[25.08.2018] Family business

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#1

Сообщение Týr Hymirson » 17 сен 2018, 21:08

Изображение
ВРЕМЯ И ДАТА:
25.08. 2018
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:
Ирландия, Эннискерри.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Nuada Airgetlám, Thrud Thorsdottir.

СИНОПСИС:
За плечами осталась смерть Оуэна Уайта и перерождение его в бога. Но родители всё так же звонят ему по выходным и просят присылать фотографии котов. Они не знают, ни о том, кого воспитывали - и воспитали, ни о том, что он женился, ни о том, что являются слабым местом одного из сильнейших богов.
Как свекровь отреагирует на невестку? Смогут ли асы донести простым смертным, что происходит в мире и почему родителям стоит прятаться. А, главное, так ли всё спокойно в этом самом сонном городке Ирландии?
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08. 2018] Family business

#2

Сообщение Týr Hymirson » 18 сен 2018, 09:37

Они и в этот раз поехали вдвоём. Маленький городок встретил их прохладным утром, грозящим превратиться в тёплый день. И вновь они остановились, но не поломка была тому виною, а печальная процессия: несколько кошек несли на своих спинах коробку из-под обуви в которой на ложе из трав покоилась очень старая кошка, между ушей которой возлежал венок. Процессия остановилась и один из несущих импровизированный гроб, скорбно промяукал:
- Умерла Брида на Куалинн.
И они прошли дальше, скрывшись в высокой траве холмов. Аргетлам с непроницаемым лицом проводил шерстяных плакальщиков, пожал плечами и тронулся с места. Ирландия перестала прятать от него свои чудеса, он вновь познавал их с любопытством юнца, разделяя удивление и радость открытий с женою.

События в мире завертелись с бешеной скоростью; продохнуть им обоим было недосуг, почти полтора месяца оба работали на износ и настал черёд Нуады забирать Труд с целью выдохнуть ненадолго. Мотивом к этому послужил звонок Миранды Ноден-Уайт, женщины, которая старательно воспитывала его последнее смертное воплощение, а после того, как он вспомнил всё, терпела его выходки и, кажется, считала личной заслугой то, что её сын стал тем, кем стал. Она не знала о том, что её Оуэн погиб и переродился, а так же, других животрепещущих подробностей. Как всякую мать, её гораздо больше интересовало, доедает ли он, хорошо ли спит, не позволяет ли котам метить его квартиру и не нашёл ли себе девушку по душе. Вот Вигдис, которую он привозил в свой день рождения, была очень ничего, но он повёл себя с ней, как последняя скотина и она не удивится, если он так и останется холостяком до самой смерти. Между словом Миранда обмолвилась, что его искали какие-то приезжие, она не запомнила имени. Это, среди происходящего в мире, насторожило аса и он поделился сомнениями с женой.
- Спрятать бы их, - закончил он. Они обсуждали эту тему относительно недолго, результатом стала эта поездка. Ирландия была счастлива видеть своего создателя и его жены и потому подсовывала им всякие неожиданности, начиная от случайно выигранной наклейки на мотоцикл для Труд, когда они заехали выпить кофе после выезда из противного траффика Дублина, где Уайт, подняв поверенного среди ночи, улаживал формальности с домом, заканчивая кошачьей процессией перед въездом в Эннискерри.

Город только просыпался, было тихо и уютно. Но дом родителей пустовал, лишь кошка встретила их с пронзительным мявом, ласково отёрлась о ноги валькирии и устроилась у бога на руках, включив мотор на полную громкость. На кухне была записка о том, что оба родителя в магазине, но Миранда обещала быть часам к десяти утра. Сварив им обоим кофе, Нуада вышел на задний двор, который был огорожен весьма условно, и за которым следовала дорожка в холмы.
- Маленьким сбегал, когда было особенно тоскливо, - без тени эмоций пояснил он Труд; для него это не было важным, просто фактом из прошлого. Тряхнув головой, он посмотрел на жену.
Ему всё никак не верилось в то, что она согласилась быть с ним, что он сам полюбил её, что они вместе. Чуть больше года прошло с их размолвки, ещё меньше - с их первого танца. Всё это казалось далёким и нереальным сейчас. Притянув к себе супругу, Аргетлам подул в рыжую макушку.
- Люблю тебя.
Мелодичный звон чужой магии коснулся их слуха и Аргетлам вздохнул - происшествия находили его с завидным упорством.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#3

Сообщение Thrud Thorsdottir » 19 сен 2018, 10:52

Смотревшая на жизнь с равнодушием среднестатистического каменного изваяния Труд только пожала плечами на предложение поехать в Ирландию. Надо было супругу к родителям - пожалуйста, пусть будут родители, в конце концов, со своей свекровью в новом её качестве валькирия ещё не общалась, не была даже уверена в том, что Аргетлам соизволил сообщить родителям своей смертной ипостаси, что он женился. Потому что не королевское это дело, да и вообще, святое право на тайну личной жизни.
Валькирии дали три дня увольнительной, что можно было считать практически благословенным даром, и асы уехали куда-то в сторону Дублина, встретившего их мелкой моросью дождя и безумными дорожными развязками с огромным количеством куда-то торопившихся машин. Юркие мотоциклы проскальзывали сквозь весь этот напряжённый трафик, но постоять всё же пришлось и им.

Дом Уайтов поприветствовал их лениво щурившейся кошкой и тишиной, которая дополнялась оставленной запиской. Пожав плечами, дева щита кивнула мужу, взявшемуся за кофейник, и вышла на задний двор, села на ступени небольшого крылечка, вытянула длинные ноги. Собранные в косу медные волосы трепал лёгкий ветер, точно бы хотел их развязать, заставить струиться пламенным стягом.
Вездесущий ворон, пристроившийся на перилах, хлопнул огромными крыльями, подставляя спину утреннему солнцу, но сегодня у него на удивление не было приступа разговорчивости, так что женщина была предоставлена сама себе. Подперев одной рукой голову и уткнув локоть в колено, она без всякого выражения смотрела вдаль, изучая пристальным взглядом зелень холмов, но, в отличие от леса, оставшегося за их спинами, в волшебную страну, увековеченную во многих человеческих преданиях, дочь Асгарда не тянуло.

Вернулся Нуада, принеся с собой горьковатый аромат свежесваренного кофе и две чашки; улыбнувшись, дева битв кивнула, благодаря аса, и снова перевела льдистый взгляд куда-то в пустоту. От неё исходило глубокое, очень ровное спокойствие, струившееся клубами ночного тумана.
- Все дети, наверное, пытаются сбежать из дома, - подумав немного, усмехнулась Вилкмерге, - когда я была маленькой, мать и братья регулярно приносили за шкирку домой лисёнка, который мчался в лес. Я и сейчас иногда испытываю странное желание одеться в звериную шкуру и бежать, пока лапы держат. Это что-то древнее, что есть у всех нас, пожалуй.
Замолчав, она обняла двумя ладонями чашку, сделала пару глотков, созерцая полосу золота на краю горизонта. Прикосновения супруга показались внезапными - валькирия слишком ушла в себя; откинувшись назад и упираясь затылком в твёрдое плечо, сейдкона едва заметно улыбнулась.
- И я тебя люблю.
Она отёрлась о супруга щекой. Кружившая рядом кошка наконец улучила удобный момент и опять просочилась хозяину на колени.

Звон магии заставил деву битв чуть поморщиться: она надеялась хотя бы пару часов провести без необходимости опять разгребать чужие проблемы. Вальравн поднял голову, нехорошо нахохлившись.

Через условную запертую калитку перемахнула соткавшаяся прямо из воздуха молоденькая девчонка, которой на вид хорошо, если было лет пятнадцать; у неё были чёрные, как смоль, волосы, мягко спадавшие на плечи, острое лицо с тонкой переносицей и огромные лучистые глаза, светившиеся лукавством.
Туата поклонилась королю и, поколебавшись мгновение, изящно склонила голову перед его женой. Заинтересованная Труд, разводившая коньяком из фляги свой завтрак из кофе, кофе и ещё немного кофе, ответила сдержанным кивком.
Альвка же, поискав по поясу что-то, протянула на раскрытой ладони две маленьких костяных броши, сделанных удивительно искусно. Одна - голова пса с чёрными провалами глаз, вторая - голова лося с ветвистыми рогами. Вёльва нахмурилась; она чувствовала запах дурной силы, исходившей от этих безделушек.
- Я уже видела такие, - произнесла воительница несколько задумчиво, - откуда они у тебя?
- Нашла, госпожа, в день, когда пропали мои сёстры. Они лежали в доме, прямо на пороге.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#4

Сообщение Týr Hymirson » 19 сен 2018, 21:23

Дома было спокойно. Так, как бывает только там, где живут в любви и уважении друг к другу уже многие десятки лет. Даже запахи, привычные с детства были здесь: Аргетлам всё никак не мог отвыкнуть от мысли, что он вернулся, что смертность больше не висит над ним домокловым мечом битв и вечного пламени. Наличие жены рядом, в этом его спокойствии, было чем-то естественным, будто всегда была она в этом доме, всегда кошка отиралась о её берцы, а запах кофе, смешивающийся с запахами приближающейся осени, всегда витал тут. Казалось, что сейчас вернутся родители, мать расскажет о своих учениках, или вспомнит о странном родстве, которое было почти у всех без исключения ирландцев, а отец будет ворчать на бухгалтера, который никак не может свести дебет с кредитом.
Глоток кофе и голос Труд. Сейчас, кажется, он был почти счастлив.
- Я мечтал о тайне, - хмыкнул Нуада в приступе внезапной откровенности, - хотел, чтобы сказки о феях оказались правдой и чтобы герои сказок и легенд действительно жили. Так хотел, что готов был умереть, только чтоб правдой оказалось. А правда оказалась гораздо таинственнее, - глоток кофе и он вернулся к созерцанию тропки. - Хотел бы я видеть тебя лисёнком. Ты так же ворчала, когда тебя чешут за ушами?

Кошка устроилась на широких коленях и задремала, словно этот ас был её личной собственностью. Возможно, так и было. Она даже не дёрнула ухом, когда юная фейри появилась перед королём и некоронованной королевой. Король даже не соизволил кивнуть: было лень. Но, конечно же, его везение притянуло к себе беду. Пропавшие дети могли деться куда угодно, вплоть до возможности стать этими самыми безделушками. Поставив кофе на перила, Аргетлам забрал амулеты и прищурился. Пахло от них дурно, но силы было немного; утреннее солнце обрисовывало контуры животных и казалось, что они дышат.
- Давай детали, - велел он, касаясь кости изящными пальцами. Чужое колдовство покалывало пальцы. - И, заодно, опиши, что ты делала после?
Рассказ был обычным: дети жили вместе давным-давно. Столько же, сколько оставались детьми - туата нравилось так и никто не рискнул бы оспорить их выбор: неблагие фейри были весьма своенравны и довольно жестоки. В один прекрасный день младшие сёстры пропали, а на пороге положили амулеты. В доме не было никаких следов, даже чуткий нос дочери Дану не смог учуять запаха беды. Сперва она думала, что девочки прячутся, но потом поняла, что нет.
- Травами пахло, - закончила она, - такими, как мы для купания используем. И всё.
Король вздохнул и бросил взгляд на жену, которая, казалось, была не здесь вовсе.
- Живы твои сёстры, - уведомил он девчонку, - амулеты связаны с ними. В последнее время вы развлекались со смертными?
Развлекались. Последний, с кем они имели дело, носил фамилию МакЭрк и жил на противоположном от их дома конце Эннискерри. Король очень неодобрительно посмотрел на подростка и девчонка втянула голову в плечи.
- А больше никого не решили позадирать? - Уточнил он. - А то, может, за вами половина знати туата гоняется за ваши проказы...
Нет, не задирали. Да и Аодха не стали бы трогать, если бы он не отказался продать девчонкам бусы, которые они хотели.
- Иди домой, - велел Нуада, - я поговорю с последним из фирболг. Если твои сёстры виноваты, не обессуть.
Девчонка, понурившись ушла, оставив королю костяные безделушки.
- Чудесно, - вздохнул зимний король, - разборок с соседями только нам и не хватало сегодня. Пошли что ли? Чашку можно с собой взять.
Он ссадил кошку с колен и подал руку жене. В дом обратно входить не стали, вышли через заднюю калитку.

По дороге Нуада поделился, что этот самый Аодх очень помогал ему в детстве, вот только туата он действительно не любит - и есть за что. Город был небольшим, потому до старого, заросшего плющом так, что казался мохнатым, дома они дошли очень быстро. Из-за калитки доносилась весьма бодрая песня.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#5

Сообщение Thrud Thorsdottir » 21 сен 2018, 21:07

Проснувшаяся кошка неодобрительно зашипела на девчонку, но внезапно на помощь пришёл ворон, перепорхнувший ближе к хозяйке и громко процокавший длинными когтями по крылечку. Домашняя красавица стекла с колен хозяина и спряталась за огромными крыльями, сердито сверкнув на туата зелёными глазами. Вальравн довольно раздулся, выпятив антрацитовую грудку, и валькирия, не отвлекаясь от созерцания пустоты где-то за горизонтом, почесала Лейкни по мягким перьям - тот, видимо, от Фрейи нахватался любви к кошкам, так что вечно тянулся с ними сильно дружить.
Благо, размеры его птичьей ипостаси позволяли без проблем не попадать в категорию добычи.

Когда фейри исчезла, также перемахнув через калитку, Труд задумчиво сунула в кружку нос и обнаружила, что лично у неё кофе закончился, равно как и коньяк; последнее, стоило признать, было несколько печальнее. Вздохнув, она поставила пустую посуду у перил, подхватила животных, подставив локоть вестнику пророчеств и взяв кошку под передние лапы, поднялась на ноги, мимолётом опираясь на мужа.
Опечаленная кошка висела дохлой лисой, лениво помахивая самым кончиком роскошного хвоста.
- Народец этот вообще всегда неспокойный был, - пожала плечами асинья, уложив красотку на кресло, где она и осталась. - Те, кто у нас прижились, ещё как-то с головою дружат, климат у нас посуровее, да и под носом у Одина сильно не развлечёшься, ниша странных шуточек давно занята, а тут - гуляй, не хочу. Как ты думаешь, в холодильнике найдётся пиво?
Пиво нашлось, и прогулка до соседа стала выглядеть определенно интереснее.

Песня изрядно оживляла спокойствие улочки, но по лицу валькирии было несложно заметить, что она о чём-то напряжённо думает.
- Я уже такие безделушки видела, - наконец поделилась Вилкмерге, нажимая на ручку калитки и подталкивая дверцу бедром, - но никак не припомню, где. Но кость - материал такой, что его чаровать легко, вот только опасно, смертью всё приправляет - потому либо колдуна какого искать нужно, либо самих туата спрашивать, нет ли у них умельцев из тех, что режут хорошо.
- Кто там бродит? - Зычный голос донёсся откуда-то со стороны левой стены дома. - Ходь сюда, не топчись.
Пожав плечами, сейдкона, прихватив бога за руку, потянула его с собою.

Аодх оказался бодрым мужчиной лет шестидесяти с небольшим на вид, с большим старанием разбиравшим (или собиравшим?) старенький мотоцикл. Руки его, узловатые и грубые, были перепачканы в машинном масле; отерев их куском какой-то ветоши, он посмотрел на гостей, чуть прищурившись.
Музыка, как оказалось, играла из маленькой беспроводной колонки рядом.
- А, Оуэн, ты, что ли? Не признал. Мисс-то представь, - предложил он добродушно.
Сидевший на хозяйском плече ворон заметно оживился, глядя на разномастные детальки, разложенные по земле. Они блестели, а на всём, что блестело, Лейкни здорово вело, обнажая его таинственные клептоманские симптомы.
- Вигдис, - улыбнулась женщина, - просто Вигдис.
- Аодх, - представился хозяин в ответ, чуть покачав головой Уайту, но глаза его оставались смешливыми. - Зачем пришли? Если пива выпить, так я завсегда.
Труд рассмеялась.
- Да нет, хотя предложение заманчивое. Говорят, феи недавно у тебя купить чего хотели, а ты им не продал.
- Ожерелье жены им понравилось, - не стал отпираться тот, - да обойдутся. Не про их честь.
- И что, сильно ругались? - Полюбопытствовала валькирия.
- До первого взмаха кочергой, - усмехнулся старик.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#6

Сообщение Týr Hymirson » 24 сен 2018, 20:01

Фирболг, существа, которые жили здесь до того, как пришли дети Дану, а этот, древний, как сама Ирландия, помнил, как создавалась эта Земля, ещё не отрезанная от материка морями. Помнил он и богов, что создавали изумрудный остров. Прозрачные синие глаза седого человека подслеповато щурились на заслоняющих первые лучи солнца асов. Валькирию он признал сразу, не очень поняв, что норманнская женщина забыла в свободной ныне стране, но решил быть любезным - молодого Уайта он любил, а гостья пришла вместе с ним. Впрочем, Уайт не успел вставить ни слова и это вызвало неодобрение Аодха.
Оуэн же не торопился раскрывать рот, не без основания, что голос его, изменившийся и вернувший чарующие обертона, будет узнан и старик откажется говорить.
- А ты чего молчишь, мальчик мой? - Аодх бросил ключ на промасленную тряпку и оборвал "Hells Bells", несущийся из колонки, на середине. - Ладно, пойдёмте в дом, я вам чаю налью.
Аргетлам усмехнулся. В прошлый приезд Труд не успела оценить всю прелесть ирландского гостеприимства, когда чай пьют по поводу и без на протяжении всего дня, иногда с чем-нибудь покрепче, но чаще - просто чай.

Дом был обставлен подобно пещере Нуады в Сиде, где валькирия уже не единожды побывала: шкуры, дерево, камень, оружие и охотничьи трофеи. Венчали вход в гостиную очень развесистые рога ирландского оленя. Едва ли в мире насчитывался десяток таких трофеев. Здесь же они смотрелись весьма органично, вряд ли визитёрам хватило бы образования понять, что это историческая реликвия. Впрочем, среброрукий знал, что это личный трофей МакЭрка.
Мягкий кожаный диван расслаблял, чай пах изумительно, а хозяин, усевшийся в кресло, смотрел на визитёров очень внимательно, вся добродушность слетела с него в один миг.
- Оуэн? - Спросил он снова, ожидая ответа.
Уайт улыбнулся, мимолётом скользнув взглядом по супруге.
- Здравствуй, Аодх.
Старик помолчал, прежде чем ответить.
- Вот оно что, - медленно протянул он, - ты вернулся. К лучшему, мальчик мой. Представь мне свою подругу. По-настоящему.
- Моя жена, дядя Аодх, - владыка туата не собирался отступать от привычного обращения, - Труд Торсдоттир.
- Из своего народа выбрал, значит, - неожиданно улыбнулся фирболг, - славно. Дочери Дану не для тебя.
- Зато внучки - да, - усмехнулся Нуада. - Ты знал, да? - Старик только кивнул. - Люблю Ирландию, - зимний король забрал кружку и откинулся на спинку дивана. - Девчонка пришла к моей матери, как я понял, но застала нас. Что там с этим ожерельем, а?
Он обнял жену и посмотрел на МакЭрка.
- Тайльтиу это ожерелье было, - буркнул фирболг.
Нуада приподнял бровь.
- Она была моей дочерью, - пояснил он для Труд, - погибла на Равнине Башен вместе с большей частью их народа. - Потом снова повернулся к Аодху. - Девчонка была встревожена, она потеряла сестёр, только два амулета на пороге. Могла ли?..
- Вряд ли, - без всякого почтения к зимнему королю перебил фирболг, - но я покажу ожерелье, может поможет как?
Он поднялся и исчез в двери под рогами.
- Тайльтиу наполовину принадлежала миру мёртвых с самого рождения, - негромко прояснил Нуада, - её игрушки были весьма своеобразными.
Вернулся МакЭрк и положил на столик между кружек бронзовые бусы с крупной бляхой посередине. В центре бляхи красовался кельтский узел, а на бусинах - символические изображения животных; пёс и лось тоже были там. Оба изображения казались более настоящими, чем все остальные, и пульсировали точно как оба кулона. Нуада нахмурился.
- Развлекалась она тоже своеобразно, - закончил он. - Что делало это ожерелье?
- Оно было её ключом к царству мёртвых, - ответил фирболг и налил ещё чаю по кружкам. - Ты на совсем? Родителям твоим туго приходится.
- Забрать хотел, дядя.
Нуада покачал головой и посмотрел на Труд.
- Это по твоей части больше, - улыбнулся он.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#7

Сообщение Thrud Thorsdottir » 26 сен 2018, 09:15

С некоторой печалью осмотрев пустую бутыль из-под пива, женщина мягко поставила её на стол, уселась в массивное кресло и откинулась на спинку; в обозначившейся её резковатой позе притаилось напряжённое внимание волка, вынюхивавшего след. Она снова замолчала, уступая теперь разговор супругу, который несомненно умел делать оное лучше; саму валькирию же слова интересовали не слишком, она всматривалась в суть сотканного бытия - и хмурилась от того, что видела.

Задолго до того, как последний из фирболг назвал имя, выбирающая убитых заметила тонкий сладковатый запах тлена, что тянулся здесь. Девчонка, поклонившаяся королю и его королеве, быть может, сделала, сама того не зная, самый правильный выбор из возможных: колдуну эти хитросплетения миров живых и не-живых были не под силу. Хмурясь всё сильнее, женщина склонилась к уху супруга, и медные волосы, заплетённые в длинные косы, защекотали Сереброрукому ладонь; асинья попросила у бога медальоны, расположила их на своём колене, задумчиво качнула.
Костяные бляшки почти не блестели.
- Все мы, повязанные с мёртвыми, своеобразны, - пожала плечами Труд. - В том и суть: как мёртвому не уразуметь живого, так и наоборот. Ты не слишком-то отказывайся, ты сам такой, как я или твоя дочь, все, кто отмечен сейдом, по-своему якшается со Смертью, просто ты к этому покуда не привык.
Протянув обе руки к ожерелью, которое принёс старик, вёльва провела над бусинами пальцами, едва уловимо шевеля губами, и с её ногтей заструился тонкий, матовый ночной туман, похожий в своей осторожности на шажки охотящейся кошки.
- Хм, - только и сказала дочь Тора, прежде чем замолчать очень надолго.
Она явно оставила мужчин развлекаться беседой друг с другом, а сама ускользнула из собственного тела, позволив духу - ведь она и была духом настолько же, насколько богом, - прикоснуться к невидимому, почти ирреальному.

Глаза, отлитые из весеннего неба, вдруг полыхнули; валькирия, фыркнув рассерженной лисой, коснулась кончиками пальцев тонкой переносицы. Её бледное лицо на миг исказилось, пропустив сквозь себя очертания лика смерти, жуткого оскала да запавших глазниц, а потом оно вновь вдруг стало спокойным.
- Между ними существует связь, это точно, но я не слишком её понимаю, слишком запутано, - помолчав, произнесла она наконец. - Ответы надо искать не здесь, обе эти бляшки что-то открывают, как ключи, но не в этом мире, это где-то глубже и ниже. Тюр, ты не желаешь составить мне компанию в гости к тем, кто не любит говорить?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#8

Сообщение Týr Hymirson » 26 сен 2018, 14:30

Косы щекотали ладони, запах трав и мёда дразнил разум; видимо, выражение лица Нуады сделалось совсем мечтательным, потому что Аодх не выдержал и засмеялся. Это был хороший смех, он избавлял от напряжения, и король мягко улыбнулся в ответ, отеревшись о щёку жены. Отдав ей костяные игрушки, Нуада закончил разговор со старым другом, и обратился в слух.
Смерть не раз пела ему колыбельные, когда битва доходила до пика, но он так и не научился принимать её; считал дни и годы с момента гибели в пламени и после возвращения старался не думать о пяти тысячах лет позора. Однако, Труд была права, он должен привыкнуть, что это было и составляло неотъемлемую часть своей жизни.
- Даже среди нас она была особенной, - Нуада покачал головой, давая понять, что не отказывается, - агрессивной, как жители Теотикуана, совершенно неуправляемой. Только Аодх и мог с ней справиться.
Они проговорили ещё недолго, Аргетлам допил чай, пожелал старику удачи и Аргетлам кивнул жене. Рано или поздно ему пришлось бы прогуляться до Аннуина. Не сейчас, так позже, чтобы привязать его к новой ветви Иггдрасиля - он не оставлял надежды, что сможет вернуть Тир на Ног.
- Пойдём, - согласился он. - Только туда я поведу, если не против. Это мой мир, мне откроется больше, чем тебе.
- За домом всё ещё выход в холмы, - подсказал фирболг, - не пугайте смертных.

Изумрудный остров не просто так назывался изумрудным: поросшие лесом холмы в утреннем солнце действительно казались россыпью драгоценных камней в серебряной оправе из дорог. Аргетлам шагал легко, сощурившись от яркого света. Как только город скрылся из виду за извилистым поворотом, он взял жену за руку. Переход совершенно не чувствовался, словно они оставались в той же Ирландии, где и были до этого. Только утро сменилось тёмной ночью, тем самым часом, что перед рассветом, да прибавился шум водопада. И ещё свет: насколько хватало глаз, полыхали костры; яркое пламя стремилось в звёздное небо.
Аннуин никогда не был нижним миром - лишь частью Холмов. Кельты перерождались или становились частью стихий, а город, где правил Гвин ап Нудд, и остальные его владения, давали передышку и возможность остаться навсегда, если жизнь почему-то начинала казаться невыносимой. Люди редко оставались здесь надолго, и всё же, их было неисчислимо много. То тут, то там раздавались взрывы хохота, люди пели, словно праздник огней не прекращался здесь ни на мгновение.
С переходом зимний король вернул себе привычный облик, белоснежные одежды струились до самой травы, в которой утонули ноги. Вечно сосредоточенное лицо разгладилось, стало мягче, в чёрных с проседью волосах прихотливой травяной вязью сверкал серебряный венец. Их заметили: отовсюду раздавались призывы разделить трапезу, выпить мёда и вездесущего чая, но Аргетлам качал головой. Здесь, как везде, нельзя было принимать даров и пищу, даже ему.

Костяные амулеты задрожали вдруг и зазвенели, потянув их в низину, где виднелся вход в пещеру, перед входом в которую горел небольшой костерок и трепетали факелы. Но бог не особенно обратил на это внимание, лишь зафиксировал факт. Гораздо больше его интересовала супруга: здесь он был собою больше, чем где-то ещё. Неистовый, бесконечно юный и яростный дух, он задыхался от эмоций, которые обрушились на него. Где-то на пирефирии сознания он подумал, что валькирии будет тяжело справиться с таким шквалом чувств, но сделать он не мог ничего. Он хотел бежать с нею в холмы, хотел подхватить ветром и кружить в вышине, хотел ощущать её рядом с собою. Серебряные глаза смеялись.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#9

Сообщение Thrud Thorsdottir » 27 сен 2018, 18:25

Это не было ни мёртвым миром, ни загробным, ни даже нижним в полноте всего этого значения; но всё же и живой часть Холмов, что была отдана прошедшим через смерть, быть не могла. Воздух в Аннуине был чуть сладковат и вязок; сиявшие в темноте костры придавали этому вечному празднику за границей самой смерти немного тревожные оттенки, словно миг-другой - и вспыхнул бы вместо приручённых огней настоящий пожар.
А люди, не имевшие здесь самой возможности сомнений, смеялись и радовались, веселились друг с другом, окликали шедших мимо богов, предлагая разделить с ними трапезу и сладкого мёда; валькирия задумчиво следила за тем, как отказывается от этих приглашений зимний король. Не только земли Туата, жестоких и своенравных детей Земли, переодевшейся в иное имя, славились столь странным гостеприимством; принимать дары из рук мёртвых было опасно всюду, ибо одаренный разделял судьбу с дарителем.
Судьба же у погибших одна - посмертие, с песнями или в молчании, но - посмертие.

Узкие стопы вестницы гибели ступали по земле совершенно бесшумно, как если бы она была лишь видением, бредом на грани ирреального, что случается порой в предрассветный час. Если Аргетлам переоделся в белые одежды да был самим домом своим увенчан серебряным венцом, то спутница его стала будто бы прозрачнее - и темнее, резко обозначились черты её острого красивого лица, став жуткими, и резко прорезалась в них опасность, которой прежде не было видно, та, что бывает в идеально отточенном клинке. Глубоко запавшие глаза были черны, как беззвёздное небо, и не было в них ничего, кроме зимней тишины.
И только едва-едва, так мягко, что и не заметить почти было, улыбались бледные женские губы.
Чем несдержаннее, яростнее казался Нуада, которого манили безудержным весельем и жаждой жизни Холмы, тем холоднее становилась она, несущая за собою только мертвенное спокойствие, заслуженный сон после долгого пути. Разыгравшиеся в душе аса чувства щекотали разум его спутнице, но не могли захватить себе и капли истинного участия. Отрешённая от всего, Труд была чиста и легка, как силуэт погребальной ладьи, что уходит в ночь, и столь же равнодушна ко всему, как воды величественных северных фьордов. О неприступные скалы её души дробился любой внешний звук.

Сжав на миг в ладони костяные медальоны, вёльва поколебалась, а затем убрала их в карман, сокрыла где-то в складках одежды, развернулась на носочках сапог и оказалась одним движением, как-то очень вдруг, невыносимо близко рядом с супругом, лишь взметнулись рыжие волосы. От неё по-прежнему пахло травами и хвойным лесом, но было что-то ещё - лёгкий, тягучий аромат мёда. Тёплая ладонь обласкала красивое лицо короля, и на миг в бездонных провалах женских глаз вспыхнули лукавые голубые искры, болотные огни.
Тайны ожерелья от них всё равно не убегут.
Пальцы пробежались по его щеке, скуле, коснулись губ; дева битв чуть заметно сощурилась. Два высоких силуэта, удивительно контрастные друг к другу, они сейчас могли бы составить чудесную иллюстрацию к какой-нибудь восточной сказке про мужское и женское начала, и это почему-то развеселило.
Высокий и сильный голос валькирии звучал мягко, его интонации сгладились - так шепчет ветер, унося в объятиях душу к небесным чертогам.
- Ты зря пытаешься сдержать чувства, мой король, они выжгут тебя изнутри, если ты не дашь им выхода. Лишь желая и исполняя желаемое, ты можешь находиться в мире с собой.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#10

Сообщение Týr Hymirson » 28 сен 2018, 23:27

Он не был здесь безумно долго, дольше, чем не был туата или богом. Пронзительное счастье звало его делать глупости, лёгким ветром ему вторила женщина, которая разделила с ним душу. Они застыли на дороге, глядя друг другу в глаза и первый порыв ветра легко коснулся рыжих кос да белых одежд. Он был жив теперь, но лишь здесь, в мире, что давал передышку мёртвым, он наконец ощутил себя тем, кем был.
- Вечный Бельтайн, - он был серьёзен, но в серебре глаз крылась усмешка, - пять с половиной тысяч лет эти земли не видели солнца. Два миллиона двадцать тысяч дней костры хранили Ирландию ото зла.
Когда произошёл переход в другое состояние уловить было сложно, должно быть из-за того, что рук валькирии касались живые руки, а лицо зимнего короля было напротив лица Труд. Плащ обращался в снежный шлейф, рубаха растворялась в метели, да полно, был ли здесь бог? В глаза из осколков неба смотрела стихия, что избавилась от оков.
Одежда перестала спасать от ветра, он пробирался под неё, ледяными пальцами лаская тело и пробираясь в душу; сильные, почти стальные объятья урагана подхватили валькирию и понесли ввысь, прямо в тёмное небо. Вослед ей взметнулось пламя, силясь достать своими пальцами хотя бы край одежды - и взревело разочарованно, не получив желанной добычи. Как заворожённые, люди смотрели на то, как ветер бережно удерживает женщину, кажущуюся хрупкой с земли. Об этом не принято было говорить, лишь смертные из старожилов, которые ушли на покой до того, как погиб верховный король, помнили, как ветер играл со стаей ворон. Для многих это так и оставалось древней легендой, которая оживала на их глазах.
- Я слушаю свои желания, - шёпот прогремел снежной лавиной, а ликующий смех взлетел ввысь, вторя песням костров. - Но сперва я должен!..
Ощущения от возможности просто быть, опьяняли. Огромный великан встал над лесом, над Холмами оглядывая неживую Ирландию из-под мрачно нависающих туч, в обычном обличии своём Труд рядом с ним была не больше воробья в сравнении с человеком. Он был призрачным, этот великан, нереальным настолько, что казался вырезанным из папиросной бумаги. Умелый художник росчерками пера запечатлел нечеловеческую красоту, настолько дикую и хищную, что люди жались друг к другу, стараясь оказаться подальше. Но великан был занят: в его руках появился вдруг рог; протяжным зовом полетел его клич и вдалеке ответили. Костры опали золотыми углями и ветер, что бесновался вокруг, дотянулся до неба. Полоска горизонта на востоке побелела и люди замолчали, осознавая, что бесконечная ночь закончилась. А великан исчез с гулким напоминанием о Самайне, лишь ветер не унимался какое-то время.

- И я желаю быть с тобой, - он словно не прерывал своей речи, соткавшись из ниоткуда и глядя на жену сверху вниз. Серебром сверкнули глаза, летящий плцелуй коснулся губ валькирии и вновь лишь дымка напоминала о нём. - Догоняй!
В верхушках деревьев взвыло и ветер затерялся между камней, лишь впереди эхом летел смех, волнующий и зовущий туда, вверх, где скалы встречаются с небом - встречать рассвет после долгой ночи.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#11

Сообщение Thrud Thorsdottir » 29 сен 2018, 21:22

Жёсткое лицо валькирии было бесстрастным, и только эти голубые искорки, загадочные и лукавые, что плясали в глазницах, выдавали отблески чувств, когда она, запрокинув чуть голову, смотрела на мужа. Местные земли меняли его, как менял и Асгард; но он становился другим здесь совсем иначе - уходила холодность, возвращалась в черты юность, а усмешка казалась почти игривой. А потом - очень вдруг, - зимний король вовсе исчез, рассыпавшись в снежинки, в воспоминания, и ветер подхватил женский стан, повлёк за собой, приглашая в небеса.
Дочь северных земель не стала сопротивляться: она лучше многих знала, как порой нужно побыть просто собою и как нужно исполнить то, что хочется, чтобы обрести вновь равновесие, чтобы всё стало, как должно. Её сильные руки обернулись белоснежными крыльями, и в маховых перьях пела стихия; она не сбросила покуда божественный облик, но и не была уже полностью женщиной.
В тонком, резковатом облике её обозначилось вдруг что-то очень птичье.

Она наблюдала за тем, как вдруг восстало из-за холмов солнце, окрасив едва-едва заметным бликом золотого светила горизонт, и было в этом что-то ликующее, словно от долгого сна очнулась земля, слово закончилась полярная ночь, и впереди забрезжило лето. Вернувшийся верховный король принёс с собою даже в место последнего покоя жизнь - то ли щедро делил свою, то ли суть его была в том, чтобы создавать новое; Труд не знала.
И сейчас ей до того не было никакого дела.

Ответив мужу тем же странным, тревожным смехом, каким звучал в вершинах деревьев разыгравшийся ветер, валькирия сбросила с себя привычный облик, одеваясь в лебяжье оперение, и огромные крылья легко зачерпнули воздух, когда прекрасная птица поднялась к облакам. Она не была невероятно быстра в этом облике, желая угнаться за ним, стала бы соколом или вовсе стрижом, но было в лебединой белизне что-то волшебное, как в искорках плаща, обернувшегося вьюгой.
А зов всё манил к себе, и лебедь заложил круг вокруг одной скалы, вокруг другой, взбираясь всё выше и выше, к самому поднебесью, и чёрные глаза его видели, что их вершины уже зазолотились, ощущая на себе рассвет.
У самого края вечности, на крошечном плато, Труд снова стала девою битв, и чёрные одежды её казались выжженным на ткани бытия силуэтом. Раскинув руки, она купалась в ледяных порывах, что без труда проскальзывали под плотную ткань.
И ей, пожалуй, впервые за много тысячелетий, было просто легко - как легко было ему.

Лёгкие стопы скользили по-над бездною, шаг за шагом, она, бесстрашная и стремительная, теперь тоже звала его за собою - в первые лучи так задержавшегося дня, в танец, который занимает лишь миг - и всю вечность, и с плеч её вдруг сорвался плащ, полетел прочь, а богиня словно и не заметила того.
Засмеялась, протягивая руку к ветру и чувствуя ледяное дыхание на кончиках пальцев.
- Так будь со мною, - предложила она.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#12

Сообщение Týr Hymirson » 02 окт 2018, 19:19

Осознавая близость смерти, начинаешь ценить жизнь; умирая раз за разом, чтобы возвращаться и помнить каждую смерть, понимаешь, что жить и существовать без страха что-то не успеть - это неоценимый дар, который должен быть разделён хоть с кем-то. Возможно, эйфория от возвращения сил не успела отпустить Нуаду; быть может, он был совершенно счастлив от того, что кажущаяся бесконечной череда позора, слабости и смертей закончена. А, может, он, сам того не сознавая, компенсировал так отсутствие света в своей душе. Это было совершенно неважно: каждый, кто был у костров, каждый, кто наблюдал рассвет, понял, что смерть и забвение - это тупик, выход из которого сейчас предлагал верховный король, щедро делясь своим удовольствием к бытию.
Труд была ему под стать: лёгкой, удивительно светлой и сильной. Он обнимал её, не прерывая полёта, он забирался между перьями, чтобы помочь подняться выше, дарил ей восходящие потоки и смертные смотрели снизу на эту изумительную пляску птицы и ветра, забыв обо всём. Забыл обо всём и ас, подхватив чёрный плащ у самого края пропасти и шагая навстречу жене. Была лишь она - и бескрайнее небо, принимавшее их в объятья.
Гора, на которой они стояли, казалось, была присыпана сахаром - лес, где был городок Эннискерри, виднелся по одну сторону, а по другую под лучами восходящего солнца зеленели Холмы, насквозь прошитые сидами и тянулись охотничьи угодья Туата. Огромные звери, совершенно не опасаясь ничего, гуляли по изумрудной траве, а откуда-то со стороны моря тянулся напев. Эта земля жила. Жила, невзирая на то, что мира у детей Дану больше не было, а надежда выжить в предстоящей мясорубке стремилась к нулю.
Первый шаг вперёд, к валькирии не был подчинён никакому ритму, просто шаг - и поцелуй, обласкавший разум запахами мороза и трав, а после напев сменил свою тональность и белый плащ скользнул к ногам вместе с чёрным. Рядом с ними вспыхнул костёр, подобный тем, что горели внизу, в темноте и столб пламени с рёвом взвился в небо. В разуме Нуады не промелькнуло и тени страха к огню.
- Люблю тебя! - Шепнул воздушный король.
Сколько здесь прошло времени, было неизвестно, на шерстяных плащах рядом с костром было тепло и спокойно. Их пляску в небесах видели все Туата и небыло никого, кто решил бы, что это - самозванцы. Два духа играли друг с другом, а что там происходило возле костра, так возле костра и останется. Корона туата лежала на тёмных одеждах, в глазах короля ещё жило серебро, а сам он перебирал волосы валькирии, глядя на неё сверху вниз.
- Пора, - вздохнул он, - здесь, конечно, время течёт иначе, но для младших Ши оно так же непредсказуемо, как для смертных.

Одевшись, он небрежно нацепил корону на встрёпанные волосы, нимало не заботясь о том, что выглядит глупо. Даже сквозь отпечаток времени и усталости, который несли его черты лица, казалось, что он юн так же, как все обитатели Холмов.
- Не пойдём мы к ведьме в гости, - хитро усмехнулся он, - под землю после неба я не полезу. Призову её. Только разговаривать с нею придётся сперва тебе - она будет пробовать юлить и взывать к законам этой страны. Тебе она солгать не посмеет.
Было в словах Нуады что-то ещё, но говорить дальше он не стал, зная, что жена услышит его без слов.
Полоснул по руке позволив каплям крови стечь по медальонам, упасть в присмиревший костёр и позвал:
- Тайльтиу! - Взвыл, откликнувшись ветер и запахло тленом.
Вряд ли явившаяся на зов женщина признала во встрёпанном после танца туата собственного отца. От него пахло кельтской магией и другой женщиной, не северным богом, которого полукровка боялась и ненавидела за то, что он занял её земли. О том, что этот бог был её отцом, она предпочла не думать.
- Что нужно вам, гости? - Она переводила взгляд с облачённого в белое туата на валькирию и хмурилась. Заморочить бы чужую тварь, заплутать её так, чтоб не вышла больше из Холмов, да попала в её руки. Или заполучить этого туата, сделать своим рыцарем, да заставить служить вечно. Но вызов делал кто-то сильный и Тайльтиу боялась, лихорадочно выискивая возможности обмануть обоих.
Аргетлам перебросил кулоны жене и кивнул. Полукровка склонила голову, пытаясь понять, что ей предстоит.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#13

Сообщение Thrud Thorsdottir » 07 окт 2018, 21:22

Лениво поведя головой, валькирия окуталась в ночной туман, который миг спустя опал на её статной фигуре чернотой одежд, провела пальцами по меди густых волос, и те вновь заплелись в косы, стекавшие тугими канатами до самых бёдер. Бледное холодное лицо так и не потеряло своей странной отрешённости: если названный Нуадой в своих Холмах казался невероятно живым, то его жена полной противоположностью, и была темна, как беззвёздная ночь, но более того - здесь она была мертва.
Или, быть может, более правильно было бы сказать, что дева щита не была живою? Близость нижних миров, едва уловимыми, паутины тоньше, нитями протягивавшихся сквозь сиды, беспокоила её и меняла. Суть выбиравшей убитых оставалась неизменной, но что-то жуткое и горячее, как уголья погребального костра, выходило наружу, точно отражение - в зеркальных водах озера.

Потянувшись, как крупный зверь, Труд кивнула супругу. Сама она сходила бы и под землю, но сегодня Тайльтиу, должно быть, улыбнулась удача, потому что встречаться с проводником мёртвых под ясным небом было куда более безопасно для душевного равновесия. Сложив ноги по турецки и усевшись на собственном плаще, женщина замерла - изваяние из гранита и мрамора, недвижимое и спокойное, как море в штиль, и только хищный, волчий взгляд её неотрывно следил за происходившим.
Запах тлена - знакомый, почти привычный; так пахло во дворце сестры-Хель, так тянуло от змея на Калиновом Мосту. Все те, кто со смертью повязан, похожи друг на друга, даже если не желают этого признавать. Ветер, закружившийся от призыва, тронул щёку влажной прохладной ладонью - и стих.

Туата, явившаяся на зов, и та не слишком выбивалась из ожидаемого: невысокая и гибкая, как ласка, черноволосая, с невыразительной мимикой, но говорящими лучше слов любых глазами, и не нужно было быть большим знатоком душ, чтобы понять - она не рада гостям. Не рада настолько, что с огромным удовольствием сожрала бы их живьём, если бы могла; но слишком странными были они, эти гости - о таких легко обломать клыки.
Асинья тронула кончиками пальцев ворот своей одежды, и блеснул из-под расстёгнутой ткани холодком валькнут; ещё не угроза, но уже предупреждение. Верной вестнице Вотана многое и многих приходилось повидать, пока она белой тенью металась по мирам, и доброжелательных среди них обычно не встречалось. Злые глаза дочери Великих Равнин наблюдали за плавными движениями Вилкмерге с неприязнью и звериной осторожностью.

Холмы не были местом, где принято любить друг друга. Развлечения местных жителей приучили их всегда быть настороже.

Повернув ладонь к явившейся женщине, дочь Тора показала ей костяные бляшки.
- Вернуть тебе твоё, не более.
Реакция Тайльтиу, однако, была неожиданной: она шарахнулась прочь, едва бросив взгляд на медальоны, и её глаза распахнулись в совсем непритворном ужасе, смешанном с отвращением. Валькирия склонила голову к левому плечу, неосознанно повторяя жесты своего верного спутника-ворона, который любил изучать вещи под разными углами.
Пульсация глаз-камней стала сильнее, и нахмурившаяся сейдкона сжала пальцы, сокрывая странные бляшки от собеседницы. Красивое лицо туата чуть разгладилось, но ближе она так и не подошла.
- Не моё это, - решительно отрезала она, - ожерелье - моё, а это - нет. Бусы мои хранились средь людей, мне они не нужны более, я и без них свой дом открыть могу.
- Ты узнала эти игрушки, - без всяких вопросительных интонаций указала валькирия.
- Они не мои.
- И чьи же?
Туата пожала плечами:
- Такие вещи умеют делать немногие - только те, кто умеют видеть истинное между настоящим.
- Это ключи, - и снова никакого вопроса в словах.
- Скорее - приглашение войти, - уклончиво ответила женщина, явно старавшаяся ускользнуть от ответов так, чтобы не сказать ни слова лжи, но и правды ничем не выдать.
Дева битв усмехнулась: ну разумеется, приглашение войти, только в одну сторону, как всё, что делают мёртвые, потому что назад оттуда выходить не принято.
- И где та дверь?
- Ты её прошла, - вновь туманно ответила Тайльтиу.
На миг прикрыв глаза, богиня кивнула сама себе: она помнила пещеру с костром да факелами, но тогда дела им до неё не было. Дурная, говорят, примета - возвращаться, да только идти вперёд, не разглядев обойдённое прежде стороной как следует, порой ещё опаснее.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#14

Сообщение Týr Hymirson » 10 окт 2018, 21:43

Фирболг и Туата - вечная история о смерти, заканчивающаяся не в пользу первых. Король следил за дочерью, прикрыв глаза. Было вопросом времени, когда она узнает отца, но покуда этого не произошло, Аргетлам предпочёл отмалчиваться. В отличии от жены он был бесспорно, бесстыдно жив, настолько, что сама концепция смерти не приклеивалась к нему. Фирболг, живущая среди туата, с любопытством смотрела на них двоих, таких непохожих, контрстных даже. Запах чужой любви, чужого танца и счастья она чуяла отчётливо и так же отчётливо завидовала - её отношения с супругом не сложились, он отказался покидать родную землю, а она ушла следом за юным Гвином, приняв участь людей Холмов.

Впрочем, не сильно ей помог этот уход, всегда оставались вещи, которых фирболг боялись - и среди них было колдовство туата. Дочь не лгала, но, по традициям сидхе, не договаривала. Умение разговаривать с народом, где слово трикстер было констатацией факта, а не оскорблением, нужно было солидное, Аргетлам лишь надеялся, что не растерял за прошедшие пять тысячелетий этот навык без особенного общения с себе подобными.
- Иными словами, - мягкий и обволакивающий голос летел вверх, в уже посветлевшее небо, - нам нужно прогуляться внутрь Холмов. Что же, это можно сделать. Чем провинились дети?
- Они коснулись того, чего не должны были и пожелали недостойного. - Откликнулась Тайльтиу так же туманно, как прежде. Сквозь пламя костра она не видела лица, но голос, который тёк как патока, пугал её не меньше, чем валькнут на шее богини.
- Бусы твои они пожелали, - ответил король.
- Причинить вред той земле, рядом с которой живут, - не согласилась женщина, - и моему потомку.
Аргетлам подобрался, почуяв след и бросил быстрый взгляд на жену.
- Какое отношение это имеет к Миранде Уайт?
- Прямое, - Тайльтиу посмотрела на Труд тоже, но после вернула внимание фигуре в белом, - покажись мне!
- Не ты повелеваешь здесь, - одёрнул её Нуада, - что за вред они хотели причинить твоему потомку?
- Забрать своё, - ответила фирболг и вдруг шагнула в огонь. Долгий птичий крик оглушал, а после остался лишь пепел, да владыка льёссальфар, чьё состояние было близко к бешенству. Языки костра лизали его одежду и руки, но он мало обращал внимания на это, только тихо и монотонно ругался - он успел вскочить, но остановить собсвтенную дочь уже был не в силах.
- Сбежала, дрянь, - он скривился и обернулся к жене. - Выглядит так, что нам придётся спуститься в Холмы, любовь моя.
Король не был дома очень долго и возвращаться к своим подданным не спешил - его устраивало нынешнее положение вещей и возвращать себе трон в ближайшее время. Вздохнув, он присел, коснувшись камня под ногами и скала вздрогнула, а потом треснула, явив спуск вниз. Единственный, кто имел ключ от всех тайн Туата, он почти никогда не пользовался им - не довелось.
Воспоминания были не самыми приятными; сейчас изменилось всё, но зимний король всё ещё испытывал двоякие чувства от этого. Он стал другим - совсем другим, не тем, кто погиб, защищая своих подданных, не тем, кто ради справедливости пожертвовал рукою дважды. Он не знал, кто он теперь, происходящее не помогало осознать себя. Вздохнув снова, он протянул жене руку, стараясь выглядеть спокойно.
- Пошли? - Позвал он. Пожалуй, ему нужен будет отдых в одиночестве после того, как всё закончится. Он должен был подумать и решить, как быть дальше.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#15

Сообщение Thrud Thorsdottir » 11 окт 2018, 21:44

Она слушала разговор туата, не перебивая и не пытаясь в него влезть, и ни один мускул не дрогнул на белом лице; сейдкона лишь внимала, не давая себе даже труда обдумать услышанное и позволяя интуиции определять, что важно, а что - не слишком. По-всему выходило, что важно лишь упоминание фрау Уайт, но почему - того она сформулировать пока не могла.
- Завораживающая глубина родственных отношений, - заметила Труд, ничем не отреагировав на выходку фирболг; ушла и ушла, что с неё было нужно, они и так взяли, а продираться сквозь загадки асинья хоть и умела, привыкнув к любимому дедушке, всё равно не любила. - А потом мы все хотим чего-то от смертных, хотя до сих пор не научились строить хотя бы относительный мир в собственных семьях. На самом деле, выглядит это не совсем так. Не суть нам до Холмов; если девчонка эта приходила к Миранде, но наткнулась на нас… Тут что-то не сходится. Если она и хотела бы заманить твою мать в ловушку, не стала бы тогда привлекать нас, это опасно, нас не запутаешь Холмами, как людей. Если она в самом деле не знала, что это за игрушки, и искала помощи, то это похоже на очередную кривую интригу от твоих бывших-небывших подданных. Ну аль ещё от кого из доброжелателей, тут точно не скажу.
Богиня потёрла кончиками пальцев тонкую переносицу, посмотрела куда-то в сторону, чуть склонив голову к плечу. Костёр, в котором сгорела и пропала видением, мимолётною встречей Тайльтиу, вспыхнул вдруг, взвился в небо с рёвом и стоном, а затем опал, но в этом его надсадном крике валькирия углядела предупреждение да согласие с собственными мыслями.

Поднявшись на ноги, она кивнула: и мужу, и сама себе, точно соглашаясь с тем безмолвным диалогом, что вела в собственной голове. Чёрные провалы её глазниц смутно поблёскивали, непроницаемые и дивно тревожные.
- Аодх прав, твоих родителей нужно увести с этих земель и сокрыть там, где будет спокойнее. Смертные - то не страшно, с ними сладить можно, но к ним тянут руки и те, кто под стать нам с тобою, а это уже разговор иной. К сожалению, твоё инкогнито в смертном облике таковым не было; быть может, не каждый первый тебя знал, но и не единицы, и, зная этот народец… Едва ли все от этого в восторге, - заключила дочь Тора несколько задумчиво. - До меня долетали слухи о том, что с правлением Морриган не всё хорошо, и её уже пытались устранить с трона, не факт, что не решили взяться и за тебя. Жажда власти - вечная история, любимое развлечение почти каждой сакральной твари.
Её не тревожил спуск в Холмы: бывали места и похуже, так что уж это она как-нибудь переживёт. После нижних пределов, мёртвых садов и чертогов Смерти, Холмы казались даже оптимистичными. По крайней мере, сплошных стенаний заблудившихся в тумане идиотов, горевавших о своей вечной любви, там слышно не было. Хотелось на это надеяться.
Как видно, Труд не была слишком романтичной особой, оставив это светлое место в их семье полностью и безоговорочно матери, ибо Сиф обладала нужной конфигурацией сознания. Только будучи крайне романтичной особой, умевшей надевать на себя при необходимости розовые очки, и можно было прожить с таким мужем, как Тор, целую вечность.

Горячие пальцы девы битв легко прикоснулись к руке Нуады; затем женщина усмехнулась, явив на миг сияние молний в глубине зрачков, и опустилась на четыре звериных лапы. Крупная, до бедра достававшая высокому богу, волчица отёрлась о него серебристым боком, заворчала чуть слышно и ударила прямым, как палка, хвостом по его ноге.
Влажный чёрный нос ткнулся в ладонь.
"Не надобно чужим меня видеть в истине… Пока не надобно. Пойдём, мой король, дела не ждут."[AVA]https://b.radikal.ru/b21/1810/84/27c273635641.jpg[/AVA]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#16

Сообщение Týr Hymirson » 14 окт 2018, 20:03

Зимнему королю подобные отношения были привычны - он жил так долгие миллиарды лет, поэтому он просто пожал плечами, по-птичьи склонив голову.
- Не самый плохой вариант, - хмыкнул он, - туата - не люди. Хорошо, что она просто ушла, а не оставила напоследок неприятный сюрприз, отмываться от посмертного гейса сомнительное удовольствие.
Он кивнул, глядя на взметнувшееся пламя, которое обласкало его теплом.
- Мне тоже странно, что ищут Миранду, вот только, насколько я разобрался в природе моего проклятья, туата не могли узнать меня - неоткуда. Судя по тому, что девчонки пришли к матери, они знают её давно и не первый раз обращались к ней за помощью; значит, старшая кровь проснулась и в ней. Здесь все так или иначе потомки туата. Я не стал бы списывать со счетов версию о том, что дело не во мне. Впрочем, мы с тобой наследили здесь в прошлый раз довольно ощутимо, может быть Дойл растрепал, что за дивные сны видал, может с Совета кто вести разнёс, слишком мало данных.
Тонкие пальцы скользнули по руке валькирии, а после сомкнулись на шерсти лёгким движением. Улыбка, едва тронувшая совершенные губы, была очень тёплой - Труд нравилась ему в любом обличьи, но в обличьи волчицы - особенно. Сам обладатель волчьей ипостаси, он любовался этой её формой неприкрыто и бесстыдно.

Темнота обступала их со всех сторон, но серебристое свечение от руки короля, покоящейся на холке волчицы, освещало путь. Шаги эхом отражались от стен, воздух почти не двигался; скоро закончился пол, но ни короля, ни его спутницу-волчицу это не беспокоило. Под ноги ложились невидимые ступени - лёгким контуром обозначались, когда их касались, а после затухали. Сколько они спускались, они не знали, лишь в самом начале пути Аргетлам предупредил, что крылья ненадёжны здесь. Наконец, темнота стала редеть, покуда не отступила совсем, показав им двоим башни, тянущиеся к ним, как чьи-то щупальца.
- Вот как, - хмыкнул король, перебирая шерсть, - любопытно, знает ли об этом городе Гвин?
Золотым он был, золотым и чёрным, точно один из погибших городов туата. Мёртвые воссоздали его, отдавая дань памяти ушедшему миру. Здесь, под землёй он казался склепом, гробницей самому себе. Туата, что были здесь, ничуть не походили на тех, что пели песни у костров и радовались первым лучам солнца после тысячелетий тьмы. Они напоминали бледные тени, более приличествующие мирам мёртвых. Подобно бесплотным болванчикам, они двигались, совершали механические действия, но жизни в них было не больше, чем в камнях, что окружали их город. И всё же, живые здесь были - громкий лай, переходящий в вой приветствовал волчицу, а жуткий женский хохот почти оглушал.
- Надо же, не думал, что доживу, чтобы лично свидеться, - пробурчал под нос король и мысленно объяснил жене, - Ночная Маллт, лучшая Охотница из всех, кто уходил в Холмы следом за Туата, вот только норов своеобразный. Она-то здесь что забыла?
Смех не стихал, а после с одной из башен потянулся тёмный луч, шарящий по стенам, точно разыскивая кого-то. Он скользнул мимо них, так и не задержавшись, а внизу началось какое-то шевеление: забегали псы, бестолково засуетились тени. Луч дёрнулся и рванулся вниз, а после, заглушив смех и лай, раздался жуткий крик.
- Я заинтригован, - признался король, легко и нежно коснувшись разума жены, - с каких пор охотница стала землевладелицей и что за дичь жаждет от неё удрать. Идём, я хочу это видеть.
Он решительно стал спускаться вниз, щедро разделяя с женою своё любопытство. Кем он стал, он так до конца и не понял, но это не мешало ему наслаждаться происходящим.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#17

Сообщение Thrud Thorsdottir » 18 окт 2018, 08:52

Мягкий шаг волчицы казался невесомым; чем ниже они спускались, тем более ирреальной она становилась - зверь из ночного тумана да несбывшихся снов. Серебристая шерсть с тёмной полосой на спине стала почти белой, глаза, жутковато-жёлтые, звериные глаза, что угольями отблёскивали в чаще леса, пугая заплутавших путников, окрасились вдруг в безудержную голубизну весеннего неба. Мёртвая среди мёртвых, асинья наконец-то была на своём месте, и её облик менялся к тому, что составляло её истинную суть.

Однако Труд не понравилось то, что она увидела, это был неправильный мир, более неправильный, чем были Хельхейм или Аид; здесь мёртвые были только тенью себя самих, словно бы марионетками, которыми руководил некто, сокрытый в тени. Треугольные уши волчицы прижались к лобастой голове, и горлом она издала низкий, неприязненный звук - ещё не угрожающий рык, но уже нечто близкое, и верхняя губа её чуть приподнялась, обнажая длинные белые клыки, на которых влажно блестела слюна.
Прямой, как палка, хвост застыл параллельно земле. Чуть повернувшись, она внимательно посмотрела на зимнего короля, чья ладонь по-прежнему мягко ласкала загривок.

"Плохое место. Не нравится."
Её отрывистые, короткие и резкие мысли звериной ипостаси сильно отличались от привычных - те были размеренными, плавными, как движения лебяжьих крыл, сейчас же они напоминали лай. Волк не был способен к длинным рассуждениям, зато лучше и быстрее осознавал реальность, опираясь на чутьё и слух, и всё, что сейчас он слышал и обонял, было неприятным.
По спине прошла лёгкая волна поднявшейся шерсти, но Труд всё же пошла рядом с Нуадой и дальше, бледная тень рядом с бледной тенью, и только низкий гортанный звук, вырывавшийся из звериной глотки, становился громче и всё более недовольным.

Внезапно волчица замерла, вскинув морду вверх, к облакам, которых здесь не было, и принюхалась, приоткрыв пасть, чтобы запах смог проникнуть к чувствительному нёбу, умолкла. Поза показалась очень напряжённой; вся она вытянулась словно по ветру, с поднятой передней лапой, готовая в любое мгновение сорваться в бег.
"Старуха и погоня. Неправильные."
Труд сделала один мягкий шаг вперёд, второй, снова остановилась, а потом коротко тявкнула и бросилась вперёд, намного обогнав своего спутника. Лапы её почти не касались земли, да и было ли в этом чернённом золоте иллюзорного величия, которое помнили, но которое потеряли, земля и небо, не были ли они призраком былого, как и всё остальное?
Хриплое ворчание волчицы перешло в громкий рык угрозы.

Женская сгорбленная фигура на чёрном жеребце, окружённая сворой чёрных же собак, загоняла лося - вернее было сказать, лосёнка, немного несуразного, длинноногого, с тонкой шеей, но ещё слишком угловатым телом, и впереди всего клина был крупный пёс, тоже щенок, такой же несуразный, как его добыча. Кричал, должно быть, телёнок: на его заднем копыте сжались челюсти загонщика, и он упал, ударился боком о неудачно подвернувшийся корень.
Волчица, массой превосходившая их обоих, снесла щенка прочь, отшвырнула, точно тряпку, и тот покатился по земля, скуля от обиды больше, чем от боли. Широко раздвинув лапы и низко склонив голову, зверь зарычал на свору, закрывая лося собой, и на светлом, почти белом загривке поднялась в признаке верной ярости шерсть.

Собаки остановились, затем попятились. Мёртвые они были, призрачные или частью живые, инстинкт самосохранения у них был что надо, и проверять, смогут ли их порвать в клочья волчьи клыки, они не слишком хотели. Окрик Маллт их в ошибочности решения не убедил.
- Они мои! - Запальчиво крикнула старуха, но её надтреснутый голос не заставил волчицу дёрнуть даже ухом.
Рык заставил отступить и крупного жеребца, косившего на хозяйский кнут лиловым настороженным взглядом. Однако плеть была делом изученным, тогда как волчьи челюсти - нет, и опасения они внушали больше.

Лай толкнулся в сознание аса: "Неправильные. Все неправильные. Форма держит их насильно".
[AVA]https://b.radikal.ru/b21/1810/84/27c273635641.jpg[/AVA]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#18

Сообщение Týr Hymirson » 20 окт 2018, 22:09

Он не сбился с шага, только пристально следил за серебряной стрелой, которая рванулась вперёд. Не мог он не любоваться её лёгкостью движений, в какой бы ипостаси она не была, в какой бы ситуации они не находились. Ему тоже не нравилось это место - настолько, что он готов был уничтожить его полностью, лишь бы она была спокойной как обычно, или радостной, насколько позволяла природа валькирии и вёльвы. Её напряжение с угрозой раззадоривали и его, серебро в глазах полыхнуло светом на единственный миг, да ветер прошёлся по пещере, взметнув бессильно повисшие знамёна на стенах и башнях.
Маллт нахмурилась: между нею и её жертвами не становился даже юный король мёртвых, большой опасности от волчицы она не чуяла - смертная от рождения, лишь принявшая силу туата, она так и не научилась ею пользоваться в полной мере. Плеть взметнула свои хвосты в воздух, чтобы с шипением превратиться в длинный кнут. Казалось, что он неминуемо должен сбить волчицу с ног, но хвост был перехвачен - обмотался об левую, серебряную руку возникшего перед Охотницей короля. Конь встал на дыбы от ужаса и попятился. Гончие замерли на мгновение, а после скуля и поджимая хвосты, рванулись обратно в замок. Женщина, которая в своё время не испугалась пойти за владыкой мёртвых, лишь брезгливо скривилась:
- Как вы осмелились появиться на моей земле?! - Пафос в голосе мог заставить позавидовать Зевса.
- Как всё плохо, - пробормотал Аргетлам и попросил, полуобернувшись к жене, - не дай им сбежать от ужаса, любовь моя.
Охотница попыталась высвободить кнут, но удалось ей лишь вернуть ему форму плети, которая так и осталась болтаться на руке из зачарованного металла. Король в белом смотрел на всадницу снизу вверх, а жеребец почти хрипел от ужаса, переступая с ноги на ногу. Женщина, жившая здесь, не могла измыслить той тоски и безнадёжности, которая исходила сейчас от чужака.
- Ночная Маллт, - звучно произнёс король, - ты преступила закон!

Конь рухнул. Его бока тяжело вздымались, глаза были закрыты - и к лучшему для жеребца. Всадница была слишком опытной охотницей, чтобы оказаться под тушей, теперь она стояла и смотрела на хримтурса и волчицу за его спиною с откровенным вызовом. Она перехитрила многих туата, что ей ещё один?
- Ты на моей земле, - напомнила она, - законы здесь устанавливаю я.
- В самом деле? - Весело уточнил воплощённый закон. - Твоя земля, твои законы, твой сид. Ты подчиняешься неблагому двору лишь номинально, так?
Женщина кивнула.
- И присягу ты приносила кому?
- Верховному королю, который мёртв! - Торжествующе известила Маллт.
- У меня для тебя плохая новость, - ухмыльнулся Нуада. Под его взглядом женщина съёжилась, стала меньше, потом резко постарела и осыпалась прахом заживо. Последний взгляд был полно неверия и ужаса.
А зимний король присел перед жеребцом, щедро отдавая исцеляющую силу. Дыхание животного стало спокойнее, ас поднялся на ноги и обернулся к жене и жертвам погони. Жертвы погони попятились.
- Простите, дети, - постарался тепло улыбнуться Аргетлам, разворачивая ладони и давая понять, что обижать их он не собирается, - придётся потерпеть и поверить на слово, ни я, ни моя жена вам вреда не причиним. Вы ведь дети туата, приходили к Миранде, может учились у неё.
Щенок склонил голову, слушая, но телёнок попятился.
- Я сын её, - Аргетлам подарил детям лукавый взгляд. - Вы сильно напугали свою сестру. Два кулона на пороге, как вы, только из кости, они - ключи. От чего?
Лось посмотрел на короля настороженно, но щенок тявкнул и решительно обошёл короля, направляясь к замку.
- Мы идём, - пообещал Нуада и вновь коснулся загривка жены, а после пробормотал так тихо, что лишь чуткий волчий слух мог уловить слова. - Ты потрясающа в битве.
Какое ещё признание в любви можно было ожидать от сути войны?
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#19

Сообщение Thrud Thorsdottir » 21 окт 2018, 22:40

Если дети минуту назад и могли помыслить о том, чтобы сбежать, то теперь всё их внимание было приковано к короткому, но очень яркому обмену любезностями между мужчиной на земле и женщиной в седле. Она пыталась смотреть на него сверху вниз, пользуясь тем, что была выше, но получалось отчего-то не слишком хорошо: вернувшийся на свои земли король принёс с собой запах беды да зимнего холода, и власть его ощущалась нутром, ибо была много сильнее, чем просто возложенная на голову корона. Это были его земли, и только потом они были землями Ночной Маллт.
Щенок, поднявшийся на лапы, подошёл поближе. Дурман погони, державшийся, пока собачья свора была вместе, слетел, не успев причинить особого вреда, и теперь морда пса была виноватой - он, кажется, понял, что охотница желала посмотреть на то, как он затравит лося, и ему не нравилась эта мысль. Волчица обнажила клыки, приподняв верхнюю губу, но щенок повалился на спину и показал беззащитное брюхо, демонстрируя полную и безоговорочную капитуляцию, после чего Труд успокоилась и уселась на землю, приоткрыв пасть. Поднятые треугольные уши демонстрировали её большое внимание, а голубые глаза, не отрываясь, смотрели за тем, как вершит своё правосудие воплотившийся в боге закон.
Ей сейчас нравилось наблюдать за сыном Хюмира; простота звериных мыслей позволяла воспринимать его совершенно чистым, незапятнанными лишними рассуждениями разумом, и видеть, что он силён, смел и красив; так волчица смотрела на волка - и любила его. Истинная личина асиньи была слишком склонна к тому, чтобы простое делать сложным, и сейчас она отдыхала от самой себя.
"Ты нравишься мне."
Это была далёкая от божественности мысль, сформированная волчьим сознанием, короткая и ёмкая, и это было первым приятным ощущением, которое она соизволила сообщить. До этого можно было подумать, что волчице просто отвратительно всё окружающее и все окружающие заодно.

Не то, чтобы это было далеко от истины, но для супруга она очевидным образом делала исключение.

Поднявшись на лапы, волчица потянулась и бесшумно подошла к богу. Сунув влажный нос в тяжёлую ладонь, она смешно фыркнула и отёрлась гладким серебристым боком о его ногу, издав горлом довольный низкий звук. Дёрнувшийся один раз прямой хвост мог, пожалуй, обозначить её дружелюбие.
Телёнок тем временем, подумав и что-то про себя решив, пришёл к выводу, что его пока действительно ни один из загадочных гостей сожрать его не попытался и даже наоборот, после чего, смешно подпрыгнув, побежал следом за умчавшимся вперёд щенком. Прихватив бога за рукав одежд, Труд потянула его следом, охотно подставила под ладонь загривок и зажмурилась. Прикосновения его к шкуре были теплы и приятны.

Первым открытием в замке стало то, что в нём совершенно не было факелов.
Вторым - то, что в нём и без этого было светло если не так, как днём, то как ранним вечером - наверняка. Вся позолота, которую выложили на стенах и полах мертвецы, жаждая почтить свой разрушенный дом, сверкала, как настоящее солнце, и идти по коридорам было легко.
Вокруг было пусто и тихо; слуги, если и были в этом доме, предпочли схорониться от взгляда гостя, которого сопровождал волк, чуя от него опасность и запах жуткой, вселенной самой отмеренной власти. Впрочем, быть может, здесь и не было никого, и весь этот дворец был всего лишь декорацией.

Щенок, бодрой трусцой бежавший впереди, привёл сопровождавших его в длинную анфиладу коридоров, которую было видно, когда они стояли в дверном проходе, пометался туда-сюда и, возбуждённо залаяв, прибавил скорости. Копыта лося, старавшегося не отставать, несмотря на лёгкую хромоту, отстукивали звучный ритм.
В конце их дороги была огромная двустворчатая дверь, из-под которой бился свет, и её действительно украшали две отсутствующих впадины для бляшек-зверей. Волчица принюхалась, низко опустив лобастую голову, приблизилась и поскребла когтями левой лапы по дереву, изукрашенному искусной резьбой, вернулась, улеглась на пол у ног Аргетлама, приоткрыв пасть. Потом повалилась набок, не то вдруг устав, не то просто требуя к себе внимания.
"Пахнет летом. Лесом. Воздухом. Это наружу."
Подниматься на лапы, впрочем, Труд явно не собиралась, пока не выжмет из мужа доказательств любви и обожания.[AVA]https://b.radikal.ru/b21/1810/84/27c273635641.jpg[/AVA]
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#20

Сообщение Týr Hymirson » 24 окт 2018, 16:58

Сын Хюмира улыбнулся мысли волчицы, толкнувшейся в его сознание; она была простая и очень искренняя, в ней не было сомнений и страхов юной валькирии, чей опыт был не слишком удачен.
"Я люблю тебя!"
Ответ был так же прост и искренен - туата любят лишь однажды, он принял их природу целиком и не раскаивался в том ничуть, скорее был горд тем, что смог украсть сердце самой холодной валькирии. Он не удержался от того, чтобы почесать нос и вновь запустил пальцы в серебристую шерсть, осторожно оглаживая за ушами.
Его шагов слышно не было, зимний король словно скользил над каменным полом, следуя за юными провожатыми. Так же неслышно шла его спутница, распугивая молчаливые тени и подтверждая слух о возвращении владыки. Белоснежный плащ казался вьюгою, что ждала на его плечах прихода зимы, а сам он был духом здесь, но слишком живым, слишком реальным для этого места, так же, как и та, которую он любил. Его природа затейливо переплеталась с её, их брак подчинял её существование тем же законам, которым был подчинён он сам.

Дверь была колоссальной - под стать самомнению хозяйки. Аргетлам неодобрительно хмыкнул.
"Дай мне минуту, я отправлю детей домой."
Общаться мысленно было интерснее слов вслух, так получалось честнее, не нужно было заботиться о том, чтобы договаривать слова, довольно было мыслеобразов развалившейся волчицы и огромного волка толкающего её мордой. Выудив из складок одежды оба медальона, он обернулся к туата.
- Пора, вас ждут.
Медальоны легко вошли в пазы и повернулись. Дверь распахнулась, заставив зимнего короля выдохнуть. Он посторонился, пропуская детей, а после уселся рядом с волчицей. Немного подумал и приваился к стене, подтянув лобастую голову к себе на колени. Его касания не были нежными, волчья шкура позволяла выдерживать более грубые ласки и он трепал ей холку, учёсывал ключицы и подбородок, распахнув разум навстречу. Темнота, изукрашенная серебряными узорами, совершенными и упорядоченными, но такими же хаотичными, как природа божеств, возникших из первичного столкновения сил.
- Это холм за нашим домом, - тем временем говорил он и голос его тёк напевно и плавно, - помнишь тропинку? Она ведёт сюда. Я прятался здесь, потому что голос мамы отсюда было слышно, но меня самого видно не было. Я бредил старинными сказками и легендами, Шекспиром и Толкиеном, мечтал, чтобы это было правдой, но правда оказалась затейливее.
Наклонившись, король звонко чмокнул волчицу в нос.
Он говорил правду: крик Миранды, эхом отразившийся от стен замка, не услышать было сложно.
- Оуэн, ты опять прячешься от меня, негодник?
Зимний король засмеялся и смех этот будоражил кровь.
- Видишь?
Он снова потрепал волчицу за холку и, набрав воздуха в лёгкие, крикнул в ответ:
- Мы идём, мам!
Подниматься не хотелось, но заставлять ждать такую женщину, как Миранда Ноден-Уайт лучше не стоило - огребать полотенцем не хотелось даже не чувствующему боли воплощённому закону.
- Пошли что ли? - Позвал он. - Только с этим местом надо что-то сделать, оно противоестественно даже для нас.
Он почесал подбородок, машинально подметив, что надо бы побриться. Потом посмотрел на чёрные с золотом стены. Внешний вид царапнул его своим диссонансом. Почему золото? Должно быть серебро.
- Может быть...
Он помолчал, а после крикнул во весь голос внутрь дворца:
- Отпускаю!
Ответом ему стал грохот - они с Труд едва успели выскочить из Холма, прежде, чем он закрылся.
- Не будем заставлять ждать? - Улыбнулся он жене.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#21

Сообщение Thrud Thorsdottir » 31 окт 2018, 21:26

С некоторой неохотой перевернувшись на брюхо, она наблюдала за тем, как распахнулись двери, отделявшие настоящее от ирреального и призрачного, и внимательные голубые глаза следили за тем, как выскочившие сквозь огромный проём щенок и телёнок стали вновь сами собой - девчонками лет пятнадцати, как и их старшая сестра. Донёсся крик, в котором радость смешивалась с негодованием; должно быть, туата встретились с гневной отповедью о своём поведении и глупости, которая опасна для них самих, и не то, чтобы это было ложью.
Волчица, впрочем, не слушала. Довольно ворча, она развалилась на полу, подставив под руки зимнего короля лобастую голову и серую шкуру. Крепкое сильное тело казалось сделанным из воска, так легко оно плавилось под чужой лаской; покусывая ладони и запястья, зверь требовал внимания и новых игр, которые доставляли удовольствие. Будучи богиней, Труд редко позволяла себе подобное, и не в том дело было, что ей кто-то бы запрещал - мрачная суть валькирии была подобна вуали, что колыхалась между её внутренним мирком и тем, кто был в её жизни.
Даже тем, кому дочь громовержца была рада, с нею жить казалось сложным: ей самой порой было с собою сложно.
Звери были избавлены от этого. Они жили проще и много веселее, они были живы и только, и смерть не присутствовала с ними, не тянулась тонкой паутиной шлейфа по следам. Может быть, поэтому Вилкмерге порой так хотелось остаться в серой шкуре навсегда, лишив себя необходимости воспринимать пути сейда и вечно помнить о том, что смерть струится сквозь мир весь, потому что такова его природа.

Поставив передние лапы на колени супруга, волчица вновь вильнула хвостом и в ответ лизнула его лицо. Шершавый розовый язык прошёлся по щеке и носу, а дыхание её пахло не как у зверей земных - к крови, свежему запаху мяса, примешивался аромат яблок и хвои.
"Мать из леса тоже всегда возвращала меня домой."
Рыжая лисичка, маленькая, угловатый ещё подросток, прятавшийся среди корней.
Волчонок, серовато-белый, с тёмной полосой на спине, укрывавшийся в овраге.
Ворона, скрывавшаяся среди ветвей.
Смеясь, волчица оскалилась, и влажно заблестели белые зубы, а затем язык ещё раз прошёлся по лицу Нуады, на этот раз - по другой щеке. Тяжёлые лапы переминались на его ногах.

Потом она кивнула, отпрыгнула в сторону и, как тень, как плащ, сбросила с себя облик зверя, вновь став женщиной. Окинув последним взглядом рушащиеся своды, Труд шагнула в проход, щурясь от яркого солнца; сунула руки в карманы, глядя в безоблачное небо.
- Пойдём, - прошелестел её мягкий, ровный голос.
И вновь в нём было спокойствие вод во время полного штиля, прогоревшего погребального костра: куда только исчезла лёгкость, резкая чёткость волчьих мыслей и удовольствие от сотни мелочей? Красивое лицо валькирии, вечно немного нездешней, вновь казалось бесстрастным.
Тень смерти, что стелилась за ней по пятам, не была материальной, но она оставалась тяжёлой, хоть и не весила ничего.
- Ты сказал матери, что женился? - Спросила богиня как-то мимоходом. - Или предпочтёшь не посвящать её в эти новости, чтобы не получить ещё один праздник, который принято праздновать?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#22

Сообщение Týr Hymirson » 07 ноя 2018, 15:38

Улыбка коснулась правильного лица Аргетлама. Представить матёрую волчицу волчонком было сложно представить, лисёнком - ещё сложнее. Но память Труд ещё хранила воспоминания, а, значит, и он видел всё, что видела она. Разума Труд легко коснулась нежность и мужчина с удовольствием подставил лицо под язык. Жаркое дыхание зверя звало обернуться, разделить с нею радость бега и простоты мыслей, но голос женщины, что сорок пять лет называла его сыном, разорвал наваждение, оставив разочарование, смешанное с лёгкой грустью: они женаты всего ничего, побыть вместе за прошедшее время удавалось крайне мало.
Нуада потянулся, щурясь на яркое после подземелья солнце. Едва ли здесь прошёл час, утренняя прохлада всё ещё бодрила, а голос жены успокаивал злость на ведьму, что вздумала диктовать условия своему королю и на девчонок туата, что вздумали втягивать его мать в свои игры. Он невольно залюбовался бесстрастным лицом, что было близко к совершенному; глаза валькирии завораживали небесной чистотой, а губы манили. Тряхнув головой, зимний король вернул себе смертный облик, пятернёй пригладив изрядно обросшие за лето волосы. Он размашисто шагал к дому по тропке, на которой помнил каждый камушек.
- Нет, - хмыкнул он, - их ждёт сюрприз на новом месте. Но ей не нужно ни о чём говорить, вот увидишь!

Дом ждал их, даже кошка сидела там же, где её оставили, только грязные кружки исчезли с перил, а из дома доносился какой-то шлягер пятидесятых. На кухне орудовала изрядно постаревшая миссис Уайт. Она всё ещё была красива, но морщины залегли глубже и на лице лежала печать усталости.
- Полминуты и я вас обоих накормлю, - в такт мелодии промурлыкала она, - не путайтесь под ногами.
Спорить с ней зимний король не стал, кивнул, потянул жену за собой и отправился в свою комнату - собрать то, что не хотел оставлять здесь. На втором этаже громоздились коробки и Уайт нахмурился, оглядывая их. Часть была закрыта и надписана: гостиная, кошка, Оуэн. Заглянув внутрь одной из открытых, ирландец увидел стопку полотенец, между которыми была заботливо проложена ваза. Родители собрались уезжать, не известив его? Похоже на то - его комната была идеально убрана, отсутствовали книги, которые теперь, видимо, болтались в коробках с его именем, не было парусника, который отец собрал, когда ему было четырнадцать, гитара тоже отсутствовала, на стенах яркими пятнами выделялись невыцветшие под плакатами обои. Вздохнув, мужчина заглянул в комнату родителей - та же история.
- Всё сильно хуже, чем я думал, - поделился он с Труд соображениями. - Они собирались уезжать. Ты была права, происходящее с душком. - Аргетлам помолчал и в словах отчётливо прозвучала горечь. - Я рассчитывал, что их моё возвращение не затронет. Значит, придётся пободаться с Мирандой.

Когда они спустились, уже вернулся отец и пристроился в углу кухни, старательно кромсая лук-порей. Выглядел он так же неважно, как и Миранда.
- Мам, пап, надо поговорить, - решительно начал Оуэн.
- Ты собираешься жениться? - Тут же отреагировала миссис Уайт. - Мы знаем.
Аргетлам бросил взгляд на Труд и мысленный смешок защекотал её разум.
- Нет, - спокойно ответил он, - я хочу услышать от вас, что происходит.
Миранда поджала губы, а Кристофер лишь покачал головой.
- Дорогая, наш сын - не дурак, - он посмотрел на Оуэна, а после - на валькирию. - Я - банкрот, сын. Мой магазин разорён, сегодня я закрыл его навсегда.
Нуада по-птичьи склонил голову на бок и лёгкое ощущение любопытства, смешанного с недовольством сквозняком ворвалось в разум вёльвы.
- Это Дойл, - вздохнула Миранда, - с вашего прошлого приезда он как с цепи сорвался. Всё донимал твоего отца, где ты достал таких наркотиков, которыми поделился с ним. Тебя даже искали из интерпола, но мы не смогли ничего сказать им - мы даже не знаем, где ты работаешь. Скажи мне, Оуэн, ты связался с плохой компанией? Эта девочка - она ведь хорошая. Она не из них, да?
Уайт-младший весело посмотрел на жену.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#23

Сообщение Thrud Thorsdottir » 11 ноя 2018, 21:42

Увиденное в доме Уайтов только подогрело многочисленные подозрения о том, что возвращение Тюра в полной силе вышло боком его смертной личине, но всякие попытки решить эту проблему эффективно явно грозили бесславно убиться о суровую натуру Миранды. Чем-то эта красивая, хоть и изрядно уставшая смертная женщина напоминала деве битв всематерь Фригг.
Та тоже всегда смотрела на мир с таким выражением, что миру проще было перестроиться под её ожидания, чем изменить что-то в госпоже веретена.
Облюбовав себе место, Торсдоттир решила припасти язвительный комментарий по поводу того, что кольца и предложения от этого мужчины можно добиться только шантажом или близостью смерти, на потом. Вытянув длинные ноги под столом - это у отца валькирия могла позволить себе закидывать берцы на любую подходящую поверхность, здесь приходилось соответствовать общепринятым приличиям, - богиня упёрла локоть в подлокотник стула и с бесстрастностью римской статуи стала наблюдать за происходящим. В её голубых глазах, казалось, нашло себе пристанище летнее небо, что вскоре должно было потускнеть и стать серым, низким и дымным на долгие полгода; пальцы второй руки медленно постукивали какой-то простенький ритм по полировке.

Прикрыв на мгновение глаза, Труд вызвала в безотказной своей памяти зрелище исторической родины и всех горячо любимых родственников: от Всеотца, легендарности блядства которого Зевсу было не достичь никогда, и собственного отца, способного одним случайным замахом уничтожить половину Мидгарда, который он как бы должен был защищать, до Бальдра, что не от мира сего, или всегда молчащего Видара, которого при случае надо было ещё выловить по непроходимым лесам. Она сама, повязанная со смертью, вышедшая замуж за собственного дядю и периодически испытывавшая острейшие приступы мизантропии, в которые в ипостаси Жворуны губила охотников, на фоне всего остального Асгарда казалась довольно блёклой и почти адекватной.
По божественным меркам.
Однако бороться с ощущением того, что найти компанию хуже, чем родная семья, было сложно. Невыносимо сложно, пожалуй. Потому что жизненный опыт говорил: таких нет. Любая мафиозная структура, финансовая пирамида, отдельные институты власти и даже сетевой маркетинг по имени "Орифлейм" по сравнению с северными богами казались белыми и пушистыми.
Щекочущий смех и обещание не разочаровывать миссис Уайт честным ответом мягким касанием лебяжьих перьев прошелестели по разуму зимнего короля. "Девочка", чей возраст позволял помнить Землю унылым каменным шариком, на котором вяло плескался Мировой Океан, раздумывающий над тем, зачем он влез во всю эту авантюру с творением, улыбнулась - тонко и быстро, но всё же улыбнулась. Впрочем, взгляд её, цепкий и внимательный, остался очень серьёзным; она повертела в мыслях слова Миранды и поняла, что её обеспокоило.
Местное хулиганьё в принципе не могло представлять проблем, майор норвежской армии знала три десятка способов убедить человека не только не подходить к нужному дому, но и совершенно добровольно сбежать куда-нибудь в Африку, сжечь все документы и жить там, покидая хибару лишь в самых исключительных случаях.
- Надо было оставить этого идиота в низине, - проворчала Вилкмерге, и сложно было решить, что она шутит. - Толку от него всё равно никакого, что там, что здесь, так хоть бы вреда не приносил.
Пристроившийся на спинке ворон, клювом перебиравший теперь хозяйские волосы с неожиданной для его скверного характера нежностью, издал низкий горловой звук, должный выражать, видимо, безоговорочное согласие. Она почесала птице грудку.
- Давно это было?
Кристофер не понял, с некоторым недоумением посмотрел на гостью, от которой веяло зимним холодком и хвойным запахом, слишком настоящим, чтобы быть просто оригинальным парфюмом.
- Дойл? - Переспросил он.
Асинья качнула головой.
- Нет. Люди, представившиеся Интерполом. Как давно они были?
- Месяца два назад, - пожала плечами миссис Уайт.

Сильно откинувшись назад, богиня посмотрела в потолок, и взор её на какое-то очень короткое мгновение размылся, стал пустым, как глазницы черепа. Это было явным признаком того, что она позволила разуму соскользнуть в тонкую ткань переплетений времени, насколько это было возможно без подготовки.
В радужке на миг заклубился дым костров.
- Врут и не краснеют, - пробормотала Труд себе под нос, встряхиваясь, точно крупная собака после реки, - кем бы не представились, они в любом случае никакого отношения к Интерполу не имеют. Есть много куда более надёжных способов найти человека, который регулярно пользуется интернетом, телефоном и банковскими картами.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#24

Сообщение Týr Hymirson » 13 ноя 2018, 16:10

Он занимал много места и потому встал в дверях, привалившись плечом к косяку и скрестив руки на груди. Ситуация его изрядно забавляла и его мысленный смех сливался со смехом валькирии. Это было неожиданно приятно - не хуже разделённого на двоих сакрального таинства танца. Сердце забилось сильнее и ас помотал головой, отметая неуместные сейчас мысли.
- Надо было, - весело согласился он, заработав удивлённый взгляд от отца.
Родители знали Оуэна как обязательного человека, у которого с чувством юмора некоторые проблемы, - выдавить из него улыбку было почти невозможно, настолько серьёзен и сосредоточен был их ребёнок. Майор тоже не производила впечатление часто улыбающегося человека - по крайней мере, в прошлый раз она не улыбнулась ни разу. Удивлению знавшего Труд целую вечность по человеческим меркам Нуады предела почти не было.
Она его вообще часто удивляла. Не успевал он привыкнуть к какой-то её линии поведения, как оказывалось, что она ведёт себя совершенно иначе. Это не было непостоянством вздорной богини, подобной Морриган, это были совершенно иные изменения и Аргетлам наблюдал за женой с искренним любопытством. Ему было всё равно, какой она станет, для них двоих это не изменит ничего, но, может статься, что ей понадобится помощь. Или ему самому. Ничего зазорного в том, чтобы поддерживать друг друга, он, в отличие от большей части асгардийской семьи, не видел.
Разум Труд размылся в его сознании до состояния лёгкого прикосновения - вёльва смотрела в прошлое. Уайт-младший обвёл помещение глазами и поймал взгляд матери. Мгновения ничего не происходило, а после зрачки её расширились от удивления - кровь туата дала о себе знать. Тряхнув головой так же, как это делал её сын, она отвернулась к плите и очень сердито стала мешать овощи с мясом. По кухне поплыл изумительный аромат.
Оуэн кивнул словам жены.
- Врут и не краснеют, - согласился он, - моё официальное место работы здесь известно всем.
- Ты действительно военный? - На всякий случай уточнил мистер Уайт.
Оуэн только засмеялся.
- А ты меньше долбоёбам доверяй, - проговорил он.
- Сын! - В зимнего короля полетела прихватка, которой Миранда держала ручку сковороды.
- Ма, вы меня знаете сорок пять лет, - прихватку Уайт-младший поймал и осторожно положил на стол рядом с Труд. - Были у меня дома. И верите людям, которые отмахнулись корочками, но не собственному сыну.
- А что мы должны думать? - Возмутилась хозяйка.
- Твоя квартира слишком дорогая для военнослужащего, - тихо подсказал Кристофер. - Даже для капитана флота. А твой мотоцикл стоит уйму денег.
- Ладно, - вздохнул туата, делая шаг в кухню и кладя руку на плечо жены, - информация за информацию, раз уж мы дошли до такого. Я спросил первым, извольте отвечать. После я расскажу, как обстоят дела с моей стороны.
- Тарелки достань, - проворчала Миранда в ответ на повелительные интонации сына.
- Вот ты и начнёшь, - мстительно сказал Оуэн, доставая посуду на четверых, - с каких пор к тебе фейри стали наведываться?

Женщина заговорила только когда еда была перед каждым участником разговора. И, конечно же, вездесущий ирландский чай. Кошка повертелась под столом и устроилась передней половиной на стуле Труд, а задней - на стуле Нуады. Еду, впрочем, не клянчила, висела между стульями с видом, что ей так удобно.
- То есть, ты не станешь вызывать психиатров, - немного нервно усмехнулась Миранда, - ладно, если тебе это так важно, я расскажу. Это началось, когда тебе исполнилось семнадцать. - Нуада хмыкнул, но вилку не отложил. - Пришёл старый Аодх и рассказал, что моим пра-пра-пра, в общем дедом, был король Нуада Среброрукий. - Разума валькирии вновь коснулось чужое веселье. - Я сперва думала, что он ненормальный, но потом стала замечать, что когда я напеваю, у меня работа спорится гораздо лучше. Попробовала сознательно - и очень удивилась результату. А потом стали приходить другие фейри, я помогала им по мере сил, всем.
- Кому ты присягала? - Нуада потянулся за чаем.
- Никому, - растерянно ответила Миранда.
- Это хорошо, - кивнул зимний король, всё ещё довольно сильно веселясь, - па, теперь твоя очередь. Я знаю семейную легенду, почему ты ушёл из колледжа и открыл магазин. Как было на самом деле?
Рассказ Уайта-старшего был более интересным. На открытие магазина его сподвиг Дойл-старший, пообещав помощь. Сперва всё ладилось неплохо, а после местные стали пытаться устраивать в лавке наркоклуб. Сперва Кристофер нещадно гонял Дойла, а после к нему стали приходить с проверками - и становилось их неимоверно много. В последнее время Уайта-старшего несколько раз приводили в полицию по подозрению в распространении наркотиков, но так как он был кристалльно честным, выгорел только последний раз, когда в кассе были обнаружены три пакетика с героином.
- Чудесно, - пробормотал Оуэн, глядя на отца, - камера над прилавком работала?
- Да, - кивнул его отец, - но что толку, если я всё равно не собираюсь больше открывать магазин?
- Ты же не хочешь в тюрьму за распространение наркотиков, - мягко уточнил сын и, дождавшись кивка, продолжил, - а это, собственно, моя работа. И отчасти работа Вигдис. Я докажу твою невиновность до сегодняшнего вечера, а после мы уедем отсюда.
- Ты работаешь в полиции? - Спросила Миранда.
- Гораздо хуже, - ответил Оуэн, - я руковожу маленькой частной армией, работающей с Евросоюзом. Давай ключи, пап.
Он вытер губы салфеткой и улыбнулся Труд.
- Ты как, со мной? - Спросил он у жены.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#25

Сообщение Thrud Thorsdottir » 15 ноя 2018, 12:17

Заинтересованный семейной сценой и явно ожидавший, когда же наконец начнётся настоящее веселье с убийством друг друга мебелью и прочими предметами обстановки, как это было принято среди асов, Лейкни был так заворожён, что даже не особенно выпрашивал у хозяйки еду. Но ему не повезло - всё решилось как-то слишком мирно, без нервных срывов и попыток убийства, а одна метко брошенная в Тюра прихватка не успокаивала жажды зрелищ. Разочарованно зашелестев оперением, старый ворон покачнулся на спинке стула туда-сюда, подумал и перебрался к валькирии на макушку, запустив чёрные когти в её густые волосы.
Судя по тому, насколько равнодушной к подобным выходкам вечного своего спутника оставалась дева смерти, всё было нормальным, обычным и ничем не выходило за границы привычного. Её больше интересовал обед, чем птичьи попытки обратить на себя внимание; дай вальравну волю, он бы сверкал своей персоной просто непрерывно.

Несмотря на то, что Труд предпочла бы пиво, чай, стоило признать, был неплох. Грея сильные ладони, изукрашенные сложными линиями цветных татуировок, она внимательно наблюдала за разговором сына с родителями его бывшей смертной личности, но покуда не вмешивалась больше. Её почему-то заинтересовал Кристофер; холодные голубые глаза, в которых был лёд скандинавских фьордов в самую жуткую зиму, неотрывно наблюдали за мужчиной, проскальзывая, однако, куда-то под внешнее.
Там, где для людей и большинства богов виднелись лишь следы личности, взгляд шамана пробирался под кожу, заглядывал в самую суть, чтобы найти там… Она не знала, что стоило искать, но видела переливчатое золото на границах тончайшего свечения ауры, точно бы смертного покрывал солнечный свет. Такая же дымка, почти неразличимая, пробивалась на кончиках его пальцев, на ресницах, но она была слишком слабой, чтобы проявиться в мире внешнем.
Отведя руку назад, асинья щёлкнула массивный клюв ногтем, и на какой-то очень короткий миг провалы её глазниц стали совершенно чёрными.

Впрочем, едва ли кто-то это заметил - она предусмотрительно смотрела в стол. Только кошка, покачивавшаяся на двух стульях одновременно, недовольно прижала уши, но вскоре успокоилась, снова повиснув меховой муфточкой. Потянувшись к чайнику, вёльва налила себе ещё густого травяного напитка, задумчиво помешала его ложечкой. Вообще-то она в принципе не добавляла сахар, но ритуал использования столовых приборов ей нравился.

На Тюра она не посмотрела, внешне подозрительно-расслабленная, как притаившийся в засаде зверь. Вместо Вилкмерге ответил на его вопрос вальравн:
- Да.
Семья Уайтов уставилась на громадную птицу с некоторым подозрением. Странности собственного сына и его гостьи, ещё менее понятной, чем сам Оэун, уже были чем-то привычным, но вот разговорчивость отдельных живых тварей оказалась явно сюрпризом. Потянувшись, валькирия поднялась из-за стола, прихватила свою куртку, небрежно брошенную на один из свободных стульев, накинула на плечи. Из-за её пояса совершенно буднично выпирал пистолет, прикрытый мягким чёрным свитером.
- Думаю, что я тебе пригожусь, - соизволила сообщить она мужу, усмехнулась полу-волчьим оскалом и, коснувшись его локтя, вышла из дома прочь.

Свежий ветер обдувал чеканное лицо, и она щурилась на солнечное зарево, подставив кожу приятным прохладным прикосновениям. Лето шло на убыль, и дочь севера радовалась этому, предвкушая холод да снег; они с братьями всегда любили зиму.
- Ты знаешь, что Кристофер - нереализованный святой? - Спросила она подошедшего аса. - Его сила очень глубоко скрыта и почти незаметна, от неё есть только тень тени, скрытой внутри, но всё же она есть. Возможно, был благословлён в юности, или в твоём семейном шкафу есть ещё какие-то скелеты, которые пока не выпали. Где-нибудь в твоём семейном древе затесался кто-нибудь из светлых богов.
Мягкие, кошачьи шаги, что совершенно не слышны.
- Уезжать отсюда нужно, и чем быстрее, тем лучше. Смогут сегодня - хорошо. Куда ты собираешься их увезти?
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#26

Сообщение Týr Hymirson » 21 ноя 2018, 17:55

Вальраван заговорил, но родители лишь странно посмотрели на птицу. Что-то в этом мире было неладно: мать осознала себя фейри, но отец-то нет. Слишком много свалилось на него? Или уже нет сил удивляться? Оуэн забрал ключи, посмеиваясь.
- Не выходите из дома без надобности, - попросил он. - Лучше соберите вещи, которые вам не захочется здесь оставлять. Я был очень нехорошим мальчиком и рискнул подобрать вам новый дом.
- Это несерьёзно, сын, - нахмурился Кристофер, но Аргетлам покачал головой.
- Несерьёзно позволять стряпать против себя обвинение в наркоторговле, - ответил он. - И утаивать от сына свои проблемы. Всё оостальное - в рамках допустимого.
Он вышел за дверь следом за Труд, которая ждала его на крыльце. Её предвкушение зимы мягким желанием толкнулось в разум и зимний король улыбнулся неожиданно мягко, а после её вопроса вопросительно поднял бровь и рассмеялся:
- Не знаю, - честно ответил он, - но я знаю отца, так что удивляться, пожалуй, не буду. Он действительно хороший человек, один из немногих, о которых так действительно можно сказать.
Он как-то совсем легко соскочил с крыльца и протянул руку жене.
- Идём, не хочу давать Дойлам праздновать победу раньше времени.
Их проводили взглядом из окна. Миранда решительно задёрнула занавеску и повернулась к мужу.
- Помяни моё слово, наш мальчик сделает этой девочке предложение ещё в этом месяце.

Ни Аргетлам, ни его супруга, конечно же, о матримониальных планах Миранды не знали, их путь лежал вниз по узкой улочке на центральную площадь, где находился участок и несколько магазинов, в том числе и принадлежащий Уайату. На вопрос валькирии у среброрукого был ответ, но в голосе его сквозила неуверенность.
- Думал оставить в Агентстве, - поделился он, пожав плечами, - там есть аппартраменты и после Совета стало безопасно. Им было бы чем заняться в наших архивах, но теперь я не уверен, что это - хорошая идея. Пару дней побудут там, потом, как осознают, что к чему, решим. - Нуада достал портсигар и жёлтую пачку сигарет, на ходу переложил их и отправил пачку в мусорку. Посмотрел на жену и вдруг довольно легкомысленно улыбнулся. - Мне кажется, что вытерпев меня сорок пять лет, они заслужили право голоса.

Магазинчик был на углу - аккуратно побелённая дверь, небольшая витрина, сейчас закрытая рольставней, ящики с цветами, на которых чувствовалась рука Миранды. Попытавшись открыть дверь, Нуада нахмурился.
- Замок клинит, - проинформировал он, - заржавел что ли?
Присев на корточки он осмотрел скважину и поднялся, уступая место жене.
- Смотри, - он провёл пальцем по царапине, которая была едва заметна, - следы взлома.
Наконец, он отпер дверь и вошёл, привыкая к сумраку.
- Заходи, - позвал он, - только осторожнее, тут тесно.
Аргетлам потянулся к камере, выщёлкивая карту памяти.
Где-то снаружи раздался визг тормозов и король туата, вздохнув, протянул пластиковый прямоугольник супруге. В отличие от него, она имела все возможности не потерять доказательства по дороге через площадь, даже если придётся встретиться с обоими Дойлами.
- Старик! - Донеслось от входа, - Я предупреждал тебя сюда не возвращаться.
Дверной проём закрыла тёмная фигура.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#27

Сообщение Thrud Thorsdottir » 24 ноя 2018, 09:55

Посмотрев на протянутую руку супруга, женщина чуть улыбнулась, но предложение приняла, взяла Нуаду под локоть, мягко сжав сильные пальцы, и пошла рядом. В этом было что-то немного странное; Труд находила одиночество довольно комфортным, а своё личное пространство - абсолютно пустым, и теперь она чувствовала нечто непривычное.
Кровные родственники, как бы искренне она не любила их, не давали того же чувства близости, да и попытки тактильного контакта проявляли всё чаще в драках.
- Я могу помочь им перебраться в Скандинавию, у меня есть приятели там, много, с кем мы вместе служили и кто мне всё ещё должен. В Исландии безопасно, она слишком далеко, чтобы до неё долетали волны истерик человеческого мира, да и сакрального, пожалуй, тоже. К северным богам редко приходят с плохими намерениями - все помнят, чем это заканчивалось раньше. Я хочу сказать, что им есть, из чего выбрать, и только Агентством этот список не ограничивается.

Так они и дошли до магазина.
Подняв голову, дева щита приоткрыла полные губы и глубоко вдохнула воздух. Пахло чем-то слегка кисловатым, не очень приятным, и предчувствие говорило, что миром они здесь не закончат. Впрочем, смотреть в будущее для этого совершенно не требовалось, слишком очевидным был тот факт, что с магазинчиком Кристофера что-то не так.
- Вскрывали, причём не очень умело, - осмотрев замочную скважину, кивнула валькирия, мягко поднялась на ноги. - Какие удивительные страсти тут кипят для такого, в общем-то, довольно небольшого городка. Когда я смотрю на это, то понимаю, что да, боги действительно сделали род людской по образу своему и подобию, особенно хорошо постаравшись над той частью, которая отвечает за взаимную ненависть к себе подобным.
Внутри было тихо, пусто и действительно тесновато. Забрав карту памяти, вёльва похлопала себя по одежде, нашла убранный во внутренний карман кошелёк, куда и отправила маленький пластиковый прямоугольник. Она редко теряла ценные вещи в основном по той причине, что заботилась об этом со старанием прилежной ученицы.
Ну и потому, что не уходила в запои на несколько столетий, как это любил делать драгоценный родитель.

Их, однако, отвлекли. Застёгивая молнию на подкладке, дева щита подняла голову.
- Что, опять? - Без всякого удивления спросила она. - Кажется, кто-то слишком тупой, чтобы понять с первого раза.

Миг спустя, получив удар, которым асинья без труда проламывала дубовые двери в палец толщиной, в солнечное сплетение, Дойл вылетел на улицу, кубарем прокатился по небольшому заасфальтированному участку перед магазином и ударился о переднее колесо своей же собственной машины затылком. Бесшумная, как ночная тень, Вилкмерге вышла следом, и в её красивом лице обозначилось какое-то хищное, злое удовлетворение. Как и её отец, и её дед, белая всадница никогда не отличалась хорошим характером.
Асы прославились на все миры Иггдрасиля всё более наоборот - жестоким нравом и равнодушием к чужой жизни.
Оживившийся ворон, до этого облюбовавший себе стойку прилавка, с которой обозревал небольшое помещение магазинчика с видом собственника, вылетел наружу огромным чёрным облаком, закричал низко и гортанно, выражая своё одобрение, уселся на фонарном столбе, подняв жёсткие перья загривка. Несмотря на то, что Лейкни догадывался, что сегодня пира из глаз мертвецов ему не достанется, он всё равно радовался хорошему зрелищу: страсть к виду крови они с его сейдконой делили щедро, напополам.

Валькирия проволокла мужчину до капота и в очередной раз, без всякого труда дёрнув его вверх, словно он и вовсе ничего не весил, приложила Дойла об капот, оставляя вмятины на покраске. И ещё раз. И ещё.
- Я тоже предупреждала тебя, - в сильном голосе слышались отзвуки волчьего лая и вороньих стай.
Лицо смертного сложно уже было разобрать из-под багряных разводов, но валькирия вроде бы и не собиралась останавливаться. Впрочем, не приходилось сомневаться, что она знает, что делает: если в чём эта женщина и имела большой жизненный опыт, так это в умении причинять много боли и оставлять при этом в живых - и в сознании.

Отшвырнув человека от себя, она добавила по его и без того не слишком чистой куртке пару ударов тяжёлым военным берцем. Судя по лёгкому, почти неслышному хрусту на грани слышимости, рёбра выдерживали с трудом, и где-то по ним прошли трещины. Опустив ногу на горло Дойлу, женщина улыбнулась - странно и жутко, на миг явив вновь своё лицо с чёрными провалами глазниц, что подошло бы более смерти, чем её вестнице. От неё веяло ощущением прохлады и… Безмятежности. Казалось, что её ничем не трогало произошедшее, как будто ничего и не случилось.
Впрочем, для существа, привязанного к битвам и гибелью своей сутью, это было недалеко от истины.
- Так вот, про предупреждения.
Ботинок опускался на горло всё сильнее, грозя его раздавить.
- Какая часть моего предложения убраться, чтобы мои глаза никогда больше тебя не видели, была тебе непонятна? Суицид героев - дело похвальное, но ты не герой, и в Вальхаллу тебе не попасть. Правда думал, что за твои подвиги награда тебя не найдёт?
Распушившийся вальравн закричал и захлопал крыльями. Похоже, он смеялся в свойственной ему оригинальной манере.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#28

Сообщение Týr Hymirson » 26 ноя 2018, 21:35

Пока Труд убирала карту, Аргетлам осмотрел кассовый аппарат, немного старомодный и очень основательный, как его отец. Следы взлома были и здесь, гораздо более явные, чем на двери. Повернув ключ в замке и набрав комбинацию клавиш, он посмотрел на пустое пластиковое хранилище для денег, в котором болталось два цента, и приподнял его. Кто бы не собирался подставлять Уайта, он действовал основательно: пакетики с белым порошком вновь были здесь. Вытащив их, он снова закрыл кассу. Вовремя: голос Дойла-младшего не опознать было сложновато.
- Он слишком тупой, чтобы понять с десятого, - пробормотал Нуада вслед жене; останавливать её в этот раз он счёл неправильным.
Быстро проверив ещё камеру над холодильником, он забрал карту и оттуда, после чего вышел вслед за Труд и птичкой улетевшим из помещения наркоманом. Дверь захлопнулась за его спиной, но щёлкания замка Аргетлам даже не услышал: застыл, любуясь супругой. Довольная улыбка получающего свою пищу бога была весьма своеобразной и, пожалуй, пугала. Каждый удар, каждый стон, каждая капля крови из разбитого носа, выглядели щедрым подношением владыке этих земель, а страх, который испытывал Дойл, приятно щекотал нервы.
- Я говорил тебе, что люблю смотреть, как ты избиваешь людей? - Труд уже слышала этот голос - слишком шёлковый, слишком мягкий и вкрадчивый для того, кем Тюр был раньше, но больше подходил тому, кем он стал. Где-то в стороне его дома взвыла сирена полицейской машины.
- Оуэн, - проблеял Дойл-младший, - она рехнулась? Вальгала - это что-то из сказок, да?
- Нет, дружище, - ласково произнёс Нуада, - она - хороший полицейский и мой глас разума. А представь, как я мог бы отомстить тебе за все унижения, которые пережил по вашей воле мой отец?
Дойл замолчал.
Нуада подумал лишь мгновение, прежде чем продолжить допрос:
- Какого хрена вам понадобилось от моего отца, Луко?
- Поздно, - сплюнул на капот кровь Дойл, - мой отей теперь поговорит с твоими стариками отдельно. Не надо было тебе вмешиваться, малыш Оуэн.
- Неет, - зло протянул туата. - Это ты зря полез.
Он воткнул в рот сигарету и совершенно иным тоном произнёс:
- Любовь моя, отпусти этого долбоёба, я хочу иметь увесистый аргумент против его отца. Убить обоих мы можем после.
Глаза Луко остекленели, а на лице отразился запредельный ужас. На штанах медленно расплылось пятно.
- Вот же погань, - Аргетлам выдохнул дым. И тут ожил его телефон.

Он поднял трубку и бросил резкое "да!" и, нахмурившись, переключил на громкую связь.
- ... твои родители у него в заложниках, он требует тебя, сынок. Приезжай.
- Я понял, мистер О'Даллай, - по-деловому ответил Нуада, - будем через десять минут.
Нажав "отбой", Аргетлам посмотрел на Луко совершенно бешеным взглядом.
- Встать! - Велел он. - Ключи от машины отдай Вигдис. Побежишь следом!
Злость подхлестнула жажду крови. Как смел смертный перейти дорогу туата? Обойдя лужу крови, он сел на пассажирское место и, сдерживая ярость, постарался сформулировать жене как можно спокойнее:
- Отвези нас домой, пожалуйста, - это звучало как приказ, но он хотя бы попытался.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Thrud Thorsdottir
aurora borealis
Аватара пользователя
Репутация: 713
Статус: aurora borealis
Информация: Труд Торсдоттир
33 у.о. | aeons; богиня мудрости, покровительница природы, валькирия, действующий майор TMBN; известна как Девана, Медейне, Жворуна; дева битв и воинской храбрости, сейдкона, охотница и лесная хозяйка.
На форуме: лисонька Шрёдингера
Сообщения: 2474
Зарегистрирован: 07 дек 2017, 21:03
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#29

Сообщение Thrud Thorsdottir » 29 ноя 2018, 09:58

Задумчиво подняв голову, Труд посмотрела на аса рядом с ней, и в её бесконечно спокойном лице не отразилось не только внимания, но даже особой степени узнавания. Казалось, что сейчас она вернётся к своему увлекательному занятию, поддавшись тёмной, звериной части сущности, той, которую звали Жворуне и которая чудовищно не любила людей, и время будто бы замерло, убоявшись будущего. Потом богиня вздохнула. Она не была берсеркером, какими были все её братья, унаследовавшие боевую ярость от отца, и потому контролировала себя много лучше, но порой всё же очень хотелось уступить зверю.
- Как скажешь, - с удивительной покладистостью согласилась женщина, убирая ботинок с чужого горла.
Правда, пнуть на прощание Дойла ещё раз она не забыла, выразив этим нехитрым жестом всё своё презрение единоразово. И без того изрядно помятый мужчина скорчился у валькирии под ногами, сдавлено хрипя; с живым интересом наблюдавший за процессом избиения младенцев ворон глухо каркнул и перебрался на крышу автомобиля. Прицелившись как следует, он схватил в клюв кончик толстой рыжей косы и потянул его к себе; сейдкона, засмеявшись, пощекотала антрацитовую грудку.
Её смех был странным и жутким, не имевшим ничего общего с человеческим, как и сама она не принадлежала сейчас к обычному миру, звучали в нём металлический скрежет клинков и стоны раненных. Чёрный зрачок в бездонных глазах закрыл всю радужку.
- Обожди, - посоветовала она Лейкни, - покормишься ещё.
Вальравн недовольно переступил огромными лапами, поднял перья на загривке, но смолчал, словно бы принял к сведению и согласился ждать.
Не слишком, впрочем, долго.

В обмен любезностями между бывшими одноклассниками Торсдоттир особо не вслушивалась, только чуть заметно поморщилась, когда потянуло сигаретным дымом, и, откинувшись на крыло машины, стала смотреть в небо, подставляя бледную кожу солнечным лучам. Затем встрепенулась, резко, стремительно, точно охотничья собака, почуявшая след; её пронзительный взгляд мог бы пробивать насквозь, но Вилкмерге смотрела на зимнего короля, а не на потенциальный труп на земле.
Склонила голову к левому плечу.
Когда она поделилась с мужем ощущением того, что в этом маленьком городке кипят страсти, которых в принципе сложно ожидать от пары тысяч жителей, дева щита, похоже, не предполагала истинный размах человеческой натуры. Некоторые отдельно взятые идиоты решили сегодня завоевать посмертную славу самых полных идиотов столетия, рискнувшись связываться с бессмертными и не то, что переходить им дорогу, а старательно нарываться на распыление на атомы.
Коснувшись плеча Тюра сильной горячей ладонью, валькирия кивнула, молча вытащила из кармана Дойла ключи, не став дожидаться, пока он сможет сообразить что-нибудь сам, и юркнула на водительское сиденье. Пристёгиваться не стала - горе было тому фонарному столбу, в который она могла бы вылететь через лобовое стекло, да и асфальт, скорее всего, пришлось бы после такого перекладывать. Телом вестницы Одина легко и беззаботно можно было ломать кирпичные стены и сминать бронированные автомобили.

Дорога была короткой - едва мелькнула в окнах и тут же пропала, уступив место дому четы Уайтов.
- Злость мешает тебе, - произнесла женщина, гася двигатель и убирая ключи в куртку. - Выдохни. Эти люди слишком трусливы, чтобы представлять из себя настоящую угрозу. Я войду через заднюю дверь, она прикрыта, но не заперта. Так и быть, не буду убивать его сразу - оставлю это удовольствие тебе, но с условием, что ты не будешь мешать Лейкни утолять свои гастрономические пристрастия.
Открыв дверцу машины, женщина вздохнула - и выскользнула наружу, но опустилась уже на четыре кошачьих лапы. Взметнув шикарный рыжий хвост, кошка с видом королевы, обозревающей свои владения и кучкующихся плебеев, удалилась за дом, пользуясь тем, что котам везде дорога открыта и вообще всюду оказываются знаки внимания.
Чёрные птицы из детских глаз
Выклюют чёрным клювом алмаз,
Алмаз унесут в чёрных когтях,
Оставив в глазах чёрный угольный страх. ©

Týr Hymirson
The Evil One
Аватара пользователя
Репутация: 812
Статус: The Evil One
Информация: Тюр
45y.o. | ~20 млрд; глава АМБ, маг, целитель; Известен под именами Нуада МакЭтлиу, Нодент, Аргетлам; воплощённая война, бог законности, неба, воздуха, зимы и стужи.
На форуме: witch-king
Сообщения: 5901
Зарегистрирован: 28 ноя 2017, 12:55
Контактная информация:

[25.08.2018] Family business

#30

Сообщение Týr Hymirson » 30 ноя 2018, 16:05

Замороченный Луко поднялся и пустыми глазами вытращился в пространство - бог подчинил смертного себе, будто оттачивал практику всю свою долгую жизнь; сломал сознание, не раздумывая и не колеблясь. Смертный и в самом деле старался в первое время поспевать за машиной, но Труд выжала из машины Дойла всё, что могла - у дома Уайтов они оказались очень быстро. Поддержка жены была очень кстати, но слова её вызвали глухое раздражение. Прикрыв глаза, Аргетлам вздохнул и заставил себя собраться.
- Да, - в певучем голосе слышалась сталь, - да, ты права. Спасибо. Дай мне две минуты - переговорить с людьми, и входи, хорошо?
Он скользнул взглядом по рыжеволосой красавице, а после - по рыжей кошке; вот уж кому следовало быть королевой! А после вышел из машины, закрыв за собой дверь.

Дом с участком был оцеплен, насколько хватало сил местной гарда. Мистер О'Даллай рассматривал разложенный на капоте своей машины план дома. Оуэна он увидел не сразу и не сразу понял, что и почему тот делает. Кожаная куртка опустилась поверх карты, сверху Уайт бросил кобуру и пару тяжёлых ножей.
- Сколько? - Коротко спросил он.
- Сынок, - гарда был удивлён, - ты же не собираешься туда идти? Из Дублина едет переговорщик, обещали прислать...
- Сколько? - Перебил Оуэн, доставая бумажник, из которого извлёк значок. Повесил его на ремень и стал закатывать рукава рубашки. - У вас нет опыта работы с подобным, у меня есть. Сколько. Их. Там?
Восемь человек. Трое наверху с твоими родителями, остальные внизу. Все с оружием.
- Понял. - Кивнул бог. - Постараюсь оставить кого-нибудь в живых.
- Что? - Не понял О'Даллай, но Уайт уже обошёл шефа полиции и направился к дому, едва не свалив с ног попытавшегося остановить гарда. - Помоги тебе бог, сынок, - закончил полицейский и вновь занялся картой. Если Уайт жаждет присоединиться к заложникам, что ж, возражать он не станет, свой человек изнутри будет полезен при штурме. Больше шансов вызволить его родителей живыми.
На подходе к дому Оуэн поднял руки, бросив взгляд на хронограф. Минута сорок пять. Успел.
- Я без оружия, мистер Дойл, - громко произнёс он. И вместе с его словами в души смертных вошла жажда битвы, праведной и справедливой - той, что претит прятаться за стариками, да женщинами. - И я вхожу!
Его впустили. В прихожей было темно и тесно: двое застыли с пистолетами в дверях кухни и гостиной, дверь заднего хода была приоткрыта и к ней спиной стояли ещё трое, полностью игнорируя вход. Размениваться на слова бог не стал, только усмехнулся нехорошо. Разума Труд коснулось какое-то обречённое веселье и образ троих наверху, а после весь первый этаж превратился в свалку. Нуада не считал должным использовать свои силы против людей, но даже в смертном обличье он был для людей приговором. Он убивал, не особенно заботясь о милосердии, и давая Труд возможность справиться с ситуацией наверху. Когда последняя жертва мешком свалилась к ногам Оуэна, он равнодушно перешагнул через тела, мельком отметив, что Дойла-старшего среди них нет, и лёгкой дымкой скользнул по лестнице, чтобы не испортить валькирии веселье. Пиршество для Лейкни осталось на первом этаже.
Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Изображение

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей