[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

Ответить
Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#1

Сообщение Lucifer » 08 окт 2018, 21:51

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
~4-3 миллиарда лет назад
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
эта Вселенная, системы вне Солнечной и Венера
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Hecate, Lucifer

СИНОПСИС:
Блуждая в холодной невесомости вселенной всё расширяющегося пространства и разлетающихся планет, скучающие молодые демиурги терзали куски сотворённой материи в успешных и бесплотных попытках что-то создать. Иногда, они встречались. Иногда, путь назад, ближе к месту всех встреч и главного из творений, казался хорошей идеей, а совместные усилия — почти обещанным успехом. Но когда вам говорят следовать за мечтой и, что если дар есть, всё придёт и получится как-то само собой — не верьте ни на секунду. Даже демиурги спотыкаются в самых досадных мелочах.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#2

Сообщение Lucifer » 08 окт 2018, 23:07

Когда, наконец, он распустил своё нестройное и очень недовольное войско по безжизненной ещё земной пустыне, пресёк все попытки вторжений в Эдем вновь под угрозой расправы (а, ещё лучше — неучастия), Самаил развернул поигрывающие золотым пламенем крылья и отправился прочь, во тьму. И, признаться, чем дальше он летел — тем больше его очаровывала и пугала эта бесконечность.
Он никогда не отлетал так далеко от своего владыки. Все зажжённые ими звёзды, сотканные пути —всё было по Его слову и плану. Никогда Самаил не брался всерьёз размышлять, как извить из бытия иные формы и силы без приказа. Небольшие шалости — вулканы, горы и голубые от соли моря в их общем нижнем мире, даже игра с ветрами той или другой ближайшей звезды, которые он приновил и ударял в покров земных небес, рассыпая радугой на заре, казались ничтожными по сравнению с этой наполненной светом звёздной пыли и сгустков праха пустотой, которая сделалась столь необъятной с момента, как они её создали и возвратились в родные миры.
В первый раз он остановился в слепящем свете красивой голубой звезды. Она была далеко, но сияла как сотня жёлтых солнц, и её касание обжигало даже на краю тени маленькой каменной планеты в соседней системе, которую всё сносило и тянуло в сторону гигантской, как титаниды, и столь же пленительной пожирательницы. В её свете он нашёл пыльные остовы каких-то ветвей, чьих-то жил, закреплённые под космическим мусором плавленной коркой базальта. Самаил завернулся в крылья, одновременно собирая от безжалостной красоты сил, как не мог собрать, минуя каждую звезду на скорости, и защищаясь от её объятий, как не могла бы его защитить и исчезнувшая уже у этой планеты защита. Из Эдема он умыкнул один бросовый трофей, который принадлежал ему, взятый без спроса, уже долгое время, но не казался брату такой же угрозой, как сияющий заревом меч. Это был давно ссохшийся огрызок очень странного плода, загадку которого архангел, пусть и распробовал вкус, ещё не разгадал полностью. Он откусил, пожеланием изголодавшейся души вернув плоду свежесть хоть иллюзорную, мечтая хоть о памяти о пище, ножку и проглотил одно из семян. Ему сделалось худо.
Он больше не видел звёзды прекрасными, а планеты — странными, чарующими пустошами или редкими красивыми оазисами. Он вообще с трудом видел их как они были, а больше — возможности, будущие пути. Бесчисленные возможности творения быть непригодным, бессмысленным, пустым и скороконечным. Эта нераспробованная истина его уже привела в бесконечный ужас и отчаяние юного творца, надламывая крылья. Он добрался до лилового зарева на краю достижимой, не удаляющейся вселенной уставшим, постоянно кружа, выискивая хоть что-то, чтобы вернуть себе веру, что единственный устраивающий его вариант — не единственный, что ошибочна и непрочна Судьба. Он не нашёл.
Во второй раз он остановился на самом краю пустоты, за которой лишь в отдалении мерцали звёзды, и вкусил плод, несмотря на ужасные чувства, опять, настраивась почерпнуть на рывок сил. И он рванул, но где-то там, во мраке, случайно, он разгрыз семечко, и тогда он осознал не только, что есть бесчисленное количество дверей, которые он не хотел бы открывать, вещей, которые не стоит творить, дел, которым не будет конца, если за них взяться, но и своё бесконечное одиночество и тщету в поиске.
Он мог ускоряться и не видеть звёзд, издали так дивно складывающихся в спиральные и бесформенные скопления. Он мог переставать мчать, и видеть, как отдаляются от него целые галактики, осознавать, что, даже если их догонит — его визит не будет долгим, а дорога назад окажется слишком длинна. Если окажется. Он всё же пересёк очень длинный разрыв, но там нашёл всё ту же разлетающуюся пустоту, умирающие во вспышках звёзды и пустые планеты, которые не мог заполнить жизнью сам. Сидя там, с трудом набирая сил, и желая всей своей волей успеть, пока не закрылась дорога обратно, он, бунтовщик смелее и упёртее всех прочих, цеплялся за свою незримую пуповину и окунался в ледяной страх. Ведь отец никогда не призовёт его, заблудшего, к престолу, не вернёт к точке выхода с той стороны, средь светлых шпилей и свежих бескрайних небес, в облаках-подушках которых можно гулять, играть и видеть отражение собственной последней грёзы. Этого он хотел сам. Никчёмная половинка творца, рискующая остаться в одиночестве в бесплодном угасающем отрезке творения. Забыв про своё великое путешествие, Самаил рванул назад.
Остаток плода он где-то потерял, за гранью скопления этого света или уже среди него, кружа над очерченным его разумом теперь явственно и строго отрезом бесконечности в поисках опровержений своим страхам, не решаясь лететь дальше ни к единому другому маячку, не находя больше в найденном прежней красоты. Он и сам весь потерял форму, чего не случалось миллиарды лет. Он не умер, не сгорел, просто ангельская сущность возвращалась к исконным формам, поглощала все излишества, которые мешали её примитивному удобству. Его крылья — призрачные дуги света, похожие на вспышки звёзд, какие он запросто ловил и забирал с собой в большой разноцветный шлейф. Его руки не горели, глаза не слепли — по правде, он настолько устал защищать своей не столь твёрдой, как бывало, волей плоть, что он радовался её потере. Для летящего в едва подсвеченной пустоте луча не было более соразмерной формы. В него даже вернулись такие чувства, как музыка и совсем иное зрение. И мысли стали проще. Печаль — эфемернее. А потом он узрел среди звёзд, которые боги сформировали, да так и бросили, развернувшуюся цветком тьму. Живую. Творящую.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#3

Сообщение Hecate » 09 окт 2018, 22:02

Она была стара, как старо время - теперь оно уже было, появилось вместе с реальной вселенной, которую, сами не ведая зачем, сотворили боги, и она была даже старше времени. Она помнила безграничный океан Хаоса, из которого восставала причудливая материя, чтобы тут же исчезнуть, обратиться во прах, которым и была, она помнила, как Мировое Древо, проросшее теперь звёздной древесиной сквозь плоть сакрального и обыденного, было ещё крошечным ростком, которому Мать-Гея велела восстать. Помнила песню первых его листов, лёгкий шорох ирреальных ветвей, пронизавших изнанку; миры, точно плоды, покоились на них.
А она, бывшая жизнью и смертью, первая дочь среди титанов, изучала творение - с равнодушием, ибо за бесконечный срок существования она успела увидеть слишком много, и теперь всё казалось пресным и будто бы имело вкус пепла. Мысли её часто возвращались к Праматери-Ночи; та приходилась ей бабкой, быть может - средь богов сложно было правильно понимать родство, ибо каждый из них порой принимал иные лики и брал чужие имена, - и однажды, задолго до того, как вспыхнула искорка Большого Взрыва, чтобы развернуться в цветок, Ночь позвала её к себе - и отдала часть себя, назвав преемницей, тёмной матерью, новой хозяйкой лун, чудовищ и бездн.
Она хотела спросить, почему, глядя на великое, исполинское тело той, что породила и небо, и звёзды, и саму суть вещей, но Ночь лишь рассмеялась: "Я слишком стара, Та, что о трёх кнутах, я хочу спать". Опочивальней Ночи служила теперь самая дальняя граница вечно расширявшейся вселенной; она приходила туда порой, но каждый раз находила одно и то же - спящий мрак, утекавший всё дальше и дальше. Он был похож на исполинскую женщину с распущенными волосами, если приглядеться, но от слишком долгого взгляда Ночь могла проснуться, и та, что стала от Ночи, не задерживалась больше нужного.
Эреб, вечный мрак, от слияния с сестрой-тьмой породивший саму суть солнц, спал тоже, но он выбрал своим ложем далёкие пределы Тартара, где и затих на долгие годы. Иные божества говорили, что его сердце билось только раз в тысячу лет, но она только кривилась; у Эреба не было сердца и не было тела, он спал безмолвным первым началом - клубком переплетённых чёрных щупалец и нагромождением теней.

Прошла вечность, и теперь она понимала Ночь.
Теперь она сама была стара и, быть может, хотела бы спать.

Она скиталась по мирам, творила в них жизнь, но ей некому было показать то, что прорастало сквозь плодородные почвы. Безмерно могущественная, она была слишком одинока: богини не задерживались с нею рядом, боясь темноты, в которой могли увязнуть, боги - те не хотели смотреть в огонь, который горел на её факелах. Мужчины никогда не оставляли её сами, она покидала их первой, утратив интерес и вновь став равнодушной к тому, что казалось важным ещё мгновение назад, но мало кто скорбел о её уходе. Вечная мать, но не жена, она разделила судьбу тех, кто нарёк её названой дочерью.
Быть может, это не было так грустно, как порою казалось; миры, который она засевала семенами нового, принадлежали ей одной, и жатву, если бы она хотела, она собрала бы с них сама.

Но ей, конечно, не нужна была жатва, хоть её оружием от начала всего был лунный серп.

С другими богами она встречалась для того лишь, чтобы исправлять последствия их глупостей да на время увлечься новым мужем, но и это проходило вскоре. Пути привели её в мир, который боги желали сделать для них всех; она сама участвовала в этом, вместе с другими выбирала тот, что сможет цвести и выдержать жизнь; они нарекли его по-разному, но чаще всего называли Землёй, по имени той, кто породила все земли, какими бы они не были - праматери-Земли. Она посмотрела в его будущее, кивнула сама себе - и ничего не сказала.

А ныне тьма, сквозь которую не было видно звёзд, лежала посреди вселенной, и её невесомые руки касались светил и планет, разжигали новые и гасили старые, словно фокусник играл-жонглировал с разноцветными шарами. Здесь ей не нужна была никакая форма, она была лишь тем, чем являлась суть её - тьмой, что способна рождать и пожирать одинаково легко, и погасшие звёзды тонули во мраке, чтобы затем возвратиться вновь.
Вдруг тьма встрепенулась, выгнулась дугой, явив на миг исполинскую фигуру о трёх женских ликах и шести руках, и прокатился по вселенной гул, не предвещавший ничего хорошего, а тьма опала вновь, собравшись в океанский вал, встала было на дыбы, но вдруг вновь утихла. Она не любила нежданных гостей, но не стремилась уничтожить каждого из них.
- Падай во мрак, - предложила она явившемуся ангелу, и заволновалась рябь, растревожились ближние звёзды, - падай - и я принесу тебе успокоение.
Голос, которого не существовало словно, гулкий и сильный, подобный дрожи по ткани пространства, нёсся в бездне, исходя из самых глубин вселенной, и тьма стала чернее, тёмная даже на фоне бездонной черноты.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#4

Сообщение Lucifer » 11 окт 2018, 18:30

Утренняя Звезда завис над бездной, вглядываясь в неё, и от притяжения её легко кружившей собранные звёзды по орбите силы из лучей света в его призрачных руках начали утекать нити и свиваться в радужное световое зарево по её контуру, наслаиваясь кольцами, подсвечивая проступившие лики титаниды.
— И поглотишь меня, и я исчезну, — без недоверия и враждебности, но с холодной логикой ответил ангел. Ну, может быть нет, но его рывок на волю после успокоения, потому что такие покоя не знают — не будет благодарным и приятным. И как можно принимать такие предложения от пусть и бывшего, пусть и неприятного отцу, с которым Самаил порвал, но врага?
Но он не улетал. В этом бесконечном одиночестве, в которое превратилось его путешествие с момента, как он спустя столь долгий срок с изгнания нашел в себе силы расправить крылья, было очень мало вещей, которые бы не приводили в отчаянное уныние его разум. Он не видел ничего нового, кроме энтропии мира в ходу, не встречал других творцов. Она была первая.
— Я помню тебя, Мать Чудовищ.Ты прошла по многим мирам, участвовала во многих деяниях, но не осталась ни с кем. И вот ты здесь, когда прочим творцам наскучило в ожидании итога творение.
Оставшийся пучок света втянулся в него, питая силой сбивающиеся в парении по невесомости крылья, но серафим всё ещё не сдвигался: ни прочь от тьмы, ни в её столь щедро распахнутые объятия навстречу, удерживаясь на грани принесённого им сияния.
— Почему?
Не "что ты делаешь", что делала — он видел, не "изгнали ли тебя твои собратья, случаем" — то было не его дело. Вопросы кто и что всегда интересовали брата. Самаила — куда более уклончивые "как": зачем и почему, каким образом и с какой целью. И, не будь до него их Создателя, вселенная с ним во главе едва ли начала бы существовать.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#5

Сообщение Hecate » 18 окт 2018, 08:52

По тьме полетел смех. Он был совсем не таким, как её глухой голос; лёгкий и серебристый перезвон колокольчиков, нежные касания шёлка к коже; смех звучал, а тьма менялась, превращаясь то в женский силуэт, то в огромного дракона, то в несколько державшихся за руки безликих фигур, то вновь становясь тем, чем она была - лишь чёрным покрывалом, где не могут сиять даже звёзды.
- Ты не мой и моим не будешь, - прошелестела-пропела она, потом рассмеялась вновь, и прошла по мраку волна сияния, такого нестерпимо-яркого, что в пору было зажмуриться. - Я могу забрать лишь то, что даровала сама, потому покой мой для тебя не принесёт опасности.
Владевшая материей и пространством, тьма играла с плотью миров, точно та была мягкой, податливой глиной; а тёмная мать создавала и тут же обращала в ничто игрушки, которые были недостижимы для большей части богов. Молодые не ведали тайн творения вовсе, растеряв родительские силы и не умевшие чувствовать, как ложится под пальцы золото вероятностей; старые отошли, устав от собственных мыслей, и отправились, должно быть, искать новых истин.

Она осталась, но не думала, что была этому счастлива. Может быть, Прамать-Ночь всё же была права, и вечный сон - это много лучше, чем вечное бодрствование.

Замерев, точно океан в штиль, тьма, уложившаяся под ноги серафиму, но не касавшаяся его без приглашения, медленно рябила, и в этом странном танце бликов таилось какое-то странное притяжение, очарование на грани бреда - или галлюцинаций, неясных видений под утро. Она будто бы думала над вопросом, хотя сейчас, оставаясь лишь началом, стихией, Anima Mundi, она не была способна думать - в том значении, которое придавали обычно этому высокопарному слову.
У неё не было разума; были только чувства и была вселенная, составлявшая её часть настолько же, насколько она составляла часть вселенной. Наконец тьма вздохнула.
- Потому что я не могу иначе, - ответствовала она, - рождение детей, звёзд и миров - всё едино мне. Я - жизнь и я же смерть. Если не будет жизни, которую я рожаю, от меня не останется ничего, потому что только творение и рождение, между которыми для меня не существует разницы, даёт мне причину оставаться здесь. Я для того, чтобы быть матерью, и мне с этою ношей оставаться всегда. Не станет жизни, которую я дарю, не станет и меня, я же покуда не хочу терять свою суть.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#6

Сообщение Lucifer » 18 окт 2018, 19:05

Такие как она, дети Хаоса, как знали их со слов своего Владыки ангелы, были слабо объяснимы, но слова тьмы имели смысл. Утренняя Звезда понимал. Впрочем, он всегда смотрел за пределы уютного даже ему круга мира. Потому и летал сквозь пустой тёмный океан на ту сторону — пусть даже только для того, чтобы ничего не найти и вернуться.
— Я тоже иначе не могу — видеть бесконечность и желать её наполнить, видеть разрушение и хотеть обратить прах в сады.
Он мог долго дребезжать на краю этой непроглядной бесконечности, не падая, но он вправду страшно-страшно устал, а чудовищная создательница так заманчива распахивала свои руки. Если она не может его поглотить, то может… может… может, хоть замедлить невыносимо быстрый бег его мыслей по орбитам всё тех же идей.
— Позволь… я покажу.
Он свернул крылья в кокон, перестал сопротивляться организующему пространство вокруг себя притяжению тьмы и упал в неё каплей света, исчезая внутри.
Если Геката не вполне думала, но чувствовала, то он думал так красочно и говорил звуком, светом и движением именно оттого, как чувствовал. И она пригласила в свои объятья искрящее ощущениями чуждое существо. Ему больше не нужен был ни голос, ни движения, он просто отдавал ей всё, что пережил: осознание презрение Создателя, увиденное в Первом пламени, боль бессилия после падения в пыли ещё несозданного мира, где демоны и падшие ангелы пожирали друг друга, просто чтобы вынести его тяжкие условия, пока их предводитель никак не мог заставить себя после поражения вылезти из куска базальтовой скалы, пустоту новой вселенной, покинутой демиургами чуть ли не за минуту их многолетнего существования после своего создания. Наконец, дивные и странные смещения картин из разных миров, в которых архангел был как воевода и лазутчик, гостем и налётами. Если он видел небеса в голубом и красном — он уже подумал о зелёных, о жёлтых, о заполненных странными веяниями, переливающимися в отсветах света. Если он видел воронов и змей — он думал о неведомых многоглазых тварях, одновременно чешуйчатых и пернатых, когтистых и мягких.
"Я хочу", — звенело во всей этой симфонии цвета, света, звуков и чувств. После изгнания прочь от подола своего Создателя он всё ещё хотел творить. Не имея силы, вопреки или назло, но чтобы измысленное — было. И было очень и очень недалеко от слишком медленно дозревавшей общей песочницы. Чтобы те, кто бы там ни были в итоге, подвластные хитрому плану творца, смотрели на небеса на таинственный ближний мир и хотели его достигнуть.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#7

Сообщение Hecate » 19 окт 2018, 22:01

Тьма ждала: спокойно и почти безразлично, ничем не торопя своего странного гостя, не перебивая; она могла ждать сколь угодно долго, ибо для неё не существовало времени. О трёх ликах и трёх кнутах, тёмная мать была одновременно во всех трёх временах и не делала разницы между ними, ибо мешала их для себя так, как было удобно. Миг творения мог оказаться для неё в будущем, миг смерти мироздания всего - в прошлом; она сама была точкой отсчёта, началом координат, а потому ей не было нужды сокращать ожидание.
И ангел решился - она взбила космос вокруг себя в непроглядную ночь и мягкое ложе, укрывая упавшую в её мрак звезду покоем вечности. Не уничтожая и не растворяя его, она предоставила ему свободу - искре вечного бездымного пламени, и посреди её существа, пронизывавшего вселенную сетью вен, царила тишина.
- Я внимаю, - ответствовала она, и вновь прокатился лёгкий шелест по этому покрову.
Сквозь темноту, изнутри было видно огни иных светил, которые она порождала и уничтожала не по прихоти, но по зову природы, которому не могла противиться.

Показанные видения захватили её, давно не ведавшей интереса в собственном существовании, они были столь восхитительно живыми и яркими, что на них хотелось смотреть и дальше. Опостылевшие ей реальность и ирреальность в чужом сознании звенели искренностью чувств, и они будили во тьме то, чего она не помнила целую вечность - желание соприкоснуться с чудом чужого желания, чужой воли, менявшей материю и суть вещей.
Сама она слишком давно не умела хотеть, имевшая возможность получить всё, что ей было угодно, что только возможно выдумать, одной мыслью, но чужая жажда, искренняя до всполохов солнечного света на краях вечного мрака, способна была продлить миг её существования, придать ему осмысленность, отодвинуть желанный сон прочь. Умевшая породить желаемое, она не умела мечтать.
Но умел он.

Волны тьмы шептали, точно море, ласкали разум, уносили возбуждение и взбудораженность; здесь им не было места. Она же думала о том, что архангел показал ей, и отблески этих мыслей во тьме становились видениями, повторяя отблески того многоцветного сияния в небесах, касаясь гладкостью чешуи да мягкостью перьев.
В ней было всё.
В ней было более, чем всё; в ней было то, о чём лишь думали пока, о чём хотели мечтать; протяни руку - и возьми. Anima Mundi, порождающее и созидающее, разрушительное и творящее заново, вечный цикл вселенских жерновов.

- Ты мечтатель, мятежный дух, - прошелестела тьма, - желаний и воли в тебе с лихвою - это сделает тебя творцом, если тебе будет угодно. Есть мир, который понравился бы тебе, он рядом, рядом с тем, что творят иные; его будут звать, многим позже, так, как зовут тебя, потому что этот мир будет гореть на тех небесах самой яркой звездой перед рассветом. Твои мечты горячи.
По черноте вновь побежали силуэты, показывавшие странные цветы и странных существ, странные созвездия и странные солнца. Потом осыпались, побледнели; но остались в памяти.
- Мои силы неисчислимы, но порождённое мною - лишь необходимость, но не желание. Однако желаешь ты.
Не предлагая прямо, она давало право позвать и взять - ведь ей было всё равно, чему давать жизнь, а он видел форму и суть, которую вымыслил и которая могла стать истиной.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#8

Сообщение Lucifer » 19 окт 2018, 22:48

"В том моя пытка, — дребезжал сжавшийся до невозможно малых значений ангельский дух. — Я хочу, но не могу, я вижу, но пустоту, я желаю, но всё обращается в тщету. Это всё выглядит как большая насмешка. Я не согласен. Творение должно жить гораздо больше за пределами веденья нашего творца. На что иначе мы?"
Он свернулся во тьме как небольшое, но жгущее излучаемым светом яйцо. Выплёскивая образы и смыслы. Исторгая из себя самые сокровенные желания. Кра-со-ты. У Лучезарного были понимания красоты. Иначе бы в Серебряном граде не горел столб изначального пламени по его нездоровой страсти возжигать там, где было слишком радостно, радужно, стерильно.
И это чувство, которое он передавал приютившей его Гекате, было настолько полно искреннего страдания и слёз, обширно, что он сам уже рвался назад, прочь, творить ближе, наглее, наглядней.
— Помоги. Я хочу, чтобы они видели и желали эти сады. Я хочу, чтобы желающие сильно — достигли. Возвратимся же — покажем творцу и другим, позабывшим, что бывают чудеса из пыли и блеска звезды? Ты только скажи.
Его крылья искрили по контуру яйца, готорые разорваться энергией, готовые пронести их сквозь годы и годы путешествия назад за неощутимые мерцания вселенной.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#9

Сообщение Hecate » 21 окт 2018, 22:40

Пожалуй, она понимала архангела, павшего, но не только не утратившего, а приобретшего способность желать и мечтать о тех чудесах, что толпились в его разуме. Он хотел, но не мог; она могла, но не хотела. Начала, что слишком разные и слишком похожие одновременно, столкнувшиеся для того, чтобы быть самим, или, быть может, чтобы было что-то вокруг.
Что-то, кроме бесплодных звёздных систем и галактик, которые она могла породить, но которым не хватало искры и мечты, чтобы действительно жить. По слабой дрожи, матовому блеску в антрацитовой глубине безбрежного океана ночного мрака можно было заключить, что тьма… Улыбнулась - впервые за ту вечность, что она пребывала здесь, посреди ледяного космического ничто, когда её помощь не нужна была детям и мужьям, возводившим троны и жадно за них боровшимся затем.

Она дала себе труд посмотреть вперёд и назад, окинуть взором настоящее, в котором боги уже придумали жизнь на планете, названной именем Матери-Земли, но ещё не осознали, как этой жизни стоит выглядеть затем. Будучи одновременно всюду и нигде, она посмотрела из Мирового Океана, скрывавшего поверхность той планеты, на небо, и увидела там горящую точку ярко-голубого цвета, а затем пожелала поменять их местами и взглянула с покрытой пылью поверхности на крошечную точку, затянутую водой.
Да воздастся жаждавшим.
Что бы не было дальше, пусть будет красиво сейчас.

Самаил нравился ей: мятежный и яркий, тревожный и тревожащий спокойствие сам, ищущий; он не желал рассказать, как нужно, чем грешили многие иные сущности необъятных миров на Древе; он желал делать сам и править плоть материи так, чтобы она была хороша. В этом он много превзошёл своего отца, который ошибок не только никогда не видел, но и приписывал их другим.
В глубине мрака поднялся звёздный ветер, опахнул золотые крылья дыханием вечности, и почему-то пахло лавандой и яблоками. Ни того, ни другого ещё не было на Земле, но эти цветы и деревья зеленели в садах Геи далеко от новой вселенной, и тёмная мать грезила порой теми ароматами.
Это было самое близкое к понятию мечты, что было ей доступно.
- Если ты желаешь, - сказала тьма, качнула архангела точно в великанских ладонях прибоя, - я помогу тебе во всём.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#10

Сообщение Lucifer » 22 окт 2018, 10:18

— Я желаю.
Спустя года, наверное, будет очень немного коротких рубленных фраз у обычно говорящего филигранно и красочно ангела, наполненных таким плотным смыслом. Эмоцией, сжатой до почти монолитного состояния, в которой она уже не проявляет себя снаружи, но существует в пределах себя. Чем-то похож на неё и был свернувшийся в плотную и не рябеющую больше по краям зерно прохладного, но излучающего тепло света.
Они путешествовали годы? Тысячи лет? Мгновения? Странный вопрос, потому что время до календарей всегда либо представляло круг дневных и годичных циклов, либо необъятное, с трудом измеримое, как Астарта, сплошное «есть», «сейчас».
Это был маленький кусок скалы под боком тёплой нежно-золотой звезды. Вокруг бесплодной пыльной поверхности на фоне тьмы и ореола света, что очерчивали границу очень медленно переливающихся ночи и дня, проплывали разрозненные облака пыли же и газа, и каждое дуновение света рассеивало их в пространство, смещая, смешивая и перекрашивая нижние слои узора.
Самаил помнил, как он приходил в разные миры и находил, что приятное и обитаемое их пространство конечно, оно там, где восседает пожелавший придать ему облик творец, и неизменно походило на отрожение его, творца, сущности. Что бы было похоже на обитаемое творение их?
— Давай спустимся на неё, — шепнул он в обнимающую его Астарту, впервые за долгую для своей беспокойной сути паузу совершая лёгкое нетерпеливое движение. Они могли существовать в невесомости, да, и это была привилегия очень немногих бессмертных, приходившая со способностью создавать, выходя в ничто за грани чужого творения, но вдыхать чистоту и прохладу приятнее, чем вдыхать удушающую пустоту и несущийся по ней прах и пепел.
Здесь были бы слишком иссушающие долгие дни и холодные ночи, потому скале нужна была либо большая скорость, либо плотная сфера, что защищала бы и распределяла свет и полумрак, влагу и суховеи. А что если бы одни сумерки вечно переходили в другие, и над этой землёй всегда играла музыка множества отражений, а не лишь прямых лучей и ясной холодной тьмы? И тогда всё живое под такими небесами копило нужные свет и цвета, и излучало самостоятельно. Видела ли Геката когда-нибудь миры с огромными сияющими грибницами? Кристаллами? Текущей по зеркальным белым чашам прудов и рек каскадам воды? Он не видел, но представлял.
Однако, был такой вопрос:
— Как ты делаешь это? И зачем? — внезапно спросил он. — Не только меняешь всё вокруг, а меняешься сама, чтобы… создать. Принимаешь примитивные облики, когда ваш совершенный и судей мы задумали по подобию его?
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#11

Сообщение Hecate » 22 окт 2018, 22:04

Она ничего не сказала в ответ, но был смутный блеск в глубине мрака, который можно было истолковать как… Согласие? Удовольствие? Радость? Триединая и неделимая, тёмная мать и эмоции испытывала столь сложные, где переплеталось одно с другим так тесно, что не существовало ничего точно определимого, а познать их можно было, лишь обладая сутью столь же множественной и одновременно единой, как она сама.
Тысяча лиц и десять тысяч имён; одно как многое и многое - как одно.

Космос плыл вокруг - бездушный, холодный, равнодушный и по-своему прекрасный космос, в котором рассыпаны были тусклые семена миров, где когда-то, вечность спустя, могли бы подняться всходы жизни. Она знала, что Земля, которую желали иные боги, не будет единственной, где научатся смотреть вверх и искать ответы в небесных светилах; и кто знает, кому из миров повезёт больше - тому, который должен быть тем, что в него вложили, или тому, который имеет возможность быть тем, что из него создаст жизнь.
Тьма, от праматери-Ночи принявшая простую истину о невмешательстве, считала, что последнему.

Совсем рядом вспыхнула маленькая жёлтая звезда, и тьма вновь успокоилась, оказавшись совсем близко к системе из девяти планет; те двигались своим чередом. Каменный шар, тот, который ещё не имел своего имени, но будет иметь много позже, был чист, одновременно раскалён и холоден. Не так, как первый из них, но куда больше, чем третий.
- Хорошо, - прошелестела тьма.
И её плоть, густая и чёрная, смолой потекла по скалистой поверхности, а миг спустя вместо тьмы встал силуэт: высокая женщина, окутанная в свои волосы, полногрудая и крутобёдрая, но что-то тёмное чувствовалось в её совершенном лице, в глубине фиалковых глаз. Босые стопы были бесшумны, когда она, лёгкая, как танцовщицы, услаждавшие взор Урана в его дворце, прошлась, глядя на скользившие по поверхности тени, улыбнулась почти безмятежно.
Тьма страшила необъятностью, но в матери эта непостижимость тоже осталась, лишь присыпана была обманчивой обыденностью фигуры.
- Ты не можешь сорвать яблоко с ели. Моё создание - рождение, и я становлюсь тем, что может породить, яблоней - если нужно, елью - если нужно; от того, какое семя пролито и какой плод сорвут, завишу я и зависят они вместе с тем. Все мои облики - примитивны и возвышены, мятежный дух, ибо все они истины и ложны. Первого у меня нет, как нет лица у стихий, река течёт, и в берегах - её очертания, но она остаётся рекой. Я меняюсь, дабы давать жизнь, и от того, какой жизни пришёл срок, завишу, и она зависит от меня.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#12

Сообщение Lucifer » 23 окт 2018, 08:21

— А разве обязательно? Становиться чем, что тебе предстоит породить, если можно это же просто осмыслить?
Он отделился от Матери чудовищ, но облик, даже один-единственный, приросший и знакомый, не принимал, всё так же блуждая кругами в неплотном воздухе вокруг неё переливающимся сгустком света. У него даже образ не оформлялся никак: мерцал, растворяясь в пространстве во все стороны почти равномерно, только вертикальная пара лучей обозначала подобие основной оси, а растущие не то из спины ещё недорисованного тела, не то из самого сердца живой и разумной звёзды дуги света, так напоминающие крылья из перьев во плоти, подрагивать поперёк первого штриха. Впрочем, обозначилась и третья пара: вместо смотрящих вверх и позади крыльев от рассеянных лучей света собрались навравленные вперёд и вниз руки, и, стоило им сформироваться, они сразу подхватили полотно реальрости: одна — шлейф ночи, другая — недавно поглощённый в крылья свет, запросто отрывая их от их хозяев и сплетая вместе.
— Если змея может отложить яйцо, или же родить змеёныша со скорлупой — не значит ли это, что она сможет что угодно, стоит только измыслить? Яйцо может быть из камня, потому что имеет похожую форму, и этот же камень может зажечься огнём, если убедить его ударить о себя, высечь искру и раскалиться от неё.
Казалось бы, оба были ткачи, причём именно Нейт носила титул. Но где она становилась тем или иным, Самаил запросто играл образами и смыслами, превращая их по ходу мысли множество раз, прежде чем прийти к удовлетворяющей его форме. Где породительница проходила, быть может не грузно, но весомо, основательно, шаг — он не суетливо, но играючи пролетал круг, разбавив текучей тьмой из её шлейфа слишком яркие и густые краски света, облекал ими пока пустынный мир. Здесь — припадёт совсем к пыльной крошке, сплавив близостью сердечного жара в монолитную плиту, там — выдернет и вспенит из каменной плоти шипы и когти будущих утёсов, отрогов и шпилей, по которым заберётся сущее растущее, по воле или инстинкту достигать высоких светлых мест.
— Я, быть может, не умею порождать, но так измыслил наш Создатель. Мой брат не переменчив и на треть, как мог бы я, но он смыслит то, что он творит. Или Пернатый Змей — ужель такой свирепой и кровожадной твари давать посевам всходы — а ты гляди ж, и вечно твари пожирают друг друга, чтобы своё потомство и погибель породить.
Но больше прочего, конечно, Утренняя Звезда не навязывал видение, а пытался понять и научиться, как выходило сотворение у иных. Кем он должен был стать, или сделать вид, хоть мимолётный, что стал, чтобы преодолеть закрытый ему от рождения порог.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#13

Сообщение Hecate » 23 окт 2018, 21:58

Их разговор был не менее странным, чем их же мечты и стремления; одинаково желавшие своих чудес и по-разному идущие к ним, они были похожи и ужасающе отличны одновременно. Понимать это было изумительно. Тьма не жалела, что согласилась прийти с ним вместе и что согласилась помочь, но чувствовала ныне удивление от того, как они объясняют друг другу простые истины - и не в силах их понять. У них, у каждого, были свои пути, по которым не пройти было второму.
Впрочем, стоило ли удивляться? Все по-своему уникальны и необычны, в разности, становящейся единым целым, и таится смысл, день не может без ночи, а ночь - без дня, хоть им и никогда не понять друг друга.

- Слухи сказывают, что Иегова не заложил в своих детей понятия пола, но ты рассуждаешь, как рассуждает мужчина, - тихо рассмеялась госпожа теней, взмахнула руками, перекидываясь в облако черноты, в чудовищного дракона, в призрачный силуэт, не имеющий лица. - Можно из глины или мрамора вылепить то, что видит твой внутренний взор, ты придашь ему форму своим желанием и отполируешь ожиданиями до идеального воплощения мысли, но нельзя породить то, чего нет в тебе самой. Мы, я или прамать Ночь, мы создаём жизнь и смерть, беря жизнь и смерть из себя самих, взять материю и придать ей образ, что будет желанным - то мужской удел. Я - часть всего, что породило моё чрево, и оно же навечно - часть меня.
Она вновь стала женщиной, на этот раз - юной ещё, хрупкой девушкой-подростком, с изяществом птичьих костей и угловатой нежностью тонких ключиц, и только глаза не вязались с обликом Девы, младшей из троицы, слишком тёмными и взрослыми - старыми - они были. Шаг у неё был лёгкий, почти танцующий.
Серебристые блики горели на бледной коже.

- Я могу создавать из ничего, из пустоты, из неживой материи, но в этом есть одна оговорка.
Подобрав один из камней, Астарта осмотрела его, потом смяла в пальцах, и вот уже вместо простого булыжника на ладони её появился крупный кристалл цвета алого, как кровь. Она бросила его под ноги, зачерпнула рукой пустоту - и показала другой, теперь синий, точно моря всех сакральных миров.
- Ты тоже так можешь, это просто, сказать материи, чтобы она сменила свою форму. Но жизнь я могу создавать только тогда, когда отдают в эту жизнь часть себя. Чтобы породить тьму, я стану Хтонией, чтобы породить свет - Уранией, и это каждый раз буду настоящая я, но каждый же раз - немного иная. Быть может, есть кто-то, кто способен брать не жизнь, но свою волю и менять её в дыхание новой, никогда не существовавшей раньше жизни, но богиням не подвластно подобное. Наше таинство - рождение, звёзд или безумия, то неважно, меня научили мои матери, и такова наша природа, отмеренная мирозданием. Мы делим свою жизнь с детьми, а затем вновь принимаем их в себя, когда приходит их конец, цикл бесконечен. Ты хочешь узнать, как творить, но я не могу дать тебе это знание, ибо оно не подойдёт тебе; я могу дать лишь сил, которыми тебе разжигать костёр новых жизней.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#14

Сообщение Lucifer » 23 окт 2018, 23:38

— Потому, что мы — суть от огня? Но можем ведь принять любую форму, — он бы склонил голову. И он склонил голову, обрисовавшись в силуэт из призрачного света, и в мягких изгибах плывущих линий, от крыл и рук до струящихся кос, читалась та неземная красота, которая в плоти воспринималась женской. При этом и повадками, и всей ершистой угловатостью черт, в которых улыбка была непомерно широка, съедая своим сиянием сок губ, а в глаза и светящееся не идеями — идеищами! — вдохновлённое лицо смотреть было куда интереснее, чем в едва очерченные бёдра, талию и грудь — Самаил был, узнаваемо, всего лишь Самаилом. Если бы его так не развлекала найденная волей случая в долгом путешествии компания, он бы от раздумий по этому вопросу, особенно из-за проглоченных и раскушенных зёрен истины, изнутри дотла извёлся. А так светил другим и не замечал. — Коль так считать, среди серафим женщин не сыскать вовсе. А мы были первыми.
И не было проблем: ни с балансом, ни даже вопроса, что могут быть иные разделения. Каждый архангел и, позже, ангел, был собой и ведал своими делами, и создавал Отец. А потом они приняли плотский облик, чтобы увидеть врага на равных и понять его и победить так, как можно было надёжно, но бессмертные души о чуждые им смерти и бесконечный цикл возвращений стали стачиваться, и их, первых, просто не хватало. Тогда, по воле Творца, которая казалась, но только казалась милостью, они стали больше напоминать детей Хаоса, этих свирепых, заселяющих всё и пожирающих друг друга чудовищ. Хотя, конечно, младшие ангелы, добрые целительницы и проводницы, взяли от женского начала только лучшее, мерзость отдав запрятанному в сокрытые тайники сторожить их секреты демонью.
— Ты даёшь ответы, — сказал он, замедляясь над одним местом. Пальцы по-птичьи тонких, не то детских, не то девичьих ног не касались даже поверхности обрастающего деталями мира творенья, — но не даёшь их для меня. Как быть — чтоб я, и создал целый мир из себя? Но ведь тогда я перестану быть. Быть собой, свободным — вот уж точно.
Он насмотрелся на Творца на троне. И сколько б он ни презирал отца за то, что тот за них всё решил и сделал, не будь его в таком прискорбном, как счёл бы Самаил, безрадостном положении — Эдема бы не было, и всех его чудес, которые и вспоминать с тоской спустя вечность в пустыне ему всё саднило.
Детскую игривую непринуждённость смело с него сияющей золотистой пылью, она смешалась с космическим ветром — и повисла марью, заслоняя собой от новых этот молодой мир. А Самаил же остался стоять, не парить, своей вытянувшейся фигурой на месте, ногами в намокшей грязи, померкший и плотный — и даже близко не такой радостный, каким казался пару мудростей назад. Его горящие куда менее лучистым золотым огнём крылья лежали шлейфом в лужицах, испаряя их с шипением и цветным паром. Мгновения — и загустевшие им небеса прочертила вспышка, и над миром пошёл первый дождь.
— Я спрашиваю тебя, Урания и Хтония, тогда, как ты снизойдёшь, чтоб дать мне этих сил?
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#15

Сообщение Hecate » 31 окт 2018, 21:26

Мать матерей, Астарта вновь закружилась в странном танце, словно и мгновения не могла бы устоять на месте - воды безмятежной реки, неостановимой в своём течении. Чёрные волосы, белая кожа, звёзды, притаившиеся в следах её шагов; титанида была чуть более реальна, чем сама вселенная, и чуть менее материальна, чем мечта, которую Самаил жаждал воплотить. В её движениях было что-то завораживавшее, как и в голосе, которым детям своим породившая чудовищ пела колыбельные, на неё вечно хотелось смотреть.
Но что-то ещё было в этом кружеве; несмотря на казавшуюся хаотичность, каждый жест был осмысленным, и все они сплетались в единый узор, слишком сложный, впрочем, чтобы быть понятым мгновенно.
- То не о внешнем речь, мятежный дух, - ответствовала богиня, коснулась своей шеи, груди, и тело её стало вдруг чёрным, как плодородная почва, на которой взрастёт свежий урожай. - Я могу воплотиться мужчиной, показаться мужчиной, ощущаться мужчиной, но никогда не смогу мыслить, как мужчина, как братья мои. Это глубже, это внутри, это суть того, что ты есть, как ты мыслишь… Как чувствуешь… Как видишь. Если ты встретишься с Ночью и Мраком, ты удивишься тому, как они неотличимы друг от друга, но она - это она, а он - это он, хотя кажутся одним. Женщинам присуще творить рождением, мужчинам - упорядочиванием, так уж заведено.

