[10.06.2018] Night of Wolf

ШАБЛОН ОФОРМЛЕНИЯ ЭПИЗОДОВ
Время в игре: лето 2018 года.
Все эпизоды, относящиеся к текущему таймлайну. На проекте нет деления на сюжетные и личные эпизоды, поскольку, как известно, взмах крыльев бабочки порождает ураган на другом конце земли, и любая игра может повлиять на расстановку сил во вселенной. Может быть, этот мотылёк прилетит именно к вашей свече.
Ответить
Nuada Airgetlám
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 327
Статус: The Evil One
Информация: Нуада МакЭтлиу
45y.o. | aeons; полковник АМБ, маг, целитель, бог в отставке; Известен под именами Тюр, Нодент, Аргетлам; Воплощённая Война, бог Неба, Воздуха, Зимы и Стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 1960
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10.06.2018] Night of Wolf

#1

Сообщение Nuada Airgetlám » 23 май 2018, 13:51

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
10.06.2018
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Где-то к востоку от Мидгарда
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Thor Odinson, Týr Hymirson, Thrud Thorsdottir

СИНОПСИС:
У них было сломанное пророчество, один ас, одна валькирия и один смертный; а ещё безумные идеи Одинсона в отношении последнего пострадавшего от слов мёртвой вёльвы и ведро зелья для улушчения шерсти кота. Не то, чтобы это всё было нужно при прогулках с родственниками, но раз начал ломать пророчество, то иди в своём увлечении до конца. Единственное, что беспокоило всех, кроме Тора - это зелье для улушчения шерсти. В мире нет ничего более беспомощного, безответственного и безнравственного, чем Фенрир, отмытый с помощью зелья для котов. И они знали, что довольно скоро в это окунутся.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thor Odinson
#LoveMjollnir
Аватара пользователя
Репутация: 209
Статус: #LoveMjollnir
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: sköl!
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 11:56

[10.06.2018] Night of Wolf

#2

Сообщение Thor Odinson » 23 май 2018, 14:43

Лично Донар уже не мог толком вспомнить, кто именно подал идею пойти освободить Хродвитнира: Тюр, с его сердобольным вниманием к четвероногим хвостатым из-за наличия блохастого сынули, или доча, которая обожала всякую живность, и вообще была той еще добросердечной личностью, когда дело касалось зверушек. Конечно, Фенрира нельзя было назвать милой зверушкой (хотя тут всё зависило от точки восприятия, естественно), но так или иначе ег орешили освободить. Ломать пророчество - так ломать окончательно, знаете ли. И поскольку Лодур был свободен, Балдур - жив, Ёрмунгандра вытаскивать из вполне удобной ему морской ямы было западло и тупо опасно для Мидгарда, а Хель было комфортно и в царстве мёртвых, неуёмным детям Одина оставался лишь один выбор - Лунный Волк. И если у двоих из трёх были вполне себе благородные мотивы, то лично Рюмр хотел только следующие вещи: освободить пушистика, погладить, покормить (специально для этого он тащил громадную тушу зажаренной виверны, которую несколько альвок заколдовали для уменьшения размера по его настойчивым уговорам), ну и обязательно помыть, а то вон как изговнялся за прошедшие эпохи. И поржать можно будет, и Глейпнир в хозяйстве всегда пригодится - будет, на чём дочке бельё вывешивать. Хозяйственный такой подход, и ничего святого. Все, как обычно. Благо, он хотя бы львиную долю своих хотелок не обсуждал с попутчиками, а то начали бы еще отговаривать. Хорошо хоть, что с ведром шапмуня, честно стыренного у Ванадис, смирились.

Сам путь в Железный Лес нельзя было назвать чем-то увлекательным или запоминающимся. Ну, лес как лес, жители там как жители, которые разбегались во все стороны от сути Бога Войны, предвестницы смерти и этого, громадного, который сначала бьёт, а потом еще раз бьет, и еще раз, и еще, но никак не думает. Пару раз проконсультировавшись с родственниками по поводу пути, Одинсон еще отпустил пару колкостей в адрес сестрицы, тыкая пальцем в смутно знакомые регионы, откуда он забирал детишек Хведрунга, и одно из давно заброшенных жилищ Ангрбоды он таки основательно пометил. Порасписывал всячески, поломал чего-то - чисто случайно, без злого умысла, серьёзно - и соорудил валькнут из стволов деревьев размером девять на девять ярдов. Ну, чтоб было, ибо лишним валькнут не бывает никогда. Наконец они дошли до небольшой поляны, с которой на горизонте виднелось место заключения Фенриса. И виднелся, собственно, его лохматый зад, который вполне можно было спутать с горой, если бы не хвост, порою нервно вздрагивающий. Видимо, спал волчонок, и снилась ему погоня.
- Что же, раз он спит - это хорошо - потирая руки, Гримнирссон сразу же изменил ветер, дабы сын Лофта не мог их учуять, и начал аккуратно призывать дождевые тучки. Медленно, невинно, дабы Хродвитнир ничего не заподозрил. А затем Ас, аки тать ночной, насколько мог тихо попёр к волку, держа ведро и жрачку наготове.
Добравшись к спящему волку, Одинсон с облегчением выдохнул - не проснулся. Оставалось всего ничего - положить закусь ему под морду, сделав ее оригинального размера, и начать, собственно, намыливать блохастого. Беззвучно сказав родственникам, дабы вели себя как можно тише, онразместил на нужном месте жаренную виверну, достал инструкцию по применению зелья, и начал вдумчиво оную читать. Там было написано касательно дозировок, и выходило, что Донар взял даже многовато волшебной жидкости. Но тут Ас философски рассудил, что много добра не бывает, к тому же, волк вон какой громадный. Вскарабкавшись на вершину пещерного проёма, он хмыкнул, и щедро начал выливать всё содержимое ведра волку на спину. Зелье, как ему и было положено, сразу же густой пеной растекалось по его шерсти, впитываясь внутрь мехового покрова - осталось только вычесать, и собственно, смыть это все. Первые капли дождя уже начинали падать, понемногу усиливаясь, а значит, времени было мало. И только сейчас Ас понял - с ёршиком он сильно лажанул. Ибо не было его, ёршика. Даже губки какой не было. Вестимо, надо будет мыть вручную.
Каким бы сильным сном там не спал Фенрир - а после прыжка Тараниса на спину проснётся даже Ёрмунгандр. Подумав сначала, что это какая-то блоха-переросток, он попытался было спросонья почесаться задней лапой, тихо матерясь, но "блоха" начала крайне неестественно живенько перемещаться по его исполинскому телу, и даже как-то... вычёсывать? Окончательно открывл глаза, он ошарашенно увидел сначала мясо, потом - Труд...
- Ты чего здесь делаешь, дочь Громо...
Затем его взгляд пал на того, кто был ранее Тюром, богом законов, и Фенир, все еще ожесточённо пытающийся почесаться и стряхнуть нечто крайне надоедливое и щекотливое, прищурился, настороженно глядя на смертного, которого смертным не ощущал. Только-только он открыл пасть, дабы задать вполне логичный вопрос, как наконец не выдержал, и резко повернул морду в сторону возбудителя спокойствия:
- Да сколько можн... ТОР?!
Вот теперь округа раздалась обиженным воем, рычанием, и земля сразу же задрожала от попыток Хродвитнира стряхнуть с себя наглеца. Да только куда там - если сын Игга себе вбил что-то в голову, его было не остановить. В конечном счёте волк был весь намыленный, в пене, земле, злой, раздосадованный, но достать в последний момент спрыгнувшего с него Одинсона так и не смог - Глейпнир все так же крепко его держал.
- ДА ЧЕГО ТЫ УДУМАЛ, МОЛОТОБОЕЦ ХЕЛЕВ?! ТЕБЕ ЖИТЬ НАДОЕЛО?!
Но тут Таранис услужливо его просветил:
- Сейчас увидишь, волчонок. Поверь - то для блага твоего. - и подняв Мьёлльнир вверх, он тихо добавил: - И ради того, дабы поржать.
Ливень, который мгновенно грянул на волка, Тюра, Труд и Тора, сразу же начал взаимодействовать с намыленной шерстью Хродвитнира. Он брыкался, пытался вываляться в земле, но как результат - лишь пуще намыливался и качественно смывал с себя лишнюю пену. Пена, кстати, вскоре совсем поглотила его, и бедное животное впало в некую форму паники, нихрена не видя и вдыхая тонны концентрированного аромата кошачьего шампуня, посему из необъятных клуб пенистого вещества началось доноситься уже не рычание, а повизгивание пополам с поскуливанием. Это продолжалось еще несколько минут, покуда пена наконец не спала.
И вот то, что явилось Асам, по мнению Вингнира явно стоило всех этих усилий.

Тор, увидав сие, не удержался, и упал наземь в истерике и громогласном ржаче, бешено стуча кулаком по земле, что добавляло очередной порции землетрясений. Хродвитнир же, сумев кое-как себя рассмотреть, сначала ошарашенно вылупил глаза, после пару раз открыл пасть, пытаясь что-то сказать, но не нашёл слов, и бухнувшись задом на землю, протяжно и жалобно взвыл.
Его шерсть блестела и переливалась всеми оттенками его родного цвета, словно сияние магии Ванахейма. И даже мокрый, он увеличился в размерах - сиречь, стал выглядеть конкретно отожравшимся - как минимум вдвое. А если учесть, что Веор призвал сильные ветра, призыванные высушить эту громадину, вскоре Фенрир неминуемо должен был стать полноценным воющим меховым шариком с торчащими лапками и глазами, полными отчаяния. Да, с количеством шампуня Ас не то, что переборщил - переплюнул все допустимые и недопустимые нормы. Но матерь-Ёрд, как же ему зато было смешно!
Да и судя по массовому бегству умирающих блох с тела Лунного Волка, он теперь стал таким чистым и благоухающим, каким, наверное, не был никогда.

Nuada Airgetlám
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 327
Статус: The Evil One
Информация: Нуада МакЭтлиу
45y.o. | aeons; полковник АМБ, маг, целитель, бог в отставке; Известен под именами Тюр, Нодент, Аргетлам; Воплощённая Война, бог Неба, Воздуха, Зимы и Стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 1960
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10.06.2018] Night of Wolf

#3

Сообщение Nuada Airgetlám » 28 май 2018, 21:56

Чья была идея прогуляться до Железного Леса - Хюмирсон так и не понял: все трое были изрядно пьяны - каждый в своей весовой категории. Однако, оживление на лице Одинсона весьма ярко вернуло его в прежние дни, когда его присутствие рядом с Тором гарантировало, что последствия для вселенной будут не столь катастрофичны. И бывшего бога не останавливало даже то, что Хродвитнир помнит его не с лучшей стороны; в конце концов, сейчас ему уже нечего было терять, а доломать пророчество, которое он начал ещё своим уходом из Асгарда, было необходимо. Вот только наличие ведра со сладким запахом лаванды и ещё какой-то травы заставляло Тюра очень пристально смотреть за братом, а наличие Труд рядом не способствовало расслаблению совсем.

Тюрфинг болтался в ножнах за спиной; с тех пор, как клинок обрёл хозяина, бывший бог не рисковал расставаться с ним надолго. На забавы Одинсона Тюр смотрел скептически, участвовать в подобном он не мог и не особенно хотел, отговаривать Тора - бесполезно. Одёрнув громовержца от излишне нереалистичных домыслов относительно Ангрбоды, законник закрыл глаза на роспись уже необитаемого жилища бывшей жены и тяжело вздохнул, глядя на чудовищный в своих размерах валькнут. Наконец, они вышли на поляну, где отдыхал связанный Фенрир. Волшебные путы были целы так же, как почти пять тысчелетий назад. Привалившись к валуну и сложив руки на груди, Хюмирсон наблюдал за действиями Донара изумлённо подняв бровь и даже не пытаясь спрятать улыбку. В помывке он принимать участия не желал.
- Наверное лучше не говорить Хродвитниру, что это - кошачий шампунь, - пробормотал он себе под нос. Травами разило отвратительно; смертный оглушительно чихнул, машинально потёр переносицу и продолжил. - Хотя, наверное, ему вообще лучше ничего не говорить.
Его надежды на то, что удастся по-тихому найти и откопать Твити, а после так же тихо свалить, рассыпались прахом в тот момент, когда Тор решил, что нужно вычесать Фенрира. Тяжело вздохнув, Хюмирсон посмотрел в глаза огромному волку и развёл руками. Снова он был здесь, чтобы восстановить справедливость, вот только жертве коварства асов того не объяснишь.
Зрелище намыленного волка было забавным, но ливень смешным для смертного не был: зелье Ванадис было забористым и, похоже, содержало самые убойные для человеческого - или волчьего? - носа травы. Чихал Тюр не хуже, чем Фенрир там, в мыльной глубине. Отворачиваться или уходить смысла уже не было, всё равно нахватался запахов; Хюмирсон лишь мечтал, чтобы это закончилось как можно скорее. Блохи тоже прониклись концентрированным зельем и постарались свалить, в том числе и в сторону смертного. При виде насекомых размером с хорошую крысу, бывший бог сдавленно хрюкнул и поспешил перебраться на камень, чтобы не оказаться на их пути. А после, он увидел, во что превращается волк - и веселья Тора он не разделял совершенно: путы с применением зелья Ванадис не изменились ничуть, а Фенрир увеличился в размерах солидно. На его месте бывший бог тоже скулил бы от ужаса - и перспективы задохнуться.
Едва удержавшись на камне после очередного подземного толчка, Хюмирсон позвал:
- Труд, он такими темпами лапы отбросит; мне нужен нож, или ещё что-то, - ещё один толчок расколол камень на котором он сидел и осколки его были весьма острыми. - Отбой, - продолжил законник, воткнув острый осколок себе в ладонь. - Прикрой меня, пожалуйста, я постараюсь найти и изничтожить Гьёлль.
Левой рукой он выдернул меч, защёлки жалобно клацнули, с неохотой выпуская проклятый клинок, багряные капли немного потушили сияние оружия, рассекающего камни словно плоть, и Хюмирсон бросился к месту, где цепь уходила под землю. Страха не было; смерти своей Тюр не видел, а с остальным справятся втроём, не впервой.
Не узнать этот клинок Фенрир не мог, а потому зарычал, пытаясь то ли убраться подальше, то ли сожрать нахального смертного, отомстив за тысячелетия унижения и плена, но мешалась цепь, а земля всё ещё дрожала.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 249
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; валькирия, действующий майор FSK/HJK; известна как Девана и Медейна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, покровительница лесов, деревьев и животных.
На форуме: котик Шрёдингера
Сообщения: 872
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03

[10.06.2018] Night of Wolf

#4

Сообщение Thrud Thorsdottir » 30 май 2018, 21:13

Стоило признать с самого начала, что затея была идиотской. Будь у Труд выбор, она бы предпочла сделать всё тихо и незаметно: тихо пройти в Железный Лес, там тихо и спокойно поговорить с Фенриром, а после так же тихо увести его прочь, объяснив, почему идея пожить на конеферме среди другого магического зверья, замаскировавшись под обычного, пусть и очень крупного волка, не лишена смысла.
Но ничего, разумеется, не получилось. Веор хотел нести справедливость и счастье, и ничто не могло остановить его в этом благом начинании. Ничто. И никто. Даже попытка дочери убедить Одинсона, что бедный волк не заслужил такого жестокого обращения, никакого эффекта не возымела, Тор только покивал и, как обычно, всё сделал по-своему.
Изумительный ас. Он всегда так делал, в этом крайне похожий на собственного отца, который последствия своих весёлых приключений тоже оставлял разгребать богам помладше, ибо не царское то было дело.

И бедного Хродвитнира, воющего от тоски и обиды, было чудовищно жаль.
- Детский сад, - пробормотала женщина себе под нос, выжимая рыжие косы. - Один в истерике, второй решил самоубиться. Великолепно. Просто великолепно!
Тюр по осмысленности решений недалеко ушёл от старшего брата, поэтому останавливать его героические подвиги было бесполезно. Вёльва мысленно пообещала себе, что никогда больше не будет ввязываться в эти безумные авантюры, а после, торопливо прикинув что-то в уме, пришла к необходимости призыва тяжёлой артиллерии.
- Папа!
В голосе валькирии прорезались стальные нотки, которые она унаследовала от матери. Обычно Сиф, говорящая с мужем или его многочисленными родственниками в подобном тоне, не предвещала ничего хорошего, и мужчины, инстинктивно чувствуя опасность, исходящую от внешне хрупкой и изящной девицы, расползались по углам и старались не отсвечивать. Может быть, ванка не могла навредить им физически просто по причине соотношения сил, но вот выкушать мозг серебряной ложечкой, предварительно как следует сервировав его упрёками и отборной руганью - в этом жене громовержца могла позавидовать даже Фрейя, характером отличавшаяся довольно своеобразным.
Труд нехорошо прищурилась: примерно так смотрит сквозь прицел снайпер. Если ас не прекратит свою истерику, жить спокойно ему оставались считанные секунды.
- Папа, - повторила она с нажимом, и почудился золотой отблеск в ледяных глазах, - заканчивай ржать, как Слейпнир в лучшие моменты, и помоги Тюру откопать эти клятые камни, потому что это было твоей гениальной затеей издеваться над Фенриром!

Волк тем временем сделал нехорошее движение в сторону маячившего рядом мечника. Если самого смертного, отдававшего малоприятным запахом законности, он ещё как-то мог стерпеть, то вот его оружие… Тюрфинг не узнать он не мог, да и насчёт владельца особых иллюзий не испытывал, потому что носить этот полоумный артефакт и не утопать при этом в крови по колено могли очень немногие. Зверь подобрался, готовый распрямиться, как пружина, и поквитаться за пережитые унижения…
Но попытка прыжка внезапно оборвалась, и Фенрир совершенно неизящно шмякнулся наземь, распластав передние лапы. Задние были оплетены корнями и зелёными побегами. Сдержать существо, что порвало несколько неразрушимых цепей, конечно, они были не в состоянии, но вот нарушить гармонию его движений - запросто, и теперь на морде того отражалось жгучее недоумение. Пошевелив ногой, он с хрустом выломал несколько ветвей, но они вдруг исчезли сами, освобождая внезапного пленника.
Сейдкона опустила руку, подёрнутую золотым сиянием. Она ладила с природой любого мира, и Лес не оставил её зов без просьбы.
- Ещё одно лишнее движение - и я позову сюда Бальдра, который расскажет тебе про то, как ты не прав, - сердито предупредила дева щита, - вот только посмей, я тебе обещаю, что ты за полчаса душещипательной беседы пересмотришь все свои взгляды на жизнь и признаешь, что тебе надо стать вегетарианцем и начать проповедовать добро!
Зверь хлопнулся обратно на задницу и уставился на взъерошенную и злую, как норманн с похмелья, асинью с глубоким изумлением.
- Бальдр? Я что, проспал Рагнарёк?
- Ты проспал мировую революцию пролетариата и Ленина на броневике!
Хтоническое чудовище с юмором дружило весьма опосредовано, а курс истории не представляло даже в общих чертах, ибо было привязано детищем инженерной мысли цвергов на окраине Девяти миров задолго до того, как человечество вообще придумало концепт власти и свержения оной в максимально весёлой форме. Почесав задней лапой ухо, Локисон глубокомысленно икнул. Труд поставила его в тупик настолько, что он даже на время забыл о собственной сферической форме, благоприобретённой усилиями громовержца.
- Чего-о?..
- Неуч! - Возмутилась воительница.
Волк икнул ещё раз. Он явно перестал понимать, что происходит.

Асинья тяжело вздохнула. С не жившими в Мидгарде сакральными сущностями вечно были проблемы, а уж сколько упущенного культурного контекста скопилось для Хродвитнира, много тысячелетий просидевшего в изоляции, страшно было представить.
- Ладно, будем просвещать тебя по ходу. Рагнарёк, судя по всему, откладывается на неопределённый срок, так что мы пришли снять с тебя все эти бессмысленные ожерелья и забрать отсюда нахель. Меч ты и так сожрал, а цепи сейчас развяжем, если ты перестанешь сильно сопротивляться. Мать вашу Ёрд, мужчины, вы не могли бы шевелиться немного быстрее?!
Фенрир моргнул. Он знал, что Труд никогда не лжёт, но услышанное в серой лобастой голове не укладывалось совершенно.
- Мы поломали пророчество, - любезно пояснила дева битв, видя глубокое замешательство, - Локи не в цепях, Сигюн на отдыхе, Бальдр снова в Асгарде, Нагльфар не строится, Хель освоила Инстаграмм и собирается вести воинство мёртвых примерно никогда. Ты остался последней частью неполоманного пророчества, но вот прямо сейчас мы его доломаем.
Какая разница, где гроза,
А где будет Рагнарёк? ©

Thor Odinson
#LoveMjollnir
Аватара пользователя
Репутация: 209
Статус: #LoveMjollnir
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: sköl!
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 11:56

[10.06.2018] Night of Wolf

#5

Сообщение Thor Odinson » 31 май 2018, 06:46

Хохотавший Вингнир все же сквозь свой ржач услышал вокальное возмущение дочки, и все ещё смеясь, решил внять ее речам. Встав, он направился к тому месту, где Глейпнир был закреплён, попутно даже погладив донельзя пушистого Фенрира, и удивившись тому, насколько его шерсть все же мягкая, лоснящаяся, гладкая, и совершенно не понимая, почему она раскинулась во все стороны. Нет, то, что это из-за шампуня, он понимал. А вот как это моющее средство работает - было непонятно. Зато был и минус - он теперь благоухал, как коты Ванадис. И вскоре должен был догадаться, чем именно его помыли.
Рассмеявшись с того, как Труд отчитала Лунного Волка за его необразованность, Рюмр все же встрял, поправив дочку, и сказал, что Хродвитнир не обязан знать происходившее в Срединном Мире по вполне понятным причинам, и что Нагльфар, в общем-то, строится, но почему-то превращается в некое подобие круизного лайнера в стилистике боевого скандинавского корабля. Сиречь, сестра волчонка, судя по всему, решила попутешествовать. Правда, как она будет скрывать эту махину, когда она таки достроится, он понятия не имеет, но так вот иначе - до этого времени ещё ой как далеко.
Дойдя до тех валунов, которые держали Глейпнир в тисках, Одинсон задумчиво оглядел оные, сказал, что они заколдованы, и попросил остальных отойти. Вот уже в его руках записаться Мьёлльнир, и как только он его занёс ( сзади что-то - или точнее, кто-то - радостно заскулил), как вдруг остановился почти перед самым камнем, и обернулся к Фенриру:
- А ты обещаешь вести себя прилежно, а, пушистик?
- Да! Да! Все обещаю! - перебивая лапами по земле и добавляя новых землетрясений, волк в жутком нетерпении долгожданной свободы, кажется, готов был пообещает сгоряча абсолютно все, вплоть до едва ли не добровольного согласия на кастрацию. И конечно же, это не значило, что он после вообще вспомнит о своих словах. Но Веор почему-то сдуру поверил...
И как только молот разбил путы Глейпнира, Фенрир первым же делом во все ноги ринулся куда-то к опушке леса на горизонте, виляя зигзагами. Веревка бодро так хлестала воздух за ним, однако на удивление ни за что не зацепилась. Хотя, такова была природа Глейпнира: если никто не желает оным что-либо или кого-либо связывать, он не способен ни запутаться, ни даже узлом случайно завязаться. И как только лично Донар подумал, что теперь им его ещё и долго да нудно искать, как вдали раздались журчания водопадов. И облегченные вздохи исполинского волка.
- Видать, эпохами он ждал, дабы пометить те края. Ну и не справлять нужду возле дома своего постоянно, тем более - пред посторонними. Стеснялся, видать, Пушистик наш - философски рассудил Таранис, и тут из опушки донеслась вполне недвусмысленное рычание. Насторожившись, Одинсон занёс было молот, и увидел, как необъятных размеров злющий меховой шарик во все торчащие лапки несётся прямо на них. Точнее, на кое-кого конкретного.
- Доча - не вздумай становиться перед Тюром. Брат - бегом на верх пещеры. БЕГОМ! - И с этими словами Одинсон стремительно ринулся навстречу волку. Бежал он, словно стихия, которой Ас повелевал, посему догнал его как раз на полпути. Но вместо ожидаемого удара Мьёлльниром по морде приготовившегося Фенрира он в последний момент упал наземь, проехался у него под брюхом, и как раз успел схватить край Глейпнира.
Морда Хродвитнира сначала выразила безграничное удивление, после - непонимание, когда он, безуспешно царапая когтями землю, начал быть утягиваемым куда-то назад, но самый сок начался тогда, когда он резким рывком улетел куда-то вбок. Волк выл, царапал землю и вполне натурально визжал, извергая из своих глаз реки слёз отчаяния и непонимания, что происходит, матерился, поминал отца, Всеотца, и под сам конец наказания - молился маме. Когда же он был поднят в воздух и раскручен с бешеной скоростью, словно один большущий, громадный атракцион, то весь Железный Лес озарился плачущим рёвом:
- ПОМОГИИИТЕЕЕЕЕЕ!
И вот пушистый воющий шарик бухнулся с неимоверным грохотом прямо под ноги Труд. В глазах его натурально бегали искры, смотреил глаза абсолютно в разные стороны, лапы не слушались, ну и плюс меховика еще откровенно подташнивало. Желание харчить Тюра вместе с его мечом пропало окончательно, и Хродвитнир, сквозь плач и скулёж заикаясь, начал судорожно тянуть дрожажую лапищу к рыжеволосой валькирии, понимая, что защиты и адекватности можно просить только у нее, а не у этих бешеных Асов-обормотов.
- Ты обещал вести себя хорошо! - выходя из глубоких борозд, образовавшихся от его упора ногами в каменистую почву, Донар сматывал Глейпнир в кольца, оборачивая его вокруг локтя. - А теперь - извинись пред Тюром! Тюр - обернулся Громовержец к брату - Не знаю, надо ли тебе пред ним извиняться, но мало ли. В общем, пожмите руки да и лапы, я сниму с тебя волшебную верёвку, и пойдём отсюда. Правда... - и тут Одинсон хитро так ухмыльнулся - сразу опосля того. как доча тебе краткую лекцию по современному мирозданью прочитает.

Nuada Airgetlám
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 327
Статус: The Evil One
Информация: Нуада МакЭтлиу
45y.o. | aeons; полковник АМБ, маг, целитель, бог в отставке; Известен под именами Тюр, Нодент, Аргетлам; Воплощённая Война, бог Неба, Воздуха, Зимы и Стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 1960
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10.06.2018] Night of Wolf

#6

Сообщение Nuada Airgetlám » 04 июн 2018, 20:30

Вопреки словам вёльвы, самоубиваться Хюмирсон не собирался. Напротив, собирался покончить с балаганом как можно скорее, поэтому хотел разрубить Гьёлль и выдернуть хелев Твити из земли при помощи меча. Несчастный волк идиотом не был, но деться от проклятого клинка он никуда не мог подавшись назад, он затравленно посмотрел на всех участников феерии по очереди, но внимание его возвращалось к смертному, который смертным не был. Его попытка рвануться вперёд успехом не увенчалась, смертный проигнорировал огромного волка с величайшим безразличием и вместо того, чтобы вновь воткнуть меч в морду, обрушил остриё клинка на торчащую из земли плиту. Артефактные путы сорвались с камня, заставив волка дёрнуться ещё раз, но его вниманием владела Труд, а вскоре подоспел и Тор.
Убрав клинок в ножны, Хюмирсон вернулся к асинье, достал фляжку с мёдом, приложился сам, а после протянул её Труд и скрестил руки на груди, намереваясь досмотреть представление из партера. Развлечения Донара всегда входили в категорию "стыдно, но весело", было так и в этот раз. Глядя вслед метущемуся в сторону деревьев Фенриру, Хюмирсон забрал флягу и спрятал её в карман, а после полез за сигаретами.
Затянувшись, он мрачно посмотрел сперва на волка, потом на брата, выдохнул кольцо дыма и меланхолично уточнил:
- А после куда пойти? - И новое кольцо дыма поплыло к небесам.
Среброрукий знал, что будет делать Тор, он знал, как поведёт себя Фенрир и не видел смысла предпринимать вообще что-то. Смерти своей он не видел сегодня, но даже если она случится, до Вальгалы или Хельхейма добираться близко - и даже проводница у него была.
Волчья морда оказалась близко к нему и Тюр встретился с Фенриром взглядом, а после беднягу унесло.
- Это надолго, - вздохнул бывший бог, обращаясь к валькирии. - Хочешь ещё мёду?

Хюмирсон угадал: бедный Фенрир мог бы стать отличным космонавтом; после развлечений Одинсона никакая центрифуга в центре подготовки полётов НАСА не напугала бы волка. Правда, волк размером с общую площадь ЦЕРНа напугал бы представителей НАСА, да и с костюмом на такую махину вышла бы проблема. Тюр с сомнением посмотрел на сигарету, а после попытался вспомнить, точно ли во фляжке был мёд, потому что такая дурь могла прийти ему в голову только по очень большой накурке. Или то сказывался общий маразм ситуации? Махнув рукой, он вновь затянулся, перестав забивать себе голову происходящим вообще - с Веором так было спокойнее.
Проводив взглядом волка, упавшего к ногам валькирии, бывший бог поднял глаза к небу, где самым страшным происшествием были мерно плывущие прочь дождевые тучи. Лицо его было бесстрастно, но приложить ладонь к лицу очень хотелось.
- Не мне перед ним извиняться, - ответил он брату, пожав плечами. - И не ему передо мной. Он замышлял недоброе, вы замышляли коварство; он заплатил за это свободой на долгий срок и наказание ему отмеряно слихвой. Я заплатил за коварство рукой, и для меня того наказания достаточно. Я не держу зла.
Среброрукий затянулся в последний раз, растерев окурок в пальцах до состояния трухи. Он надеялся, что после представления можно уже будет отправиться домой и, для разнообразия, например, поспать хоть немного. Но не тут-то было: Тор жаждал услышать лекцию от Труд, о том, что произошло за пять тысячелетий с момента пленения Фенрира.
- О, да ладно, - Хюмирсон вновь достал сигарету и сочувствующе посмотрел на волка. - Это надолго, приятель. У меня в департаменте есть ментальный амулет, он одноразовый, для легальных мигрантов, давай, может, им ограничимся? Я хочу ещё в этой жизни спать лечь.
- Амулет от тебя? - Волк был настроен очень недоверчиво. - Как путы?
- Иди ты, - буркнул Хюмирсон. - Я представления не имею, чья то идея была изначально. Решай, амулет от меня, или лекция от Труд. Подзакусить мной, если я обману, сможешь в любой момент.
- Он у вас больной? - Уточнил Фенрир у валькирии, на всякий случай отодвинувшись от Хюмирсона - вдруг это заразно?
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 249
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; валькирия, действующий майор FSK/HJK; известна как Девана и Медейна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, покровительница лесов, деревьев и животных.
На форуме: котик Шрёдингера
Сообщения: 872
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03

[10.06.2018] Night of Wolf

#7

Сообщение Thrud Thorsdottir » 06 июн 2018, 10:00

Приняв из рук Тюра фляжку, женщина крепко приложилась к горлышку, в два глотка опрокинув в себя едва ли не половину, после вернула её обратно хозяину, змеиным жестом облизнула полные губы. На её взгляд, конечно, для того, чтобы избыть безумие происходящего, необходима была не одна бочка, но всё же даже такая малость была лучше, чем совсем ничего.
- Благодарю.
Скрестив сильные руки на поясе, она с профессиональным интересом естествоиспытателя наблюдала за тем, как отец развлекался доступными методами, заодно проводя небольшой курс воспитания для братьев наших меньших. Волк выл и плакал, и в некотором смысле валькирии его даже было сильно жаль, но здравый смысл подсказывал, что виноват он всё же сам. Глубокие чувства к законнику понять было можно, но нарываться на выяснение отношений в непосредственной близости от громовержца было очень опрометчивым решением - как правило, это заканчивалось крупными неприятностями, травмами и разбитой в прах гордостью.
Слегка отступив в сторону, чтобы Фенрир не придавил её своей внушительной тушей, валькирия ногой отодвинула от себя тянущуюся навстречу лапу и очень сурово посмотрела на Хродвитнира. Тот, впрочем, итак уже всё понял: глаза его выражали тоску и ужас, а уши заметно поникли.
Воительница вздохнула: идиот, но не бросать же его было на растерзание отцовским методам воспитания добродетелей в отдельно взятых чудовищах.

- У нас все такие. Это называется профессиональная деформация северного пантеона, - любезно сообщила Труд, присаживаясь перед мордой волка прямо на землю. - Давай, уменьшайся до пристойных размеров, я тебя такого никуда не поволоку. Объяснить наличие в Мидгарде волка размером с кусок Кьёлена мне представляется технически невозможным.
Фенрир от удивления распахнул пасть, продемонстрировав внушительный комплект клыков, сделавший бы честь белой акуле.
- Ты собираешься поволочь меня в Мидгард?
- А ты предпочитаешь Асагрд?
На мгновение зверь задумался, потом сильно и активно замотал головой, заскребя лапами по почве да камням, вывороченным его увлекательным бреющим полётом усилиями Тора, и спустя несколько секунд превратился в округлое пушистое нечто уже вполне пристойных размеров. На пса он всё ещё не походил, остановившись размерами где-то на уровне лошади, но это было значительно более компактно, чем его полноценный облик. Пристроив морду Локисона себе на колени, сейдкона принялась его гладить, попутно распутывая цепи, которые грозились задушить своего пленника, раздувшегося в объёме шерсти от магического действия кошачьего шампуня едва ли не втрое.
- Правила простые: не жрать никого разумного, не сбегать с конефермы в одиночку, не пугать моих лошадей, не заходить в отцовскую кузницу без разрешения, не разговаривать со смертными, не доёбываться Тюра, не грызть ничего полезного. Всему остальному научим по ходу. Я пристрою к тебе Лейкни, он будет бить тебя по темечку в качестве шоковой терапии, - сообщила она, выпутывая очередное звено.
Находящийся где-то в медитативной нирване волк вильнул хвостом - правда, один раз. Вёльва, фыркнув, размотала наконец накрепко вплетённый в пушистую шерсть Глейпнир и перебросила освободившийся конец отцу, после чего, потрепав Хродвитнира по загривку, бесцеремонно поставила его на лапы и поднялась на ноги сама, отряхнула джинсы.
- Эта старая сволочь ещё жива, что ли, - проворчал волк, отирая нос передней лапой, помотал лобастой головой: перед глазами жертвы торова веселья всё ещё плыли звёздочки.
Кое-как он, похоже, восстановил в памяти слова валькирии и теперь осмысливал, насколько он не согласен с поставленными условиями. Всяко выходило, что запрет жрать всё, что ему хочется, менее деструктивен, чем ещё одна вечность на привязи, так что хтоническое чудовище готово было даже расстаться с хтоничностью, лишь бы убраться отсюда.
- Кто, Лейкни-то? Живее всех живых, что ему сделается. И ещё тебе придётся смириться с ошейником.
Фенрир приподнял верхнюю губу, чтобы зарычать, на что дева битв немедленно взяла его за ухо с явным намерением запустить в него ногти и показать родственнику, что он глубоко не прав. Зверь, посмотрев сначала на аса с мечом, флегматично курившего в сторонке, потом - на аса с молотом, наматывавшего себе на руку неразрушимую цепь, потом - с ещё большей тоской посмотрел на ноги валькирии и тяжело вздохнул.
- Ладно, - нехотя согласился он, - всё равно же не успокоишься.
- А то, - с лёгким весельем в голосе согласилась женщина, потрепав ещё раз серую шкуру. - Ладно, господа, я предлагаю убираться отсюда, нам больше ничего в Железном Лесу не требуется, а место довольно-таки уныленькое.
Какая разница, где гроза,
А где будет Рагнарёк? ©

Thor Odinson
#LoveMjollnir
Аватара пользователя
Репутация: 209
Статус: #LoveMjollnir
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: sköl!
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 11:56

[10.06.2018] Night of Wolf

#8

Сообщение Thor Odinson » 06 июн 2018, 17:47

- Справедливости ради уточню: не все у нас такие, Тюр попросту слегка мазохист, с небольшим пунктиком на руку и самопожертвованье - хохотнул Вингнир, ожидая, покуда Фенрир уменьшится и переварит удивление от предложения его дочери. Он и сам слегка удивился, конечно. Нет, у них жило много живности да сказочных существ, но Одинсбейн - это тот ещё подарок, знаете ли. Хотя немного подумав, Иггурсон пришел к выводу, что Труд плохого не посоветует, она ведь у него умная, а значит, сия идея - это хорошо. Были, конечно, вопросы пропитания, но этот фьорд Донар решил сжигать, когда они к нему приплывут.
- А что такое "мазохист"?
- А как же "не докапываться еще и к Тору"?
Хродвитнир и Хлорриди почти одновременно, но все же разборчиво обратились к валькирии: один с интересом, второй с явной предъявой. Получить ответы хотели оба, а почему одна мохнатая и одна бородатая морды уставились на рыжеволосую сейдкону, явственно требуя внятных речей. Правда, получив оные, оба как-то поскучнели, ну ибо чё она вредничает, они ж только спросили.
- Да, жив Лейкни, жив. - пробурчал Вингнир Фенрису. - Хоть я и честно пытался с оным что-то сделать, притом - совсем недавно.
И хоть это была шутка, вальравн все же решил высказать Тору свое "фе": когтями, клювом, и матами. Однако подлетев к сумрачному Асу, явственно увидел и понял: лавры птицы-ракеты, запускаемой на Луну, его все ещё ждут, и как-то передумал вершить воронью справедливость.
- Нет, брат, ну ты видишь - до чего зверушки распоясались! Да в наше время...
- В ваше время вы только и были горазды, что убивать, баб портить, и грабить все вокруг, а звери как были благородными, так и остались - вставил свои пять золотых Фенрир. - Мне отец рассказывал о временах молодости вашей, так что вот не надо тут.
Мгновенно насупившийся Рюмр сжал молот покрепче, сделал два шага навстречу волку, и сквозь зубы прошипел, что он его отведет в корейский квартал. На что Хродвитнир сразу же поинтересовался у Труд, а что такое этот корейский квартал, и почему он должен его бояться. Да, амулет, предложенный Тюром, явно был ему нужен, как воздух.
- Ну пошли, коль так. - решив отложить гастрономическую экзекуцию пушистого шарика на потом, Громовержец обратился к родственникам: - Эй, колдуны сейдующие! Откроете портал, Али придется Хеймдалля просить? Его ведь инфаркт хватит, когда свой взор на нас он бросит. Вот хотя бы из-за этого меховика.

Норвегия пахла хвойными лесами, легким флёром озона в воздухе, водами фьордов, белоснежными снегами, укрывающими горные вершины, и... свободой. Фенрир, только увидев это все вот, тотчас же ринулся прямо к побережью, радостно завыв и распугав тем многих животных в округе. Сестрица Труд, вышедшая из дому, сначала не поняла, что это за меховой шар, во все четыре "огрызка" несущийся к воде, но перебросив взгляд то на Асов, то на волка, то вновь на Асов, и в особенности - на Глейпнир, только охнула, и начала медленно оседать на ступеньки перед домом. К такому жизнь ее не готовила, видимо. Но дальше было больше. Хотя бы потому, что Хродвитнир теперь основательно увидел в отражении воды, во что он превратился.
- Это... это что... это как... Во что вы меня превратили?!
И сев мохнатым задом на песок, он жалобно завыл, жалуясь и морю, и земле на свою горькую судьбинушку, и на Асов, у которых с чувством юмора все так же плохо, как и с характером, нравами, терпимостью - да много чем. Довольный Громовержец, ухохатываясь, подошёл к валькирии, молча похлопал ее по плечу, и попёр в кузницу - пристраивать Глейпнир. Два драугра, стоявшие на опушке вместе с альвами, парочкой хульдр и одним троллем, совершенно не обращая внимания друг на друга, во все глаза таращились на Фенрира крайне округлой формы, который вовсю рыдал на берегу, и не понимали - есть ли совесть и логика с чувством самосохранения у этих Асов, или Всеотец забыл им то вложить, посчитав такую мелочь ненужной и несущественной. Однако были животные, которые страха не испытывали от слова совсем, зато испытывали крайне великое раздражение от такой вольчей сирены и плача в округе. Тор же, вышедший из кузни, увидел их слишком поздно.
- Тангриостр! Тангриснир! Фу! Не сметь, поганцы бородатые! А ну кому сказал, не сме...
Однако два исконный воплощения вредности да упрямства в животном мире уже взяли цель на прицел, задали себе неепическое ускорение, и на манер двух сверхъестественных таранов синхронно влетели рогами в задницу Хродвитнира, боднув того так, что тот, матерясь и воя, улетел далеко в воду, пару раз перекувыркнувшись. Затем они, с крайне благородным видом пробасив своё "бее-е-е", развернулись, и неспешно пошли обратно к кормушке. Тор же, повернувшись к Тюру да дочке, только развёл руками с ошарашенными глазами:
- Право слово, то не я... Они сами!...
Но тут Фенрир, все еще пушистый донельзя, выплыл-таки на сушу, и с руганью да лаем побежал за козлами. обещая их схарчить вместе с костями да дерьмом. Тангриостр с Тангрисниром обернулись, переглянулись между собой... и с абсолютно флегматическим выражением морд стремительно ринулись в чащу леса. Они, видимо, это восприняли как какую-то игру. Бегали они очень даже хорошо, так что шансов у Лунного Волка было маловато. К тому же, такой шарик явно будет застревать между деревьями...
- Ну - зато он выбегается да устанет, и проказничать не будет! - тут же нашёлся Донар, с надеждой улыбнувшись. - С народом познакомится тоже заодно... Так что это хорошо. - Уточнять, что сам Сокрытый Народец с другими существами вряд ли будет счастлив такому знакомству, Ас не стал: и так было понятно. Равно, как и то, что у них нету выбора. Козлы Громовержца был и теми еще хитрозадыми упрямцами, так что вполне могли чисто назло "перезнакомить" волка едва ли не со всеми магическими личностями норвежских лесов в округе возле дома Тараниса. - Ну а пока - пошли в дом, надобно и поесть, и выпить - тем более выпить! - за дело такое. А этот шарик меховой, как выбегается, то всё равно вернётся. Куда ему еще идти, он мира этого ведь не знает совершенно. Заодно и ему что-нибудь поесть надобно будет сообразить...
И с этими словами Хлорриди утопал в дом, потащив за собой брата с дочкой. Валькирия, сидящая на ступеньках, видимо, окончательно смирилась с безысходностью данного положения, и рассудив, что хуже вряд ли будет, пошла накрывать на стол. Сегодня голодных ртов будет много, и посему она поставила прибывших перед фактом - помогать ей будут все, раз есть хотят.

Вернулся Фенрир через час, весь запыхавшийся, с кучей веток и листьев в своей вспушенной шерсти, с языком наперевес, и первым делом сунул морду в бочку с водой возле кузницы. Выхлебав ее всю, он облизнулся, и тяжело дыша, посунул к дому, совершенно не обращая внимания на козлов, которые с абсолютно флегматичным видом спокойно пошли в свой загон. Они даже уставшими толком не выглядели, только довольными какими-то. Уж неизвестно, что они там учудили, но судя по всему, поиздевались они над Хродвитниром знатно. И вот сунув грязную да донельзя уставшую морду в окно первого этажа трёхэтажного дома, он устало и даже как-то жалобно проскулил:
- В общем... Я это. Успокоился. Можно мне в дом и чего-нибудь поесть? Пожаааалуйста. Я буду тихим, обещаю. И не буду рычать по поводу того, во что вы меня превратили. Уж не знаю я, где масла собачьи вы нашли такие, но эффект их все не хочет проходить, я чего только не пробовал. Может... Может, вы мне с оным поможете, а? - в глазах Лунного Волка была тоска, мольба, отчаяние и полное смирение. Интересно, надолго ли его хватит.
- Ну что скажете, родня? Пустим грязнулю-Хродвитнира в дом, али отправим в загон его мы, а? - Посмеивающийся в бороду Веор оглядел присутствующих, и покачав головой, усмехнулся волку - Ты хоть иди помойся, да отряхнуться не забудь. Труд с ее сестрицей живьём тебя сожрут, коли дом загадишь ты. И уж после приходи, авось подобреют Щита Девы.

Nuada Airgetlám
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 327
Статус: The Evil One
Информация: Нуада МакЭтлиу
45y.o. | aeons; полковник АМБ, маг, целитель, бог в отставке; Известен под именами Тюр, Нодент, Аргетлам; Воплощённая Война, бог Неба, Воздуха, Зимы и Стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 1960
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10.06.2018] Night of Wolf

#9

Сообщение Nuada Airgetlám » 13 июн 2018, 22:56

Перепалка Вингнира с Фенриром была забавной, но довольно скучной. Да что с ним такое? Хюмирсон бросил взгляд на Труд. Неужели он станет похожим на Локи? Видимо, его лицо изменилось, потому что огромный волк отодвинулся от него ещё подальше. Взяв себя в руки, Тюр достал ещё одну сигарету, закурил и с наслаждением затянулся. Это немного успокаивало.
- Мгм, - он выдохнул дым через нос и активировал портальный артефакт.

Скучать не пришлось с первых моментов появления в Норвегии. На Фенрира можно было смело забить: о нём позаботятся Труд и Тор, целителя занимала валькирия, решившая сходить в перезагрузку от переизбытка информации. На ходу бросив Фенриру предложение искупаться как следует ещё раз, он поспешил помочь обморочной деве. Вернув воительницу в жестокий мир, полный выходок Тора, круглого Локисона и двоих козлов, решивших привести предложение Хюмирсона в действие. Хорошо, что волк не решил, что это снова Тюр во всём виноват; бывший бог сейчас был далёк от милосердного законника и очень хотел кого-нибудь убить. Махнув рукой, он пошёл за братом, ожидая очередного выверта мироздания, но его не было.
Было много указаний от обеих валькирий и монотонная работа как-то примирила в конец замороченного аса с действительностью, а бутылка мёда, перехваченная где-то между накрыванием на стол и разделкой мяса, сделала день не таким дрянным. Сестра Труд с любопытством косилась на смертного, которого приволокли отец с дочерью. Она много слышала о нём, но видеть до сегодняшнего дня не довелось - и она пришла к выводу, что он слишком в себе, чтобы как-то вообще относиться к происходящему. То, впрочем, было неудивительно, печать смерти она видела так же, как её видела Труд. Тюр и правда был слишком молчалив, даже за обедом. Только явление Хродвитнира в окне заставило выйти его из медитативного состояния и слабо улыбнуться.
- Морская вода, - спокойно объяснил бывший бог. - тебе нужно отмокнуть как следует, чтобы эта дрянь вымылась. То травы лесные, скажи спасибо, что без красящих веществ, а то был бы рыжий или фиолетовый вдобавок. Тор прав, иди искупайся, соль всё выест.
И он невозмутимо вернулся к еде. Несчастный Фенрир, должно быть, представил себя переливающимся всеми цветами Бифрёста, потому что прижал уши, заскулил и потопал к морю, искренне желая ненавистному законнику сдохнуть, если это новый обман. Но обмана не было, соль действительно вымыла остатки чужого сейда вместе с репьями и ненавистный запах от шампуня ушёл.

- Ты собираешься сказать ему, что это шампунь для кошек? - Тюр смотрел на брата и крутил в руках портсигар. - Или подождёшь, пока Ванадис придёт с тебя спрашивать, где её зелье и поставит тебя в неловкое положение?
Он не особенно надеялся на ответ, но спросить был должен. После этого обед пошёл своим чередом, всё больше расслабляя законника. Раз за разом, он ловил себя на том, что готов заснуть прямо здесь, за столом: одна обещанная ночь вылилась для них с Труд в три полноценных дня почти безостановочного общения и смертный жутко не высыпался, боясь упустить хотя бы мгновение без валькирии. А после были семейные посиделки. Кажется, они собирались поговорить с Тором, но его гениальная идея - и асгардийский алкоголь - сделали своё дело. Тряхнув головой, Тюр вышел на крыльцо, проветриться и покурить, там его и застал счастливый Фенрир, пришедший в относительную норму. Ему не хватило тепрения долежать до того состояния, когда вымоется вся магия, шерсть всё ещё была пышной, хоть сейчас на выставку с бантом на шее, но он уже перестал напоминать шарик на ножках. Тюр придержал волку дверь, затушил сигарету и вошёл следом.
- Кофе кто-нибудь будет? - Спросил он, шаря по полкам в поисках турки. Турка нашлась над раковиной и вскоре по дому разнёсся упоительный аромат. Сварив бодрящей дряни, которой можно пытать преступников, для всех желающих, Хюмирсон не без отвращения всыпал себе в кружку побольше сахара и вернулся за стол.
- У вас есть ещё планы на сегодня? - Пригубив из кружки, он вновь взялся за вилку и обвёл присутствующих взглядом. - Кота Фрейи с дерева снять, Йормунганда рыбалкой разбудить, ещё какое-нибудь пророчество найти и сломать?
В голосе не слышалось ни тени иронии, но Труд чувствовала её в собственном разуме.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 249
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; валькирия, действующий майор FSK/HJK; известна как Девана и Медейна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, покровительница лесов, деревьев и животных.
На форуме: котик Шрёдингера
Сообщения: 872
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03

[10.06.2018] Night of Wolf

#10

Сообщение Thrud Thorsdottir » 15 июн 2018, 16:16

Разумеется, на конеферме, населённой сакральными тварями всех мастей, а так же служащей перевалочным пунктом для всех тех, кто не оставался здесь жить, но был ничуть не менее сакрален, ничего не проходило без приключений. Поймав за лапу Лейкни, который сердито кружил вокруг, явно ещё намереваясь припомнить Тору всё, что он о громовержце думает, и усадив ворона к себе на плечо, Труд с некоторой задумчивостью посмотрела на воющего волка, но сообщить ему, что всё не так уж плохо, не успела: два решительно настроенных козла пришли к выводу, что музыкальное сопровождение им не нравится, и пожелали его выключить свойственным себе максимально надёжным способом. Вой перешёл в рёв и гневный лай, что, впрочем, Тангриостра с Тангрисниром ничем не смутило.
Когда твой нежно любимый хозяин - сильнейший из асов, некоторые привычки от него всё равно перенимаются.
- Дурдом на выезде, - проворчала валькирия себе под нос, наблюдая за тем, как уносятся бодрым галопом вдаль козлы и как мчится за ними взбешённый Фенрир.
В общем и целом, ждать от них ничего хорошего не приходилось по определению: Торовы зверушки нравом сильно напоминали владельца, и их любимым методом развлечься было навести максимальный хаос среди окружающих. Оно и понятно; когда ты не просто бессмертен, а бессмертен с возможностью перерождения, бояться волков уже как-то несерьёзно. И, судя по удаляющемуся лаю, это вообще волкам следовало бояться этот прототип неубиваемого шведского "Вольво".
Махнув на них всех рукой и прихватив старшую сестру, которая только и могла, что хлопать глазами, вёльва ушла в дом. В готовке еды, которая пропадала в этом доме с куда большей скоростью, чем появлялась, было что-то умиротворяющее. Мужчин в итоге попросили ничего не трогать, ничего не портить и не мешать.

К середине обеда в окне нарисовался растрёпанный, помятый и совершенно несчастный волк; Аргетлам спровадил его обратно, а девы битв только фыркнули, переглянувшись: Веор из своей кузницы порой приходил в виде ничуть не лучшем. Но вмешаться они не успели, и Фенрир, получивший ценные указания, утопал куда-то в сторону побережья, тихонько поскуливая о своей скорбной судьбе.

В следующий раз он вернулся уже куда более пристойно выглядевшим; следом зашёл и Тюр, остро пахнувший табаком, и начал с обыденно-мрачным своим видом искать в кухне турку. Кофе - с подсказки второй валькирии, которая совсем недавно наводила в шкафах хотя бы какое-то подобие порядка - нашёлся чуть быстрее.
- Тебе лучше было бы поспать, - заметила Труд, вставая из-за стола. - Понимаю, что этим кофе можно при желании оживить парочку павших эйнхериев, но ты уже сейчас выглядишь достаточно плохо, чтобы на тебе не следовало ставить эксперименты. Фенрир, отойди и перестать пытаться сожрать холодильник.
Волк, сосредоточенно тыкавшийся носом в дверцу, повернулся к валькирии и повёл ушами, непонятно, пытаясь ли выразить этим какой-то мучивший его вопрос или соглашаясь, что пластик на вкус был как-то не очень. Концепция ящика с едой была интересна, но не слишком понятна: он явно никак не мог понять, за что тянуть, чтобы открыть.

В двух нижних отсеках морозильной камеры валькирии хранили нарубку костей: те же Торовы козлы считались травоядными животными только в очень узком зоологическом смысле и на практике были не против сожрать что-нибудь значительно более мясное, да и волков на конеферме водилось с избытком и до появления здесь Локисона. Вилкмерге притягивала к себе всё магическое зверьё, ничего для этого не делая, и его требовалось чем-то кормить.
Покопавшись в ящике, сейдкона с некоторым трудом вытащила снизу огромную берцовую кость, ранее, видимо, принадлежавшую хорошего размера быку, сунула её в пасть крутившегося рядом Хродвитнира и велела лечь так, чтобы об него никто не убился. Порыкивая, тот пристроился под её же стулом, привалившись тёплым боком к полированным деревянным ножкам, и, судя по сосредоточенному хрусту, был абсолютно доволен жизнью. Его можно было понять: спустя целую вечность заключения, которое было мало того, что неприятным, так ещё и сильно бессмысленным, даже просто валяться на полу торовых палат без цепей на шее было большим счастьем.
Женщина похлопала его по загривку и начала убирать со стола грязную посуду, составляя её в посудомойку: ещё одна победа технического прогресса над отцовским консерватизмом. Пустые бутыли из-под мёда и вина отправились в мусорную корзину, где уже подозрительно позвякивало. Закончив, садиться за стол воительница не стала: побродила по кухне, нашла тяжёлую металлическую миску подходящих размеров, куда плеснула алкоголя и для Локисона, потом остановилась за спиной бывшего бога, посмотрела с каким-то странным выражением на его черноволосый затылок. Они хотели, кажется, сказать Тору, что так вышло, но по итогу единственный разговор, который покуда получался - это приятная семейная пикировка с Фенриром, которому сарказм явно достался от любящей мамочки.
- Ты из каких соображений интересуешься: отговорить аль принять участие? - Спросила она в ответ, опираясь одной рукой на плечо сидевшего Тюра. - Если первое, то бесполезно, а если второе - то просто оставайся, пройдёт пара часов, и на этой земле опять что-нибудь случится. Когда в одном Мидгардском доме волшебных существ больше, чем во всех норвежских сказках, оно неизбежно. Рагнарёк-то мы поломали, но теперь вполне можем устроить его своими силами - в локальной версии.
Какая разница, где гроза,
А где будет Рагнарёк? ©

Thor Odinson
#LoveMjollnir
Аватара пользователя
Репутация: 209
Статус: #LoveMjollnir
Информация: Тор Одинсон
~30 y.o.|aeons; бригадир ВМС Норвегии; Асбьёрн Гримнерссон; бог грома, молний, штормов, войны и кузнечного ремесла.
На форуме: sköl!
Сообщения: 1511
Зарегистрирован: 13 фев 2018, 11:56

[10.06.2018] Night of Wolf

#11

Сообщение Thor Odinson » Вчера, 00:10

- Конечно, нет, Тюр. Сам со временем узнает - Ванадис ведь придёт выяснять, куда пропал ее шампунь. Весь шампунь, притом. Ну али когда волки ему доходчиво разжуют, что он кошаками пахнет. - философски подытожив, Одинсон залпом выпил свой жбан, и требовательно оглядев пространство, заприметил новую порцию выпивки. Не поленившись даже за не встать и принести этот бочонок - а то покуда валькирии поднесли бы, жажда замучила бы совсем бедного, старого Аса - он водрузил оный на стол, наполнил свою кружку, да принялся потягивать уже помедленнее: по треть ёмкости за глоток. Он лично уже никуда не спешил, а дожидаться еды, которую готовила его дочурка со своей сестрой по оружию, можно было еще долго: вон как они ковырялись в непонятных технологиях, которые то шипели, то дымились, то вообще как-то непонятно грелись да искрились. Ересь, конечно, но в данном случае Рюмр все же решил пойти дочке на уступки, и отказаться от готовки еды на костре. Подумывал, правда, что зря согласился, ибо вскоре технологиями начал плавно наводняться весь дом. И ладно бы, но вот лично Тор так и не понял, как работает хотя бы та же стиральная машинка с кучей каких-то кнопочек.
А если сын Ганглери чего-то не понимал, он обычно это множил на нордический ноль с помощью своего молота.

Вернувшийся с перекура Аргетлам, только-только впустив Фенрира, сразу же затянул свою любимую песню про кофе. Как, ну КАК ВООБЩЕ можно было пить эту гадость, в которой мало того, что не было алкоголя, так еще и какой-о противный на вкус осадок на дне кружки обретался? Что он в ней нашёл, в той жидкости цвета... кхм... В общем, сам Хлорриди не собирался даже прикасаться к выпивке, которая подозрительно порой напоминала то, что остаётся после животных, у которых несварение желудка. Хотя, может, мазохизм Хюмирсона распространялся еще и на его гастрономические вкусы, а не только на конечности и дела сердечные? Да, над таким вариантом следовало поразмыслить. Вот, собственно, Одинсон и мыслил, да так мыслил, что вся его мина отображала думу мощную и непробиваемую. Правда, о чём он тяжко так размышляет, со стороны было сложно сказать.
Наконец бросив это бесполезное занятие, Ас шёпотом (ну, как шёпотом...) сообщил Лунному Волку, что, дескать, в погребе есть нормальные, понятные простому уму соленья и морозильные ямы, без этих всяких пластиковых приблуд, которые призваны только смущать честного северянина и раздражать. Тот факт, что в подобном строении Одинсон хранил современный алкоголь, его мало волновал, ибо где нормальный, почётный холодильник для пива, а где - какой-то морозильный ящик с кучей всего непонятного и какими-то кнопками. Фенрир довольно повёл ушами, уплетая мясцо, поданное Труд, а как услышал о баранине в погребе, так вообще как-то засиял, и начал харчить вырубку с удвоенной скоростью. Ну, не бросать же недоеденное, а вдруг вернёшься, и мяса не будет? Эти Асы, они такие. Жадные и загребущие до невозможности.
После Вингнир потянулся к бочонку с мёдом, и налив себе еще, буркнул, что либо Тюру и впрямь надо пойти спать, либо пусть пьёт что-то нормальное и годное, а не эту коричневую жижу, от которой только дурно пахнет и никакой пользы. Дальше родственники повели разговор о возможных пророчествах, которые только и ждали, что их сломают, и краем глаза Громовержец заметил, как странно на него смотрела сестра дочери. Поначалу он не обратил на нее внимания, но когда он уже едва ли не ощущал ее взгляд правой частью лица, то повернулся, и с непонимающей миной развёл руками: мол, чего ты хочешь? Что ты так смотришь то на меня, то куда-то в сторону? Воительница в ответ лишь покачала головой, хлопнув себя ладонью по лбу, и пробормотала что-то о том, что она умывает руки от последствий, которые явно будут, да уткнулась в выпивку, активно ковыряясь вилкой в тарелке с едой.
- И чего она... - пробормотал Таранис, пожимая плечами. - Нет, брат. Рыбачить мне никто не даст из присутствующих, думаю, что никогда вовсе: в последний раз, когда я пъяным попытался с удочкой выйти, то умудрился в озере зацепить сам ведаешь кого. Да, озеро было большим, но то все же было озеро! А кошаков Ванадис я коли увижу, то скорее на том же древе молнией и подожгу к хелям собачьим: поделом им будет. - С вечно мрачным выражением лица он вновь опустошил свою кружку, и налив себе еще (бочонок как-то стремительно пустел), отхлебнул, и продолжил: - Нет, сегодня, пожалуй, мы совершили достаточно уже. Есть у меня, правда, еще пара планов - не волнуйтесь, ничего такого, никакой рыбалки, я лишь вещицу одну думаю пристроить в хозяйстве попытаться. - Допив, Донар встал из-за стола, вышел наружу, и вернувшись спустя минуту, играючи покрутил некий посох, который недавно с Ангрбодой добыл в Поднебесной. Видно было, что "палочка" немного, мягко говоря, против руки Одинсона, однако несмотря на ее ершистость, она все же оставалась в железной хватке Тора. - Правда, я пока не знаю, для чего его использов...
Покуда Эку-Тор крутил золотой посох с прожилками красного дерева в руках, он то ли нечаянно что-то активировал, то ли сам артефакт решил выпендриться, помня характер своего давнего хозяина, но внезапно всего в метре от Тюра и Труд пронёсся его конец, устремившийся куда-то далеко-далеко за пределы не то, что дома (благо, окно было открыто), но и вообще земли. Вдалеке только едва слышно булькнуло - судя по всему, конец посоха успешно достиг вод фьорда.
- Ох нихеля ж... А ну фу! Прекращай, кому сказал! - Звук удара кулака Одинсона о посох заставил всю утварь в доме подпрыгнуть, и посох сразу же вернулся в своё "обычное" состояние. - Ну, это... Виноват. Не знал, что он вообще так станет делать. Зато я понял, что с ним сотворить! - Засияв, Тор радостно изъявил, что заделает из этого и двух больших валунов одновременно и турничок, и штангу по возможности, и бельё будет где девонькам вешать. Положив посох на каменный пол (да, дом свой Таранис строил исходя из своих потребностей и особенностей физиологии, так что пол выдержал), Донар взял блокнот, и принялся чертить будущее изделие, изредка покатывая ногой посох, так что тот иногда тыкался в заднюю лапу Фенрира. Тот порыкивал, но будучи в благодушном расположении духа. впрочем, философски на это смотрел. А после и вовсе, поднатужившись, приподнял другой его конец и принялся "палочку" грызть. Судя по всему, Хродвитниру сие изделие пришлось по вкусу, так что у Цзиньгубана могло оказаться другое предназначение, нежели задумывал Громовержец.
В конце концов, у любого зверька должна быть своя игрушка.

Ответить