[10-....04.2018] Edo Castle

ШАБЛОН ОФОРМЛЕНИЯ ЭПИЗОДОВ
Все эпизоды далекого — и не очень — прошлого. Сюда также переносятся эпизоды из настоящего после перевода времени, если они не были доиграны.
Ответить
Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 492
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 3160
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#1

Сообщение Týr Hymirson » 10 май 2018, 19:49

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
10-....04.2018
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Старый Токио, далее - как повезёт
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Su'en, Nuada Airgetlám

СИНОПСИС:
Оуэн Уайт закончил разбирать бюрократические вопросы с беженцами из другого мира и утянулся отдохнуть с Юджином Найтом. Приступая к активным возлияниям в хорошей компании, оба и представить не могли, где закончится их вечер, а, главное, чем придётся заниматься в последствии.
Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.
Изображение

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 492
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 3160
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#2

Сообщение Týr Hymirson » 12 май 2018, 15:52

Он устал. Устал так, что не спасали даже стимуляторы агентства. Когда пришла пани Кшисинска, он начал с того, что спросил имя и диапазон сил: к нему, как к сильному колдуну, отправляли только высших духов и знать, поэтому он даже не сразу понял, что не знать, а начальство. И начальство изволило гневаться. Тупо посмотрев на женщину с белыми волосами, он постарался осмыслить, почему она сама садится за его стол и что значит «отстранён от работы на три дня». Один из служащих в приёмной оторвался от дел, чтобы проводить полковника до его номера в отеле, хотя тот настаивал, что сядет за руль сам. В голове было ясно, никаких посторонних мыслей, тело действовало на рефлексах и даже связь с юной валькирией почти не ощущалась - или он смог, наконец, что-то сделать с ней? В гостинице ему вручили какое-то зелье, он выпил, а после не помнил ничего. Просыпаться было тяжело; голова раскалывалась словно он накануне пил; он лежал в постели своего номера, и даже был частично раздет.
День без работы тоже был тягомотным. Кажется, он что-то ел, пил какие-то травы, сам день запомнился плохо. Воспоминания начались с вечера, когда пришёл Найт. Юджин был отвратительно бодр для того, кто впахивал на добровольных началах наравне с работниками Департамента; у Уайта закралось подозрение, что бог снвоа химичил со временем, но доказательства искать Оуэн не стал, утянулся следом в забегаловку, в которой подавали очень пряную еду и очень холодный саке с привкусом свежих грибов. Неизвестно, что вернуло измученный усталостью организм смертного к жизни - сытная еда с алкоголем, или исцеляющее воздействие бога; Уайт воспрял и даже получил некоторое удовольствие от происходящего.
- Это кошмар, - жаловался бывший бог давнему приятелю между двумя пиалками сакэ. - Она говорит мне, что её зовут Отохимэ и она - прекраснейшая из морских обитателей, пытается чаровать, а я вижу перед собой крокодила. И что мне делать? Записал её данные, объяснил, куда нужно идти, чтобы получить документы, а она не уходит, глазками стреляет. Ты представляешь кокетство крокодила?
Кивнув официантке, перебинтованной в кимоно так туго, что её становилось жалко, Аргетлам подцепил палочками кусок не то мяса, не то гриба и продолжил.
- Я ей говорю, что, - договорить ему не дали - сквозь бумажную стенку, держащуюся на тонких рейках, в помещение, где отдыхали боги, влетел щуплый японец. Проскользив по полу, он поднялся и глаза его наполнились синим светом. - Мать твою, - от души выругался полковник, с сожалением глядя на недоеденное мясо, - он меня перебил.
Следом за влетевшим, появился второй, на пальцах которого плясали молнии.
- Смертельная битва на выезде, - пробормотал полковник, поднимаясь. Разумнее было бы не вмешиваться, но два духа разошлись не на шутку и махом нарушили с десяток законов, включая закон о секретности. - Суэн, помоги угомонить, пожалуйста?
На в руках полковника мелькнули два ножа, с которыми он не расставался никогда.
- Агентство Магической Безопасности, Департамент Контроля Переме... - Молнии, сорвавшиеся с ладоней духа тусклыми искрами потухли, встретившись с магическим щитом, а первый участник боя, посмотрев на происходящее, рванул через ещё одну стену, подальше от происходящего в ресторане.
Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.
Изображение

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 96
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Хонсу, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 332
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#3

Сообщение Su'en » 12 май 2018, 23:54

Быть может, это уже стало банально и скучно, совершенно неудивительно для тех, кто прожил неимоверное количество лет – и, более того, знал и видел, как создавался этот мир – но цветущая апрельская Япония все равно завораживала своими красками и чарующим ароматом распускающихся деревьев. Толпы туристов и школьниц, делающих селфи на фоне сакуры, которые ничем не отличаются от прошлогодних, парочки, неспешно прогуливающиеся по вечерам. Вон та девушка спит еще с двумя, помимо ее парня. А другая – жертва лживого мужа, который проиграл в карты драгоценное кольцо ее бабушки, но обвинил в пропаже украшения старого соседа. Сидящая на скамейке пара выглядит очень мило: он кормит ее шоколадом, она красуется перед прохожими – но стоит молодой женщине зайти в уборную, как ее выворачивает: не потому что она ненавидит шоколад, а из-за стандартов, диктуемых обществом. Но ей 35, и она не станет признаваться единственному, как ей кажется, кто может стать ее спутником жизни и отцом ее детей, потому что мнение общества для нее гораздо важнее собственного удовольствия.
Суэн любил наблюдать за людьми. Время от времени они казались ему ошибкой создателей, впитавшими в себя все порочное и то, что по каким-то причинам и по чьей-то воле входило в категорию «плохо» и «неправильно». Но ведь смертные – часть своих же создателей. Повторяют ли они суть самих богов, являясь лишь моделями их собственных сущностей? Они, как творения неидеальные, неконтролируемые, в своей трагичности являлись существами прекрасными, потому что демонстрировали в некоем роде неудачу творцов.
В небольшой и уютной забегаловке было совсем чуточку душно. Он выбрал первую попавшуюся более-менее приличного вида, зная, что беготня по городу в поисках чего-то более пафосного и дорогого, где вышколенные работники, казалось, умеют читать мысли, станет не лучшим способом помочь товарищу отвлечься. Хотя, Юдж и сам отчего-то обленился и не желал тянуть. Саке немного горчило, и блондин после очередного глотка тут же ловко закинул в рот угощение, поданное вместе с бутылкой, дабы скрыть мерзковатый привкус: он больше любил сладкие напитки. Или ядреный виски. Вполне возможно, Лунный Владыка просто привык баловать себя более дорогим и не таким специфическим спиртным. Как бы там ни было, но саке нагоняло приятную расслабленность, а атмосфера заведения дарила долгожданное успокоение, не наводя при этом сонливость. Вечер постепенно захватывал улицы, на которых становилось все больше людей; они перестали походить на спешащих жителей занятого муравейника и устало плелись по своим вечерним делам. Дожевывая кусок закуски, Суэн бросил короткий взгляд на Нуаду и налил в его чашку для саке мутноватый напиток легкого золотистого цвета. В бутылке осталось не так много дурманящего пойла, и блондин дернул головой, выискивая взглядом официантку: проще было, наверное, взять сразу ящик.
- Представляю, - ответил он Уайту, все еще жуя и отковыривая новый кусочек закуски палочками.
Он сам мог. Странно, что за столько лет Нуада еще ни разу, кажется, не видел его в образе крокодила. Заигрывающего так точно. Син хитро зыркнул на него и ухмыльнулся уголком губ. История обещала быть увлекательной, и блондин уже приготовился, что подливать саке он будет часто, а официантка в итоге устанет подносить им все новые и новые бутылочки. «И выкатит нам бочку – просто и сердито», - подумал Суэн и хмыкнул, все еще улыбаясь. Только вот историю дослушать у него не вышло.
Сохраняя удивительное в такой ситуации спокойствие на фоне своего приятеля, Юджин задумчиво задержал во рту палочки и проводил взглядом незваного гостя, который избрал весьма оригинальный способ запоминающегося появления.
- Ты хочешь, чтоб я их притормозил, - он вопросительно посмотрел на Оуэна, зная, что тот понял, что значит это «притормозил», - или помирил?
Суэн слегка откинул голову в бок и поправил воротник, намекая на то, что способен устроить неповторимое шоу. К тому же, секс после ссоры, говорят, еще горячее и яростнее, чем при иных бытовых обстоятельствах. Он, конечно, шутил. Но в каждой шутке, как известно, лишь доля шутки, и уж кто-кто, а этот бог мог учудить и такое, радостно при этом вереща «любовь спасет мир».
Незаметно остановить время во всем заведении было слишком рискованно: любой зашедший мог попасть во временную ловушку – и это минимальная проблема, с которой они могли бы столкнуться. Оставалось или вернуть обратно, или…
- Комбанва, - вежливо поздоровался Суэн с убегавшим, ловко схватив того за шиворот и потянув на себя, пока тот не успел выскочить и показать себя прочим гостям, которых, к счастью, за испорченной дверью не оказалось. – Ты в курсе, что у тебя теперь на две проблемы больше?
Сильное недовольство, отчетливо читавшееся на фоне наигранного спокойствия, исказило добродушное выражение лица сына Энлиля. Причина подпорченного отдыха попытался вырваться и дернул локтем в живот блондина, чем вызвал ответную реакцию. Глаза божества устрашающе потемнели, когда он ладонью оттолкнул руку беглеца.
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.
~
Мистер Нелепые Подтяжки

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 492
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 3160
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#4

Сообщение Týr Hymirson » 15 май 2018, 20:34

Скепсис, написанный на лице полковника, можно было ощутить физически. Он очень хорошо представлял возможности Суэна и их последствие не входило в планы Аргетлама, бывший бог всё ещё рассчитывал закончить вечер если не в собственной постели, то хотя бы в хорошей компании и с бутылкой виски - или чего ещё покрепче из закромов одного или другого бога.
- И вся эта забегаловка будет гадать, почему они вдруг воспылали страстью? - Устало спросил Нуаду. - Смертным хватит этого представления на всю жизнь.

С его точки зрения, духи двигались непозволительно медленно: для человека среброрукий был весьма быстр; он тренировался убивать богов, тренировки с Тором старался не пропускать, но в последнюю он продержался на двадцать секунд меньше, а духи - они по определению должны были быть быстрее, чем он. Принимая на щит чужое заклинание Аргетлам запоздало спохватился, что вышел из гостиницы без всех своих защитных артефактов. Значит, придётся действовать осторожно.
- Останови, - начал он, но Суэну не нужны были дополнительные просьбы и Аргетлам закусил губу. Он пытался быть собой, пытался вспомнить, что значит быть богом, но каждая ошибка в этой инкарнации была для него болезненной. Он чувствовал себя бесполезным среди богов, его миссия была исполнена сотни лет назад и руководящая должность в тяготила его. Зачем он нужен был людям, если есть боги, которые рядом и которые готовы помогать? Как Тор, или как Суэн - не важно. Прогнав непрошенный укол жалости к себе, бывший бог занялся своим противником. Ледяной шип, сорвавшийся со скрещённых рук, на лету разделился на рой ледяных шипов, вынуждая атакующего духа уйти в глухую оборону.
- Ещё раз повторяю, ДКП, назовите себя и предъявите доказательства легальности статуса. - Пока он действовал по протоколу, но усталость не располагала к спокойствию и даже то, что он был сыт, не гарантировало, что сила не решит съехать с катушек.
- Пошёл ты, - отозвался любитель молний.
А пойманный Суэном вторил.
- На хуй иди.
Аргетлам не знал, как будет действовать старый приятель, да и не хотел - фантазия у Юджина работала как надо, так что его невезучего противника ждёт что-то очень затейливое. Сам он предпочёл простой способ решения проблемы, отправив нож прямо в шею противника. Не попал, к собственному изумлению: пуля прервала полёт артефактного оружия и чей-то визг из соседнего зала разорвал напряжённую тишину.
Второй и третий выстрелы грохнули почти следом, а после народ побежал. Уайт не успел отреагировать никак: первая пуля досталась богу луны, вторая отправила отдыхать и его. Уклониться от пули, на которую нанесена гравировка с иероглифами, или даже просто защититься он не смог бы при любом желании.

Пробуждение было дерьмовым. Первый вопрос, которым задался Аргетлам: сколько они с Суэном выпили накануне. Второй вопрос - почему он не может потереть переносицу и отчего так сложно дышать? Вдохнув и выдохнув не без усилий, он сфокусировал зрение. Помогло не сильно, но стала понятна скованность движений. Руки были связаны в запястьях за спиной, а на шее болтался ошейник, который и мешал дышать. При первой попытке обратиться к собственным силам, Нуаду ощутил, как ошейник сжимается сильнее.
Он был в каком-то очень гулком месте, рядом с ним находились ещё люди - запах немытых тел перепутать с чем-то было очень сложно.
- Что за хуйня? - Мрачно спросил он в пустоту, без особой надежды на ответ.
Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.
Изображение

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 96
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Хонсу, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 332
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#5

Сообщение Su'en » 18 май 2018, 12:27

«Что за молодежь пошла», - возмутился Суэн, спокойно глядя на нарушителя порядка, хоть в глазах бога читались злоба и разочарование тем, что их с Нуадой приятный вечер обернулся в разборку, коих им хватало с головой в последние дни. И чего лунному не сиделось в тишине и покое в часовой мастерской? «Слишком соскучился без приключений? Так вот же, получи. Незабываемый способ с пользой провести выходные». Нет, он совсем не был против. Наоборот: внутри него что-то ликовало, словно он вспомнил лихие века своего прошлого. Наверняка Нингаль устроила бы ему взбучку, увидев, как живой и энергичный Лунный Владыка превратился в заросшего пылью и мхом зануду. Где-то в глубине себя он веселился.
- Как грубо, - Син дернул бровью в ответ на громкий вызов духа.
И откуда в них столько спеси понабралось? Неблагодарные твари. Блондин хотел уж было выкатить грудь вперед и пафосно произнести что-то вроде «да ты хоть знаешь, на кого бублик крошишь?!», но незваный клоун на их празднике саке решил, что один раз попытаться ударить того, кто явно был быстрее его, слишком мало.
- Тхэ… - выдохнул Суэн вместо возмущений, блокируя удар и заворачивая нарушителю кисть так, что тот заскулил и моментально сделался жалким и грустненьким. «Вот и вся ваша хваленая смелость».
К сожалению, скрутить и доставить его к Уайту не вышло. Громкий хлопок отвлек Суэна. «Проклятье. Нуада, это же не ты? И, надеюсь, не тебя». Это было очень сложное решение, в котором пришлось выбирать между приоритетами: идти на помощь другу или не дать беглецу уйти. Можно было, конечно, воспользоваться вариантом «два в одном», но наглая, офонаревшая морда упирался и, казалось, готов был впиться зубами в руку удерживавшего его мужчины. Вполне вероятно, это и произошло, потому что отвлекшийся Суэн почувствовал неприятную боль в руке. Он потерял бдительность – это была его ошибка. Вполне, однако, типичная для того, кто знал, что рядом находится кто-то близкий, и ему грозит опасность. Это было так по-человечески… Когда Юдж дернул головой, сообразив, откуда звук, он понял, что что-то не так: тело не хотело подчиняться, как-то туго реагируя на попытку двигаться. Не мог же яд от укуса этого гаденыша так быстро распространиться по телу! Короткий взгляд на руку стал ответом; похоже, что хитрый нарушитель порядка каким-то образом или оцарапал, или порезал Суэна, пока тот пытался его удержать: мелкие капли крови стекали по светлой коже, оставляя на ней яркие теплые дорожки. Последующий громкий звук оттолкнул блондина, больно ударив в грудь. Он коротко вскрикнул скорее от неожиданности, чем от попавшей в него пули, и завалился назад. Еще хлопок, звук падающего тела, крики, неразбериха на фоне задребезжавшего перед глазами мира, который наполнился глухим звоном – и болью, от которой хотелось выть, но не выходило, потому что грудь, казалось, сдавило тяжелым прессом. Краем глаза Суэн увидел Аргетлама. Тело боролось с ядом, но до новолуния оставалось всего несколько дней, и лунный бог с каждой минутой был все более уязвим. Он почти не мог дышать и видеть.
Кто-то подошел к нему и недовольно цыкнул, будто увидел, что нерадивый работник испортил дорогую картину. Незнакомец что-то пробурчал, Син не расслышал его: все, что ему было нужно – дотянуться до Нуады. Его толкнули ногой в грудь, он потерялся в ощущениях, а когда смог хоть что-то разглядеть, увидел хитрющее выражение лица того, кто недавно швырялся молниями, нагло помешав так хорошо начавшемуся вечеру.
- Шаабар-ра, - прохрипел Суэн, подавившись на выдохе.
- Этого забирайте. А этого – добить, - сказал неприятный, острый, басистый голос со стороны.
Юджина чем-то ударили по голове, он уперся щекой в пол, ощущая все возможные варианты каруселей и визуальных эффектов, сопровождающие соответствующий вид веселья. Тело казалось таким ватным, будто сам Суэн состоял из комков мягкой субстанции: беспомощный, как будто заполненный отвратной пищеварительной жидкостью огромного паука, что переваривает жертву в коконе и терпеливо дожидается, пока та превратится в сытный обед. «Куда забирайте? – мысли лениво ворочались в голове. – Не нужно никуда никого забирать. Оставьте его». Внезапное осознание того, что друга куда-то волокут, отрезвило Суэна. Бога можно было ранить, можно было выпустить в его тело сколько угодно пуль, по крайней мере, тех, которые приносят вред смертным - но не ему. Он все равно поднимется. И он поднялся, вернее, попытался, превозмогая позорную слабость, закашлялся – и получил по затылку. Царапина на руке перестала кровоточить и начала медленно заживать; владелец басистого голоса, судя по всему, заметил это, наблюдая еще и за тем, как блондин упорно сопротивлялся несмотря на приличную дозу какой-то гадости и травм.
- Постой, - голос незнакомца звучал так, будто он увидел «Голубую красавицу Азии», сверкающий из-под грязи.
С одной стороны, Суэн был рад: в его теле не будет болтаться еще несколько пуль, его наверняка перестанут избивать, а главное – утащат вместе с Уайтом, что ему как раз и нужно было, раз план с натиранием лиц недружелюбно настроенных незнакомцев провалился, и так он хотя бы поможет полковнику разобраться с неудобной ситуацией. С другой же – что-то неладное он почуял в голосе говорившего, какой-то триумф, смешанный с неконтролируемой жаждой наживы.
- Грузите.
Звучало как приговор, но лунный уже не мог сопротивляться, утонув в отвратительных ощущениях, задыхаясь и ощущая, будто в грудь ему загнали не кусочек железки, а целую трубу. Сознание то покидало его, то возвращалось, и все, что он уловил, пока его тащили, - это «исцеляет», «кровь» и что-то про то, что ее с него, кажется, будут цедить. «Продвинутый способ заработка. Как жаль, что вы будете разочарованы».
Кажется, кто-то толкнул его в бок. Суэн даже и не подумал возмутиться, потому что его тут же охватила нестерпимая боль. О, да, он по ней так скучал! Грезил проснуться и прочувствовать всю гамму этого незабываемого, прелестнейшего, вдохновляющего чувства, когда тебя продырявило, и воздуха катастрофически не хватает. Он едва смог разлепить правый глаз: слипшиеся от засохшей крови ресницы долго не поддавались. Вокруг было темно, часть растрепавшихся волос неприятно липли к вспотевшему лбу и присохли к коже, окрасившись в темный алый. Проморгавшись, Суэн, наконец-то, смог разглядеть окружающую обстановку. Кажется, он лежал в лужице своей же крови, небрежно брошенный на пол вместе с остальными несчастными, которые не то отодвинулись от потенциального трупа, не то ценному производителю панацеи выделили свой личный уголок со своим личным пинателем в бока. Пулю из него так и не вытащили. Почему нет, и правда – и так ведь сойдет, меньше дергаться будет. Услышав голос Аргетлама, Юджин понял, кто оказался тем самым преданным соратником и мастером спорта в свободном избиении товарищей по ребрам.
В такие моменты Суэн мечтал иметь возможность просто умереть. Каким бы сильным ни было желание жить, кем бы сам он ни являлся, но способности, когда ты сотни раз, казалось, умираешь, но при этом никак не можешь дойти до конечной точки этого процесса, быстро выматывали и сводили с ума. Что знают прочие о муках? Как бы возвышенно или мерзко ни пытались смертные описать их, ничто и никогда не сравнится с тем, что переживает божество, которое не может остановить то, что убивает всех живых существ в мире, пока тело его не исцелится. Он ненавидел быть слабым, не мог позволить себе показаться другим беспомощным и разбитым. То был не дар – а проклятье.
Привкус крови во рту казался каким-то вязко-горьковатым. Говорить было сложно, и первое, что мог услышать Науда, - было жалкое бульканье, прерванное не то хриплым стоном, не то кашлем. Суэн даже не заметил, как шею что-то сдавило; непреодолимое, какое-то первобытное желание выдрать кусок груди, от которого расходилась боль, желание освободить руки и просто дышать пересилили все – и путы рассыпались прахом сперва на лунном, затем на полковнике.
- Помоги, Нуада, - снова захрипел Син, - помоги мне.
Он дотянулся до Уайта, царапнув пальцами по его руке и давая возможность видеть в темноте. Потом, кажется, сознание опять оставило блондина, всего на мгновение или долгие минуты - он не знал. Все еще слыша глухой шум и почти не соображая, он пробормотал что-то о пуле.
- Кого? – послышалось где-то за дверью.
- Того белобрысого тащите.
Суэн снова булькнул: ему очень не хотелось становиться подопытной обезьянкой.
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.
~
Мистер Нелепые Подтяжки

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 492
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 3160
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#6

Сообщение Týr Hymirson » 22 май 2018, 17:44

Чьё-то тело послужило опорой - вставать было неимоверно сложно со связанными руками, но бывший бог справился, сорвав в темноте чей-то стон. Чей - понять было сложно, сейчас его занимала более насущная проблема: как бы так перешагнуть через связанные руки. Опираясь о стену, он напряг мышцы, что вызвало нездоровое головокружение. Суставы запротестовали против такого насилия над телом, тут же заныли плечи, рана дала о себе знать почти сразу, и где-то сквозь собственную боль Нуаду услышал голос Суэна. На ответ не хватило сил и сосредоточенности, всё ушло в попытки справиться с собственным телом. Казалось, что прошла целая вечность, прежде чем руки оказались перед ним, перед глазами плыло, но прикосновение бога вернуло ему возможность связно соображать - и лишило верёвок. Подавив желание приложиться головой о стену, Аргетлам опустился на колени и занялся просьбой друга.
- Сейчас, - хрипло ответил он, коротко замахиваясь. Удар пришёлся в висок, унося сознание бога в неведомые дали - так будет лучше, не будет мешаться с дурацкими советами. Голоса с той стороны заставляли торопиться и, глубоко вздохнув, целитель сосредоточился на пуле, потому что вытаскивать её дрожащими от напряжения пальцами - то ещё занятие. Хорошо, что можно обойтись без жгутов, плохо, что кровь будет мешать разглядеть пулю. Раздвинув пальцами края раны, бывший бог выругался - пуля была раскрывающейся и вытащить её будет той ещё задачей. О том, что скажет очнувшийся Суэн, целитель предпочёл не думать. С силой рванув плоть в стороны, он молниеносным движением ухватился за скользкий кусок свинца. Повезло, что на излёте, пальцы будут соскальзывать меньше. Теперь нельзя было спешить вдох, выдох и снова вдох, открылась дверь, не обращать внимания, выдодх - и пуля в руке.
Его оттащили от тела - совершенно зря, он уже пришёл в себя достаточно, чтобы вспомнить, что это тело тренировано на убийства и раны - слабая помеха тому. Швырнув кусок свинца с кровью в лицо одного из вошедших, Нуаду от души пнул второго и, не обращая внимания на то, что под ногами была живая плоть, замер, оценивая обстановку. Четверо, все четверо - люди, пистолетов не видно, токлько шокеры. Как они собрались справляться с пленным богом, хотел бы он знать? Амулеты? Похоже на то.
Увернувшись в сторону от электродов, он отправил одного из рванувшихся к нему, отдохнуть вместе с пленниками; ухватил второго и заслонился им от второго шокера. Не дожидаясь, пока оставшиеся сообразят, что происходит, швырнул тело на одного из них и рванул за руку второго. Раздался хруст переламываемого позвоночника и рёбер - после такого не выживают.
- Тебе гостинец, Аши, - рыкнул Аргетлам, возвращая внимание оставшемуся противнику. Не по протоколу жертва, зато от всей души. Оставшийся отступил, пытаясь сбежать, но бывший бог и тренированный убийца был гораздо быстрее. - А ты - мой, - хищно оскалабился он, сжимая пальцами шею. Зрачки побелели и резко похолодало. Ошейник всё сильнее давил на шею, боль от электрических разрядов мешала соображать, но пальцев он не разжал, забирая жизнь смертного по капле - силы понадобятся на регенерацию. Лишь после этого обернулся к другу. Лучше бы ему успеть прийти в себя, прежде чем на шум, который здесь устроили, набежит ещё охрана.
- Эй, Аши, подъём, спящая красавица, - сквозь шум в ушах позвал он.

В этот момент завозились смертные, которым не повезло служить полем битвы бывшего бога. Откуда-то снаружи донеслись голоса, пытающиеся выяснить, что за херня происходит и где отправленные за блондинчиком люди.
Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.
Изображение

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 96
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Хонсу, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 332
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#7

Сообщение Su'en » 25 май 2018, 20:56

«Боги – лучшие убийцы из всех, но, убивая, они оказывают нам милость,
ведь именно конец жизни, а не ее начало, определяет, что значит быть живым»
В нос ударил запах крови. Не успел Суэн окончательно прийти в себя, как тошнота подкатила к горлу отвратным комом. Он попытался прикрыть рот рукой – и зачерпнул чьей-то крови, испачкав ей лицо. Дышать все еще было очень сложно, боль сковывала и ломала, но теперь не было чувства, что в теле застряло ядро размером с яблоко. Где-то в стороне послышался шум, словно кто-то упал. В ушах зазвенело, тело словно обдало холодом – руки, на которые пытался опереться Юджин, дрогнули, и молодой мужчина шлепнулся обратно на пол. Он еще долго будет слаб. Ему хотелось спать, есть и пить одновременно – и вместе с тем ему было настолько хреново, что лучшим выходом казалось спокойное подчинение ситуации. Но ему было нельзя.
Он снова попытался подняться, ответив Аргетламу вымученным «угу» - потому что на большее у него не хватило сил и дыхания; Суэн зашелся кашлем, выплевывая кровь и едва не теряя сознание в очередной раз. Кто-то рядом с ним хныкнул – не то ребенок, не то женщина, вот только бог был слегка не в себе, не зная, что ему сейчас мешает больше всего: невозможность дышать или невероятная боль. Он упал снова, ударившись плечом, но не сдался несмотря ни на что. Его волновало не столько его собственное состояние, сколько Науда.
- Эй, - просипел он, справившись, наконец, с собственным телом и поднявшись. – Вот не нравятся мне твои грубые методы. Мог бы как-то понежнее со мной.
Теплая кровь, запачкавшая всю одежду спереди, что неприятно липла к груди и животу, обильно сочилась из раскуроченной раны. Если бы находившиеся в странном, темном помещении люди смогли это увидеть, они совершенно точно поверили бы в ад и рай, решив, что среди них оказался демон: любой смертный давно бы уже хладным трупом валялся средь тех, с кем разобрался Аргетлам. Блондин, покачиваясь, прилагая невероятные усилия, подошел к другу. Кажется, их ждала очередная волна вооруженных несчастных, которые, сами того не зная, напали не на тех, с кем у них хватило бы сил справиться.
- А это что? – дрожащим голосом, хватая воздух, поинтересовался Суэн, цепляя пальцем ошейник на Нуаде.
Такой же он обнаружил и на себе, а когда попытался снять, понял, в чем заключалась суть атрибута специфических игр. Это Сину не понравилось: попытаться сковать бога – глупая, очень глупая идея, которая не то чтобы являлась помехой, сколько раздражала и злила. Какое вопиющее неуважение к высшим силам! Смертные и в самом деле забыли о страхе. И хоть Владыка Времени был нейтрален и предпочитал в дела людей не вмешиваться, но подобные ситуации подталкивали его к мысли, что жителям срединного мира пора бы вновь напомнить, кем они являются. И незнание того, кто им попался, не освобождали от ответственности. Кажется, очередная партия смертников уже заметила их: со стороны двери послышались угрозы и характерные щелчки. Пленники испуганно зашуршали, кто-то явно наткнулся на труп. Все звуки смешались в неприятный гул и звон, перед глазами плыло, шею сдавило, словно кто-то изо всех сил пытался задушить Суэна. Однако ничто не могло его остановить – ни его, ни течение времени.
Блондин легко столкнул с шеи Уайта разлетевшийся на куски ошейник, словно тысяча лет прошла, и материал рассыпался. Суэн чувствовал движение крови в теле Нуады, но не успел помочь ему.
- Не двигайся, иначе я пристрелю твоего дружка, - послышался все тот же неприятный голос, который принадлежал, судя по всему, их пленителю, нагло заявившегося в забегаловку.
Найт понял, что говорили это ему: застрелить того, кого уже застрелили, было бы слишком тупо. Они уже знали, что «белобрысый» - обладатель дара исцеления, только вот ошибочно приняли его за носителя халявной панацеи. Полковник АМБ же бессмертным быть не мог. Нет, сейчас он не мог позволить Нуаде пострадать.
- Ладно, - Син отступил, показывая поднятые руки, и полушепотом обратился к товарищу: - У тебя есть идеи, кто он?
Руки предательски дрожали, а ноги все еще подкашивались. Незнакомец кивнул своим людям, и те бросились вперед, намереваясь схватить лунного. Суэн не сопротивлялся.
- Спи, - он ухмыльнулся ближайшему из подбежавших – и тот покачнулся и рухнул вниз.
- Давай без фокусов! – рявкнул босс.
- Детская травма? – хмыкнул бог. – Клоун напугал, и с тех пор ты не любишь цирк?
Если бы рядом был Месламтаэя, он закатил бы глаза и пробурчал что-то о том, что глупый старший брат был рожден, похоже, чтобы по-идиотски рисковать, не думая о последствиях. Но у первенца Энлиля был свой план: ему удалось задеть главаря, пусть суть была вовсе не в клоуне.
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.
~
Мистер Нелепые Подтяжки

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 492
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 3160
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#8

Сообщение Týr Hymirson » 27 май 2018, 20:22

- Не мог бы, - буркнул Аргетлам. - Ты бы и так отключился от боли.
Перед глазами плыло невзирая на жертву, ошейник немилосердно давил на шею, мешая дышать; рука начинала неметь, а пальцы скрючились. Голоса снаружи приближались, а пленники медленно приходили в себя. Пальцы Суэна причиняли массу неприятных ощущений, но, кажется, их обоих спасало, что ошейники рассчитаны на существ, а не на богов, пусть и бывших.
- Игрушка для извращенцев, - немеющими губами отозвался Нуаду. - Про стоп-слово забыли договориться. Сними её, а? А то у нас гости, а я не при параде и голоден.
Пленники мешали. Это был один из тех случаев, когда полковник Агентства предпочёл бы остаться только в компании часовщика, да только не сложилось: контейнер был забит существами, в основном, Они, но была и пара ши, непонятно что забывших в Поднебесной. И все они смотрели на израненых друзей, силясь понять, что просиходит. Сперва заговорил один, потом другой, но вскоре все стихли, потому что дверь снова открылась, пропуская знакомую физиономию из забегаловки. Ошейник рассыпался в прах, возвращая возможность колдовать - и серые глаза Аргетлама стали белоснежными, слепыми бельмами глядя на вошедших. Стало холодно, настолько, что успевшие прийти в себя духи старались не касаться моментально обледеневшей жести, а ошейники обжигали кожу промёрзшим металлом.
Несколько часов в отключке, ранение и драка на пределе возможностей забрали остатки сил; Война был зол и голоден, но разума покуда не потерял. Он молча ждал реакции и шёпот Сина рядом вызвал нехорошую усмешку.
- Обед, - мрачно усмехнулся он. - Хочешь ещё одну жертву?
Бог времени оказался в руках похитителей, но их почему-то было не жаль.
- Стой смирно, - одёрнул Аргетлама нелюбитель клоунов прежде, чем переключить своё внимание на откровенно нарывающегося Аши. Температура продолжала стремительно падать и за пределами контейнера взвыл ветер. Донёсшийся до пленников плеск волн сообщил, что они в море и, судя по тому, что криков возмущённых чаек слышно не было, довольно далеко от земли. Японские воды не подчинялись туата, да и ирландские воды принадлежали Лиру или Мананнану, да только воды впринципе были частью творения Тюра, и теперь он совершенно точно никуда не спешил.
Пока Нанна отправлял отдохнуть одного из пленителей, воздух вокруг любителя клоунов загустел от влажности, а после и вовсе замёрз. Вдохнув ледяную взвесь он закашлялся и выронил пистолет. Кашель сложил его пополам, он выплёвывал кровь и хрипел, пытаясь двинуться с места, но его ноги намертво вмёрзли в пол контейнера. Равнодушно отвернувшись от умирающего, Нуаду с исследовательским любопытством посмотрел на тех, кому не повезло оказаться ближе к нему и кто ещё не пал жертвой милосердия Суэна. Мелочиться не стал, неуловимое движение здоровой рукой - и мириады ледяных игл превратили тела смертных в кровавые ошмётки. Немного утолив первый голод, он повернулся к фанату клоунов вовремя, чтобы увидеть, как меркнет его взгляд.
- Тебе, Аши, - зло усмехнулся Нуаду.

На него смотрели, но боялись шевелиться. Ему на пленников было плевать.
- Стой спокойно, - попросил он Сина и положил ладонь на рану. Рука была ледяной и очень твёрдой, но рана затягивалась под ней очень быстро, а холод, тем временем ожёг шею и превратил ошейник в ледяное подобие себя. Закончив с раной, Аргетлам очень устало потёр глаза рукой, посмотрел на друга и со всего размаха заехал кулаком по ошейнику. Ледяная игрушка жалобно хрупнула и раскололась на две части. На том силы и кончились, Нуаду прислонился к ледяной стене и прикрыл глаза. Рука занемела окончательно, жизни перед ним превратились в источник пищи и если они не уберутся из контейнера, пленники останутся здесь навсегда. Вздохнув, он спросил:
- Бойцы есть? Кто-то умеет сражаться без магии и знает, с какого конца держаться за пистолет? - Глаз открывать не стал, только попросил. - Аши, сделай с ними что-нибудь, пожалуйста, они пригодятся. - И громче добавил, - остальные - сидеть тихо, за вами придут, как только мы закончим.
- А ты кто такой? - Бойко спросил кто-то на ломаном английском. - Федерал что ли?
- Тюр, - мрачно бросил законник. - Хюмирсон. И я гораздо хуже федерала.
Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.
Изображение

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 96
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Хонсу, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 332
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#9

Сообщение Su'en » 06 июн 2018, 20:04

Кажется, у стоящего напротив неприятеля были слишком плохие связи. Или он наивно надеялся, что беда обойдет его стороной, а идея оставить в живых представителей АМБ (хоть сам Найт им не являлся, что стало еще худшей новостью для обнаглевшего нелюбителя фокусов) – лучшее, что могло с ним случиться. Естественно, однажды он попал бы на проблемы, если бы продолжал вот так бездумно хватать всех подряд.
- Ой, ну спасибо, - меланхолично протянул Суэн, стирая брызнувшую на лицо кровь похитителей со щеки и глаза. – В следующий раз лучше принеси мне шоколадку.
Кажется, все вокруг были в ужасе. Все, кроме Нуады и бурчащего лунного, который нервно стряхивал с рубашки капли крови или, возможно, человекофарш. Рукав, которым он пытался стереть алую жидкость с лица, был перепачкан и его кровью тоже, и теперь в темноте Син походил на белое пятно, которому отодрали часть лица, а посреди груди и вниз по животу красовалась рваная дыра. Впрочем, при свете вся окрашенная в темный фигура бога выглядела не менее пугающей. Он попытался стереть неприятно стянувшую кожу подсыхающую кровь другим рукавом, вздрогнул, когда холод, пусть и благой, разошелся от раны по телу. Теперь Суэн по крайней мере мог дышать, а боль не ломала его сознание, принося муки телу: несмотря на то, что он был богом, все равно чувствовал, все равно был подвержен той силе, власти над которой у него не было. Голова все еще кружилась, слегка подташнивало и хотелось пить из-за потери крови, но Юдж не мог позволит себе слабость теперь. Все ближе был час новолуния, и в норму он придет не так скоро, как ему того хотелось бы. Хорошо хоть, что не с похмелья.
А вот потом пришел час недовольного зырканья и вполне себе не божественной брани. Шлепнувшись от удара по ошейнику на пол, Суэн зашелся неприличными выражениями, средь которых вспомнил и Тиамат, и мать Нуады, и всех родственников любителей отловить богов и не только…
- Вы, северяне, какие-то слишком жесткие и грубые, - выдохнув, продолжил он, потирая шею. – Ты не пробовал походить на курсы управления гневом? Ну или хотя бы представить, что моя шея – хрупкая фигурка шоколадного зайчика. А если бы сломал?
Только вот, кажется, Аргетламу было не до недовольства товарища, и Син решил, что позудит он полковнику попозже, когда они здесь закончат.
- Сперва я разберусь с тобой, - тихо, но со всей серьезностью ответил Найт Нуаде, давая понять, что отказа не примет, даже если бывший бог решит повторить фокусы со льдом.
Он зажег огни, которые, не имея вместилища, где могли бы сойти за переносные светильники, концентрированными сгустками света повисли в воздухе. Один из них плавно подплыл к раненому Аргетламу. Методы северян были чужды Нанне, бить в лицо и доставать пулю руками он не хотел, учитывая, что перед ним все-таки был тот, кому такие эксперименты скорее навредят, чем принесут пользу, даже несмотря на то, что лунный мог очень быстро исправить положение дел. Нуада был ему нужен, оставлять его одного Син не хотел. Если бы он только не был скован законами Равновесия…
- А ты? – все тот же любопытствующий обратился к блондину, который наклонился к ране друга.
- А я так, никто. Ручная обезьянка, - не отрываясь от дела, ровно проговорил тот, кого в Та-Кемете звали Хонсу – и он действительно был той самой обезьяной, в которую кидались тапком вместо Тота.
Они на какое-то время замолк, недоверчиво глядя на Суэна. Бог же, не испытывая удовольствия от пристального взгляда чужака, вздохнул и «зацепился» за пулю, быстро вытягивая ее наружу. Не очень аккуратно, правда, потому как металлы подчинялись ему не так хорошо, как Найт хотел бы. Он поморщился, словно испытал ту же боль, что и Аргетлам, и чувствуя вину перед другом, постарался как можно быстрее того залатать. Руки заметно подрагивали, и при свете была заметна пугающая бледность. Син шумно дышал, борясь с массой неприятных ощущений, которые постепенно – но слишком медленно – начинали уходить. Просить Нуаду помочь и ускорить процесс Владыка Времени не хотел, видя его состояние, и хоть Нанна смог бы, пожалуй, справиться с возникшей проблемой сам, оставлять Уайта одного было опасно. Вероятно, для всех.
- И что нам делать? – послышался другой голос, и лунный не сразу сообразил, что звучал он на японском.
Кажется, помочь вызвалось не так много смельчаков. Что ж, подумал Суэн, быть может, им было бы комфортнее в роли рабской силы, а не на свободе. Или же они просто боялись и не верили неожиданным попутчикам?
- Берите все оружие, что найдете. Эй, ты, умеешь им пользоваться? Снимаешь с предохранителя… вот так… затем так. Вот. Все. Понял? Аккуратнее. И того обыщите. Да, и те ошметки тоже. Нет, его нельзя жрать. Как дети малые, - вздохнул он, обращаясь уже к Нуаде и протягивая тому пистолет отправленного поспать неудачника. – Держи. Кстати, мне было бы очень интересно узнать, куда это меня хотели затащить. Может, у них тут плавучая лаборатория вдобавок?
Син выглянул из контейнера наружу и поежился; ветер разбросал перепачканные выбившиеся из узелка волосы, мокрая одежда гадски холодила, и по телу побежали мерзкие мурашки едва ткань коснулась кожи. Юджин осмотрелся – берега видно не было, но вряд ли они успели отойти от него слишком далеко. Рядом находилось еще несколько таких же контейнеров, но агрессивно настроенных незнакомцев пока заметно не было.
- Пшш-пшш, прием. Вы где, мать вашу? – послышалось из родного контейнера. – Тащите его уже, епта. Чего возитесь? Пшшш. Прием? Меня слышно?
- Ответишь? – спросил Суэн и хитро зыркнул на Нуаду.
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.
~
Мистер Нелепые Подтяжки

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 492
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 3160
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#10

Сообщение Týr Hymirson » 09 июн 2018, 14:34

С вялым интересом выслушав ругань владыки времени, в частности, упоминание матушки, имя которой было не столь широко известно существующим за пределами Асгарда, Тюр попытался стряхнуть с себя хмельную одурь убийств. Вышло так себе, но предложение прогуляться на курсы управления гневом немного отрезвляли. Воображение услужливо пририсовало рядом Одинсона, а после - повесившегося спустя пару минут психоанализа врача. Свет полоснул по глазам и Хюмирсон зажмурился, скрывая серебро, полностью вытеснившее радужку. Так было лучше - незачем пугать прежде времени мигрантов гибнущего мира.
- Разбирайся, - с надеждой на то, что его, наконец, добьют, пробормотал бывший бог. Смертная оболочка приходила в негодность с того самого дня, когда они с Тором принесли жертву бездне, чтобы сломать пророчество мёртвой вёльвы.
На них глазели. Они разных мастей понимали, что светловолосый красавчик - бог из старшего поколения, который одним движением мизинца может раздавить и не поморщиться; второй был им не знаком, скандинавское имя не говорило ни о чём и он был совершенно определённо смертным. Но если старший бог называет себя ручной обезьянкой, вместо того, чтобы назвать обезьянкой смертного, то кто тогда этот смертный? Было непонятно и страшно, удушливая война страха волшебных существ прокатилась по контейнеру, Хюмирсон открыл глаза и выщерился. Боль от извлекаемой пули была несущественна, за свои жизни к боли он привык; в сравнении с потерей руки, эта не стоила пристального внимания.
Духи боялись.
- Благодарю, - Война кивнул, принимая пистолет и проверяя боезапас. В магазине оставалось десять патронов - не так мало в умелых руках. Интересно, где остались их с Суэном вещи? Ножи были бы очень кстати сейчас. Рация ожила и ледяной взгляд остановился на Аши.
- Думаешь? - Бывший туата зло улыбнулся и взял в руки пластиковую коробочку. Мгновение помедлил, восстанавливая в памяти голос их пленителя, ныне мёртвого. Поднял руку, заставляя замолкнуть всех гомонящих. После чего нажал кнопку. Голос звучал неровно - подражать голосам Аргетлам не умел, но рация изменяет голоса до неузнаваемости. К его удивлению, его голос звучал похоже.
- Приём, - ответил он, - слышу тебя хорошо. Возникли незапланированные сложности, пассажиры проснулись. Помощь не нужна, отбой.
Аргетлам отпустил кнопку на рации и зло посмотрел на сброд, обретающийся в контейнере. Рабы, не бойцы. После обвёл взглядом умеющих сражаться.
- Ты и ты, - он по очереди ткнул пальцем в понимающих английский, - ведёте за собой десятки.
- Какие десятки? - Не понял рослый детина.
- Сейчас увидишь, - отозвался Война и запел.
В обычной военной ситуации песнь не понадобилась бы, но здесь было три десятка перепуганных мелких духов, которые должны были найти в себе силы для сражения. Война щедро делился своей жаждой крови, заставляя даже самых перепуганных смотреть на него. Он понимал, что Суэн, вероятнее всего, тоже пойдёт за ним, понимал, что если даже Аши поддастся его ярости, то все, кто находился здесь, пойдут за ним и подавно. Всё внимание было обращено на него, а он чувствовал, как духи начинают злиться на тех, кто пленил их. И этот странный смертный - он мог дать им то, что они хотели. Разделять свои желания с его у них не хватало сил, зато хватало у Нанны. Песнь оборвалась на грозной ноте, Хюмирсон вскинул кулак и десятки рук поднялись вверх следом. Тюр пожалел, что людей здесь не было, можно было бы воззвать к Одину, но и того, что он сделал, было довольно для того, чтобы сделать то, что он задумал. Тридцать существ - маленькая армия.
- Аши, - коротко попросил он. - Избавь наших бравых парней от блокираторов, будь добр. У нас не так много времени, нужно идти.
И он первым выскользнул из контейнера, намереваясь осознать, что происходит снаружи. Три коротких выстрела и Война вернулся.
- Чисто. Ты, - он снова ткнул в какого-то духа с крыльями. - мне нужно направление рубки. - И велел одному из десятников. - Переведи.
Спустя минуту информация о топографии сухогруза у них была.
- Не уходи от меня далеко, - попросил Тюр Суэна, тщательно пряча за иронией беспокойство за друга. - Здесь могут уметь убивать богов; вторая марианская впадина - меньшее, что нам нужно.
Продвижение между контейнерами сложно было назвать скрытным, слишком не воины были все духи, воодушевлённые Войной, но пока Аргетлам мог управлять ими. Патрульные были встречены очень горячо и Нуаду разжился ещё одной обоймой.
Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.
Изображение

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 96
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Хонсу, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 332
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#11

Сообщение Su'en » 10 июн 2018, 22:56

Давно уж минули те времена, когда Суэну приходилось слышать песнь Войны. Хоть для него, как для владыки времени, само это понятие было относительно, и «давно» одновременно могло быть и «сейчас», а «после» - в прошлом, он, давно влившийся в мир смертных, старался следовать законам Срединного мира, дабы не переходить черту дозволенного Равновесием. Сколько лет прошло с тех пор или дней? Когда он, держа знамя и меч, вел свое войско вперед? И когда он наблюдал за тем, как за его дочерью шли тысячи, оставляя после себя руины и смерть всего, что попадалось на пути Инанны? Он, несущий покой в ночные часы и судивший мертвых в дневные, одновременно чувствовал и подъем сил, и ненависть к этому вздымающемуся во всем теле ощущению жажды крови. Сколько сил ему потребовалось, чтоб научиться усмирять свой пыл, и сколько усилий требовалось, чтобы не сойти с края и не смести все одним движением руки…
Он полнился будоражащим воодушевлением так же, как и все вокруг. Глаза его темнели, подобно безлунной ночи, и словно бы сама тьма сгущалась вокруг бога. Улыбка и детские, такие загадочно-непосредственные эмоции покинули его, плечи расправились, а аромат крови ударил в нос, перекрывая собой все прочие запахи, окружавшие их с Нуадой, придавая сил и желания голыми руками, проявив нетипичную, казалось бы, для Нанны жестокость, переломать конечности тем, кто посмел пленить высших существ. За надменность, как и за власть, приходится дорого платить. Он принесет Аргетламу сердца тех, кто неосторожно решился причинить им вред, как отдавал сердца врагов сынам богов, управлявшим жизнями по обоим берегам Великой Западной Нахаль.
Суэн стоял позади крепкой фигуры Тюра, подобно исхудалой его тени. Сгустки света парили в воздухе, освещая его лицо словно солнечным лучам, что, скрывшись за планетой, падали на сияющую луну, очерчивая ее изгибы, так похожие издалека на фарфор. Он ловил на себе взгляды: восхищенные, полные ужаса, где-то даже ненависти – он видел истинное каждого, но ни одна черта лица его не дрогнула, лишь глазами лунный обвел тех, кого Нуада призвал сразиться в пленителями. Он видел их желания и то, что некоторые из них все еще сомневались где-то в глубине души, а сомнение может привести к предательству. Пользуясь моментом всеобщей восторженности и возбуждения перед битвой, Суэн продолжил вслед за Тюром:
- Клянетесь ли вы в верности Владыке, что освободил вас, и готовы ли в противном случае отдать свою жизнь за вероломство?
- Да! - ответил каждый, и их согласие было ясно без лишних слов и переводов.
– Что ж, теперь у тебя есть воины и на этой стороне земель смертных, - обратился он к Нуаде. – В нашем случае время не абсолютно и зависит лишь от оправданности рисков.
Син усмехнулся: не много времени для бога Времени – своеобразный каламбур. Он мог превратить секунды в вечность, а вечность – в неуловимое мгновение. Однако любое изменение событий влекло за собой свои последствия, подобно взмаху крыла бабочки.
Ему не требовалось подойти к каждому, чтоб уничтожить оковы. Теперь он не видел смысла ни в сохранении в тайне своих сил, ни в сдерживании их, по крайней мере в определенном отрезке. Правила уже были нарушены, в их власти было вернуть чаши весов на равное. Нанна знал и чувствовал каждую частичку того, на что требовалось воздействие; одним лишь движением руки, словно обозначая для себя область работы, он повел перед собой, а после задумчиво поднял глаза, как будто желал увидеть результат своей работы – и оковы рассыпались. По контейнеру тут же разошелся шепот: не то восторга, не то ужаса, что пробивался сквозь воздействие песни Войны. Кто-то выступил вперед, желая тут же броситься на обидчиков. Они шептали: «Разрушитель, разрушитель» - и страх их был понятен. Эти существа, как и Суэн, никогда не смогут забыть гибель своего мира.
- Ты связан с Хаосом? – спросил один из десятников.
Юджин усмехнулся. Время и Хаос? Две разрушительные силы, над которыми нет ни у кого полной власти, даже у повелителя Времени нет возможности остановить течение времен в каждой точке сущего, живого и мертвого. Никто никогда не сможет победить Время. «Как и Хаос, как и Порядок», - бог дернул бровями, и взгляд его стал тяжелее. Он, однако, слабо усмехнулся в ответ:
- В какой-то мере.
А быть может, он и в самом деле был разрушителем. В его власти были старение и стремительно уходящая молодость, под его влиянием все живое и неживое проходило путь от начала до своего конца. Сколько смертей было на его счету? Пусть и не собственными руками, но Суэн был тем, кто позволял всему погибнуть, ибо хоть и мог он манипулировать Временем, но не в его власти было управлять Вечностью. Все вокруг подчинялось Равновесию, и он был его слугой. Игры богов никогда не приводили к чему-то хорошему, подумалось Найту, рано или поздно они приходили к уничтожению. Даже себя самих.
- Ты боишься за меня – или за всех прочих? – Син прищурился, глядя на Нуаду.
Пусть прошли тысячи лет, но свежо еще было в памяти то, что натворил сам Нанна, и если бы не следовало ему подчиняться законам, здесь давно уж не осталось бы ни единой живой души, кроме них двоих. Но также Юдж помнил, что нарушителям их с Аргетламом покоя (и пьянки) нужен был именно «белобрысый целитель», а значит первым, на кого нападут, будет именно Владыка Стужи.
Маленькая армия продвигалась все дальше, и торговцы жизнями давно уж поняли, что дело нечисто. К тому же выстрелы и трупы их явно выдавали. Чего они ждали? Уж явно не теплого приема, и за новым поворотом из узкого коридора на Суэна выскочил человек. Он намеревался не то оглушить, не то пришибить бывшего пленника, но не успел и приблизиться к нему: время замедлилось вокруг человека, и он угодил в ловушку повелителя времени. Тонкие пальцы стиснули шею несчастного – и спустя мучительные мгновения он повис безвольной куклой с лицом дряхлого старика, а после, пройдя и путь разложения, рассыпался костьми. Син поморщился и тряхнул рукой. За спиной послышались голоса, одна из пуль влетела в металл рядом с головой Нуады, следующие две разозленный бог остановил прямо перед собой и откинул в сторону, как назойливых насекомых. Кто-то из они упал, кто-то бросился на стрелявших. Но Суэн смотрел на того, кто замешкался и широко раскрытыми глазами смотрел то на своих спасителей, то на пленителей. «Ну же, выбирай». И он выбрал. Один из подобранных ранее ножей-бабочки блеснул по направлению Уайта.
- Ты поклялся, - ровно сказал Нанна, смотря на предателя.
Лицо демона скривилось, словно он окунулся в пучину раскаяния, и вероломство его обернулось наказанием. Не медля ни секунды, он воткнул нож себе же в шею. Такова была цена клятвы Принца богов – погибнуть в позоре, захлебываясь кровью, так и не оправдав ожиданий своего Владыки.
- Воды здесь не насытились еще нашей кровью, - предупредил Син Нуаду.
Кажется, их окружали. Слишком быстро, подумал лунный. «Неужели они поняли, что по рации ответил им не свой человек. Или они были готовы к проблемам?» Впрочем, неудивительно, что на корабле, перевозившем отловленных беженцев из других миров, было не десять охранников. Их быстрая реакция говорила о том, что бизнес этот процветал не первый день. Что ж, Нуада напал на золотую жилу…
- Так-так, - послышался голос откуда-то сверху. – Каких мы тут божков поймали, а?
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.
~
Мистер Нелепые Подтяжки

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 492
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 3160
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#12

Сообщение Týr Hymirson » 15 июн 2018, 06:24

Аргетлам не ответил - да, наверное, Нанне и не очень был нужен ответ. Северянин не умел чувствовать так, как это делали смертные и другие боги: у закона не может быть чувств, ведь чувства - это пристрастность, а пристрастность мешает справедливому приговору. То, что ощущал Хюмирсон по отношению к Суэну, было больше похоже на чувство должного у отца перед сыном. То, что натворил тысячи лет назад бог времени, было нарушением законов, заложенных творцами для вселенной, но мотив был чист и понятен. Первое время их общение сводилось к перекладыванию деталей произошедшего с места на место, но после общение стало более расширенным и продуктивным. И всё же, бывший бог опасался за друга.
А опасаться стоило за себя. Выстрелы зазвучали, но Войну это мало беспокоило, он чуял беду среди тех, кто был под его покровительством так же, как чуял бы недомогание. Клятва, которую истребовал с подчинённых Суэн, связала его с духами Поднебесной и того крепче. Кто же из них уйдёт? Один из стрелков захлебнулся внезапно возникшей в лёгких водой, второй осыпался прахом в руках Аши, а после Тюр нырнул вниз, уходя от пули. Смерти ведомых он почувствовал, но презательство резануло по нервам гораздо сильнее - и подстегнуло злость. Горящие серебром жуткие глаза равнодушно посмотрели на преступившего клятву.
- Ещё насытятся, - зло пообещал Хюмирсон. Его власть над водой здесь была слабее, чем дома, но и её хватило, чтобы лишить огромный сухогруз устойчивости. Или ему помогла Отохимэ? - У нас гости.
Оставшиеся в живых они, почуяв настрой владыки, приготовились биться на смерть. Война по-волчьи ощерился, услышав голос сверху. Болтунов в бою он не терпел и голос захлебнулся, чтобы зазвучать снова уже более зло.
- Хорошая попытка, - обрадовали его. - Не солгал ублюдок.
Аргетлама уже не было на месте, он растворился в тенях от контейнеров, словно его и не было.
- Вы сами вернётесь в контейнер? - Спросил тем временем голос. - Нам нужен только блондинчик.
Его оборвал выстрел. К ногам Суэна кулём свалился мелкий человек, судя по глазам - полукровка.
- Много пиздел, - мрачно буркнул Хюмирсон. Слова его послужили сигналом к действию. Воздух запел от чужеродной магии, а Аргетлам, вслушался в мелодию и вплёл в неё свой голос, вновь взывая к древним инстинктам в душе каждого здесь. Чужие смерти доставляли ему физическое удовольствие; он убивал, смакуя каждый предсмертный вздох; движения его походили на танец - дикий и жестокий. Это состояние он щедро разделил со всеми, не обойдя Суэна и с окружившими их смертными было покончено очень быстро, к вящему разочарованию Войны. Остановив песнь, он замер над трупами, а после выругался.
Коротко велев уцелевшим собрать оружие и озаботиться хоть какой-то защитой, он вернулся к тому, который свалился к ногам бога. Быстро обыскав труп, Хюмирсон выругался ещё раз.
- Аши, - позвал он. - У этого мудилы был защитный амулет против северной магии. И ещё один - от наведённых состояний, смотри. - Он рванул с шеи цепочку на которой болтались три кулона: один простой и два с выведенными магическими символами. Школа магии не подлежала определению. Вернее, она принадлежала сразу нескольким и это очень раздражало колдуна.
- Египетская и местная школы, - поделился он с другом. - Третью понять не могу, может у тебя получится. Или этот мудак развёл кого-то из ордена Иуды, или у меня для тебя плохие новости.
Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.
Изображение

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 96
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Хонсу, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 332
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#13

Сообщение Su'en » 24 июн 2018, 15:32

«Блондинчик» приподнял голову, без особого интереса наблюдая за новым любителем поболтать. Суэну ничего не требовалось делать: Нуада уже разбирался с ситуацией - по-своему грубо и быстро. Быть может, с новым участником увлекательного остросюжетного спектакля они и поболтали бы, будь преимущество на их стороне, но увы, кому-то в этом сценарии неизвестного автора повезло меньше.
Тяжелое ощущение поднялось в груди бога, подарив ему гамму волнующих эмоций, предвкушения и жажды крови. Что-то боролось с этими чувствами, словно Син понимал, что они делают что-то неправильно. Или он просто не желал вновь окунуть руки в чужую кровь? «Кто виноват, что они выбрали не тот путь, который избрали мы и считаем верным? Что мешает мне обернуть их всех в прах?» Всего лишь то, что ни его разум, ни положение, ни роль среди всех существ Вселенной не позволяли переступить через границы законов. Впрочем, их враги в любом случае обернутся безжизненным прахом – рано или поздно, с участием Сина или без. «Так почему я не могу?..» - спрашивал он себя, все больше уверяясь в том, что не не может, а… не хочет? Или боится перешагнуть эту тонкую нить, что указывала край Равновесия пред Бездной.
У него не было оружия, но было время. Он не стремился убивать, но защищался. «Какой глупый способ оправдать себя». Ловко увернувшись от одного из нападавших, Нанна заскочил ему за спину и ударил по ушам, и пока человек, шипя, пытался побороть последствия, лунный свернул ему шею. Незавидная участь постигла товарищей убитого: один погиб от пули, которая предназначалась богу, другой получил ледяной шип в грудь – без зазрений совести Суэн воспользовался идеей Нуады и в какой-то мере общей с ним стихией; собрав капельки влаги, что витала в воздухе, он обернул их на свою сторону. Лед, вкусив человеческой крови, рассыпался мелким крошевом, хрустя раздавленный под ногами. Выскочив чуть вперед, Юдж оттолкнул ногой еще одного неприятеля, насевшего на раненого Они, пытавшегося защититься, однако дыра в боку ему сильно в этом деле помешала. Не успел Владыка Времени насытиться, вспомнив давно минувшее былое, когда тяжесть знамени приятно жгло плечо, и песнь тетивы разрывала гул, царивший вокруг, как дыхание врагов прервалось. Он знал – лишь теперь, ибо остались еще необорванные нити судеб на этом корабле, и время их звенело, натянутое и напряженное; выберут они еще один оборот часов или же сломают счет их в этот день – тоже зависело от выбора тех, кто рвался в бой.
Суэн внимательно поглядел на кулоны, которые показал ему бывший бог. Его не интересовали те два, что были опознаны Нуадой – безделушки. Но третий… Снаружи ничего необычного, очередная хрень от мелких проказ и заклинаний. Но истинное открылось лунному, и он нахмурился, шумно вдохнув воздух ноздрями. Затем его лицо немного смягчилось, и он как-то горько усмехнулся.
- Плохие новости у меня для тебя, Нуада, - он глянул на товарища, словно одновременно хотел и пошутить, и поделиться весьма неприятным наблюдением. – У вас там в АМБ, кажется, слишком необразованные шпионы. Тем не менее, они хорошо влились в команду, обвели всех вокруг пальца. Похоже, что пытались подставить и меня. Иначе как объяснить это?
Он разломил амулет и аккуратно достал из его сердцевины маленький клочок бумаги, свернутый в трубочку. Капли крови, старые и въевшиеся в бумагу, растворили часть написанного, превратив чернила в кляксы. Логограммы очень походили на письменность народа, которому некогда покровительствовал Суэн, и все же они отличались от знаков, которыми пользовались подопечные божеств Дильмуна во времена его расцвета.
- …Hāssuwas Tuuata… ishās wādar… g(w)ēntsi pāhur… asasi nan… hazziettu.
Бог хмыкнул, покачал головой, словно осуждал нерадивых малолеток, решивших с помощью словаря латинского вызвать демонов, но глаза его, потемневшие и слишком пугающе контрастировавшие с белизной кожи и засохшей на ней крови, выражали беспокойство.
- Близко подобрались, - прошипел он и протянул на вытянутой руке бумажку, зажимая ее пальцами за край, ближе к другу. – Тебе тут послание. Мне кажется, кто-то очень на тебя обиделся. Ты никому, случаем, в прошлом дорогу не переходил? Кому-то, кто, вероятно, мог знать… обо мне.
Кому-то Нуада не только перешел неудачно дорогу, но и на горло наступил, раз устроили весь этот цирк да еще и с древними проклятиями. Или то была удачная для кого-то случайность, когда в сети для сельди попалась золотая рыбка. Продавший Уайта, правда, не учел, что к проклятию нужен был еще один элемент, которого у убитого полукровки не нашлось. Оставался, конечно, вариант, что он был у кого-то еще, но к чему тогда было разделяться? Проверить? «Или «золотая жила» для Нуады оказалась слегка глуповатой». Но был и иной, еще более загадочный момент: мало кто знал о том, что род Ана был уничтожен Хаосом не целиком, и уж тем более не всякий знал о том, кто такой Юджин Найт. «Наверное, я слишком подозрителен. Быть может, это не было попыткой подставить меня, а просто дурацкое совпадение. Странный выбор проклятия, слишком слабый для Нуады». Как бы там ни было, ряды «армии» Аргетлама сильно поредели, а проблема так и оставалась не закрытой: они все еще были потенциальными пленниками, все еще были в море, а похитителям все еще нужен был «блондинчик» с его невероятной панацеей. Впрочем, теперь было ясно, что кому-то очень нужен и внезапно пойманный «царь Туата».
- На всякий случай, - предупредил Син, - остерегайся огня.
«Ты же веришь мне? – он поглядел в глаза другу, боясь увидеть недоверие и ненависть. – Не усомнишься в моей верности, так ведь?»
Нужно было перетащить куда-то раненых и заняться ими, пока появились крохи времени. Пока сомнения не закрались в сердца. Неприятель наверняка понял, что столкнулся с непростым сопротивлением, и посылать кучку вооруженных тупиц уже вряд ли станет. К тому же, врагу стало яснее, как бороться с «рыбками».
- Эй, спокойно, - тихо проговорил Нанна, прикасаясь к одному из раненых. – Сейчас тебе станет лучше. Да? Все хорошо, - затем он обратился к другому Они, одному из тех, кого Аргетлам назначил десятником. – Посмотри, что в том контейнере.
Демон кивнул, быстро сдернул замок и распахнул дверь, целясь в возможного врага или, наверное, какого-то пойманного монстра – кто знает, чем еще промышляли похитители-торговцы. Однако к ногам Они скатился… замороженный жирный угорь.
- Ну… Тоже неплохо, - слегка изумленно пробормотал Суэн, глядя на длинного червя, которого ему принес подчиненный Нуады, смотря на Владыку Времени так, будто находка его нисколько не удивила и не волновала.
«По крайней мере, теперь ясно, чем они прикрывались. Хм, а неплохой продукт, свежий», - пощупав и понюхав угря, заключил бог. Он весело посмотрел на Нуаду, мол, не хочешь ли перекусить, пока есть время.
...
В правильности хеттского не уверен, но пытался
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.
~
Мистер Нелепые Подтяжки

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 492
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 3160
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#14

Сообщение Týr Hymirson » 08 июл 2018, 09:33

Древний язык был знаком Упуауту, а вопрос старого друга по определению не имел ответа.
- Хорошая шутка. - Оценил Нуаду. - Ты представляешь, скольким я успел насолить за больше чем двадцать миллиардов лет? Из них четыре с лишним тысячи лет я общаюсь с тобой. Какова вероятность, что нас с тобой за это время раскрыли? Сосчитаешь сам?
Аргетлам ненавидел гадать, а фактов у них было маловато. Хотя, предположение о том, что кто-то случайно сорвал джекпот, заполучив сразу и Сина и его, было не лишено смысла. Адресное проклятье против владыки стужи предполагало, что кто-то знает о том, что король Туата жив, что он - каждой бочке затычка и обязательно влезет в дерьмо с продажей людей. Не сходилось.
- Слишком сложно, Аши. - Помотал головой бывший бог. - Кто-то должен был знать, что мы с тобой будем в Японии в это время, что я устану и получу отстранение от дел, что ты потащишь меня ужинать туда, куда мы пошли. Просчитать вероятность событий не так просто, я навскидку не соображу, кто мог бы это сделать, кроме моего дяди. Создать цепь случайностей чтобы это произошло - проще, но тоже могут далеко не все. Вот ты, скажем, можешь. Или я могу. Мог. Ладно, есть ещё шесть или семь личностей, которые так манипулируют реальностью - и все они нам с тобой известны. И среди них должен быть тот, кто знает хурритскую клинопись не хуже тебя.
Он устало потёр переносицу. Что-то здесь было не так, но нащупать нить того, что именно, Аргетлам не мог.
- Хорошо, - кивнул он другу. - Раз ты говоришь остерегаться огня, буду остерегаться огня. Спасибо.
В верности Аши он не сомневался ни мгновения, слишком близкой была эта дружба на грани родства, чтобы они могли намеренно предать друг друга, а от случайностей не застрахован никто. Ещё раз посмотрев на бумажку, Нуаду кивнул и убрал её в карман брюк.
- Нам надо торопиться, - вздохнул он. - Нас умело задерживают вдали от командного пункта. Давай закончим с раненными и доберёмся всё же до мостика, у меня много вопросов к местным.
Сил, полученных из битвы, хватило слихвой, чтобы исцелить раненных, но вернуть к жизни убитых, увы, не мог. Машинально выполняя привычные действия, бывший бог пытался осознать, кого можно подозревать. По всему выходило, что некого. От размышлений и траты сил разболелась голова. Разогнувшись и помогая встать одному из демонов, Нуаду посмотрел на Сина, который осматривал замороженного угря.
- Ну хоть не крокодил, - не сдержал улыбки зимний король. - Холодный? Давай сюда!
И с удовольствием приложил ко лбу, облегчённо вздохнув. Несколько секунд спустя, он отбросил отогревшегося червя и коротко кивнул своей "армии".
- Идём, не будем заставлять себя ждать, - позвал он Сина. Помолчал немного и скомандовал. - Рассредоточиться! Мы приближаемся к цели, ваша задача - люди; под ноги не лезть. Вперёд!
Он сорвался на бег, игнорируя выстрелы. Для смертного он был тренирован отлично, для бога ему не хватало скорости, но даже так до пустого пространства между контейнерами и рубкой он добрался за рекордные сроки и замер, тяжело дыша. Разумеется, их ждали. Десятка колдунов в защитном круге заунывно тянула напев на латыни, над ними висел огромный чёрный камень, сквозь который лилась энергия. Аргетлам вцепился в плечо Сина с такой силой, что будь Нанна смертным, кости наверняка были бы раздроблены. Глаза бывшего бога светились серебром и ненавистью.
- Одина мать, Хаос, - прошипел он. - Они призывают Хаос.
Ярость Войны чувствовалась физически, его ненависть могла развалить корабль на куски. Хаос, что стал причиной гибели миров обоих друзей, мог пробраться через камень на Землю. Нуаду выщерился словно волк, изучая символы на корабельном покрытии и надеясь найти хоть какую-то лазейку. Увы, маги знали, что делали, задерживая отряд навязанной перестрелкой и успели подготовиться, поставив почти совершенную защиту. Ирландец выстрелил, но пуля разбилась о щит. Искренне пожалев о том, что оружие не из его Агентства, владыка зимы прикрыл глаза. На небе стали собираться тучи, а море заволновалось. Если он не сможет ничего сделать с защитным кругом, он просто затопит корабль вместе с ними. И плевать он хотел на то, что погибнут Они - существование Земли было важнее горстки демонов. О том, что сам он, скорее всего не выживет, он думал ещё меньше. А Син - Син умереть не мог по определению.
Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.
Изображение

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 96
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Хонсу, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 332
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#15

Сообщение Su'en » 18 июл 2018, 01:56

Суэн пожал плечами. Вероятности могли быть и неслучайными: кто-то мог доложить неприятелю местоположение Уайта, проследить за ним, придумать игру во «внезапность» (или, быть может, что-то попросту пошло не так), отвлечь внимание… Вариантов было не так мало, как могло бы показаться на первый взгляд. В любом случае, ситуация явно говорила о том, что недооценивать врага не стоит. Может, никто и не хотел подставить Сина, однако сам факт того, что у кого-то оказались древние заклинания, о которых никто уже не должен был помнить, очень беспокоили бога. Он, пожалуй, был слишком беспечен, не обратив достаточно внимания на место их хранения, и упустил момент, когда записи могли оттуда выкрасть. Но с этой проблемой он разберется чуть позже…
- Кто знает, может, у них там и замороженные крокодилы лежат, - ответил Суэн с усмешкой и подобрал несчастного угря, зачем-то унося его с собой.
Как оказалось, не зря; в какой-то миг Найт все-таки пожалел, что не имеет при себе совершенно никакого оружия. Разбрасываться же способностями божества было не лучшей идеей, поэтому в очередной раз в ход пошел… угорь. Отвлекшись на партию пуль, способных сильно проредить отряд из Они, Суэн не заметил, как на него выскочил еще один смельчак. Быть может, он хотел приложить Мистера Панацею по голове и утащить, пока никто не видит, но блондин, удивленно охнув, не нашел ничего оригинальнее, чем воспользоваться угрем наподобие нунчак. Ошеломленный неприятель отступил, но тяжелые удары рыбиной настигли его: Син знатно отлупил несчастного по лицу и вообще всем попавшимся частям тела, сделав при этом очень серьезное выражение морды, словно был героем китайского приключенческого боевика. Не хватало разве что парящих по воздуху монахов и девиц с подрагивающими от напряжения мечами, рассекающими тонкие шелка и лепестки персиковых цветов.
Увы, но веселье закончилось слишком быстро. Они пришли к цели, и тогда в Нанну дыхнуло смрадом, который он не просто ненавидел всей душой, но был невыразимо зол – так, словно сама Бесконечность была заполнена этим чувствами и разрывалась от их потоков. Он почуял Хаос раньше, чем увидел происходящее. Сначала не поверил, решив, что попросту потерялся в ярости и запутался в поглощающем танце жажды расправы, а потом затуманенное сознание, которое до последнего не желало верить в возможность новой встречи, внезапно очистилось и обострилось до физической, казалось бы, боли. Суэна пронзил колючий холод. Затем бросило в жар. Все смешалось, перекрывая звуки, ощущения, понимание того, что его окружает. Слова Нуады едва пробились сквозь гул и звон в ушах, прозвучав слишком тускло и невероятно. Бог едва не задыхался; он видел только то, на что смотрел, потеряв из виду все окружающее. Все его естество рвалось туда – уничтожить, помешать, убить, разорвать круг и тела, разбиться самому… Он рванул в сторону колдующих, но что-то сдержало его. Суэн дернулся снова, ощущая, что кто-то держит его. Он не знал кто, не хотел знать. Все, что ему было нужно – прорваться туда и остановить ритуал.
- Пусти, - прорычал Владыка Времени, не соображая. – Пусти!
Его глаза потемнели так, что сама Тьма отступила бы. Бога трясло от злобы, негодования и нетерпения, ненависть сковала его разум. Жажда мести и страх руководили им. Они в ужасе зашептались. Демонам было страшно, они не хотели погибать в этой бессмысленной борьбе за ничто.
Снова послышались выстрелы. Но ни они, ни звук падающих тел, ни даже боль и дернувшееся по инерции тело не могли отрезвить Сина. Он слишком отчетливо ощутил то, что вынудило его много сотен лет назад использовать то, что было запрещено, и то, что в итоге уничтожило не только цивилизацию, но и его самого. Нанна словно вернулся в тот самый момент, когда перед его взором в Хаосе погиб Дильмун. Ему и теперь казалось, что он все еще чувствует стремительно уходящий аромат садов и видит последний блеск пыли мира, который поглотила неконтролируемая сила. Хаос звал его? Рвался навстречу, разочарованный тем, что не смог целиком уничтожить мир? Раздосадованный столь гадким упущением, он тянулся к Варайхе как к последней части того, что непременно должно было исчезнуть без следа. «Нет, ты ошибся. У тебя ничего не выйдет», - злобно думал Суэн, выискивая брешь в заклинании. И ничего более не существовало, кроме этой пылающей ненависти.
Кровь капала на палубу. Они пытались закрыться руками и спрятаться, не желая становиться данью этого ритуала. Кто-то дернул бога Луны вниз, и тот завалился на спину. Тело ныло, онемение и холод распространялись все дальше, дрожь становилась все крупнее и мерзостней. Глаза застлала пелена, через которую никак не выходило достучаться до Сина. Жар обжег щеку – рядом пыхнул огонь.
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.
~
Мистер Нелепые Подтяжки

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 492
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 3160
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#16

Сообщение Týr Hymirson » 20 июл 2018, 19:27

Силы таяли со сказочной скоростью, суть войны прядями ледяного тумана расползалась по кораблю, люди и нелюди замирали в неестественных позах, а после в их глазах серебром разливалась ярость и жажда крови. Аргетлам был на корабле, но словно парил над всем. Люди и нелюди умирали. Те, кто был его армией держались, но уже почти готовы были вцепиться друг другу в глотки. Бывший бог скалился, глядя пустыми, полными серебра глазами на ритуал. Ему некогда было обращать внимание на друга. Это только вражда способна объединять, а ненависть и месть каждый вершит сам, не оглядываясь ни на кого. Нуаду разжал пальцы, забирая силу у всех, кто был позади. Демоны, люди и маги отдавали себя ненасытной войне. И зимний король шагнул следом за Сином. Под ногами отчётливо заскрипел лёд.
Заунывная песня продолжалась, но голоса сбивались. Один за другим, маги в круге опускались на колени, а после обращались в ничто, выпитые до дна Хаосом. Один хранил своего названного сына от пуль чудом выживших - своих или чужих, ветер вторил его движениям, раскачивая корабль, а дыра расширялась. У войны была лишь одна жертва, которая могла дать сил, чтобы закрыть воронку - и он не раздумывая взял сил.
Хаос потянулся к нему - бывший бог видел омерзительного старика, что тянул к ним руки. И Война ударил. Удар был страшен даже для бога, на корабле не осталось никого, чтобы оценить мощь энергии, ушедшей в разлом, а Син вряд ли смог бы оценить. Круг держался, протуберанец жуткой силы рванулся в ответ, намереваясь заполучить истекающую кровью жертву. Этого Аргетлам допустить не мог и рванул жертву назад от круга. Щупальце Хаоса врезалось в один из контейнеров и он обратился в прах. А после полыхнуло. Что это было - Война не понял, но на всякий случай закрыл себя и жертву щитом. Вовремя, потому что силы перехода исчерпались и грохнул взрыв, унося разум владыки ветров в темноту.

Приходить в себя было погано: было холодно, штормило отвратительно пахло сыростью и тленом, но никакого намёка на морские запахи. Корабль раскачивался, но, кажется в абсолютном ничто, потому что вокруг была пустота. Лежать было неудобно: чьи-то кости упирались в рёбра и Нуада поднялся скривившись от кислого привкуса во рту. Под ним лежал Син. Кажется, тоже не очень понимающий, что произошло и где они.
- Бляяя, - протянул бывший бог. Зверски хотелось пить. - Аши, ты ещё не покинул это тощее тело?
Только теперь он заметил, что друг ранен. Повинуясь жесту колдуна, пуля покинула организм, а рана затянулась совершенно незаметно. Плечо онемело от холода. Аргетлам с трудом поднялся.
Палуба была усеяна телами. Они были везде, но далеко не все из них были мертвы. Как они выжили после бойни и смогли уцелеть после безумия Нуаду, оставалось загадкой. Пошатываясь, он дошёл до борта и глянул вниз. Сухогруз пустил корни и пророс куда-то вниз в головокружительную даль, теряющуюся в тумане.
- Сссука, - процедил бывший бог и с губ сорвалось облачко пара. - Блядский нижний мир.
Он от души пнул борт и корабль жалобно заскрипел в ответ.
Усевшись на палубу, он посмотрел в небо, которое было так же далеко, как земля. Безумно хотелось курить и что-нибудь с высоким градусом.
- А выглядело всё простой контрабандой людьми. - Устало произнёс Нуаду. - Можно я следующий пиздец прогуляю? Скажу, что проспал?
Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.
Изображение

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 96
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Хонсу, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 332
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#17

Сообщение Su'en » 24 июл 2018, 02:12

Это было странное чувство: будто ты просыпаешься после тяжелого сна, и в памяти еще остались его обрывки, но спустя несколько секунд ты уже ничего не помнишь – и только ощущения, испытанные во сне, все еще с тобой какое-то время. Что-то произошло, Син точно знал. Сердце бешено колотилось – или это тело трясло с такой силой, что дышать было сложно, и воздух как будто застревал на полпути? Но вот что, бог не мог вспомнить. Быть может, он просто уснул?
Сознание, наконец, очистилось, картина стала яснее, и постепенно начало приходить понимание произошедшего. Суэн попытался пошевелиться, повернуть голову, чтоб оценить место, в котором он оказался. Кажется, это все еще был корабль. Что-то давило на грудь, слабость расползалась по телу, и когда лунный осознал, что на нем кто-то лежит, и попытался его с себя сдвинуть, попросту не смог; словно все силы ушли куда-то, словно он несколько дней без передышки тяжело трудился, и все, чего хотелось теперь Суэну – закрыть глаза и снова провалиться в глубокий сон.
Тело на нем зашевелилось, заматерилось – и Юдж с облегчением осознал, что это Нуада. Очень усталый, но недовольный взгляд, говорящий «как вы задолбали со своим «тощий»», сменился внезапным стоном. Дильмунец явно не был таким же удачливым, как Аргетлам, и подлезть под пули значило для него, что кусок грязного металла окажется в его теле, если он сам не остановит его – что явно не было первостепенной задачей сдуревшего бога. И хорошо если только один кусок.
Потеря крови и сил, которые девались совершенно неясно куда, сделали из Суэна бледное, осунувшееся и голодное чучело. Его, казалось, не волновало даже то, где они оказались, и что кто-то из выживших неприятелей может воспользоваться его невнимательностью и бессилием и преспокойно сделать божественное решето. Дорогая рубашка превратилась в окровавленную тряпку, дырявую в нескольких местах, потертую и местами подгоревшую на левом рукаве. Ткань, затвердевшая от старой крови, и липкая из-за свежей, неприятно касалась тела. Но ничего этого Нанна не замечал. Еле поднявшись на ноги, он вяло осмотрелся. В голове вертелся простой вопрос: что произошло? Что с ним сделали, раз он чувствует себя как отбивная? Такого упадка сил лунный не ощущал очень давно.
- Пойду осмотрюсь там, - он неопределенно махнул рукой в сторону, сам не зная, что «там» ему нужно, что он найдет, а главное – зачем.
Картина, однако, ничем не отличалась от того места, где находился Нуада. Площадка, где проводили ритуал, выглядела удручающе: ничего не осталось, даже тел и следов. Суэн, правда, все еще ощущал Хаос, как бывает, когда едкий запах впитывается в одежду. Как так вышло, что Хаосу не позволили пройти, а сами они оказались в этом нелепом мире? Лунный ничего не помнил. Он остановился у одного из контейнеров, потеряв из виду Уайта и тех из Они, кто выжил, и посмотрел на свои руки. По телу бежала отвратительная, напряженная дрожь, вызванная отнюдь не усталостью, а сдерживаемыми силами – время и память были заблокированы самим Хонсу на нем самом же.
Воспоминания ворвались в сознание Сина настолько резко и болезненно, что он не смог сдержать себя и закричал бы, если б смог, но дыхание оборвалось. Схватившись за голову, бог отступил к стенке контейнера и ударился спиной, не замечая этого. По телу засочилась кровь, из глаз – слезы, из горла вырвался хрип, так и не ставший ни стоном, ни криком. Ноги подкосились, и Суэн упал на колени, заваливаясь после на бок.
Он пережил сотни, быть может, тысячи или сотни тысяч прыжков, вероятностей, переходов – он сам не знал, потерявшись целиком в мучительном осознании. Зная, что могут спровоцировать манипуляции со временем, помня, к чему привели попытки изменить судьбу родного мира, Суэн, едва отыскал брешь, воздействовал только лишь на проход, сотворенный для Хаоса, и область вокруг него, переведя отдачу на себя. Он плел непроходимую сеть во времени и пространстве, прыгая в прошлое, будущее, вероятное, не сбывшееся… Он видел множество исходов, пережил заново вчерашний вечер – и бессчетное количество всех прочих вечеров. Вновь и вновь его тело испытывало боль от пуль, порезов, колдовства, даже касания щупальца Хаоса. Ему было все равно: единственной целью Владыки Времени было не пустить мерзкого старика. Активно сжираемые Нуадой силы, однако, сыграли и свою роль, усилив нагрузку на тело и разум Нанны; стоило отдать Аргетламу должное – он сделал то, чего дильмунец не смог бы.
Оставлять же временной клубок в любом из живущих миров нельзя было. Из последних сил Суэн сделал то, что когда-то позволило ему спасти Нингаль – и таким образом они оказались в этой дыре. Именно здесь, в исчезающем мире, следовало запечатать и оставить плетение лунного, дабы вскоре оно исчезло вместе с этой нелепой фантазией, ставшей никому не нужным, пустым нижним миром. Только вот сперва нужно было из него выбраться самим…
Разбитое тело глухо упало на палубу. Найт больше походил на ту самую отбивную, чем на живое существо. Перебитые, не выдержавшие нагрузки кости, изломанные пальцы, изрезанные руки, словно бог касался ими острой поверхности или закрывался от летящих в него осколков, от уха по шее и до плеча слева уродливой коркой расходился ожог. Практически лишенное сил, да еще перед новолунием, тело не справлялось. Варайха знал: если не отпустит заклинание, заблокированное на себе же, его просто разорвет. Никто не говорил, что будет легко.
К распластавшемуся телу подошел длинноволосый китаец со здоровенным синяком под глазом. Его не было среди спасенных Они, но и к стороне нападавших он не принадлежал. Демон фыркнул, глядя на лунного, не выражая сочувствия и особого желания помочь.
- Эй, ты, - грубовато бросил китаец. – Ты что, сдох?
Он пнул несчастного в бок. Нанна, естественно, не ответил. Демон нахмурился: с одной стороны, ему сильно не нравилось то, что им воспользовались вместо оружия, пока он оставался бесчувственным в своей звериной форме, но с другой…
- Кажется, там твой дружок откинулся, - бросил угорь Аргетламу и неясно качнул головой в ту сторону, откуда вышел.
Впрочем, он готов был поклясться, что тело еще дышало.
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.
~
Мистер Нелепые Подтяжки

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 492
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 3160
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#18

Сообщение Týr Hymirson » 27 июл 2018, 14:18

Ответить у Нуады сил не оставалось, поэтому он просто махнул рукой Сину. Зверски хотелось спать, глаза закрывались, но как раз этого-то делать было нельзя: холод и усталость убьют его вернее, чем Хаос или пули противников. Сейчас он ещё немного посидит и...
Длинноволосый китаец со всей дури отвесил пощёчину.
- Взрослые боги, а ведёте себя как смертные идиоты, - пробурчал он на плохом английском. - Подъём, здесь спать нельзя.
- Отъебись, - буркнул Аргетлам, но всё-таки встал.
Словить воспаление лёгких было бы пошло для бывшего владыки стужи. Исцелять себя та ещё задача, особенно для смертного, Уайт провозился с нею долго и едва не пропустил новое появление китайца.
- Мммм? - Чувствовал он себя немного лучше. Курить хотелось ещё больше. - Блядь, что он ещё натворил? Проводи!
Хищные ноздри раздулись от запаха чужой силы. Как он смог? Нуада забрал себе большую часть. Китаец и не думал сопротивляться - проводил и ткнул тело мыском ещё раз.
- Блядь, - сейчас с цензурным выражением мыслей у Хюмирсона было туго. Он упал на колени перед другом. - Аши, ты - малолетний придурок!
Отбивная перед ним была только отдалённо похожа на нордического красавчика, которым в последнее время любил представляться Нанна. Корабль был относительно стабилен, значит хозяин времени снова баловался вероятностями, в которых его переломало. Марево чужой силы стальным привкусом крови оседало на губах.
- Эй ты, - резко окликнул демона Аргетлам. - Иди сюда, будешь батарейкой!
- Схуя? - Резонно спросил Они. В ответ бывший бог ощерился как самый заправский волк.
- Давай для непонятливых и медленно, - проговорил он, тщательно артикулируя слова. - Мы в блядском нижнем мире. Этот парень - блядский бог, который готовится сдохнуть. Если всё пройдёт по хорошему пути, он просто сдохнет и не сделает нас вместе с кораблём сверхновой, а мы останемся в нижнем мире без сил и возможности вернуться. Ты выдернешь этот корабль в Мидгард? - Китаец помотал головой, вознамерившись сказать что-то очень нецензурное, но Нуаду не дал. - И я нет. Он может нас вытащить. Это первый аргумент.
- А второй? - Сарказм длинноволосого можно было потрогать.
- А второй, - ласково произнёс бывший бог, поднимаясь, - я тебя убью, приятель. Голыми руками. Злить войну - не лучшая идея, блядь!
Китаец бросился бежать.
- Да ладно?! - Разгневанный Тюр пустил струю холода по палубе. Демон подскользнулся и упал, знатно ударившись лицом. - В следующий раз будет ледяной шип, - пообещал Сереброрукий.
- Ладно, - смирился бывший угорь. - Что я должен делать?
- Положи руки мне на плечи, - буркнул Аргетлам, снова опустился на колени перед Аши и запел. Глубокий и певучий голос завораживал, с ладоней струился серебряный свет, а китаец медленно бледнел. Несколько мгновений спустя, целитель грубо оттолкнул его, оставшись один на один с умирающим богом.
- Давай, чудовище, - пробормотал Нуаду, - что бы ты там не придумал себе, соберись, ты один остался, не смей...
Зимний король запнулся, оборвав себя на полуслове. Видение было очень ярким и очевидным, что было редкостью для предсказаний.
- Или не один, - задумчиво протянул он, а после вновь запел. Кости с хрустом становились на место, раны затягивались. Когда последняя нота канула в тишине, Аргетлам поднялся и протянул руку бывшему угрю.
- Идти сможешь? Найди еды и возвращайся, попробуем привести в чувство остальных. Давай, выберемся отсюда, сделаю тебе легальный статус вне очереди. - Он хмыкнул и кивнул на рубку и каюты. - Камбуз там. Вернёшься, вылечу твой синяк. А если найдёшь пачку сигарет, еще подъёмных накину.
Проводив взглядом красавчика, Нуаду позвал:
- Аши, вернись, тебя ждут здесь. - Помолчал и добавил. - Не вставай только, расскажи, что ты устроил и как, мать твою, из этого выпутываться теперь?
Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.
Изображение

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 96
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Хонсу, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 332
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#19

Сообщение Su'en » 03 авг 2018, 01:32

Суэн явно не собирался умирать. В конце концов, как бы там ни казалось, у него еще были важные дела. К примеру, закончить ужин с Нуадой, который, помнится, должен был превратиться в здоровскую попойку после тяжелой работы Уайта, дабы вернуть боевой дух и утопить в саке раздражение и усталость. На этот раз, судя по всему, одной забегаловкой они не обойдутся. Что весьма порадовало бы прожорливого лунного бога: ну где он еще отведает разных блюд в компании старого друга и отличного алкоголя? Хотя бы ради этого стоило выжить.
Вот только сил не хватало, и Нанна потерялся в глухой, неприятной темноте, поглощавшей его все сильнее. В какой-то момент напряжение ушло, на его место пришел покой, так сладко окутавший и не отпускавший беспокойную душу бога. В конце концов, он просто поддался и привык к поглотившему его ничто, почувствовал, как же это было, на самом деле, приятно – не знать ничего, не слышать, не видеть и просто не существовать. Однако что-то насильно вытянуло его обратно. Или кто-то? Сознание возвращалось тягуче долго, тяжело и болезненно. Суэн не хотел отказываться от того покоя, что опутал его липкой паутиной. Словно его вынуждали что-то делать против его желания, когда, в общем-то, делать ничего и не хотелось. Ощущение подобное приторной лени, которая одновременно была и гадкой, и невероятно приятной. Ну и что, что где-то там, в том мире, где его тело изнемогало от повреждений и усталости, кто-то его ждал. Ну и что, что кто-то звал его. И не важно, что кому-то нужна была его помощь – ему здесь хорошо. Нет, ни хорошо, ни плохо, а просто никак, до банальности скучно и так по-дурацки спокойно. Ему больше ничего не нужно делать, думать, мучить себя… Так почему бы не остаться в пустоте? Вряд ли здесь ему будет грустно из-за одиночества. И боль потерь, вина, ожидания и страхи – все стирается, превращаясь в окружающее ничего.
Эгоист? Пусть так. Заслужил.
Но что-то все равно мешало раствориться в небытии, как будто далекие голоса шептали: «Еще не все, еще остались дела, еще не время Луне, подобной чаше, сойти с небес». Суэн сопротивлялся. Его манил знакомый голос, он звал – и бог послушно последовал за ним, осознавая, что сладостная пустота была слишком скучна для него, пусть и забирала боль вместе с существованием.
Это было неприятно… мерзко, отвратительно до того, что к горлу моментально подкатила тошнота. Привкус крови, ее запах, смешанный с вонью этого дурацкого мира, сводили с ума выдернутый силой разум. Отвратительные ощущение перекрывали, разве что, звон в ушах да уходившая боль, от которой начало трясти, словно вокруг было не просто холодно, а едкий мороз пробирался сквозь кожу, кусая каждую клеточку хрупкого тела. Как они дошли до такого? И как Син мог позволить себе такую слабость?
Он тупо посмотрел на Нуаду, будто с силами лишился и разума. Долгий, ничего не понимающий взгляд, пустой и вместе с тем необыкновенно усталый. «Что я? Что ты? Что все это?» - тусклые глаза уставились в никуда. «Не хочу ничего…» Но нет, через несколько мгновений пришла жажда. Затем голод, который сбивался все той же тошнотой. Лунный скривился, теперь ощущая все, что на него обрушилось резко, закружило, завертело – и спустя мгновение отпустило. Син выдохнул, боясь даже хоть как-то двигаться, затем с подозрением поглядел на Уайта.
- А жве, - как трудно оказалось говорить, - све щеве с гноками и кукрами?1
Пошевелиться тоже было слишком сложно. Вдобавок, голова раскалывалась так, будто на ней держался весь этот проклятый корабль. Суэн нахмурился, краем сознания понимая, что что-то не так.
- Жаке…тся… воглу паламсал.2
Закатив глаза, Нанна еле-еле подтянул правую руку и скрюченным пальцем показал у виска движение, похожее на вихрь, тем самым пытаясь донести до Нуады, что манипуляции с памятью, прыжки и нагрузка не только на тело, но и разум немного спутали в голове все, и ответить на заданный вопрос будет по меньшей мере трудно не столько для Владыки Времени, сколько сложно в понимании для самого Аргетлама. Еще какое-то время бог, хмурясь, медленно моргая, словно вот-вот мог или потерять сознание, или просто уснуть, слабо вертя головой и издавая невнятные звуки, пытался перебороть столь необычное явление, но в итоге бессильно выдохнул и закрыл глаза. Звуки шагов, однако, привели его в чувства, и он посмотрел за спину друга. Через пару секунд взгляд его стал каким-то обиженно-злобным.
- Сесле твжы чесвяс шледлаешь гвето, а тжвебя бюбвю.3
- А? – угорь удивленно вскинул брови, не понимая, что происходит, пожал плечами и хрустнул шоколадным батончиком.
Суэн жалобно застонал. Это была одна из его самых любимых сладостей, и, судя по набору кетчупов, горчиц и какой-то полудохлой водоросли в руках китайца, больше таковой в запасах не имелось.
- Хюка… - Суэн поджал губы, как это сделал бы рассерженный ребенок.
Демон перевел охеревший взгляд на Уайта, словно хотел сказать: «И вот это вот может нас всех отсюда вытащить? Серьезно?»

_____________

1 Я же все еще с ногами и руками?
2 Кажется, голову сломал.
3 Если ты сейчас сделаешь это, я тебя убью.
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.
~
Мистер Нелепые Подтяжки

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 492
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 3160
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#20

Сообщение Týr Hymirson » 06 авг 2018, 12:08

- Что? - От неожиданности Аргетлам даже засмеялся. Потом нахмурился и осторожно коснулся мыслей Аши; это было противно и, почему-то, страшно. - Да, с тобой всё хорошо. Отлежишься, поешь, всё встанет на место.
Он помолчал и положил пальцы на виски бога, по мере сил исцеляя. Всё равно связь между синапсами восстановить он не сможет, так хоть избавит от головной боли. Сил оставалось до противного мало и скоро голод вновь даст о себе знать.
- Если ты не хочешь сложностей в понимании, придётся потерпеть чёрное колдовство, - вздохнул бывший бог с некоторой горечью. - Будь мои силы со мной, этого не понадобилось бы. Надеюсь, что это ненадолго, хотя время здесь - странная штука, часы сдохли.
Вернулся китаец и Нуаду начал думать, что голод - это, не так плохо: убить угря хотелось всё больше. Впрочем, к чему отказывать себе в удовольствии?
- Подожди немного, - попросил он у Нанны, - У меня сейчас будут заняты руки.
Бережно уложив друга на холодную палубу, он поднялся, нависнув над тощим демоном.
- Я тебя за чем послал? - Грозно спросил он.
- За едой, - дожевал батончик демон.
- А принёс ты что? - Почти ласково уточнил бывший бог.
- Ээээто еда, - отмазался тощий.
- Это не еда, - любезно пояснил Аргетлам. - Едой это было бы, если бы к этому полагалась быстрорастворимая лапша, сухой паёк или всё это вместе взятое. Хуй с тобой, юное дарование. Помоги мне перенести его внутрь, ты там, в отличие от меня уже был.

Поднять Аши на руки труда не составило, но вот нести его было сущей пыткой. Голова кружилась, среброрукого мотало из стороны в сторону и, хотя он честно старался не приложить друга об углы узких переходов пассажирской части судна, удалось это с огромным трудом. Бывший угорь был бестолков и слишком высокомерен, поэтому помощи Нуада не получил. Приткнув пострадавшего на диван кают-компании, бывший бог всё-таки приложил кулаком тощего красавчика, а после пошёл искать еду сам. Нашёл, что характерно.
Притащив спиртовку, он разогрел мясо с фасолью прямо в лотке, вручил Сину пластиковую вилку, длинноволосому - солёные печенья, а сам удовольствовался запасами рисовой водки. Стало легче смотреть на мир и перестало хотеться убивать всех, разум остановился на конкретной личности, которая азартно хрустела печеньями.
- Камбуз - там, - мрачно просвятил китайца Аргетлам. - У тебя есть одна попытка принести что-то сладкое, не сожрав по дороге половину. Конфеты, шоколад, пирог испеки, сахар в леденец наплавь, что хочешь делай. Кофе можешь заодно сварить, если умеешь. Съеби отсюда и без сладкого не возвращайся.
Китаец почёл за благо не спорить с пьяным Войной - хрен знает, что он в таком состоянии выкинуть. А Война спокойно отставил бутылку и совершенно трезвым голосом продолжил:
- Я жду твоего рассказа. - После этого он протянул вторую порцию пайка, забрав пустую упаковку от фольги.
Нижний мир раскрасил внутренности корабля побегами от неизведанных растений и всё вокруг казалось иллюстрацией к дрянному фильму ужасов. Аргетлам сидел, скрючившись в кресле, потому что оно не было рассчитано на его рост и ждал ответов на свои вопросы. Неудобства, которые будет испытывать Аши, его волновали не слишком: после того, как бог чуть не ушёл в ничто, это всё - мелочи. По кают-компании разносился душный запах кофе.
Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.
Изображение

Ответить