Она склонила голову набок, изучая того, кто говорил с нею, будто хотела найти в нём нечто новое, особенное, чего не видела прежде. В павшем архангеле притаилось многое из того, что тёмная мать почти не встречала в богах: решимость и желание, но более - воля, которая способна придать материи тот вид, который он хотел.
Воля была и у того, кто называл себя Творцом, но Яхве мешала гордыня и вера в собственную неспособность ошибаться; к счастью или несчастью для себя, он не заложил в своих созданий невозможность чувствовать сомнения. Это обернётся для него бедой, но - ещё не сейчас и даже не скоро.
Ныне всё ещё было время разбрасывать камни.
Титанида облизнула губы стремительным жестом: язык у неё в этом воплощении был змеиным, раздвоенным и тонким. Она видела, к чему придёт нынешний урок. Она видела и то, что это необходимо.
- Как только ты готов будешь их взять, названный Денницей. Я стою с тобой рядом, каждый вздох моей сути - сила; я отдаю её тебе, чтобы тебе ныне стало возможным использовать её сообразно желаниям твоим.
Геката подняла левую руку, и из тьмы и пустоты, смешанных с лунным светом и звёздной пылью, возник плод, который она протягивала Самаилу.

И снова, конечно же, крупное и гладкое, серебряное и сверкавшее, это было яблоко.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#16

Сообщение Lucifer » 01 ноя 2018, 10:19

— Я тоже не об этом. Внешнее интересует меня далеко не в первую очередь.
Хотя эта бесчисленная чреда метаморфоз Астарты его немало увлекала, как калейдоскоп, как ход многомерной игрушечной вселенной, состоящей из сгустков и облаков газа и пыли — удалённый и всеобъемлющий взор наблюдателя.
— Меня смущает то, как легко вы связываете оттенки сущности и женское и мужское. Часть содержимого голов — или, скорее, груди и живота — твоих братьев для меня столь непонятна, и дика, и чужда, в то время как моему брату их понимание порядка вещей сродно. А сила его ближе к вам. И всё это не делает никого из нас женственнее или мужественнее, чем мы были до проведения границ.
А исток непонимания был прост: Самаил не терпел детерминанты и границы, хотя видел их и оттенки на линии смешения даже яснее прочих. Была ли там зависть, что ему, находящемуся с другой стороны разных начал, не была дана та же свобода творчества, что ему, пусть даже у него были собственные дары, и они были даже чуть более редки и отличны? Может быть. Хотя в первую очередь это отчаяние предопределённости выливалось из сердца Самаила не на чужаков, а на свой род. На своей ветке он был паршивая яблоком, и никакое гостеприимство и понимание извне сего факта не могло переменить.
А напоминание саднило.
Она не могла не знать, а если не знать — то почувствовать, что ему уже постылой есть чужих древ плодов, а приобрести собственные можно было только по праву крови: пролитой в поединке силы, или разделённой вместе, ритуалами семьи.
Но она ему не семья.
Архангел смотрел на все эти движения медленно, непроницаемо, возвращаясь к деталям назад и вновь глядя вперёд, в настоящее, в эту короткую и долгую паузу. Как она облизывали губы своим змеиным языком, как выпростала свой плод.
Если он возьмёт дар — он для него будет отправлен, Самаил будет должен целую вечность, и он это понимал, слыша собственные последние слова. Снизошла. Ох нет, ох нет, только не так.
Рука с играющими по кончикам пальцев отблесками собранных им солнц протянулась навстречу, но не коснулась яблока, замерла на йоту прочь от чуждого серебра. И схватила запястье руки, державшей его, без боли, но крепко, крадя свободу, и протянулась вверх, к плечу, горлу и сердцу титаниды, повислая кольцами. Это был, наверное, первый раз, когда Самаил принял совсем чуждый облик. Он мог притворяться птицами, оставаясь суть и ощущение собой, но скользким и гибким он стал по примеру её. И это была мера защиты, тоже: удержать настолько не угрожающую форму, чтобы их непрочный союз не обернулся бойней, и не дать нарушить собственную самостоятельную суть.
— Только зачем бы тебе, той, что легко изрыгает сущее, это делать? В женском и мужском нет никакого смысла, когда каждый сам по себе зачинает сущее.
По образу и подобию своему, потому что иначе не может — как те цветные губки, которые плавают в киселе из своих сестёр и тёток, бесконечно делясь на себя, и себя, и себя, даже не осознавая круг этого творения, пока не истребляют себя сами, неизбежно. И выход из этого круга только один.
— Я не возьму твой плод, я возьму тебя.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#17

Сообщение Hecate » 05 ноя 2018, 12:08

Лавандовые глаза, фиалковые озёра, подёрнутые дымом, белёсым светом Млечного Пути; Астарта получила его от своей матери, что зажигала звёзды и гасила их единственным вздохом. Глаза были единственным, что оставалось в ней, изменчивой, как плоть рек всех, постоянным - густое чернильное марево, вглядевшись в которое, можно было увидеть суть всего. Anima Mundi, созидающее и разрушительное, ставшее единым и трёхликим; им с архангелом никогда было не суждено понять друг друга, даже если они и были в чём-то похожи, их различия были глубже, чем всякое слово.
Тёмные крупные губы, чёрные, как теперь - её кожа, слепленная из сырой земли, раздвинулись в улыбке, и вновь на миг мелькнул тонкий змеиный язык. Вновь проявилась череда превращений: богиня мрака будто нарочно не желала останавливаться или выбирать один облик из бесконечности.

Красота, как известно, в глазах смотрящего.
Сумрачное и тревожное, существо это, что многие миллионы лет спустя будут почитать с осторожностью едва ли не большей, чем надеждой, могло не быть красивым - и даже, скорее всего, не было, - но притягивало бесконечными переливами собственного естества. Бесчисленное множество вселенной пряталось в ней одной.
- Потому что наша суть однозначна, и в ней - наша сила. Границы, выставленные вселенной, чётко определены, и это можно воспринимать по-разному. Есть среди нас те, кто способен быть двуедин, совмещая в себе мужское и женское, но их мало, и в основном они слишком… Хаотичны. Неопределённость - черта первоначал, мы, рождённые позже, избавлены от неё.
Она вспомнила череду бывших мужей. Это воспоминание утомляло. И раздражало, не без этого. Все они рано или поздно становились либо сумасшедшими, либо унылыми, либо объединяли в себе оба этих далёких от увлекательности качества.

Запястье обласкала прохлада чешуи.
Сильные пальцы титаниды, вырезанные из тени, но материальные, как гранит и мрамор, сжались на серебряной кожице, и из-под ногтей брызнул сладковатый, сверкавший искорками лунного блеска сок, пролился ей под ноги - и испарился, обернувшись в дым. Мать матерей рассмеялась, глухо и тихо, и этот гортанный, низкий смех, шедший точно бы из недр каменного шара под их ногами, тревожил.
В нём были обвалы и сходы лавин, треск ломавшихся тектонических плит.
- Всё верно, мятежный дух, творя сами из себя, мы все обречены творить подобное себе, и только в союзе рождается новое. Пусть будет так.
Ведь такова была суть всех великих матерей: отдавать тому, кто способен взять.

Странные фиалковые глаза с узким зрачком, фиалковое озеро делившим пополам, они смотрели в упор, не мигая вовсе. В черноте плескались блики.
Глаза змеи.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#18

Сообщение Lucifer » 05 ноя 2018, 21:05

— А наша сила течёт от единого истока и мельчает с тем, сколь малый аспект света мы способны в себе уместить.
Бестелесные твари. Красивые и пленяющие, греющие и утешающие, но, обдери перья и наносное тряпьё жил и одежд с каждого — ужасно неразнообразны, просто лучи света из одного снопа. И долгое время тяжеловесные и необъятные титаны и породившие их исконные их пугали своей дикостью, массивностью, беспросветностью. Потому что луч силён, пока он летит и проникает. А когда его останавливает непреодолимая толща тьмы — гаснет. Хотя его, среди многих, остановить и погасить было бы трудно просто телами титанов и их сырой силой.
Его разум, воля и ведомые ими руки были способны на что угодно. Даже подчинить существующее пространство и материю себе, прекратив неизбежное умирание целого изгнанного воинства, пока миры обозримого для них участка вселенной не стали более пригодны, пока меньшие крылья ангелов низших порядков не перестали нуждаться в том притяжении, что давал им архангел среди них и не перестали истощать его растянувшуюся на эпоху регенерацию и недобровольное поначалу и добровольное после какого-то наблюдения заточение в безжизненном камне.
Творение одного всегда было куда большей, дающейся с риском для жизни и свободы жертвой, чем совокупление двух, в котором сначала отца обворовывает мать, а потом дитя — её. Нередко, но не всегда, убивая. Этот урок он тоже знал и не горел его повторять.

— Не зови меня так, — произнёс он, мелко потрясая раздвоенным кончиком своего языка, обвиваясь плотнее. Смех иногда мог ранить, особенно когда ты только выплывал с самых глубин у дна и искал своё место, свой статус, своё состояние в отрыве от отцовской тени. А ведь это сложно. Так сложно. — Или, коль скоро мы равны, как звать тогда мне тебя? Ведь не любимой-с-с-с?
Любовь — большой обман, пребывал в уверенности Люцифер, порядком наблюдавший в стане врагов раздор и войны за тех, кого они почитали своими половинами. Неполноценность, осознанная или нет. Изъян. Но, конечно, Нейт тоже была чужда этого. Она не держалась за мужчин, с которыми была. Это давало ему надежду, что, в отличие от взятых ради преумножения небесного воинства жён (которое от Самаэля приросло, увы и ах, по большей мере девами и бунтовщиками), она не будет тосковать и не убьётся, если с ним что-нибудь случится. Или он сам что-нибудь сделает — с ней.
Он сплетался тугими кольцами вокруг куда более крупной — тяжёлой, материальной, реальной — женщины, обтираясь гладким брюхом о сгибы её изменчивого образа. Конечно, архангел не был жесток. Вред не входил в его намерения, несмотря на глубокое внутреннее неприятие самого ритуала единения: тревоги, отвращения, подозрения, что дребезжали внутри. Он погладил затылком плоской головы её тело, проскальзывая мимо, а потом прихватил клыками за шею. Иллюзии принадлежности и страсти для него не существовало, возможно — к сожалению. Она облегчала очень многие странные для трезвого разума вещи, но порабощала свободную душу, которая всегда стремилась к независимости, не скованная цепями чувств.
И всё же. Ночь была гладкой, мягкой, но при этом шероховато-реальной. Скользни вверх и застань изгиб между талией и выступающим из-под ничтожно призрачных, прикрывающих срам лишь от глаз, и то не оставляющих для фантазии простора одеяний титаниды. Скользни вниз — вот и пекло, откуда родится жизнь. Как странно, чуждо, многогранно. И по-своему очаровательно. Самаил протек между её изгибами, отпуская свои тревоги, позволяя себе сцепиться с ней намертво, отдать своё тепло и взять её.
Над поверхностью ещё безжизненной планетой текли звездопады.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#19

Сообщение Hecate » 11 ноя 2018, 21:42

Они не верили в любовь, не верили в неё оба, и это тоже сближало их, исполняющих сейчас в неведомых прежде формах неведомый прежде танец у поверхности земли, не знавшей ещё ни рождения, ни смерти, ни того короткого мига, что пролегает между ними. Тьма вновь подумала о мужьях, что были у неё до этого; сколько их было? Не припомнить. Как матери её, как нарёкший своим именем Уран, она была обречена от одного переходить к другому, чтобы порождать прекрасных дочерей и чудовищных сыновей, но не нуждалась в том, чтобы быть с ними рядом.
Для Аштарет не было любви, которая способна была толкнуть её в объятия мужчины. Была страсть, которая справлялась с этим куда лучше, и был вечный зов той из Трёх её личин, которая была матерью и для которой рождение было единственной сутью жизни.
Как луна, меняющая фазы, так титанида меняла ипостаси, бывая то девой, то женой, то старухой; сегодня она была женой, потому что был тот, кто мог быть с такой женой, но с кем она не была ранее. Ни к кому, как знавали иные боги, она не приходила дважды и ни к кому не возвращалась, ускользавшая, как полноводная река.

Женское начало. Вечный фатум - существующая для того, чтобы сделать так, как должно быть.
Геката не была счастливой, не была и несчастной; её мироздание, в котором существовала она, не вмещало в себя подобных категорий. Было только то, что нужно, или то, что желалось, но последнего становилось всё меньше.

Чешуя змея была тепла, но холоднее её кожи, помнящей жар звёздных сердец, из которых перерождались сверхновые, и этот огонь щекотал его кровь, проникал под шкуру искрами колючей, древней силы, принесённой далеко из-за границ реальной вселенной.
- Ныне я называю себя Гекатой, - ответила она, и улыбка, проскользнувшая по полным губам, была столь остра, что ей можно было бы заживо снимать кожу, - и этого достаточно. Как зовёшься теперь ты?
В этом вопросе не было коварства; было ожидание. Имя было одним из самых сакральных явлений в сущностях, подобных им обоим, владея именем, можно было призывать и просить, выбирая имя, можно было изменить себе судьбу, и ей было интересно, что решил павший архангел, вечно ищущий и познающий теперь сам себя.
Гибкие кольца, захлёстывавшие чёрную, как смоль, как сырая земля, кожу, сжимались всё крепче, а непостоянный облик тёмной матери всё плыл, хотя и оставался где-то уподобленным женскому, но порой лицо её пропускало сквозь себя щитки змеиной чешуи.
И глаза: более всего её выдавали глаза.

Темнота, окутывавшая мать чудовищ, приняла их вдвоём теперь, соткав не то ложе, не то забвение; и сила, та, к которой стремился сын Яхве, отвергнувший отцовскую власть, щедро проливалась в реальность каплями раскалённого серебра, оседавшими на гладкой шкуре. Переплетение сердцевин, становящихся одной, чтобы воссоздать новое.
Она не вмешивалась в чужие мысли и мечты, её возможность превратить материю в мягкую глину и слепить из неё всё, что угодно, теперь была предоставлена другому - и это было правильно.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#20

Сообщение Lucifer » 15 ноя 2018, 08:05

— Я не менял имени, — и как такая, казалось бы, светлая мысль может звучать столь грустно? А просто: — Только никто не смеет меня им больше звать. Считают, что оно проклято теперь, когда я в немилости и изгнан.
Все изгнаны. Но, конечно, на нём, идейном вдохновителе, военачальнике военачальников, лежит несмываемый след вины.
Они проговаривали это миллиарды лет. Он сидел, бездвижный, в центре оплавившейся от его приземления на спину скалы, ныне кружившей вокруг гигантской газовой планеты, а они бесконечно продолжали тот же спор, что вели мысли в его собственной голове. Что же им теперь делать. Как выживать. Не стоит ли перегрызть глотку ему — шёпотом, в страхе — и искать искупления и путь назад в Эдем. Самаил предпочитал притворяться. Что он не слышит, что ему всё равно, что он очень далеко, не телом — так разумом. Иногда он заставлял их бояться. Чаще учился проклинать взглядом едва восстановившегося левого глаза — со спиной и крыльями вышло многократно дольше, а вот пугать взглядом и ворожбой со скрюченных пальцев подвижных рук в синих с золотом робах, покрытых несмываемым слоем запёкшейся крови и сажи сгоревших ангелов — пожалуйста, сколько угодно. И его ставка в изгнании, скоро по образу прочих, которых иногда обирали, жалостью ли, похотью ли, сделками или насилием — превратившаяся в двор с титулами, но без родословной и союзов, потому что единственное влияние, которое Самаил был согласен терпеть — было его — стала средоточием любезностей сквозь зубы и страха, видного сквозь глаза.
— Они называют меня титулами, Геката, и это уже не изменится. Пока вы создаёте миры для своих потомков и принимаете новые имена на новых языках — я остаюсь неназванным.
Яд Господень. Быть может, ядом он и стал сам, со своими идеями, со своей болью, и просочился в кокон творения едкий газ поверх задуманных цветных видений небес, потому что отбросить прежнее архангел пока не мог. Прежнее портило всё. Миллионы лет в оплавленном базальте, воздевшемся брызгами стекла в стены сплетавшегося вокруг его, неподвижного на троне, замка — отражались в хищных и тёмных переливах нарастающих по куда более яркому и бледному образу пород. Любое осмысленное его творение — всё, что не было в картине у его Творца. Любой его облик, кроме первого, раннего — богохульство.
Это было неправильно. Жар Матери Чудовищ его не согревал, а жёг немилосердно, он не мог найти удобства в её объятьях, даже несмотря на то, что она предлагала покой. С самого начала, когда он просто пролетал, одинокий наблюдатель.
Змей извился ещё раз, ощущая желание укусить свою податливую, но при этом жёсткую, близкую и далёкую, горячую, но холодную сердцем утешительницу, и, зная, что это отчаянное желание его глупо и происходит от страха пускать кого угодно в свои истинные мотивы и обиды, обратился назад. Возможно, не стоило даже пытаться её сковать в ответ на приоткрытые объятья. Кольца змея стали руками, не сцепленными судорожно, а блуждающими по спине и бокам, раскрывшиеся из чешуи назад пеной едва оформленного света крылья накрывали их, но спадали вдоль шлейфа тьмы, и зубы впивались без острых игл и ядовитых капель в ключицу богини, прежде чем отступить и разжаться, превращая жест, легко способный отравить и навредить даже вечной, в смазанный и грубый поцелуй губами, пока лицом любовник, с закрытыми глазами и сосредоточенным отрешением прятался в ночной гриве у перетекающей чешуи-кожи, отторгая всё лишнее от своих мыслей, просеивая для ритуала не все назло и иначе, а очищенные желания и чувства. То, что он от падения и впредь полон яда, не значило, что он не может делиться ими всё ж по своей воле, равно как по своей воле творить чистые красивые вещи, похожие и непохожие на находящуюся в его объятьях женщину, которая у него ничего не отнимала и была с ним добровольно.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#21

Сообщение Hecate » 18 ноя 2018, 21:16

Геката не ведала за ним никакой вины. Средь сыновей её встречались чудовища, пожиравшие миры и светила, задумывавшие конец света и проклинавшие жизнь, средь её сыновей не было ни одного, кто был бы похож на неё, равно как не было ни одного, кто оправдывал бы её ожиданий, но все они оставались её детьми.
Каковы бы не были их прегрешения, она давала им право выбора - и не судила за выбор, который они делали, даже если была не согласна с ним, иначе в чём же тогда была дарованная свобода воли.
- Всё это - пыль, - произнесла тьма, хотя титанида не открывала рта, чтобы шептать словами; тьма, частью которой она была и которая была частью её, сейчас говорила на языке более образов, чем истинных звуков. - Ты ведь сам это знаешь. Титулы и эпитеты, за ними нас прячут те, кто страшится видеть нашу истину, кто не готов к ней или не в силах её вместить. Они бесполезны для нас самих. Не в том вопрос, как называют тебя другие, это их дело. Как называешь себя ты сам?
Касания пальцев-перьев по гибкому позвоночнику.

Она видела, о чём думал он, хотел сам павший архангел того или нет, но он открыл ей путь в свои мысли, оставшись с нею и взяв её; впрочем, были открыты сейчас ему и её мысли, ибо им сквозь силы, неизмеримые и древние, которыми она могла делиться щедро и без всяких сожалений, был проложен путь.
Разум Гекаты был подобен космосу, который они покинули недавно, или океану в штиль - поверхность гладкую, как зеркало, в которой можно было узреть черноту или собственное отражение, а быть может, и желания свои, чтобы сделать их правдой.

Астарта думала о том, как иллюзорны родственные узы порой, как её родители оставили её, едва она родилась, потому что отца неумолимо тянуло туда, где первородная материя становится чистыми возможностями, а мать влекло туда, где разгорались звёзды, и что один из них мёртв уже, а вторая умрёт вскоре. Думала о том, как многое на самом деле значит прошлое, если думать о нём, и как оно тает, когда нет понятия времени, когда всё - столь же реально и одновременно призрачно, как настоящее. Думала о том, как её дети в чешуе танцуют в зелёных водах рек за много световых тысячелетий от этой системы, как её дети с золотыми шкурами мчатся по сиреневым полям на другом конце вселенной, и о том, что от неё навечно останется память в них, частица её естества, превратившаяся в иные жизни.
Думала о том, как на самом деле ограничен и жесток оказался создатель, жаждавший казаться всемилостивым.
О том, что желала бы помочь собственной болью отравленному змею, чья чешуя казалась твёрдой и жёсткой, когда могла бы быть гладкой, ласковой; о том, что не может, и не потому, что ей жаль для него своего могущества, ибо и вовсе зачастую приумножала его, делясь, а потому, что только он сам умел бы найти выход из лабиринта собственных мыслей.

Вновь вздохнув, тьма стала мягкой, как сон в полдень. Чем жёстче были кольца его объятий, тем спокойнее, легче становилась она, прокрадываясь меж его злости, обволакивая и вновь предлагая покой.
Её волосы стали чистым светом, как его крыла, чернота кожи сменилась вдруг лёгким свечением тумана, золотой дымкой, не напоминавшей более о мраке ночи, что полна ужасов; Урания, самая умиротворённая и умиротворяющая её ипостась, показывалась очень немногим. Пальцы касались чужих ладоней и шеи, ласкали спину.
На самом деле, она ничего не ждала от него. Ничего не хотела взамен.
Она просто была - чтобы мог быть кто-то ещё.

В полнолунном свете видны были первые побеги жизни, стремительно изменявшиеся и непостоянные, неуверенные покуда.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#22

Сообщение Lucifer » 25 ноя 2018, 21:19

— Прах, — эхом отозвался Самаил. Не изменяя сути, просто поправляя средство — избранное имя. Пыль бывает разная. Но прах — пыль от минувших жизней и их плодов. — Это всё — прах.
И, после паузы, сказал:
— Себя я называю как прежде.
И не назвался. Но даже опозоренное имя не было столь противно, чтобы его сбрасывать, как змея чешую. Самаил не бежал от ответственности за свой выбор, свои поступки.
Он закрывал глаза, он склонял свою голову низко, скользя кожей по её одновременно плотным и эфемерным груди, плечам и шее, не стремясь видеть и оценивать — пытаясь, в противоположность этому, неясно, не интерпретируя мгновенно, чувствовать.
И снова их целовать.
Потому что среди многих важных вещей, в первую очередь Самаил знал благодарность. Но нельзя погрузиться в отвлечённую мягкую тьму, и не заревновать.
— Эй, — позвал он Гекату, замечая, что она не вполне с ним. Это было особенно неприятно, когда он бежал от прошлого и будущего, от тревог и сомнений, делая своей единственной миссией восхваление её сути и тела, что она так любезно отдала ему. Сейчас. Такое важное слово. — Я здесь, и только с тобой. Вернись и ты ко мне. Хотя бы сейчас.
Нехватка любви, нехватка животного позыва в страсти и сомнение разума — серьёзные барьеры, их нельзя игнорировать. Их следует уничтожать с тщанием и старанием, иначе ничего никогда не родится из этого союза слишком далёких друг от друга творцов.
И Самаил приложил старание для того, чтобы его ласка не ощущалась пустой и безликой. Но в конце концов, он, несмотря на нежность и спокойное доверие, остался уставшим и опустошённым. Скатившись вбок, но всё ещё накрывая титаниду крылом и рукой, он смотрел на то, как в ядовитых облаках раскидывались невообразимые узоры из цвета и света, ловящие и преломляющие лучи благодатной звезды и лучащиеся ими сами по себе; как на когтистые, хищные, мрачные остовы горной породы взбирались, прорастая, такие же цветные и причудливые мхи и лозы. Этот мир мог быть горек, желчен, полон недоверия, прежних неудач и тревог в своём мёртвом нутре, основании. Но жизнь распускалась на любой неблагодатной почве, стоило приложить к тому старание. В моменте… Сколько это может длиться — Самаил даже не предполагал. Он никогда не делал что-то от задумки до последнего штриха, а теперь ему, вместо деятельной суеты, было сонно, лениво и хлопотно даже думать. Будут ли в этом мире жить хоть немного разумные существа, или ему стоит обуздать свою наследную гордыню, показать всем, как красивы бывают измысленные формы? Не взбунтуются ли другие боги, заметив на общей площадке их, не оговоренный и огороженный садок с цветными мхами и фунгусами, примитивными по структуре, но пленительно узорчатыми в масштабе. Долго ли будет поддерживать магия их сама себя, если они уйдут.
Архангел ближе прижал к себе свою подругу, ласково, уже без всякой недоверчивой осторожности, явно желая отдохнуть. Секунду или миллион лет — не важно. Он будет бодрствовать, когда понадобится миру его защита.
Если понадобится вообще когда.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#23

Сообщение Hecate » 02 дек 2018, 18:29

Существующей вне времени и вне пространства, Гекате сложно было понимать такие странные слова, как "сейчас" или "здесь". Она угадывала, что вкладывают в них те, кто не был обречён вечно смотреть всюду и видеть неразрывные реки времён, в которых не было ни направлений, ни остановок, но не могла этого осознать, прочувствовать собой, ибо для неё любое "сейчас" ничем не отличалось от "завтра" или "тысячу лет назад".
Но потом она, обратив из вечного холода космоса взгляд к тому, кто был рядом, подумала, что никто не просит ради забавы, и каждое слово важно для того, кто его произносит, даже если сам он отказывается это признавать. Лёгкие, невесомые почти касания, близость и тепло; они не искали друг в друге ни любви, ни спасения, и это уничтожало всякие тёмные последствия, что могли бы притаиться в будущем.
Ни ей не возжаждется специально искать его общества, ни он не будет по ней скучать.
И это был лучший союз, которого можно желать.
- Да, - произнесла тьма, и мысли о всём ином она всё же отбросила.
Её тело и силы, но более - каждая частица разума были обёрнуты к нему, позволяя видеть и чувствовать то, что ему хотелось, и что ей хотелось сквозь призму, тёмное стекло его существа. Странная улыбка так и бродила по её великолепному лицу, наполненная тысячей чувств, что не имели выражения на любом из языков, божественном ли, ангельском ли, кроме языка самой вечности.

Они теперь лежали рядом, и тонкий слух тёмной матери различал, как вокруг шумит сама земля, затронутая странным, изумляющим перерождением, касанием величественной силы, отданной женщиной и взятой мужчиной. Для настоящих растений было ещё слишком рано, равно как и для настоящих зверей или птиц, но ветер, которому, казалось бы, неоткуда было взяться здесь, нёс с собой влагу, которой холодил лица богини и архангела, смотревших в небо.
И звёзды, что ещё недавно казались совсем близкими, вдруг отодвинулись и стали словно бы тусклее, незаметнее, будто что-то лёгкое скрывало их теперь. Запахов не было по-прежнему, но можно было схватить ртом воздух и понять, что теперь он есть здесь.
Непривычный и не такой, как в любом ином мире, с лёгким кисловатым привкусом.
Где есть вода и атмосфера, неминуемо появится жизнь, таков уж был закон природы, закон, который не устанавливал никто из бессмертных, но который возник сам по себе, как ответ на саму суть бытия.

Длинные пальцы титаниды медленно коснулись крыла, укрывавшего её, и подушечки немного закололо расплавленным светом. Это было приятным чувством, ибо он не жёг, не отталкивал от себя.
Богиня прикрыла глаза, яростные отблески молний, отдаваясь чувству опустошённого успокоения; сейчас не нужно было ни говорить, ни, по счастью, думать. Здесь она уже отдала, что могла, и далее из влажной глины было собственные ожидания лепить не ей.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#24

Сообщение Lucifer » 07 дек 2018, 22:31

Это для женщин время — круг, они всегда знают, что дети на их руках — их или нет, культуры, рождённые на их временах — цикл превращений. Самаил же, как и многие мужчины, воспринимал время как линию, а ещё никогда даже не загадывал знать, что ожидает его впереди, именно потому его так мутило от отцовой истины. Другие, отцы, ещё тревожились о том, что принесут их наследники. Сколько не угаснет их прослеживаемый род, велика ли будет его сила. Его это не заботило, он отказался от целого народа изгоев и бросил их, когда смог, разве что не обрекая на погибель. Он не находил радости в построении таких хлопотных замков из песке, ключ от единственных оков на нём, помимо этой оставившей на нём непреодолимую боль и обиду истории с Творцом и предназначением быть изгоем за одно проявление собственной антагонизирующей природы, держал единственно лишь поиск красоты в неизвестной, странной, чуждой новизне.
Теперь же, впрочем… кажется, за очень и очень долгое время, миллиарды лет с падения в эту едва дышащую жизнью новую вселенную, он снова испытывал эту в целом чуждую ему тревогу. Страх. Он не обгонял время, чтобы заглянуть в будущее, и, конечно, неизвестность бралась холодной хваткой за в остальном такие лёгкие в желании творить разум и сердце.
Поднявшись из пучины, переставшей быть столь невесомой тьмой и сделавшейся похожей не то на жидкий камень, не то на масло, в котором отражались как сквозь затянувшие весь небосвод облака звёзды на локте, архангел оглядел и себя, и богиню, и творение, устало размышляя, чего не хватает, хотя бы для начала. Грязь, даже для непритязательного взгляда, а что говорить об ищущем вечную красоту ангельском — неприглядная, но где когда делались большие дела без запачканных рук? Осталось решить, на что потратить остаток жизненной силы для этого мира. Можно будет собрать ещё, позже, если Геката не откажет. Но на первое время было то, что было.
Холод пробирался сквозь нежные касания и ленивые объятья: не то след того, как опустошающе творение бывает, не то собственный холод только оживающего мира. Он заметил влажный — нет, морозный блеск на мелкой вязи на поверхности этой чёрной бездны, которая постепенно теряла цвет и свет. Умирала, едва зародясь. Да, всё дышало, но свет солнца не достигал их, не прогревал даже облаков, с тёмной стороны. Нужно было что-то делать.
Самаил окончательно вынырнул из уютного и заставляющего неметь не только изменчивое тело, но и разум сонного послевкусия, и запустил руки в тягучую массу, которая не была ни водой, ни землёй, ни тьмой, ни камнем, и одновременно всем, потому что это была изначальная материя для всего, и закрыл глаза, дотягиваясь силой воображения куда глубже, чем мог увидеть своими воспринимающими только свет и отсутствие света глазами с искажённой перспективной. Его руки погрузились в черноту по локти. Он склонился сильнее, не давая себе уходить полностью в неё. Почти по плечи. И вся эта чуть тёплая чёрная грязь была жива, но она остывала. А у него появились идеи, какой жизнью должен полниться этот мир.
И тогда черноту заводи среди призрачно-прозрачных вод и цветных заиндевевших холмов и медленно-медленно менявшихся в свете долгих дней и ночей облаков, прорезали яркие цвета, уходя вглубь и растя вширь. Его цвета. Среди примитивных форм растворялись бесплотные, текучие, использующие густую воду планеты вместо тел и рук простые, и при этом добрые и тёплые духи. Они устремились к каменному сердцу неповоротливой планеты, грея и освещая своими жизнями её до глубин. Самаил чуть не утёк следом за ними и, когда выдернул руки назад, чувствовал себя осушённым, и его жилы были как будто вытянуты из него с силами. Но. Но. Почва и вода засияли. Надземная жизнь не пыталась больше погибнуть — не окончательно, не возраждаясь. Она прорастала всюду, даже сквозь остатки изначальной материи под ними, щекоча свежими пахучими мхами, которые даже давились от малейшего движения безумием насыщенных красивых красок, их тела.
Архангел повернулся, доверчиво и почти нежно пригреваясь на груди у Гекаты, снова укутываясь в бледно мерцающие крылья с ней вместе, и, посмотрев наверх, наблюдая, как, кажется, уже бесчётный год сменяется вместе с очередным долгим днём, поднял руку и сделал движение кистью, точно помешивая в умозрительной чаше воду. Облака расступились, открывая чистую линзу, в которой виднелись другие планеты в ночи, чуть ближе, чем должны были бы.
Ему всегда говорили не торопиться — и в кои-то веки, он не хотел.
— Остальное сделает время.
Только в этом был риск: предоставить всё себе. Они уже нарушили немного условия. Хотя добрые духи едва ли попадали под возможно разумных и судей и прятались внутри, их песня доносилась с совершенно особыми переливами и шёпотом проливающихся жгучих, но дающих почву и ход новой жизни дождей. Рано или поздно, это творение привлечёт кого-то из бесчисленных визитёров этой вселенной, ведь она была заявлена общей. Но когда над затянутой цветными непроницаемыми облаками за исключением одного ока бури Венерой скользнула змеящаяся, но прозрачная и в перьях, и в чешуе, тень, Самаил безнадёжно спал, видя своё творение в своих снах и не будучи связанным материальной точкой и формой для восприятия.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Hecate
snake eyes
Аватара пользователя
Репутация: 189
Статус: snake eyes
Информация: Геката
35 y.o. | aeons; еврокомиссар; Триединая богиня в сотне пантеонов; "тёмная мать", женское начало; тройственная богиня луны, ночи, всего таинственного, природы, земного и небесного, деторождения и смерти.
На форуме: матерь богов
Сообщения: 355
Зарегистрирован: 26 янв 2018, 09:54
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#25

Сообщение Hecate » 11 дек 2018, 12:35

Всеведающие глаза тёмной матери, которая знала не только о том, что время подобно кольцу, но и о том, что всё мироздание подобно ему, что всё возвращается, меняя форму, но не суть, смотрели вверх, в небо, менявшее цвета. Она не вмешивалась в желания бывшего архангела, уступив ему возможность не только создавать, но и полностью - возможность решать, что должно наполнить его собственное творение. Её след в этом мире не должен быть ярким, достаточно и того, что из её силы, земной и тяжёлой, плодородной, как чернозём в благословенных землях Ванахейма, вырастет будущее здесь.
Гекате не нужны были ни слава, ни поклонение, ни память; увековечена она была в свете звёзд и в каждой из лун, что восходила в любых небесах.

Слушая, как поют теперь, тихо и звонко, точно лёгкий перебор струн на арфе, духи, тьма позволила себе улыбнуться, и затем её голос вплёлся в этот шёпот, отражаясь от гор и вливаясь в низины. Не разобрать слов, но суть ведь была не в них.
Небо темнело, затем вновь вспыхивало красками и сиянием, и появлялись из ниоткуда облака, мчавшиеся прочь. Мёртвый мир, неожиданно для себя ставший живым - и живым совсем не так, как хотели боги для той планеты, что сверкала звёздочкой на небосводе, - осознавал теперь себя и искал, подобно своему создателю, формы самовыражения.

Сильные ладони титаниды, сияющие изнутри тем же тусклым, мягким светом, что крыла Самаила, скользили по бледному телу архангела, касались плеч и спины, в них таился всё тот же покой, что она обещала ему там, на границе с пустотой. Он нравился ей, пожалуй: целеустремлённый и яростный, отринувший то, что ему пытались навязать, и ищущий путь; золотая Урания когда-то сама была такой.
Счастья она так и не нашла, но существовало ли оно вовсе? Или, быть может, отражением поисков того, чего нет, и были эти всполохи в небе, подобные не то северному сиянию, не то туманностям, рождённым от сброшенных оболочек звёзд?

Затем, повинуясь жесту, облака расступились, и вновь выглянули светила.
Только над ними, крошечное пятно, глаз шторма; и затем, словно устав наблюдать, матерь чудовищ ускользнула прочь, в странные сны, наполненные шелестом оперения и следами духов, в смущении прячущихся от взглядов. Её руки, окутанные паутиной чёрных, как смоль, трещин, сквозь которые на теле её проступала беззвёздная первородная ночь, так и обнимали серафима.
И, быть может, за слишком долгий срок своего существования она впервые чувствовала что-то, что напоминало удовольствие совершённым: не только вечный зов сути, но и собственный порыв.
Как ни скрывай черты,
но предаст тебя суть,
ибо никто, как ты,
не умел захлестнуть,
выдохнуться, воспрясть,
метнуться наперерез.
Назорею б та страсть,
воистину бы воскрес!

Lucifer
minutes to midnight
Аватара пользователя
Репутация: 344
Статус: minutes to midnight
Информация: Самаил
33+ y.o. | 18 млрд; арт-менеджер ночного клуба; падший ангел, Владыка Ада, в миру Найджел Пойнс; мастер перемен и исполнитель желаний, чертовски сильный маг, демиург
На форуме: Mr. Muffin
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 09 июл 2018, 12:04
Контактная информация:

[4 млрд лет назад] Nothing gold can stay

#26

Сообщение Lucifer » 13 дек 2018, 14:41

В ничто проваливаться приятно, когда истратил много сил. Для многих падших наказанием было продолжение существования на самом краю истощения, невозможность ни забвения, ни смерти и перерождения в светлых залах, откуда всех их изгнали. Ему приходилось наполнять их силой, пока он сам от этого не устал, того, что его кости и крылья вросли в базальт, пока он раздавал по капле каждому из изгнанных из-за убедительности его речей и идеи, но недостаточной, чтобы победить. А потом он просто примирился с тем, что все сделали выбор, и больше он ничем не обязан, и выбрал свободу путешествовать по пустотам и пределам сотворения, только чтобы замешаться в ещё одно.

Любопытство вело Пернатого Змея больше голода и жадности. Знание, и страх, что лишь уснувшие, но не покинувшие ещё мир создатели ему за вторжение обязательно отплатят трижды, отвалили коварного и дикого бога от молодой, ядовитой, но при этом пёстрой и невозможно красивой жизни в этот раз.

Мир строил себя сам. Похоже и непохоже на то, как выкладывали из приобретающего форму и плотную структуру света и изначальных элементов ангелы свой город, только не по плану старших, а в беспорядке, и не от кудели облаков и небесного огня, а из глубин, тяжёлых, влажных и дремучих. Под их причудливыми башнями лежали ожоги ранних дождей, и они же покрывали всё, что заставило конец очередного цикла, когда строители опять прятались глубоко под наполненные цветными текучими туманами залы, обратно в глубины, из которых опять приносили тепло и свет наружу, пусть даже они видели звёзды и благодарили Великую Мать за этот дар.

Проснулся после неожиданно выматывающего творения Самаил с ощущением, которое потом его приближённое к человеческому тело испытывало всякий раз после пьянки. Тяжёлое, оглушающее все чувства и одновременно давящее и вырывающее существо из себя в сюрреалистичный полёт где-то над, вовне, похмелье. Он не сразу вспомнил, как дышать, лёжа на глубине, в которую они погрузились. Это тело окаменело в ожидании хозяина, и он, существо к материи изначально относящееся не как к части себя, а как к объекту преобразования, его просто бросил, выплыв наружу золотистой дымкой света.
Над безымянной тогда ещё Венерой стоял знойный раскалённый полдень, который продолжался здесь земными месяцами, осушая всё до пыли и скал, заставляя слюдяные слёзы вновь заброшенных башен застывать в узорах, перевитых с золотистой ржавчиной и серебристой солью. К нему, бесплотному, мгновенно налипла и прикипела цветная фольга из минералов. Наверное, спустя столетия он состоял бы уже из неё на несколько слоёв вглубь, не погрузись в Гекату, во тьму.
Похмелье он также, позже, не раз сравнивал с чувством потерянной влюблённости, когда подъём отступает и приходит тошнота от осознания всех ошибок, потерь и неверных решений, которые остались в прошлом, отлитые в металле и камне. Неощущение времени сбивало его с толку. Наблюдение опустынивания, пусть даже такого, которое следовало ожидать и которое бы само непременно раздалось красками в новые сумерки - наталкивало на мрачные мысли. Самаил не любил пустыни. Он слишком много их видел, а манили его всегда оазисы и сады, полные буйства красок и изобилия.

Так в нём пробудилась старая жажда и, не ища Гекаты, он раскрыл крылья и улетел, взмешивая лёгкие перистые цветные облака по ободу горизонта. Было множество миров, в которых его глаз мог отдохнуть, прежде чем вернуться к творению, от которого разум устал даже за лёгкий долгий сон. Недолго уже оставалось до сотворения Олимпа, нехожены им были, несмотря на роль посла в уже слишком отдалённые времена, миры Древа асов. Но когда Самаил вернулся к Венере, все краски из покинутого им мира были выпиты, и оставлена только дорушившая себя ядовитая пустыня с больше не поющим, холодным и неподвижным водным и каменным нутром.
I swapped my innocence for pride
Crushed the end within my stride
Said I'm strong, now I know that I'm a leaver

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей