.к. это прикольно контрастирует со способностями моей персонажки, т.к. моя роггенмеме скорее несущая плодородие. в немецком фольклоре бильвиз это эдакий бугимен для детишек, заплутавших в полях, и вообще вредный персонаж. творит всякие мелкие пакости, а еще русские источники уверяют, что бильвиза можно от себя отогнать брошенным в землю ножом, ну пускай мы с вами это интерпретируем как нелюбовь к холодному оружию и страстную любовь к огнестрелу. давайте даже интерпретируем это так, что вам _физически_плохо_ от прикосновений лезвия ножа, может быть, даже от внешнего вида.
► Способности
поле для вашей фантазии. русские источники утверждают, что бильвизы обладают т.н. эльфийским (т.к. они относятся к разряду немецких фейри) ударом. мы тут с ребзей на форуме интерпретировали это как "тебе ска с правой эльфийским или ска слева ударом", но все вам на откуп. (из самой распространенной на русских сайтах и чуть ли не единственной статьи: Бильвизы всегда дразнят и изводят ни в чем не повинных людей, нередко опустошают поля и причиняют множество других неприятностей. Следует помнить, что особенно опасна встреча с бильвизами в Вальпургиеву ночь. Если ничего не подозревающий человек случайно зайдёт на поле, которое охраняют эти существа, он может подвергнуться так называемому эльфийскому удару – особому виду паралича, который обычно насылают эльфы.) кроме того, в своей анкете я прописывала, что роггенмеме может забеременеть только от бильвиза
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Which is messier, my life or my hair? Сколько проблем прячется в этой взъерошенной голове, одному богу известно, но он старается туда не заглядывать. Кажется, ты давным-давно уже остался один на один с собой, своими мыслями и воспоминаниями, один в этой густой темноте.
Ты до сих пор просыпаешься ночью от звуков выстрелов и вспышек разрывающихся снарядов, ты все еще слышишь, как вопят от боли твои товарищи, которым оторвало ногу, руку, а тем, кому оторвало голову, они не вопят. Они теперь спокойно разговаривают с тобой и спрашивают, почему ты живешь, а им пришлось умереть? Ты и сам постоянно задаешь себе этот вопрос. Почему ты остался жить, а они умерли, чем ты заслужил такое наказание?
Ты прошел Вьетнам в качестве солдата вооруженных сил США, не получил ни одного серьезного ранения, зато получил кучу психологических травм. Теперь ты познаешь прелести жизни с пост-травматическим синдромом и психосоматикой – вот уже много лет у тебя болят плечи. Твой психоаналитик говорил тебе, что это от твоего страха оказаться слабым, и тебе нужно поверить в себя и отпустить себя, но ты только послал его ко всем чертям. Возможно, как раз потому, что этот ученый придурок оказался прав. Ты так боишься сломаться под тяжестью лет и грузом всех сотворенных дел, так боишься, что сводит плечи.
После возвращения из Вьетнама, ты долгое время жил, запертый в четырех стенах. Ходил к психотерапевту, потому что было дано такое распоряжение, возвращался домой. Смотрел телевизор и ел колбасу с хлебом, кусая прямо от целой палки и ломая хлеб руками, потому что от одного взгляда на столовый нож к горлу подкатывала тошнота, и есть уже не хотелось. После этого ложился спать и вставал наутро только чтобы вновь идти к психотерапевту. Но те девять часов, что ты лежал в постели с закрытыми глазами, ты был наедине со своими вьетнамскими флешбеками, которые тебя выматывали.
По данным американского стратегического исследовательского центра RAND, 20% ветеранов масштабных вооруженных конфликтов склонны к возникновению депрессии и посттравматическому стрессовому расстройству. Одним из способов реабилитации является интеграция иппотерапии в рамках программы “Horses for Heroes”. Программа психологического восстановления и преодоления «восточного синдрома» реализуется благодаря сотрудничеству специализированных военных госпиталей с клубами верховой езды.
Ты тоже попал в эту программу, да только реабилитации не вышло, любая лошадь, к которой ты подходил, вставала на дыбы и в истерическом испуге таращила глаза. Животные тебя не любят. Боятся. А ты только усмехаешься и говоришь себе, - видишь, мудила, даже животные с тобой дела иметь не хотят, а они чуют, кто чего стоит.
После того, как с психотерапией и иппотерапией и еще кучей –терапий у тебя не сложилось, ты решил попробовать вариант алко- нарко- и блядотерапии. С внутренними проблемами справляться это не очень помогало, зато знатно отвлекало. Правда, наутро те, кого ты накануне трахал, старались поскорее уйти – может, тоже чуяли что-то, а алкоголь исправно заканчивался. Но ты не сдавался и упорно просаживал свою военную пенсию на то, что не приносило тебе никакого удовольствия или облегчения.
i’m alive but only ironically /выберите и подчеркните нужное, когда и по какой причине произошел переезд в Эдинбург, где теперь живешь, чем занимаешься – все решать тебе/
Должно быть, мы впервые встретились, когда на Шотландию налетело внезапное жаркое лето, и мы с моими подопечными вышли на улицы города, чтобы дать представление. Солнце роняло последние лучи на город, за спиной у нас плескалось Северное Море, а мы танцевали, словно в последний раз. Вокруг нас собралась толпа зевак, в которой оказался и ты, забредший случайно в восточную часть города. В какой-то момент наши взгляды пересеклись, и произошло что-то вроде искра-буря-безумие. Вот только буря и безумие закончились так же быстро, как и начались. После представления я попросила закурить, ты съязвил, я тебя послала, и мы, удовлетворенные обменом оскорблениями, потеряли друг друга в этом городе.
Во второй раз мы встретились, когда ты удумал обедать на крыше здания, в котором располагается мой клуб. Ты, балансируя на самом краю, разгуливал и ел пончики, а я снимала тебя, идиота, с крыши. Уже на твердой земле я спросила у тебя, был ли ты пьян или под кайфом.
- Мне не нужен алкоголь, чтобы принимать плохие решения, малышка.
- Я тебе не малышка, поверь, - сказала я и потянулась хлопнуть тебя по плечу, прощаясь. Иметь с тобой ничего общего больше я не хотела, суицидники явно не мой типаж. Но когда моя ладонь коснулась твоей кожи, внутри меня словно что-то свернулось в тугой узел. И я почти точно уверена, что ты тоже это почувствовал, но никто из двоих не подал виду. И пока ржаночка внутри меня билась в конвульсиях, призывая развернуться, вернуть тебя и никуда больше не отпускать, я решительно вошла в клуб, закрыла за собой дверь и заставила себя успокоиться и не думать про тебя.
Но с этого момента судьба так или иначе все чаще сталкивает нас вместе.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Изображение Изображение Эти отношения балансируют на грани оскорблений, пощечин, взаимной неприязни и обоюдной, непреодолимой тяги друг к другу. Юст, никакого секса, (потому что риск залететь от бильвиза у роггенмеме близится к овер 6574902745749%, но с этим тоже может выйти интересная ситуация, расскажу, когда придете) но взаимопонимание на космическом уровне и взаимное раздражение на примерно таком же. Вечножрущее, вечноподкайфом и вечнотрабблд существо – когда-то давно во флуде я именно так описала бильвиза, но сейчас осознаю, что это описание отлично и под меня подходит. Может, мы друг друга бесим как раз тем, что настолько похожи и так нравимся друг другу, только признаваться не хотим, ну вот и мотаем друг другу нервы.
Хочу драму, хочу истязания друг друга, хочу "не можем вместе, не можем врозь", хочу бывшего военного с кучей проблем с головой, который внезапно нашел в какой-то девчонке ту, что непонятным образом успокаивает его демонов. Хочу быть той, кто после почти 150 лет, проведенных в постоянной смене сексуальных партнеров и пребывавшая большую часть времени под кайфом, внезапно обнаружил, что нашел своего соулмейта, с кем не страшно даже спать рядом и не бояться воткнутого в спину ножа. Только вот мы оба все сетуем, что соулмейти из нас на редкость ебанутые.

*имя-фамилия менябельны и отданы вам на выбор, но видеть хотелось бы что-нибудь такое… типикал американ
Вообще про бильвизов на русском мало чего толкового в интернете есть, но есть побольше чего на немецком, я с радостью переведу вам и перескажу, чего к чему.
Очень вас жду, очень хочу вместе писать нашу историю. Вы мне очень нужны. Я вас если что графикой снабжу, со всеми с кем надо перезнакомлю, играть тут есть с кем. Пишу в районе 5-6к обычно, к опечаткам и мелочам не придираюсь, только к дырам в матчасти. Люблю хэдканоны и много общения, чтобы вместе прописывать историю персонажей, это интересно и весело.
Приходите, будьте классным, не берите персонажа на один день и не творите откровенный неадекват, а в остальном сыграемся.
Приходите, сразу орите мне в гостевой, и я приду, все расскажу, все покажи, с чем надо, помогу.
пример поста
Mujuice - Юность

- Всего лишь решил узнать, как дела, а ты сразу про продажу органов. Клуб пришел в убыток или это тебе так интересно узнать, что у меня под одеждой? – нужно признать, насколько Рене посчастливилось узнать его, Семен отличался абсолютно русской широкой душой, любил хохмить и редко когда следил за количеством выпитого и за тем, что потом мелет его язык, - Я тоже рад. Пусть и предсказуем в алкоголе, но зато женщины со мной рядом разные, сегодня вот снизошла одна нимфа, да еще и с ногами, так прекрасно подходящими к лицу. – Говорю же, не следит. Язык сам по себе чешет и отпускает странные комментарии (комплименты), в ответ на которые у Рене брови вверх взлетают в слегка недоуменном и насмешливом движении, а руки у него тем временем снова тянутся к бутылке.
Настроения напиваться в хлам сегодня у Рене не было, тело и голова и так гудели, и она расслабленно растягивала один стакан виски на весь вечер, то и дело соприкасаясь пухлыми губами с холодным стеклом, но лишь касаясь жидкости губами и языком, не делая настоящего глотка. Семен явно наслаждался вечером, судя по его воодушевленному лицу, скорости и количеству выпиваемого. Рене не разделяла его буйного воодушевления, она откинулась на спинку дивана, вытянула ноги, до сих пор закованные в босоножки на высоких каблуках, и со стороны тихо наблюдала за всем происходящим в клубе и за своим последним посетителем, до которого, должно быть, сегодня и будет работать „Aos Si“. Нужно было признаться, что пить Сёме больше не следовало, он явно шел в разнос. Рене нечасто находилась в компании пьяных людей, будучи сама достаточно трезвой, и ей это не очень нравилось.
Семён, у которого закончилась водка, выловил и повалил на диван одну из нимф, а официантке, торопившейся убрать последний столик и забрать крайние чаевые за этот вечер, заказал, крайне расплывчато, причем, еще алкоголя, чего-нибудь поесть, кальян (зачем?). Но Рене предпочитала не задаваться вопросами из разряда, что движет людьми, когда они делают заказ в таком заведении. Делают и делают, главное, чтобы платили. Сама она сделала знак официантке, чтобы та принесла ей новый стакан виски, этот от тепла рук стал неприятно теплым и не доставлял должного удовольствия.
- Мисси, иди домой, твоя смена на сегодня окончена, - нагнувшись вперед, сказала Рене нимфе, оказавшейся в кольце рук напившегося бывшего секьюрити. Мисси послушно кивнула и, ловко вывернувшись, убежала в сторону помещений для персонала. Беглого взгляда на наручные часы, а следом - на опустевший зал - хватило, чтобы решить – всех пора распускать, а с одним клиентом, если уж он разбушуется, она справится, сама не робкого десятка и не самая слабая.
- Я думаю, пришло время закрыть клуб, ты же не против? – произнесла Рене не столько спрашивая, сколько ставя перед фактом. Она нехотя встала на ноги, проводила последнего зазевавшегося клиента, заперла входную дверь и отправила весь персонал поскорее переодеваться и отправляться домой.

Через несколько минут зал был полностью пуст, только полная иллюминация создавала странное ощущение, словно все посетители и персонал внезапно встали и ушли прямо посреди рабочего дня. Но ничего подобного, стрелка часов упорно ползла к четверти четвертого, и Рене с отстраненным расстройством подумала, что так и не успеет отдохнуть перед завтрашним днем, который тоже обещал быть тяжелым.
Выключать огни танцпола не хотелось, а вот музыка играла слишком громко. Мощные синтетические волны ретровейва никак не способствовали расслаблению, и Рене направилась прямиком за бар, чтобы убавить звук, а то и вовсе выключить музыку. Сейчас она не воспринимала это как музыкальную композицию, скорей как белый шум, только лишавший концентрации, а потому решительно выкрутила регулятор громкости на минимум, погружая зал в полную тишину. Раздражал еще только один странный гудящий звук, даже не столько звук, сколько ощущение гудения, мгновение спустя до Рене дошло, что это гудят ноги от усталости. Она наклонилась, высвобождая ремешки босоножек из застежек и сбрасывая тяжелую неудобную обувь. Обнаженные стопы, когда они соприкоснулись с холодным, почти болезненно плоским полом, пронзила сладкая истома, стоять было почти невозможно. Поэтому Рене подпрыгнула, опершись о барную стойку, словно была пловчихой и хотела выбраться из бассейна на бортик, закинула сперва одну, а затем и другую ноги на стойку, и так и устроилась, свесив ноги вниз, лицом в зал.
Она покопалась в карманах в поисках пачки сигарет. Карманы были под стать самой куртке – бездонные. Ее Рене отжала когда-то давно у одного из ее любовников-на-одну-ночь. Лаковая, почти клеенчатая снаружи и с мягкой, похожей на флис, подкладкой, курка была огромной, на четыре или пять размеров больше, чем носила сама Рене. Зато эта куртка позволяла практически ничего больше не надевать, она доходила ей до середины бедра и скрывала все, что было нужно и нет. Переодеться после вечернего шоу женщина не успела, сил хватило только на то, чтобы сбросить с себя костюм, оставшись в одних черных капроновых колготках и черном боди со шнуровкой спереди и сзади, и надеть излюбленную клеенчатую куртку.
Наконец, сигареты обнаружились в глубинах одного из карманов. Вдова Вербина вытащила одну и зажала между зубами, сразу раскалывая капсулу, которая лопнула с легким щелчком, моментально распространяя химический запах, гордо величавший себя ароматом лесных ягод. Зажигалки в карманах не обнаружилась и Рене чуть прогнулась назад, шаря вслепую рукой по поверхности, заваленной примочками бармена. Она умудрилась чуть не смахнуть на пол бокал под мартини, нащупала яблоко, и наконец обнаружила, что искала. Большая зажигалка, которой обычно поджигают газовые плиты, и которой пользовался бармен, чтобы поджигать самбуку. Вернувшись в исходное положение, она с наслаждением прикурила и сделала глубокую затяжку. Пока она выпускала в воздух дым, слегка отдававший химическими ароматизаторами, она вспомнила слова одной знакомой, которая любила язвить:
- Вот куришь ты сигареты с кнопкой, потому что тебе что, вкус не нравится? Так может и к членам еще кнопку приделывать?
Рене усмехнулась своему воспоминанию, потому что нет, к членам она кнопок приделывать не хотела, вкус ей в подавляющем большинстве случаев нравился. А вот у сигарет… прежде чем сделать вторую затяжку, она раскусила вторую капсулу. Все-таки «Мальборо» с двумя капсулами как минимум веселей курить чем обычный. Успокаивает лучше, что ли? Может, эффект пупырчатой пленки срабатывает.
- Кгхм, ээээ, что пить будем? Кстати, а есть тут поставить музыку под заказ? Давно уже не слышал ничего нормального, а эта местная херня достала порядком, - выдал Семён, устроившийся наконец за барной стойкой. Рене скосила на него взгляд, попутно поднося сигарету к губам и выпуская дым волчаре в лицо.
- Я буду дальше пить свой виски, а вот ты вскоре вылакаешь все запасы водки в баре. Ты в курсе, как сложно найти поставщика хорошей, настоящей водки в Эдинбурге? – Рене изящно закинула одну ногу на другую и оперлась левой рукой о колено. Вместо ответа на просьбу поставить «нормального музла», она молча вынула телефон, подключила его к музыкальной установке и выбрала трек.
Под звуки русской синтетики, она вновь затянулась и, выпуская дым, ответила по-русски, правда с заметным акцентом:
- Я сама кого хочешь обижу.
Рассматривая теперь своего собеседника, она напряженно пыталась понять, что в нем такого, что девушки и женщины совершенно разных возрастов так на него вешались. Да, мускулистый, хорошо сложенный, бородатый и добродушный мужик, но ведь ничего такого, так уж сильно к себе располагающего. Чем он так сильно брал? Харизмой? Этой своей широкой, чисто русской привычкой быть везде своим, хохмить и хватать молодых девчонок за коленки? Делая очередную затяжку, Рене с неудовольствием отметила, что ей такое отношение никогда особенно не нравилось, она не любила это по-русски панибратское общение, потому, возможно, и не осталась после смерти Вербина в стране зеленых березок. Не сошлась менталитетом, все-таки слишком чужая она там была, и не хотела, чтобы к ней обращались как к чересчур «своей».
Если рвется под кожей зверь, - пел Mujuice в колонках.
Рене внезапно задумалась о том, что никогда не видела, как его зверь рвется наружу. Никогда еще ей не приходилось наблюдать, как легендарная сущность у Сэмюэля берет верх над человеческой. Ей не раз приходилось видеть, как обращается Артур, и это каждый раз вызывало смешанные чувства восхищения и тошноты, но вот чтобы Сэм показывал звериной обличье, такого она еще не видела.
Наблюдая за (пустой?) бравадой сидевшего напротив зверя в костюме человека, Рене не думала о том, как он будет бить морды и выгрызать кадыки недругам. К слову, нет, бравада не была пустой, ей действительно приходилось не раз наблюдать, как Семён с кривой улыбкой обрушивал удары на неугодивших ему. Удары, которые влекли за собой тошнотворный хруст. Именно за эти самые удары, которые волчара обрушивал на всех подряд (да, вполне заслуженно, среди клиентов Вербиной попадались кадры, которым стоило начистить рожу, но нужно же иметь долю дипломатии), ему и пришлось покинуть свой пост секьюрити.
Рене так и не удалось узнать его поближе, пока он работал в „Aos Si“. У нее упорно не возникало желания с ним сблизиться. Возможно все дело было в том, что на работе Рене все же предпочитала оставаться трезвой, а вот трахалась она уже на пьяную голову, и не только голову. С некой обреченностью Рене подумалось, что секса по трезвости у нее не было уже очень и очень давно, а тот, что был – мужчины неизменно были под действием ее чар, ловили дичайшие галлюцинации и черт его знает, что именно, как им казалось, они делали, ну а Рене догонялась достаточным количеством алкоголя.
- Ты всегда так много пьешь? – критически поинтересовалась Рене, наблюдая, как волчара, словно воду, проглатывает остатки сорокаградусной. – Если что, наутро от запаха помогает избавиться арахисовая паста, может это поможет тебе продержаться на следующей твоей работе дольше чем у меня, - взглянув на сигарету, уже скуренную почти до фильтра, Рене затушила ее в пепельнице и вгрызлась в яблоко.
- Чем ты вообще сейчас занят, где работаешь? Все заебись? – передразнила она его русский выговор. Вербина решительным образом не знала, о чем говорить с этим странным человеком, тем более, пьяным. – И часто ты так засиживаешься до утра с хозяйками развлекательных заведений?

Яблоко хрустит, Рене вскидывает брови, трек заканчивается и на мгновение в зале воцаряется тишина, пока не загрузится следующая песня.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#6

Сообщение Infinity » 14 мар 2018, 13:44

ИзображениеИзображение
Myron Yanovich (Oxxxymiron) or Luke Evans
► Имя Фамилия: Олдос Мауэр| Aldous Mauer;
► Возраст: на усмотрение игрока, не младше 35;
►Трудоустройство: научно-исследовательский центр по изучению существ
► Вид: на выбор игрока
► Легенда: на выбор игрока
► Способности
...
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Истинный британец ни дать, ни взять - вобрал в себя самое худшее, оставив из лучших качеств лишь пунктуальность.
С детства мечтал быть великим и сделать так, чтобы о его имя ассоциировалось не только с писателем-антиутопистом и, когда Легенды, наконец-то, сделали свой каминг-аут, у него это начало получаться.
С самого начала он работал в НИЦ по изучению существ, ведя подпольно свою деятельность. Идея фикс (а если Олдос нашел свою Идею Фикс, то хер ты его оттащишь) научиться выявлять еще не проснувшихся существ и предотвращать их пробуждение. Естественно наполовину легально, понимая, что если начнутся пропажи Легенд, а в подвале его дома обнаружат их трупы и зловещие эксперименты, то мало того, что его выкинут из Центра, но и закроют в тюрьме, а после путь в науку уже будет заказан.
Он считал и считает этих Существ опасными для человечества, предрекая гибель расы людей, если перевес в сторону Легенд будет хотя бы на один процент. Их он не любил еще с самого их появления на людях, по его словам, естественно, говорил что-то об опасности и скрытости, а ссылаясь на Нацию Легенд (радикальную группировку Легенд) и их деятельность, пытался придать веса своим словам и аргументам, но никогда не выносил это в народ. Собрал вокруг себя группку лоялистов, которые, как секта, верили и верят каждому его слову и действию.
Но это подпольно, разумеется. На людях он спокоен, добр и обходителен, спонсирует либеральную организацию для отвода возможных подозрений от себя и своей деятельности. Довольно уважаемый научный сотрудник в Центре. Ведет больше психотерапевтическо-экспериментальную деятельность с Легендами и, по возможности, их родителями.
С Глебом они познакомились, когда тот пришел на опыты к нему добровольно, но после ушел из-за подозрений и нежеланий участвовать в чем-то не приемлемом. Почти с самого начала у них возник конфликт, который продолжается и по сей день: Глеб хочет разоблачить Олда, хотя имеет только подозрения и никаких доказательств, а Олдосу желательно затащить Глеба обратно, потому что он пока самый легкоизучаемый из своего вида.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Эдакое зло местного разлива: как Ганнибал Лектор, но не совсем.
Нужен игрок, который не сольется через пару постов, потому что персонаж планируется масштабный и, желательно, задействованный в сюжетке, как один из возможных антагонистов всех Легенд.
Если вы будете делать его Легендой, то желательно подробнее расписать, почему он так не любит свою расу.
По анкете помогу не только я, но и администрация.
пример поста
Глебу нравилось работать в морге, а как по-другому? Когда в твоем распоряжении чистый спирт и вода из-под крана — жизнь играет особыми красками, особенно, если ты скупердяй, привыкший экономить на своем здоровье и еде. Травка, конечно, тоже бесплатной не была — но это необходимость, а элитные напитки — блажь. Главное, не перепутать с формалином, а там и день начинался очень хорошо.
Правда сейчас в его стакане не спирт — стоило экономить, а то точно косо начнут смотреть на быстро иссыхающие запасы — виски с кофе в соотношении шестьдесят на сорок соответственно, потому что работа была такая. Тяжелая. Как-то не задумывался Глеб, что его вечное рабочее место, где воняло формалином, пусть и не так едко, как в России, будет совсем рядом с землей. Почти что подвальный этаж — это мука, особенно, когда без внешних стимуляторов: стены давят, а ощущение такое словно воздух в легкие поступать не хочет. Примерно так описывал когда-то препод по терапии ощущения астматиков — Глебу это не нравилось. И стоило рождаться Легендой, существом высшей расы, когда такая маленькая деталь, как земля могла заставить чувствовать себя настолько некомфортно, что приходилось все подавлять стимуляторами. Иронично, учитывая на планете с каким названием он, блять, находился.
— У тебя встреча с кем-то из лабораторий, ты просил назначить по поводу трупа Легенды, — ординаторша из больницы — милое создание, которое вгоняло в уныние одним своим бодрым видом. Он вообще не понимал, как это можно быть настолько бодрым человеком, когда весь твой день под землей в окружении трупов и с начальником, что больше был похож на обдолбанного долбоеба. Ну, по крайней мере, она хоть прикрывала и даже выискивала самый едкий освежитель для воздуха (в основном лаванду какую-нибудь), чтобы вонь от спирта, сигарет и марихуаны не создавал уничижительные улики спецом для боссов с верхов. — А мне нужно уйти. Завтра, думаю, не появлюсь.
Глеб кивает, оповещая о том, что все уяснил, роясь в телефоне и благополучно забывая о сказанном ранее. Это было легко, особенно, когда объем алкоголя с кофе в крови превышал эту самую кровь.
Исчезает она незаметно и под русский рэп, что звучит в наушниках у Стрелкова — Глеб считает, что опустился достаточно, чтобы позволить себе слушать такую музыку — с ней так же незаметно исчезает субординация, чувства меры и контроль. Под самокрутку, бережно отложенную в закрома ящика, документы заполняются как-то легче, веселее что ли. Со студенткой такой трюк не прокатывал, потому что испепеляющий взгляд в спину все же немного нервировал, наверное, даже больше, чем земля, которая все еще давила своим присутствием.
После второй порции импровизированного коктейля становится хорошо — даже слишком. И даже забрасывать работу не хочется, хотя бумаги унылые и скучные — никаких веселых убийств, чтобы вообще позволить себе уделить им чуть больше времени, чем обычно.
Как открывается дверь Глеб не слышит — в ушах все еще русский рэп вперемешку с каким-то шансончиком, тоже русским, естественно, и не хватает только огромной матрешки, российского флага и медведя на велосипеде, чтобы уж окончательно дополнить свой образ — зато чувствует приближение и голос почти что рядом с собой.
— М? — соображается лениво; вытаскивая наушник и оглядывая мужчину перед собой, до Глеба медленно, но достаточно верно доходит сказанное. Точно, его же предупреждали. Лениво вставая с места и немного пошатываясь, Стрелков указывает рукой куда-то за дверь, где находилась лаборатория — А, точно. Кто блять вас вообще пригласил в такую рань.
Главное, во время вспомнить, что он, но не подать виду, сохранив спокойное и нейтральное — насколько это вообще возможно — лицо.
— Тут проблема. Анализы крови какие-то странные. Яда больше, чем самой крови, хотя это баба, поэтому я почти не удивлен. Посмотрите.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#7

Сообщение Infinity » 19 мар 2018, 13:32

Изображение
Nikolaj Coster-Waldau
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Hero
Магистр Ордена Храмовников

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Это был долгий путь Герой - горькое для него прозвище. За время, проведенное в рядах Ордена, потерял огромное количество товарищей и близких, хотя спас куда больше людей и невинных существ. Смирившийся с реальностью воин, спокойный и уверенный в себе по натуре, знающий, что такое настоящая война длинною в жизнь. Не верит в идею абсолютного мира и сосуществования между людьми и существами, поэтому считает, что Орден должен продолжать свою деятельность в тени. Может показаться, что статус Магистра ему в тягость - и это правда. Считает себя прежде всего бойцом, а не лидером, однако является самым уважаемым Магистром. Всегда принимает взвешенные решения, даже если это ставит под угрозу безопасность некоторых членов Ордена. Поддержание баланса для Героя - первостепенная задача.
В молодом возрасте работал в Скотланд-Ярде, пока не узнал о существовании сверхъестественных созданий. Во время одного из патрулирований его патруль был атакован существами, товарищи убиты, однако сам Герой был спасен охотниками. Удивительно, но ненависти к существам у него не прибавилось, и по сей день относится к ним, как к людям. Присоединился к тем самым охотникам, покинул Скотланд-Ярд. Долгое время работал в одиночестве. Был завербован в Орден в 30 лет, а в 40 стал Магистром.
Сейчас ему более 70 лет, однако благодаря замедленному старению почти ни капли не изменился с момента обряда посвящения. Начинает ощущать негативные последствия обряда посвящения, так как с его момента прошло уже более 40 лет.
Дальше - больше Всерьез обеспокоен ситуацией вокруг группировки существ Нация Легенд. Считает, что Орден должен сосредоточиться именно на них, в отличие от Леди Магистра, которая предлагает переключиться на группировку охотников. Герой же неустанно твердит, что Орден в человеческие дела не лезет, тем более в политику, да и людей им убивать запрещено.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#8

Сообщение Infinity » 20 мар 2018, 16:43

Изображение
Lucy Liu
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Rebel
Рыцарь Ордена Храмовников

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Это был долгий путь Мятежная Бунтарка, которая так и не смогла смириться с тем, что её не выбрали на пост Магистра. Служит в Ордене более 40 лет, но так и не стала Магистром. Всему виной её радикальные взгляды на обычаи Ордена - она не готова смириться с вынужденным "рабством" рыцарей, которые могут прожить не более 60 лет после обряда и то, если будут верны Ордену. Считает это неоправданной жертвой, учитывая, что мир Храмовникам не особо благодарен. Товарищи по Ордену удивляются её долголетию, так как, казалось бы, с таким неверием в устои, долголетие давно должно было покинуть Бунтарку, а вживленная легенда уже должна была погубить её.
Её прошлое окутано тайной. Поговаривают, что один из её родителей был воплощением легенды, но подтвердить эту информацию сложно, так как рыцарь о своей жизни не распространяется.
Все же Бунтарка исправно исполняет свой долг, не забывает о балансе и занимается вербовкой новобранцев в Орден, так как её чутью на талант доверяют даже Магистры. Или же ей хотят дать хотя бы немного влияния в Ордене, чтобы она не устроила никому ненужный переполох в такое неспокойное время. Её стремление стать Магистром не знает границ.
Дальше - больше Бунтарка понимает, что в скором времени она начнет ощущать негативные последствия обряда и своей долгой жизни, поэтому её главная цель - найти способ продлить долголетие Храмовников. Сторонники у нее имеются, так как мало кто из рыцарей готов окончательно смириться со своей участью. Бунтарка узнала, что один из исследовательских институтов занимается изучением долголетия существ. Она собирается заполучить результаты исследований и использовать их для улучшения обряда посвящения, дабы заработать себе знание магистра.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#9

Сообщение Infinity » 21 мар 2018, 16:11

Изображение
Jeremy Renner
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Martyr
Рыцарь Ордена Храмовников

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Это был долгий путь Мученику не более 35 лет, один из самых "свежих" рыцарей, который пережил обряд посвящения пару лет назад. Его посвящение было мучительным, во время ритуала он был единственным новобранцем, который выжил. Вживление легенды сильно отразилось на его психике, что выражается в сильной бессоннице.
До вступления в Орден был обычным охотником, у него была семья, которую он всей душой хотел защитить, однако чувствовал беспомощность, так как ему не хватало сил. Его способности и желание сражаться ради защиты семьи привлекли Орден, и Мученик решился на отважное решение - вступил в Орден и оставил семью, как того требуют принципы Храмовников.
Хорошо просчитывает людей, невероятно проницателен, поэтому работает с новичками. Исполнительный, знает, что такое настоящая дисциплина, поэтому Магистры доверили ему распространение информации в рамках Ордена. Периодически его гложут мысли об оставленной семье, однако он старается их подавлять, так как иначе побочные эффекты от вживления легенды усилятся. Тем не менее, Мученик не упускает возможности "случайно" оказаться в одном районе со своей семьей, чтобы наблюдать за ними из тени своего долга. Дальше - больше Занимается обучением рекрутов, подготавливает их к обряду посвящения. Следит за порядком среди рыцарей, распределяет между ними задания по указанию Магистров. Является связующим звеном между Магистрами и рыцарями.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#10

Сообщение Infinity » 23 мар 2018, 19:11

Изображение
Cam Gigandet
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Hound
Командир подразделения зачистки

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Это был долгий путь Мастер манипулятор, идеально играет на людских страхах, поэтому не чурается самых кровавых методов расправы над существами. Действительно, сочетает в себе худшие человеческие качества, однако обладает чудовищной харизмой. Он умело использует ненависть человечества к существам, использует её ради удовлетворения собственных желаний и амбиций.
За его плечами карьера военного, служба в горячих точках. Он был и военным, и охотником, а также не самой стабильной личностью, у которой накопилось достаточно обид на существ. Опасный противник и очень влиятельный человек. Убежден, что человечество будет в безопасности, только если истребить всех тварей. Он против даже экспериментами над существами, так как считает, что человечеству не нужны эти знания, предпочитает убивать всех и сразу, а лучше без разбора.
Правительство доверяет ему самые сложные задания, которые он выполняет с невероятным пристрастием, но и с дисциплиной. Он понимает, что сотрудничество с Правительством необходимо и ему, и охотникам, и эти деловые отношения ни в коем случае не стоит ставить под удар.
Яростный противник наличия существ в группировке Дал Риада, однако стиснув зубы пока допускает их членство среди охотников. Тем не менее, ходят слухи, то он уже не раз применял силу к подчиненным-существам.
Дальше - больше Возглавляет подразделение зачистки - грязную тайну Правительства. Выполняет самые немыслимые задания, отчего заработал себе кровавую репутацию.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#11

Сообщение Infinity » 25 мар 2018, 21:20

Изображение
Sarah Rafferty
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Guardian
Командир подразделения связи с общественностью

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Это был долгий путь Закончила Оксфорд, факультет политологии и международных отношений. Дипломат от бога, настоящая женщина и умелый медиатор. Человек с добрым сердцем и совестью, возможно, единственная, кто по-настоящему хочет помочь существам. Целеустремленная, сильная женщина, которая не боится идти всем наперекор ради достижения общего блага. Вероятно, идеалистка, но это незаменимое качество при вербовке новобранцев и отборе кадров. По её мнению, в организации уже хватает головорезов и настоящих ненавистников существ, и прекратить эту череду насилия можно лишь принятием новых кадров, более дисциплинированных и миролюбивых.
К существам испытывает искреннюю симпатию и интерес, ярая противница Билля о правах существ и не скрывает этого. Считает, что существа - это те же люди, которые имеют аналогичные им права. Из-за внутренней напряженности в организации и к воцарившейся ненависти к "тварям" находится в постоянной опасности, на нее регулярно совершаются покушения, как со стороны людей, так и существ. Тем не менее, её решимость от этого только растет, более того её 24/7 охраняют верные ей и её взглядам бойцы.
Дальше - больше Всерьез собирается реформировать организацию изнутри, чтобы убрать агрессивные подразделения. Считает, что наличие подразделения зачистки недопустимо для современного мира. Надеется наладить отношения с Орденом Храмовников, чтобы побольше узнать об их методах и взглядах на мир.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#12

Сообщение Infinity » 28 мар 2018, 15:51

Изображение
Robert Downey Jr
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Trickster
Командир подразделения подготовки рекрутов / Существо - Легенда о Мауи (полинезийская мифология, трикстер)

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Это был долгий путь Несмотря на то, что в Дал Риаде разрешен прием существ, он не раскрывает своей истинной сущности и не собирается этого делать. Мауи - не только культурный герой, он ещё и Трикстер, хитрый обманщик, который совершая не совсем достойные деяния рано или поздно привносит свой вклад в общее благо.
Примерные способности: сверхчеловеческие физические показатели (сила, скорость, выносливость, ловкость); управление и генерация огня из пальцев рук; смена облика; превращение в животных, которые обитают в районе Полинезии; гипноз и искусство обмана - ловко скрывается от людей, даже членам Ордена Храмовников трудно его засечь.
Присоединился к организации ради собственного удовольствия, сочинив себе убедительную легенду. Общительный, обаятельный, хитрый, сильный, он скрывается среди людей и занимается подготовкой рекрутов для организации. Может случится так, что чересчур агрессивный охотник сломает себе ногу или же упадет с большой высоты - Мауи отдаленно следит за порядком и подчищает опасных для существ охотников. И все же многие бы назвали его усилия недостаточными, ну и пускай, заботиться о мире во всем мире - не главная задача Мауи. Он по большей части сконцентрирован на себе, на своих желаниях, которые так или иначе приносят пользу остальным. Сам может быть чрезмерно жесток к окружающим, что только помогает ему скрываться в Дал Риаде.
Дальше - больше Симпатизирует людям, помогает особенно ему приглянувшимся. По большей части занимается своими делами. Однако его заинтересовала группировка существ Нация Легенд, именно заинтересовала, а не вызвала каких-либо эмоций. Ему любопытно больше узнать об этом движении, чтобы в дальнейшем, возможно, наладить с ней контакты ради собственного интереса.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#13

Сообщение Infinity » 01 апр 2018, 02:02

Изображение
Maisie Williams
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Dawn
Охотник, подразделение оперативно-розыскных мероприятий и разведки / Существо (на выбор игрока, лучше со способностями поиска)

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Это был долгий путь Сирота, никогда не знала своих родителей, отчего выживать в этом чужеродном мире ей было еще труднее. Легенда пробудилась в раннем детстве, так что проблем девочка отхватила сполна - не раз попадалась на глаза полиции и даже побывала в психологическом диспансере. Не может похвастаться горой положительных воспоминаний, однако обладает завидным инстинктом выживания. Не раз была замечена охотниками, но всегда умело уходила от их преследований. Например, однажды прожила полгода в Календонском лесу полгода, так что обладает навыками выживания в дикой природе.
Она бы пожелала и дальше скрываться от властей и охотников, но однажды была поймана членом группировки Дал Риада. К счастью, она не была убита или покалечена на месте, её направили в научный отдел для изучения. Так как группировка нуждалась в дополнительных преимуществах над другими существами, а девушка просто желала остаться в живых, удалось заключить взаимовыгодную сделку, в условиях которой она должна помогать охотникам отслеживать преступников (или невиновных) существ. Девушка в этом весьма преуспела, но чувство безопасности её так и не посетило.
Дальше - больше Всерьез задумывается бежать от Дал Риады и от властей. Вопрос лишь в одном - куда? Можно примкнуть к мирному движению "Освобождение существ" или же помочь радикалам из "Нации Легенд".

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#14

Сообщение Infinity » 02 апр 2018, 19:28

Изображение Изображение
Brit Marling* менябельна, но ах как желательна
► Имя Фамилия: Samantha «Sam» Brown / Саманта «Сэм» Браун* имя менябельно
► Возраст: 29 лет
►Трудоустройство: Сотрудник изолятора временного содержания существ; Потенциально - Орден Храмовников
► Вид: Человек, в будущем - рыцарь Ордена Храмовников
► Легенда: -
► Способности
- меткий стрелок;
- рукопашный бой;
- программист от бога;
- психолог; переговорщик в экстренных ситуациях;
- глубокие познания в сфере существ;
При вступлении в Орден Храмовников:
- чутье, которое помогает обнаружить существ;
- иммунитет к воздействию существ;
- замедленное старение;
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
♦ Единокровная сестра: у нас один отец, но разные матери. Меня папаша нагулял в Нью-Йорке, а вот ты была рождена в законном браке в Лондоне, но папаша так же отжёг - свалил через год после твоего рождения. Отца ты никогда не знала - и это твое счастье, поверь мне. Он был садистом-охотником, который умер от моей же руки.
♦ По характеру практически моя полная противоположность: живая, любознательная, талантлива во всем, за что берешься, и никогда не теряешь самообладания. Скрытная, что делает тебя хорошим профессионалом и разведчиком.
♦ Закончила престижное учебное заведение с отличием по специальности инженер-программист, поступила на государственную службу; работала в Центре правительственной связи Великобритании - спецслужбе, ответственной за ведение радиоэлектронной разведки и обеспечение защиты информации органов правительства и армии.
♦ В 2010 году, когда существа стали являться миру, ты получила особое задание и переехала в Эдинбург, устроившись в изолятор временного содержания существ специалистом по информационной безопасности. Однако твоей истинной миссией было - собирать сведения о существах и передавать их Правительству Великобритании.
С чего мы можем начать:
♦ В 2017 году ты получила задание уже от высших чинов Шотландии, которые приказали тебе внедриться в организацию охотников, именуемую как «Орден Храмовников», где я по счастливой случайности работаю. Увы, случайностей не существует, так что нас попросту свели, чтобы воспользоваться нашими родственными связями, о которых мы не подозревали. Я завербовал тебя в Орден по рекомендации начальства как одного из потенциальных рекрутов, и начал тренировать. С порога мы не особо поладили, так что споров и разногласий - вагон и телега. Я считаю, что тебе не место в Ордене, потому что ты слишком молода, да и на охотника особо не похожа (что на самом деле - чистая правда), а ты бесишься, ибо не привыкла к такой критике, ведь у тебя с детства всё получалось на ура.
♦ Вступление в Орден - затея на всю жизнь, и твоя служба требует 100% верности, но тебя разрывает на части. С одной стороны, ты начинаешь понимать идеалы Ордена Храмовников и проникаешься к ним уважением, с другой - тебя держит долг перед твоей страной, которой ты так долго служила. А тут ты ещё узнаешь, что твой рекрутер - твой брат, ты же опытная разведчица, от тебя ничего даже правительство не скроет (да и фамилии у нас, кхм, одинаковые). Шпионить за своим братом и новыми товарищами тебе с каждым днем все сложнее и сложнее, поэтому ты близка к тому, чтобы раскрыть мне правду перед своим окончательным посвящением в Орден.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
!ANGST! Братско-сестренские узы намечаются, но не с порога. Сыграем в скандалы, интриги, расследования, еще и в общий сюжет втянемся, при желании ) Игрой обеспечу, хоть 5 эпов сразу, главное приходи, и мы обсудим все аспекты био)
пример поста
«Кажется, что этот ад никогда не закончится, и после смерти я вернусь в эту же жизнь в этом самом глухом теле».

В обрамлении мрачной городской зимы, сквозь снег, падающий хлопьями, Николас шагал по грязным улицам Нью-Йорка, придерживая поднятый ворот твидового пальто, дабы укрыться от порывистого ветра. Его серый, безжизненный взгляд смотрел четко вперед, покуда мимо маячили яркие огни большого города и предрождественская суета простых обывателей. Как же ему остопиздело это проклятое место: претендует на модный мегаполис, а на деле – вонючая клоака, из которой хочется вырваться навсегда; ни намека на культуру или богатую атмосферу, всюду больной фальшь. Будучи сыном Нью-Йоркской шлюхи, Браун никогда не подвергал сомнению свой скверный характер и прогнившую судьбу. В злачных местах вроде большого яблока он разбирался превосходно, как пить дать.
Прожив несколько спокойных лет в Японии, мужчина вынужденно вернулся в США, покуда объявился его полоумный папаша, да и обстановка отдавала оттенками безнадеги – существа, вылезающие на свет, да бросьте – верный путь к гибели всего живого.
На волне афиширования существ, мигом возросла мода на сверхъестественный мир, и главными клиентками Николаса стали наивные молоденькие девочки, которые сидели на небезызвестных подоконниках и думали о нём. Не о Брауне, конечно, а о боге скорее всего, ведь те самые «клиенты» - обычно люди подохшие от собственной глупости, а охотник уже по следам их грешной гибели выходил на существо и «решал вопросы». Последние годы охоты давались Нику особенно тяжело: раньше просто убивал на месте без суда и следствия, теперь же приходилось разбираться, думать и делать выводы.
Кровавая Мэри обрела оглушительную популярность за последний год. Любимое развлечение суеверных девушек с суицидальными наклонностями обернулось настоящей чередой смертей, в которых обвиняли вполне реальных личностей, но никак не мистическую ведьму из зеркального мира. Нико знал легенду, читал, много раз и захотел познакомиться, а уж с мечом или без – время покажет.
Шумно хлопнув дверью квартиры-студии, Браун огляделся, будто бы ожидал кого-то застать. Помещение отличалось простором и минимализмом; вся квартира – один большой зал с окнами в пол и кирпичными стенами, даже ванная была обнесена лишь низким перекрытием, оставляя только туалет в закрытой комнате. Нико ценил свободное пространство, презирая тесноту и стены.
Он скинул пальто и сбросил обувь, проходя в квартиру босиком в черной рубашке и джинсах. Все прелести жизни в одиночестве. В его руках была крепко сжата длинная красная свеча, которую он приобрел на одной из рождественских ярмарок. С прикроватной тумбы была взята зажигалка, хотя он никогда не курил, и держал её исключительно для гостей. Дымили никотином преимущественно женщины.
Стоя напротив длинного зеркала, держа в руке свечку с хрупким пламенем, Браун вообще не понимал, на кой черт ему это веселье в собственной квартире, но вечер был слишком скучным, а жизнь пустой и без радостных перспектив. Кто-то из охотников авторитетно посоветовал Нику вызвать девушку, но тот никогда подобными услугами не пользовался вопреки своей родословной. Женщины у него были, но ни одна не пожелала остаться надолго с его внутренним миром. На первый взгляд Николас – патока для женщин: высокий, внешность в порядке, опасная профессия, начитанный, слушать умеет (но не слышит), да еще и инвалид, а у многих женщин слабость к ущербным из-за инстинкта спасительниц. В общем и целом, Браун скорее посигналит Кровавой Мэри, нежели живой девушке из Нью-Йорка.
- Кровавая Мэри. – говорит он в первый раз, тихо, словно переключает канал телевизора.
- Кровавая Мэри. – повторяет во второй раз, уже громче, отчего колеблется пламя свечи.
Выпрямляясь, мужчина обреченно вздыхает.
«Так я ещё женщин к себе не вызывал» - проносится в его мирной голове.
- Кровавая Мэри. – напористо произносит в третий раз, завершая обряд призыва, пристально глядя в зеркало, не отвлекаясь от собственного отражения.
Он никак не подготовился к этой спонтанной встрече – толком не прочел легенды, не приготовил оружие, лишь катана лежала на кровати в паре метров от него; смелый азарт на грани с глупостью возобладал над его разумом, ведь для Брауна не было большей радости, чем встретить сильного соперника, опасного и манящего. Пламя свечи продолжало дрожать все сильнее, и Николас, скалясь, перевел томный взгляд к той, что оказывается существует вне женских выдумок и сказок. Истина пугает и завораживает одновременно.
- Я уж думал не придешь. - ухмыляется, словно ждал всю жизнь, на деле же удивлялся собственной вере, способной вызвать такое диковинное явление.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#15

Сообщение Infinity » 03 апр 2018, 17:25

Изображение
Jeffrey Dean Morgan
► Имя Фамилия: Patrick O'Rourke | Патрик О’Рурк
► Возраст: 55-57.
►Трудоустройство: Охотник/командир подразделения Dál Riata.
► Вид: человек.
► Легенда: -
► Способности
Изначально – служащий Ирландской полиции, Гарда. За время наших отношений был повышен до сержанта. Способен к детективной и аналитической работе, даже когда путает кружки с кофе и пивом. Стаж охоты более тридцати лет, так что одно то, что Патрик до сих пор жив уже о многом говорит. Руководитель строгий и не всегда подчиненными любимый, ибо шкуру дерет только так.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
В рядах Дал Риады оказываются разные люди. Ну, и не только люди. Патрик О’Рурк из тех, кого можно отнести к благородным и честным существам. У него богатый жизненный опыт, паршивая репутация и искреннее нежелание снова стоять над трупом невинной жертвы – будь то человек или существо.

Патрику О’Рурку «повезло» родиться в семье, несколько поколений которой занималось охотой на тварей, легендами их никто тогда не называл. Окровавленная шкура шелки, дымящиеся угли Бузинной матушки… Все это парень видел еще до своего шестнадцатилетия и не хотел посвящать свою жизнь тому, что считал бессмысленной бойней. Он с трудом дождался совершеннолетия, чтобы свалить от родственников, отгородившись от них поступлением в колледж Гарда. Патрик вполне справедливо полагал, что в этой структуре его не достанут.
Судьба подстерегла Патрика в лице студентки-недоучки Марины Шубиной, когда они с коллегами пытались разогнать драку в местном пабе. Сначала Рина сломала о его голову стул, потом Патрик волок ее до участка в наручниках и с кляпом из собственных перчаток во рту. Кстати, когда офицер О’Рурк попытался этот кляп вытащить, оказалось, что девушка прогрызла насквозь перчатки, еще и за палец укусить умудрилась.
Конечно, Ромео и Джульетта начинали как-то поприличней. Но мы все помним, как они кончили?
Поженившись в славном 1984, мы протянули вместе немалый срок. Но сколько это «немало» в календарных годах и почему все-таки расстались, будем решать при личной встрече. Пока есть три даты: вышеуказанной свадьбы, возвращения Рины к семье в Эдинбург в 2005. И вступления Патрика в ряды Дал Риаты практически сразу после того, как в Шотландии существа вышли из подполья, это 2010. Что было между ними? Некий запас сюжетов-заготовок есть. Но решать можно только вместе и так, чтобы обоим было интересно, и в зависимости от того, какой результат захотим получить.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Изначально эта заявка умещалась в два предложения.
Он не знал, что она легенда (пусть и не проснувшаяся). Она не знала, что он подался в Дал Риату.
Потом калькулятор намекнул, что О’Рурки прожили вместе от десяти до тьфу-тьфу двадцати лет. За такое время человека все-таки узнаешь, если действительно живешь с ним, а не заводишь отношения для прикрытия. Поэтому я предлагаю рассказать историю Патрика вместе: от парня, не желавшего иметь ничего общего с фамильной жестокостью, до мужчины, понимающего, что иногда правосудие не вписывается в рамки закона и его приходится брать в свои руки. Задаться вопросом о том, где пролегает разница между жестокой справедливостью и линчеванием. Я не могу сказать, что послужило причиной разрыва у этих двоих – возможно, что-то плохое или даже очень плохое. А, возможно, Патрику по какой-то причине пришлось залечь на дно и изобразить собственную смерть. В любом случае, я не верю в какие-то непоправимые вещи и трагедии на всю жизнь. Да, не пытаюсь сходу занять как можно больше места в жизни Патрика в настоящем (хотя, чем черт не шутит), но на интересную игру в прошлом все-таки рассчитываю.
Так же, если вы готовы к сюжетной игре, рекомендую поискать должность в подразделении оперативно-розыскных мероприятий и разведки, по характеру оно самое то для О’Рурка.
пример поста
Что-то случилось.
Это не было мыслью или предчувствием, Рина проснулась, уже зная – что-то случилось. Что-то плохое. Несколько мгновений, она просто лежала, глядя в потолок. Прислушивалась. Старый дом жил сам по себе, это было особенно слышно по ночам, когда мнимая тишина рассыпалась на десятки звуков. Потрескивание перекрытий, чуть слышный скрип паркета. Дерево крепко, оно может простоять еще сотню лет, а то и не одну. Но оно живое – дышит. Впитывает влагу и разбухает во время дождей, потрескивает в морозы. Камень – другой. Но тоже по своему живой.
- Дерьмо, дерьмо… Дерьмище.
Что бы там ни было, девочка в нежном возрасте «слегка за тридцать» уже должна знать привычки своего организма. С самого детства Марина просыпалась тяжело, всеми силами стараясь задержаться в сладком небытие. Уже тогда это доставляло проблемы. Пытаясь дать дочери доспать и в то же время угостить девочку завтраком повкуснее, Ольга Александровна появлялась то в кухне, то в спаленке, задавая уточняющие вопросы. Тебе сырники? Или яишенку? А, может омлетик? Чай с молоком, да? Сонная Марина могла лишь утвердительно мычать, быстро усвоив, что если мычать отрицательно, вопросов будет только больше. А в итоге сидела за столом, ломящимся от снеди, и совенком таращилась в чашку с мутным напитком.
Кстати, чай с молоком она до сих пор на дух не переносила.
Воспоминания о детстве, том чудном времени, когда ты счастлив, но не способен это самое счастье в полной мере осознать, несколько сбили с мысли. А Рина думала о том, что такое пробуждение для нее крайне нехарактерно. Как и такие хитровывернутые слова. Вот еле разлепив глаза тыкать пальцем в кофеварку – это да, это по-нашему! А вот такие потуги мыслительной деятельности, ну точно мимо кассы.
«Что-то случилось.»
Это знание вползало сквозь стены. Осыпалось пыльцой с цветущего вереска на шпалере на дальней стене, там, где солнце их не достанет – единственные позволенные Кики цветы в ее доме. Впрочем, Рину они тоже более чем устраивали, не требуя особого ухода. Просачивалось под дверь вместе со скрипом лестницы и топотом детских ножек… Марина скривилась. Многие считают детей чудесными созданиями. Но пара ночей в окружении инфернального смеха и перестука босых пяток в гулких коридорах, могут кого угодно переубедить. Ну, в особенности, если очередного постояльца бралась пугать лично мисс Мора. Наверное, в этом все дело и было. Ее разбуди очередные проказы кикиморы. После которых Рине придется с максимально правдоподобной улыбочкой вещать об отсутствии детей у постояльцев и призраков в отеле враз поседевшему обладателю нервного тика. Если смотреть со стороны развития гостиничного бизнеса такие сувениры были гораздо выгодней украденных полотенец или деталей исторического интерьера.

- Ты сегодня в ударе, Кики.
Ночные встречи на кухне не то, чтобы были местной традицией, но и удивляться им не стоило. Что может укреплять рабочие отношения лучше расчлененного под покровом темноты песочного пирога с ревнем? Судя же по неброскому макияжу и тому, что волосы лежали у лица мягкой волной, Кики еще не ложилась. Не то, чтобы это вызывало типичную женскую зависть, но вот одернуть растянутую футболку с красной звездой и надписью «СССР» – заставляло.
- Все эти бугагашеньки по коридорам. Я аж проснулась, хотя обычно мне надо пару раз треснуть по лбу тем звонком со стойки. – Женщина даже сделала в воздухе движение, обозначающее процесс использования того самого звонка, практически сразу зачисленного в личные враги. – Но, раз уж проснулась, надо поесть. М… Пирог. Ну, не убьет же меня Сема. Будешь соучастником? Тогда точно не убьет!
О том, какой должна быть жизнь в недрах отеля Марина О’Рурк знала разве что по прочитанному наполовину роману Артура Хейли, но сомневалась, что канадский прозаик британского происхождения представлял как будет работать отель, полный нечестии. А Рина ничего, втягивалась. В том числе и потому, что это была ее первая работа по блату: не студентки-недоучки, не Марины О’Рурк а «дочери Шубиных», и это налагало определенные … обязательства. Не то, чтобы обязательства эти были неприятными, или требовали каких-то особенных усилий, но они были и с ними приходилось считаться.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#16

Сообщение Infinity » 04 апр 2018, 20:25

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №9
09.03.2018 - 02.04.2018

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
И если смотреть в ретроспективе, внимательно и тщательно - по всему выходило, что страх накапливался по мелочи, чтоб в один прекрасный вечер распуститься шикарным бутоном; буять и пахнуть, не давая жить, думать, оставляя только реактивную часть разума. Ту примитивную его часть, которая не была способна к анализу: гром в небе - боги злятся, надо прятаться в пещеру, иначе молния может тебя убить. Какой-то языческий, доисторический ужас, оставшийся на подкорке после уроков литературы и истории.
Alejandro Reyes, - You okay? - No, man. I'm pretty fuckin' far from okay.
Потому что вульфеншпицы - Лихо совершенно неожиданно это вспомнило - обгрызали верхушки корабельных сосен не потому что они были очень уж вкусными, а просто потому что им нужны были эти огромные шампуры. А потом они нанизывали на них людей, дышали на них своим пламенем и сгрызали. А потом ещё и зубы чистили сосновыми веточками, как зубочистками. И поел, вроде бы, и сосновая свежесть теперь во рту на весь день.
Tito Maric-Kenroy, stay away
Да, ему было интересно, что это за мужик, который живет в лесу один, превращается в невесть кого, и может так мощно контролировать собственные превращения. Да, интересно. Но не надо понимать все так буквально, мохнатая сволочь!
Aidan Kells, Here we go again
Надо было что-то сделать, поэтому Артур растеряно огляделся по сторонам в поиске вариантов. Ударить Тито по голове бутылкой Амаретто? Избить всех когтистым Иваном? Одолжить у соседей огнетушитель? Плюнуть, поправить галстук и уйти в ближайший бар?
Arthur Maric-Kenroy, Вьетнамские флешбеки
С людьми суеверными всегда иметь дело проще, чем с теми, кто испорчен цивилизацией: они плохо понимают природу легенд и, что хуже, не хотят ее понимать. Раньше сосуществование видов воспринималась, как часть мира, и никто бы не мыслил требовать регистрацию у корриганов или муриоше. Но так как раньше никогда больше не будет.
Christian Dewaere, everybody’s watching us
Натура вещь тупая. Она не понимает, что правильно, а что неправильно. Есть только то, как нужно поступать и всё.
Etta Bishop, Что моё - твоё
-Вот как…- Фредерик усмехнулся, с интересом глядя в глаза парню. Еще один причинятель добра и вершитель правосудия, - Наркоманов ему, значит, не жалко, и алкоголиков тоже. А что, если это спившийся кандидат наук, которого оставили без квартиры коварные родственники? Или хороший паренек, ступивший на скользкую дорожку, с которой он еще мог вернуться обратно к семье, если бы не ты? Санитар леса хренов. Идея-то похвальная, но за исполнение – два балла.
Frederick Davis, Here we go again
Мужчина жмётся к стене как испуганный пёс, уже не единожды битый своим хозяином, царапает короткими ногтями стену и опускает взгляд вниз, вжимая голову в плечи, стоит ему на мгновение пересечься глазами с горящими огоньками в чужих глазах.
Lars Holm, No pain, no gain
Да, кстати, этот «прекрасный» день – тот самый, когда мне в голову приходит светлая идея устроиться на работу не куда-нибудь, а на скотобойню. Не то, чтобы хотелось доказать всему патриархальному обществу, что «женщины тоже могут», просто еще три месяца назад я резала птиц на птицеферме и это единственное, что я точно могу. Мало того могу, люблю скорее.
Jean Savard, не женское дело
Действительно, что я понимал в красоте? Художник, потративший всю юность на поиски этой самой красоты в мелочах, в быте, в лицах прохожих. С грустью отмечавший, как мало внимания люди уделяют действительно красивым вещам.
Ian Richards, bon appetit
Он вновь обращает внимание на труп, ловя себя на том, что морги и вот это вот все – ему не очень-то уж по душе. В своей лаборатории, когда работаешь с кровью, клетками или другими незначительными объектами, чувствуешь себя в большей безопасности и не задумываешься о том, что завтра уже ты можешь лежать на этом столе.
Johann Bayer, Консультанта (не) приглашали?
Просто старалась жить по совести и законам Божьим. Не потому что ей так нравилось, но потому что так было правильно. Спокойно. Играй по правилам и в конце тебя ждёт отдых, покой и мир в объятиях Господа. В Библии, правда, про существ ни строчки, но Магде хотелось верить, что для неё на Небесах место найдётся.
Magdalene Cryst, Pussy Riot
Уже почти не удивлялся некоторым вывертам и гримасам капризной дамы по имени «Судьба». Возможно, и эта встреча была из того же разряда. Ступаешь на путь принятия себя со всеми своими составляющими – будь готов пройти ряд испытаний, в том числе и вот такое. Не бежать от себя, не пытаться скрывать и отказываться, а просто – принять. И, быть может, это поможет не только тебе. Когда-нибудь.
Martin Bertrand, Blood(line)
Мальчишка собирается возразить, бейджик его с неинтересным "Марк" бликует электрическим светом, а ворот клетчатой рубашки распахивается у горла, обнажая взволнованно бьющуюся вену, в которую Милошу хочется очень лаконично и некуртуазно... клюнуть.
Milosz Cuza, gun therapy
Как там говорится? Хотела как лучше, а получилось как всегда? Хотела поблагодарить, а оказалась в рабстве до тех пор, пока не слиняла от «хозяина» не без чужой помощи и собственной хитрости. Жизнь учит многому, особенно, когда у тебя за плечами несколько сотен лет такой вот «учёбы».
Stasy Rivers, Never talk to strangers?
Тут главное было не переборщить с налётом «глупости». То есть показать «я тут только первый день, ничего не понимаю, но очень стараюсь», а не «я вообще не соображу, что я здесь делаю» и уж точно не «с уголка рта медленно стекает слюна».
Sara Underwood, for the greater good
Однажды, ещё в Канаде, Эдсит счастливо ужинала с невероятно симпатичным офицером; потрясающий ужин сопровождался непрерывными шутками и травлей баек про до-армейское прошлое; но в какой-то момент герой-любовник тем же ироничным тоном поведал, как его папашу разбил на старости лет паралич и как он, папаша, умер в собственной луже, не сумев перед смертью даже кликнуть жену, и в таком виде его нашли приглашённые на чай гости. Сейчас Тейлор чувствовала себя похожим образом, как тогда, сидя напротив красавца в форме; не ошарашенная, не в пучине отвращения, скорее огорошенная и разом потерявшая нить повествования, и единственной мыслью, оставшейся в голове, было «Какого хрена?!».
Tilly Adsit, little handsel
В конце концов если ей нужны были разговоры за политику под бутылку водки, она всегда могла засесть вместе с Горыней да Севой на кухне и по старой русской традиции через рюмашку вспоминать Русь матушку добрым словом и находясь на чужбине горевать по судьбе родной страны что ой куда-то не туда катилась судя по последним новостям.
Alison Wood, Нет такого дела, в котором не пригодился бы шпион.
- Черт те что... - шепчет Гензель и сдирает очередную мозоль с ладони. Знает, что нельзя, а все равно сдирает. Может надеется, что придет гувернантка или их старая экономка Мария и отругает, а после приложит к сорванному волдырю прохладную ватку, пахнущую спиртом, и замотает на сутки белым бинтом. Но никто не приходит, и никто не ругает.
Andreas Wagner, в доме моем сторожам велено быть начеку
В первый день ему становится просто лень, а солнце так палит нещадно, что энтузиаст-затейник в нем засыпает так же быстро, как и просыпается под боком у Яна; во второй начинается дождь прям с утра, давая Глебу знак, что его идея хуевая, надо поспать, «вообще завтра на работу и какого хуя ты встаешь так рано». Глеб с утром не спорит. В третий день все идет по пизде, потому что срочный вызов с работы, а его коллега так не во время взял больничный — судьба все еще против ранних прогулок и энтузиаста-затейника Глеба.
Gleb Strelkov, Last night on earth
- Оп-па, - тряхнув головой, Кенрой встал и сделал шаг, - папаш, прикинь, этот мудозвон, который у меня Мэри увел, вон он, голубчик, сидит. Ща-ща, я ему объясню, что так делать не стоит. – И не успел бармен отреагировать, завопить «только не в моем баре» или еще что-нибудь такое, как Феликс уже подошел к Вульфу, похлопал по плечу с возгласом «эй, приятель», после чего, стоило тому повернуть голову, врезал по челюсти с воплем.
- За Мэри!
Felix Kenroy, Fucking case
Он обошел Элисон так, чтобы даже плечом или краем подвернутого до локтя рукава не задеть воздух вокруг лисицы. Со стороны наверняка смотрелось странно и комично. Только сам Булман к этой манипуляции относился ой как серьезно. Не дай бог попадет в этот ее рыжий флюид. – И что вообще происходит с этим городом, zakoleebalo.
Keith Boolman, Out of the Past
- И рожа твоя крайне привлекательна, что бы ты там себе не думал, - психиатр смотрел сверху вниз таким пронзающим насквозь взглядом, словно собирался сказать ещё что-то очень важное, но внезапно легко шлепнул мужчину по щеке. - Только побрейся перед выходом, если что можешь воспользоваться моей бритвой. I konchai pit’, а то с такими ароматами нас развернут за километр.
Dominic Welsh, He holds the gun
- Правда, что ли? – Чиан ши с трудом удержал смешок, услышав разрешение кричать. У парня определенно все в порядке с чувством юмора; по крайне мере, такая фраза, сказанная расписанному с ног до головы чуваку с кирпичным фейсом выглядела донельзя забавно, - Право, не стоит так переживать. Думаю, я справлюсь.
Boshy Shujin, Отряд по спасению мира
И уж коли получил селфи от Катерины Павловны, то будь добр ответить на него, иначе получишь еще одно, которое уже будет не таким милым как первое. Впрочем первое селфи, которое получил Горыныч тоже было не очень милым.
Kiki Mora, Свет мой, Лысинка
Слова Джошуа пролетали мимо ушей охотника, даже не задерживаясь в сознании. Это ни его дело, рассыпаться в любезностях он явно не будет, да и не перед кем. А они все трындели и трындели, будто заняться им было больше не чем, но вот последняя фраза, будучи отличным предлогом для того что-бы ретироваться, была как раз кстати.
Mark McCallister, Шпион, выйди вон
Макс не был уверен, что его метод наглого преследования сработает. Он вообще никогда не был уверен в собственных методах на все 100%, но все равно использовал их как только возможно.
Max Mad, Каникулы странного режима
- Кто умственно-отсталый? - возмутился Патрик, поднимая Суини с земли и, вероятно, не слишком-то адекватно тыкая псом практически в лицо незнакомцу, к которому он пристал. - Посмотри, нормальный пёсик. Ты же нормальный? - он развернул пса к себе мордой, тот тявкнул и лизнул ирландца в нос.
Patrick Mullen, Собака - друг лепрекона
- Блюбу (люблю) мужчин в костюмах. – одной рукой в кармане спереди, другой сосредоточенно шаря сзади, ища карман еще и там. Должен же быть. Карман не находился, как бы усиленно Сидни не искала.
Sidney Yang, на выставке Ван Гога я главный экспонат
- Тём, прости, блять, я же не хотел. Я же не тебя, я этого. Тёма, прости. Я сейчас, сейчас, - поток извинений не останавливался, несмотря на злобное выражение на лице Карыча, потому что чувство вины за несправедливо обиженного друга придавило все остальное гранитной плитой весом во все огромное сердце мохнатого, в котором Алтынович занимал места больше, чем водка, русские березки и великий и могучий матерный вместе взятые.
Samuel Wolf, Вьетнамские флешбеки
Шум дождя и грозовые звуки, приглушенные закрытой дверью и запертым окном, продолжали доноситься сквозь щели постоянно, как шаги в коридоре, и точно так же вызывали двоякое чувство: вроде как это тебя не касается, ты в домике, но кто знает, может быть, раздастся стук, может быть, кто-то просто войдет без спроса и приглашения.
Yolanda Reyes, - You okay? - No, man. I'm pretty fuckin' far from okay.
Что бы там ни было, девочка в нежном возрасте «слегка за тридцать» уже должна знать привычки своего организма.
Rina O'Rourke, That awkward moment
Теперь Николас от них по другую сторону забора. На самом деле это не так уж и много, но этого хватает для того, чтобы навсегда перестать ему доверять. Теперь он убивает, пусть и не таких как она или Магда, но таких как Тейт или Шарлотта, а их жизни Чейс всегда ценила намного выше, чем даже собственную. Но даже не смотря на это она тосковала.
Chasey Lain, Успокой меня
Доверие - вообще штука сложная. Оно возникает в длительных отношениях, а не во время первой же встречи в баре, и у Леди сейчас не было уверенности в том, что рыжая так настаивала на конкретике не для того, чтобы слить ее Дал Риаде или даже Нации Легенд.
Anna Grant, Нет такого дела, в котором не пригодился бы шпион.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#17

Сообщение Infinity » 09 апр 2018, 19:08

Изображение
Vincent Cassel
► Имя Фамилия: Людвиг Торрегроса
► Возраст: от 45 до 50
►Трудоустройство: боец скота 6-го разряда на скотобойне Дэвиса.
► Вид: человек
► Легенда: отсутствует
► Способности
Хорошо сложен физически. Не чурается рукопашного боя. Мастерски разделывает туши, а отсюда и любовь к холодному оружию. Владеет итальянским, испанским и русскими языками. Душевный поэт, душевнее может быть только его специфический юмор.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Жизнь Людвига можно было назвать крайне удачной поначалу: хорошая семья, достойное образование, а после работа в школе, жизнь добропорядочного гражданина. Мужчина исправно платил налоги и снабжал подрастающее поколение дозой отборных знаний в области литературы и итальянского языка, да и сам он писал прекрасные стихотворения и прозу.
Торрегроса женился на славной девушке, которая позже подарила ему сына. Они поселились вблизи Неаполя. Их жизни ничего не мешало до тех пор, пока Людвиг не перешел дорогу сыночку какого-то головореза, поставив плохую отметку и публично отметив неподобающее поведение ученика. Оскорбленный подросток не нашел ничего лучше, чем приплести к разборкам отца и его шайку. На этом мирная жизнь Торрегросы закончилась и жизнь вообще: из-за мести за оскорбленное самолюбие погибли и жена, и сын, а сам он сел в тюрьму за убийство главаря шайки. Тюрьма повлияла на мировоззрение и характер Людвига, сделав юмор чернее, а взгляд тяжелее. Не только в этом, конечно. Итальянец все меньше и меньше походил на того жизнерадостного и открытого человека, коим являлся раньше. Пришлось закалиться и огрубеть, чтобы справиться со стрессом и депрессией.
После освобождения путь к учительской стезе был заказан. Торрегроса обнаружил, что вполне неплохо справляется с работой забойщика скота еще в Италии, но жить здесь больше не хотелось. Людвиг перебрался в Эдинбург, выбрав этот город совершенно случайным образом. Он устроился на работу к Фредерику Дэвису, не раз поражая последнего своим «чудным» чувством юмора.

Из описания Фредди
Они все знали, на что идут. Знали, что их ждут крики животных и ворох документации по учету умерщвленных туш. И тем не менее…Тем не менее, они приходили, выдавливали из себя лживую улыбку и старались продержаться как можно дольше. Фредерик помнил, как одну девочку вырвало прямо на открытую папку с документами, когда один очень юморной товарищ зашел к ней в кабинет, помахивая окровавленным свиным…свиным… Надо было уволить этого шутника к чертям собачьим, но он слишком уж хорошо справлялся со своей работой, так что отделался штрафом и выговором. Девис с очень серьезным и злым лицом рассказывал ему, что не надо тыкать своими фетишами в глаза окружающим, и если ему так хочется развлекаться с запчастями убиенных зверей, он может это делать в одиночестве, но никак не на глазах изумленной публики. Потом Фредерик заперся в своем кабинете и ржал минут десять. А девочка уволилась.

Но чем больше Фредерик об этом всем думал, тем больше ему хотелось попросить Людвига снова явиться в кабинет секретаря, размахивая свиным причиндалом, и посмотреть, что будет.

Именно Людвиг стал наставником в работе для Джин Савар, потом они хорошо сдружились и порой перебрасываются недвусмысленными намеками. Джин даже считает его юмор не таким уж и тошнотворным, напротив, очень даже приемлемым. Торрегроса с удовольствием принимает участие во всех подпольных делах скотобойни. Он своеобразный, немного безумный, немного романтик и до сих пор пишет стихи. Виртуоз в своей работе и частично глух после несчастного случая на производстве, из-за чего получил прозвище «Бетховен». К легендам лоялен. Людвиг не берется судить окружающих по расе, скорее по поступкам.
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
— От себя хочу добавить, что в игре жду тебя как своего слегка безумного наставника, друга, коллегу и партнера в преступлениях.
Фредерик Дэвис тоже примет с распростёртыми объятиями своего собутыльника и доброго приятеля. Подробнее о роли в команде можно поговорить с ним в лс.
— Внешность, вид, имя и биография не поддаются изменениям.
— С удовольствием обеспечу эпизодами, полными лютых и кровавых событий, и сделаю это не только я.
— Связаться со мной можно в лс. По желанию могу предоставить телеграм, ватс и даже аську.
пример поста
Что такое «день не задался» и можно ли к этом отнести рыжую, пасущую дерьмом воду из всех кранов, отсутствие возможности купить питьевую в магазине, потому что рано и ближайшие не открылись, соседскую собаку (да заткнет ей пасть кто-нибудь уже или нет?!) которая «переругивается» с писклявой хозяйкой с 5, мать его, утра? Стоит ли также отнести к этому сожженную рубашку, случайный ожог от сигареты на ноге и таракана, который поселился под мойкой на кухне. Хорошо, таракана можно назвать Икабод – он также труслив – и даже представить, что он понимает, каково это, когда «день не задался». Например, вчера его соседка (то есть я) сломала ему лапку – отвратительная женщина!
Я замазываю синяки под глазами, хотя на кой хрен? Я ж не в офис работать устраиваюсь. Да, кстати, этот «прекрасный» день – тот самый, когда мне в голову приходит светлая идея устроиться на работу не куда-нибудь, а на скотобойню. Не то, чтобы хотелось доказать всему патриархальному обществу, что «женщины тоже могут», просто еще три месяца назад я резала птиц на птицеферме и это единственное, что я точно могу. Мало того могу, люблю скорее.
Стираю салфеткой неудачную попытку стать менее уродливой. Пусть работодатель видит меня во всей красе, так сказать! А вообще я очень хочу эту работу, любую работу, лишь бы платили вовремя.
В этом году мне особенно хреново удается все подряд. Например, серьезные решения в жизни. Поддаться желанию Жанны и свалить с насиженного места в Дюнкерке, чтобы лицезреть развал ее драгоценного Алланбанка и перебраться в Эдинбург… Да легко! Но я устала начинать все с чистого листа. Всю жизнь этим занимаюсь. Хотелось бы хоть какой-то стабильности.
Решаю все-таки изобразить подобие макияжа на лице, хотя бы карандашом для глаз. Немного, как это модно говорить, растушевываю границы – ну вот, теперь я не просто проспавшее чмо, а проститутка, вернувшаяся из недельного загула. Ладно. Пусть остается так, все равно не успеваю.
Бардак на голове решено просто собрать в подобие хвоста-пучка, а потом снова распустить – неважно почему, женщины непостоянны. Выбор одежды у меня, в принципе, невелик, хотя Жанна давно умоляет прикупить что-нибудь девчачье. Не буду спорить, но финансов все равно на это нет. Останавливаю свой выбор на рубашке поверх футболки, темных джинсах и легкой куртке. У зеркала понимаю, что выгляжу как побитая собака, да и бог с ним.
До назначенного собеседования, оказывается, еще целых два часа, но оно и к лучшему. Не люблю общественный транспорт и транспорт вообще. Не люблю водителей и людей тоже не люблю. Все они такие назойливые, так и норовят влезть в душу, если не вскрываешься, то просто вываливают на тебя все свои проблемы как кучу дерьма, а ты сиди и наслаждайся «дивным ароматом». Как бы так сказать… Мне всегда сложно находить общий язык с людьми, но им почему-то легко со мной. Единственное, закидывают бессмысленными обидами, когда не поддерживаешь их, что называется, в трудную минуту. Эй, а я и не хочу! Мне оно не надо: ни вы, ни ваши проблемы. Я как-то привыкла решать их сама, почему бы вам не научиться делать то же самое? Так и прошла вся дорога до скотобойни в раздумьях и пешком. Музыку я не слушаю – не могу. Я люблю тишину или «бесцветные» звуки, которые не мешают мыслительному процессу.
Внизу меня встречает охранник, проверяет, что в сумке и с чистой совестью пропускает дальше. В самом офисе вижу только девушку-секретаршу и… и пока все. Девушка выглядит типично для своей профессии и клише из порнофильмов: наряд, едва прикрывающий «достоинства» и неприлично большие «достоинства». Она скептически осматривает меня с ног до головы, а я непонимающе смотрю на нее – так мы и играем в гляделки секунд двадцать, пока я не прерываю это словами, что пришла на собеседование.
- Подождите, я спрошу, готовы ли вас принять. – девушка поднимается с места и походкой от бедра скрывается в соседнем кабинете.
В моей голове снова ворох мыслей. Осматриваю различные памятки и свидетельства на стенах офиса. Интересно, каково это работать на огромной скотобойне с крупным скотом? Долго ли они мучаются и что мне придется делать с ними? Закидываю в рот подушечку жевательной резинки. Сама не замечаю, как начинаю жевать ее с открытым ртом.
Наконец, секретарша появляется в дверном проеме. Ее щеки пылают красным, глаза блестят. Она едва может сдерживать смех, а вот мое лицо становится еще более серьезным. Поднимаю одну бровь, ожидая ответа.
- Проходите.
С места буквально подрываюсь – так не терпится уже пройти все эти формальности и приступить к работе. С надеждой в хотя бы нормальное, прохожу в кабинет биг босса. Я рассчитывала встретить кого угодно, только не мужчину, который больше смахивает на опоздавшего хипстера. Ладно. Может он хотя бы адекватный.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#18

Сообщение Infinity » 12 апр 2018, 19:32

Изображение
Katheryn Winnick
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
CREATURES LIBERATION
отдел безопасности
valkyrie Sigrdrífa (Brynhildr) | валькирия Сигрдрива (Брюнхильда)

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Какую сказку вы рассказываете людям В легендах валькирия Сигрдрива была наказана богом Одином за непослушание. Два конунга вели войну: одного звали Хьяльм-Гуннар и Один обещал ему победу; другого звали Агнар, и его никто не хотел брать под защиту. Сигрдрива погубила в битве Хьяльм-Гуннара. А Один, в отместку за это, уколол её шипом сна и сказал, что никогда она больше не победит в битве и что будет выдана замуж (т.е. перестанет быть валькирией). От сна её пробудил бесстрашный герой Сигурд разрубив своим мечом Грамом доспехи валькирии.
Как всё было на самом деле По приблизительным подсчётам, которые, конечно, невозможно проверить, примерно 1700 лет назад в мире появилась девочка. С самого детства она была ловка, вынослива и храбра, в отличие от своих сверстниц. В этой девочке жил дух валькирии. Она не желала хранить домашний очаг, ей не нужна была защита, ей необходима была война, на которой она могла бы развернуть свою мощь и показать мужчинам, из какой стали она сделана.
Убегая от проклятого венца, девушка открыла в себе те способности, о которых даже не подозревала. Она узнала, что может оборачиваться лебёдкой и волчицей, что может приручить любое животное и овладеть каким-угодно оружием.
И тем не менее, людям вредить она не желала. И хотя тело её могло выдержать многое, душа её в какой-то момент устала убегать. Валькирия нашла укромное место, чтобы погрузиться в сон, который должен был облегчить её страдания.
Разбудил её тот, кого позже в легендах прозвали героем и её суженым. Тот, кто принял её такой, какая она есть и тем самым вернул веру в людей, с которой она дожила до настоящего времени.
Перемены в мире случились неожиданно, но больше она от них не убегала. Чувствуя ответственность за существ, которые не знают, что отношение к ним может быть добрым и соседство с людьми возможно, Сигрдрива стояла у самых истоков общественной организации Освобождение Существ. Вкладывая всю себя в дело, которым она занимается уже не первый год, Сигрдрива с жаром защищала идеи и идеалы Особождения Существ, доказывая собственным примером, что распыляться на глупую жестокость - ниже общего достоинства, но и спускать врагам обиды не стоит. Именно она была инициатором создания Отдела Безопасности и именно она возглавляет его и по сей день. Именно она отобрала лучших из лучших и явила миру "Мьёльнир". В противовес спокойному, как озёрная вода, Мерлину, Сигрдрива бурной горной рекой мчится вперед, напоминая окружающим, что Освобождение Существ занимается не только спасением и гуманитарной помощью, но и борьбой за равные права и достойную жизнь для любого представителя своего вида.
Сигрдрива лидер и идейный вдохновитель, она та, кто поддерживает, защищает и оберегает Освобождение Существ, активно участвуя как в полевых операциях, так и в политической жизни организации.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#19

Сообщение Infinity » 20 апр 2018, 10:54

Изображение
Colin Firth
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
CREATURES LIBERATION
образовательный отдел
Uroboros | Уроборос

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Какую сказку вы рассказываете людям
В алхимии Уроборос используется в качестве символа очищения. Уроборос был и является Мировой Змеей, окружающей Землю.
Символизирует совокупность всего, изначальное единство, самодостаточность. Порождает сам себя, сам с собой соединяется в браке, сам себя оплодотворяет, и убивает. Символизирует цикл утраты и восстановления целостности, силу, которая вечно- сама себя тратит и возобновляет, вечную цикличность, цикличность времени, бесконечность в пространстве, истину и познание в одном лице, соединение двух прародителей, андрогина, первобытные воды, тьму, предшествовавшую творению, замкнутость вселенной в хаосе вод до прихода света, потенциал до его актуализации. Изображения уробороса на надгробиях символизируют бессмертие, вечность и мудрость. Во многих мифах он обнимает собой весь мир и отождествляется с круговым течением вод, окружающих землю. Он может поддерживать мир и его существование, и в то же время, он вносит смерть в жизнь, и жизнь в смерть. Недвижимый внешне, он олицетворяет вечное движение, вечно возвращаясь к самому себе. Вместе с уроборосом часто изображаются Альфа и Омега.
Как всё было на самом деле В прошлом преподаватель социологии и политологии в стенах Университета Эдинбурга. Любимец студентов и нелюбимец коллег. Американец, переехавший в Эдинбург по одним ему ведомым соображениям почти пятнадцать лет назад, он всё ещё не избавился от акцента, раздражающего местных.
До последнего не верил в происходящее, наблюдая за событиями 2011 года, но ещё меньше верил в так резко произошедшие в обществе перемены. Грызня среди студентов, слёзы родителей и глупые драмы. Он стал помогать Освобождению Существ ещё до того, как осознал себя уроборосом. Работа с подростками, которые боятся сами себя, организация просветительских встреч в стенах Университета, общение с родителями, которые боятся своих детей, со взрослыми, которые ненавидят себя. Он занимался этим почти пять лет, но только потом Уроборос в нём пробудился. Начало и конец слились воедино, мир, что до этого пугал мужчину своей раздробленностью, заиграл новыми красками. Оплот спокойствия и уверенности, быть может он не всегда знает, что делает, но никда не подаст вида. Один из самых ценных участников Просветительского Блока, он блестяще держит себя на публике, всегда знает, когда и что лучше сказать и как выставить всё в лучшем свете.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#20

Сообщение Infinity » 28 апр 2018, 19:26

Изображение
Eva Green
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
CREATURES LIBERATION
аналитический отдел
Banshee | Банши

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Какую сказку вы рассказываете людям
В ирландском фольклоре и у жителей горной Шотландии, особая разновидность фей, опекающих старинные роды. Принимает различные облики: от уродливой старухи до бледной красавицы. Обычно ходит крадучись среди деревьев, либо летает. Издаёт пронзительные вопли, в которых будто сливаются крики диких гусей, рыдания ребёнка и волчий вой, оплакивая смерть кого-либо из членов рода.
Как всё было на самом деле Ей было всего 17 когда начали проявляться способности. Напуганная внезапными видениями, девушка впала в глубокую депрессию и несколько раз пыталась покончить с собой. Длительные походы к психотерапевту вскоре сменились продолжительными сеансами у психиатра и длиннющим списком таблеток, что должны были избавить её от галлюцинаций. Она смутно помнит те несколько лет, только в кошмарах порой иногда всё ещё слышит тихий плач матери, когда её увозили в клинику. Ей бы там и сгнить, если бы однажды в стены чёртовой больницы не показались представители Освобождения Существ. Именно они вытащили её из психушки, привели в чувство и позволили наконец-то принять и полностью осознать себя. С тех пор банши с ними, за них, готова для них на всё. Травмированная собственным прошлым, она углубилась в аналитику и статистику, избегая контактов со внешним миром. Благодаря упорному труду и собачьей преданности организации она быстро стала одним из лучших специалистов. Однако мало кто знает, что она всё ещё сидит на таблетках, видит кошмары и сторонится людей. Тем не менее, это не мешает ей питать к Освобождению Существ благодарность за спасение.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#21

Сообщение Infinity » 05 май 2018, 18:31

Изображение
Chris Pratt
▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
CREATURES LIBERATION
стабилизационный отдел
Wulver | Вулвер

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Какую сказку вы рассказываете людям В фольклоре жителей Шотландских островов чудовище. Несмотря на свой устрашающий вид, оно совершенно безобидно и к людям относится вполне дружелюбно. Выглядит вулвер как человек с волчьей головой и весь покрыт короткой бурой шерстью. Живёт это существо в пещере. Если ему не докучать, само оно никого не тронет. Больше всего на свете вулвер любит рыбачить. На островах даже есть заводь, которая так и называется — Заводь Вулвера. Время от времени вулвер оставляет свой улов на крыльце или на подоконнике какого-нибудь бедняка.
Как всё было на самом деле Много лет а ума нет - пожалуй, эта фраза описывает вулвера лучше всего. На первый взгляд неповоротливый, не очень умный, не слишком ловкий и вообще какой-то плюшевый мишка. Не интроверт, но существо привыкшее жить наедине с собой. Не один век он обитал на берегах Шотландских островов, с завидной регулярностью меняя места жительства, благодаря чему знает практически всё шотландское побережье. По натуре добрый простак, который не задумываясь протянет руку (точнее лапу) помощи первому встречному. Привыкший скрываться, долго сторонился людных мест и лишь после 2011 года рискнул перебраться в Эдинбург. Город показался ему достаточно тихим, чтобы начать с него знакомство с большим миром людей. Долго не думая, устроился санитаром в местную больницу и, спустя какое-то время, обосновался на должности медбрата. Ему нравилось работать в больнице, нравились люди и даже город. Так что не удивительно, что после пожара на набережной в апреле 2017 года он был первым, кто вызвался разгребать завалы и помогать раненым. Там же находились и волонтёры из Освобождения Существ. Вдохновлённый действиями собратьев по виду, он присоединился к Освобождению, стал сотрудником Медицинского Блока при Стабилизационном отделе, но сам вулвер всё ещё не решается раскрыть свою сущность окружающим официально.

Infinity
Аватара пользователя
Репутация: 1
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 22 янв 2018, 10:49

Wanderlust

#22

Сообщение Infinity » 07 май 2018, 18:01

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №10
03.04.2018 - 05.05.2018

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲
Записная книжка закрылась со звучным хлопком (не доверяла древняя птаха всем этим современным гаджетам, а вдруг глюканет, сотрет все к чертовой бабке аль разобьется? Все же на бумаге оно надежней будет. Плевать, что и записи эти могут выйти из строя, промокнув или оставшись где-нибудь на столике какой-нибудь забегаловки или возле кровати (причем не своей). На самом деле сам процесс выведения букв на бумаге был чем-то медитативным, сакральным, расставаться с коим не было никакого желания.
Charlotte M. Kane, Whatever that means
Окунувшись в студенческую жизнь на седьмой сотне лет, Яга не осталась разочарованной. Порой кажется, что она хлебнула общения даже слегка через край – непривычно, прожив многие годы на почтительном расстоянии от людских муравейников, сразу оказаться в месте, где человечинкой пахнет из каждой щели двадцать четыре часа в сутки.
Dejana Strzelinska, thinking periodically
Королева улыбнулась подошедшему юноше, скользнула свободной рукой к его щеке. Огладила кожу тонкими пальцами, наслаждаясь изгибом скул, губ, трепетом ресниц.
Её рыцарь пока юн, горячен и не сдержан. Пока ещё жертва. Но волшебная страна извратит его, позволит внутри взрасти тому тёмному, что зреет как угли внутри. И не важно, что её милый Айлен не человек.
Ailean Milne, meet me here cliff greets the sea
Прогулка завела Девиса в малознакомый бар, где он быстро подружился с бутылкой отменного виски и крепко прильнул к ней, более ни в ком не заинтересованный. Нет, неправда – один раз он попытался заговорить с весьма недурной пышногрудой блондинкой, но та просто молча удалилась. Что ж, бывает и так. Та бутылка виски все равно ему нравилась больше.
Frederick Davis, a good excuse to be a bad influence
На мгновение ему показалось, что он слышал крик: старая паранойя, пройденный этап. После каждого взрыва неизменно аккуратно трогает лапкой психоз – эй, Фрэнк, ты кого-то взорвал, прислушайся, слышишь крики о помощи?
Frank Morton, BOOM!BOOM! Экшн заказывали?
Крис дотронулся чуть дрогнувшим пальцем до изображения бывшей супруги и ощутил, как к горлу подступает давящий ком. Он не утратил надежду за прошедшие годы, он все еще ждал, но все чаще его одолевал вопрос: как долго сможет продержаться настолько туго натянутая струна, прежде чем лопнет?
Christian Dewaere, Not alone
Неприятно холодит кожу легкий июльский ветер. Едва касаюсь щеки, а пальцы липнут так, словно кто-то обмазал мое лицо карамельным сиропом. Но не карамелью било в ноздри.
Jean Savard, Спасти нельзя дать погибнуть
Финальное и самое пугающее – смайлик. Этим желтым рожицами Кит никогда не доверял, а этот смайлик ко всему прочему полыхал глазами-звездами.
Потому выбор оказался очевиден.
Keith Boolman, Свет мой, Лысинка
Она слишком хорошо помнила отчаяние, прошившее ее существо и пригвоздившее ее к холодному полу, где девушка могла только безвольно рыдать от осознания, что не в человеческих силах сделать что-либо в подобной ситуации. Но, по иронии судьбы, ей до сих пор был необходим надежный дом, стены которого, подобно неприступной крепости, воздвигнутся над светлой макушкой и закроют от нее холодное бесстрастное небо.
Claire Matheson, What Do You Want From Me?
А вот дальше стало совсем не до смеха. До нужной точки на городской карте оставалась, от силы, пара-тройка кварталов и не больше пяти светофоров на забитых транспортом перекрестках, когда успокоившиеся было мысли и утихшая настороженность вновь взметнулись, натыкаясь друг на друга, рождая в теле знакомые искорки легкой боли, какая всегда знаменовала пробуждение внутренней тьмы - когда та потягивалась, разбегалась по венам жидким огнем, предупреждая, но еще не выдавая себя.
Martin Bertrand, Never talk to strangers?
Времени не было и восьми утра, стриженный под бандита давний знакомый требовал кофе, богатырей и Велимира.
Malcolm Montgomery, оправданий нет
Мари всегда казалась мне фальшивкой, хоть я и понимал – это и есть реальная она. Это не фальш, она действительно любит вспышки камер. Она ухаживает за собой и печется о каждой дети. Ей важно кто, где, что и как. Она эстет, педант и идеалист. И все это в совокупности выглядит, как робот. Красивый длинноногий робот, способный отличить Gucci от Givenchy.
Hector Cramer, All deine Wunden
Тело словно отдельно от разума понимало, что нужно куда-то идти, что-то делать. Что у неё есть обязанности, какие-то важные дела, поручения… Есть что-то, из-за чего она утром скатывалась с постели, одевалась и шла по улицам Эдинбурга, постоянно врезаясь в прохожих.
Какое-то время ей везло, а потом на её пути выросла дорога.
Magdalene Cryst, The Devil You Know
А сумка, о которой говорит Милош, смотря на вспотевшего от нервов Оливера, под завязку набита незарегистрированными обрезами с грамотно запиленными номерами. И несколькими упаковками списанных патронов. Списанных где-то в Ираке, поэтому дело приобретает несколько неприятный поворот.
Milosz Cuza, Цирк с конями
Свистнуть человека из психбольницы очень просто: заходишь в палату, морда кирпичом, подхватываешь бессознательную девчонку и бегом на выход. Все охраняют деньги и бухло, а без психически нездоровых администраторов бара здоровым членам общества только легче.
Nicolas Brown, подставь другую щеку
Плохо, когда начальник начинает кичится тем, что за зверства творятся в этом месте. Сара возмущенно выдохнула и сжала кулачки. Где-то за окном по стене поползло украшение из мха. Небольшой выброс энергии. Была бы её воля, мухоморы выросли прямо на голове у начальника.
Sara Underwood, for the greater good
Весь этот день был одним сплошным «разберусь с этим когда-нибудь позже», заставляя принимать её сиюминутные решения, соглашаться со всем предложенным и наступать на горло себе и своим принципам.
Susan Holm, Not alone
Зрение всё никак не кончалось.
Каждое утро Тито боялся открыть глаза, подолгу тёр их, вертел носом, принюхивался, пытался различить свет, закрывал лицо ладонями и только потом решался открыть веки. Потом он медленно убирал руки, рассматривал пальцы, моргал, смотрел в стену, потом в потолок, потом осматривал всю комнату, щипал себя, чтобы убедиться, что он не спит.
Tito Maric-Kenroy, Чёт-Нечет
Что будет, если закрыть глаза? Смерть?
Я не боюсь умереть, никогда не боялся. И сейчас охотно принимаю судьбу. Быть может, незавершённость при жизни, оставленное во внутреннем кармане пиджака кольцо вернёт меня призраком.
Vinsent Moore, Текила-любовь
Ящерицы на удивление злопамятные твари. Ну схитрила пару раз, ну умыкнула чего не надо, ну исчезла в самый не подходящий момент. С кем не бывает в конце-то концов. Но Кит от чего-то делал из этого трагедию вселенского масштаба. Вуд была практически уверена, тот же Кощей или тем более Вий так делают постоянно, но шишки все от чего-то летят исключительно в неё. Тяжелая лисья доля, тут уж ничего не попишешь.
Alison Wood, Out of the Past
Рина думала об этом, усаживаясь за стол с оттяпанным куском пирога, прямо к налитому Кики чаю. Она задумчиво покосилась на сахарницу. Потом поняла, что после куска выпечки за полночь, можно пользоваться принципом «Сгорел сарай, гори и хата!», после чего высыпала в горячий чай ложку сахара.
С горкой.
Rina O'Rourke, That awkward moment
Там на столе стояла небольшая клетка с мышью, которую он упаковал в непрозрачную сумку, похожую на ту, в которой хранят еду для пикников, а сверху положил прозрачный пакет со шприцом, в котором находился тот же самый паралитический коктейль из яда Фредди. На пакет он наклеил бумажку с надписью “Уколи меня”. Да, всё это напоминало “Алису в Стране Чудес”, но примерно так себя Айдан сейчас и чувствовал. Осталось только понять, кем в этой истории является Фредди.
Aidan Kells, Irresistible
Он утирает губы и сплевывает отполированную косточку в лицо - опять не угадал, дурашка: вишня! из одиноко томящегося в холодильнике пирога. Подумать только, думает Мэтт, у буржуя - и пожрать в доме нечего, ради чего, спрашивается, караулили у хаты целый день? Сты-до-ба.
Mike Buchanan, come with me now
Нужно всего-то провести пальцем по сенсорному экрану, оттянуть зеленый значок в сторону и приложить, черт возьми, этот гребаный прибор к уху, чтобы сказать, что ничего смертельного и опасного не случилось, дабы гайтраш могла спокойно продолжить свою запланированную поездку, неужели это так, блядь, сложно?? Просто сказать "я обнаружила на своем ковре сраную сдохшую чайку, и это пиздец какая для меня трагедия, но ты делай, что делала, потому что это, мать твою, сущая мелочь по сравнению с настоящими проблемами"!
Clyde Walker, What Do You Want From Me?
Арти очень хотелось потыкать в мужа палочкой, развести его на эмоции и как-то спровоцировать. И желательно, чтоб самому "тыкателю" за это потом не прилетело. Скучающий Ворон был тем еще ебанько.
Arthur Maric-Kenroy, Чёт-Нечет
Доминик, конечно, не Магнито, а эта загадочная мисс Крайст явно не супергерой Марвела, но всё равно было крайне интересно, какого дьявола она тогда потащилась спасать мир, не имея в загашнике ничего, что можно было бы противопоставить божественной силе Феникса.
Dominic Welsh, I Need a Doctor
- Нелюди наших бьют! – Пусть это и было весьма далеко от правды, но всем было плевать. Его почти сразу же приголубили по голове пивной кружкой из толстого стекла, но было поздно, драка начала набирать обороты, и бармен, читая «Отче наш», рыбкой скользнул под стойку, прижимая к груди бесценную бутылку контрабандной водки.
Felix Kenroy, Fucking case
Глеб тихо хихикает даже не в кулак — в своей голове. Тихо хихикает, буквально физически ощущая, как лопается самомнение Яна, как оно скукоживается и забирается в норку сарказма, пассивной агрессии и презрении ко всему сущему.
Gleb Strelkov, Консультанта (не) приглашали?
Её мысли были подобны диким зарослям ежевики. Глухие, с дурманом лесного аромата, ветвями, отяжелевшими под гроздьями тёмных ягод. Когда Королева думала о простых вещах, к ней тянулся каждый клочок Великобритании, что она когда-то видела, знала, а, быть может, и увидела однажды во время полуденного сна. Будто сама земля наполняла любую мысль, фразу глубинным смыслом, посылала ей весть с далёких залитых солнцем полей, тенистых лощин, заросших рогозом прудов, чистых рек.
Innis Attwood, Meet me where cliff greets the sea
Нет, проснуться в постели с мужчиной ее не пугало. Она молодая, красивая, при желании может выглядеть еще моложе, и это нормально, ведь иногда нужно снимать стресс не только алкоголем и убийствами в подвале. Но вот замужем Мора уже была, и ей там не понравилось, и снова она туда не хотела, тем более за первого попавшегося мужика.
Kiki Mora, Viva Las Vegas
Я чувствую, как он дергается, поэтому хватаю его лицо обеими руками, вжимаясь в него всем телом. Мур натянут как струна. Я вижу, как медленно и бесповоротно в его глазах начинает плескаться ярость – и я была абсолютно влюблена в его тьму, не смотря на то, что мне иногда приходилось терпеть из-за нее.
Mary Holden, crazyMFlove
Проводя параллель с этим вот несчастный Чейни, что так сладко посапывал невдалеке, Марк уже видел какие-то морские пейзажи и даже слышал отдаленный шепот волн. Наверное совсем скоро он почувствовал бы еще и ласковое тепло закатного солнца, когда совсем устроился бы на кушетке, прикрыв глаза и засопев вторым голосом вместе со своей несостоявшейся жертвой, но сейчас просто цеплялся за последние крупицы разума, не давая себе просто на просто мгновенно отключиться.
Mark McCallister, Мурчанье вместо наркоза
Да нет, не дурной день. Скорее уж странный. Я сегодня впервые не знал, о чём можно поговорить. Не потому что проспал и не подготовился. Сегодня мне просто нечего было сказать ни этому миру, не слушателям, ни самому себе.
Maximilian Calavera, Day by day
Он покосился на свою коллегу по несчастью и морально приготовился к самому худшему. Учитывая тот факт, что он прошел три войны на передовой, а также прекрасный букет статей, за каждую из которых мог загреметь на приличный срок – худшие варианты в его представлении всегда выглядели так, что практически всем тем, кто их слышал, становилось дурно от таких перспектив.
Newt Baker, Viva Las Vegas
- Оборотень-корги? – Патрик озадаченно и машинально затолкал телефон незнакомца (видимо, его имя было государственной тайной, раз тот его не назвал) себе в карман, вовсе не собираясь его воровать, конечно же. Он вором не был. Хитрецом и мошенником – да, вполне, но такой жест у него случился чисто по рассеянности и растерянности, ничего более. Корги был перехвачен двумя руками и перевернут кверху попой. – С этой стороны вроде обычный корги.
Patrick Mullen, Собака - друг лепрекона
- Будьте добры на ближайший песчаный берег. – голос Сидни едва заметно звенит, теряя привычную бархатистость. – Только не на тот, где постоянно находят трупы, части тела и всякий мусор.
Sidney Yang, на выставке Ван Гога я главный экспонат
Если бы каждая новая кошачья жизнь из девяти начиналась подобным грандиозным образом, то нет никаких сомнений – терять предыдущую не жалко.
Richard Parker, BOOM!BOOM! Экшн заказывали?
Лаки любил людей с чувством юмора. Ну что поделать, у каждого свои слабости. У него была слабость к Суну, хорошему алкоголю, к качественно сделанным татуировкам и к людям, которые обладали хорошим чувством юмора. Друзей у него, правда, было мало, а вот знакомых – хоть отбавляй.
Tyler Anderson, Отряд по спасению мира
Злость она ведь понятна и проста, она избавляет от напряжения и помогает выплеснуть все лишние эмоции, показывает, что эти эмоции есть, есть и энергия. Безразличие куда хуже.
Walter Shaw, вот и все. ну и что?

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей