[10-....04.2018] Edo Castle

ШАБЛОН ОФОРМЛЕНИЯ ЭПИЗОДОВ
Все эпизоды далекого — и не очень — прошлого. Сюда также переносятся эпизоды из настоящего после перевода времени, если они не были доиграны.
Ответить
Nuada Airgetlám
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 262
Статус: The Evil One
Информация: Нуада МакЭтлиу
45y.o. | aeons; полковник АМБ, маг, целитель, бог в отставке; Известен под именами Тюр, Нодент, Аргетлам; Воплощённая Война, бог Неба, Воздуха, Зимы и Стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 1690
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#1

Сообщение Nuada Airgetlám » 10 май 2018, 19:49

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
10-....04.2018
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Старый Токио, далее - как повезёт
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Su'en, Nuada Airgetlám

СИНОПСИС:
Оуэн Уайт закончил разбирать бюрократические вопросы с беженцами из другого мира и утянулся отдохнуть с Юджином Найтом. Приступая к активным возлияниям в хорошей компании, оба и представить не могли, где закончится их вечер, а, главное, чем придётся заниматься в последствии.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Nuada Airgetlám
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 262
Статус: The Evil One
Информация: Нуада МакЭтлиу
45y.o. | aeons; полковник АМБ, маг, целитель, бог в отставке; Известен под именами Тюр, Нодент, Аргетлам; Воплощённая Война, бог Неба, Воздуха, Зимы и Стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 1690
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#2

Сообщение Nuada Airgetlám » 12 май 2018, 15:52

Он устал. Устал так, что не спасали даже стимуляторы агентства. Когда пришла пани Кшисинска, он начал с того, что спросил имя и диапазон сил: к нему, как к сильному колдуну, отправляли только высших духов и знать, поэтому он даже не сразу понял, что не знать, а начальство. И начальство изволило гневаться. Тупо посмотрев на женщину с белыми волосами, он постарался осмыслить, почему она сама садится за его стол и что значит «отстранён от работы на три дня». Один из служащих в приёмной оторвался от дел, чтобы проводить полковника до его номера в отеле, хотя тот настаивал, что сядет за руль сам. В голове было ясно, никаких посторонних мыслей, тело действовало на рефлексах и даже связь с юной валькирией почти не ощущалась - или он смог, наконец, что-то сделать с ней? В гостинице ему вручили какое-то зелье, он выпил, а после не помнил ничего. Просыпаться было тяжело; голова раскалывалась словно он накануне пил; он лежал в постели своего номера, и даже был частично раздет.
День без работы тоже был тягомотным. Кажется, он что-то ел, пил какие-то травы, сам день запомнился плохо. Воспоминания начались с вечера, когда пришёл Найт. Юджин был отвратительно бодр для того, кто впахивал на добровольных началах наравне с работниками Департамента; у Уайта закралось подозрение, что бог снвоа химичил со временем, но доказательства искать Оуэн не стал, утянулся следом в забегаловку, в которой подавали очень пряную еду и очень холодный саке с привкусом свежих грибов. Неизвестно, что вернуло измученный усталостью организм смертного к жизни - сытная еда с алкоголем, или исцеляющее воздействие бога; Уайт воспрял и даже получил некоторое удовольствие от происходящего.
- Это кошмар, - жаловался бывший бог давнему приятелю между двумя пиалками сакэ. - Она говорит мне, что её зовут Отохимэ и она - прекраснейшая из морских обитателей, пытается чаровать, а я вижу перед собой крокодила. И что мне делать? Записал её данные, объяснил, куда нужно идти, чтобы получить документы, а она не уходит, глазками стреляет. Ты представляешь кокетство крокодила?
Кивнув официантке, перебинтованной в кимоно так туго, что её становилось жалко, Аргетлам подцепил палочками кусок не то мяса, не то гриба и продолжил.
- Я ей говорю, что, - договорить ему не дали - сквозь бумажную стенку, держащуюся на тонких рейках, в помещение, где отдыхали боги, влетел щуплый японец. Проскользив по полу, он поднялся и глаза его наполнились синим светом. - Мать твою, - от души выругался полковник, с сожалением глядя на недоеденное мясо, - он меня перебил.
Следом за влетевшим, появился второй, на пальцах которого плясали молнии.
- Смертельная битва на выезде, - пробормотал полковник, поднимаясь. Разумнее было бы не вмешиваться, но два духа разошлись не на шутку и махом нарушили с десяток законов, включая закон о секретности. - Суэн, помоги угомонить, пожалуйста?
На в руках полковника мелькнули два ножа, с которыми он не расставался никогда.
- Агентство Магической Безопасности, Департамент Контроля Переме... - Молнии, сорвавшиеся с ладоней духа тусклыми искрами потухли, встретившись с магическим щитом, а первый участник боя, посмотрев на происходящее, рванул через ещё одну стену, подальше от происходящего в ресторане.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 12
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 21
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#3

Сообщение Su'en » 12 май 2018, 23:54

Быть может, это уже стало банально и скучно, совершенно неудивительно для тех, кто прожил неимоверное количество лет – и, более того, знал и видел, как создавался этот мир – но цветущая апрельская Япония все равно завораживала своими красками и чарующим ароматом распускающихся деревьев. Толпы туристов и школьниц, делающих селфи на фоне сакуры, которые ничем не отличаются от прошлогодних, парочки, неспешно прогуливающиеся по вечерам. Вон та девушка спит еще с двумя, помимо ее парня. А другая – жертва лживого мужа, который проиграл в карты драгоценное кольцо ее бабушки, но обвинил в пропаже украшения старого соседа. Сидящая на скамейке пара выглядит очень мило: он кормит ее шоколадом, она красуется перед прохожими – но стоит молодой женщине зайти в уборную, как ее выворачивает: не потому что она ненавидит шоколад, а из-за стандартов, диктуемых обществом. Но ей 35, и она не станет признаваться единственному, как ей кажется, кто может стать ее спутником жизни и отцом ее детей, потому что мнение общества для нее гораздо важнее собственного удовольствия.
Суэн любил наблюдать за людьми. Время от времени они казались ему ошибкой создателей, впитавшими в себя все порочное и то, что по каким-то причинам и по чьей-то воле входило в категорию «плохо» и «неправильно». Но ведь смертные – часть своих же создателей. Повторяют ли они суть самих богов, являясь лишь моделями их собственных сущностей? Они, как творения неидеальные, неконтролируемые, в своей трагичности являлись существами прекрасными, потому что демонстрировали в некоем роде неудачу творцов.
В небольшой и уютной забегаловке было совсем чуточку душно. Он выбрал первую попавшуюся более-менее приличного вида, зная, что беготня по городу в поисках чего-то более пафосного и дорогого, где вышколенные работники, казалось, умеют читать мысли, станет не лучшим способом помочь товарищу отвлечься. Хотя, Юдж и сам отчего-то обленился и не желал тянуть. Саке немного горчило, и блондин после очередного глотка тут же ловко закинул в рот угощение, поданное вместе с бутылкой, дабы скрыть мерзковатый привкус: он больше любил сладкие напитки. Или ядреный виски. Вполне возможно, Лунный Владыка просто привык баловать себя более дорогим и не таким специфическим спиртным. Как бы там ни было, но саке нагоняло приятную расслабленность, а атмосфера заведения дарила долгожданное успокоение, не наводя при этом сонливость. Вечер постепенно захватывал улицы, на которых становилось все больше людей; они перестали походить на спешащих жителей занятого муравейника и устало плелись по своим вечерним делам. Дожевывая кусок закуски, Суэн бросил короткий взгляд на Нуаду и налил в его чашку для саке мутноватый напиток легкого золотистого цвета. В бутылке осталось не так много дурманящего пойла, и блондин дернул головой, выискивая взглядом официантку: проще было, наверное, взять сразу ящик.
- Представляю, - ответил он Уайту, все еще жуя и отковыривая новый кусочек закуски палочками.
Он сам мог. Странно, что за столько лет Нуада еще ни разу, кажется, не видел его в образе крокодила. Заигрывающего так точно. Син хитро зыркнул на него и ухмыльнулся уголком губ. История обещала быть увлекательной, и блондин уже приготовился, что подливать саке он будет часто, а официантка в итоге устанет подносить им все новые и новые бутылочки. «И выкатит нам бочку – просто и сердито», - подумал Суэн и хмыкнул, все еще улыбаясь. Только вот историю дослушать у него не вышло.
Сохраняя удивительное в такой ситуации спокойствие на фоне своего приятеля, Юджин задумчиво задержал во рту палочки и проводил взглядом незваного гостя, который избрал весьма оригинальный способ запоминающегося появления.
- Ты хочешь, чтоб я их притормозил, - он вопросительно посмотрел на Оуэна, зная, что тот понял, что значит это «притормозил», - или помирил?
Суэн слегка откинул голову в бок и поправил воротник, намекая на то, что способен устроить неповторимое шоу. К тому же, секс после ссоры, говорят, еще горячее и яростнее, чем при иных бытовых обстоятельствах. Он, конечно, шутил. Но в каждой шутке, как известно, лишь доля шутки, и уж кто-кто, а этот бог мог учудить и такое, радостно при этом вереща «любовь спасет мир».
Незаметно остановить время во всем заведении было слишком рискованно: любой зашедший мог попасть во временную ловушку – и это минимальная проблема, с которой они могли бы столкнуться. Оставалось или вернуть обратно, или…
- Комбанва, - вежливо поздоровался Суэн с убегавшим, ловко схватив того за шиворот и потянув на себя, пока тот не успел выскочить и показать себя прочим гостям, которых, к счастью, за испорченной дверью не оказалось. – Ты в курсе, что у тебя теперь на две проблемы больше?
Сильное недовольство, отчетливо читавшееся на фоне наигранного спокойствия, исказило добродушное выражение лица сына Энлиля. Причина подпорченного отдыха попытался вырваться и дернул локтем в живот блондина, чем вызвал ответную реакцию. Глаза божества устрашающе потемнели, когда он ладонью оттолкнул руку беглеца.
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.

Nuada Airgetlám
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 262
Статус: The Evil One
Информация: Нуада МакЭтлиу
45y.o. | aeons; полковник АМБ, маг, целитель, бог в отставке; Известен под именами Тюр, Нодент, Аргетлам; Воплощённая Война, бог Неба, Воздуха, Зимы и Стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 1690
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#4

Сообщение Nuada Airgetlám » 15 май 2018, 20:34

Скепсис, написанный на лице полковника, можно было ощутить физически. Он очень хорошо представлял возможности Суэна и их последствие не входило в планы Аргетлама, бывший бог всё ещё рассчитывал закончить вечер если не в собственной постели, то хотя бы в хорошей компании и с бутылкой виски - или чего ещё покрепче из закромов одного или другого бога.
- И вся эта забегаловка будет гадать, почему они вдруг воспылали страстью? - Устало спросил Нуаду. - Смертным хватит этого представления на всю жизнь.

С его точки зрения, духи двигались непозволительно медленно: для человека среброрукий был весьма быстр; он тренировался убивать богов, тренировки с Тором старался не пропускать, но в последнюю он продержался на двадцать секунд меньше, а духи - они по определению должны были быть быстрее, чем он. Принимая на щит чужое заклинание Аргетлам запоздало спохватился, что вышел из гостиницы без всех своих защитных артефактов. Значит, придётся действовать осторожно.
- Останови, - начал он, но Суэну не нужны были дополнительные просьбы и Аргетлам закусил губу. Он пытался быть собой, пытался вспомнить, что значит быть богом, но каждая ошибка в этой инкарнации была для него болезненной. Он чувствовал себя бесполезным среди богов, его миссия была исполнена сотни лет назад и руководящая должность в тяготила его. Зачем он нужен был людям, если есть боги, которые рядом и которые готовы помогать? Как Тор, или как Суэн - не важно. Прогнав непрошенный укол жалости к себе, бывший бог занялся своим противником. Ледяной шип, сорвавшийся со скрещённых рук, на лету разделился на рой ледяных шипов, вынуждая атакующего духа уйти в глухую оборону.
- Ещё раз повторяю, ДКП, назовите себя и предъявите доказательства легальности статуса. - Пока он действовал по протоколу, но усталость не располагала к спокойствию и даже то, что он был сыт, не гарантировало, что сила не решит съехать с катушек.
- Пошёл ты, - отозвался любитель молний.
А пойманный Суэном вторил.
- На хуй иди.
Аргетлам не знал, как будет действовать старый приятель, да и не хотел - фантазия у Юджина работала как надо, так что его невезучего противника ждёт что-то очень затейливое. Сам он предпочёл простой способ решения проблемы, отправив нож прямо в шею противника. Не попал, к собственному изумлению: пуля прервала полёт артефактного оружия и чей-то визг из соседнего зала разорвал напряжённую тишину.
Второй и третий выстрелы грохнули почти следом, а после народ побежал. Уайт не успел отреагировать никак: первая пуля досталась богу луны, вторая отправила отдыхать и его. Уклониться от пули, на которую нанесена гравировка с иероглифами, или даже просто защититься он не смог бы при любом желании.

Пробуждение было дерьмовым. Первый вопрос, которым задался Аргетлам: сколько они с Суэном выпили накануне. Второй вопрос - почему он не может потереть переносицу и отчего так сложно дышать? Вдохнув и выдохнув не без усилий, он сфокусировал зрение. Помогло не сильно, но стала понятна скованность движений. Руки были связаны в запястьях за спиной, а на шее болтался ошейник, который и мешал дышать. При первой попытке обратиться к собственным силам, Нуаду ощутил, как ошейник сжимается сильнее.
Он был в каком-то очень гулком месте, рядом с ним находились ещё люди - запах немытых тел перепутать с чем-то было очень сложно.
- Что за хуйня? - Мрачно спросил он в пустоту, без особой надежды на ответ.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 12
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 21
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#5

Сообщение Su'en » 18 май 2018, 12:27

«Что за молодежь пошла», - возмутился Суэн, спокойно глядя на нарушителя порядка, хоть в глазах бога читались злоба и разочарование тем, что их с Нуадой приятный вечер обернулся в разборку, коих им хватало с головой в последние дни. И чего лунному не сиделось в тишине и покое в часовой мастерской? «Слишком соскучился без приключений? Так вот же, получи. Незабываемый способ с пользой провести выходные». Нет, он совсем не был против. Наоборот: внутри него что-то ликовало, словно он вспомнил лихие века своего прошлого. Наверняка Нингаль устроила бы ему взбучку, увидев, как живой и энергичный Лунный Владыка превратился в заросшего пылью и мхом зануду. Где-то в глубине себя он веселился.
- Как грубо, - Син дернул бровью в ответ на громкий вызов духа.
И откуда в них столько спеси понабралось? Неблагодарные твари. Блондин хотел уж было выкатить грудь вперед и пафосно произнести что-то вроде «да ты хоть знаешь, на кого бублик крошишь?!», но незваный клоун на их празднике саке решил, что один раз попытаться ударить того, кто явно был быстрее его, слишком мало.
- Тхэ… - выдохнул Суэн вместо возмущений, блокируя удар и заворачивая нарушителю кисть так, что тот заскулил и моментально сделался жалким и грустненьким. «Вот и вся ваша хваленая смелость».
К сожалению, скрутить и доставить его к Уайту не вышло. Громкий хлопок отвлек Суэна. «Проклятье. Нуада, это же не ты? И, надеюсь, не тебя». Это было очень сложное решение, в котором пришлось выбирать между приоритетами: идти на помощь другу или не дать беглецу уйти. Можно было, конечно, воспользоваться вариантом «два в одном», но наглая, офонаревшая морда упирался и, казалось, готов был впиться зубами в руку удерживавшего его мужчины. Вполне вероятно, это и произошло, потому что отвлекшийся Суэн почувствовал неприятную боль в руке. Он потерял бдительность – это была его ошибка. Вполне, однако, типичная для того, кто знал, что рядом находится кто-то близкий, и ему грозит опасность. Это было так по-человечески… Когда Юдж дернул головой, сообразив, откуда звук, он понял, что что-то не так: тело не хотело подчиняться, как-то туго реагируя на попытку двигаться. Не мог же яд от укуса этого гаденыша так быстро распространиться по телу! Короткий взгляд на руку стал ответом; похоже, что хитрый нарушитель порядка каким-то образом или оцарапал, или порезал Суэна, пока тот пытался его удержать: мелкие капли крови стекали по светлой коже, оставляя на ней яркие теплые дорожки. Последующий громкий звук оттолкнул блондина, больно ударив в грудь. Он коротко вскрикнул скорее от неожиданности, чем от попавшей в него пули, и завалился назад. Еще хлопок, звук падающего тела, крики, неразбериха на фоне задребезжавшего перед глазами мира, который наполнился глухим звоном – и болью, от которой хотелось выть, но не выходило, потому что грудь, казалось, сдавило тяжелым прессом. Краем глаза Суэн увидел Аргетлама. Тело боролось с ядом, но до новолуния оставалось всего несколько дней, и лунный бог с каждой минутой был все более уязвим. Он почти не мог дышать и видеть.
Кто-то подошел к нему и недовольно цыкнул, будто увидел, что нерадивый работник испортил дорогую картину. Незнакомец что-то пробурчал, Син не расслышал его: все, что ему было нужно – дотянуться до Нуады. Его толкнули ногой в грудь, он потерялся в ощущениях, а когда смог хоть что-то разглядеть, увидел хитрющее выражение лица того, кто недавно швырялся молниями, нагло помешав так хорошо начавшемуся вечеру.
- Шаабар-ра, - прохрипел Суэн, подавившись на выдохе.
- Этого забирайте. А этого – добить, - сказал неприятный, острый, басистый голос со стороны.
Юджина чем-то ударили по голове, он уперся щекой в пол, ощущая все возможные варианты каруселей и визуальных эффектов, сопровождающие соответствующий вид веселья. Тело казалось таким ватным, будто сам Суэн состоял из комков мягкой субстанции: беспомощный, как будто заполненный отвратной пищеварительной жидкостью огромного паука, что переваривает жертву в коконе и терпеливо дожидается, пока та превратится в сытный обед. «Куда забирайте? – мысли лениво ворочались в голове. – Не нужно никуда никого забирать. Оставьте его». Внезапное осознание того, что друга куда-то волокут, отрезвило Суэна. Бога можно было ранить, можно было выпустить в его тело сколько угодно пуль, по крайней мере, тех, которые приносят вред смертным - но не ему. Он все равно поднимется. И он поднялся, вернее, попытался, превозмогая позорную слабость, закашлялся – и получил по затылку. Царапина на руке перестала кровоточить и начала медленно заживать; владелец басистого голоса, судя по всему, заметил это, наблюдая еще и за тем, как блондин упорно сопротивлялся несмотря на приличную дозу какой-то гадости и травм.
- Постой, - голос незнакомца звучал так, будто он увидел «Голубую красавицу Азии», сверкающий из-под грязи.
С одной стороны, Суэн был рад: в его теле не будет болтаться еще несколько пуль, его наверняка перестанут избивать, а главное – утащат вместе с Уайтом, что ему как раз и нужно было, раз план с натиранием лиц недружелюбно настроенных незнакомцев провалился, и так он хотя бы поможет полковнику разобраться с неудобной ситуацией. С другой же – что-то неладное он почуял в голосе говорившего, какой-то триумф, смешанный с неконтролируемой жаждой наживы.
- Грузите.
Звучало как приговор, но лунный уже не мог сопротивляться, утонув в отвратительных ощущениях, задыхаясь и ощущая, будто в грудь ему загнали не кусочек железки, а целую трубу. Сознание то покидало его, то возвращалось, и все, что он уловил, пока его тащили, - это «исцеляет», «кровь» и что-то про то, что ее с него, кажется, будут цедить. «Продвинутый способ заработка. Как жаль, что вы будете разочарованы».
Кажется, кто-то толкнул его в бок. Суэн даже и не подумал возмутиться, потому что его тут же охватила нестерпимая боль. О, да, он по ней так скучал! Грезил проснуться и прочувствовать всю гамму этого незабываемого, прелестнейшего, вдохновляющего чувства, когда тебя продырявило, и воздуха катастрофически не хватает. Он едва смог разлепить правый глаз: слипшиеся от засохшей крови ресницы долго не поддавались. Вокруг было темно, часть растрепавшихся волос неприятно липли к вспотевшему лбу и присохли к коже, окрасившись в темный алый. Проморгавшись, Суэн, наконец-то, смог разглядеть окружающую обстановку. Кажется, он лежал в лужице своей же крови, небрежно брошенный на пол вместе с остальными несчастными, которые не то отодвинулись от потенциального трупа, не то ценному производителю панацеи выделили свой личный уголок со своим личным пинателем в бока. Пулю из него так и не вытащили. Почему нет, и правда – и так ведь сойдет, меньше дергаться будет. Услышав голос Аргетлама, Юджин понял, кто оказался тем самым преданным соратником и мастером спорта в свободном избиении товарищей по ребрам.
В такие моменты Суэн мечтал иметь возможность просто умереть. Каким бы сильным ни было желание жить, кем бы сам он ни являлся, но способности, когда ты сотни раз, казалось, умираешь, но при этом никак не можешь дойти до конечной точки этого процесса, быстро выматывали и сводили с ума. Что знают прочие о муках? Как бы возвышенно или мерзко ни пытались смертные описать их, ничто и никогда не сравнится с тем, что переживает божество, которое не может остановить то, что убивает всех живых существ в мире, пока тело его не исцелится. Он ненавидел быть слабым, не мог позволить себе показаться другим беспомощным и разбитым. То был не дар – а проклятье.
Привкус крови во рту казался каким-то вязко-горьковатым. Говорить было сложно, и первое, что мог услышать Науда, - было жалкое бульканье, прерванное не то хриплым стоном, не то кашлем. Суэн даже не заметил, как шею что-то сдавило; непреодолимое, какое-то первобытное желание выдрать кусок груди, от которого расходилась боль, желание освободить руки и просто дышать пересилили все – и путы рассыпались прахом сперва на лунном, затем на полковнике.
- Помоги, Нуада, - снова захрипел Син, - помоги мне.
Он дотянулся до Уайта, царапнув пальцами по его руке и давая возможность видеть в темноте. Потом, кажется, сознание опять оставило блондина, всего на мгновение или долгие минуты - он не знал. Все еще слыша глухой шум и почти не соображая, он пробормотал что-то о пуле.
- Кого? – послышалось где-то за дверью.
- Того белобрысого тащите.
Суэн снова булькнул: ему очень не хотелось становиться подопытной обезьянкой.
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.

Nuada Airgetlám
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 262
Статус: The Evil One
Информация: Нуада МакЭтлиу
45y.o. | aeons; полковник АМБ, маг, целитель, бог в отставке; Известен под именами Тюр, Нодент, Аргетлам; Воплощённая Война, бог Неба, Воздуха, Зимы и Стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 1690
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#6

Сообщение Nuada Airgetlám » 22 май 2018, 17:44

Чьё-то тело послужило опорой - вставать было неимоверно сложно со связанными руками, но бывший бог справился, сорвав в темноте чей-то стон. Чей - понять было сложно, сейчас его занимала более насущная проблема: как бы так перешагнуть через связанные руки. Опираясь о стену, он напряг мышцы, что вызвало нездоровое головокружение. Суставы запротестовали против такого насилия над телом, тут же заныли плечи, рана дала о себе знать почти сразу, и где-то сквозь собственную боль Нуаду услышал голос Суэна. На ответ не хватило сил и сосредоточенности, всё ушло в попытки справиться с собственным телом. Казалось, что прошла целая вечность, прежде чем руки оказались перед ним, перед глазами плыло, но прикосновение бога вернуло ему возможность связно соображать - и лишило верёвок. Подавив желание приложиться головой о стену, Аргетлам опустился на колени и занялся просьбой друга.
- Сейчас, - хрипло ответил он, коротко замахиваясь. Удар пришёлся в висок, унося сознание бога в неведомые дали - так будет лучше, не будет мешаться с дурацкими советами. Голоса с той стороны заставляли торопиться и, глубоко вздохнув, целитель сосредоточился на пуле, потому что вытаскивать её дрожащими от напряжения пальцами - то ещё занятие. Хорошо, что можно обойтись без жгутов, плохо, что кровь будет мешать разглядеть пулю. Раздвинув пальцами края раны, бывший бог выругался - пуля была раскрывающейся и вытащить её будет той ещё задачей. О том, что скажет очнувшийся Суэн, целитель предпочёл не думать. С силой рванув плоть в стороны, он молниеносным движением ухватился за скользкий кусок свинца. Повезло, что на излёте, пальцы будут соскальзывать меньше. Теперь нельзя было спешить вдох, выдох и снова вдох, открылась дверь, не обращать внимания, выдодх - и пуля в руке.
Его оттащили от тела - совершенно зря, он уже пришёл в себя достаточно, чтобы вспомнить, что это тело тренировано на убийства и раны - слабая помеха тому. Швырнув кусок свинца с кровью в лицо одного из вошедших, Нуаду от души пнул второго и, не обращая внимания на то, что под ногами была живая плоть, замер, оценивая обстановку. Четверо, все четверо - люди, пистолетов не видно, токлько шокеры. Как они собрались справляться с пленным богом, хотел бы он знать? Амулеты? Похоже на то.
Увернувшись в сторону от электродов, он отправил одного из рванувшихся к нему, отдохнуть вместе с пленниками; ухватил второго и заслонился им от второго шокера. Не дожидаясь, пока оставшиеся сообразят, что происходит, швырнул тело на одного из них и рванул за руку второго. Раздался хруст переламываемого позвоночника и рёбер - после такого не выживают.
- Тебе гостинец, Аши, - рыкнул Аргетлам, возвращая внимание оставшемуся противнику. Не по протоколу жертва, зато от всей души. Оставшийся отступил, пытаясь сбежать, но бывший бог и тренированный убийца был гораздо быстрее. - А ты - мой, - хищно оскалабился он, сжимая пальцами шею. Зрачки побелели и резко похолодало. Ошейник всё сильнее давил на шею, боль от электрических разрядов мешала соображать, но пальцев он не разжал, забирая жизнь смертного по капле - силы понадобятся на регенерацию. Лишь после этого обернулся к другу. Лучше бы ему успеть прийти в себя, прежде чем на шум, который здесь устроили, набежит ещё охрана.
- Эй, Аши, подъём, спящая красавица, - сквозь шум в ушах позвал он.

В этот момент завозились смертные, которым не повезло служить полем битвы бывшего бога. Откуда-то снаружи донеслись голоса, пытающиеся выяснить, что за херня происходит и где отправленные за блондинчиком люди.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Su'en
Вошедший в вечность
Аватара пользователя
Репутация: 12
Статус: Вошедший в вечность
Информация: Суэн (Юджин К.Найт)
26 y.o. | ~19 млрд. aeons; часовой мастер; Нанна, Ярих, Вадд, Сома, Ай Ата; бог Луны, Времени, размножения, целитель, Владыка Клятвы, ночное светило всех миров.
На форуме: доктор Стрейндж
Сообщения: 21
Зарегистрирован: 09 май 2018, 19:50

[10-....04.2018] Edo Castle

#7

Сообщение Su'en » 25 май 2018, 20:56

«Боги – лучшие убийцы из всех, но, убивая, они оказывают нам милость,
ведь именно конец жизни, а не ее начало, определяет, что значит быть живым»
В нос ударил запах крови. Не успел Суэн окончательно прийти в себя, как тошнота подкатила к горлу отвратным комом. Он попытался прикрыть рот рукой – и зачерпнул чьей-то крови, испачкав ей лицо. Дышать все еще было очень сложно, боль сковывала и ломала, но теперь не было чувства, что в теле застряло ядро размером с яблоко. Где-то в стороне послышался шум, словно кто-то упал. В ушах зазвенело, тело словно обдало холодом – руки, на которые пытался опереться Юджин, дрогнули, и молодой мужчина шлепнулся обратно на пол. Он еще долго будет слаб. Ему хотелось спать, есть и пить одновременно – и вместе с тем ему было настолько хреново, что лучшим выходом казалось спокойное подчинение ситуации. Но ему было нельзя.
Он снова попытался подняться, ответив Аргетламу вымученным «угу» - потому что на большее у него не хватило сил и дыхания; Суэн зашелся кашлем, выплевывая кровь и едва не теряя сознание в очередной раз. Кто-то рядом с ним хныкнул – не то ребенок, не то женщина, вот только бог был слегка не в себе, не зная, что ему сейчас мешает больше всего: невозможность дышать или невероятная боль. Он упал снова, ударившись плечом, но не сдался несмотря ни на что. Его волновало не столько его собственное состояние, сколько Науда.
- Эй, - просипел он, справившись, наконец, с собственным телом и поднявшись. – Вот не нравятся мне твои грубые методы. Мог бы как-то понежнее со мной.
Теплая кровь, запачкавшая всю одежду спереди, что неприятно липла к груди и животу, обильно сочилась из раскуроченной раны. Если бы находившиеся в странном, темном помещении люди смогли это увидеть, они совершенно точно поверили бы в ад и рай, решив, что среди них оказался демон: любой смертный давно бы уже хладным трупом валялся средь тех, с кем разобрался Аргетлам. Блондин, покачиваясь, прилагая невероятные усилия, подошел к другу. Кажется, их ждала очередная волна вооруженных несчастных, которые, сами того не зная, напали не на тех, с кем у них хватило бы сил справиться.
- А это что? – дрожащим голосом, хватая воздух, поинтересовался Суэн, цепляя пальцем ошейник на Нуаде.
Такой же он обнаружил и на себе, а когда попытался снять, понял, в чем заключалась суть атрибута специфических игр. Это Сину не понравилось: попытаться сковать бога – глупая, очень глупая идея, которая не то чтобы являлась помехой, сколько раздражала и злила. Какое вопиющее неуважение к высшим силам! Смертные и в самом деле забыли о страхе. И хоть Владыка Времени был нейтрален и предпочитал в дела людей не вмешиваться, но подобные ситуации подталкивали его к мысли, что жителям срединного мира пора бы вновь напомнить, кем они являются. И незнание того, кто им попался, не освобождали от ответственности. Кажется, очередная партия смертников уже заметила их: со стороны двери послышались угрозы и характерные щелчки. Пленники испуганно зашуршали, кто-то явно наткнулся на труп. Все звуки смешались в неприятный гул и звон, перед глазами плыло, шею сдавило, словно кто-то изо всех сил пытался задушить Суэна. Однако ничто не могло его остановить – ни его, ни течение времени.
Блондин легко столкнул с шеи Уайта разлетевшийся на куски ошейник, словно тысяча лет прошла, и материал рассыпался. Суэн чувствовал движение крови в теле Нуады, но не успел помочь ему.
- Не двигайся, иначе я пристрелю твоего дружка, - послышался все тот же неприятный голос, который принадлежал, судя по всему, их пленителю, нагло заявившегося в забегаловку.
Найт понял, что говорили это ему: застрелить того, кого уже застрелили, было бы слишком тупо. Они уже знали, что «белобрысый» - обладатель дара исцеления, только вот ошибочно приняли его за носителя халявной панацеи. Полковник АМБ же бессмертным быть не мог. Нет, сейчас он не мог позволить Нуаде пострадать.
- Ладно, - Син отступил, показывая поднятые руки, и полушепотом обратился к товарищу: - У тебя есть идеи, кто он?
Руки предательски дрожали, а ноги все еще подкашивались. Незнакомец кивнул своим людям, и те бросились вперед, намереваясь схватить лунного. Суэн не сопротивлялся.
- Спи, - он ухмыльнулся ближайшему из подбежавших – и тот покачнулся и рухнул вниз.
- Давай без фокусов! – рявкнул босс.
- Детская травма? – хмыкнул бог. – Клоун напугал, и с тех пор ты не любишь цирк?
Если бы рядом был Месламтаэя, он закатил бы глаза и пробурчал что-то о том, что глупый старший брат был рожден, похоже, чтобы по-идиотски рисковать, не думая о последствиях. Но у первенца Энлиля был свой план: ему удалось задеть главаря, пусть суть была вовсе не в клоуне.
Изображение You shall possess your body;
you shall not become corrupt, you shall not have worms,
you shall not be distended, you shall not stink,
you shall not become putrid, you shall not become worms.

Nuada Airgetlám
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 262
Статус: The Evil One
Информация: Нуада МакЭтлиу
45y.o. | aeons; полковник АМБ, маг, целитель, бог в отставке; Известен под именами Тюр, Нодент, Аргетлам; Воплощённая Война, бог Неба, Воздуха, Зимы и Стужи.
На форуме: зануда всея Асгарда
Сообщения: 1690
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55

[10-....04.2018] Edo Castle

#8

Сообщение Nuada Airgetlám » Вчера, 20:22

- Не мог бы, - буркнул Аргетлам. - Ты бы и так отключился от боли.
Перед глазами плыло невзирая на жертву, ошейник немилосердно давил на шею, мешая дышать; рука начинала неметь, а пальцы скрючились. Голоса снаружи приближались, а пленники медленно приходили в себя. Пальцы Суэна причиняли массу неприятных ощущений, но, кажется, их обоих спасало, что ошейники рассчитаны на существ, а не на богов, пусть и бывших.
- Игрушка для извращенцев, - немеющими губами отозвался Нуаду. - Про стоп-слово забыли договориться. Сними её, а? А то у нас гости, а я не при параде и голоден.
Пленники мешали. Это был один из тех случаев, когда полковник Агентства предпочёл бы остаться только в компании часовщика, да только не сложилось: контейнер был забит существами, в основном, Они, но была и пара ши, непонятно что забывших в Поднебесной. И все они смотрели на израненых друзей, силясь понять, что просиходит. Сперва заговорил один, потом другой, но вскоре все стихли, потому что дверь снова открылась, пропуская знакомую физиономию из забегаловки. Ошейник рассыпался в прах, возвращая возможность колдовать - и серые глаза Аргетлама стали белоснежными, слепыми бельмами глядя на вошедших. Стало холодно, настолько, что успевшие прийти в себя духи старались не касаться моментально обледеневшей жести, а ошейники обжигали кожу промёрзшим металлом.
Несколько часов в отключке, ранение и драка на пределе возможностей забрали остатки сил; Война был зол и голоден, но разума покуда не потерял. Он молча ждал реакции и шёпот Сина рядом вызвал нехорошую усмешку.
- Обед, - мрачно усмехнулся он. - Хочешь ещё одну жертву?
Бог времени оказался в руках похитителей, но их почему-то было не жаль.
- Стой смирно, - одёрнул Аргетлама нелюбитель клоунов прежде, чем переключить своё внимание на откровенно нарывающегося Аши. Температура продолжала стремительно падать и за пределами контейнера взвыл ветер. Донёсшийся до пленников плеск волн сообщил, что они в море и, судя по тому, что криков возмущённых чаек слышно не было, довольно далеко от земли. Японские воды не подчинялись туата, да и ирландские воды принадлежали Лиру или Мананнану, да только воды впринципе были частью творения Тюра, и теперь он совершенно точно никуда не спешил.
Пока Нанна отправлял отдохнуть одного из пленителей, воздух вокруг любителя клоунов загустел от влажности, а после и вовсе замёрз. Вдохнув ледяную взвесь он закашлялся и выронил пистолет. Кашель сложил его пополам, он выплёвывал кровь и хрипел, пытаясь двинуться с места, но его ноги намертво вмёрзли в пол контейнера. Равнодушно отвернувшись от умирающего, Нуаду с исследовательским любопытством посмотрел на тех, кому не повезло оказаться ближе к нему и кто ещё не пал жертвой милосердия Суэна. Мелочиться не стал, неуловимое движение здоровой рукой - и мириады ледяных игл превратили тела смертных в кровавые ошмётки. Немного утолив первый голод, он повернулся к фанату клоунов вовремя, чтобы увидеть, как меркнет его взгляд.
- Тебе, Аши, - зло усмехнулся Нуаду.

На него смотрели, но боялись шевелиться. Ему на пленников было плевать.
- Стой спокойно, - попросил он Сина и положил ладонь на рану. Рука была ледяной и очень твёрдой, но рана затягивалась под ней очень быстро, а холод, тем временем ожёг шею и превратил ошейник в ледяное подобие себя. Закончив с раной, Аргетлам очень устало потёр глаза рукой, посмотрел на друга и со всего размаха заехал кулаком по ошейнику. Ледяная игрушка жалобно хрупнула и раскололась на две части. На том силы и кончились, Нуаду прислонился к ледяной стене и прикрыл глаза. Рука занемела окончательно, жизни перед ним превратились в источник пищи и если они не уберутся из контейнера, пленники останутся здесь навсегда. Вздохнув, он спросил:
- Бойцы есть? Кто-то умеет сражаться без магии и знает, с какого конца держаться за пистолет? - Глаз открывать не стал, только попросил. - Аши, сделай с ними что-нибудь, пожалуйста, они пригодятся. - И громче добавил, - остальные - сидеть тихо, за вами придут, как только мы закончим.
- А ты кто такой? - Бойко спросил кто-то на ломаном английском. - Федерал что ли?
- Тюр, - мрачно бросил законник. - Хюмирсон. И я гораздо хуже федерала.
Ты не умел одного – сражаться и проклинать.
И ты забудешь его, но он вернется опять.
Нальет столетний коньяк, разгонит в снах воронье,
Возьмет в уплату пустяк: лишь вырвет сердце твое.

Ответить