[04.07.2018] В темный омут

ШАБЛОН ОФОРМЛЕНИЯ ЭПИЗОДОВ
Все эпизоды далекого — и не очень — прошлого. Сюда также переносятся эпизоды из настоящего после перевода времени, если они не были доиграны.
Ответить
Frank Shepard
тротиловый эквивалент правосудия
Аватара пользователя
Репутация: 37
Статус: тротиловый эквивалент правосудия
Информация: Фрэнк Шепард
~40 y.o. | 313 y.o.; истребляет зарвавшихся монстров; шарит в вооружении, живет в норе под землей, пытается справляться с тем, что осталось от его жизни.
На форуме: punisher
Сообщения: 59
Зарегистрирован: 31 авг 2019, 23:46
Контактная информация:

[04.07.2018] В темный омут

#1

Сообщение Frank Shepard » 26 окт 2019, 09:11

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
04 июля 2018, поздний вечер
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Брюссель, парк Элизабет, недалеко от Национальной базилики Святейшего сердца Иисуса
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Frank Shepard, Senka Belich

СИНОПСИС:
Когда влезаешь в телефон убийцы, ты можешь найти что угодно. Садиста, извращенца, мягкого маминого сынка или практичного и расчетливого зверя. Но когда ты находишь что-то настолько страшное и огромное, с чем не можешь справиться в одиночку, – тебе потребуется помощь закона и власти. А если даже они не смогут помочь, – тогда остается обратиться к врагу. Ведь здесь вы снова – на одной стороне.

Frank Shepard
тротиловый эквивалент правосудия
Аватара пользователя
Репутация: 37
Статус: тротиловый эквивалент правосудия
Информация: Фрэнк Шепард
~40 y.o. | 313 y.o.; истребляет зарвавшихся монстров; шарит в вооружении, живет в норе под землей, пытается справляться с тем, что осталось от его жизни.
На форуме: punisher
Сообщения: 59
Зарегистрирован: 31 авг 2019, 23:46
Контактная информация:

[04.06.2018] В темный омут

#2

Сообщение Frank Shepard » 19 ноя 2019, 19:41

- Нихера себе, вот это псина.
- Где? Ох, еб твою мать!
- Ага… Смотри, у нее нога что ли сломана? Хромает…
- Закрой окно, этот крокодил тебе и со сломанной ногой бошку отгрызет.
- Давай дадим ей корку от пиццы…
- Окно закрой, Бобби!

Фрэнк не хотел корку от пиццы. Он хотел забиться в самую глубокую нору, спрятать голову в самый темный угол и исчезнуть. Огромный темно-серый, почти черный волк, кое-как плелся вдоль заплеванных обоссанных подворотен. Хромал на две лапы из четырех, понуро опустив голову и редко кропя свой след алыми каплями. Он прекрасно понял, что Сенка отпустила его. Просто дала уйти. Метнулась наперерез, но вместо того, чтобы сбить волка с ног, рвануть серую шкуру острыми когтями, - она просто распахнула окно. Дернула створку, сберегая тишину, и позволяя огромной мохнатой твари рухнуть в черный омут с третьего этажа.
Асфальт бросился в глаза, ударил в грудь, раскаленным гвоздем впился в лапы. И Фрэнк тяжело и неуклюже отскочил на двух уцелевших конечностях, поджимая отбитые и сломанные, а потом кое-как потрусил прочь, не оглядываясь и не издавая ни звука. На черной груди тускло поблескивало обручальное кольцо на серебряной цепочке.

Чертова желтоглазая людоедка. Где была твоя кровожадность. Где была твоя ярость. Ты могла бы оказать услугу нам обоим…
Но эта отчаянная минутная слабость миновала быстро. Гораздо быстрее злости на самого себя. Фрэнк потерял контроль. Не смог удержать монстра в узде. Обнажился перед той, кого твердо собирался убить всего несколько дней назад. А она слишком умная, чтобы просто забыть и не использовать это. Слишком хитрая. Слишком древняя.

Фрэнк не боялся холода. Никогда не мерз даже в самые холодные дни. А куртку носил лишь для того, чтобы не выделяться из толпы и прятать под ней оружие. Бронежилет, пистолеты, ножи, запасные магазины, обрез, топор, - да что угодно. Куртку придумал какой-то абсолютный гений. И Шепард пользовался этим изобретением на всю катушку. Иногда под неприметной темной ветровкой скрывался целый блядский арсенал, которым можно было замочить человек пятьдесят. Фрэнк всегда серьезно относился к вооружению.
Кроме этой устойчивости к низким температурам, он легко и быстро выздоравливал даже от самых тяжелых ран. Сквозная дыра от пули заживала за неделю. Резаные и рваные раны он даже не считал. Острое обоняние. Чуткий слух. Способность лучше видеть в темноте. Огромная сила, скорость и выносливость. И еще много разных совершенно необъяснимых вещей… Все это был волк внутри. Тот, кого Фрэнк с такими усилиями загонял как можно глубже. Кому не давал ни глотка воздуха, ни луча солнечного света.
И вот в такие минуты как сейчас, - волк жестоко мстил.
Шепард едва смог переступить через собственные ловушки в тоннеле. После первой встречи с Сенкой, когда окровавленный белый пес умчался в темноту подворотен, - Фрэнк подумал о том, что она попытается выследить его. Разъяренная бешенная тварь, поглощенная жаждой мести и охотничьим инстинктом, - на ее месте Шепард попытался бы…
Потому он напичкал все подходы к своему логову взрывпакетами и растяжками. В начинке стальные рубленные гвозди, медные монеты, железный, серебряный и золотой лом вперемешку, - Фрэнк не знал, кто такая Сенка, и страховался на всякий случай, – начинял взрывпакет всем подряд, авось чем-то зацепит.
Но она не пришла. А Фрэнк не стал снимать растяжки.
И теперь он просто толкнул лбом тяжелую дверь, ввалился в свою подземную нору, пропахшую мазутом, металлом, дегтем и порохом. Лег на пол возле раскладушки и положил голову на бетон. Он передумал подыхать. Но ему нужно было заснуть. Чтобы сбросить с себя волчью шкуру и снова стать человеком.
Сломанные лапы болели немилосердно. А он даже не мог ширнуть себе анальгетик. Не говоря уже о том, чтобы открыть консервы или сварить кофе.
Скоро все заживет. Спи.

Фрэнк спал чутко и несколько раз просыпался, навостряя черные уши и принюхиваясь. Но это были поезда метро. Никто не шел его убивать. Никто не выслеживал и не ломился в незапертую дверь. Белая мартышка не подбиралась к его горлу с ножом, а тонкое обручальное кольцо все так же спокойно висело на цепочке. Не хватало только медальона. Безумно и остро – не хватало.
Зачем он тебе, пес?
Ведь ты теперь совершенно точно знаешь, кто эта девица – твой враг. Убийца твоего родича. Триста лет назад у них были свои собственные пенсионерские дела, они месили друг друга и всех, кто попадался под руку. Они были врагами. Ты попал под горячий замес, когда эта чертова желтоглазая людоедка спутала тебя со своим старым врагом. С мертвецом, чьи кости давным-давно проросли бурьяном и истлели триста лет назад.
Она не друг тебе. Не семья. Не мать и даже не какая-то особенная женщина. Но тогда какого же чертова хрена ты так хочешь вернуть этот медальон? Тупая псина…
Просто она – единственный человек, который остался у тебя из прошлого. Из такого далекого прошлого. Мать умерла, не родив тебе ни брата, ни сестры. Отца ты так и не увидел. Билли сгинул в пучине бесконечной войны. Осталась только эта крошечная вещица, которая прошла с тобой огонь, воду, кровь, боль и смерть. И это лицо на эмали. Нежное золото волос, чистые голубые глаза и удивительная улыбка. Мягкая. Добрая. Такая красивая. Такая красивая, что невозможно удержаться и не прикоснуться. Но Фрэнк все же сдерживался. Он перестал прикасаться к портрету, когда лет через пятьдесят заметил, что верхний слой эмали начал понемногу блекнуть. Он просто смотрел на эту крохотную миниатюру. И серебро оправы горело, отполированное его пальцами до ослепительного блеска.
Теперь медальона не было. Так же как не было больше и девушки, изображенной на портрете. Она обратилась самым кровожадным и самым яростным монстром из всех, кого ему приходилось встречать в своей жизни.
Точно так же, как и он сам.

Сенка не спустит ему сегодняшней выходки. Если не убила на месте и не бросилась следом сразу – значит, задумала что-то пострашнее. Он должен быть готов.

Фрэнк проснулся через четыре часа. Лежа голым на бетоне. Доброе утро, блядь. Рука сломана. Нога жестко отшиблена... Заживет. Он кое-как оделся и зашил раны на груди и плечах. Чертова когтистая тварь. Сенка снова распустила его на узкие ремни, едва успел вытащить нитки от прошлых швов. И опять по тому же месту…
Весь день Шепард укреплял свою оборону, перепроверял и добавлял растяжки, установил еще пару крохотных камер наблюдения на прямых прострелах коридоров и отрегулировал датчики движения и массу до ста граммов. Девчонка легко оборачивалась любой мелкой живностью, поэтому расчет на массу человека уже был недостаточным.
Но она снова не пришла.
Фрэнк разложил оружие и патроны по всем углам своей берлоги. Едва ли не под каждым столом и стулом был приклеен заряженный пистолет или нож. Новый бронежилет. Плексигласовые наплечники. Перчатки с бронированным пластинами.
И она все равно – не пришла. Фрэнк все крепче начинал подозревать, что девчонка в самом деле придумала что-то особенно мерзкое. Или вообще плевать хотела на бездарную ущербную псину, какой увидела его два дня назад.

А потом тихо загудел телефон.
«Х» - обозначился абонент. Когда Фрэнк записывал этот номер, он думал, что ее зовут Худи. Звонит, чтобы попытаться задеть его? Или снова будет ставить условия? Посмотрим… Он нажал на кнопку.
- Чего тебе?

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 120
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 122
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[04.06.2018] В темный омут

#3

Сообщение Senka Belich » 20 ноя 2019, 01:48

Сенка смотрела вслед уходящему волку долго, сосредоточенно, напряжённо. Ей стоило его убить, так ведь? Но сейчас, после того, как он показал свою другую сторону, уже не так сильно хотелось это сделать. Точнее, желание пропало совсем. Несмотря на свою импульсивность, Белич была достаточно стара для того, чтобы не идти на поводу у эмоций, не творить непоправимого. Того, о чём пожалеет. И к своему собственному удивлению она решила, что смерти этого оборотня она, всё же, станет жалеть.
Поэтому он будет жить. По крайней мере, пока. Если придётся, она накажет его, проучит, но убивать не станет.

К глухой ночи Нейт начал приходить в себя, а Сенка придвинула стул, села на него и заговорила. Она говорила долго, рассказывая, какая жизнь ждёт парня, а также какой она будет у его семьи, если его не станет. Говорила о плюсах и минусах сделки с совестью, о защите своих близких, о том, как можно искупить свою вину. Благо, что у оборотней огромный запас времени на такие вещи. Может быть, когда-нибудь этот парень сможет себя простить, а до тех пор он, по крайней мере, был готов житьс грузом на сердце. После рассвета стрыга позвонила семье Нейта и те приехали забрать его. Девчонка предприняла все меры для того, чтобы никто их не заметил и, кажется, у неё даже это получилось. В квартире стало тихо, но она вся была залита кровью, а в ванной валялись обрывки одежды. Впрочем, на уборку не было времени. Стрыга посмотрела на часы и пошла в душ. Времени на сон совсем не было, как и на отмывание ванной, но ту пришлось основательно залить химией, потому что слишком велик шанс, что от неё будет слишком сильно пахнуть чужой болью.
Смыв с себя всё, девчонка засела за "подаренным" телефоном, копаясь в его содержимом и прикидывая возможное количество смертников. Правда, нашла она там совсем не то, что рассчитывала.
Через полчаса Белич открывала двери АМБ.

***

Она была злющая, как морской дьявол, но не позволяла эмоциям сейчас взять верх над рассудком. Эти ублюдки приняли происходящее, как данность, не усмотрели ничего чудовищного. Им всё нужно проверить, они займутся этим делом сразу же, как смогут. Отлично, класс, просто супер. Совершенно очевидно, что им просто плевать, стрыга знала, как принимают важные дела. Они скоро всё поймут, но к тому моменту умрёт кто-то ещё, этого нельзя допускать никак. Ни в коем случае! Что ж, похоже, действовать придётся своими руками, причём, уже даже не важно, выйдет ли оставить всё в тайне. Стрыга сейчас готова была потерять свой легальный статус, если это приведёт к тому, что данная ячейка перестанет существовать. Нужно было только вычислить всех. И убить.

Остаток дня Сенка потратила на то, чтобы составить план действий, а попутно оттирала кровь в своей квартире, это занятие помогало сосредоточиться на том, что по-настоящему важно. Затем отмылась сама, избавилась от посторонних запахов и зарылась в чужой телефон, выписывая всё необходимое в блокнот. Несмотря на век высоких технологий, она всё ещё предпочитала бумагу и ручку. В конце-концов, рукописи точно никто не сольёт в сеть. Или выкрасть. Или даже придать им значение. В списках были имена и телефоны, факты из сообщений, всё, до чего стрыга смогла добраться. Она не была великим хакером, но старалась быть внимательной, по итогу многочасовых изысканий она, всё же, нашла главное - направление. Изначально девчонка потащила в АМБ видео убийства, которое явно было куда-то отправлено, но вникать она не стала. Но раз уж её выпроводили оттуда, пришлось копнуть глубже и, как итог - пара полезных ссылок. Открыв одну из них, стригоайка не могла пошевелиться ещё какое-то время - сплошь трансляции. На разных языках, со множеством зрителей, которые словно бы участвовали в кровавом аукционе. Не всё из написанного Белич могла перевести или прочесть, но кое-что было и на английском, оно помогло немного сориентироваться. Эти ублюдки были повсюду... чёрт, как же их много. И проблема вовсе не во вшивой брюссельской банде, а в чём-то более глобальном.

Сенка взяла в руки свой телефон и нашла нужный контакт. Некоторое время она сидела неподвижно, слушая свои колотящиеся сердца. Прежде, чем звонить, нужно было успокоиться, вытравить впечатления от увиденного на жкране смартфона. Вдох. Выдох. Она нажала кнопку набора и поднесла телефон к уху.
- Чего тебе?
Конечно, он не будет рад её слышать, как иначе?
- Нам нужно встретиться, - начала она без прелюдий, голос был серьёзный, хотя, в нём слышалось некоторое волнение, - это по поводу того подарка, который ты мне вручил в последний раз.
Шепард не знал ее. Совершенно. Но уже успел привыкнуть к тому, что тон ее был или саркастично-издевательским, или яростно-угрожающим. Сейчас все было иначе. Она говорила серьезно... Или делала вид.
- Уверена, что мне это интересно?
- Не уверена, но надеюсь на это, - без обиняков проговорила стрыга, - слушай, давай поговорим лично и ты решишь, захочешь помогать мне или нет. Помощь нужна. Если ты её не окажешь, я всё сделаю сама, просить мне больше некого. Но твоё присутствие существенно повысит шансы успешного исхода этой затеи.
Голос был её, но интонации - совсем нет, она даже предложения строила иначе. На самом деле, Сенка очень надеялась на помощь, сейчас была не та ситуация, когда стоило выпендриваться или бесить того, кто может её оказать. Кроме того, если она пойдёт одна, шанс на выживания был неопределённым. Но с Фрэнком он всерьёз увеличивался. Сенка не ждала, что там будет мало народу, не ждала, что будет легко. Но знала, что если они на одной стороне, оборотень и стрыга могут положиться друг на друга.
Если бы она хотела всерьез заманить его куда-то, - придумала бы причину поконкретнее. То, что она говорила сейчас - было таким размытым и нечетким. Таким... немотивирующим, что Шепард неожиданно поверил.
- Через час на Южном.
"Вокзал Южный" был одной из самых опасных и запущенных станций метро в Брюсселе. Заходить туда ночью было просто опасно. Бездомные выстраивали в переходах целые картонные городки из коробок. Повсюду валялись шприцы, мусор, бутылки, люди и прочая смердящая срань.
Местечко для секретного разговора - в самый раз.
- Через час на Южном, - повторила стрыга, кивнула, и прервала звонок.
Она сразу же встала с дивана и накинула на плечи куртку, вроде бомбера, а на ноги - удобные ботинки. Сегодняшний выход был совсем не таким, как раньше. Никакой насыщенности, никакой яркости, только полное сосредоточение на деле. И медальон. Его она повесила на шею, спрятав под воротником свитера. Эта вещь придавала сил, уверенности в успехе, давала чувство, что всё может закончиться хорошо для неё и потом. Давала надежду.

Ровно через час Белич уже спускалась на станцию метро, не оборачиваясь ни на бомжей, ни на сомнительных личностей, жмущихся к углу, она просто шла вперёд, в самый центр, в самое сердце. Фрэнк уже был там. Хорошо, не придётся ждать. Он, похоже, любил быть хозяином ситуации, приходя раньше. Девчонка обернулась через плечо и подошла к нему в упор. Мышиного цвета волосы с блёклыми розовыми прядями совсем не походили на её обычный взрывной образ, да и чёмно-синий бомбер с джинсами и чёрными ботинками тоже выбивались. Она сейчас была неприметной для многих, даже макияжа на лице не было, только очки. Единственное, что напоминало о её привычной конфетности - запах. Всё ещё сладкий, наполняющий слюной рты сладкоежек. Она подошла к мужчине ближе и подняла жёлтый взгляд.
- Я сегодня была в АМБ, - тихо произнесла она, предпочитая не здороваться, - я принесла им смартфон, который ты мне дал. В нём я нашла видео убийства всей семьи.
Было видно, как она напряжена и зла, её дыхание стало несколько сбивчивым и поверхностным, челюсть то и дело напрягалась в желании покрошить зубы. Сжимались кулаки.
- Они не заинтересовались. Но я нашла в телефоне ссылку на ресурс. Что-то, вроде Перископа, сайт с прямыми трансляциями. Он зарыт глубоко, без прямой ссылки его не найдёшь. Там, - она опустила взгляд, прошлась гневом по окружающим, и снова посмотрела в глаза оборотню, понижая голос уже до шёпота, - там в прямом эфире убивают нечисть. За это платят. И доплачивают за пытки.
Ноздри Белич дрогнули, она выглядела так, словно она была готова кинуться и оторвать голову прямо сейчас. Так и было. Но этот гнев был направлен не на Шепарда.
- Я нашла несколько адресов ублюдков, которых точно не было вчера в театре, но они могут что-то знать. Это может быть длительный поход, но я хочу, чтобы они все сдохли. Для начала здесь. А потом я отправлюсь за ними дальше, мне нужно только найти их, понять, куда идти, - Сенка гулко и резко выдохнула через разомкнутые губы, а затем нахмурилась.
Помощь оборотня действительно была ей нужна, особенно сейчас, когда счёт шёл на секунды. И это было видно. Пожалуй, единственное, что сейчас было бы способно выбить стрыгу из этого напряжённого и даже в какой-то степени пугливого равновесия - яд, который мог политься с волчьих уст. Станет ли он цепляться к Белич сейчас? Или воспримет ситуацию столь же серьёзно, сколь и она? Несмотря на свою любовь к соревнованиям, прямо сейчас Сенка очень надеялась на то, что он будет серьёзен.
- Ты поможешь мне, Фрэнк?
Впервые его имя на её губах не звучало, как оскорбление. Больше походило, что оно было заменой слову "прошу".
Danger, danger, high voltage

Frank Shepard
тротиловый эквивалент правосудия
Аватара пользователя
Репутация: 37
Статус: тротиловый эквивалент правосудия
Информация: Фрэнк Шепард
~40 y.o. | 313 y.o.; истребляет зарвавшихся монстров; шарит в вооружении, живет в норе под землей, пытается справляться с тем, что осталось от его жизни.
На форуме: punisher
Сообщения: 59
Зарегистрирован: 31 авг 2019, 23:46
Контактная информация:

[04.06.2018] В темный омут

#4

Сообщение Frank Shepard » 20 ноя 2019, 20:29

Он пришел из глубины тоннеля. Бесшумно, словно темная тень. Южный был у Фрэнка любимым местом выхода на поверхность. Эскалаторы здесь давно сломаны. Лента ступеней в одном – вырвана с мясом. Стены сплошь изгвазданы бестолковыми граффити. А трахан такой густой и жесткий, что Фрэнк иногда морщился, словно от зубной боли и дышал через раз. В этой феерии ароматов довлел стойкий запах бомжей, застарелой блевотины, пота, гниющей жратвы и дохлятины. И недооценить это место в плане маскировки запахов оказалось просто невозможно.
Шепард был упакован с головы до ног. И его спокойная поза, и застегнутая под горло куртка, и тяжелые ботинки, и неприметная спортивная сумка под лавкой рядом, - все говорило об одном. Он пришел поговорить о деле. И был готов к любому исходу.

Фрэнк стоял, прислонившись спиной к обоссанному кафельному столбу, и наблюдал за единственной уцелевшей лестницей эскалатора. Девчонка явилась чуть раньше, но непохоже было, что она задумала тут засаду или еще какую-то херь. Шепард не шевельнулся. Просто ждал. Сенка шла мимо бродяг, разорванных пакетов, битых бутылок и нелюбопытных собак. В этом темном смердящем подземелье она была похожа на бледную отчаянную наркоманку, которая выскочила из дома в поисках дозы и забрела сюда, в адскую тьму, где ей обещали встречу с диллером. В ее кармане сжатые в кулаке деньги, на голове небрежный узел, а в глазах нет уверенности в том, что ей вообще стоило сюда идти.
Она… сама не своя. Они виделись три раза в жизни, и два из них закончились дракой. Но Фрэнк все равно видел, что она взвинчена и не настроена на едкую перепалку и тем более на бойню с ним сейчас. Ее поглощало что-то другое.
Когда Сенка начала говорить, волк почуял, как волосы шевелятся у него на загривке. Это просыпалась ярость. Тихая пока что, холодная. Но Фрэнк узнавал ее отголоски и ее привкус. Ее бурные волны в своих жилах. Ноздри по-звериному вздрогнули, втягивая подземную тухлую вонь.
- Ты поможешь мне, Фрэнк?
Он смотрел ей прямо в глаза. Сейчас нужно решить, верить – или не верить.
Инстинкт говорил – да. А мерзкий и подлый опыт общения с людьми говорил – нет. Фрэнк выпустил из пальцев рукоять пистолета и вынул руку из кармана.
- Покажи.

Звук был не нужен. Все предельно ясно и так. Трансляций много. На разных языках. Разное оформление. Разный подход. Но смысл и результат – один и тот же. Обезумевшую от ужаса жертву убивали напоказ. Жертва всегда – не человек. Сверхъестественное существо. И каждый раз каждого их них пытали, резали на куски, топили, душили, срезали кожу или жарили заживо. Не нужно было смотреть много, чтобы осознать масштаб. Эти трансляции ведутся по всему миру. На эти показы собираются десятки и сотни людей. Тварей. Монстров,
которые готовы отдавать огромные деньги за то, чтобы кто-то на заказ отрезал руку еще живой молоденькой вампирше, яркой красивой блондинке, которую душит чудовищный нечеловеческий ужас, которая так кричит и рвется, что доплата за просмотры льется рекой. Сама по себе. Людям, словно у средневековой плахи, до уссачки нравится наблюдать за тем, как кто-то умирает жестокой смертью.

Фрэнк сразу и без труда читает все пункты сегодняшнего уравнения. Сенка плевать хотела на людей. Для нее они – корм. Но она защищает нечисть. Фрэнку плевать на происхождение монстра, который убивает безвинных, будь он человеком, оборотнем, вампиром или любой другой тварью.
Сегодня их с Сенкой стороны сошлись снова. Мирных, невинных созданий, даже детей и подростков, – убивают на заказ. И брюссельские наемники-садисты – всего лишь щенки, верхушка айсберга. Они – та самая ниточка, за которую нужно потянуть.
Шепард вернул девчонке телефон, наклонился, цепляя из-под лавки темную спортивную сумку, и двинул к мертвому эскалатору. На поверхность.
- Поехали.
Он уже совершенно не хромал, но пока заметно берег левую руку. Сложные переломы не зарастали у него за два дня. Но не было похоже, что волка это как-то беспокоит.

- Садись.
Фрэнк молча кивнул Сенке на синий форд во дворах недалеко от метро. Машина была другая. Но такая же безликая и незаметная, как и прошлая. Аренда невидимой тачки – это талант. Шепард закинул на заднее сидение сумку, которая отчетливо пахла металлом, порохом и взрывчаткой. Захлопнув за собой дверцу водительского места, он выжидающе взглянул на девчонку.
- Кого нашла в Брюсселе?

Их было трое. И ближайший адрес привел неожиданных напарников ко вполне благополучному квартирному дому. Пейк-Роуд, 3-С. Фрэнк почти абсолютно бесшумно поднялся по пожарной лестнице к окну общего коридора на третьем этаже и мягко выдавил задвижку форточки.
- Открой окно.
Девчонке потребовалось две секунды, чтобы обернуться мелкой белоснежной тварью, шмыгнуть вовнутрь и тихонько распахнуть окно.
Волк шагнул в теплый сонный дом, машинально втягивая носом воздух, принюхиваясь.
Квартира «3-F» - пахнет детьми, подгузниками, влажной одеждой, ополаскивателем для белья, геранью и велосипедной резиной.
Квартира «3-E» - недорогой мужской парфюм, китайская еда, легкий запах небольшой, явно короткошерстной собаки; запах кофе, трубочного табака, книг и свежих журналов.
Квартира «3-D» явно пустовала. Проходя мимо по коридору, Фрэнк получил в нос бодрый заряд запахов обойного клея, противогрибковой обработки и свежей шпаклевки. Тут делали ремонт.
Квартира «3-C». Изнутри пахнет кошачьим наполнителем, жареной картошкой и дешевыми купатами. А еще сердечными каплями… старой обувью… старушачьими духами.
Шепард поморщился. Адрес неверный. Или Томас Дэвидсон живет с бабулей и ее шестью кошками.

Фрэнк не думает долго. Он достает из кармана ключи и начинает тыкать ими в замок квартиры «3-С». Без всякого намека на бесшумное проникновение. Он дергает ручку и пытается повернуть ее без видимого результата. Но результат все же есть. Замок изнутри щелкает и на пороге появляется такая древняя старуха, каких Фрэнк видел в своей жизни всего-то пару раз. В комнате за ее спиной горит свет и парящий на столике чай и вязание, оставленное на кресле, говорят Шепарду о том, что старушка все еще неплохо видит и прекрасно слышит.
- Мэм… - Фрэнк в долю секунды перевоплощается в растерянного простофилю. – Простите. Доброй ночи. Это квартира 3-С? Мы… въезжаем. Это какая-то ошибка?
- Кто? – бабка смотрела на Фрэнка и Сенку цепким взглядом, пытаясь определить, кто из них наркоман, а кто проститутка.
- Мэм, хозяин дома сказал, что мы можем въехать в квартиру 3-С. Что тут только что сделали ремонт. И уже можно жить. Похоже, он ошибся…
- Конечно ошибся, старый козел. Совсем мозгов нет, пропито все безвозвратно. Мы уже почитай что двенадцать лет живем в этой квартире. Исправно платим, а он даже номер запомнить не может. Вот это уважение!
У ног склочной старухи терся огромный рыжий кот.
- Да, мэм, хозяин сказал, что очаровательная леди с кот…
В дверь сунулась еще одна кошачья морда – белоснежная и круглая как луна.
- … с котами… живет в квартире «3-D»…
- В «3-С», юноша! Мы с правнучком моим, малышом Томми, живем в «3-С». А ремонт давеча делали в «3-D». Дальше ступайте, в следующую дверь.
- Мэм, спасибо вам. Мы очень вам благодарны…
- Ба! Кто там?
Голос из глубины квартиры сонно-хриплый, низкий. Дома ублюдок. Под бабкиной юбкой прячется. Хорошо.
- Соседи. Иди спать, Томми.
Она снова смотрит на Фрэнка. Потом на Сенку. Щурит старые глаза.
- Это вы у нас папа с дочкой?
Фрэнк чувствует напряжение маленького белого монстра рядом. Она наверняка не хочет болтать. Она хочет убивать. Но старуха не должна пострадать.

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 120
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 122
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[04.06.2018] В темный омут

#5

Сообщение Senka Belich » 21 ноя 2019, 19:54

Он был насторожен, внимателен, сосредоточен. Он не верил ей, принёс с собой целый арсенал, был готов биться насмерть. Вряд ли он приволок все эти богатства только ради того, чтобы помочь ей. И действительно, оборотню потребовались доказательства. Ничего, Сенка могла их предоставить. Этот аргумент оказался рабочим, мужчина приготовился действовать.

Пока они ехали, стрыга молчала. Серьёзная, напряжённая. Она редко бывала такой. Она ненавидела такой быть, на самом деле, потому что только чудовищная ситуация приводила к этому. Волк вёл свой незаметный Форд по первому адресу, а Белич пыталась проанализировать, насколько долгим будет их крестовый поход. Эта сеть довольно крупная, в Брюсселе малая её часть. С ней эти двое разберутся быстро, но дальше придётся рвать когти куда-то за рубеж. Если она покинет страну официально, об этом будут знать и итоги охоты сразу же свяжут с ней. Если она покинет страну тайно, она пропадёт с радаров, что тоже со временем лишит её легального статуса. Можно было отпроситься в лес на несколько лет, всё же, животная суть в Белич издавна была крепка. Может, тогда она сможет уйти… но тоже не факт. По большому счёту, вероятность того, что она присоединится к нелегалам почти стопроцентная. После того, как её столько раз ловили на убийствах раньше, ей не дадут нового шанса. Он был даже не вторым и не десятым. Он был последним. Стрыга нахмурилась и посмотрела в окно, ловя взором мельтешащие столбы. Похоже, это путь в один конец. Но она ещё поборется за свои права. И за чужие жизни.

Когда напарники достигли точки назначения, Сенка сразу же обернулась белым воробьём и поднялась наверх на крыльях, затем прошмыгнув в форточку. Она убедилась, что в общем коридоре никого нет и открыла окно уже в человеческом обличьи. Она наблюдала за волком, смотрела, как он «слушает» запахи. Она была способна на подобное, но обоняние было не столь чутким. Хоть Фрэнк отбрыкивался от своей звериной сути, она всё равно делала его почти незаменимым. Именно она, а не его человеческое Я, как он сам того бы хотел. Мужчина достал ключи, а девчонка одёрнула свой бомбер, делая глубокий вдох и медленный выдох. Он не таился, значит собирался пообщаться с местными. Хорошо. Белич умела играть роли, сделает это снова. Главное – не затягивать, нервы были на предели, тварь готова была сорваться при малейшем шансе, буквально прикладывала усилия для того, чтобы думать перед действиями .
Дверь открыла очень пожилая леди. Обычная. Сенка вслед за Фрэнком изобразила на лице удивление, растерянность, смущение. На самом деле она слушала. И когда из уст старухи прозвучало имя, стрыга слегка склонила голову. К счастью, уговаривать бабку не пришлось, та сама пошла на контакт.
- Это вы у нас папа с дочкой?
Сенке понадобилось меньше двух секунд, чтобы включиться. Подняла бойкий ребяческий взгляд на Фрэнка и улыбнулась. Она выглядела подростком сейчас, без оговорок и сомнений, эта тварь носила маски профессионально. И ей действительно хотелось верить.
- Ага, - ответила она, посмотрев на старушку, - я спортсменка, скоро рядом откроется моя секция. И мы с папой решили поселиться поближе заранее, чтобы прямо с открытия снова пойти на занятия.
Она широко улыбнулась женщине.
- Меня зовут Роуз, - она посмотрела на высунувшихся котов, - какие очаровашки! Можно погладить? Я очень люблю животных, подкармливаю котиков на улице, но у меня самой аллергия. Могу только погладить и почесать чужих, а себе никак не получится завести.
Девчонка печально свела брови и присела на корточки, протягивая тонкую ладонь к котикам. Звери всегда её любили, потому что она слишком долго пробыла одной из них. В отличии от вампиров или иной нечисти, стрыга не распугивала живность своим запахом. Скорее, даже наоборот.
- Как их зовут? Они такие красивые.
В голосе отчётливо слышались нотки восторга, а жёлтый взгляд скользнул в дверную щель, оценивая интерьер и ловя возможного правнука. Нужно было посмотреть ему в лицо. Этот ублюдок за многое ответит, и никакая бабка его не спасёт.

Глаза старухи едва заметно расширились, она повернула голову к девчонке. Видимо, этой одинокой и все еще бойкой старушенции очень не хватало внимания и новой информации. А потому этот поток, что обрушила на нее маленькая спортсменка, сыграл роль живительной благодати для очерствевшей души.
- Можете называть меня «миссис Дэвидсон». Это вот Арчибальд, - бабка милостиво указала на огромного белого кота, - но я зову его просто «мистер Арчи». Он кастрирован и привит всеми прививками. И однажды даже участвовал в конкурсе котов. Это Глэдис… ах нет, это Мимми, сестра Глэдис. Я стала уже стара, глаза не те. А Глэдис с Мимми похожи как две капли воды. А где же ваша мама?
Ни одной паузы между предложениями и последняя фраза, словно гвоздь в лоб Фрэнку, когда он якобы расслабился и не ожидал ничего подобного. И печальный простофиля коротко и печально вздохнул.
- Мамы нет. Только мы вдвоем.
- Ох… какое это удачное совпадение, что вы заехали именно в 3-D…
Миссис Дэвидсон, очевидно, уже что-то придумала. И ей не терпелось поделиться всем этим с окружающим миром.
- Время конечно уже позднее, но может вы зайдете на чашечку чая? Я только что заварила настоящий Эрл Грей. Это прекрасный английский черный чай. Роуз! У меня есть печенье с шоколадной крошкой. Если твой папа не слишком строг к тебе.

Стрыга погладила по головам Мимми и Арчи, а затем поднялась на ноги с широкой улыбкой и восторженным взглядом.
- О, настоящий Эрл Грей! Я пила его только из пакетика. И печенье!
Она подняла взгляд на Фэнка и мягким жестом просунула свои тонкие пальцы в его массивную ладонь, чуть сжимая.
- Пап, давай зайдём? Заодно познакомимся поближе с миссис Дэвидсон. Мы же будем соседями! Сможем дружить. Пожалуйста. Ты не против? Тренировки начнутся только через две недели, от пары печенюшек ничего не станет.
Она приподняла брови и улыбнулась. Её жёлтый взгляд в этом свете казался янтарным, она выглядела... настоящей. Обычной девчонкой, которая любит кошек и хочет халявного печенья. Которая в новом районе мечтает иметь хоть какие-то связи, чтобы не чувствовать себя одиноко после переезда. И, мать твою, она очень хотела познакомиться с Томми. Очень.

Фрэнк выглядел не вполне уверенным.
- Тревожить людей посреди ночи… Мы разбудили вашего внука.
Бабка почуяла добычу, мягкую ватную неуверенность, которую легко можно было продавить и добиться своего.
- Ничего страшного, у меня все равно бессонница. А в вашей квартире сейчас даже мебели почти нет. И уж чаю вам точно там никто не нальет. Хватит препираться, мистер, заходите. Как вас зовут, юноша?
- Пит, мэм. Питер Роджерс, - огромный громила шириной с добрый шкаф, покорно убрал в карман ключи и шагнул в старушачье логово вслед за «дочкой».
Кошек оказалось всего три. Все они выглядели холеными и ухоженными. Но при всем этом не были наглыми, видимо бабка правила этим домом железной рукой. И доставалось всем, включая правнука.
- Томми. Выйди к гостям. Поздоровайся.
- Ну, ба…!
Фрэнк мило улыбнулся миссис Дэвидсон, прикидывая, как поудобнее намотать на локоть кишки ее малыша.
- Садитесь вот здесь, на диван. Питер! Послушай старуху, которая прожила на свете девяносто два года. Ты даже представить себе не можешь, сколько всего я видела в жизни. Так вот послушай и запомни.
Питер сидел на жестком антикварном диване времен Авраама Линкольна и все еще чувствовал в ладони отголосок прикосновения тонких девичьих пальцев. Это было неожиданно. Как всегда с Сенкой. Миссис Дэвидсон доставала из шкафа парадные чашки.
- Скажу тебе по большому секрету, Питер. В квартире 3-F живет прекрасная женщина. У нее, конечно, двое маленьких детей, но зато она одинока. Хорошая хозяйка. И прекрасно готовит. Собой хороша и еще совсем молодая. Ей бы такого рослого и красивого парня, как ты. И была бы чудная семья. Я говорю тебе это потому что глаз у меня наметанный. Я людей уже насквозь вижу. Вот тебе вижу не хватает женской руки. Видно, что ты живешь без женщины долго. Причесан как солдат, одежда такая, будто ты какой-то бандит, а не приличный человек. Побриться тоже не мешает, щетина вон как у террориста. И собачатиной какой-то пахнет. А это все потому что женщины хорошей рядом нет хозяйственной. И кушаете наверняка не домашнее, а ерунду какую-нибудь, как Томми мой. Постоянно пиццы-шмиццы, хамбургеры, да свои крылья куриные жует. И курит без перерыва. Отец-то твой не курит?
Вопрос резко адресовался «Роуз».
- Чем он тебя кормит, отец-то твой? Ты суп хотя раз в неделю кушаешь?

Сенка, отошедшая от "папы" и "соседки" к кошкам, сразу же развернулась с улыбкой и живенько замотала головой.
- Нет-нет, что Вы, он не курит. А едим мы разное. и супы тоже иногда. Мне, знаете, нельзя гамбургерами объедаться, я гимнастикой занимаюсь.
Она простым движением подняла бомбер и свитер под ним, оголяя бледный плоский живот.
- Я же растолстею сразу же. Мне нужно быть в форме. Поэтому питаемся мы хорошо, не волнуйтесь, миссис Дэвидсон. Хоть и посредством доставки, - она с задорной улыбкой взглянула в глаза Фрэнку.
В этом взоре не было ничего жуткого, никакого двойного дна, только разум бойкой девчонки.
- Эм, миссис Дэвидсон, а Томми сколько лет?
Она сразу же подняла раскрытые ладони в примирительном жесте.
- Не подумайте, я ничего такого не имею в виду, - кажется, она даже зарумянилась слегка, - просто было бы здорово иметь сверстника, который мог бы показать, что здесь и где. Я, конечно, могу посмотреть карту и найти всё сама, но, понимаете, гораздо веселее в компании. Тем более, - она подняла в руках Мимми и ласково погладила по подбородку, - если у него такая чудесная бабушка, уверена, он и сам прекрасный человек. Я бы хотела дружить с таким.
Болтливая и общительная. С выступающими на щеках ямочками. С веснушками и светлыми волосами. Ещё и кошки её обступили, признав в ней родную душу. Чудо, а не ребёнок.

Квартира миссис Дэвидсон явно была не очень большой. Гостиная-студия, в которой сейчас примеривались к своей жертве два чудовища, - отделялась от кухонного гарнитура короткой барной стойкой, уставленной фарфоровыми ангелочками, плетеными корзинками и фотографиями целой кучи людей. В гостиной горело две настенных лампы, и освещение было мягким и немного смутным. Если бы не запах кошек, нафталина и духов «Париж 1854 года», тут было бы даже уютно. Направо от входа из гостиной уходил узкий коридор, где без труда различалась дверь санузла, еще две двери были закрыты.
- Томми девятнадцать лет исполнилось в мае, - старуха ставила на стол три чашки и наливала из заварника ароматный свежий чай, - он постарше тебя немного, деточка. Но вам надо подружиться, это правильно. Ты спортсменка, хорошая девочка, а то он все с дружками да с дружками своими, как маленькие все бегают по улицам да хулиганят. Томми! Иди попей с нами чаю! Ох уж эта молодежь. Прошу меня простить, я позову своего негодника.
Миссис Дэвидсон подобрала длинные полы темной шали и споро поковыляла по коридору. Лицо Фрэнка не изменилось. С той же физиономией растерянного простофили он бесшумно поднялся за спиной старухи, шагнул в сторону кресла и одним движением впрыснул в ее кружку несколько капель из крохотного инъектора, волшебным образом возникшего у него в ладони. Где он хранил его и что в нем было – оставалось только догадываться.
- Томми!
Фрэнк мягко опустился на диван и взгляд его был беспощадно-жестким. Дальняя дверь в коридоре открылась. И в гостиную вышел чернявый очень смазливый парень. Босиком, в легком свитерке и мягких спортивных штанах. Он хмуро глянул на «соседей» и плюхнулся в кресло, спиной ко входу. Весь его вид должен был сказать «ну вы же понимаете, что все это фарс для бабули, не ебите мне душу».
- А вот и печенье!

Сенка с тем же подростковым радостным взглядом пронаблюдала, как пополнилась чашка пожилой дамы, из роли не выходила ни на мгновение. Она выпустила из рук кошку и распустила светлые волосы, избавляясь от небрежного пучка, чтобы перевязать его в более прилично выглядящий хвостик. Когда появились Томми с бабушкой, девчонка улыбнулась парнишке и пронаблюдала, как он отгородился. Ничего, не долго ему осталось выёбываться, эти мысли сильно грели жжёную душу желтоглазой девчонки. Она с восторгом взглянула на печенюшки и хлопнула в ладоши.
- О, какие чудесные! Спасибо огромное, миссис Дэвидсон! Утащу парочку с удовольствием.
Несмотря на сказанное, она не прикоснулась к лакомству, вместо этого подошла к креслу, в котором сидел парень и присела на корточки прямо перед ним. С очаровательной и яркой улыбкой стрыга протянула свою тонкую ладонь юноше и мягко проговорила:
- Привет, Томми. Меня зовут Роуз. Я буду твоей соседкой. Надеюсь, мы поладим.
Она словно бы действительно хотела с ним подружиться, аж сияла вся. Наверное, любой подросток-экстраверт выглядел бы так при возможности завести знакомство. Девчонка чуть склонила голову и приподняла брови, заглядывая в глаза Томми, изучая его самого и запоминая его запах.

- Кушай, цветочек мой, это печенье я пеку по рецепту моей мамы, упокой Господь, ее светлую душу. Томми, когда был маленьким, очень любил его. Это теперь стал привередничать, да ничем ему не угодишь.
Парень шумно вздохнул и закатил глаза.
- Я люблю твое печенье, ба. Серьезно.
- Ну вот и славно.
Сенке явно не терпелось запустить когти поглубже в печенку этого ублюдка, а потому она тут же нацелила на него свою девочку-конфетку. А Фрэнк поднял со стола чашку с чаем, этим жестом призывая старуху проявить гостеприимство и тоже хлебнуть заряженного пойла из своей кружки. И она тут же послушно взяла в руки чай. Волк вдохнул аромат Эрл Грея. Это и правда был хороший чай. А Томми перевел взгляд на Сенку, которая сидела перед ним, словно свойская девчонка, и тянула руку, тонкую, светлую. И ее милое сладко личико в обрамлении светлых волос в этом освещении казалось идеальным. Кукольным. Почти фейским. Томми понравилось то, что он увидел, и его взгляд спустился ниже. Туда, где у Сенки должна была быть грудь. Рука ее, протянутая вперед, зависла в воздухе на пару секунд, а потом Томми улыбнулся и пожал ее пальцы. Но улыбка была почти развязная. Может быть, так этот парень скрывал смущение, а может и правда расценивал всех девчонок только со стороны сексуальной привлекательности, - скорее всего, абсолютно всем в этой комнате было плевать на это. Потому что ровно половина из всех присутствующих хотела его смерти.
- Привет. Ну это круто. Серьезно. А че днем не зашли?
Старуха в кресле отхлебнула глоток чая и аккуратно поставила кружку на столик.

Сенка мягко провела пальцами по ладони юноши, а затем поднялась на ноги. Конечно, фигуры её видно не было за бомбером, но по крепким тонким ногам можно было легко предположить, что ни грамма лишнего жира на ней нет. Она оценила улыбку Томми и чуть прищурилась, с улыбкой глядя на него. Расцепив пальцы, стрыга отошла в сторону и взяла с подноса печенье поднося к лицу.
- Ах, пахнут восхитительно. Миссис Дэвидсон, Вы просто волшебница. Пап, попробуй, серьёзно. Пахнут потрясающе.
Но она не укусила, вместо этого обернулась к юноше и широко улыбнулась ему.
- Мы только приехали, а нас направили не в ту кваритру, случайно к вам пришли. И миссис Дэвидсон пригласила нас попить чаю. Я всегда рада новым знакомствам, особенно с приятными людьми, так что, вечер - не помеха. Тем более, когда бессонница.
Девчонка подошла чуть ближе к креслу и взглянула за окно искоса.
- Что тут вообще интересного есть, Томми? Может, какие-то места? А выходы на крышу есть? - она посмотрела парню в глаза и чуть опустила ресницы, - люблю впечатляющие виды, особенно в огнях города.
Девчонка уже мало оборачивалась на старушку, всё своё внимание она дарила пареньку. Молодой. А уже такой ублюдок. Кто бы мог подумать.

Томми не было в театре в ночь пожара. Но имя его все же стояло зашифрованным под кодом Наемник #8. А Фрэнк был твердо уверен, что за святую душу и хорошие дела в такой компании подобные имена не присваивают. Значит, этот девятнадцатилетний ублюдок уже оказался прогнившим насквозь. И молодость здесь не была оправданием. В девятнадцать человек уже абсолютно взрослый. И способен принимать самостоятельные взрослые решения. Убивать невинных или нет. Пытать ли детей за деньги или нет… Сенка ворковала и играла с едой. А Фрэнк наблюдал за ситуацией в целом. Миссис Дэвидсон клюнула носом. Веки ее неудержимо смеживались. Наконец, голова старухи опустилась на грудь. И Шепард спокойно и мягко сбросил с лица маску тормознутого лопуха. Голос его снова стал жестким и отрывистым.
- Готово. Пакуй его.

Стрыга сделала полшага в сторону Томми и с силой ударила ему по горлу, не давая завопить. Моментально она вывернула его руку, заставляя зайтись ещё более яростным кашлем, развернула на кресле, заламывая обе руки за спину, а затем прижалась к его спине, укладывая одну руку ему на губы.
- Веди себя хорошо, малыш, тогда твоя бабуля останется цела и невредима.
Белич видела, что мальчишка дорожит своей родственницей, осторожничает с ней, бережёт от информации и нервов. Это был прекрасный рычаг давления.
- Ну, ну, - ворковала она, - не рыпайся, не думай, что я питаю нежные чувства к древним старухам. Как знать, может, даже кошкам достанется, если ты сильно меня выбесишь. О, ничего не говори.
Она всё ещё зажимала ему рот ладонью, вынуждая натужно кашлять через нос.
- Мы пообщаемся чуть позже, не здесь. Ты же не хочешь, чтобы мы были рядом с твоей бабулей, да? Хороший мальчик, хороший.
Несмотря на ласковые нотки, в голосе явно чувствовалась угроза, даже дыхание изменилось. Она хотела убивать. Сейчас. Прямо в это мгновение. И не будь здесь бабки и оживлённого дома, давно начала бы открывать парня, как консервную банку. Стрыга резким движением отстранилась, поднимая Томми на ноги и направляя к окну.
- Как думаешь, долетишь живым с третьего этажа?
Она одной рукой держала парня за руки за его спиной, сжимая до того сильно, что те начинали краснеть, а пальцами второй схватилась за горло, придушив, не дав возможности подать голос. Идти нужно через окно, топот в коридоре мог привлечь жителей этажа, а у квартиры окна выходят на нужную сторону.

Позже, когда синий Форд уже размеренно катил в сторону края города, девчонка сидела на заднем сидении автомобиля, опираясь боком на сумку, полную оружия и взрывчатки. А на коленях головой лежал бедный Томми. Стоило парнишке попытаться сопротивляться, она заламывала ему руки, а если подавал голос – душила. Стрыга нависала над его ухом и всю дорогу шептала. Тихо. Размеренно. Иногда даже поглаживала тонкими пальцами по волосам.
- Не бойся, Томми, твой страх не спасёт тебя, малыш, не противься своей судьбе. Смотри, мы оставили твою бабулю в покое, разве мы после этого не хорошие люди? Но тебе придётся потерпеть, если ты хочешь сохранить ей жизнь, рассудок и здоровье, сладкий, - она потянула носом запах его волос и перебрала их пальцами одной руки, - ты вкусно пахнешь. Я откушу от тебя кусочек. Посмотрю, будешь ли ты пищать, как мышка или визжать, как свинка. А потом мой друг достанет нож. И может быть, мы с ним даже посоревнуемся, кто из нас сможет причинить тебе больше боли. Я уверена в своей победе, всё же, холодная сталь не сравнится с острыми когтями или зубами. Я буду оттягивать твою кожу и прокалывать её клыками, - шептала она, - просовывать внутрь пальцы, отнимая её от твоих мышц прямо своими руками. Я загну твои пальцы в обратную сторону … хотя, нет, я буду откусывать их по одной фаланге и складывать тебе в карманы. У тебя такое милое лицо. С одной стороны жаль будет его портить, а с другой – хочется попробовать на вкус. Хм-м, что же делать.
Девчонка наигранно надула губки, глядя сверху-вниз в глаза юноши.
- Ладно, по крайней мере, я достану твои прекрасные глазки. Никогда не любила глаза на вкус, но такую красоту грех выбрасывать, придётся съесть. Видишь, какой ты чудесный, достоин даже маленьких жертв с моей стороны. Ну, не бойся, малыш, может быть, тебе повезёт, если ты будешь разговорчив, когда придёт время разговаривать. Может быть, - она провела ладонью по его скулам, - и глазки твои останутся при тебе. Если, конечно, они перестанут так меня манить. Но хоть пальчик я кусну, ты достоин быть отмеченным мной. Впрочем, что скажешь, если я заберу ножку? Аккуратно отрезать не смогу, конечно, но обещаю, надкусывать я буду нежно… по кусочкам… тебе понравится.
Стрыга говорила всю дорогу, фантазии её не было предела, она сначала сулила ужасы, а потом передумывала и подходила с другого бока. В конце-концов, всё сводилось к тому, что Томми будет легче, если он поговорит с похитителями. Она сулила ему пощаду, милосердие, если он будет полезным мальчиком, но на самом деле вряд ли собиралась отпустить пацана на волю. Шанс на выживание у парня был только в том случае, если Фрэнк вмешается и не даст его убить. Но станет ли он? Найдёт ли причины?

Ой, вряд ли.
Danger, danger, high voltage

Frank Shepard
тротиловый эквивалент правосудия
Аватара пользователя
Репутация: 37
Статус: тротиловый эквивалент правосудия
Информация: Фрэнк Шепард
~40 y.o. | 313 y.o.; истребляет зарвавшихся монстров; шарит в вооружении, живет в норе под землей, пытается справляться с тем, что осталось от его жизни.
На форуме: punisher
Сообщения: 59
Зарегистрирован: 31 авг 2019, 23:46
Контактная информация:

[04.07.2018] В темный омут

#6

Сообщение Frank Shepard » 29 ноя 2019, 22:49

Миссис Дэвидсон мирно проспит в своем кресле до утра. А вот внука ее ждет очень неприятная ночь. Зря Томми не взял бабушкиного печенья с шоколадной крошкой. Это был последний шанс в жизни. Ни Фрэнк, ни Сенка не планировали оставлять в живых этот мусор. Девчонка раззадорилась на заднем сиденье, и оборотень даже не подумал ей мешать. Лишь поглядывал изредка в зеркало заднего вида. Следил, чтобы она не начала разбирать жертву на куски раньше времени. Но у Сенки хватило выдержки, хотя распалила она себя до белого каления. Глаза, желтые, яркие, - сияли и отсвечивали, словно у дикого зверя, бликуя в случайных отсветах обочин.
Шепард мог бы поклясться, что она говорила все это спланированно, остро профессионально взвинчивая жертву, доводя парня до мокрых штанов, размягчая в кашу его силу воли и уничтожая остатки его смелости и стойкости. Но нет. У нее просто был талант. Такие приемы не подействовали бы на опытных бойцов. Но для сопливого ублюдка были той самой смертельной пилюлей, которая уничтожила его еще до того, как начался допрос. Томми боялся безумно, невыносимо. Его дикий взгляд застыл, не смея оторваться от бледного кукольного личика монстра, которое склонилось сверху. Воркуя и играясь, девчонка за несколько минут обеспечила им выгодный и быстрый допрос. До места Томас Дэвидсон доехал уже сломанным и полностью готовым.

Плохо было то, что он ничего не знал. И Фрэнк ему верил. Спокойно глядя на то, как Сенка распускает скота на тонкие ремни, он задавал и задавал вопросы. Одни и те же. По кругу. Уточнял, перефразировал, переспрашивал. Но Томми не мог скрывать от них ничего. Он отвечал всю правду сразу, едва только слышал вопрос.
Шепрад никогда не любил пытки. Но и не избегал их, если была необходимость.

- Знаешь, что случилось на Локенгьен-шесть четыре дня назад?
- Да. Убили семью… монстров.
Фрэнк едва заметно поморщился от оглушительного визга Томми. Сенка вдавила в него когти с такой оттяжкой, что парень снова обоссался.
- Осторожнее, сердце не выдержит… - он не учил Сенку причинять людям боль. Просто все еще надеялся на хоть какую-то полезную информацию.
- Ваши ребята убили эту семью?
- Да. Мне так жаль, я раскаиваюсь. Мне очень жаль.
- Ты участвовал в убийстве на Локенгьен?
- Нет. Нет! Меня не взяли. Босс сказал, что нужно все сделать тихо, и без палева! Он взял только Филиппа, Конрада и Мика. Я был на базе!! Мы все ждали там. Так босс приказал…
- За что убили этих людей?
- За то… что они. Что они…

Фрэнк не боялся, что вопли Томми кто-то услышит. Он остановил машину у старой виллы за чертой города. До крови и боли знакомое место. Бывшее логово вампира. Оборудованное и приспособленное для самых громких и крикливых жертв. Здесь до одури испуганные девчонки, раненые и окровавленные, визжали так отчаянно и громко, что лопались на полках хрустальные фужеры. Но никто не слышал.
Глубокий подвал со звукоизоляцией, оборудованный под БДСМ-пытошную. Фрэнк знать не хотел, что эта тварь делала тут со своими жертвами. Факт был лишь в том, что полгода назад он выжег эту мразь здесь. Взорвал в этом самом подвале собственными руками.
Сегодня Шепард сорвал с дверей застарелую и обтрепавшуюся желтую ленту полиции. Выдавил дверь плечом и шагнул в темноту своего поля победы.
Если Сенка знала и обитателя этого чудного гнездышка, то на спину Фрэнку бросаться не стала. И они спустились в подвал. Там все сохранилось хуже, чем наверху. Следы серии мощных взрывов, таинственно отблескивающая серебряная пыль и куски серебряной шрапнели повсюду вокруг. Выгоревшая стена и оплавившиеся секс-качели.
Фрэнка интересовало только огромное деревянное кресло с дырой под промежностью и огромными кандалами на любые части тела.
Томми отлично смотрелся в этом кресле.

- За что убили этих людей?
- За то, что они не люди. Они чудовища. Оборотни.
- И все?
- Нет. Нет! Босс сказал, что Мик будет снимать все на телефон. И потом нам заплатят за эту запись.
- Кто заплатит?
- Я не знаю.
- Подумай хорошо, Томми.
- Я не знаю!! Клянусь! Я никаких денег не получил! Босс сказал, что выдаст по пять сотен каждому и по две тысячи Филу, Конраду и Мику за участие. Но меня не было в ту ночь, я уехал к бабуле… Я не брал денег! Не брал.
- Мне все равно. Я хочу, чтобы ты сосредоточился, вспомнил хорошенько и сказал мне, кто заплатил вашему боссу.
- Я не знаю! Клянусь! Клянусь, не знаю!!! Я сказал бы. Честное слово. Сказал бы, если б только знал.
- Я верю тебе, Томми.
- Спасибо. Спасибо вам. Вы только спросите, сэр. Я все расскажу. Что захотите.
- Я знаю…

Ни черта он не знал. Но кое-что полезное выудить все же удалось. Настоящие адреса двух оставшихся членов банды. Далеко не все крутые наемники жили с бабулями, а многие не появлялись по месту прописки много лет. Здесь охотники попали бы в тупик, но малыш-Томми оттарабанил все адреса и явки, как зайчик-пионер. Бодро, радостно и подробно. Адреса, номера этажей, квартир, марки машин, номера мобильников, имена любимых шлюх, друзей-соседей, соседских псов, количество и номинал оружия.
Фрэнк выстрелил Томми точно в лоб, сунул пистолет в кобуру и аккуратно застегнул куртку.
- Некогда играть. Еще двое. Их хоть заживо сожри…
Волк глянул на Сенку спокойно и мрачно. Если она хотела бы что-то предъявить ему – было самое время.
- Поехали.

Адреса, которые назвал Томми, оказались недалеко друг от друга.
Уильям Ларсон жил со своим парнем в квартире-студии на Эжен Паву в Моленбеке. А тот самый Мик – Микаэль Фуорни - который вел трансляцию с Локенгьен-шесть… Он жил за углом от своего подельника, на Лессин. Сенка точно будет очень рада увидеть этого парня.
Фрэнк удовлетворенно кивнул, когда впервые услышал адреса. Моленбек – лучшее место в Брюсселе для полуночных убийств с пытками. Лучше и придумать нельзя. В этом районе почти не осталось европейцев, коммуна оказалась целиком занята мигрантами. Туристы не совались в Моленбек днем, а ночью сюда не приезжала даже полиция. Район был по бровку засран, разбит и замусорен. А криминальная обстановка такая, что дешевле было выжечь Моленбек до основания, чем навести там порядок. После восьми вечера по периметру стояли вооруженные солдаты, а полиция готова была посылать патрули только до района Саблон.
Фрэнк с Сенкой не боялись ни темноты, ни арабов-мигрантов, ни хулиганов, ни собак. А то, что здесь могли убивать человека прямо на улице, и никто не пошевелил бы и пальцем… было словно подарок.
- Мик наверняка знает больше. Раз был доверенным бойцом. Начнем с него. Если расколется – Ларсона просто уберем. Друга его не трогать – он ни при чем. Ясно?

Senka Belich
Little Red Riding Hood
Аватара пользователя
Репутация: 120
Статус: Little Red Riding Hood
Информация: Сенка Белич
~20 y.o. | ~800 y.o.; стрыга, очаровательный талисман гостиницы La Chouette; оборачивается белыми небольшими зверьми и птицами, жуёт острыми зубками конфетки и людей.
Сообщения: 122
Зарегистрирован: 20 янв 2019, 21:20
Контактная информация:

[04.07.2018] В темный омут

#7

Сообщение Senka Belich » 13 фев 2020, 17:02

Сенка, казалось, даже не слушала, что спрашивал Фрэнк и что отвечал Томми, она просто срезала его кожу, делая паузы, прокусывала отверстия и просовывала в них пальцы. А через секунду обвивала руками шаю паренька и зарывалась носом в его волосы. Стрыга молчала, но можно было проанализировать её поведение и заметить, что особенно жестока она в моменты, когда погибшую нечисть называли "чудовищами". Умерших детей. Она не менялась в лице, но её явно переклинивало. Когда же Фрэнк выпустил Томми в лоб пулю, девчонка вздрогнула и отшатнулась, будто выныривая из дурмана, моментально включаясь в серую реальность. Её руки и рот были в крови, а во взгляде мелькнул гнев.
- Некогда играть. Еще двое. Их хоть заживо сожри…
- И сожру, - прорычала стригоайка, - эти ублюдки должны страдать, нельзя дарить им лёгкую смерть.
Она недовольно сунула влажные руки в карманы бомбера и пошла за оборотнем, даже не вытирая рта. Потом, в машине, она провела по лицу влажными салфетками, вновь возвращая себе человеческий вид, но она не выглядела удовлетворённой. И не будет таковой до тех пор, пока каждая мразь из сраной банды не сдохнет.
- Друга его не трогать – он ни при чем. Ясно?
- Ага, конечно, ни при чём. Он-то мудила, но друзья у него однозначно святые. Нужно их обоих вязать и допрашивать одного при другом. Ты увидишь, что зря щадишь второго ублюдка.
Девчонка сползла немного вниз по сиденью и хмуро посмотрела на оборотня рядом.
- С каких это вообще пор ты стал такой гуманист? Может, мы тогда и с остальными просто поговорим? А чего гостинцев не прикупили? Пошли за пончиками, приедем к ним, чаю вместе попьём, как с ёбанными корешами, -- было видно, как её речь постепенно приобретает всё больше острых и рычащих звуков, -- Когда баиньки будешь их укладывать, не забудь в лобик чмокнуть.
Она фыркнула, наморщив нос, и мотнула головой. Вывести её из себя могло буквально, что угодно, даже она сама. Но сейчас Фрэнк проявлял себя слишком мягко по отношению к ублюдкам. Друзей не убивай, предыдущему пулю пустил промеж глаз. Почему было не подвесить его вверх ногами, не надрезать венки и не оставить умирать? Почему было не отрезать ему язык с ногами и не оставить лживую надежду на спасение? Он бы страдал и плакал, он бы выл, как ночная тварь, он бы получил именно то, что заслужил, а не какую-то мгновенную смерть от пули. Он страдал НЕДОСТАТОЧНО. Сенка готова была поторопиться, да, но она бы предпочла прикопать жертву, чтобы вернуться к ней позже, как собака к сахарной косточке. Чтобы у неё было время осознать, что происходит, раскаяться. И только тогда умереть, жалея обо всём, что сотворил. Даже самого отмороженного уёбка можно было привести к этому знаменателю. Стрыга исподлобья посмотрела вперёд. Она была готова броситься в любой момент на любого, кто подошёл бы слишком близко к машине. Здесь ни по кому плакать не будут, в этом районе собираются только отбросы. Худшие их худших. Мерзейшие из мерзейших. Может быть, позже девчонка вернётся сюда одна в милом коротеньком платьице и соберёт вокруг себя столько козлин, сколько сможет. А потом хорошенько с ними развлечётся. Может быть, даже убьёт каждого разным способом, не повторяясь.

Но всё это позже. После того, как Сенка удостоверится, что нечисть больше никто не трогает. Да, она ругала Фрэнка, да, она дико злилась на него, на себя, на ситуацию, она была просто вне себя от гнева. Но всерьёз она не выступала против, потому что понимала, что время сейчас ценно. Можно сказать, что она сдерживалась изо всех сил, хоть на это и не походило. Хотя, она всё думала, смогла бы сама разобраться со всем столь же быстро, сколь и с Фрэнком в команде? Смогла бы. Но не стала бы. Скорее всего, она очень быстро вошла бы в раж и просто начала кромсать всех направо и налево. Впрочем... может быть, у неё выдастся ещё такая возможность.
Danger, danger, high voltage

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость