[май 2017] И я взял корону твою

ШАБЛОН ОФОРМЛЕНИЯ ЭПИЗОДОВ | ХРОНОЛОГИЯ АЛЬТЕРНАТИВЫ
Долой ограничения и здравый смысл! Все игры, которые невозможно вписать в настоящий таймлайн: от альтернативного развития сюжетной линии нашей реальности до любой другой вселенной. В данном разделе не существует никаких ограничений на использование иных персонажей, сценических ходов и роялей в кустах.
Ответить
Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 504
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 1826
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[май 2017] И я взял корону твою

#1

Сообщение Thrud Thorsdottir » 15 мар 2018, 10:37

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
Середина мая 2017 года.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Хельхейм, Асгард.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Aldrif Odinsdottir, Thor Odinson.

СИНОПСИС: ... и стал настоящим
Королём темноты. Но сердце покоя моё не обрящет,
Ибо вечно я слышу тот смех, в темноте звучащий,
И я вечно гонюсь за тобой по безлунной чаще -
И со мною по небу Дикая скачет Охота. ©

Бальдр отдал себя в жертву.
Сурт в теле Альдриф убит самим Тором.
Альдриф умчалась с Дикой Охотой.
Один, ушедший в изгнание, так и не вернулся.

Старший сын Игга - единственный, кто остался из некогда огромной семьи, и он правил Асгардом почти три сотни лет, медленно сходя с ума и подводя град богов под Рагнарёк, даже не желая противиться этой судьбе. И когда Рагнарёк свершился, он был счастлив тому, потому что терять ему было уже нечего.

Однако на помощь пришёл тот, от кого её ждали меньше всего: используя энергию Рагнарёка, Локи исправил временную линию, и история Асгарда, сделав петлю, замкнулась сама в себя, чтобы вновь оказаться на поле боя с Суртом, но теперь Альдриф осталась живой. Сурт вычеркнут из реальности и выброшен в ничто, Малекит бежал, а семья вновь оказалась вместе.
Только бывшей королеве теперь вечно помнить о том, как она мчалась меж звёзд и как она собирала жатву, слыша жуткий смех мертвецов. Охота, потеряв своего предводителя, не ушла в небытие.
[NIC]Aldrif Odinsdottir[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/39ZCi.jpg[/AVA][SGN]I repaid my depts. I can go on.
You do not understand... Walls do not make a prison.
[/SGN]
Мёртвые не хвалят, не бранят,
Не стреляют, не шумят;
Мёртвые не сеют, не поют,
Не умеют - не живут. ©

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 504
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 1826
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[май 2017] И я взял корону твою

#2

Сообщение Thrud Thorsdottir » 15 мар 2018, 12:36

"Королева, королева, королева…"

Альдриф распахнула глаза.
Она лежала в спальне коттеджа, который ей во Фломе сдали под видом гостиничного номера, на огромной двуспальной кровати, и безразлично, слепо смотрела в потолок. На душе у неё царила темнота и печаль, не имевшая ничего общего с обычной жизнью; это было отчаянием столь полным и всепоглощающим, какое только может захватить существо, у которого отобрали единственную ценность в его бессмысленной судьбе.

Прошло три сотни лет - и всего лишь несколько дней, - с тех пор, как громовержец убил её, укрытую покровом пепла в собственном теле, и как она стала свободной. Духи Охоты, ждавшие этого вечность свою, подхватили дочь Одина в свои объятия, и она навсегда попрощалась с реальным миром, чтобы в хохочущей лавине всадников со сворою чёрных собак мчаться меж звёзд. Они собирали жатву и купались в крови, как в океанских водах, они брали богатую добычу и оставляли после себя смерть, которая должна была вскоре стать новой жизнью, и их мечи и копья всегда были остры.
Они видели Рагнарёк, они были его частью, и это были славные сумерки богов, о которых потом сложили бы новые легенды, потому что прежде Дикая Охота не смела вмешиваться в гибель града асов.

Но некому было рассказать о том, потому что этого не случилось.
Она вернулась, лёжа на обугленной земле и вглядываясь в небо дома, который не был её домом. Её вернули.
Изменили свершившееся временной петлёй.
Не было убийства. Не было Охоты. Не было Рагнарёка.

В тот же вечер Энджела ускользнула с пира в Асгарде и убралась в Мидгард, надеясь найти в нём успокоение, но не получалось вовсе. Зов преследовал её во сне и наяву, он висел на грани сознания - только уступи, протяни руку, и они снова будут здесь, безудержные в хмельном своём веселье. И она жаждала присоединиться к той погоне, отчаянно мечась по смертному миру перелётной птицей.
Никто не был нужен Охотнице теперь. Раньше она не желала никого знать лишь потому, что боялась чувств; теперь же она знала, что в них нет смысла, только вечный полёт и восторг - вот о чём она скучала и чего ждала. Но как найти мертвецов, кто не чтит законы богов, ибо давно не принадлежит им?

"Мы ждём тебя, королева, мы ждём тебя, королева, мы ждём…"

Кутаясь в захваченный с дивана плед, женщина с глазами из лунного света вышла на крыльцо и посмотрела, запрокинув голову, на чёрное звёздное небо, и её лицо, спокойное, равнодушное, на миг отразило такое смятение, которого странно было бы ждать от прозванной Бессердечной.
А затем она услышала лёгкий цокот копыт, и из тьмы показался засёдланный огромный конь, настолько белоснежный, что шкура его почти сияла. Одеяло упало с плеч Альдриф, обнажая её статную фигуру, и платье Сирианы, поплыв вдруг, взвилось в воздух шёлком и зачарованным металлом, чтобы превратиться в доспех. Лошадь мягко переступила с одного копыта на другое, всхлестнула хвостом; а женщина уже взлетела на широкую спину.
И конь сорвался с места, выбив пыль из ночных облаков, словно только для этой безумной скачки и был создан.

Они ждали дочь Вотана у границ Хельхейма.
Их шёпот был подобен голосу безлунной ночи и шторма, он был и не был одновременно, и он проникал под доспехи, под кожу, в самое сердце, чтобы впиться в него змеиными клыками и остаться там навечно, врасти чёрными корнями, отравив саму суть её. Альдриф, холодная, как январская лютая метель, и такая же жуткая, проехала сквозь нестройные ряды мертвецов, и они почтительно расступались пред ней, чтобы сомкнуться затем, будто отрезая госпожу охоты от реального мира.
Они не хотели отпускать её из своих ледяных объятий, пахнувших сладостью тлена, но она и не хотела возвращаться. Здесь было её место, и в этом была её судьба.
- Королева. Мы ждали тебя, - произнёс голос, состоявший из сотни других.
- И я пришла, - богиня осмотрелась, привстав в стременах, и белёсые её глаза изучали серые лица, - Хела давно хотела получить Дикую Охоту, так пусть же она получит её сегодня, коли сможет удержать.
И она рассмеялась вдруг, страшно и зло, ударила белого коня пятками по бокам, и хохочущая лавина чудовищных всадников помчалась за нею. Управлять этим потоком было всё равно, что управлять лавиной; они подчинялись лишь своему голоду и зову предводителя, который подчинялся им не меньше. Здесь не было личностей - только неотвратимая, неумолимая стихия, вечно жаждавшая новых убийств.[NIC]Aldrif Odinsdottir[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/39ZCi.jpg[/AVA][SGN]I repaid my depts. I can go on.
You do not understand... Walls do not make a prison.
[/SGN]
Мёртвые не хвалят, не бранят,
Не стреляют, не шумят;
Мёртвые не сеют, не поют,
Не умеют - не живут. ©

Thor Odinson
#TyrGetSomeFuckingBeard
Аватара пользователя
Репутация: 450
Статус: #TyrGetSomeFuckingBeard
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: #TyrYes
Сообщения: 3516
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 11:56
Контактная информация:

[май 2017] И я взял корону твою

#3

Сообщение Thor Odinson » 19 апр 2018, 09:57

[AVA]http://s5.uploads.ru/yC7f4.jpg[/AVA]
Его успокаивали всем Асгардом. Его пытались остановить несколькими Мирами. Его пытались убить те, кто утратил в него веру. Все они потерпели поражение, и далеко не все выжили после. Однако те, от кого меньше всего ожидалось помощи тому, кто сейчас был не собой, не сдавались до конца - и преуспели. Неизвестно, что Лодур с Бруннхильдой сделали, однако ярость Донара была погашена. Ему было сказано, что сестру уже не вернёшь. что надо жить дальше, ведь есть целый народ, ради которого нужно жить. Который нужно вести. И Громовержец взошёл на трон.
Да только лучше от этого не стало никому.

Правление первенца Одина было далеко не тем, каким ему надо было быть. Вместе с потерей сестры Ас потерял и часть своей души. Ее забрали у него вместе с Альдриф - и Таранис не спешил ее возвращать. Вновь вспоминать, каким он был. Вновь поднимать Мьёлльнир. Конечно, с его правлением были несогласные, однако такие жили недолго - и всякий раз Рюмр лично приводил приговор в исполнение. Вместе с таким тираническим правлением он также кардинально решил проблему войн в Мидгарде, попросту перебив тех, кому проливать кровь было милее, чем ценить жизнь и мир, которых они не заслуживали. Герои пытались его вразумить. Пытались и остановить. Да только что смертный, пусть даже супергерой, может противопоставить божеству? И посему вскоре в Мидгарде был установлен новый мировой порядок с одним-единственным правилом: если люди вновь будут воевать, вновь начнут распри на почве религии или расовой принадлежности - Асгард спустится незамедлительно. О последствиях их нового прибытия, пожалуй, уточнять не стоит.
Однако на таком Веор не остановился. Возродив старые порядки Асов, он вновь заставил взвыть кровавыми слезами все миры, до который дотягивался Бифрёст - а Радужный Мост мог дотянуться до чего угодно. И если раньше молитва "Спаси нас, боже, от гнева норманнов" звучала лишь в Мидгарде, теперь ее можно было услышать чуть ли не в каждом уголке вселенной - ибо Асы грабили, жгли, и убивали всех, у кого хоть что-то было. Богатство Золотого града приумножалось неумолимыми темпами, и если раньше Асам и так было не потратить все их богатства, то теперь их стало не счесть. Но было также то, с чем новый правитель Асгарда не мог справиться обычными методами. Дикая Охота.
До поры Последней Битвы.

Но это время ушло. Его будто бы и не было - но не для всех. Два брата, отец, мать и дочь помнили о времени, которого не было. И пусть каждый справлялся с этим по-своему, неизгладимый отпечаток на душе был у всех. Однако мало кто знал, что были еще некоторые, кто помнили, ибо были они не живые, и не мёртвые. Две грани бытия их отвергли, и теперь им вечность брести между оными. Считалось, что лишь Один способен их слышать, и вести их. Так считалось ранее.
Посему когда Хеймдалль вызвал Рюмра, и сказал, что не видит его сестру, свою царевну, но видит сонм мертвецов, устремляющийся в Хель, Тунараз все понял. Неужели это придётся повторять заново? Неужто ему вновь нужно будет умереть, дабы глаза Альдриф открылись?

На мосту, переброшенному через Гьёлль, не было ни Модгуд, ни Гарма. Вместо них там стоял всего лишь один Ас, вооружённый молотом. И по его виду было видно - ни одному из сонма мертвецов Дикой Охоты он не позволит попасть в Хельгард.
Гром, озаряющий землю мёртвых, лишь служил доказательством его решимости.

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 504
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 1826
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[май 2017] И я взял корону твою

#4

Сообщение Thrud Thorsdottir » 19 апр 2018, 20:00

Было пусто в мёртвых землях, пусто и тихо. Здесь давно никто не пел песен и не шептал сказок, свет лишь заглянул сюда вместе с Бальдром, а позже ушёл - с ним, и Хельхейм, этот холодный негостеприимный мир, вновь погрузился в забытьё. Владычица его и прежде не желала знать никого, ныне же, пережив унизительное свое поражение перед Асгардом и будучи выпоротой, что крестьянская девка, закрылась на все замки и отказалась от всех. Ей нужна была Дикая Охота, верно нужна - чтобы взять реванш над градом богов, но она едва ли понимала, какова цена за то, чтобы направлять неудержимую стихию.
Только ставший Охотой мог вести её за собой.

Копыта лошадей дробно выбивали искры из камней, когда лавина хлынула к мосту, но что-то было не так. Неоткуда было здесь взяться молниям, ибо не бывало в подземных мирах, лишённых солнца, дождей и гроз; и вскоре всадникам открылось, кто ждал их в одиночестве - не чудовищный пёс и не великанша с копьём; тусклый блеск красил могучую фигуру сильнейшего из асов в жуткие, инфернальные цвета, и алые всполохи плясали по его плащу.
Ледяные глаза, исполненные только мертвенного лунного сияния, дурного тумана над ночным погостом, смотрели прямо на Тора, и в них не было ни тени узнавания, ни отблеска чувств. Бесстрастное хищное лицо, расчерченное кровавыми линиями, было бледно, как лица всех тех, кто виднелся за её спиною.

Сильный голос Альдриф, прежде высокий и чистый, заметно сменил тональность, и в нём чудилось змеиное шипение и отзвуки осыпающейся земли, что укутывает собой вход в древний курган. Сквозь уста своей предводительницы говорила вся Охота, а не одна лишь королевна, и сложно сказать было, сколько от настоящей её личности, что прежде была разумом и огнём переживаний, жило сейчас в этой женщине, чело чьё украшал крылатый венец.
- Тебе не остановить нас, хозяин бурь.
Вскинув руку вверх и сжав кулак, она остановила всадников, и они повиновались ей, придержав коней, зло всхрапывавших от неведомого напряжения; замерли ужасающие псы с глазами из угольев, и застелилась вокруг войска, что было не живо и не мертво, тревожная дымка, скрадывавшая очертания их. Казалось, отвернись, сморгни - и исчезнут эти чудовища, о которых до сих пор боялись говорить иначе как шёпотом.
И только огромный белый конь, хлеща хвостом по гладким бокам себя и по ногам - свою всадницу, шёл вперёд. И стелился полушёпот над мостом, свиваясь в клубы дыма, неприятный, физически почти ощутимый - от него веяло тленом и холодом.
- Мы уже погибли и не были приняты никем, мы то, что было, что будет и что станет. Мы - Охота, что вечна, и мы пришли за добычей. Не в твоём праве помешать нам.
Быть может, они вняли бы Одину - но Всеотец не пришёл, как это бывало всегда.

Она остановила своего жеребца за два шага до аса, склонила голову к левому плечу, а затем сделала жест рукой - и в сильную женскую ладонь, откуда не возьмись, легло копьё с длинным широким наконечником, формою напоминавшим древесный лист. Копьё хищно поблёскивало и будто само тянулось навстречу своей добыче, хоть госпожа погони и держала его крепко: оружие мертвецов, сотканное из вечной жажды и яростного голода, всегда хотело свежей крови, и не было для него вина слаще, чем кровь богов.
Энджела же смотрела сверху вниз на того, кто мог бы быть её братом, смотрела без всякого страха перед его силой, ибо не было у неё уже того, о чём можно было бояться. Душа её, вечно метущийся призрак, должно быть, нашёл теперь покой, предпочтя остаться среди пожаров, что несли за собой мертвецы.
- Зачем ты пришёл, Тор, сын Одина, и за что желаешь сражаться? За тех, кто не отплатит тебе добром? Или же, может, было тебе мало убить меня единожды?
Яд звучал в её словах.[NIC]Aldrif Odinsdottir[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/39ZCi.jpg[/AVA][SGN]I repaid my depts. I can go on.
You do not understand... Walls do not make a prison.
[/SGN]
Мёртвые не хвалят, не бранят,
Не стреляют, не шумят;
Мёртвые не сеют, не поют,
Не умеют - не живут. ©

Thor Odinson
#TyrGetSomeFuckingBeard
Аватара пользователя
Репутация: 450
Статус: #TyrGetSomeFuckingBeard
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: #TyrYes
Сообщения: 3516
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 11:56
Контактная информация:

[май 2017] И я взял корону твою

#5

Сообщение Thor Odinson » 23 апр 2018, 21:28

[AVA]http://s5.uploads.ru/yC7f4.jpg[/AVA]
Никак не ответил Громовержец на слова своей сестры, чей разум сейчас предпочёл спрятаться, и не сталкиваться с пережитым. Так было проще, и в этом он ее понимал. И выбери она какой иной путь - всецело бы поддержал ее. Но допустить грядущее он не мог.
Несколько мертвецов попытались было пересечь реку, но как только их тела появились за пределами внешнего берега, с неба ударило несколько громадных снопов молний - и немёртвые исчезли, не оставив после себя даже и праха. Одинсон и бровью не повёл, всё так же с печалью и решительностью одновременно во взгляде отстранённым взором устремляясь куда-то вдаль. Он сказал - никто не пройдёт за мост. И только что в этом мог убедиться каждый, кто присутствовал здесь. Пальцы Веора только крепче сжали рукоять молота.
- Не так давно ты была той, кто защищал души усопших. Кто оберегал их загробный покой. Кто приносил им воздаянье. Покой. Наказанье. Счастье. - Все еще не смотря на сестру, Одинсон продолжал свою тихую речь. - А сейчас ты готова сотворить все, что угодно, лишь бы не справляться с тем, что ты пережила? Ты готова пронестись с Охотой по Хельхейму, убивая тех, кто смерти не заслуживает? Ведомая лишь девичьей обидой? Внимая гласу мёртвых. которые уже ничего не ценят? - И когда Таранис наконец поднял голову и взглянул прямо в глаза Энджелы, в его очах пылал небесный огонь. - Ты предпочтёшь поджать хвост в страхе пред собой и лишать жизни других, нежели со своей разобраться?! Не одна ты многое пережила и потеряла, Альдриф!
Прорычав последнюю фразу, Вингнир молниеносно схватил копьё сестры, и мощным пинком в грудь лошади отправил ее вместе с наездницей на несколько метров назад. он не хотел сражения, это было правдой - но как он мог показать и донести это до той, кто готова была убивать каждого, кто подвернётся под руку, чем выслушать свою родню и взглянуть в глаза самой себе? Той, кому проще было творить непростительные вещи, нежели пережить то, чего никогда не было, ища поддержки среди братьев?
- Я не желаю битвы, Альдриф. Я люблю тебя, сестра, и вовсе не желаю тебя потерять. Но твоим немёртвым псам не пройти через реку Гьёлль. Даже коли для сего мне в одиночку придётся с ними всеми в бой вступить, и здесь погибнуть. - заставив Мьёлльнир заискриться, Одинсон уронил его наземь, и шагнув по мосту вперёд, дал своему оружию испустить громадные разряды молний, устрашающей сетью окутавшие другой берег реки. - Я не позволю тебе совершить непоправимое, о моя сестрица. Даже коли ради этого мне нужно будет умереть, чтобы у тебя глаза открылись.

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 504
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 1826
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[май 2017] И я взял корону твою

#6

Сообщение Thrud Thorsdottir » 29 апр 2018, 10:01

Зная о том, что Тор всё равно окажется крепче, госпожа охоты не стала состязаться с ним в силе - и просто выпустила древко копья из пальцев, позволяя брату выдернуть его себе. Конь, всхрапнув, от толчка поднялся на дыбы, но устоял на ногах и тяжело опустился вновь, вбив огромные копыта в землю. Из-под подков вылетели искры; Энджела потрепала жеребца по гриве.
Высверкнули золотом раскрывшиеся крылья, и женщина мягко спешилась, выскользнув из седла с грацией кошки. Мертвецы, наводнившие левый берег, были безмолвны, и только проклятый туман стелился под ногами их лошадей да лапами чёрных собак.
- Велико доказательство твоей любви, - напевно произнесла женщина, по чьим острым скулам струился лунный свет, белую кожу превращая вовсе в мёртвую, - мои рёбра помнят, как дробились под молотом твоим. Ныне это называется "открыть глаза", громовержец? Мои сёстры были честнее и называли оное убийством. Ты сам обрёк меня на смерть, по что удивляешься тому, что теперь я стала мертва и что мёртвые стали мне ближе живых? Вы - все вы, клявшиеся мне в том, что были семьёй, - отказались от меня вновь, и только Охота стала мне домом. Триста лет мы мчались по мирам, и пусть теперь этого времени не было, и пусть ничего теперь не было из того, что случилось на самом деле, я не забыла. И они не забыли.
Охотница вновь оказалась близко, подошедшая бесшумными шагами волка, и в каждом жесте её чувствовалась злость, подстёгнутая близостью добычи и собственной болью.

Она протянула руку в сторону - и копьё, насмешливое к чужим попыткам удержать его, вновь оказалось в узкой женской ладони, а пальцы, сжавшиеся на нём, стиснули древко до того, что грозились сломать. Оружие качнулось словно само почуяло добычу, на широком наконечнике блестели тусклые блики, а спустя мгновение Энджела молниеносно вскинула его вверх и ударила в грудь брата окованной железом пяткой, вкладывая в движение это всю злость свою, обиду и боль, по ночам возвращавшуюся в дурных снах. Она тоже не желала убивать его - пока не желала, опасно балансируя на грани между собственной памятью и вечным голодом гончих, жаждавших крови и чужих смертей, памятуя об этом хмельном веселье, но умудряясь всё ещё держать суть свою в узде - однако и видеть Донара не желала тоже.
Быть может, теперь она не желала видеть вовсе никого, убедившись, что только так, в вечном одиночестве, можно избежать новой боли, и сделав её щитом своим. Снова. Названная Бессердечной, она много доказательств имени тому совершила в Хевене, где провела всю отмеренную ей вечность, но никто, кроме Сэры одной, не знал, что за льдом богиня прятала живую душу, хрупкую, как хрустальная фигурка.
И коль судить по тому, как часто на ней желали оставить шрамы, не так уж глупо было не давать себе чувствовать. В Десятом мире дочь Одина не была счастливой, но и несчастья не чувствовала так, как теперь. Не зная о тепле, она о нём не скорбела.

Копьё, описав изящный полукруг, уткнулось острием в мост. Альдриф стояла, расправив крыла во весь их немалый размах, и смотрела на аса напротив. Красивая и жуткая в этой своей красоте, она мало была похожа на саму себя; было теперь в женщине что-то нездешнее, чуждое, отдававшее запахом тлена, и сам силуэт её казался полу-прозрачным, зыбким, точно бы она теряла материальность, отпуская суть свою наружу - и принимая суть тех, кто ждал её приказов.
- Уходи. Сколь бы не был ты силён, с Охотой тебе не справиться, ибо ты верно сказал и сам - нечего нам ценить, потому что нечего терять. Уходи! - Крикнула она, и взметнулся вверх голос, ударил наотмашь пощёчиной. - Мы все сделали свой выбор, ты, я, отец наш, что так и не явился, когда мы нуждались в нём, и довольно уже пытаться изменить то, что должно случиться. Я не желаю смерти тебе, но не стой на моём пути.[NIC]Aldrif Odinsdottir[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/39ZCi.jpg[/AVA][SGN]I repaid my depts. I can go on.
You do not understand... Walls do not make a prison.
[/SGN]
Мёртвые не хвалят, не бранят,
Не стреляют, не шумят;
Мёртвые не сеют, не поют,
Не умеют - не живут. ©

Thor Odinson
#TyrGetSomeFuckingBeard
Аватара пользователя
Репутация: 450
Статус: #TyrGetSomeFuckingBeard
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: #TyrYes
Сообщения: 3516
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 11:56
Контактная информация:

[май 2017] И я взял корону твою

#7

Сообщение Thor Odinson » 02 май 2018, 09:42

[AVA]http://s5.uploads.ru/yC7f4.jpg[/AVA]
- Тогда то существо уже не было сестрою моей - решительно ответил Одинсон. - И Небо мне свидетель, в ее пустых глазах искал тебя я до последнего. Но после я не мог позволить этой пустоте память о тебе осквернять.
Разубеждать ее в остальном смысла Громовержец не видел. Но как но хотел этого! Как хотел достучаться до своей упрямой сестры, которая видела только свою правду, только тот путь, что был легче! Заставив снопы молний са своей спиной взмыть до тусклых небес, Громовержец хрустнул шеей, и медленно пошёл навстречу, увлекая за собой и заслон из небесного огня.
- Я не уйду, сестрица. Я не позволю тебе идти на поводу прихоти своей. Не позволю тебе убивать души тех, кто заслужил свой покой или наказанье. Не позволю тебе рушить устои мирозданья только потому, что тебе так легче с болью своей справиться. - Внезапно резко подпрыгнув в воздух, Донар развёл сжатые кулаки в стороны, дав им заискриться мощью грозы, и прорычал - Даже коли мне придётся умереть, ты не совершишь задуманное, Альдриф!
И ударив кулаками перед собой, Ас высвободил громадный полукруг энергии, хлыстом резанувший по строю мертвецов. Эффект был налицо - кое-где тела воинов располовинило, иных и вовсе сожгло без остатка, другие еще тлели, медленно оплавляясь от пожирающих их электрических разрядов. Небо Хеля уже не было похожим само на себя - сейчас оно всецело повиновалось Богу Грома, и готово было исполнить любое его желание. Дикая Охота зачастую передвигалась по воздуху... как же им сейчас не повезло. что воздух и небо сейчас принадлежали не им.
Всех воинов, находившися не на земле, тотчас же поразили столбы небесного огня, который был ярче самих звёзд. Вингнир не собирался уцеремониться, не собирался предупреждать и тратить время на увещевание мёртвых. Он по полной использовал ресурсы Хельхейма, дабы остановить сонм мёртвых любой ценой. И чтобы гнев небес дал ему время сказать Энджеле то, что было нужно. Пока это являлось еще возможным.

Подлетев ближе к сестре, Громовержец задумался было, как же ему донести слова до той, которую он любил, которую потерял, чудом вернул и вновь мог потерять - теперь уже навсегда.
- По-твоему, одна ты потеряла всё? Одна ты боль испытывала, Альдриф? - сверкая молниями из глаз, Рюмр позволил им объять своё тело, полукругом облетая Энджелу, и медленно, но верно сокращая дистанцию. - По-твоему, только твоя боль значение имеет? Мы все что-то потеряли! Я потерял свою сестру, свою любимую, своего брата, отца, мать, свой народ, и себя самого! Лодур потерял свою сестру, своих братьев, и рассудок! Из-за твоей смерти и деяний после едва миру конец не пришёл, после которого не должно было быть продолженья! И сейчас ты вновь жаждешь повторить то все, лишь бы закрыться, спрятаться подальше от боли своей, которой уже нету, как нету и времени того! Не желая даже и поговорить! Вновь ты хочешь стать никем, потому что думаешь, что легче так, сестра, притом ведая, что неправда оное! - вдруг за один блеск молнии оказавшись перед Асиньей, Одинсон оттолкнул ее копьё в сторону, рывком схватил ее за плечи и крепко, но на удивление бережно держа перед собой, уже тихо, едва слышно сказал - Почему ты вновь желаешь исчезнуть? Почему ты не даёшь мне тебя спасти? Почему тебе мёртвые важнее живых... важнее себя самой?
Сонм мертвецов бился о преграду, накатывая на снопы электричества подобно жутким волнам - и вясякий раз бесславно рассыпался. Но это действо имело свою пользу - с каждой атакой барьер становился слабее, тоньше, и кто занет, сколько еще он мог выдержать. А если бы они поняли, что является источником этого барьера... Тогда Одинсону пришлось бы тяжко, и лишь Норны могли сказать, выживет ли сын Одина после такого сражения. Но это им могла приказать только та, кто считала себя их повелительницей.

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 504
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 1826
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[май 2017] И я взял корону твою

#8

Сообщение Thrud Thorsdottir » 06 май 2018, 21:34

Я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь
от тебя, чем от них обоих.


Пустые глаза женщины высверкнули тягучим расплавленным огнём. Она не похожа была ни на себя саму, ни на любое иное божество; злая, ядовитая сила составляла её существо теперь, и была она не менее жестокой и злой, чем Сурт, что занимал это тело целую вечность назад. Но если огненный великан того добился обманом и интригами свартальва, то вечный голод королевна впустила в себя сама: проще было жить, превратившись в неупокоенного, одного из несчислимых легионов, и вытравив прочь из себя всё живое.
- Мы были и мы будем, - произнесла Охота пухлыми женскими губами, и выстелился вновь мёртвый ядовитый туман, - мы в праве своём. Мы - часть мироздания, без коей существовать оно не сможет, мы - корни, коими древо черпает жизнь через смерть, и мы серп, что собирает жатву. Мы сильнее тебя, хозяин бурь, и мы берём то, что и без того станет нашим.

Тор вдруг оказался очень близко, и по волчьему обонянию Энджелы хлестнул запах озона, но отчего-то теперь он не успокаивал, а заставлял злиться ещё больше. Она осыпалась лунной пылью, обратилась в болотные огни, чтобы выскользнуть из чужих рук, и сплелась из теней ночных и недобрых за спиной аса, чтобы миг спустя ударить пяткой копья меж его лопаток и ускользнуть в сторону.
- Ты пытаешься спасти меня, но не в силах спасти даже себя самого!
Всё вновь вернулось на круги своя, вновь двое старших детей Всеотца, вкладывая всю ярость свою и гнев в каждый удар, кружили друг с другом в гибельном танце, и вновь смотрели на них чужие глаза. Ныне призраки Дикой Охоты, мёртвыми руками державшие своих чёрных коней и одёргивавшие взглядом чудовищных псов, были безмолвны, и с неутомимостью вод они колотились о заслон, не дававший им пройти дальше, и не было у них ни страха перед пустотой, ни желания отступить.
Многие годы они были мертвы, и смерть окрасила их мысли и чувства в серый цвет, оставив лишь голод, что красной кровью красил путь Охоты по мирозданию.
- Ибо меня нет, Тор Одинсон, нет и не было никогда! Ни Хевену, ни Асгарду, ни Ванахейму, ни Мидгарду я не принадлежу и принадлежать не в силах, как бы я того не хотела! Нет у меня дома и семьи, кроме этой, и жизни нет, кроме посмертия, что в Охоте! Никто из нас не знает и не узнает никогда, для чего я была рождена, но мертвецы да бешеный галоп между звёзд - это всё, что мне осталось!
Она была быстрее и легче, а крылья, сильные и тяжёлые, были подобны щиту; и госпожа погони больше не пыталась дать брату возможность избежать ненужного боя; единственное, чего воительница желала сейчас: чтобы её оставили в покое, чтобы, не сумев помочь, хотя бы просто не вмешивались в жизнь, которой нет. Вспорхнул наконечник копья, почуявший наконец добрую добычу, однако миг спустя копьё отлетело в сторону, глубоко пробив кладку моста, и Альдриф привычно схватилась за меч, полыхнувший раскалённым сердцем звезды.
Но сегодня этому было не суждено сбыться.
- На самом деле - нет, - произнёс высокий девичий голос, обволакивающий звучанием своим, подобно нежным водам тёплого моря. - Так было ранее, но того нет более, и ты бы знала о том, коль дала себе труд поговорить с братьями своими. Вложи свой меч в ножны, Небесная Королева. Сегодня не твоя охота.
Время замерло, уподобившись внезапно схваченному морозом водопаду, испугалось силы, певшей в тягучем говоре, ласкавшем слух.

Рыжеволосая девушка в одеждах цвета сажи, что чернее чёрного, сидела на перилах моста, спустив длинные ноги вниз. Голову её венчала корона о шипах, тускло поблёскивавших в свете молний, призванных богом грома, но идеальное лицо, хранившее в себе совершенство рая и порочность ада, притаившуюся в звериных зелёных глазах, расчерченных вертикальным зрачком надвое, было изумительно спокойно.
На коленях её, удерживаемый одной ладонью, лежал объёмный клубок из лент с геометрическими узорами, переплетённых друг с другом, точно змеи, и не было ни малейших сомнений в том, что это те самые ленты, которые целую вечность носила на себе Охотница и которые считала исчезнувшими. Свою часть сделки с Локи госпожа преисподней исполнила - и судьба Альдриф, некогда бывшая лишь её собственной, вне ткани мироздания, навечно вплелась в изгиб ветвей Иггдрасиля наравне с иными асами.
Опустив руку, дочь дьявола чуть наклонилась вперёд и, бросив клубок на мост, толкнула под ноги богине. Шёлковые ленты, прокатившись с десяток шагов, всплеснули вдруг, разлетелись цветными бликами, упав точно между братом и сестрой.
[NIC]Aldrif Odinsdottir[/NIC][STA]bla[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/39ZCi.jpg[/AVA][SGN]I repaid my depts. I can go on.
You do not understand... Walls do not make a prison.
[/SGN]
Мёртвые не хвалят, не бранят,
Не стреляют, не шумят;
Мёртвые не сеют, не поют,
Не умеют - не живут. ©

Thor Odinson
#TyrGetSomeFuckingBeard
Аватара пользователя
Репутация: 450
Статус: #TyrGetSomeFuckingBeard
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: #TyrYes
Сообщения: 3516
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 11:56
Контактная информация:

[май 2017] И я взял корону твою

#9

Сообщение Thor Odinson » 23 май 2018, 12:18

[AVA]http://s5.uploads.ru/yC7f4.jpg[/AVA]
Признаться, Громовержцу начало приедаться упрямство Энджелы. Она вовсе не желала слушать ничего и никого, кроме себя. Для нее была только лишь ее правда, только лишь ее мнение, лишь ее путь - а все остальное было столь несущественным, что в ее мировоззрении не имело ни шанса, ни права на существование. И он не знал, как с оным бороться. В нём назревала злость, но он не мог позволить себе спустить ее на сестрицу. Зато здесь были мертвецы, которые абсолютно никак не задевали сердце Вингнира. Они жил бесцельно? Хотели хоть что-то почувствовать? Так он сполна даст им ощутить окончательную смерть.
Была только одна проблема - его сестра усиленно мешала ему истреблять ее армию, равно, как и помогала оной пробиться сквозь купол из молний, накрывавший Хельгард. Их был сонм, а Громовержец был один. И Веор совсем не понимал, чем думает Асгард, который ну просто обязан был это видеть: безумие его первой дочери, попытку его первого сына спасти обитель почивших, и который бездействовал. В чём был принцип? В чём был смысл? Злость нарастала в Таранисе с каждым ударом, что он пропускал, с каждым треском защитного барьера, и наконец он не выдержал. Эта девочка хотела показать свою силу и важность среди стана мертвецов? Что же, он ей это даст.
Полыхнув багровыми искрами из глаз, Вингнир издал громовой рёв, и что есть силы саданул кулаком по земле. Ударная волна с бьоющими из-под земли молниями тотчас же смела всех на своём пути, устремляясь на сотни ярдов вперёд. И следом Громовержец с бешеной скоростью ринулся в гущу немёртвых, убивая их голыми руками, их же оружием, камнями, и даже их же частями тела. Это пора было заканчивать. Но сколько бы он не истреблял воинов Дикой Охоты - всегда будут еще. Нужно было подавить их нашествие в зародыше. А для этого ему предстояло заняться их предводителем.
Пробитый двумя копьями да почти двумя десятками стрел, Таранис взял стремительный разгон, и схватив по пути двоих мертвецов, швырнул оными в Энджелу. Один из них утянул за собой ее копьё, и это был хороший шанс закончить всё здесь и сейчас. Видят Норны, но не хотел такого исхода.
Но порой все дети Одина понимают лишь язык крови да битвы.

Однако как только устремившийся подобно неостановимому пушечному ядру Рюмр сбил Альдриф с ног, переломав ее доспехи, как на поле действия объявилась третья персона. И уж кого-кого, а дочь дьявола Веор явно не ожидал здесь увидеть. Ему было невдомёк о сделке, что она заключила с его братом, равно, как и он мало понимал суть брошенных между ними лент его младшей сестры. Все, что он извлёк для себя из этого появления - это возможность скрутить Богиню Охоты, покуда Тана говорила и образовался небольшой ступор. Чем он сразу же и вознамерился воспользоваться, но... почему-то в последний момент передумал. Его всячески подталкивали к сражению, которог оно не желал. Постоянно провоцировали, заставляли пробуждать в себе ярость, и он почти ей поддался. Но сегодня он должен быть другим.
Старший брат всегда должен стоически терпеть любые причуды младших родственников, невзирая ни на что.
Уняв свой гнев, Вингнир выдохнул несколько раз, выдернул из себя торчащие железки, по-звериному потряс головой, прогоняя остатки боевого безумия, и подойдя к сестре, как мог более спокойно и тихо сказал:
- Я не желаю с тобой биться. Я не желаю битвы вовсе. Прошу тебя, в какой уж раз прошу - выслушай ты тех, кто пытается к тебе достучаться. Возьми ленты свои, и выслушай. - подняв руки вверх, он повернулся в сторону защитного купола, закрыл глаза, и потратил еще львиную долю своих сил, дабы укрепить его хотя бы немного. - Я не позволю твоим мертвецам пройти в Хельхейм, но и с тобою биться я не буду. Посему - решай, что тебе важнее: положить почти всю свою орду, убить меня и забрать последнее пристанище у мёртвых, али же взять то, что тебе принадлежит, и выслушать ту, которая умнее нас обоих и того, кому ты небезразлична.
Может, она послушает хотя бы Тану. Может, у нее был ответ. Ибо у самого Донара варианты решения этой проблемы уже давно закончились.

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 504
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 1826
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[май 2017] И я взял корону твою

#10

Сообщение Thrud Thorsdottir » 03 июн 2018, 21:21

Должно быть, события последних месяцев пошли громовержцу на пользу; видеть, как он смиряет свою ярость и даёт себе труд подумать прежде, чем уничтожить всё, что ему не нравится, Тор давал себе нечасто. Качнув узкой стопою, облачённой в классическую лодочку на высоком каблуке, ведьма наблюдала, как чудовищно злая асинья отталкивает брата от себя и зло бросает на землю искорёженный нагрудник. Белая ткань нижнего платья расцветилась кое-где алыми разводами её крови, но взбешённая, точно кошка, Энджела едва ли ощущала боль, больше - обиду, смешанную с унижением.
Веор был сильнее её, и каждый раз женщину это буквально выворачивало наизнанку.
Глупее не придумаешь - и она всё равно злилась, не в силах ничего с собою сделать.

Сатана вздохнула. То, что предстояло ей поведать, не должно было обласкать душу Энджелы тоже, ибо любой рост - боль, а любое движение вперёд - всегда преодоление, по той лишь причине, что так устроена жизнь.
- Твой брат заключил сделку со мной ради твоей жизни, - просто пояснила дьяволица, спрыгивая наземь с опоры моста, и мягкие шаги её выстелили за королевою запах роз да пепла, - это - моя часть её.
Альдриф, не понимая, что гневит её больше: то, что кто-то счёл вновь в праве решать без неё её судьбу, то, что она не знала об этом, или то, что оказалась не просто пешкой в чьих-то играх, но марионеткой, которую водили Сурт и Малекит, сами не зная, чем обернётся их партия, повернулась к Тору, горя желанием высказать ему всё, что думает о нём, но переливчатый смех странной гостьи родом из ада разбил её злость и обратил в пепел. Властная над чувствами всеми, Сатана нынче пользовалась даром своим беззастенчиво - и была уверена, что ей потом воздадут за оное слова благодарности; огонь, горевший в богине охоты, балансировавшей между собственной жизнью и смертью Дикой Охоты, утихал, хоть она и не понимала, почему. Лёгкий аромат спокойствия проникал в разум сам и заставлял желать, чтобы эта женщина говорила вновь и вновь, чтобы не замолкала никогда - её голос был чудом не меньшим, чем то, что она способна была творить.

- Не этот брат, тот, что младше. Ты ведь не думала о том, как Локи вышел из той обители, что вы с добротою, свойственной Асгарду, в которой вы оставили его перед почти-свершившимся-падением Асгарда?
- Но мои ленты…
- Не подчинялись никому, кроме тебя самой? Безусловно, но только не мне, ибо власть моя больше, чем у той, кто соткала их. Ты сама не ведала тайны, что хранят они; но теперь той тайны нет, так что я могу рассказать - ты должна была быть убитой и исчезнуть, когда королева Хевена убила новорожденную дочь Одина, но выжила благодаря вмешательству твоей приёмной матери. Только вот норны не соткали твою судьбу, и единственное, что у тебя было - обрывок младенческой нити, обрезанной кинжалом, и тогда Лираэль спряла тебе судьбу сама, но не имела сил, чтобы сделать её частью полотна, и ты всю вечность оную судьбу свою носила на себе, ибо тебе некому было рассказать об этом.
Сатана изящно повела рукой, и, повинуясь её безмолвному приказу, шёлковые отрезы заплясали змеями, свились в кольца - и упали на плечи Энджелы, как было то всегда, и Охотница вдруг поняла, что не чувствует ни одной перемены - они всё так же были легки и мягки, всё так же ощущались привычной частью её одежд, всё так же обладали будто собственной волей… Коснувшись их кончиками пальцев, богиня вздрогнула, когда разум её обласкали видения: крылатая женщина с усталым лицом ткёт за станком из шёлковой пряжи, а рядом стоит колыбель, юная девочка с волосами рыжими, как огонь, бежит сквозь лес, и ленты струятся за ней, а вот унёсший прочь от монастыря двух женщин белый олень со златыми рогами, на которых матово выблёскивает шёлк. Они были с ней так давно, что асинья совсем не вспоминала, откуда они появились. Они просто… Были - и вдруг оказалось, что были вовсе не случайно.
- И что мне с ними делать теперь? - Спросила вдруг асинья, словно очнувшись от глубокого сна.
Дочь дьявола пожала идеальными плечами:
- Они - твои. Ты вправе делать с ними, что захочешь, но могу молвить тебе то, что ты не хочешь слышать: больше твоя судьба не одинока, она вплетена в миры Иггдрасиля, и уничтожишь ли ты ленты или нет, ничего не изменится. Пришло время идти дальше, Небесная Королева, желала ты того или нет. Ты не одна во вселенной более, ты стала частью Асгарда, потому что я воткала тебя в его историю, но как тебе жить с этим дальше - решай сама, никто не может отнять у тебя право то. Я чту свободу воли. Могу дать тебе лишь один совет: прими этот дар и просто живи, а семья научит тебя всему остальному.

Она бросила взгляд на Тора, улыбнулась ему, опустив на мгновение тёмные ресницы - и просто исчезла, точно её не существовало здесь никогда, и лишь мягкий запах роз остался в воздухе, где ещё миг спустя стояла адская королева. Выполнив своё обещание, дочь дьявола предпочла уйти, не слишком интересуясь тем, что будет далее, ибо то уже не было её делом. Она исполнила своё обещание.

Над мостом повисло молчание. Охота, бившаяся о барьер, замерла, и мертвецы, не слишком понимая, что делать далее, застыли, превратившись в изваяния самих себя, а Альдриф - Альдриф молчала, не ведая, что сказать и что думать теперь. Не было того, за что она цеплялась с той истовой силой, пытаясь спрятаться от себя, и теперь богиня чувствовала себя обнажённой и донельзя измученной, ибо всё, что делала она прежде, всё, как умела думать и жить, более не имело смысла.
Ленты метались меж тонких пальцев, и всё безмолвствовало.
А затем - Охота исчезла, обернувшись в ночной туман, и не стало ни всадников, ни их чудовищных псов, и зов, трепетавший на границе сознания, зов, что тревожил госпожу погони многие ночи, стих и стал не слышен.[NIC]Aldrif Odinsdottir[/NIC][STA]bla[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/39ZCi.jpg[/AVA][SGN]I repaid my depts. I can go on.
You do not understand... Walls do not make a prison.
[/SGN]
Мёртвые не хвалят, не бранят,
Не стреляют, не шумят;
Мёртвые не сеют, не поют,
Не умеют - не живут. ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость